регистрация / вход

Понятие, исчисление и возмещение убытков в гражданском праве

МОСКОВСКАЯ ФИНАНСОВО-ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ Финансово-юридический факультет Кафедра правовых дисциплин Курсовая работа по гражданскому праву ПОНЯТИЕ, ИСЧИСЛЕНИЕ И ВОЗМЕЩЕНИЕ УБЫТКОВ

МОСКОВСКАЯ ФИНАНСОВО-ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ

Финансово-юридический факультет

Кафедра правовых дисциплин

Курсовая работа по гражданскому праву

ПОНЯТИЕ, ИСЧИСЛЕНИЕ И ВОЗМЕЩЕНИЕ УБЫТКОВ

В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

Выполнил студент III курса группы Юз-07-3,5/2

заочной формы обучения

З.И. Зарипова

Научный руководитель

____________________

Москва 2009 г.

Содержание:

1. Введение…………………………………………………………………………..3

2. Возмещение убытков как мера ответственности за нарушение договорных обязательств……………………………………………………………………………5

3. Понятие, элементы и функции убытков………………………………………...7

4. Порядок, исчисление и возмещение убытков………………………………….12

5. Порядок распределения основания для возмещения убытков………………..20

6. Договорные условия об освобождении от возмещения убытков за нарушения договора……………………………………………….................................................27

7. Заключение………………………………………………………………………29

8. Список использованной литературы…………………………………………...31

Введение.

Сфера услуг охватывает деятельность по удовлетворению индивидуальных запросов и потребностей населения в услугах различного вида. Она является одной из важных отраслей народного хозяйства, так как пропускает через себя большую часть денежных средств, находящихся на руках у населения. Тем самым сфера услуг играет перераспределительную роль в экономике страны. Как отрасль экономической деятельности сферу услуг можно представить как совокупность организаций, целью которых является оказание разнообразных услуг по индивидуальным заказам населения, причем на платной основе. Таким образом, чем выше благосостояние населения, тем больше социально-экономических задач решается в данной области и тем выше ее значение в жизни общества.

Понятие сервиса в классическом понимании включает в себя разнообразные услуги и работы, оказываемые населению – то есть физическим лицам. Таким образом, сферой услуг охватываются всевозможные стороны человеческого существования. Многие услуги не оформляются договорными отношениями. Как правило – это повседневные услуги, такие как транспортировка в общественном транспорте, услуги парикмахера или автостоянки. Характерной особенностью таких услуг является их кратковременность, разовость и незначительность в затратах, чем в значительной мере и объясняется отсутствие договорной основы. Конфликтные ситуации, возникающие в процессе оказания подобных услуг, полностью регулируются «Законом о защите прав потребителей» и соответствующими правилами, характерными для определенного рода деятельности, такими, например, как «Правила перевозки пассажиров или «Устав железных дорог». В то же время услуги, носящие относительно долговременный характер и оплачиваемые суммами, соразмерными с минимальными размерами оплаты труда, в большинстве случаев оформляются договором.

Гарантом прав граждан в отношениях с профессиональными участниками гражданского оборота (предпринимателями) является Гражданский Кодекс Российской Федерации, а также закон РФ «О защите прав потребителей».

Значению убытков в различные периоды нашей истории придавались различные, едва ли не противоположные, оттенки. Если в плановой экономике, в социалистическом хозяйстве роль института возмещения убытков была крайне незначительна, то в настоящее время наблюдается тенденция к генерализации института возмещения убытков в гражданском праве. Ведь партнеры по договору не застрахованы от того, чтоб стать сторонами в судебном разбирательстве. В доктрине же возмещение убытков всегда считалось главной формой гражданско-правовой ответственности. Если неустойка может применяться только тогда, когда об этом прямо указано в нормативном акте или в договоре, то обязательство возместить убытки наступает в силу общей нормы закона.

Возмещение убытков как мера ответственности за нарушение договорных обязательств

Характер данной проблемы сделал неизбежной концентрацию внимания правовой доктрины, прежде всего на таких аспектах проблемы правового регулирования договорной ответственности, как последствия нарушения договора. Ключевое поло­жение самого понятия «нарушение договора», пре­допределяющее основание ответственности долж­ника за возникшие в результате неисполнения до­говора убытки, — это не столько сам договор, сколь­ко факт его нарушения.

Возмещение убытков, как подинститут права в российском гражданском законодательстве, в ре­зультате значительного обобщения в настоящее время по своему положению в системе гражданско-правового регулирования значительно отличается от аналогичной области в англо-американском, немецком и французском праве. В англо-амери­канском праве возмещение убытков в качестве до­говорной ответственности относится к договорному праву. В немецком и французском праве возме­щение убытков как вид договорной ответственнос­ти в целом регулируется на уровне общих норм обязательственного права. В свою очередь, в российском праве возмещение убытков ГК РСФСР 1964 г. также включал в раздел «Обязательственное право». ГК РФ норму о понятии, видах и содержании убытков содержит в разделе 1 «Общие положения» и является универсальной нормой. И это пра­вильно, ведь вопрос об убытках возникает во всех институтах гражданского права, в том числе при применении норм о собственности, о юридичес­ких лицах и т.д.

Возмещение убытков ст. 12 ГК РФ относит к способам защиты гражданских прав. B действующем законодательстве используется самая различная терминология для обозначения защиты прав: «меры», «способы», «формы», «средства». Однако четкого определения понятия способа защиты субъективных гражданских прав в законодательстве нет. Перечень «спосо­бов» защиты субъективных гражданских прав в ста­тье 12 ГК РФ далек от совершенства, т.к. некоторые из указанных способов защиты взаимно перекрывают друг друга, а форма защиты (самозащита) признана одним из ее способов. Существует и другая классификация способов защиты граждан­ских прав:

а) способы, осуществляемые юрисдикционными органами;

б) способы защиты гражданских прав без участия государства.

Анализируя перечень способов зашиты субъективных гражданских прав, изложенных в ст. 12 ГК РФ, необходимо выделить следующее: в пе­речне способов защиты гражданских прав имеются и конкретные меры ответственности: а) возмеще­ние убытков; б) взыскание неустойки; в) компенсация морального вреда; г) исполнение обязанности в натуре.

Разница в том, что способы защиты применяются без участия нарушителя договора, а реальное осуществление мер ответственности зависит и от действий нарушителя, то есть его участия. Необходимo различить возмещение убытков как способ защиты и возмещение убытков как меру ответственности. Право требовать возмещения убыт­ков является способом защиты договорных обязательств.

Возмещение убытков как материально-правовая процедура не относится к способам защиты, это, скорее всего, мера ответственности.

Понятие, элементы и функции убытков

Под убытками в Российском ГК понимаются отрицательные последствия, которые наступили в имущественной сфере потерпевшего в результате совершенного против него гражданского правонарушения.

1. Понятие и виды убытков.

Под убытками в российском гражданском законодательстве понимаются те отрицательные последствия, которые наступили в имущественной сфере потерпевшего в результате совершенного против него гражданского правонарушения.[1]

Нормы о возмещении убытков были достаточно развиты еще в римском частном праве. В Риме обязанность возместить убытки являлась преимущественной формой ответственности должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. Должник был обязан возместить убытки как при нарушении им договорных обязательств, так и при совершении им неправомерных действий, т. е. при совершении деликта. Таким образом, институт возмещения убытков являлся частью обязательственного права вообще, как договорного, так и деликтного. Такое же положение сохраняется и в современном российском гражданском праве.

В ст. 12 ГК РФ - “Способы защиты гражданских прав” - одним из таких способов названо возмещение убытков.

Возмещение убытков, причиненных нарушением права, является универсальной мерой гражданско-правовой ответственности. Эта санкция может быть применена во всех случаях нарушения гражданско-правовых обязательств, когда вследствие такого нарушения потерпевший несет убытки. Эта мера применяется независимо от того, предусмотрена ли она конкретным законодательством, регулирующим данное обязательство, или договором, поскольку возмещение убытков является общим правилом для всех обязательств. Вследствие этого эту форму гражданско-правовой ответственности называют общей мерой гражданско-правовой ответственности. Другие формы именуются специальными мерами, так как применяются в случаях, прямо предусмотренных законом или договором. Возмещение убытков является по общему правилу максимальной мерой гражданско-правовой ответственности, поскольку все другие меры - уплата неустойки (ст.330), потеря суммы задатка (ст.381), выплата процентов за неисполнение денежного обязательства (ст.395) носят зачетный характер и учитываются при исчислении убытков, подлежащих возмещению. Убытки, как правило, возмещаются лишь в части, не покрытой неустойкой, суммой задатка или уплаченных за нарушение денежного обязательства процентов.

Возмещение убытков всегда носит имущественный характер и тем самым отличается от ответственности в сфере личных неимущественных отношений, которая может носить и

неимущественный характер.

Статьей 15 ГК предусмотрено два вида убытков: реальный ущерб и упущенная выгода. Реальный ущерб включает все расходы, которые пострадавший уже реально произвел на момент, когда был предъявлен иск о возмещении убытков, а также те расходы, которые будут им произведены в будущем для восстановления нарушенных прав (т.н. будущие расходы). К категории реального ущерба относят также утрату или повреждение имущества. Как уже было сказано, лицу, чье право нарушено, закон предоставляет возможность требовать возмещения не только фактических расходов, но и расходов, которые необходимо произвести для того, чтобы восстановить нарушенные права. Благодаря этому может быть широко применены абстрактные способы исчисления убытков, а это в свою очередь значительно облегчает процесс доказывания их величины, так как в основе абстрактных методов лежит сравнение договорной цены неисполненного или ненадлежащее исполненного обязательства с ценой на товар (работы, услуги), существовавшей на рынке в установленный момент.

Под упущенной выгодой понимаются «доходы, которые получило бы лицо при нормальных условиях гражданского оборота, если бы его права не были нарушены. Под нормальными условиями оборота следует понимать типичные для него условия функционирования рынка, на которые не воздействуют непредвиденные обстоятельства или обстоятельства непреодолимой силы». Понятно, что пострадавшая сторона всячески пытается увеличить эту составляющую ущерба, тогда как сторона ответчика – наоборот. В силу этого закон предусматривает, что «потерпевшее лицо должно доказать размер доходов, которые оно не получило из-за нарушения обязанности, а также указать причинные связи между неисполнением договорных обязательств и неполученными доходами».

Правило определения размера упущенной выгоды в случае, когда нарушителем получены доходы, явившиеся следствием нарушения, содержится в п. 2 ст. 15 ГК. Согласно этому правилу лицо, права которого нарушены, вправе требовать возмещения упущенной выгоды в размере не меньшем, чем доход, полученный нарушителем. Поправка этого правила касается договоров снабжения через присоединенную сеть, куда входит электроснабжение, телефонные линии, услуги Интернет-провайдеров. По этим видам договоров согласно ст. 547, 548 ГК подлежит возмещению только реальный ущерб. По договору на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских работ и технологических работ упущенная выгода возмещается лишь в случаях, предусмотренных договором.

В Постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 68 указывается, что «…размер неполученного дохода должен определяться с учетом разумных затрат, которые должен был понести кредитор, если бы обязательство было исполнено…» (п. 11 Постановления).

В сказанном выше нет указаний или специального отношения положений закона к сфере сервиса и услуг. Однако нет никаких обстоятельств, позволяющих выделить этот род деятельности в самостоятельные статьи законодательства.

Традиционный подход отечественной доктрины под убытками как категорией гражданско-правовой ответственности понимал вызываемые неправомерным поведением отрицательные последствия в имущественной сфере потерпевшего.

То есть это такие расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права. В ГК дается определение и неполученных доходов.

Это такие доходы, которые данное лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, то лицо, право которого нарушено, может требовать возмещения, наряду с другими убытками, упущенной выгоды в размере не меньше, чем такие доходы. ГК прямо показывает, что в составе убытков подлежат возмещению два элемента убытков: «реальный ущерб» и «упущенная выгода».

Основным принципом института возмещения убытков является принцип полного возмещения: «Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере».

Отношения, складывающиеся по поводу возмещения убытков, необходимо подразделить в зависимости от содержания действий на материально-правовую и процессуальную сторону.

Процессуальные действия представляют собой акты о применении норм права или присуждения чего-либо. Материальная сторона заключается в реальном изменении материальных правоотношений. Различие материальной и процессуальной сторон состоит в частности в том, что их совершают различные субъекты. Процессуальные меры осуществляют властно-юрисдикционные органы. Ма­териально-правовые меры предпринимают субъекты материально-правовых отношений.

Наряду с делением убытков на реальный ущерб и упущенную выгоду в отечественной доктрине, существует также деление убытков на прямые и кос­венные. Первая классифи­кация осуществляется по экономическому признаку — к рассмотрению убытков подходят с учетом ха­рактера тех утрат потерпевшего, которые оказались результатом нарушения договора: если утрачено на­личное имущество, то перед нами одна, разновидность убытка; если же утрачена возможность извлечь определенные экономические выгоды в будущем, то перед нами другая его разновидность. Разграничение убытков на прямой и косвенный проводятся в зависимости от тех причин, которые вызвали имущественный вред, породили его. Косвенными убытками являются убытки, которые связаны с нарушением договора, но решающим образом обусловлены привходящими причинами.

Косвенные убытки не являются той категорией убытков, которые подлежат возмещению в соответствии со ст. 15 ГК РФ, в этом смысл данного деления.

Гражданский кодекс в виде общего правила устанавливает запрет на всякие соглашения об огра­ничении в осуществлении гражданских прав, в том числе по защите нарушенных прав. Отказ юридических лиц и граждан от использования указанных прав не влечет за собой правовых последствий.

Пример. Многие предприниматели, договор, в разделе «От­ветственность сторон» записывают примерно сле­дующее: «В случае возникновения вытекающих из договора, ни одна из его сторон не обращается в арбитражный суд, а возникший конфликт разрешается путем переговоров».

Полагаем, что такой договор следует считать ничтожным, ибо отказ от судебной защиты не действителен, что вытекает из ст. 9 ГК РФ. Однако дело не только в невозможности отказа от судебной защиты, а этих ситуациях. Налоговые органы придерживаются следующей позиции: Если Поставщик по договору поставки нe взыскал с виновного Получателя товара явные штрафные санкции то такой Поставщик лишил государство возможности получить налог. Следовательно, недополученный таким об­разом доход — сокрытие Поставщиком налогооблагаемой базы.

Порядок, исчисления и возмещения убытков

Для привлечения должника к ответственности в виде возмещения убытков необходимо наличие самих убытков, противоправного виновного (по общему правилу) поведения должника, а также причинной связи между таким поведением и наступившими убытками. Доказывание наличия убытков законом возлагается на кредитора. Непредставление доказательств, подтверждающих наличие убытков, вызванных нарушением субъективного гражданского права, является безусловным основанием к отказу в удовлетворении требования о возмещении убытков. Противоправным признается такое поведение, которое нарушает форму права независимо от того, знал или не знал нарушитель о неправомерности своего поведения, то есть в понятии противоправности находит отражение только факт объективного несоответствия поведения участника гражданского оборота требованиям законодательства. В соответствии с гражданским законодательством требования, предъявляемые к исполнению обязательств, содержатся не только в законе, иных правовых актах, обычаях делового оборота или иных обычно предъявляемых требованиях, но и в самих основаниях возникновения обязательств. Так, в случае возникновения обязательства из административного акта критерием противоправности служит несоответствие поведения должника содержанию этого административного акта. Если обязательство возникает из договора, то противоправным признается поведение должника, нарушающее условия договора. Любое неисполнение, или ненадлежащее исполнение обязательства, является нарушением норм права, что вытекает из содержания ст. 309 ГК, согласно которому обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Обычаем делового оборота ст. 5 ГК признается “сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе” и не противоречащее законодательству или договору. В России система обычаев делового оборота сложилась пока только в деятельности морских портов. Под “обычно предъявляемыми требованиями” принято понимать установившиеся в гражданском обороте правила поведения. В случае спора сторона, ссылающаяся на обычно устанавливаемое требование, должна доказать, что соответствующее требование действительно прочно признано практикой.[2]

Противоправное поведение может выражаться в виде противоправного действия или в виде противоправного бездействия. Действие должника приобретает противоправный характер, если оно либо прямо запрещено законом или иным правовым актом, либо противоречит закону или иному правовому акту, договору, односторонней сделке или иному основанию обязательства. Бездействие становится противоправным, если на лицо возложена юридическая обязанность действовать, в соответствующей ситуации. Неисполнение этой обязанности делает его поведение противоправным.

Применительно к подавляющему числу случаев применения гражданско-правовой ответственности противоправность неисполнения либо ненадлежащего исполнения должником обязательства резюмируется и не требует доказательств со стороны кредитора, и только в тех случаях, когда должник ссылается на имевшие место в ходе исполнения обязательства обстоятельства, свидетельствующие о невозможности исполнения обязательства или отсутствии вины должника в его нарушении (когда наличие вины требуется по закону), оценка противоправности неисполнения, или ненадлежащего исполнения обязательства приобретает юридическое значение. При этом бремя доказывания наличия всех указанных обстоятельств возлагается на должника.[3]

Еще одним условием наступления гражданско-правовой ответственности является наличие причинной связи между нарушением и наступившими негативными последствиями, т. е. лицо, допустившее нарушение субъективного гражданского права, может нести ответственность лишь за последствия, причиненные именно этим нарушением. Установление причинной связи имеет правовое значение, а сама причинная связь приобретает характер необходимого условия гражданско-правовой ответственности лишь тогда, когда речь идет о возмещении убытков. Если же применяются другие формы ответственности: неустойка (штраф, пеня), ответственность по денежному обязательству, - наличие (либо отсутствие) причинной связи, как, впрочем, и самих последствий в виде убытков, носит факультативный характер и приобретает правовое значение только при решении судом вопроса об уменьшении неустойки, несоразмерной причиненным убыткам.[4] При разрешении конкретных споров о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, проблема установления причинной связи, как правило, не возникает либо трансформируется в проблему доказывания размера убытков. И только в единичных случаях установление наличия или отсутствия причинной связи между нарушением обязательства и негативными последствиями становится центральным вопросом спора. И тем не менее выяснение сущности и способов установления причинной связи имеет принципиальное значение.

Понятие о причинности не является специальным юридическим понятием, а относится к явлениям природы и является общим для всех наук, как естественных, так и гуманитарных. Наукой разработано несколько теорий причинной связи. Так, Н. Д. Егоров пишет: “Наиболее приемлемой как с теоретической, так и с практической точек зрения представляется теория прямой и косвенной причинной связи. Эта теория опирается на два основных положения, вытекающих из общефилософского учения о причинности. Во-первых, причинность представляет собой объективную связь между явлениями и существует независимо от нашего сознания. В силу этого неправильно при решении вопроса о причинной связи руководствоваться возможностью или степенью предвидения правонарушителем вредоносного результата. Возможность предвидения наступления убытков носит субъективный характер и имеет значение при решении вопроса лишь о вине правонарушителя, но не причинной связи. Во-вторых, причина и следствие, как таковые, имеют значение лишь применительно к данному отдельно взятому случаю. ...Противоправное поведение лица только тогда является причиной убытков, когда оно прямо (непосредственно) связано с этими убытками. Наличие же косвенной (опосредованной) связи между противоправным поведением лица и убытками означает, что данное поведение лежит за пределами конкретного случая, а стало быть, и за пределами юридически значимой причинной связи”.[5] По мнению Н. Д. Егорова, прямая причинная связь имеет место тогда, когда в цепи последовательно развивающихся событий между противоправным поведением лица и убытками не существует каких-либо обстоятельств, имеющих значение для гражданско-правовой ответственности. В тех же случаях, когда между противоправным поведением и убытками присутствуют обстоятельства, которым гражданский закон придает значение в решении вопроса об ответственности: действия третьих лиц, непреодолимая сила и т. д., - налицо косвенная причинная связь. Автор теории возможности и действительности О. С. Иоффе полагает, что влияние, которое различные обстоятельства оказывают на наступление неправомерных последствий, проявляется в том, что одни из них создают абстрактную возможность, другие - конкретную возможность, а третьи - действительность результата. Если неправомерное поведение играет роль одной только абстрактной возможности, ответственность исключается. Если же оно вызвало конкретную возможность результата или тем более превратило результат из возможного в действительный, налицо причинная связь, достаточная для привлечения к ответственности.[6] Под конкретной- понимается такая возможность, которая превращается в действительность объективно повторяющимися в данной обстановке обстоятельствами. Абстрактная же возможность превращается в действительность объективно не повторяющимися в данной ситуации обстоятельствами. Отсюда следует, что тот, кто создал возможность, которая при данных условиях объективно повторяющимися обстоятельствами превращается в действительность, мог и должен был предвидеть наступление негативного результата и наоборот, если возможность превращается в действительность объективно не повторяющимися при данных условиях обстоятельствами, то лицо, создавшее такую возможность, не предвидело и не могло предвидеть наступления противоправного результата.

По общему правилу необходимым условием привлечения должника к ответственности является вина должника. Согласно ст. 401 п. 1 ГК, лицо, не исполнившее обязательства или исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины, кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Таким образом, действующий ГК сохраняет вину в качестве общего условия гражданско-правовой ответственности. Определение вины при этом дается через определение невиновности. Лицо признается невиновным, если оно при необходимой степени заботливости и осмотрительности приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Кодекс содержит презумпцию вины должника, нарушившего обязательства, то есть такое лицо предполагается виновным, и бремя доказывания отсутствия вины возлагается на него. Не следует, однако, забывать, что требование о наличии вины как условии ответственности является диспозитивным. Законом или договором может быть предусмотрено, что ответственность в случае нарушения обязательства наступает независимо от его вины. Наиболее распространенное отступление от принципа виновной ответственности предусмотрено п. 3 ст. 401 ГК, в соответствии с которым лицо, нарушившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, отвечает перед потерпевшими лицами независимо от своей вины. Эта норма соответствует определению предпринимательской деятельности, содержащемуся в ГК и предполагающему такую деятельность как осуществляемую на свой риск. В сфере предпринимательской деятельности обстоятельством, освобождающим от ответственности, является лишь воздействие непреодолимой силы, т. е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам относятся стихийные явления, события общественной жизни: военные действия, эпидемии, крупномасштабные забастовки и т. д., а также запретительные меры государства, например, запрет торговли в порядке международных санкций. К обстоятельствам непреодолимой силы не относятся нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств. В то же время при просрочке должника он несет ответственность за последствия случайно наступившей во время просрочки невозможности исполнения (ст. 405 ГК).

Правила о без виновной ответственности предпринимателя являются диспозитивными, стороны своим соглашением могут вводить вину как условие ответственности. В некоторых случаях ответственность предпринимателя только при наличии вины вводится законом. Так, ст. 538 ГК устанавливает, что производитель сельскохозяйственной продукции, не исполнивший обязательство по договору контрактации либо исполнивший его ненадлежащим образом, отвечает только при наличии своей вины. Исполнитель по договору на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ по правилам ст. 777 ГК отвечает перед заказчиком за нарушение договора лишь постольку, поскольку он не доказал, что нарушение произошло не по его вине. Законом или договором могут быть предусмотрены иные основания ответственности или освобождения от нее в случае, если допущено нарушение обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности. Однако во всех случаях не допускается заключение заранее соглашения об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства. Такое соглашение признается ничтожным. Безусловным препятствием, для включения в договор условия об освобождении должника от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства служит императивная норма ст. 393 ГК об обязанности должника возместить кредитору убытки, причиненные нарушением обязательства.

Российское гражданское право исходит из наличия трех форм вины: умысла, неосторожности и грубой неосторожности. Умышленная вина заключается в намеренных действиях либо бездействии должника с целью неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства либо создания невозможности его исполнения.

Вина должника в форме неосторожности присутствует в тех случаях, когда должник при исполнении обязательства не проявляет ту степень заботливости и осмотрительности, какая требовалась от него по характеру обязательства и условиям оборота, и в результате с его стороны не приняты все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Критерием для выделения такой формы вины, как грубая неосторожность, можно признать непроявление должником той минимальной степени заботливости и осмотрительности, какую можно было бы ожидать от всякого участника имущественного оборота, окажись он на месте должника, и неприятие должником очевидных мер в целях надлежащего исполнения обязательств.

Вину в форме грубой неосторожности практически невозможно отличить от умышленной вины. Ни кредитор, ни суд не в состоянии определить, имел ли должник изначальное намерение не исполнить обязательство или исполнить его ненадлежащим образом либо создать невозможность его исполнения. Поэтому не случайно ни в одной из норм ГК не предусмотрена в качестве условия ответственности за нарушение обязательства вина должника исключительно в форме умысла. Если необходимо сузить ответственность должника за нарушение тех или иных конкретных обязательств, в качестве необходимого условия устанавливается вина в форме умысла или грубой неосторожности.

Порядок определения основания для возмещения убытков

В действующем законодательстве нет четко сформулированного определения такого понятия, как «способ защиты субъективных гражданских прав». Для выражения этого понятия используется различная терминология. Это "меры", "способы", "формы", "средства» и пр. В Гражданском кодексе фигурирует именно слово "способы".

Для привлечения должника к ответственности в виде возмещения убытков необходимо наличие следующих составляющих:

— собственно убытков;

— противоправного поведения должника

— причинной связи между противоправным поведением и убытками.

Доказать наличие убытков согласно ст. 12 ГК должна пострадавшая сторона. Отсутствие или недостаточная обоснованность доказательств наличия убытков, связанных с нарушением субъективного гражданского права — это безусловное основание для отказа в требованиях иска о возмещении убытков.

Противоправным является поведение, которое нарушает формально действующее право. Причем незнание нарушителя о неправомерности своего поведения не принимается во внимание. То есть понятие противоправности отражает только сам факт объективного несоответствия поведения участника гражданского оборота требованиям законодательства. Если обязательство возникает из договора, то поведение должника, нарушающее условия договора является противоправным.

Любая форма неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств противоправна в соответствии со ст. 309 ГК по которой «обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями» нарушением норм права, что вытекает из содержания,. Обычаем делового оборота статьей 5 ГК признается «сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе» и не противоречащее законодательству или договору.

Нужно отметить, что в России обычаи делового оборота не являются чем то устоявшимся и общепринятым, поэтому упоминание о них пока малоприменимо. В любом случае, при возникновении спора сторона, ссылающаяся на обычаи делового оборота, должна доказать, что в сути требования действительно лежит обычай, прочно признанный деловой практикой.

В большинстве случаев противоправность неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательств не требует доказательств со стороны кредитора, но ответчик может сослаться на некоторые обстоятельства, имевшие место при исполнении обязательства, которые свидетельствуют о невозможности исполнения обязательства или отсутствии вины должника в его нарушении. Бремя доказывания наличия указанных обстоятельств возлагается на должника.

Наступление гражданско-правовой ответственности возникает при наличии причинной связи между нарушением и его негативными последствия-ми, , поэтому нарушитель может нести ответственность только за те последствия, которые причинены именно этим нарушением. Причинная связь при этом становится необходимым условием гражданско-правовой ответственности только в отношении возмещения убытков. В случае применения других форм ответственности (неустойка, штраф, пеня, ответственность по денежному обязательству), причинная связь приобретает правовое значение только при решении судом вопроса об уменьшении неустойки, несоразмерной причиненным убыткам. В спорах о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, причинная связь, обычно роли не играет.

В сфере предпринимательской деятельности обстоятельством, освобождающим от ответственности, может быть только воздействие чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств, к. которым относятся стихийные явления, события общественной жизни: военные действия, эпидемии, крупномасштабные забастовки и т. д., а также запретительные меры государства, например, запрет торговли в порядке международных санкций. К обстоятельствам непреодолимой силы не относятся нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств. В то же время при просрочке должника он несет ответственность за последствия случайно наступившей во время просрочки невозможности исполнения (ст. 405 ГК).

Законом или договором могут быть предусмотрены иные основания ответственности или освобождения от нее в случае, если допущено нарушение обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности. Однако во всех случаях не допускается заключение заранее соглашения об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства. Такое соглашение признается ничтожным. Безусловным препятствием для включения в договор условия об освобождении должника от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства служит императивная норма ст. 393 ГК об обязанности должника возместить кредитору убытки, причиненные нарушением обязательства.

Российское гражданское законодательство оперирует тремя формами вины: умысел, неосторожность и грубая неосторожность.

Умышленная вина (умысел) — это «намеренные действия либо бездействие должника с целью неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств либо создания невозможности его исполнения».

Неосторожностью принято считать ситуацию, в которой должник «при исполнении обязательства не проявляет ту степень заботливости и осмотрительности, какая требовалась от него по характеру обязательства и условиям оборота, и в результате с его стороны не приняты все меры для надлежащего исполнения обязательства».

Грубую неосторожность обычно рассматривают как отсутствие со стороны должника минимальной заботливости при выполнении договорных обязательств. И в этом качестве ее практически нельзя отличить от умышленной вины, поэтому в судебной практике данная категория практически не применяется.

В западной доктрине общий подход к убыткам определяется компенсацией, которая должна поставить потерпевшую сторону в такoe положение, как если бы договор не был нарушен.

Законодателем наиболее подробно трактуется процесс исчисления убытков при расторжении конкретного Договора Поставки. Так, в законe дословно сказано следующее: «если в разумный срок после расторжения договора вследствие нарушения обязательства продавцом покупатель купил у другого лица по более высокой, но разумной цене товар взамен предусмотренного договором, покупатель может предъявить продавцу требование о возмещении убытков в виде разницы между установленной в договоре ценой и ценой по совер­шенной взамен сделке» (п 1 ст. 524 ГК. РФ). Почти аналогичный вариант содержится и в п. 2 ст. 524 ГК PФ: если в разумный срок после расторжении Договора вследствие нарушения обязательства покупателем Продавец продал Товар другому лицу по более низкой, чем предусмотренная договором, но разумной цене, продавец может предъявить поку­пателю требование о возмещении убытка в виде разницы между установленной в договоре ценой и ценой по совершенной взамен сделке». Если все же после расторжения договора по основаниям п.п. 1 и 2 ст. 524 ГК РФ сделка не соверше­на взамен расторгнутого договора и на данный товар имеется текущая цена, сторона может предъявить требование о возмещении убытков в виде разницы между ценой, установленной в договоре, и текущей ценой на момент расторжения договора.

Текущей ценой признается цена, обычно взимавшаяся при сравнимых обстоятельствах за аналогичный товар в месте, где должна была быть осу­ществлена передача товара. Если в этом месте не существует текущей цены, может быть использована текущая цена, применявшаяся в другом месте, которая будет служить разумной ценой с учетом разницы в расходах по транспортировке товара (п. 3 ст. 524 ГК РФ).

В качестве упущенной выгоды могут быть взысканы лишь такие неполученные доходы, которые потерпевшая сторона получила бы при обычных условиях гражданского оборота, в случае если бы договор нарушен не был.

Существует как бы общее, правило об упущенной выгоде. Так если нарушение права принесло лицу вследствие этого доходы, то лицо, право которого нарушено, может требовать возмещения наря­ду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем чем такие доходы (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Применение данной нормы к договорным от­ношениям по купле-продаже вряд ли представляется оправданным. Большие доходы, полученные стороной, нарушившей договор, вследствие такого нарушения, не всегда могут являться убытками потерпевшей стороны. То, что нарушитель договора получил определенные доходы, не дает оснований делать вывод, что такие же доходы получила бы и потерпевшая сторона при обычных условиях гражданского оборота, если бы договор нарушен не был. В случае же, когда потерпевшая сторона получила бы такие доходы, если бы договор не был нарушен, речь должна идти об общей категории упущенной выгоды. Большие доходы, получен­ные нарушителем, могут не находиться ни в какой связи с убытками (как реальным ущербом, так и упущенной выгодой), понесёнными потерпевшей стороной. Возмещение в размере таких доходов будет противоречить принципу компенсационности. Налицо будет обогащение потерпевшей стороны. Не признавая данное возмещение как возмещение убытков, следует предположить, что речь должна идти о некоей отдельной, специфической форме ответственности, которой больше будут присущи карательные, штрафные, нежели черты компесационности.

Размер убытков, подлежащих возмещению должен определяться с учетом конкретных обстоя­тельств. Так, в соответствии с толкованием, данным ВАС РФ и ВС РФ, размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, пре­дусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовитских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров. Указанное правило можно рассматривать в трёх аспектах:

1. если сторона во исполнение договора должна была понести определённые расходы (затраты), но вследствие нарушения договора дру­гой стороной она их не понесла, то сумма таких расходов не должна включаться в состав убытков, возложение на потерпевшую сторону суммы таких расходов является следствием надлежащего исполнения договора, то есть ситуации, когда договор нарушен бы не был.

2. возмещение убытков не должно обогащать потерпевшую сторону.

3. должник не должен наказываться уплатой сумм. выходящих за рамки. убытков в экономическом смысле, в противном случае на лицо будет элемент штрафа.

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 6/8 от 1 июля 1996 г. сказано: «При рассмотрении дел, связанных с возмещением, убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, необходимо учитывать, что в соответствии с ст. 15 подлежат возмещению как понесенные к моменту предъявления убытки, так и расходы, которые сторона должна будет поне­сти для восстановления нарушенного права. Поэто­му, если нарушенное право может быть восстановлено в натуре путем приобретений определенных вещей (товаров; или выполнения работ, стоимость соответствующих вещей (товаров), работ или услуг должна определяться по правилам п. 3 ст. 393 и в тех случаях, когда на момент предъявления иска или вынесения решения фактические затраты кредитором еще не произведены».

В российском праве содержится норма, соответствующая широко распространённому в зарубежных правопорядках пра­вилу, согласно которому потерпевшая сторона при нарушении договора должна принимать разумные при конкретных обстоятельствах меры для умень­шения ущерба возникающие вследствие нарушения договора. Так, в соответствии со ст. 404 ГК РФ суд вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял ра­зумных мер к их уменьшению.

Договорные условия об освобождении от возме­щения убытков за нарушение договора

Стремление к определенности в правоотношениях между сторонами договора с одной стороны, и не всегда четкое регулирование позитивным правом освобождения от ответственности при невозможности исполнения обязательства, с другой стороны, привели к весьма широкому применению, так называемых форс-мажорных оговорок. Практически во всех странах право сторонам в договоре разрешает согласование таких условий, которые могут, как расширять, так и сужать применение в конкретном случае концепций освобождения от ответственности, вытекающих ил норм действующего права. Обычно в этих условиях в договорах перечисляются примеры освобождения от ответственности, предусматривается порядок удостоверения соответствующего «форс-мажорного» события и устанавливаются последствия, которые сводятся обычно к освобождению должника от исполнения обязательства на время, пока продолжает действовать событие, препятствующее исполнению договора. Довольно часто в «форс-мажорных оговорках» также предусматривается, что по истечении определенного времени после наступления обстоятельства одна из сторон или оба контрагента в праве отказаться от договора.

Иногда оговорки о «форс-мажоре» предусмат­ривают продление срока исполнения договора на период действия указанных событий; в других случаях наступление «форс-мажора» ведёт к автоматическому прекращению договора.

Чаще всего «форс-мажорные оговорки» включают в себя перечисле­ние обстоятельств, pacсматриваемых сторонами как основания для освобождения от налагаемых на них договором обязательств. Безусловно, что перечень таких обстоятельств определяется во многом условиями конкретной сделки и оценкой, которую дают партнеры вероятности наступления этих обстоятельств при исполнении договора. Следует заметить, что в целом содержание условия о «форс-мажоре» как и коммерческих условии до­говора, обычно несет на себе отпечаток конкретной заинтересованности в заключении договора и экономического баланса сил между его участниками: более сильному в экономическим отношении партнеру всегда удается навязать своему контра­генту такое регулирование, которое выгодно преж­де всего ему и направлено в зависимости от конкретных обстоятельств либо на расширение ответственности контрагента, либо на сужение соб­ственной ответственности при неисполнении договора.

И изменения обстоя­тельств, влияющих на исполнение договора, а также заметно обострившаяся экономическая нестабильность, резкие колебания рыночной конъ­юнктуры, а также ряд других социально-экономических моментов привели к довольно широкому использованию в коммерческой договорной практике условии, освобождающих должника от ответственности, а в частности — от возмещения понесенных кредитором убытков. В договоры предпринимателей стали включаться оговорки с целью предотвратить или в значительной степени снизить эффект изменившихся обстоятельств на договорные обязательства или создать механизм адаптации договора к новым условиям, в которых он должен исполняться. Особенно акту­альной эта проблема стала в связи с долгосрочны­ми контрактами, например, на поставку сырьевых товаров, инвестиционными соглашениями договорами о длительном производственном сотруд­ничестве и т. п.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод:

· всякие, не зависящие от обеих сторон обстоятельства, если они имеют место после заключения договора и препятствуют его выполнению в нор­мальных условиях, должны рассматриваться как ос­вобождающие от ответственности;

· не зависящими от сторон обстоятельствами считаются те, которые не являются результатом вины стороны, которая на них ссылается.

Заключение.

Анализ практики арбитражных судов России, ежегодно рассматривающих сотни тысяч дел по делам в сфере экономических отношений, позволяет сделать вывод о том, что результаты коммерческой деятельности организаций и индивидуальных предпринимателей зачастую предопределяются их умением обеспечить восстановление нарушенных прав и их судебную защиту, степенью освоения всего арсенала существующих приемов и навыков организации этой работы. Нередко участники гражданского оборота оказываются беспомощными перед незаконными действиями государственных органов, в особенности налоговой инспекции и налоговой полиции, таможенных, антимонопольных и других контролирующих органов, а также органов местного самоуправления. Во многих случаях организации и предприниматели оказываются юридически беспомощными и перед лицом недобросовестных контрагентов по гражданско-правовым обязательствам. Выступая в роли кредиторов по таким обязательствам, участники гражданского оборота в лучшем случае добиваются от должника в судебном порядке взыскания суммы долга либо исполнения обязательства в натуре, что в условиях инфляции не компенсирует их потери, вызванные нарушением обязательств со стороны контрагента. Требования о взыскании убытков предъявляются в арбитражный суд в крайне редких случаях. К примеру, на протяжении последних лет доля споров о возмещении убытков среди всех дел, ежегодно рассматриваемых судами, не превышала 5-7%. Более того, наблюдается устойчивая тенденция к сокращению числа обращений участников имущественного оборота в арбитражные суды с исками о возмещении убытков, причиненных нарушением договорных обязательств.[7]

Неумение или нежелание участников гражданского оборота защищать свои нарушенные права, пассивность кредиторов затрагивают не только интересы конкретных лиц, но и оказывают общее негативное влияние на макроэкономические тенденции, следствием которого являются кризис неплатежей, неплатежеспособность огромного количества субъектов предпринимательства, недобросовестность в коммерческих делах.

Подводя краткие итоги о правовой природе убытков можно отметить следующее:

Первое. Действующее гражданское законода­тельство, безусловно, исходит из принципа полного возмещения убытков, если законом или договором не предусмотрено их ограничение.

Второе. Законодатель, тем не менее, предусмот­рел различные ограничения и изъятия из принципа полного возмещения причиненных убытков — напри­мер, взыскание полных убытков не допускается при наличии исключительной неустойки.

Третье. По отдельным видам договорных обя­зательств законом может быть ограничено возме­щение убытков в полном объеме, при этом указан­ное ограничение осуществляется в различных фор­мах, то есть допускается ограниченная ответ­ственность.

Список использованной литературы.

1) Гражданское право. Учебник. Часть 1. Под редакцией А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. Москва, ПРОСПЕКТ, 1998.

2) Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный). Руководитель авторского коллектива и ответственный редактор О. Н. Садиков. Москва, ИНФРА-М, 1998.

3) Договорное право. Общие положения. М. И. Брагинский, В. В. Витрянский. Москва, Статут, 1998.

4) Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. А. П. Сергеев. Москва, Теис, 1996.

5) Комментарий к Закону РФ “Об авторском праве и смежных правах”. Э. П. Гаврилов. Москва, Спарк, 1996.

6) Транспортный устав железных дорог РФ. Москва, Филинъ,1998.

7) Юридическая практика, 4(11)\1997, Издательство Санкт- Петербургского университета.

8) Российская юстиция, 3\1997.

9) Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу РФ. Москва, ИНФРА-М, 1998.

10) Римское частное право. Учебник. Под редакцией И. Б. Новицкого. Москва, Юристъ, 1997.


[1] Гражданское право. Учебник. Часть I. Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М.:ПРОСПЕКТ, 1998. С. 553.

[2] Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой (постатейный). М.: ИНФРА-М, 1998. С. 559.

[3] М. И. Брагинский, В. В. Витрянский. Договорное право. Общие положения. М.: изд-во “Статут”, 1998. С. 573-574.

[4] М. И. Брагинский, В. В. Витрянский. Договорное право. Общие положения. М.: изд-во “Статут”, 1998. С. 575.

[5] Гражданское право. Учебник. Часть I. Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М.:ПРОСПЕКТ, 1998. С. 570-571.

[6] М. И. Брагинский, В. В. Витрянский. Договорное право. Общие положения. М.: изд-во “Статут”, 1998. С. 579.

[7] М. И. Брагинский, В. В. Витрянский. Договорное право. Общие положения. М.: изд-во “Статут”, 1998. С. 625.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему