регистрация / вход

Толкование норм права 10

Введение Правовые нормы, в которых установлены определенные правила поведения, исходящие от государства, должны быть раскрыты и доведены до исполнителей. Процесс доведения смысла и сущности правовых норм до исполнителей в теории права называется толкованием.

Введение

Правовые нормы, в которых установлены определенные правила поведения, исходящие от государства, должны быть раскрыты и доведены до исполнителей. Процесс доведения смысла и сущности правовых норм до исполнителей в теории права называется толкованием.

Необходимость процесса толкования норм права обусловлена следующими причинами:

- требованием краткости формулировок правовых норм, так как физически невозможно охватить правовой нормой весь спектр общественных отношений, а также необходимостью использования в правовой норме специальных юридических терминов;

- применением в правовых нормах оценочных категорий;

- противоречиями, ошибками, смысловой неясностью, допущенными законодателем в силу низкой компетенции;

- возникновением конкуренции правовых норм.

Из всего вышеперечисленного следует актуальность толкования норм права на современном этапе.

По поводу определения и содержания толкования права в литературе существуют различные мнения. Одни авторы понимают под этим лишь уяснение, другие полагают, что содержание толкования норм права составляет их разъяснение, третьи определяют толкование как единство того и другого.

В ходе работы мы выясним мнения различных авторов с точки зрения понимания, необходимости толкования норм права, выясним существующие способы толкования норм права, рассмотрим акты толкования норм права.

Для рассмотрения вышеперечисленных вопросов мы будем использовать такие методы, как анализ и синтез, метод формализации, сравнительный и др.

Чтобы изучить мнения различных авторов, воспользуемся различными учебниками, учебными пособиями по юридическим дисциплинам, а также обратимся к разного рода монографиям и периодической литературе.

1 Понятие и виды толкования н6орм права.

Толкование правовых норм — это сложный волевой процесс, направленный на установление точного смысла, содержащегося в норме права, предписания, обнародование его для всеобщего сведения. Данный процесс состоит из двух частей (элементов): толкующий субъект (интерпретатор) вначале уясняет содержа­ние правовой нормы для себя, решает, как он будет действовать, а затем в целях установления одинакового понимания и применения разъясняет смысл и содержание правового предписания всем заинтересованным лицам [11].

В.Н.Хропанюк определяет толкование норм права как деятельность компетентных органов государства, общественных организаций и отдельных граждан по осознанию ими действительного содержания норм.

Доктор юридических наук В.А.Козбаненко выделяет определенные признаки (черты), которыми обладает толкование правовых норм:

* толкование правовых норм осуществляется целена­правленно, постоянно и носит систематический характер;

* толкование является одним из аспектов права, цель которого — применение правовых норм к конкретным неиз­менным фактам;

* толкование — исторический процесс, обусловленный практикой. Практика толкования правовых норм будет зави­сеть от политического режима государства, криминогенной обстановки в данном обществе, общей направленности раз­личных отраслей политики и других социальных факторов;

* оно тесно связано с правосознанием и моралью;

* толкование правовых норм направлено на уяснение их смысла исполнителями, а также на разъяснение правовых норм государственными органами и должностными лицами, осуществляющими правоприменительную практику;

* толкование осуществляется в целях обеспечения пра­вовых норм в данном государстве;

* завершает процесс реализации общественных отноше­ний;

* является одним из элементов правового регулирова­ния[1] .

В.А. Осипов утверждает, что существуют объективные и субъективные причины необходимости толкования норм права:

1. Нормы права, содержащиеся в нормативных актах, выража­ются посредством слов, предложений, формулировок; чтобы по­нять их смысл и значение, логическую связь между ними, необ­ходима мыслительная деятельность.

2. В нормативных актах воля государства выражена через сред­ства и приемы юридической техники: специфическую термино­логию, юридические конструкции, систему отсылок. Некоторые термины заимствованы из других отраслей наук. Все это требует специальных (юридических) знаний для объяснения терминов и используется законодателем при изложении государственной воли, содержащейся в нормах права.

3. Правовые нормы как общеобязательные правила поведения, имеют особую форму выражения, характеризуются абстрактнос­тью. Они распространяют свое действие на широкий круг субъ­ектов и общественных отношений, а законодатель, как правило, вынужден использовать наиболее краткие формулировки для оформления воли государства. Это ведет к тому, что возникает необходимость «расшифровать» данные формулировки.

4. Толкование вызывается несовершенством и неадекватным использованием законодательной техники, отсутствием ясного, точного, понятного языка нормативного акта, поэтому некоторые формулировки получаются расплывчатыми, а иногда и двусмысленными.

5. Нормы права способны регулировать общественные отношения лишь во взаимосвязи друг с другом, в системе – действие одной нормы неизбежно вызывает действие другой. Чтобы понять истинный смысл правовой нормы, необходимо отыскать другие, которые будут применяться вместе с ней.

Таким образом, толкование — не обычный мыслительный процесс, не просто акт познания, а деятельность (интеллектуально-волевая, организационная), процесс, протекающий во вре­мени. Он включает в себя два самостоятельных компо­нента: уяснение и разъяснение.

Уяснение — процесс понимания, осознания содержа­ния норм «для себя». Разъяснение же — объяснение, доведение усвоенного содержания для других[2] .

В юридической литературе высказывались различные точки зрения по поводу указанных элементов. Одни ученые рассматривали толкование только как уяснение, другие же сводили его исключительно к разъяснению. Предпринимались попытки определить среди двух ком­понентов главный, определяющий. Подобная постанов­ка вопроса представляется некорректной и с научной, и с практической стороны. Уяснение и разъяснение — две диалектически связанные стороны единого процесса. Уяснение предваряет, сопутствует и завершает разъяс­нительные процедуры, ибо, прежде чем разъяснить со­держание, нормы другим, интерпретатор должен уяс­нить, понять его содержание для себя. Причем разъяс­нение не итог и не цель толкования. Оно осуществляет­ся для того, чтобы содержание акта было понятно, «уяснено» другими лицами — субъектами реализации. При этом следует помнить, что толкование права осуществляется не ради обычного познания, изучения правовых норм, а в целях их реализации. Названное обсто­ятельство и придает специфические особенности рас­сматриваемому процессу.

Таким образом, уяснение смысла нормы и его объяснение - это процесс мышления лица, изучающего правовую норму. Это необходимый подготовительный этап, предпосылка для правильного решения конкретного дела, проведения кодификационной работы, составления собраний и картотек законодательства, учета нормативных актов, издания акта - разъяснения нормы права и т.д. [14].

Разъяснение содержания нормы - это деятельность определенных органов и лиц, имеющая самостоятельное и специальное значение. Ее цель - обеспечить правильное и единообразное осуществление толкуемой нормы во всех случаях, на которые она рассчитана, устранить неясности и возможные ошибки при ее применении. Толкование-разъяснение обязательно должно быть зафиксировано либо в форме официального акта государственного органа или иного органа, наделенного властными полномочиями, либо в форме даваемых общественными организациями или отдельными лицами рекомендаций и советов, не имеющих формально обязательного характера [11].

Таким образом, в первом случае речь идет о различных приемах уяснения норм права - текстовом, систематическом, историко-политическом . Здесь же нужно говорить о тех результатах, к которым приходит интерпретатор, использовав все приемы уяснения (буквальное, распространительное и ограничительное толкование). Во втором случае рассматриваются такие виды толкования, как официальное, которое может быть нормативным и казуальным и неофициальным.

Указанные аспекты наиболее четко просматриваются при применении права: лицо или орган, применяющие юридические нормы, должны уяснить их смысл и ознакомиться с разъяснениями, даваемыми официальными органами, наукой права. Уяснение нормы преследует цель установить ее смысл в полном объеме, в то же время разъяснение имеет, как правило, более конкретное назначение - раскрыть смысл того или иного термина, объяснить, на кого распространяет свое действие толкуемая норма, каково ее соотношение с другими, близкими по смыслу, нормами и т.д. Уяснению подлежат в принципе, все нормативные акты, разъяснению - лишь те, по поводу которых возникают сомнения или разногласия на практике. За уяснением вовсе не обязательно должно следовать разъяснение, и в большинстве случаев достаточно лишь уяснить смысл закона, чтобы вынести решение по делу [12].

Более глубокий анализ позволяет характеризовать толкование права как специфическую деятельность, как особое социальное явление, как своеобразный фактор правовой культуры, момент существования и развития права, необходимое условие правового регулирования.

Необходимость толкования как процесса имеет место и в некоторых других сферах человеческой деятельнос­ти, когда текст не может быть доступен, понят без соответствующих операций по интерпретации терминов, языковых знаков (перевод текстов с одного языка на другой, интерпретация нотных знаков, химических фор­мул и т. д.).

Под толкованием подразумевается и искусство по­стижения значения знаков, передаваемых одним созна­нием и воспринимаемых другими сознаниями через их внешнее выражение (жесты, позы, тексты, речь).

В отличие от иных видов толкования толкование права — особая деятельность, чья специфика обусловле­на рядом факторов: во-первых, эта деятельность связана с интерпретацией не любых письменных источников, а правовых актов, т. е. объектом его является право — специфическая реальность, обладающая особыми при­знаками, свойствами, принципами функционирования; во-вторых, толкование в праве, имея целью реализацию правовых предписаний, выступает и необходимым усло­вием правового регулирования; в-третьих, в установлен­ных законом случаях эта деятельность осуществляется компетентными государственными органами; в-четвер­тых, результаты толкования, когда им требуется при­дать обязательное значение, закрепляются в специаль­ных правовых (интерпретационных) актах[3] .

Особый характер толкования в праве требует не только специфических способов и технологий толкова­ния, но и определенного методологического подхода.

Прежде всего, надо иметь в виду двойственную при­роду этого явления.

Право в силу присущей ему формальной определен­ности содержится в актах — формальных, письменных источниках. И с этих позиций толкование права не отличается от толкования иных письменных докумен­тов. Во всех случаях чтение любого текста сводится к овладению данным текстом, к пониманию читающим субъектом смысла, заключенного в нем. Но если бы толкование в праве сводилось только к пониманию текстов правовых актов, оно не имело бы особого значения.

Особенностью права является его действенный ха­рактер. Закон живет, когда он исполняется, реализуется в поведении людей. Однако реализация формального правового императива возможна лишь в случае понима­ния адресатом его содержания, перехода его во внутрен­нее желание, сознание индивида. Не случайно для права, правового регулирования характерна презумпция знания закона — предположение, что субъекты права, его адресаты «знают» (т. е. осознают, понимают) содер­жание правовых предписаний. А это неизбежно предпо­лагает их толкование.

Конечно, уяснение содержания правовых предписа­ний возможно и вне связи с их реализацией. Таково научное истолкование древних источников права (зако­нов Хаммурапи, Русской Правды и т. д.). Однако подоб­ное уяснение текстов нормативных актов ничем не отличается от понимания содержания любых письмен­ных источников. Например, законы XII таблиц, древ­нейший памятник римского права, изучают и понимают не по тексту самого акта, а по цитатам и пересказам более поздних авторов. Но подобное толкование не может быть охарактеризовано как специфическая дея­тельность юристов.

Сущность толкования как специфической деятель­ности заключается в особенностях самого права как общественного явления. Данные свойства таковы, что вызывают необходимость толкования. Это нормативность, общеобязательность, системность, формальная опреде­лённость, государственная принудительность.

Основу права составляют нормы — правила общего ха­рактера. Причем нормативность права особого рода, по­скольку это равный масштаб, применяемый к фактичес­ки неравным людям. Поскольку закон всеобщ, а случай, к которому он применяется,— единичен, субъекты, его реализующие,— индивидуальны, необходимо толкование общей нормы, выяснение того, можно ли использовать ее в конкретном случае и по отношению к конкретным субъектам. Субъект реализации всегда «примеряет» общее правило к конкретным фактам, личности, учитывая особенности места, времени и т. д. Истолковывая норму, он тем самым определяет, применима ли она и в какой мере к конкретному случаю, конкретному лицу. Подве­дение под единичное общего невозможно без уяснения последнего [11].

Право представляет собой специфическое обществен­ное явление, имеющее свои закономерности развития, формы проявления и реализации, структуру, конструк­ции, принципы, способы, типы регулирования и т.д. Указанные особенности также требуют особой деятель­ности по выяснению содержания права. Речь идет не только о толковании, понимании специальных юриди­ческих терминов, но и об учете особенностей правового регулирования.

Необходимость толкования в праве вызывается и воз­можными противоречиями между его формой и содер­жанием. Содержание права находит свое выражение в нормативных правовых актах, которые не всегда пра­вильно выражают волю законодателя. Низкий уровень юридической техники, недостатки технического порядка приводят к пробелам, противоречиям, искажению содер­жания права. В подобном случае толкование — условие познания подлинного содержания юридических предпи­саний [10].

В литературе высказывалось мнение, что толковаться должны только неясные нормы, ясные же, понятные толкования не требуют. Такой взгляд представляется спорным. Ведь для определения, является ли данная норма понятной, ясной, нужно ее уяснить, понять, истолковать.

Толкование права необходимо также в силу противо­речия между формальным характером правовых норм и динамикой общественных отношений. В силу формаль­ной определенности правовые предписания остаются неизменными, стабильными до их изменения. В то же время общественная жизнь изменяется постоянно. Поэ­тому нередко закон применяется в существенно изме­нившихся по сравнению с моментом его издания усло­виях.

2 Способы толкования правовых норм

Способ толкования представляет собой совокупность приемов и средств, позволяющих уяснить смысл и содержание нормы права и выраженной в ней воли законодателя. Каждый из них отличается от других своими специфическими особенностями и средствами уяснения правовой нормы[4] .

В юридической науке и практике различаются следующие способы (некото­рые авторы называют их «приемы») толкования: грам­матический, логический, систематический, историко-политический, специально-юридический, телеологичес­кий и функциональный.

Грамматическое толкование . Всякий правовой акт представляет собой выраженную словами мысль законо­дателя. Слова, выражающие мысль, имеют самостоя­тельное значение. Однако они находятся с другими словами в определенной логической связи, вследствие чего приобретают ограниченный и подчиненный общему строю смысл. Поэтому при толковании закона в первую очередь встает необходимость выяснения терминологи­ческого или грамматического содержания отдельных понятий, из которых складывается его суть. Этот процесс связан с выяснением значения отдельных поня­тий и терминов нормативного акта. После уяснения смысла слов и терминов устанавливается смысл предло­жений, посредством которых сформулирована норма права. Для этого сопоставляются грамматические формы слов (род, число, падеж...), выявляются связи между словами и предложением, устанавливаются синтаксиче­ская и морфологическая структура предложений (зна­ки препинания, соединительные и разъединительные союзы и др.)[5] .

Недостаточное знание правил грамматики, непра­вильная их интерпретация приводят к неточному пони­манию содержания нормы, а следовательно, и к ее нарушению в процессе реализации.

Примером может служить известный царский указ «Казнить нельзя помиловать». Отсутствие знаков пре­пинания вообще делает это веление невыполнимым. Но и при наличии запятой необходимо знать правила грамматики, чтобы понять содержание фразы. Как, например, истолковать правовое предписание «Освобо­дить от уплаты налога на добавленную стоимость орга­низации инвалидов, ветеранов войны и труда...»? Отно­сится ли слово «организации» к ветеранам войны и труда или же речь идет только об организациях инва­лидов? Для понимания смысла нормативного акта нужен синтаксический анализ предложения, формы употребля­емого глагола и т. д. Например, ст. 267 Кодекса торгово­го мореплавания предусматривает получение лицом воз­награждения за спасение имущества пассажиров судна. Напротив, ст. 472 ГК РСФСР 1964г. предполагала воз­мещение вреда, понесенного при спасании имущества [10].

Интересно следующее высказывание русского юриста Н. Таганцева: «Согласование слов в роде и падеже, употребление единственного или множественного числа, однократного или многократного вида глаголов, употребляется в законе пунктуация и т. п.— все это может служить подспорьем для выяснения смысла закона, так как, с одной стороны, закон должен быть понимаем прежде всего так как он написан, а с другой — мы всегда предполагаем, что законодатель знает язык, на котором он пишет, и что он пишет согласно законам и правилам этого языка»[6] .

Логическое толкование . Это толкование правового акта по его смыслу с использованием законов логики. Имен­но посредством названного способа устанавливается весь объем содержания нормы, устраняются имеющиеся в ней неясности. Если грамматическое толкование ста­вит своей задачей выяснение буквального содержания того, что закреплено непосредственно в тексте, то логическое имеет целью с помощью правил формальной логики выявить то, что законодатель желал выразить в тексте закона, но не выразил. Разумеется, для этого интерпретатор должен знать законы логики, различные логические приемы и т. д. В нормативных актах, напри­мер, используется термин «холодное оружие». Как же трактовать деяние, если использовалось оружие, нагре­тое до высокой температуры? Будет ли оно «холод­ным»? Логический анализ позволяет заключить, что холодное оружие характеризуется вовсе не температу­рой. Парными категориями «холодного» здесь являются термины «огнестрельное», «газовое», а не «горячее», «теплое» и т.д.

И все же применением одних правил формальной логики нельзя установить все связи толкуемой нормы с другими нормами, ее назначение и цели, социально-политическое содержание в данных исторических усло­виях. Поэтому для познания содержания норм права наряду с правилами формальной логики используются законы диалектической логики.

Названные законы применяются и в процессе систе­матического и историко-политического толкования.

Систематическое толкование . Существование данно­го способа толкования предопределяется системностью права. Он заключается в уяснении смысла конкретной нормы путем сопоставления ее с иными нормами. Нормы права не существуют независимо друг от друга, а потому для глубокого и полного уяснения смысла нормы недостаточно ее внутреннего анализа, а требуется исследование ее содержания, ее связей с другими нор­мами [7].

Так, ст. 120 Конституции РФ гласит, что «судьи независимы и подчиняются только Конституции Рос­сийской Федерации и федеральному закону». Из текста статьи неясно, относится ли указанное правило к народ­ным заседателям, которые согласно ГПК (ст. 15) и УПК (ст. 15) входят в состав суда. Для правильного решения этого вопроса обратимся к ст. 119, закрепляющей, что судьями могут быть граждане Российской Федерации, достигшие 25 лет, имеющие высшее юридическое обра­зование и стаж работы по юридической профессии не менее пяти лет. Следовательно, в ст. 120 Конституции речь идет о независимости только судей.

Благодаря систематическому способу, можно вы­явить юридическую силу правовой нормы, сферу ее действия, принадлежность к определенной отрасли, ин­ституту права.

Зачастую сам текст нормативного акта содержит основания для систематического толкования. К нему, в частности, приходится прибегать при реализации блан­кетных и отсылочных норм.

Историко-политическое толкование . Материалистиче­ский подход к праву предполагает, что содержание права, правовые отношения могут быть правильно поняты только в тесной связи с порождающими их обществен­ными отношениями. Реализация правовых предписаний невозможна без раскрытия их политического и социаль­но-экономического содержания в конкретных истори­ческих условиях. Такое толкование тем более необходи­мо в условиях, когда закон устарел и не отражает объективных условий времени его применения [10].

Так, еще совсем недавно в союзном и российском за­конодательстве (уголовном и административном) в ка­честве правонарушений признавались спекуляция, туне­ядство и т. д. Правовые нормы отражали взгляд законо­дателя на указанные деяния, который соответствовал экономической, социальной и политической природе социализма. Как же должны были принимать решения соответствующие органы, когда, с одной стороны, зако­нодательство разрешало деятельность, а с другой — запрещало ее под угрозой наказания? Здесь и был необходим учет социально-экономической и политической обстановки в стране (переход к рынку, развитие частной инициативы и т. д.).

Специально-юридическое толкование . Выражение власт­ной воли законодателя, содержащейся в нормах права, осуществляется не только с помощью общеупотреби­тельных слов, но и специфических терминов. При этом используются различные юридико-технические средства и приемы, учитываются различные способы, методы и типы правового регулирования. Сказанное и обусловли­вает потребность в специальных юридических знаниях, которые интерпретатор применяет при толковании норм[7] .

Прежде всего, это касается толкования специальных терминов (траст, эмансипация, акцепт, комитент и др.). Однако рассматриваемый способ не сводится только к толкованию терминов (тогда он отождествлялся бы с грамматическим толкованием). Содержание его гораздо шире. Интерпретатор должен учитывать особенности правового регулирования, юридические конструкции, тип регулирования и т.д. Например, в условиях общедозволительного типа («Разрешено все, кроме прямо запре­щенного») регламентация осуществляется путем ис­пользования запрещающих норм, хотя на самом деле речь идет об общем дозволении. Без понимания сути общедозволительного либо разрешительного типа невоз­можно правильно реализовать правовые нормы.

Телеологическое (целевое) толкование направлено на уяснение целей издания правовых актов. Разумеется, подобное толкование необходимо не всегда. Однако если в стране резко меняются общественно-политическая обстановка, специфика обстоятельств дела, без выяснения цели невозможно принять правильное решение. Иногда законодатель определяет цели принятого нормативного акта непосредственно в его тексте. Так, в преамбуле указа Президента РФ от 7 марта 1996г. «О реализации конституционных прав граждан на землю» закреплено, что данный акт принят «в целях обеспечения защиты конституционных прав граждан на землю». С учетом названных целей субъекты права и должны толковать (и применять) положения указа, исходя из приоритет­ной защиты интересов граждан (а не государственных органов либо сельскохозяйственных организаций) [11].

Функциональное толкование . В некоторых случаях для уяснения смысла нормы недостаточно брать во внимание только ее формальный анализ и общие усло­вия реализации. Иногда интерпретатор должен учиты­вать условия и факторы, при которых реализуется норма. Прежде всего, это касается толкования так называемых оценочных терминов («уважительные при­чины», «существенный вред», «значительный ущерб», «крайняя необходимость» и т. д.). С учетом особеннос­тей места, времени и других факторов одни и те же обстоятельства могут быть признаны уважительными либо неуважительными, существенными либо несущест­венными и т. п. Иной раз законодатель прямо обязывает учитывать различные конкретные условия, т. е. обра­титься к функциональному толкованию. Так, в ГК РФ указано, что при определении размера компен­сации морального вреда должны учитываться требова­ния разумности и справедливости, а также фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальные особенности потерпевшего. При определении размера алиментов за несовершеннолетних детей суд также учитывает материальное или семейное положение сторон и другие «заслуживающие внимания обстоятельства» (ст. 81, 83 Семейного кодекса РФ).

В литературе в отдельных случаях одни способы толкования предпочитаются другим. Конечно, для уяс­нения содержания нормы не всегда требуется использо­вание в одинаковой степени всех приемов толкования. Иногда можно ограничиться лишь грамматическим и логическим толкованием. Однако это не дает оснований игнорировать какой-либо из указанных способов, ибо бывает, что именно он позволяет «поставить точку» в уяснении содержания нормы и правильно применить ее на практике.

3 Субъекты толкования правовых норм

Нормы права толкуются всеми субъектами, их реали­зующими. Однако юридическое значение результатов тол­кования различается в зависимости от того, кто толкует нормы права. А потому важно классифицировать виды толкования по его субъектам.

По этому основанию выделяют официальное и неофи­циальное толкование.

Официальное толкование произво­дится компетентными государственными органами, и его результаты обязательны для всех субъектов права. В свою очередь оно подразделяется на аутентическое и легальное. Аутентическое толкование выполняет орган, издав­ший нормативный акт[8] . Какого-то специального разре­шения ему для толкования собственных актов не требу­ется. Он делает это в силу своей компетенции.

Правотворческий орган дает аутентическое толкова­ние как в тексте самого акта (дефинитивные нормы), так и в актах специальных. Например, отдельные по­ложения Гражданского кодекса получили объяснение в Федеральном законе «О введении в действие части пер­вой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Легальное толкование осуществляется органом, спе­циально уполномоченным на то законом. Так, ст. 126 Конституции РФ указывает, что Верховный Суд РФ «дает разъяснения по вопросам судебной практики». Аналогичные разъяснения дает и Высший Арбитражный Суд (ст. 127 Конституции). Исключительная компетен­ция Конституционного Суда — толкование нормативных актов с точки зрения их соответствия Конституции.

Особо следует выделить толкование, имеющее меж­государственное значение. Таковы, в частности, между­народные правила по толкованию торговых терминов «Инкотермс», изданные Международной торговой палатой, содержащие интерпретации различных юридичес­ких положений, используемых участниками междуна­родной торговли.

Существует и ненормативное официальное толкование, т. е. правоприменительное толкование. Вторая стадия процесса правоприменения — стадия, на которой выби­раются и анализируются (т. е. толкуются) нормы права. Здесь процесс толкования неразрывно связан с процес­сом применения1 .

Неофициальное толкование также реализуется раз­личными субъектами, но результаты его не имеют юридического, общезначимого значения. Его подразде­ляют на обыденное, профессиональное и доктринальное.

Обыденное толкование может осуществлять любой субъект права. Его точность зависит от уровня правосознания субъекта. Причем от характера такого «житей­ского» толкования во многом зависит состояние закон­ности, ибо оно является основанием юридической дея­тельности граждан, их правомерного поведения.

Профессиональное толкование правовых норм дается специалистамиюристами. Критерием выделения этого вида толкования служит не степень знания права, а профессиональная деятельность. Таковым является, на­пример, толкование, осуществляемое прокурором или адвокатом в судебном процессе. Его результаты не обязательны для суда, однако необходимость деятель­ности этих участников процесса закреплена нормативно (например, в ст. 295 УПК).

Доктринальное толкование производится учеными-юристами, специалистами в области права в монографиях, научных комментариях, статьях и др. Результаты доктринального толкования публикуются в особых сборниках, содержащих научно-практические комментарии действу­ющего в той или иной области законодательства. Этими комментариями пользуются практические работники [10].

Официальное толкование различают двух видов — норматив­ное (общее) и казуальное (индивидуальное).

Нормативное толкование не ведет к созданию новых право­вых норм, оно только разъясняет смысл уже действующих. Сущность его состоит в том, что оно имеет общий характер, является круг субъектов. Поэтому термин «нормативное толкование» носит условный характер.

Нормативное толкование применяется в случаях, когда нормы недостаточно совершенны по своей форме, имеют неяс­ность текстуального понимания при неправильной и противоре­чивой практике их применения. Оно призвано обеспечить едино­образие в понимании и применении норм права. Нормативные разъяснения не имеют самостоятельного значе­ния, они полностью разделяют судьбу толкуемой нормы. Отмена или изменение нормы права нередко приводит к отмене или со­ответствующему изменению акта толкования [11].

Казуальное толкование также является официальным, но не имеет общеобязательного значения, а сводится лишь к толкова­нию правовой нормы с учетом ее применения к конкретному случаю. Оно дается компетентным органом по поводу рассмотре­ния конкретного дела и обязательно лишь для него. Цель такого разъяснения — правильное разрешение определенного случая, поэтому оно не имеет значения при рассмотрении других дел. Казуальное толкование содержится в специальных указаниях разъясняющего характера, в актах надзора юрисдикционных и административных органов. Например, в постановлениях и оп­ределениях судов второй и надзорной инстанции прямо разъясня­ется смысл применяемых норм права или когда судья в процессе судебного заседания разъясняет участникам процесса статью, предусматривающую уголовную ответственность за дачу ложных показаний1 .


4 Акты толкования правовых норм

Акт толкования – это один из видов правовых актов. Вопрос о юридической природе актов толкования тесно связан с проблемой сущности толкования, т.е. является ли это правотворческой деятельностью или это средство уяснения и разъяснения смысла существующей нормы права[9] .

В литературе высказываются на этот счет различные мнения. Одни авторы склонны считать акты толкования одной из форм (источников) права, другие утверждают, что таким актом не устанавливаются, не изменяются и не отменяются нормы права. Предпочтительнее вторая точка зрения, поскольку многие акты толкования, хотя и являются нормативными (в смысле общеобязательными), исходят от субъектов, которым не предоставлено право нормотворчества (Верховный Суд РФ).

Интерпретационные акты как виды правовых актов имеют свои особенности: они не содержат общеобязательных правил поведения (норм права), не имеют самостоятельного значения и действуют в единстве с теми нормативными актами, в которых содержатся толкуемые юридические нормы. Они находятся в зависимости от нормативных актов, обслуживают и разделяют их судьбу [5].

Акт толкования необходимо рассматривать и как действие, и как юридический документ, акт уяснения и разъяснения. Последний может быть устным и ли письменным. Акт толкования – это официальный, юридически значимый документ, направленный на установление действительного смысла и содержания нормы права.

Интерпретационные акты можно классифицировать по различным основаниям:

1. По внешней форме они могут быть письменными и устными. Письменные акты толкования имеют определенную структуру, т.е. в них должны присутствовать реквизиты: кто издал этот акт, когда, к каким нормам права (институту, отрасли, нормативному акту) относится, когда вступил в действие. Они могут облекаться в ту же форму, что и нормативно-правовые акты, издаваемые соответствующими органами (указы, постановления, приказы, инструкции и т.д.).

2. По юридической значимости различают акты нормативного толкования и казуального.

Акты нормативного толкования распространяют свое действие на неопределенный круг субъектов и рассчитаны на применение каждый раз, когда реализуется толкуемая норма, в этом смысле они носят общеобязательный характер.

Казуальные акты относятся к конкретному случаю и касаются конкретных лиц, с этой точки зрения их можно назвать индивидуальными.

3. Юридическая сила акта толкования и сфера его действия определяются местом органа, его издавшего. Это акты органов власти: исполнительно-распорядительных, судебных, прокурорских и т.д.

4. В зависимости от того, кто издал акт толкования и нормативно-правовой акт, они могут быть аутентичными иди легаль­ными. Если акт принимает и толкует один и тот же субъект, это авторское толкование (аутентичное).

Если норму права толкует субъект, который на это управомочен, которому это право делегировано (разрешено) законом (на­пример, Верховный Суд РФ толкует законы, принимаемые пар­ламентом), то это легальные акты.

5. Можно выделить акты толкования в различных отраслям права: уголовно-правовые, административно-правовые и т.д. [7].

Все сказанное позволяет сделать вывод, что толкование права и его результаты играют важную роль в правореализационном процессе. Оно завершает процесс правового регулирования об­щественных отношений и делает правовые нормы готовыми ь реализации различными субъектами.

5 Отличие актов толкования от нормативных правовых актов и актов применения норм права

Правоприменение – это решение конкретного дела, жизненного случая, определенной правовой ситуации. Это «приложение» закона, общих правовых норм к конкретным лицам, конкретным обстоятельствам.

Правоприменение – организующая деятельность. Действия правоприменяющего лица или органа направлены на то, чтобы развитие отношений между людьми и их формированиями шло в русле закона[10] .

Применением правовых норм занимаются компетентные органы и должностные лица и только в рамках предоставленных им полномочий. В качестве исключения по воле государства полномочиями применять отдельные законы могут быть наделены общественные органы. Так, на­пример, профсоюзы применяют некоторые нормы трудового законода­тельства.

Применение закона имеет место там, где адресаты правовых норм не могут реализовать своих предусмотренных законом нрав и обязанностей без своего рода посредничества компетентных государственных органов. Нельзя получить пенсию, очередное воинское звание, отсидеть на гаупт­вахте, реализовать свое право на отдых (получить очередной отпуск) и т.д. без разрешения компетентного органа, хотя бы к тому времени были в действительности налицо вес условия, предусмотренные законом дня возникновения прав и обязанностей. Другими словами, часть правовых, норм ре­ализуется через правоприменение, правоприменительную деятельность, правоприменителъные акты.

Применение права — это властная организующая деятельность компетентных органон и лиц, имеющая своей целью обеспечить адре­сатам правовых норм реализацию принадлежащих им прав и обязанно­стей, а также гарантировать контроль за данным процессом [6].

Определенная последовательность совершения комплексов действий в ходе правоприменения дает основание говорить о трех стадиях правоприменительной деятельности:

1) установление фактических обстоятельств дела;

2) установление юридической основы дела;

3) решение дела.

Единственным изначальным основанием начала процесса применения правовых норм является наступление предусмотренных ими фактических обстоятельств. Поэтому первая стадия правоприменения состоит в установлении юридических фактов и юридических составов (совокупностей различных фактов). Это могут быть «главные факты» и факты, подтверждающие главные, но обязательно те и в том объеме, как того требует нор­мальное разрешение юридического дела. В ряде случаев круг обстоятельств, подлежащих установлению, обозначен в законе.

Часто сбор доказательств и предварительное установление фактов являются делом одних лиц, а вынесение решения по делу — других. Однако правоприменяющий орган в этом случае обязан убедиться в достаточнос­ти фактов и их обоснованности. Ни прокурор, утверждающий обвинитель­ное заключение, ни судья, который рассматривает уголовное дело, ни ди­ректор предприятия или начальник УВД, издающий приказ о поощрении работника, не могут отнестись к своим обязанностям формально, полага­ясь на представленные материалы.

Целью первой стадии правоприменительного процесса является достижение фактической объективной истины. Поэтому особое внимание законодательство уделяет доказыванию. В нем фиксируется, какие обстоятельства нуждаются в доказывании, а какие — нет (общеизвестные, презумпции, преюдиции), какие факты доказываются определенными средствами (например, экспертизой). Окончательная оценка доказательст­ва является всегда делом правоприменителя [11].

Установление юридической основы дела включает:

- нахождение нормы, подлежащей применению;

- проверку правильности текста того акта, в котором содержится иско­мая норма.

- проверку подлинности нормы и ее действия во времени, в пространстве и по кругу лиц;

- уяснение содержания нормы.

Все укачанные действия служат одной цели — правильной квалификации фактов, а значит, упрочению законности и правопорядка, поэтому могут быть объединены в одну стадию. Конечно, они тесно смыкаются и пе­реплетаются в действительности с действиями, составляющими содержание предшествующей стадии.

Особо следует сказать о той ситуации, когда правоприменитель не находит нормы, регулирующей установленные факты. Из этого следует по меньшей мере два вывода: или законодатель не считает необходимым регулировать данные обстоятельства и принимать по ним какие-либо реше­ния -юридического характера, или налицо пробел в законе.

При пробеле в законе правоприменителю предписывается законодате­лем разное поведение. Одно из них закреплено в уголовных и уголовно-процессуальных кодексах Здесь действует принцип: «Нет преступления и проступка нет наказания и нет взыскания без закона». Естественным вы­ходом для практика в такой ситуации является отказ в возбуждении произ­водств по делу, вынесение оправдательного решения.

В отношениях, не связанных с признанием деяния преступлением или административным проступком, действует другое правило. Гражданское законодательство, например, допускает возникновение гражданских прав и обязанностей непосредственно в силу общих начал и смысла гражданско­го законодательства. Ссылаясь на отсутствие конкретного закона, нельзя, таким образом, отказать в правосудии. Средствами преодоления пробела по спорам, возникающим из цивильных правоотношений, а также по делам особого производства и спорам, вытекающим из административно-право­вых отношений, являются аналогия закона и аналогия права.

Аналогия закона означает решение дела на основе закона, регулирую­щего сходные с рассматриваемыми отношения.

Аналогия права — решение на основе общих начал и смысла законодательства[11] .

Аналогия разрешена повсюду, где нет специального запрещения и где сам нормодатель не связывает наступление юридических послед­ствий только с конкретным законом. Режим законности диктует ряд требований к использованию аналогии:

1) решение дела по аналогии допустимо только в случае полного отсутствия или неполноты правовых норм;

2) сходство анализируемых обстоятельств и обстоятельств, предусмотренных имеющейся нормой, должно быть в существенных, равнозначных в правовом отношении признаках;

3) выводы по аналогии недопустимы, если она прямо запрещена зако­ном или если закон связывает наступление юридических последствий с на­личием конкретных норм;

4) исключительные нормы и изъятия из общих законодательных пра­вил могут приниматься во внимание только тогда, когда рассматриваемые обстоятельства также являются исключительными;

5) выработанное в ходе использования аналогии правоположение не должно противоречить ни одному из действующих предписаний закона;

6) решение по аналогии предполагает поиск нормы вначале в актах той же отрасли права, и только за неимением таковой возможно обращение к другой отрасли и законодательству в целом.

Правоприменительный акт — это государственно-властный индивидуально-определенный акт, совершаемый компетентным субъектом по кон­кретному юридическому делу с целью определения наличия или отсутст­вия субъективных прав или юридических обязанностей и определения их меры на основе соответствующих правовых норм и в интересах их норма­тивного осуществления [11].

Правоприменительные акты представляют самостоятельную ценность по причине их особой роли, необходимости и полезности в механизме пра­вового воздействия на общественные отношения. Ценность правоприменительных актов состоит также и в том, что они реализуют определенные со­циальные цели вместе (одновременно) с нормативными правовыми актами.

Результативность в достижении стоящих перед правоприменительными актами целей (мера этой результативности) свидетельствует об их эффективности. Она может быть высокой, значительной, средней степени, недостаточной, низкой.

Выявление эффективности правоприменительного акта связано со сложным делом определения всех целей акта, результатов его действия, соизмерения результатов с целями, учетом неизбежных издержек.

Эффективность правоприменительных законов проявляется в том, что они приносят определенный результат совместно с другими средствами (в том числе нормативными) социального (в том числе правового) воздейст­вия. Но эффективность правоприменительных актов следует прежде всего видеть в выполнении ими своих собственных целей, своей роли в общей системе средств воздействия на поведение людей.

Выбор правовых норм в ходе правоприменения неизбежно связан с уяснением их содержания. Часто в этом помогают правоприменителю разъяснения нормативно-правовых актов, которые дают разные органы и лица в официальном и неофициальном порядке. И уяснение требова­ний норм, как внутренний интеллектуальный процесс, и разъяснение их, как выражение вовне своих заключений о содержании права с це­лью показать, как надо понимать правовой акт, чаще всего объединяют одним понятием — «толкование права» [7].

Проблема толкования выходит за рамки правоприменения или реализации права.

Во-первых, она имеет самостоятельное значение в процессе на­учного или обыденного познания государственно-правовой жизни.

Во-вто­рых, в ходе правотворческих работ возникает необходимость четкого представления о содержании действующих норм. Ни издать новый акт, ни систематизировать имеющиеся нельзя без знания подлинной воли законодателя, которая получила официальное выражение.

Объектом толкования являются законы и подзаконные нормативные правовые акты. Важное значение имеют не только сформулированные в них нормы, но и преамбулы актов, другие содержащиеся в них правоположения.

Предметом толкования является историческая воля законодателя (нормодателя), выраженная в законе (в нормативном акте). Воля законодателя времени применения закона также учитывается, так как в последовавших за толкаемым актах могут содержаться нормы, прямо или косвенно меня­ющие содержание предшествующих актов [7].

История разных государств дает примеры такой практики, когда под видом толкования провозглашались новые нормы. Режим твердой законнос­ти и нормальный правопорядок в принципе исключают смешение правотворческого и праворазъяснительного процессов.

Толкование подразделяется на виды прежде всего в зависимости от то­го, идет ли речь об уяснении нормативных актов или об их разъяснении.

Уяснение актов достигается рядом способов. Способы толкования — это относительно обособленные совокупности приемов анализа право­вых актов. Выделяют грамматическое, логическое, систематическое, специально-юридическое, историко-политическое и телеологическое толкование.

Результаты использования всех способов обусловливают объем толкования. По объему толкование подразделяется на три вида: адекватное, ограничительное и расширительное . Как правило, имеет место адекватное толкование. Ограничительное и расширительное допускаются всегда при одном непременном условии — несовпадении действительного (настоя­щего, подлинного) смысла нормы с буквальным. Норма истолковывается шире или уже буквального ее смысла, но обязательно в соответствии с тем, что найдено в итоге уяснения истинного содержания нормы [10].

При оценке значения и роли расширительного и ограничительного толкования норм не следует смешивать их с аналогией закона и права, когда происходит распространение действий норм на не предусмотренные ими обстоятельства.

Важным моментом в определении видов разъяснения правовых актов является субъект — лицо или орган, дающий это разъяснение.

Официальное толкование дается или тем органом, который издал дан­ный акт (и тогда оно носит название аутентичного), или же органами, на которые возложена обязанность толковать законы или другие нормативные акты (легальное толкование). Акты официального толкования обязательны для правоприменителей.

Высшую ступень среди них занимают акты конституционного толкования, которые во многих государствах даются конституционным судом.

Объектами официального аутентичного толкования могут выступать все государственные органы, организующие процесс реализации права. Круг их широк, поэтому юридическая сила актов толкования неодинакова.

Высшей юридической силой обладают акты толкования парламентских органов и высших судебных инстанций, если они конституционно уполномочены на толкование законов

В связи с осуществлением исполнительно-распорядительных функций, организацией правоотношений и контролем за соблюдением законодатель­ства толкование подзаконных актов осуществляют Правительство, минис­тры и другие исполнительные органы.

В правоохранительной сфере большую роль играют разъяснения (инструктивные и директивные письма, приказы и инструкции) таких ведомств, как Министерство юстиции, Высший Арбитражный Суд, Прокуратура, ор­ганы внутренних дел. Большинство из них являются внутриведомственны­ми, но есть и такие разъяснения, которые принимаются к руководству гражданами. Таковы, например, официальные разъяснения органами внут­ренних дел Правил дорожного движения.

Неофициальное толкование не является юридически обязательным. Сила его только в глубине анализа, в убедительности и обоснованности. Соответственно выделяют обыденное толкование, даваемое гражданами; компетентное , которое дается сведущими в праве людьми (специалиста­ми); доктринальное , исходящее от ученых, ведущих исследовательскую работу в этом направлении [7].

С процессом толкования нормативных актов тесно связана их конкретизация . Последняя осуществляется в процессе подзаконного правотворчества, но иногда правоконкретизирующие положения содержатся в актах официального толкования, что дает повод отождествить названные процессы. В отличие от толкования (разъяснения того, что есть), конкретиза­ция права привносит в содержание нормы нечто новое дополнительно к выраженному в законе. Таковы, например, правоположения, конкретизирующие оценочные понятия, употребленные в законе («злостный характер», «тяжкие последствия», «непригодность» и т.п.)

Заключение

Таким образом, проделав данную работу, мы выяснили, что под толкованием норм права понимается деятельность органов государства, должностных лиц, общественных организаций, отдельных граждан, направленная на установление содержания норм права, на раскрытие выраженной в них воли социальных сил, стоящих у власти. Разработка новых юридических предписаний невозможна без толкования, поскольку в развитой системе законодательства большинство издаваемых норм, так или иначе, связано с уже существующими законодательными положениями.

Немаловажное значение имеет толкование и для создания сводов законов, собраний и справочников по законодательству, для учета нормативных актов. Процесс толкования неизбежен при реализации правовых норм органами суда, прокуратуры, арбитража, другими государственными органами, при заключении сделок и договоров хозяйствующими структурами, в деятельности партий, общественных объединений.

Мы выяснили, что существуют такие способы толкования норм права, как грамматический, логический, систематический, специально-юридический, историко-политический и др.

По субъекту толкования различают официальное и неофициальное толкование.

В процессе толкования устанавливаются смысл нормы права, ее основная цель и социальная направленность, возможные последствия действия толкуемого акта, выясняются общественно-историческая обстановка его принятия, условия, в которых происходит толкование, и т.д. Для правильного выявления воли, выраженной в нормативном акте, необходимо проанализировать сам текст нормативного акта, преамбулу, официальные и неофициальные его разъяснения, другие близкие по содержанию нормы, материалы периодической печати, научные работы и т.д. Тем не менее, главным объектом толкования при строгом режиме законности должен быть текст нормативного акта, поскольку в нем, в первую очередь, находит свое выражение воля законодателя.

Толкование особенно важно для работников правоприменительных органов, так как применение права для них является одной из основных обязанностей, той формой, в которой воплощается их деятельность. Однако это не умаляет значения толкования и гражданами. Известно правило, что незнание закона, если он обнародован в соответствующей общедоступной форме, не освобождает от ответственности. Нельзя ссылаться не только на неведение, но и на заблуждение по поводу содержания законов.

Список литературы

1. Богдановская И.Ю. Категория «правовая норма» в правовой доктрине стран «общего права» // Журнал российского права. – 2006. - №11.

2. Божок В.А. Проблема разграничения института аналогии и субсидиарного применения правовых норм // Нотариус. – 2006. - №5.

3. Громов Н.А. Толкование и аналогия в уголовном судопроизводстве // Журнал российского права. – 2000. -№ 5/6.

4. Ершов Т.В. Признание нормативных актов противоречивыми Конституции РФ и федеральным законам // Российская юстиция. – 2003. - №6.

5. Кожевников В.В. Толкование норм права // Юрист. – 2000. - №4.

6. Козбаненко В.А. Правоведение: Учебник. – М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К0 », 2006.

7. Корельский В.М., Перевалов В.Д. Теория государства и права. Учебник для юридических вузов и факультетов. – М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1997. – с.370.

8. Рахманина А.Г., Тихомиров Т.Н. Закон о нормативных правовых актах – актуальная повестка дня // Журнал российского права. – 2006. - №5.

9. Система Консультант Плюс.

10. Теория государства и права. Учебник / Под ред. Проф. В.В. Лазарева. – 2-е перераб. и доп. изд. – М.: Право и закон, 2002.

11. Теория государства и права . Курс лекций / под ред. Н.И.Матузова и А.В.Мальченко. – М.: Юристъ, 1997.

12. Теория государства и права. Учебник. – М.: Юрид.лит.,1996.

13. Теория государства и права. – 2-е изд., доп. Хропанюк В.Н. Учебное пособие для ВУЗов. – М., 1998.

14. Тихомиров Ю.А. Право официальное и неофициальное // Журнал российского права. – 2005. - №5.

15. Улищенко О.А. Судебные акты как основание для государственной регистрации прав // Бюллетень нотариальной практики. – 2005. - №5.


[1] Козбаненко В.А. Правоведение: Учебник. – М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К0 », 2006.

[2] Теория государства и права . Курс лекций / под ред. Н.И.Матузова и А.В.Мальченко. – М.: Юристъ, 1997.

[3] Кожевников В.В. Толкование норм права // Юрист. – 2000. - №4.

[4] Матузов В.В., Малько А.В. Теория государства и права. Курс лекций. – М.: Юристъ, 1997. – с.445.

[5] Козбаненко В.А. Правоведение: Учебник. – М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К0 », 2006.

[6] Таганцев Н. Русское уголовное право. СПб., 1902. с.174.

[7] Козбаненко В.А. Правоведение: Учебник. – М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К0 », 2006.

[8] Теория государства и права. Учебник / Под ред. Проф. В.В. Лазарева. – 2-е перераб. и доп. изд. – М.: Право и закон, 2002.

1 Корельский В.М., Перевалов В.Д. Теория государства и права. Учебник для юридических вузов и факультетов. – М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1997. – с.370.

1 Матузов В.В., Малько А.В. Теория государства и права. Курс лекций. – М.: Юристъ, 1997. – с.444.

[9] Теория государства и права. Учебник / Под ред. Проф. В.В. Лазарева. – 2-е перераб. и доп. изд. – М.: Право и закон, 2002.

[10] Теория государства и права . Курс лекций / под ред. Н.И.Матузова и А.В.Мальченко. – М.: Юристъ, 1997.

[11] Корельский В.М., Перевалов В.Д. Теория государства и права. Учебник для юридических вузов и факультетов. – М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1997. – с.370.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему