регистрация / вход

История развития уголвного права Англии

Введение Географическая обособленность Англии, особенности ее исто­рии, раннее развитие промышленности и торговли привели к тому, что в течение многих веков английские юристы и судьи не испытыва­ли значительного влияния законодательства других стран и самостоя­тельно творили право своей страны.

Введение

Географическая обособленность Англии, особенности ее исто­рии, раннее развитие промышленности и торговли привели к тому, что в течение многих веков английские юристы и судьи не испытыва­ли значительного влияния законодательства других стран и самостоя­тельно творили право своей страны. И римское право, и континен­тальная юридическая доктрина мало отразились на английском праве. Этим обусловлено своеобразие английских правовых институтов.

Значительной особенностью английского права является его ар­хаизм. Итогом английской буржуазной революции был компромисс между дворянством и буржуазией. В результате дореволюционное право не было отменено полностью и заменено новым правом. Значи­тельная преемственность дореволюционного и послереволюционного права является характерной чертой английского права. Но безусловно, развитие капиталистических отношений не могло не сказаться на со­держании права, и постепенно его феодальная сущность уступила ме­сто буржуазной. В результате от старого права остались лишь его ар­хаичные формы, но они наполнены новым содержанием.

Особенность английского права в XIX—XX вв. в том, что оно ос­талось некодифицированным. Рост законодательства в конце XIX-начале XX в. значительно потеснил позиции прецедентного права. В XX в. в Англии законодательство окончательно превратилось в ос­новной источник права.

Цель исследования – на основе научной и нормативной литературы охарактеризовать и рассмотреть особенности уголовного права Англии в XVIII-XXв.

При анализе используются следующие методы исследования: анализ государственно-правовой действительности, анализ научно-правовой, а так же нормативной литературы по проблеме исследования.

1. Уголовное право Англии в средние века

Нормы средневекового уголовного права в значительной степени были созданы судебной практикой и доктриной. Уголовное статутное право представляло собой сре­ди его источников не что иное, как воспроизведение (полное или в более или менее измененном виде) соответствующих норм общего права. Сложность порождалась и тем, что престу­пления и гражданские правонарушения различались не столько по природе противоправных действий, сколько по характеру иска и процесса их рассмотрения. Одно и то же деяние могло оказаться и гражданским, и уголовным правонарушением, так как право допускало и ту, и другую форму иска и соответствую­щего ему процесса — гражданского, направленного на подтвер­ждение или восстановление определенных прав, либо уголов­ного, имеющего своей целью наказание правонарушителя за совершенное им деяние. Этим обстоятельством в значительной мере можно объяснить отсутствие в правовой системе Англии четкого понятия преступления, которое в Средние века было тесно связано с понятием греха. 1

При Генрихе II начала формироваться и определенная ие­рархия преступлений: тяжких и менее тяжких. К первой группе были отнесены прежде всего «преступления о жизни и членах» (убийство, нанесение тяжких телесных повреждений), которые были отнесены к исключительному ведению короля, к его «ми­лости», так как они непосредственно затрагивали «королевский мир». Ко второй — уголовно-правовые проступки, посягатель­ства на субъективные права других лиц (кражи и проч.). Эти правонарушения, которые позднее стали называться мисдими-норы, были отнесены к ведению шерифа и наказывались тю­ремным заключением, но чаще штрафом, которым могло быть заменено и лишение свободы.

Своеобразной прелюдией появления третьей группы престу­плений — государственной измены было понятие «политиче­ское преступление», возникшее в период правления Эдуарда I, когда в 1283 г. он созвал баронов для решения вопроса о судьбе захваченного в плен принца Уэльса Дэвида. Впоследствии все политические преступления парламент стремился рассматри­вать в рамках особого политического процесса, по процедуре, свободной от пут общего права и строго контролируемой со стороны короны. Зарождение института импичмента, вероятно, и было связано с этими политическими процессами. Отмена ордалий в XIII в. стала свидетельством растущего понимания различий между грехом и преступлением.

Измена могла быть совершена по общему праву или посред­ством нарушения долга верности королю со стороны его под­данных, что называлось великой изменой, или долга верности подчиненного человека своему господину — малая измена. В этом случае признавалось изменой только умерщвление вы­шестоящего лица, например убийство вассалом своего сеньора, женой — мужа или священником — своего епископа.

Обвинение в великой измене было мощным орудием в руках сильной королевской власти, широко используемым в борьбе со своими светскими противниками, баронами и непокорным клиром. В последнем случае обвинение в измене было особен­но действенным, так как оно лишало представителей церкви привилегии духовного звания, т. е. права рассмотрения их дел в церковных судах, которые исключали применение смертной казни («церковь не может проливать кровь»). Не последнюю роль играла и материальная выгода короля, пополнявшего свои землевладения за счет конфискованных земель лиц, обвинен-^ ных в измене. В силу этого понятие измены всемерно расширя­лось в королевских судах.

Попытки пресечь эти злоупотребления предпринимались со стороны феодалов неоднократно, но только Статут Эдуарда III 1351 — 1352 гг. поставил на какое-то время толкование измены в определенные рамки. С принятием этого статута, который, по утверждению Кока, «не заменил положений общего права, а только придал им законное выражение», в уголовном праве Англии окончательно складывается система преступлений, ставшая впоследствии традиционной: измена, фелония и мисдиминор.

Понятие «великая измена» вначале ограничивалось пятью формами: 1) умышление смерти короля, его королевы или их старшего сына и наследника (при этом, вопреки действитель­ному смыслу, понятие «умышление» включало в себя не толь­ко наличие умысла, но и действие, обнаруживающее его); 2) совершение насилия в отношении супруги короля, его неза­мужней старшей дочери или жены его старшего сына и на­следника, что включало в себя прежде всего изнасилование, признаваемое таковым и при согласии женщины; 3) ведение войны против короля, (королевства), участие в войне против короля на стороне его врагов, оказание им помощи и поддерж­ки; 4) подделка большой или малой королевской печати или королевской монеты, а равно ввоз » королевство фальшивой монеты или любой другой похожей на английскую с созна­тельным ее использованием. Чеканка фальшивой монеты еще в практике Гленвилля квалифицировалась как тяжкое преступ­ление, но до принятия статута 1351 — 1352 гг. не считалась из­меной, хотя ранее были случаи обвинения в измене за этот вид преступления; 5) умерщвление канцлера, главного казначея или королевского судьи. В этот перечень не вошли другие пре­ступления против короля, например попытки его свержения, массовые беспорядки, бунты. Поэтому в статут была внесена оговорка, что он может дополняться парламентом. Таким об­разом, парламенту отводилось право отнесения того или иного правонарушения к измене. Если у судей возникали трудности, которые невозможно было разрешить надлежащим образом без помощи парламента, то дело передавалось для решения в парламент. В 1397 г. статут 1351 — 1352 гг. был дополнен указание о том, что к измене относится попытка свержения короля, а также преступления всех тех, «кто был осужден парламентом как изменник».1

Перечень отдельных видов измены дополнялся другими преступлениями против государственной безопасности, извест­ными общему праву: призыв к мятежу, незаконное сборище в целях учинения беспорядков, а также сговор, соглашение двух или более лиц с противозаконными намерениями. Нечеткость понятия «сговор» давала возможность широко использовать его как против всяких форм недовольства существующим режи­мом, так и применительно к частным деликтам или даже к нарушениям договоров при таких обстоятельствах, «которые дела­ют эти нарушения вредными для общества».

Мисдиминор развился постепенно из правонарушений, ра­нее влекших за собой лишь взыскание причиненного ущерба в гражданском порядке. Мисдиминоры, как менее тяжкие пре­ступления, чем фелонии, были связаны чаще всего с наруше­ниями субъективных прав другого человека, нанесением ему ущерба любым способом, возникшим вследствие неправомер­ных действий другого человека (правонарушения). Они могли рассматриваться в суде в соответствии с гражданским правом по жалобам о нанесении ущерба. Сюда могли входить и избие­ние или нанесение ран, если в жалобе не было добавлено, что имело место нарушение королевского мира. Со временем включение в эту группу серьезных преступлений, таких, как мошенничество, изготовление фальшивых документов, подлог, сняло принципиальные различия между фелонией и мисдиминором. Способствовала этому и возможность выбора той или иной формы иска при совершении преступлений. В случае удовлетворения иска о фелонии, например при причинении увечья, преступник расплачивался жизнью, если же потерпев­ший предъявлял иск «о нарушении прав», то это преступление относилось к мисдиминорам, влекущим штраф или тюремное заключение, которого можно было избежать, заплатив выкуп в виде дополнительного денежного штрафа или взноса в казну по договоренности с королем о прощении.

Среди преступлений против личности английская средневе­ковая судебная практика и доктрина особое внимание уделяли различным видам убийства, наказание за которые варьирова­лось с учетом многих обстоятельств в зависимости от причис­ления или непричисления сто к фелониям. В делах XIII в. об убийствах упоминались понятия злостного убийства с призна­ками фелонии или злостного убийства, совершенного с заранее обдуманным умыслом. Брактон в своем трактате дает определе­ние понятия тайного убийства совершенного в отсутствие сви­детеля или когда убийца неизвестен, а также ряд положений об убийствах в ссоре или драке, которые впоследствии были при­знаны неотъемлемой частью общего права (ответственность за подобного рода убийства несли все те, кто избивал жертву, дер­жал ее со злым умыслом или пришел с намерением совершить убийство, дать совет или оказать иную помощь убийце).

Кроме тайного, убийство в обычном его понимании вклю­чало также все другие виды лишения жизни человека, в том числе и те, которые не подлежали уголовному наказанию и могли быть оправданы благодаря смягчающим вину обстоя­тельствам. К ним относились убийства по крайней необходи­мости, или в состоянии самообороны, или «по чистой случай­ности», или в случае невменяемого состояния убийцы. Смягче­ние наказания или освобождение от него зависели и от других условий. Не считалось, например, фелонией убийство хозяи­ном человека, подошедшего к его дому с целью поджога, или убийство слугой торговца человека, ограбившего его хозяина, либо убийство, совершенное при охране заповедного места ко­ролевского парка, и т. п. Убийство уже в XIV в. стало разде­ляться на уголовно наказуемое как фелония (со смертной каз­нью и конфискацией имущества), уголовно наказуемое как мисдиминор и вообще не наказуемое по уголовному праву. Су­дебные последствия совершения этого преступления все более стали зависеть не от содержания объективной стороны пре­ступного деяния, а от формы и степени вины. К категории фелонии относилось и самоубийство.

Среди имущественных преступлений очень рано в качестве тяжкого был признан поджог и насильственное проникновение в чужой дом. Выделение этих фелонии было связано с сакраль­ным отношением англичан к дому как к замку, охраняющему его от вреда («мой дом — моя крепость»). В связи с этим под­жог даже самого ветхого жилища карался сожжением самого преступника.

Своеобразной была трактовка хищения у Брактона, который определял это понятие не как простую кражу, а несколько ши­ре, как «злоумышленное обращение с чужим имуществом про­тив воли собственника с намерением обратить это имущество в свою собственность». Всякая кража во времена Эдуарда I кара­лась в качестве фелонии смертной казнью, но при Эдуарде III (XIV в.) отнесение даже мелкой кражи к фелонии стало вызы­вать протесты, поэтому, оставаясь фелонией, «малая кража» (при стоимости похищенного меньше 12 пенсов) наказывалась не как фелония, а как мисдиминор.

Это была одна из многочисленных правовых аномалий, из­вестных английскому уголовному праву. К их числу следует от­нести и аномально тяжкую уголовную ответственность за бро­дяжничество, которое всемерно пресекалось так называемым кровавым законодательством от Генриха VII до Елизаветы I (вторая половина XV — начало XVII в.).

К бродягам, подлежащим таким наказаниям, как смертная казнь, тюремное заключение, обращение в рабство, порка, клеймение, относились безработные в течение месяца, слуги, ушедшие самовольно от хозяев, просящие милостыню мужчи­ны, за исключением калек, неспособных к труду, а также сту­дентов, если они получили специальные разрешения канцлера своего университета, и др.

Четкого сложившегося комплекса принципов и институтов, относящихся к общей части, английское уголовное право также не знало. До XII в. в праве господствовало представление об объективной ответственности. Долгие века английское уголов­ное право касалось главным образом преступных действий (убийства, разбоя, похищения детей, насилия над женщиной, ночного воровства со взломом), исключая преступное бездейст­вие. Все вышеперечисленные преступные деяния предполагали злой умысел. Не было и четкого представления об обстоятель­ствах, смягчающих или отягчающих вину преступника. Частая непосильность оплаты большого штрафа приводила преступни­ка к смертной казни. Король в этом случае мог смягчить нака­зание в связи с явной невыгодой для королевской казны пол­ного разорения преступника или его казни. Начиная с англо­нормандского периода действовал неформальный механизм мировой сделки короля с преступником о смягчении наказа­ния. В случае, например, изнасилования допускался компро­мисс и между частными лицами «но с согласия короля или су­дей», а также членов семьи потерпевшей.1

С начала XII в. под влиянием римского и канонического права стало изживаться объективное вменение и утверждаться идея о необходимости установления вины в качестве основания уголовной ответственности. Впервые заимствованный из поуче­ний Блаженного Августина принцип «действие не делает ви­новным, если не виновна воля» был отражен в законе Генри­ха I 1118 г. На понимание формы вины в XIII в. огромное влияние оказали доктрина, труды английских правоведов. Так, Брактон, трактуя понятия умышленного и неосторожного убийства, указывал, что «если убийца совершил убийство, за­нимаясь недозволенным делом, то ответственность наступает» даже при отсутствии его вины. Он исходил при этом из религи­озно-моралистического взгляда на вменение: «тому, кто занимается незаконным делом, вменяется все, что проистекает из преступления». В XIII в. человек, даже случайно убивший дру­гого человека, нуждался в помиловании короля, на которое он мог, однако, безусловно рассчитывать. Орудие убийства конфи­сковывалось во всех случаях, чтобы очистить его от «кровавого пятна путем посвящения Богу». Оно продавалось, а деньги от продажи шли на благотворительные цели «для спасения души» убитого, умершего без покаяния.

В развитие учения о различиях простого случая и преступ­ной неосторожности внес свой вклад и другой правовед Э. Кок, его «поразительная доктрина». «Если кто-либо, — поучал Кок, — стрелял в дикую птицу... и стрела без какого-либо злого намерения со стороны стрелявшего попадает в человека, нахо­дящегося в отдалении, — это есть случай, ибо стрелять в дикую птицу законно... но если он стрелял в петуха... или ручную ка­кую-либо птицу, принадлежащую другому лицу, то совершен­ное при сем случайное убийство — есть тяжкое, ибо действие было незаконно».

Английское средневековое право с XIV в. уже твердо уста­навливало, что «слабоумный или безумный не отвечает за пре­ступление», относило к уголовным правонарушениям и пре­ступное бездействие, исключало ответственность лица в случае самообороны при преступлениях, направленных против лично­сти.

Понятие соучастия, разработанное судебной практикой, выводилось из принципа «кто совершает нечто через другого, делает это сам». Тяжесть вины соучастников во многом опре­делялась тем, действовал ли соучастник до или после совер­шения преступления. Соучастие до совершения преступлений, например в форме подстрекательства, влекло, как правило, ответственность, равную ответственности главного исполните­ля, после совершения преступления — более мягкое наказа­ние. Вместе с тем были разработаны понятия: главного участ­ника преступления первой степени, совершившего преступле­ние; главного участника преступления второй степени, не принимавшего непосредственного участия, но присутствовав­шего на месте совершения преступления; дополнительного участника, до совершения преступления помогавшего советом преступнику и не препятствовавшего совершению преступле­ния.

Цели наказаний менялись на отдельных этапах развития феодального права: от удовлетворения пострадавшего и его родни за причиненный ущерб денежным возмещением до пре­дотвращения повторного преступления путем устрашения. Со­гласно Кларендонской ассизе 1166 г. главной целью наказания провозглашалось как «сохранение королевского мира», так и «сохранение справедливости в королевстве». При этом счита­лось, что простого восстановления справедливости или мира явно недостаточно. Не случайно Нортгемптонекая ассиза 1176 г. помимо «справедливой кары» прямо требует «усиления справедливости правосудия», предполагая общую превенцию и устрашение в целях предупреждения новых преступлений. С этими целями было связано утверждение, начиная с XII в., требований неотвратимости, быстроты применения и публич­ности исполнения уголовных наказаний.

В английском средневековом праве сначала не было твердо установившейся системы наказаний, к которым относилась прежде всего публичная смертная казнь (в форме повешения, утопления, сожжения, погребения заживо, обезглавливания и др.), телесные и членовредительные наказания, высылка из города или страны навечно или временно, штраф, выставление у позорного столба, клеймение и т. д. С середины XII в. по ме­ре повсеместного создания в Англии тюрем стала распростра­няться система тюремного заключения. Суд мог сам применить наказание или передать решение участи преступника «на ми­лость короля».

Крайняя жестокость наказаний, слабо поддававшаяся и впо­следствии реформированию, была связана с тем же нерацио­нальным, религиозно-мистическим подходом судей к преступ­лению, к его «греховной» оценке преступления, чему отводи­лась главная роль в «сохранении справедливости». Этот подход определял профессионально-этические позиции и установки судей, видевших свой долг в крайне суровом наказании во из­бежание нового преступления.

Английский парламент неоднократно пытался установить четкую систему наказаний в зависимости от степени виновно­сти или невиновности преступника, ограничить практику част­ных королевских помилований преступников за вознагражде­ние. Лишь статут Ричарда II 1390 г. ужесточил практику приме­нения королевского помилования, установив штраф для лиц, добивавшихся помилования, особенно за убийство-фелонию.

Статут 1390 г. упорядочил в определенной мере к концу XIV в. и систему наказаний.1

Несоизмеримость тяжести наказания и преступления застав­ляла зачастую присяжных или оправдывать заведомого пре­ступника, или, например, оценивать похищенное в занижен­ном размере. Спасала от крайне жестоких наказаний и приви­легия духовного звания, распространенная со временем на всех лиц, имевших право быть посвященными в духовное звание, хотя они в этом звании и не состояли (фактически на всех мужчин, умеющих читать). Но в 1487 г. был издан статут, уста­новивший, что миряне могут пользоваться привилегией духов­ного звания только один раз. В качестве доказательства исполь­зования духовной привилегии ставилось клеймо на палец. При Генрихе VIII привилегий духовного звания были лишены все лица, совершившие убийство «с заранее обдуманным, злым на­мерением».

2. Уголовное право Англии в новейшее время

Как мы выяснили, движение за реформу уголовного права в конце XVIII - начале XIX в. привело лишь к отмене наиболее жестоких законов и к некоторому упрощению и упорядочению уголовного законодательства. И только в период между 1830 и 1880 гг. в результате последовательного издания отдельных парламентских актов была осуществлена подлинная реформа уголовного законодательства, которая в основном приспособила уголовное право к потребностям капиталистического общества. В ходе реформы было отменено несколько сотен устаревших статутов, которые заменили консолидированными актами, предусматривающими ответственность за отдельные группы преступлений (кража, подлог, повреждение имущества, фальшивомонетничество, преступления против личности). Были отменены смертная казнь за имущественные преступления (кроме тех, которые сопровождались применением насилия), членовредительские и позорящие наказания (клеймение, выставление у позорного столба и т.п.), хотя и сохранилась порка преступников. В 1857 г. была отменена получившая значительное распространение ссылка в колонии, главным образом из-за протестов со стороны экономически и политически окрепшей буржуазии колоний (например, Австралии). В замен этого была законодательно закреплена система мест лишения свободы внутри страны, основными элементами которой стали каторжные работы и тюремное заключение.

Как в содержании реформы английского уголовного законодательства, так и в методах ее осуществления (постепенность, половинчатость, нежелание полностью порвать с прошлым, подчеркнутое уважение к "традициям", растянутость во времени и т.п.) сказались специфические для Англии приемы управления обществом. Вместе с тем попытка издания уголовного кодекса для Англии оказалась безрезультатной: проект, составленный в 1877 г. известным юристом Дж. Стифеном по поручению лорда-канцлера и генерального атторнея, не стал предметом рассмотрения в парламенте.

Дальнейшее развитие английского уголовного законодательства продолжается путем издания новых консолидированных актов либо актов, вносящих изменения в ранее изданные статуты. За последние десятилетия деятельность английского парламента в этой области значительно активизировалась, что объясняется прежде всего потребностями проведения гибкой карательной политики в связи с существенным ростом преступности в стране.

Среди действующих уголовных законов подавляющую часть составляют акты, принятые в ходе реформы 1830-1880 гг. и после нее, хотя имеются и более ранние (старейший из действующих - Закон о государственной измене 1351 г.). Законодательство в области уголовного права, в сопоставлении с нормами общего права, ныне охватывает почти все основные институты Общей части, за исключением определения конкретных форм виновности и критериев невменяемости, сформулированных в судебных прецедентах (в частности, вопрос о невменяемости подлежит решению по правилам, изложенным в постановлении Палаты лордов как высшей судебной инстанции по делу Мак-Нотена 1843 г.). Юридически значимые признаки, характеризующие конкретные виды преступлений, также, как правило, содержатся ныне в соответствующих законодательных актах. Однако имеется ряд преступлений, в том числе тяжкое и простое убийства, признаки которых определяются по нормам общего права, а наказание устанавливается парламентскими актами.

Развитие уголовного права Англии в XX веке отражало и меня­ющиеся общественные условия, в том числе рост преступности. Ко­дификация английского уголовного права произошла во второй по­ловине XX в. после создания в 1965 г. Правовой комиссии, поставив­шая своей задачей подготовку кодификации права Англии.

К важнейшим действующим законам, регулирующим по преимуществу вопросы Общей части уголовного права, могут быть отнесены следующие:

Закон об уголовном праве 1967 г., в котором определена новая классификация уголовных преступлений и отменено традиционное деление их на фелонии и мисдиминоры;

Закон об уголовном праве 1977 г. с последующими дополнениями и уточнениями, определяющий ответственность за сговор и решающий некоторые другие вопросы Общей части;

Закон о преступном покушении 1981 г., внесший существенные изменения в регулирование ответственности за предварительную преступную деятельность;

Закон о компетенции уголовных судов 1973 г., в котором регулируются многие вопросы назначения наказаний;

Закон о наказаниях за преступления 1997 г., направленный на усиление уголовной репрессии по делам о наиболее тяжких преступлениях;

Закон об исправлении правонарушителей 1974 г., трактующий проблему целей и применения наказаний.

Большое число вопросов, относящихся к назначению и исполнению наказаний, регулируется нормами парламентских актов, периодически издающихся под названием "Законы об уголовном правосудии" (например, 1948, 1967, 1982, 1988 и 1991 гг.). Соответствующий акт 1994 г. носит название "Закон об уголовном правосудии и общественном порядке".

К важнейшим законам, которыми по преимуществу определяется ответственность за конкретные виды или группы преступлений (ими же иногда регулируются и вопросы Общей части), могут быть отнесены:

Закон об убийстве 1957 г.;

Закон о преступлениях против личности 1861 г.; законы о половых преступлениях 1956, 1967, 1976 и 1985 гг.;

Закон о похищении детей 1984 г.; законы о краже 1968 и 1978 гг.;

Закон о преступном причинении ущерба имуществу 1971 г.;

Закон о государственной измене 1351 г.;

законы об охране государственной тайны (официальные секреты) 1911, 1920, 1939 и 1989 гг.; Закон об общественном порядке 1986 г.; Закон о ложных сообщениях 1988 г.; Закон о фальшивомонетничестве 1981 г.;

законы о злоупотреблении наркотиками 1971 г. и о преступном распространении наркотиков 1986 г.;

Закон о расовых отношениях 1976 г.;

Закон о банковском деле 1979 г.;

законы о дорожном движении 1988 г. и о нарушителях правил дорожного движения 1988 г.;

Закон о контроле над загрязнением окружающей среды 1974 г.; Закон о диких животных и растениях 1974 г.; Закон о сторожевых собаках 1975 г.

С принятием актов (Закон о преступном покушении 1981 г., Закон об исправлении правонарушителей 1974 г., серия законов об уголовном правосудии — 1982, 1988, 1991 гг. и др.,) большинство институтов об­щей части уголовного права оказались существенным образом рефор­мированными, старинные правила общего права потеснены. Они со­хранили за собой регулирование таких институтов, как нападение, неоконченное преступление, определение характера вины, но боль­шинство составов преступлений закреплено в статутном праве (За­коны о краже 1968 и 1978 гг., Закон о подлогах и фальшивомонетниче­стве 1981 г.). В результате активной деятельности парламента в сфере уголовной политики к 90-м гг. XX в. лишь небольшое число отдель­ных видов преступлений оказалось в сфере регулирования общего права. В их числе: недонесение об измене, отдельные виды убийств. Основная же масса составов преступлений определяется теперь ста­тутами.

Подготовка проектов новых законодательных актов в сфере уголовного права и процесса осуществляется созданной в 1965 г. Правовой комиссией для Англии (и аналогичной комиссией для Шотландии), которая готовит консолидированные акты по всем отраслям права, а также Комитетом по пересмотру уголовного законодательства, созданным еще в 1930-е гг., и различными королевскими комиссиями. В рамках Правовой комиссии с 1981 г. развернулась работа над составлением проекта уголовного кодекса для Англии и Уэльса, осуществляемая небольшой группой криминалистов-ученых. В 1984 г. эта группа вынесла на обсуждение специалистов доклад о кодификации уголовного законодательства и предварительный проект уголовного кодекса. После доработки, в марте 1989 г., Правовая комиссия направила лорду-канцлеру проект уголовного кодекса для Англии и Уэльса. В его Общей части учтены нормы и статутного, и прецедентного права, регулирующие ныне соответствующие правовые институты. Особенная часть является в основном систематизацией действующего уголовного законодательства по определенным категориям преступлений. Сами составители проекта не ожидают его одобрения британским парламентом в ближайшее время, хотя и считают существенным аргументом в пользу его принятия наличие уголовных кодексов в США, Канаде, большинстве штатов Австралии и в других странах, входящих в систему общего права (правда, в самой Англии ни одна отрасль права не регулируется кодексом, охватывающим все ее институты).1

Одно из важнейших преобразований английского уголовного права последних десятилетий - отмена деления преступных деяний на фелонии и мисдиминоры, провозглашенная в ст.1 Закона об уголовном праве 1967 г. Ранее, в 1945 г., были отменены различия между фелониями и "тризн" государственной изменой, считавшейся особой категорией преступлений (например, все соучастники в ней признавались исполнителями преступления). Деление на фелонии и мисдиминоры имело архаичный характер, поскольку к фелониям относились преступные деяния, которые некогда, в конце XVIII в., карались смертной казнью и конфискацией имущества, а к мисдиминорам - все остальные. В результате в середине XX в. карманная кража в церкви могла быть признана фелонией, а опаснейшая мошенническая операция, причинившая огромные убытки,- мисдиминором. Отнесение же преступного деяния к той или иной категории имело весьма существенные процессуальные и иные последствия, не соответствовавшие ни его опасности, ни установленному наказанию.

Отменив деление на фелонии и мисдиминоры, английский законодатель определил новую классификацию преступных деяний. К так называемым "арестным" преступлениям отнесены деяния, за которые грозит лишение свободы на срок свыше 5 лет. В отношении них установлены особые правила производства ареста (отсюда и их название), позволяющие задерживать подозреваемого при отсутствии судебного приказа, ограничена возможность освобождения под залог и др. Все остальные преступления получили название "неарестных". Указанное деление влияет и на регулирование ряда уголовно-правовых институтов, например соучастия, ответственности за недонесение.

Существенное значение имеет также классификация, проводимая по процессуальным основаниям, - на преступления, преследуемые по обвинительному акту (дела о них рассматриваются судом присяжных) либо в порядке суммарного производства (дела о них рассматриваются магистратами), а также деяния "смешанной юрисдикции", которые могут преследоваться в любом из двух названных порядков.

Основные элементы нынешней системы наказаний в Англии - лишение свободы, пробация и штраф. В качестве дополнительных наказаний используются лишение прав водить автомобиль, заниматься определенной деятельностью и т.п., а также приказ о выполнении работы в общественных интересах (от 40 до 240 ч). Смертная казнь, которая по Закону об убийстве 1957 г. могла назначаться только за несколько видов тяжкого убийства, в 1965 г. была отменена временно, а в 1969 г. - постоянно, поскольку выяснилось, что временная отмена смертной казни не привела к росту тяжких убийств. В настоящее время в Англии продолжают действовать статуты, предусматривающие смертную казнь за государственную измену, пиратство и поджог королевских доков, но смертные приговоры по ним уже на протяжении нескольких десятилетий не выносятся.

Лишение свободы отбывается в учреждениях с различной строгостью режима, однако каторжные работы, прежде широко применявшиеся, с 1948 г. отменены. В Англии ведутся поиски новых форм лишения свободы, в частности путем создания "открытых тюрем" и в особенности учреждений для молодых правонарушителей. Законом о полномочиях уголовных судов 1973 г. ограничена возможность назначать лишение свободы лицам, не достигшим 21 года и ранее не находившимся в тюрьмах. Законом об уголовном правосудии 1991 г. подобные ограничения распространены на иные категории граждан.

Пробация (буквально - "испытание") - наиболее распространенная, но не единственная форма условного осуждения в Англии. Она предполагает оставление осужденного на свободе под условием выполнения ряда требований, установленных судом: не посещать определенные места, воздерживаться от встреч с определенными лицами, оставаться дома в вечернее время, регулярно посещать церковь и др. Нарушитель условий пробации, назначаемой обычно на срок до 3 лет, по представлению надзирающего за его поведением социального работника может быть подвергнут штрафу или иным мерам, не связанным с лишением свободы, в частности обязанности являться на несколько часов в день в "центр посещений для молодых людей". С 1973 г. применяется также отсрочка в исполнении приговора к лишению свободы или к штрафу.1

Заключение

Англия не имеет уголовного кодекса, поэтому говорить о системе и структуре Особенной части английского уголовного права довольно сложно. В уголовно-правовой доктрине также отсутствует общепринятое обозначение Особенной части. В работах английских юристов соответствующий раздел называется либо "Отдельные преступления", либо "Определение отдельных преступлений", либо, вообще, не имеет названия. Проблематика системы Особенной части, принципов и критериев ее построения, оснований выделения отдельных категорий преступных деяний доктриной, как правило, не рассматриваются. Авторы курсов уголовного права выбирают ту систему изложения, которая им кажется предпочтительнее.

Особенная часть английского уголовного права характеризуется чрезвычайным обилием и запутанностью источников. Наряду с законами, принятыми сравнительно недавно, действуют и законы XIV-XVIII вв. Так, статус действующих имеют Закон о государственной измене 1351 г. (правда, с некоторыми поправками), Закон об охране портов 1772 г., Закон об ответственности за пиратство 1837 г.

Помимо собственно законов действуют так называемое делегированное законодательство, принятое Правительством по поручению Парламента, а также подзаконные акты. К этому следует добавить, что некоторые вопросы Особенной части нашли свое решение в прецедентном праве, несмотря на принятие Палатой лордов в 1972 г. важного решения о том, что суды больше не вправе вводить новые виды преступлений, поскольку отныне это будет входить только в компетенцию Парламента.

Попытки кодификации уголовного права Англии и Уэльса предпринимались еще в XIX в. Отметим, что согласно английской теории права под кодификацией понимается систематизация норм обычного и статутного права, а под консолидацией - способ систематизации только законодательства.

В 40-е гг. XIX в. специальными уполномоченными по вопросам уголовного права были подготовлены два законопроекта, предусматривающие уголовную ответственность за преступления против личности и за различные виды краж. Эти проекты были одобрены Парламентом, однако, по мнению английских юристов, не принесли большой пользы. Следующие попытки создания проектов уголовного кодекса предпринимались в 60-70-х гг. XIX в. Результатом этой работы стало издание в Англии большого числа законов, содержащих как нормы материального, так и процессуального уголовного права. Принятые законы, по существу, представляли собой мини-кодексы по отдельным вопросам уголовного права. Так, Закон о преступлениях против личности 1861 г. охватывал достаточно большую область противоправного поведения, направленного против личности. Помимо регламентации ответственности за тяжкое и простое виды убийства Закон предусматривал наказание и за тяжкие телесные повреждения, отравление, нападение, похищение ребенка, двоеженство и незаконный аборт. В 1913 г. в результате объединения 73 статутов было консолидировано законодательство о подделках, в 1956 г. осуществлена кодификация норм, устанавливавших ответственность за половые преступления, завершившаяся выработкой соответствующего закона.

В 1965 г. была учреждена Комиссия по реформе права, которая подготовила проекты многих законов в различных областях. Одной из основных целей работы Комиссии была кодификация норм уголовного права. Помимо названной комиссии разработкой законопроектов занимались специальные королевские комиссии и Комитет по пересмотру уголовного законодательства, созданный еще до второй мировой войны.

В 1967 г. с инициативой разработки единого для Англии и Уэльса уголовного кодекса выступил тогдашний министр внутренних дел Р.Дженнинс. С 1980 г. серьезные работы по созданию проекта кодекса велись Подкомитетом по уголовному праву Общества государственных преподавателей права. В 1989 г. был опубликован и представлен Парламенту окончательный вариант этого проекта. Он состоял из двух частей, объединивших 220 статей. Первая часть получила название "Общие принципы уголовной ответственности", вторая - "Преступления". Часть вторая, фактически представлявшая собой Особенную часть Уголовного кодекса, включала два раздела: "О преступлениях против личности" и "Об имущественных преступлениях". При этом разработчики проекта не отказались от норм общего права и делегированного законодательства как источников уголовного права. Кроме того, в проект было включено большое число уголовно-процессуальных норм. Проект не был одобрен Парламентом.

К сказанному следует добавить, что, по мнению ряда английских юристов, существующие уголовно-правовые проблемы в Англии невозможно решить только путем кодификации. Процессу систематизации должна предшествовать серьезная и сложная работа по пересмотру и корректировке основных принципов и институтов английского уголовного права.

В настоящее время уголовное право Англии, согласно некоторым оценкам, насчитывает примерно 7000-7200 "составов" преступлений, рассредоточенных по многочисленным нормативным актам. Ответственность за преступления против жизни установлена Законом об убийстве 1957 г. и Законом о детоубийстве 1938 г., ответственность за преступления против здоровья - Законом о преступлениях против личности 1861 г. (с последующими изменениями). В 1993 г. Комиссия по реформе права опубликовала доклад, содержащий проект закона о преступлениях против личности (за исключением убийства). Ответственность за посягательства на собственность предусмотрена Законом о краже 1968 г. и 1978 г., а также Законом о преступном причинении вреда имуществу 1971 г.

В целом, систематизация уголовного законодательства носит в Англии частичный характер. Во-первых, консолидируются лишь некоторые акты, относящиеся к тому или иному предмету. Во-вторых, нередко за актами консолидации издаются новые нормативные акты, посвященные тому же предмету, которые не включаются в первые. В связи с этим, несмотря на попытки систематизации, уголовное законодательство остается по-прежнему в "хаотичном" состоянии.

Список литературы:

1.Гартунг Н. История уголовного судопроизводства и судоустройства Франции, Англии, Германии и России. - С.-Петербург, типография Э. Арнгольда, 1968 г.

2.Конституционное право зарубежных стран. Учебник. В -4-х томах. Том 3. Отв. ред. Б.А. Страшун. – М.: 2002 г.

3.Конституционное право зарубежных стран: Учебник/ Под ред. М.В. Баглая. М.: Норма, 2004 г.

4.Чиркрин В.Е. Конституционное право зарубежных стран: Учебник.- 2-е изд. -М.: 2000 г.

5.Графский В.Г. Всеобщая история права и государства: Учебник для вузов. – М.: НОРМА-ИНФРА, 2001 г.

6.Правовые системы стран мира: Энциклопедический справочник (отв. ред. докт. юрид. наук, проф. А.Я. Сухарев). - "НОРМА", 2004 г.

7.Преступления против жизни по законодательству Швеции, Англии и России: сравнительный обзор (К. Содерлунд, "Законодательство и экономика", N 4, апрель 2004 г.)

8.Уголовное право зарубежных государств. Особенная часть. Учебник , Под ред. И.Д. Козочкина. – М.: Камерон, 2004.

Оглавление

Введение………………………………………………………………….……….3

1. Уголовное право Англии в средние века………………………….………….4

2. Уголовное право Англии в новейшее время…..…………………………….12

Заключение…………………………………………………………….…..……..18

Список литературы………………………………………………………………21


1 Графский В.Г. Всеобщая история права и государства: Учебник для вузов. – М.: НОРМА-ИНФРА, 2001 г.

1 Правовые системы стран мира: Энциклопедический справочник (отв. ред. докт. юрид. наук, проф. А.Я. Сухарев). - "НОРМА", 2004 г.

1 Правовые системы стран мира: Энциклопедический справочник (отв. ред. докт. юрид. наук, проф. А.Я. Сухарев). - "НОРМА", 2004 г.

1 Преступления против жизни по законодательству Швеции, Англии и России: сравнительный обзор (К. Содерлунд, "Законодательство и экономика", N 4, апрель 2004 г.)

1 Уголовное право зарубежных государств. Особенная часть. Учебник , Под ред. И.Д. Козочкина. – М.: Камерон, 2004.

1 Преступления против жизни по законодательству Швеции, Англии и России: сравнительный обзор (К. Содерлунд, "Законодательство и экономика", N 4, апрель 2004 г.)

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему