регистрация / вход

Гражданско-правовой договор порядок заключения, изменения, расторжения

оглавление Введение 3 Глава 1. юридическая природа гражданско-правового договора 7 1.1 Понятие и предмет гражданско-правового договорного регулирования 7

оглавление

Введение 3

Глава 1. юридическая природа гражданско-правового договора 7

1.1 Понятие и предмет гражданско-правового договорного

регулирования 7

1.2 Понятие гражданско-правового договора 23

1.3 Классификация гражданско-правовых договоров 32

Глава 2. Порядок заключения, изменения и расторжения гражданско-правового договора 43

2.1 Правовое регулирование заключения договора 43

2.2 Исполнение договорных обязательств и способы их обеспечения 62

2.3 Изменение и расторжение договора 71

Заключение 78

Список литературы 83

Приложения 89

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы . Право, как сложное общественное явление, представляет огромный интерес для исследователя. В каждой отдельной правовой системе отражаются свои, уникальные представления людей об обществе, о его критериях и духовных ценностях.

Развитие различных форм общения между людьми выдвинуло потребность предоставления им возможности по согласованной сторонами воле использовать предложенные законодателем или самим создать правовые модели в виде различных гражданско-правовых договоров. Договор со временем становится одним из основных способов и инструментов реализации правовых норм в практику общественной жизни.

На сегодняшний день особенно актуальным становится исследование проблем гражданско-правовых взаимоотношений. Гражданско-правовой договор в условиях развития рыночных отношений является тем необходимым элементом, без которого немыслимы какие-либо взаимодействия участников гражданских правоотношений. Гражданско-правовой договор может возникать в многочисленных видах, каждый из которых обладает рядом уникальных особенностей и присущих этому виду свойств. На данном этапе, как мне кажется, необходима оценка все возрастающей роли гражданско-правового договора в современных условиях, обобщение уже накопленного опыта исследований договорных отношений.

Объектом исследования данной работы является система правовых норм, регулирующих гражданско-правовые договоры, а также конкретные законодательные акты, определяющие и регламентирующие гражданско-правовые договорные отношения между отдельными субъектами гражданского права РФ.

Предметом исследования работы является гражданско-правовой договор.

Цель данной дипломной работы — выявление особенностей гражданско-правового договора, как юридического факта, в свете развития российских гражданско-правовых норм, в результате чего выделяются все отличительные особенности новой системы договорного права.

Основными задачами данной выпускной квалификационной работы являются всестороннее исследование разных институтов договорного права с целью выделения общей картины правового режима по урегулированию российских гражданско-договорных отношений. Определены конкретные задачи работы:

1. выявить основные проблемы гражданско-правовых отношений;

2. изучить нормативно-правовую базу по выбранной теме;

3. рассмотреть современный гражданско-правовой договор: его особенности, характеристики, отличительные черты;

4. изучить и проанализировать конкретные проблемные ситуации, возникающие при заключении, изменении и расторжении гражданско-правовых договоров.

В данной выпускной квалификационной работе в качестве нормативных источников используются основные нормативные акты, посвященные регулированию гражданско-договорных отношений. Среди них особое место занимает Гражданский Кодекс Российской Федерации 1994 г.

Теоретической основой дипломного проекта послужили научные труды российских ученых-юристов, периодическая литература по исследуемой проблеме, юридические материалы судебно-арбитражной практики.

Кроме нормативно-законодательных актов и источников, ощутимую пользу в подготовке дипломной работы принесло изучение научных работ крупных российских специалистов в области договорного права, как Андреев В.К., Антимонов Б.С., Бесполова А.И., Богуславский М.М., Брагинский М.И., Вердников В.Г., Гавзе Ф.И., Герберт Штумпф, Грибанов В.П., Евдокимова В.Н., Еременко В.И., Зенин И.А., Киселев С.Л., Красавчиков А., Ловягин Н.Б., Новицкий И.Б., Попов B.C., Свядосц Ю.И., Сергеев А.П., Суханов Е.А., Тыцская Г.И., Финкель И.К. и др.

Методологической основой исследования являются общие методы познания, как: системное и комплексное исследование, историческое исследование, сравнительный, дедукция и индукция, анализа и синтеза, а также специальные методы, применяемые в области правоведения, как: толкование закона, сравнительный анализ, методы аналогии права и аналогии закона.

Существенную помощь в подготовке дипломной работы оказало использование нормативно-законодательных актов на основе компьютерной справочно-правовой системы «Гарант», а также материалов электронного бюллетеня судебной и арбитражной практики справочно-правовой системы «АРБТ» из серии «Энциклопедия Российского Права».

Практическая значимость данного исследования заключается в возможности использования результатов дипломной работы в разработке нового и совершенствовании действующего гражданско-правового законодательства.

Научная новизна определяется новизной норм Гражданского кодекса об изменении и расторжении договора.

На защиту выносятся следующие основные положения, отражающие научную новизну исследования:

1. Сформулировано понятие гражданско-правового договора как соответствующее закону свободное соглашение двух или нескольких равноправных и независимых субъектов, направленное на возникновение обязательства, представляющего юридический интерес имущественного характера для его участников.

2. Соглашение об изменении или расторжении договора само является гражданско-правовым договором, которое следует отличать от других соглашений, влекущих изменение или прекращение обязательства: понятием расторжения (изменения) договора не охватываются случаи, когда полное или частичное прекращение обязательства происходит по воле сторон, но не связано с «воздействием» на его основание (зачет) или предполагает безусловное освобождение должника от неисполненного обязательства (прощение долга).

3. Право на отказ от исполнения договора является субъективным гражданским правом, реализуя его сторона удовлетворяет свой интерес в полном или частичном прекращении действия договора и возникших из него прав и обязанностей. Содержание данного субъективного права включает правомочие на совершение одностороннего действия и правомочие требовать от всех других лиц не препятствовать этому.

Проведенное исследование позволило дипломанту сформулировать ряд самостоятельных положений, выводов, предложений и рекомендаций о совершенствовании договорно-правовых отношений:

— о соотношении понятий «соглашение» и «договор;

— о закреплении в ГК РФ понятия «коммерческая сделка»;

— о необходимости повышения стабильности договорных связей и оптимизации на этой основе коммерческих отношений между субъектами экономической деятельности;

— о совершенствовании правового регулирования договора коммерческой концессии;

— о совершенствовании законодательного регулирования безвозмездных договорно-правовых отношений в сфере предпринимательской деятельности..

ГЛАВА 1. юридическая природа ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ДОГОВОРА

1.1 Понятие и предмет гражданско-правового договорного регулирования

Гражданско-правовой договор всегда был одним из основных объектов исследования отечественной цивилистики, что обусловлено значением договора как важнейшего основания возникновения гражданских прав и обязанностей.[1] В последнее десятилетие наблюдается всплеск интереса к проблематике гражданско-правового договора, связанный с постсоветской кодификацией российского гражданского права. Активизировалось изучение договора и с общетеоретических позиций. И все же учение о гражданско-правовом договоре характеризуется пока неполной разработанностью и прежде всего — теории договорного права. Достаточно сказать, что в российской юридической науке не сложилось устойчивого понимания договора, адекватно отражающего его юридическую природу. Показательно в этом отношении, что цивилистика до сих пор не выработала методологии, позволяющей надежно решать даже такие элементарные вопросы, как отграничение договора от односторонней сделки, иначе прекратились бы, например, давние споры о юридической природе векселя, в ходе которых цивилисты пытаются выяснить, что есть вексель — договор или односторонняя сделка.

Выявить юридическую природу (или, иными словами, — юридическую сущность) гражданско-правового договора — это значит определить, к какому роду юридических явлений относится гражданско-правовой договор и какое место он занимает среди других явлений данного рода. Кроме юридической природы (сущности) гражданско-правового договора допустимо говорить и о других аспектах его сущности, например, об экономической, социальной, философской сущности гражданско-правового договора.

Юридическая традиция (как научная, так и прикладная) донесла до начала третьего тысячелетия в качестве доминирующего воззрение, согласно которому гражданско-правовой договор (как сделка, соглашение) является юридическим фактом, с которым связываются возникновение, изменение и прекращение правовых отношений, урегулированных нормами права. Однако роль договора как юридического факта, в достаточной мере до сих пор не прояснена. Обычно в литературе дело не идет дальше констатации вроде следующей: «Договоры... будучи юридическими фактами, устанавливают, изменяют или прекращают гражданские правоотношения».[2] Между тем механизм проявления юридико-фактических свойств договора весьма сложен. Само же понимание договора как юридического факта нуждается в серьезном уточнении.

1. Значение договора как юридического факта проявляется в основном лишь в факте заключения (наличия) договора. В самом деле, для возникновения правоотношений (элементов правоотношений), моделируемых нормами права, важен лишь факт существования договора (в необходимых случаях — в сочетании с другими юридическими фактами или элементами фактического состава). Из сделанного уточнения, однако, отнюдь не следует, что из юридического обихода надо устранить выражение «договор является юридическим фактом» или подобные ему. Такие выражения укоренились в юридической науке и практике, а некоторая неточность этих выражений компенсируется их лаконичностью. Важно только, чтобы определение договора как юридического факта не заслоняло собой другие, не менее важные свойства договора.

2. Факт заключения (наличия) договора — далеко не единственный юридический факт, необходимый для развития договорного правоотношения. Сам по себе факт заключения договора влечет чаще всего только возникновение договорного правоотношения, притом нередко лишь в самом общем виде. Дальнейшее развитие (динамика) договорного правоотношения (возникновение новых прав и обязанностей, изменение или прекращение отдельных ранее возникших прав и обязанностей) происходит уже вследствие появления других конкретных юридических фактов, предусмотренных нормами права или условиями договора, определяющими содержание договорного правоотношения (например, таких юридических фактов, как наступление сроков поставки товара, сроков его оплаты, просрочка поставки товара).

Таким образом, не только договор выступает в роли юридического факта, но и условия договора сами нуждаются в наличии юридических фактов для того, чтобы на основе условий договора возникли моделируемые ими договорные права и обязанности. Например, для возникновения договорного правоотношения (элемента договорного правоотношения) на основе условия договора поставки о договорной неустойке за просрочку поставки товара необходим такой юридический факт, как просрочка поставки товара поставщиком.

Изложенное обстоятельство наводит на мысль о необходимости уточнения общего понятия юридического факта. В настоящее время под юридическим фактом обычно понимается конкретное жизненное обстоятельство, с которым юридическая норма (закон в широком смысле) связывает возникновение, изменение или прекращение правоотношений.[3] Однако, как видно из приведенного примера с гражданско-правовым договором, юридические факты необходимы для наступления правовых последствий, смоделированных (предусмотренных) не только правовыми нормами, но и ненормативными положениями (актами). Поэтому в понятии юридического факта необходимо расширить круг правовых положений (актов), выведя его за пределы только правовых норм (нормативных правовых актов). При таком подходе определение юридического факта может быть следующим.

Юридический факт — это факт, с которым правовые нормы и ненормативные правовые положения (акты) связывают наступление юридических последствий.

Из приведенного определения следует, что ненормативные положения (акты), в частности договоры, выступают, с одной стороны, как юридические факты, при наличии которых возникают предусмотренные правовыми нормами (нормативными правовыми актами) правовые отношения, а с другой — для возникновения прав и обязанностей, предусмотренных ненормативными положениями (актами), может потребоваться наступление дополнительных (своих) юридических фактов.

3. Юридико-фактическое свойство договора — это вторичное юридическое свойство договора как правового явления.

Юридическими фактами могут быть самые различные, практически любые, факты (явления) действительности, в том числе явления, по своей изначальной природе неюридические (например, такие события, как рожде­ние или смерть человека, землетрясение, дорожное происшествие) или же юридические (например, сделки, судебные решения).[4]

Изначально неюридическое явление, становясь юридическим фактом, обретает вторичное юридическое свойство — свойство юридического факта. В результате такое явление сохраняет свою первичную неюридическую сущ­ность и дополняется юридическим свойством.

Аналогичным образом изначально юридическое явление, становясь юридическим фактом, обретает вторичное юридическое свойство — свойство юридического факта. В результате юридическое явление, сохраняя свою первоначальную юридическую сущность, дополняется новым вторичным юридическим свойством.

Гражданско-правовой договор как изначально юридическое явление имеет свою первичную юридическую — сущность правового акта. Наряду с первичной сущностью правового акта договор обладает вторичным юриди­ческим свойством — свойством юридического факта.

Раскрывая регулятивную сущность договора через правовой акт и противопоставляя эту сущность юридико-фактическому свойству договора, нельзя оставить без пояснения то обстоятельство, что по традиционной классификации юридических фактов гражданско-правовой договор рассматривается как разновидность большой группы юридических фактов, именуемых юридическими актами. Означенное обстоятельство, казалось бы, сводит на нет по методологическим соображениям усилия выявить регулятивную сущность договора. Однако это только на первый взгляд. В самом деле, отнесение договора к юридическим актам в традиционной классификации юридических фактов и квалификация договора как разновидности правового (юридического) акта при выявлении регулятивной сущности договора существенно различаются по своему юридическому смыслу. В первом случае договор хотя и отнесен к юридическим (правовым) актам, но отнесен в связи с его юридико-фактическим свойством. Включение договора в группу юридических актов здесь никак не проясняет регулятивную сущность договора, наоборот, скрывает, подавляет ее. Во втором же случае квалификация договора правового акта свидетельствует о единстве (общности) его правовой природы с правовой природой законов, иных нормативных правовых актов, которые традиционно противопоставляются юридическим фактам. [5]

Гражданско-правовой договор (как и сделка вообще) по своей юридической природе является правовым актом и в этом своем качестве регулирует правовые отношения сторон между собой или также с другими (третьими) субъектами права (лицами), наделенными правами по отношению к сторонам.

В настоящее время значение гражданско-правового договора как юридического регулятора отмечается на страницах многих научных и учебных изданий. Однако тенденция восприятия гражданско-правового договора (как, впрочем, и других подобных договоров, в частности трудовых) сквозь призму юридического факта в науке и практике далеко не преодолена. При этом содержание договора как совокупность условий, на которых он заключен, раскрывается в контексте договора как юридического факта. Однако, как показано ранее, это следует делать через его понимание как правового акта. Содержание договора как правового акта составляют условия договора.[6]

Особенностью договора как правового акта — регулятора общественных отношений является то, что он упорядочивает отношения между сторонами договора и выступает как средство саморегулирования отношений сторон. В отличие от договора односторонний (особенно директивный) правовой акт направлен на регулирование отношений других лиц (в отдельных случаях с участием лица, издавшего односторонний правовой акт). Указанная осо­бенность регулятивных свойств договора позволяет более четко отграничить договор от односторонних правовых актов, изданных двумя или более субъектами. Последние, как и договор, выражают согласованную волю двух или более лиц, издавших совместный односторонний правовой акт. Однако договор заключается сторонами для урегулирования своих взаимоотношений, его воздействие направлено на внутренние взаимоотношения, на их саморегулирование. Между тем такое воздействие одностороннего правового акта, принятого двумя или более субъектами права, направлено вовне, т. е. на регулирование отношений, как правило, других лиц между собой. При этом то обстоятельство, что субъектами регулируемых односторонними правовыми актами отношений могут быть и сами субъекты, издавшие эти акты, не меняет существа дела, так как не меняется внешняя направленность регулятивного воздействия одностороннего правового акта.

Регулирование договором взаимоотношений заключивших его сторон — черта договора, наиболее отвечающая его природе. Но она не исключает участия в регулируемых договором правоотношениях третьих лиц, например, в случае с договором в пользу третьих лиц. Здесь договор упорядочивает отношения между заключившими его сторонами и, кроме того, отношения одной или обеих сторон с третьими лицами, в пользу которых заключен договор. Третье лицо по такому договору имеет только права в отношении стороны (сторон) договора. Конструкция договора в пользу третьего лица несколько размывает чистоту договорной доктрины, согласно которой договор определяет взаимоотношения между заключившими его сторонами, но эта конструкция не колеблет одно из главных начал договорной теории — договор не может создавать обязанности для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон. Как регулятивный правовой акт гражданско-правовой договор может быть как ненормативным, так и нормативным.

Примером ненормативного договора — договора, рассчитанного на однократную реализацию (т. е. содержащего только ненормативные условия), — может служить договор розничной купли-продажи, исполняемый в момент его совершения.[7]

Нормативные гражданско-правовые договоры также имеются, и таких договоров немало (больше, чем может показаться на первый взгляд). Например, договор поставки, предусматривающий помесячную поставку товаров в течение года и неустойку за недопоставку (просрочку поставки) товаров носит нормативный характер. В самом деле, условие о неустойке в таком договоре рассчитано на неоднократное применение. Оно используется вся­кий раз, когда поставщик допускает просрочку поставки (юридический факт), и не исчерпывается однократной реализацией. Здесь могут возразить, что гражданско-правовой договор не является общеобязательным и поэтому не может быть нормативным. Данное возражение будет справедливо, если существенным признаком нормативности считать общеобязательность правового акта (положения). Это, однако, не верно. Для признания правового акта нормативным достаточно того, что такой правовой акт рассчитан на неоднократную (иными словами, неопределенно многократную) реализацию. При подобном подходе нормативные правовые акты могут быть как общеобязательными, хаки не общеобязательными, в том числе индивидуальными (свойства индивидуальности и не нормативности не тождественны). Преобладающая в настоящее время юридическая позиция, согласно которой общеобязательность является существенным признаком правовой нормы, рано или поздно будет пересмотрена. Иначе, оставаясь на логической почве, невозможно объяснить нормативный характер положений, содержащихся в уставах юридических лиц, локальных правовых актах, иных подобных нормативных правовых актах, которые трудно рассматривать в качестве общеобязательных.

Итак, гражданско-правовой договор как правовой акт имеет регулятивную сущность. Парадоксально, но до сих пор эта сущность договора остается почти неизученной. Между тем для понимания договора как правового феномена необходимо выявить его регулятивные свойства. В этом одна из важнейших задач науки гражданского права, выполнение данной задачи требует введения в научный оборот и активного использования понятия «гражданско-правовое договорное регулирование» (или кратко — «договорное регулирование»). Указанное понятие раскрывает договор с динамической стороны как действенное средство правового регулирования взаимоотношений сторон договора. Договорное регулирование, его механизм позволяют выявить такие свойства договора, которые не видны при рассмотрении договора в его статике с позиции юридиче­ского факта. Например, взаимодействие договора и закона (другого важней­шего правового регулятора) правильно могут быть поняты только в резуль­тате изучения их регулятивных свойств.

Термин «договорное регулирование» не часто, но встречается в юридической литературе,[8] а в последнее время он стал использоваться и в нормативных правовых актах, в том числе законах.[9] Однако за редким исключением понятие договорного регулирования не раскрывается.

Уже сам термин «правовое договорное регулирование» указывает на связь обозначаемого им понятия с категорией «правовое регулирование». В юриспруденции эта категория является узловой, краеугольной наряду с такими категориями, как норма права, правовой акт, правоотношение. Она часто употребляется в юридической литературе, причем чаще всего как некая данность, как само собой разумеющееся. Между тем общее понятие правового регулирования юридической наукой разработано слабо, во всяком случае не в той мере, в какой следовало бы, исходя из значения данной категории в науке и практике.

Правовое регулирование — это социальное регулирование, осуществляемое правовыми средствами.

Правовое регулирование — лишь один из факторов, под воздействием которых складываются фактические общественные отношения. Кроме правового регулирования, на общественные отношения воздействуют иные виды социального регулирования (моральное регулирование, политическое регулирование и др.), а также различного рода экономические, социально-бытовые, психические, иные объективные и субъективные факторы. Важнейшие свойства правового регулирования особенно проявляются через рассмотрение субъекта правового регулирования, средства правового регулирования, предмета правового регулирования, механизма правового регулирования.

В зависимости оттого, каким средством осуществляется правовое регулирование, последнее можно подразделять на виды, в ряду которых стоит и гражданско-правовое договорное регулирование.

Гражданско-правовое договорное регулирование — это правовое регулиро­вание, осуществляемое посредством гражданско-правового договора.[10]

Наряду с гражданско-правовым договорным регулированием на договорные отношения воздействуют общенормативное правовое регулирование, административное правовое регулирование и судебное правовое регулирование.

Общенормативное правовое регулирование — это правовое регулирова­ние, осуществляемое посредством нормативных правовых актов (норм права).

Административное правовое регулирование — это правовое регулирование, осуществляемое посредством ненормативных административных правовых актов.

Судебное правовое регулирование — это правовое регулирование, осуществляемое посредством судебных правовых актов.[11]

В правовом регулировании договорных отношений общенормативное правовое регулирование участвует всегда, взаимодействуя с договорным регулированием, в то время как административное и судебное правовое регулирование — лишь в отдельных случаях.

Помимо очерченного «аналитического» (раздельного) взгляда на право­вое регулирование договорных отношений последнее можно рассматривать и «синтетически», как целостное явление, включающее в качестве регулятив­ных компонентов договорное правовое регулирование, общенормативное правовое регулирование, административное правовое регулирование и судеб­ное правовое регулирование.

Соотношение (взаимодействие) договорного и общенормативного компонентов правового регулирования (в привычных выражениях — соотношение договора и закона) есть главный юридический аспект правового регулирования договорных отношений как в теоретическом, так и в практическом плане. Это соотношение характеризуется следующими основными чертами.

1. Договорный и общенормативный компоненты правового регулирования договорных отношений (иными словами, договорное и общенормативное правовое регулирование договорных отношений) неразрывны. Договорное регулирование может осуществляться только во взаимодействии с общенормативным.

Общие нормы договорного права устанавливают правовой режим договора, в том числе порядок его заключения, изменения, расторжения. Содержание договорного правоотношения обусловливается условиями договора и нормами договорного права. При этом нормы договорного права (как императивные, так и диспозитивные) определяют содержание договорного правоотношения непосредственно, не трансформируясь в договорные условия. Это утверждение не распространяется на случаи, когда нормы договорного права определяют не собственно содержание договорного правоотношения, а предопределяют содержание договора как правового акта, в том числе путем наложения на стороны обязанности включать те или иные условия в договор, а также установления параметров содержания договорных условий.

2. С точки зрения юридической силы общенормативное регулирование доминирует над договорным. Общенормативное регулирование (закон) обозначает пределы договорного регулирования. Однако в отдельных случаях в допускаемых законом пределах договорное регулирование (договор) может быть сильнее закона. Так, если после заключения договора принят закон, устанавливающий для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе прописано, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров (ст. 422 ГК РФ).[12]

3. По общему правилу правовое регулирование договорных отношений инициируется договорным регулированием. Именно договор выступает непосредственным регулятором отношений сторон. Именно по своей воле, выраженной в договоре, стороны вступают в договорные отношения. И лишь постольку, поскольку стороны заключили договор, к регулированию их отно­шений подключается закон (общенормативное регулирование). В отдельных случаях договор может влиять на круг правовых норм, распространяющих свое действие на отношение сторон, например, в случае, когда стороны своим соглашением исключают применение к своим отношениям диспозитивной нормы (ст. 421 ГКРФ).

4. Соотношение удельного веса (интенсивности) договорного и o6щенормативного компонентов правового регулирования договорных отношений является различным применительно к отдельным видам договора. Так, для типизированных (предусмотренных законом) договоров общенормативное регулирование гораздо интенсивнее, чем для не типизированных, правовой режим которых определяется в основном только общими нормами договор­ного права. В свою очередь типизированные договоры могут значительно отличаться друг от друга по соотношению общенормативного и договорного компонентов правового регулирования. Например, удельный вес общенормативного регулирования для договора железнодорожной перевозки значительно выше, чем для договора простого товарищества. В договоре перевозки объем договорного регулирования ограничивается условиями, выраженными в транспортной железнодорожной накладной, в то время как общенормативный компонент насчитывает сотни, если не тысячи, правил, содержащихся в Транспортном уставе железных дорог, правилах перевозок грузов на железнодорожном транспорте, тарифных руководствах..[13]

5. Регулятивное значение договора сопоставимо с регулирующей ролью закона. Это качество договора нашло отражение в формуле ст. 1134 Французского гражданского кодекса, которая гласит: «Законно заключенные соглашения занимают место закона для тех, кто их заключил». Более того, в отличие от закона договор выступает как конкретный, непосредственный регулятор взаимоотношений сторон. Так, сотни правовых норм о купле-продаже пре­бывают в бездействии, пока своей волей и в своем интересе стороны посредством договора купли-продажи не вступают во взаимоотношения, урегулировав их характеристики (объект купли-продажи, цену товара и др.). При таком взгляде именно договор является основным исходным правовым регулятором, а закон — дополнительным правовым регулятором, призванным обеспечить полноту правового регулирования.[14]

Рассмотрение регулятивных свойств договора в плоскости договорного регулирования позволяет со всей определенностью поставить вопрос о предмете гражданско-правового договорного регулирования (или, иными словами, о предмете регулирования гражданско-правового договора).

Предмет правового регулирования — это волевые общественные отношения и поведение их участников, подвергаемые правовому регулированию.

Общественные отношения и поведение — тесно связанные, но не тож­дественные явления. Конечной целью правового регулирования является побуждение социальных субъектов либо к желательному положительному поведению, либо к воздержанию от нежелательного поведения. Такая цель достигается путем формирования с помощью правовых средств различного рода правовых отношений (прав и обязанностей субъектов). С учетом этого в общем случае правовые отношения можно рассматривать как промежуточ­ный предмет правового регулирования (или элемент предмета правового регулирования), а поведение — как конечный предмет правового регулиро­вания (элемент предмета правового регулирования). В результате правового регулирования правовых отношений и поведения складываются фактиче­ские общественные отношения.

Права и обязанности, составляющие содержание договорного правоот­ношения, выступают последним передаточным звеном, через которое нормы права и договор воздействуют на поведение сторон договора и фактические отношения между ними.

Прежде всего, следует определить, какие отношения могут быть предметом гражданско-правового договорного регулирования, ограничивается ли предмет гражданско-правового договорного регулирования обязательственными отношениями и, соответственно, исчерпываются ли гражданско-правовые договоры только обязательственными договорами.

Гражданско-правовой договор — универсальный гражданско-правовой регулятор, не замыкающийся на обязательственном праве. В принципиальном плане есть все основания утверждать, что предметом гражданско-правового договорного регулирования выступают те же самые отношения, что и отноше­ния, являющиеся предметом регулирования гражданского права в целом, а именно имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. Из предмета гражданско-правового дого­ворного регулирования исключаются отношения, регулирование которых договором в принципе возможно, но не допускается законом, а также отноше­ния, которые по своему характеру не подвластны договорному регулированию. Так, назначение наследника наследодателем в принципе может быть сделано как путем совершения односторонней сделки (завещания), так и путем заключения договора о наследовании. По Гражданскому кодексу РФ распо­рядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания, являющегося односторонней сделкой (ст. 1118), в то время как, например, Германское гражданское уложение допускает назначение наслед­ника также и путем заключения договора (§ 1941, 2274-2302).[15]

Основным предметом гражданско-правового договорного регулирования являются обязательственные правовые отношения. Соответственно, обяза­тельственные договоры — самые распространенные гражданско-правовые договоры. Они имеют наиболее развитый правовой режим, что выразилось в том, что не менее половины норм Гражданского кодекса РФ посвящено регулированию именно обязательственных договорных отношений. Общие положения о договоре включены также в общую часть обязательственного права (раздел 3 Кодекса). Это не означает, однако, что общие положения о договоре не могут применяться к необязательственным договорам.

Помимо обязательственных отношений предметом договорного регули­рования могут быть также вещные правовые отношения, отношения в сфере исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интел­лектуальной собственности), наследственные правовые отношения и даже личные неимущественные правовые отношения.

Место и значение гражданско-правового договорного регулирования в правовой системе обусловлено тем, что договор является важнейшим правовым регу­лятором наряду с законом (в широком смысле этого слова) и административ­ным (иным директивным) ненормативным правовым актом. Значение договерного регулирования состоит в том, что отдельные виды отношений не могут быть урегулированы иначе как посредством договора. Речь идет об отношениях между юридически равными субъектами и прежде всех об иму­щественных отношениях в сфере гражданского оборота. Без договора, дого­ворного регулирования правовая система не может существовать. Сфера договорного регулирования под воздействием тех или иных экономических, социальных, политических факторов может сужаться, но никогда не может исчезнуть совсем.

Как правовой регулятор договор обладает гибкостью, причем гораздо большей, нежели закон. С помощью договора стороны могут доурегулировать свои отношения, не урегулированные законом, или даже в допускаемых пределах адаптировать к своим потребностям законодательное регулирование.

Договор, договорное регулирование обладают большой социальной ценностью. Договор является средством социального взаимодействия между людьми, средством автономного саморегулирования отношений между ними. С договором неразрывно связаны такие ценности, как свобода, демократия, гражданское общество, права человека. Уровень договорной свободы явля­ется показателем и проявлением свободы человека и общества в целом. В функциональном плане договор — это то правовое средство, без которого невозможно построение гражданского общества.[16]

Договор присущ всем правовым системам, всем государственным режи­мам. Но если сопоставить тоталитарный и демократический режимы, то нельзя не увидеть, что в тоталитарном обществе роль договора принижена и, наоборот, в гражданском обществе договор процветает и является распро­страненным и эффективным правовым средством.

Договорное право — право свободного человека. Благодаря договору свободные люди сами творят право для себя. Именно право, творимое гражданами и юридическими лицами посредством заключения ими договоров, — это воистину частное право. В контексте сказанного вполне уместна постановка вопроса о гражданско-правовом договоре как источнике права. [17]

Одна из самых значимых современных тенденций в правовом регулировании — расширение сферы договорного регулирования, распространяющееся на те виды отношений, которые ранее договором вообще не регулировались, в частности на налоговые, бюджетные отношения. Увеличение объема договорного регулирования происходит и в тех сферах, которые раньше были подвержены договорному регулированию. Типичный пример — договорное регулирование имущественных отношений между супругами. Если раньше правовой режим супругов определялся исключительно законом, то теперь закон допускает и договорное регулирование имущественных отношений между супругами.

Приведенные исходные положения концепции гражданско-правового договорного регулирования, конечно, нуждаются в более детальном обосно­вании и развитии. Но уже сейчас очевидно, что выявление регулятивных свойств гражданско-правового договора имеет не только теоретическое и эвристическое значение. Познание этих свойств, механизма взаимодействия договора с законом, другими правовыми актами будет способствовать более эффективному использованию договора как мощного правового средства достижения экономических, социальных, бытовых и иных целей.

1.2 Понятие гражданско-правового договора

Термин «договор» употребляются в гражданском праве в различных значениях.

Под договором понимают и юридический факт, лежащий в основе обязательства, и само договорное обязательство, и документ, в котором закреплен факт установления обязательственного правоотношения.

В Гражданском Кодексе (ст. 420) содержится традиционное для российского гражданского права определение понятия «договор»: договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Нетрудно заметить, что данное определение полностью корреспондирует нормам о двух- или многосторонних сделках (ст. 153 и 154). Действительно, договор — не что иное, как двух- или многосторонняя сделка, ибо всякая гражданско-правовая сделка либо устанавливает, либо изменяет, либо прекращает гражданские права и обязанности.

Поэтому вполне логичным и последовательным представляется содержащееся в Кодексе (п. 2 ст. 420) положение о том, что к договорам применяются правила о двух- и многосторонних сделках, предусмотренные гл. 9 ГК РФ.[18]

Гражданско-правовой договор представляет собой наиболее распространенный вид юридических фактов. В качестве основания возникновения широкого спектра гражданских прав и обязанностей (правоотношений) договор закреплен в особом подразделе раздела III Гражданского кодекса.

В ст. 8 ГК РФ перечень юридических фактов открывают договоры и иные сделки, предусмотренные законом, а также договоры, хотя и не предусмотренные законом, но не противоречащие ему. Согласно ст. 154 ГК РФ для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) либо трех и более сторон (многосторонняя сделка), а в силу ст. 420 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Этой же статьей устанавливается, что к договорам применяются правила о двух- и многосторонних сделках, предусмотренные главой 9 («Сделки») Кодекса. Так, соглашением обычно двух сторон является договор купли-продажи: по легальному определению данного договора (ст. 454 ГК РФ) одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену). Соглашением большего числа сторон может быть, например, договор простого товарищества (договор о совместной деятельности). По такому договору двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной цели, не противоречащей Закону (ст. 1041 ГК РФ).

Сопоставление понятий «договор» и «сделка» показывает, что второе шире первого, так как сделка может быть односторонней. Поэтому договор — непременно сделка, но последняя далеко не всегда является договором. На договоры распространяются правила о форме, об условиях действительности сделок, об основаниях признания их недействительными и наступающих в подобных случаях последствиях, ряд других положений о сделках.[19]

Подраздел 2 Гражданского Кодекса введен впервые. Введение новых норм обусловлено тем, что договор является в нынешних условиях рыночной экономики основным юридическим фактом, из которого возникают обязательственные правоотношения.

Однако не всякая сделка сама по себе составляет договор, — таковым признается лишь соглашение, вытекающее из намерения участников породить те или иные гражданско-правовые последствия. Поэтому можно сделать вывод о том, что всякий договор может быть признан сделкой, но не всякая сделка может быть признана договором.

Договоры, в зависимости от соотношения прав и обязанностей участников обязательства, можно разделить на 2 вида: двусторонние и многосторонние, отличающиеся не числом участников, поскольку в двустороннем договоре могут участвовать не 2, а несколько лиц, и тем не менее договор остается двусторонним. Примером данного вида договоров может служить договор купли-продажи, в котором одна сторона — продавец, обязана передать имущество, а другая сторона — покупатель — принять это имущество. Этот вид характеризует, прежде всего, встречная направленность и противоположность, которая отсутствует в многосторонних договорах[20] . Примером многостороннего договора является договор о совместной деятельности, о создании простого товарищества. Данные договоры встречаются довольно редко, преобладающее положение в гражданском праве занимают двусторонние договоры.

Под термином «Договор» понимают также гражданское правоотношение, возникшее из договора, и документ, в котором изложено содержание договора, заключенного в письменной форме.

Подводя итог вышеизложенному, можно сказать, что термин «договор» расшифровывается комплексно — и как соглашение, и как документ, фиксирующий это соглашение, и как возникающее обязательство. Поэтому следует определить, в каком именно из приведенных значений употребляется термин «договор» в той или иной норме Гражданского кодекса.

В гражданском праве существуют определенные условия, на которых должны базироваться стороны при заключении договора. К такому условию относится, прежде всего, свобода договора. Здесь необходимо дать оценочную характеристику данному принципу, поскольку он является «камнем нового здания российского гражданского права», закрепленного в качестве общего принципа в ст. 1 ГК РФ, а в качестве специального — в ст. 421 ГК РФ. Для понимания сущности договорного права необходимо выделить эту статью, которую я считаю одной из ключевых в главе «Понятие и условия договора» ГК РФ. Мне кажется, что неслучайно законодатель поставил данную норму сразу после определения понятия договора. Именно «Свобода договора» является основополагающим условием заключения договора.[21]

Проявление свободы договора в конкретной договорной практике имеет для сферы гражданского оборота ряд весьма важных аспектов:

1. Участники гражданских правоотношений свободны в заключении договора. Они не могут быть принуждены к заключению договора, исключая случаи, когда обязанность такого заключения предусмотрена Гражданским кодексом, законом или добровольно принятым обязательством (п. 1 ст. 421 ГК РФ). Следовательно, граждане и юридические лица свободны заключать или не заключать договор, а также в выборе контрагента по договору. Второй случай, т.е. понуждение к заключению договора, можно рассмотреть на следующем примере: Законом о поставках предусмотрена обязательность для поставщиков, обладающих монополией на производство отдельных видов продукции, к заключению договоров на поставку продукции для федеральных государственных нужд.

2. Участники гражданских правоотношений могут заключать не только договоры, предусмотренные законами или иными нормативными актами, но и иные договоры, не противоречащие им.

3. Стороны договора могут конструировать свои взаимоотношения из элементов нескольких различных договоров, создавая так называемый смешанный договор. В таком случае к их отношениям будут применяться в соответствующих частях правила о тех договорах, элементы которых использованы сторонами, если иное не вытекает из существа смешанного договора или соглашения сторон о том, какие нормы подлежат применению к их договору (п.3 ст.421 ГК РФ).

4. Стороны договора свободны в определении условий его содержания, исключая случаи, когда те или иные условия договора прямо предписываются законом или иным правовым актом.

5. В соответствии с п. 4 ст. 421 ГК РФ стороны договора свободны установить для регулирования своих взаимоотношений правила, отличающиеся от тех, которые предусмотрены диспозитивными нормами права, а, следовательно, определить свои права и обязанности.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что идея автономии воли, воплощенная в кодексе, зависит от самого субъекта права.

Если говорить о содержании гражданско-правового обязательства, возникающего из договора, то оно может быть раскрыто с помощью формулы, применимой к любому гражданско-правовому обязательству: в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности (п. 1 ст. 307 ГК РФ).

В связи с этим становится понятной норма, установленная Кодексом (п. 3 ст. 420): к обязательствам, возникшим из договора, применяются общие положения об обязательствах (ст. 307-419), если иное не предусмотрено специальными нормами ГК РФ, посвященными договорам (как общими положениями, так и правилами об отдельных видах договоров).[22]

Изложенное свидетельствует о сохранении в ГК РФ традиционных для российского гражданского права последних десятилетий подходов к определению как понятия гражданско-правового договора, так и его содержания.

Однако этим, пожалуй, и исчерпываются ортодоксальные положения о договорах, содержащиеся в части первой ГК РФ. Напротив, большинство норм, изложенных в главах 27-29 ГК РФ, представляют собой новеллы для российского права.

Прежде всего, необходимо еще раз подчеркнуть, что по Кодексу в основе договора теперь лежит не чужая воля, навязанная сторонам плановым или иным административным актом, как это нередко имело место в прежние годы, а свободно выраженная воля самих сторон.

Условия договора должны соответствовать императивным нормам. В противном случае они будут признаны недействительными. Речь идет об обязательных для сторон правилах, установленных законами и иными правовыми актами, которые являлись действующими в момент заключения договора.

В связи с этим необходимо также обратить внимание на одно из принципиальных положений ГК РФ, направленных на обеспечение стабильности договорных отношений: если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в самом законе установлено, что его действие распространяется и на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров (п. 2 ст. 422 ГК РФ).[23]

Таким образом, в качестве общего правила должно быть воспринято положение о приоритете договора над законом, принятым после заключения договора. Исключение составляют лишь случаи, когда законодатель сознательно распространяет действие императивных норм на условия договоров, заключенных до вступления в силу соответствующего закона. Это создает определенные гарантии для сторон, которые при заключении договора обязаны руководствоваться обязательными правилами, установленными законом, действующим в момент оформления договорных отношений, поскольку исключает возможность не зависящего от воли сторон изменения условий договора путем принятия нового закона, содержащего иные правила.

Анализ текста ст. 422 ГК РФ позволяет сделать еще один очевидный вывод, который будет иметь серьезное практическое значение. В п. 2 названной статьи, в котором устанавливается соотношение договора и правовых норм, появившихся после заключения договора, речь идет только об одном виде нормативных актов, а именно о законе. Следовательно, правило о применении правовой нормы к ранее заключенному договору, если специально установлено, что сфера ее действия распространяется и на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров, касается лишь тех случаев, когда соответствующая правовая норма содержится в законе (в буквальном значении этого слова). Иными словами: то, что позволено закону, не дозволяется делать иным правовым актам, регулирующим гражданско-правовые отношения.

Таким образом, применительно к договорным отношениям сторон правильным будет утверждение о приоритете условий договора перед нормами, содержащимися в указах Президента Российской Федерации и постановлениях Правительства, изданных после заключения договора. Даже в тех случаях, когда названные правовые акты включают в себя императивные нормы, регламентирующие отношения сторон, и содержат указания об их обязательном применении к правоотношениям, возникшим до издания соответствующих правовых актов, стороны вправе не применять указанные нормы, а руководствоваться условиями ранее заключенного договора.

Второй уровень правового регулирования договорных отношений представляет собой большой пласт диспозитивных норм. В отличие от императивной диспозитивная норма применяется лишь постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное. Стороны своим соглашением могут установить условие, отличное от предусмотренного в указанной норме, либо вообще исключить ее применение. И только при отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.[24]

Может возникнуть вопрос о целесообразности подобного регулирования договорных отношений. Действительно, стороны в договоре вправе своим соглашением определить детальным образом все основные условия договора и тем самым исключить действие любых диспозитивных норм. Кстати сказать, в некоторых странах с развитой экономикой и солидной правовой системой данное обстоятельство учитывается в полной мере. Например, Гражданский кодекс Нидерландов в разделах, посвященных отдельным видам договоров, содержит небольшое число в основном императивных норм, практически не допуская диспозитивного регулирования. При этом разработчики данного Кодекса исходили из того, что стороны договора самостоятельно регламентируют свои взаимоотношения по своему усмотрению и не нуждаются в подсказке в виде диспозитивных норм со стороны законодателя. Чего нельзя сказать, к сожалению, о российских предпринимателях.

Кроме того, в российских условиях помимо крайне низкого уровня работы по заключению договоров необходимость широкого диспозитивного регулирования договорных отношений диктуется также сложным федеративным устройством нашего государства. При этих условиях в целях создания единого общероссийского рынка требуется и единое централизованное регулирование отношений в сфере имущественного оборота (пусть даже и диспозитивное). Для достижения этой цели гражданское законодательство является наиболее эффективным инструментом, поскольку в силу Конституции Российской Федерации оно относится к исключительной компетенции федеральных органов власти. [25]

И, наконец, третий уровень регулирования договорных отношений представляют собой обычаи делового оборота, в качестве которых признаются сложившиеся и широко применяемые в какой-либо области предпринимательской деятельности правила поведения, не предусмотренные законодательством, независимо от того, зафиксированы ли они в каком-либо документе (ст. 5 ГК РФ). Необходимо отметить, что пока сфера применения обычаев делового оборота в основном ограничена внешнеторговыми сделками. Однако дальнейшее развитие рыночных отношений, безусловно, потребует целой системы обычаев делового оборота. Первым шагом в этом направлении могло бы служить применение к договорным отношениям в качестве обычаев делового оборота многочисленных примерных и типовых договоров о поставках отдельных видов продукции и товаров, перевозке грузов и др. — именно на это ориентирует ГК РФ (ст. 427).[26]

Если различные уровни регулирования гражданско-правовых обязательств расположить по определенной иерархии, критерием которой может служить приоритетность в применении к условиям договора, мы получим следующую логическую цепочку регулирования прав и обязанностей сторон по гражданско-правовому договору: на первом месте - императивные нормы, содержащиеся в законодательстве, которое действовало в момент заключения договора; на втором — условия договора, установленные по соглашению сторон, и на третьем месте — диспозитивные.

Что касается обычаев делового оборота, то они могут применяться к договорным отношениям в случаях, когда соответствующее условие договора не определено ни императивной нормой, ни соглашением сторон, ни диспозитивной нормой. Такой вывод следует из анализа текста ст. 421 ГК РФ.

Если же говорить о случаях, представляющих собой изъятия из действия принципа свободы договора, когда допускается заключение договора путем понуждения одного из контрагентов, то необходимо еще раз подчеркнуть, что такие случаи могут быть предусмотрены только законом или добровольно принятым обязательством.

В качестве примера здесь можно привести одно из положений постановления Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 2 декабря 1993 года №32 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о приватизации государственных и муниципальных предприятий». Как известно, разъяснения, содержащиеся в постановлениях Пленума Высшего арбитражного суда, носят характер обязательного судебного толкования законодательства, применяемого при разрешении споров арбитражными судами. В п. 14 названного постановления указано, что Законом о приватизации (п. 1 ст. 27 и ст. 28) установлено, что оформление сделок приватизации независимо от способа приватизации осуществляется путем заключения договора купли-продажи между продавцом и покупателем государственного (муниципального) предприятия. Поэтому заключение такого договора является обязательным для продавца. Следовательно, споры о понуждении продавца к заключению указанного договора, а также об урегулировании разногласий сторон, возникающих при его заключении, подведомственны арбитражным судам.

Вместе с тем следует учитывать, что действующее законодательство не предусматривает возможности понуждения к заключению договора купли-продажи приватизированного имущества лица, признанного покупателем государственного или муниципального имущества.[27]

На сегодняшний день законодательство РФ провозглашает свободу договора. Именно свобода договора лежит в основе определения сторонами своих прав и обязанностей, выражающихся в содержании договора. Гражданские права и обязанности, порождаемые, изменяемые или прекращаемые договором, составляют содержание обязательственного отношения, возникающего из договора.

1.3 Классификация гражданско-правовых договоров

Многочисленные гражданско-правовые договоры обладают как общими свойствами, так и определенными различиями, позволяющими отличать их друг от друга. Для того, чтобы правильно ориентироваться во всей массе многочисленных и разнообразных договоров, принято осуществлять их деление на отдельные виды. В основе такого деления могут лежать самые различные категории, избираемые в зависимости от преследуемых целей. Деление договоров на отдельные виды имеет не только теоретическое, но и важное практическое значение. Оно позволяет участникам гражданского оборота достаточно легко выявлять и использовать в своей деятельности наиболее существенные свойства договоров, прибегать на практике к такому договору, который в наибольшей мере соответствует их потребностям.

Поскольку договор является разновидностью сделок, на него распространяется и деление сделок на различные виды. Так, общее для всех сделок учение об их делении на консенсуальные и реальные в равной мере применимо и к договорам. Здесь мы рассмотрим такое деление, которое имеет отношение только к договорам и не применяется к односторонним сделкам.

Гражданско-правовые договоры различаются в зависимости от их юридической направленности.

Основной договор непосредственно порождает права и обязанности сторон, связанные с перемещением материальных благ, передачей имущества, выполнением работ, оказанием услуг и т.п.

Предварительный договор — это соглашение сторон о заключении основного договора в будущем. Большинство договоров — это основные договоры, предварительные договоры встречаются значительно реже. До введения в действие на территории Российской Федерации ст. 60 Основ гражданского законодательства 1991 г.[28] гражданским законодательством России прямо не предусматривалась возможность заключения предварительных договоров. Однако заключение таких договоров допускалось, постольку это не противоречило основным началам и общему смыслу гражданского законодательства России. В настоящее время заключение предварительных договоров регламентируется ст. 429 ГК РФ России. В соответствии с указанной статьей по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором. Предварительный договор заключается в форме, установленной для основного договора, а если форма основного договора не установлена, то в письменной форме. Несоблюдение правил о форме предварительного договора влечет его ничтожность.

Предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет, а также другие существенные условия основного договора. Так, стороны могут заключить договор, по которому собственник жилого дома обязуется его продать покупателю, а покупатель купить жилой дом в начале летнего сезона. В указанном предварительном договоре обязательно должно содержаться условие, позволяющее определить тот жилой дом, который в будущем будет продан. В противном случае данный предварительный договор будет считаться не заключительным. В этом же договоре может быть указание на цену, по которой жилой дом будет продан, или установлен порядок ее определения. Однако отсутствие последнего условия не влияет на действительность данного предварительного договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары.

В предварительном договоре указывается срок, в который стороны обязуются заключить основной договор. Если такой срок в предварительном договоре не определен, основной договор подлежит заключению в течение года с момента заключения предварительного договора. Если в указанные выше сроки основной договор не будет заключен и ни одна из сторон не сделает другой стороне предложение заключить такой (оферта), предварительный договор прекращает свое действие.[29]

В случаях, когда сторона, заключившая предварительный договор, в пределах срока его действия уклоняется от заключения основного договора, применяются правила, предусмотренные для заключения обязательных договоров.

Предварительный договор необходимо отличать от соглашений о намерениях, имеющих место на практике. В указанных соглашения о намерениях лишь фиксируется желание сторон вступить в будущем в договорные отношения. Однако само соглашение о намерениях не продолжает каких-либо прав и обязанностей у сторон, если в нем не установлено иное. Поэтому отказ одного из участников соглашением договор не влечет для него каких-либо правовых последний и может только повлиять на его деловую репутацию.

Указанные договоры различаются в зависимости от того, кто может требовать исполнения договора. Как правило, договоры заключаются в пользу их участников и право требовать исполнения таких договоров принадлежит только их участникам. Вместе с тем встречаются и договоры в пользу лиц, которые не принимали участия в их заключении, т.е. договоры в пользу третьих лиц.[30]

В соответствии со ст. 430 ГК РФ России договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или неуказанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу. Так, если арендатор заключил договор страхования арендованного имущества в пользу его собственника (арендодателя), то право требования выплаты страхового возмещения при наступлении страхового случая принадлежит арендодателю, в пользу которого и заключен договор страхования. И только в том случае, когда третье лицо отказалось от права, предоставленного ему по договору, кредитор может воспользоваться этим правом, если это не противоречит закону, иным правовым актам и договору. Так, в приведенном примере арендатор, заключивший договор страхования в пользу арендодателя, только в первом случае вправе требовать выплаты ему страхового возмещения, когда последний отказался от права на его получение, Вместе с тем в самом договоре могут быть предусмотрены иные последствия отказа третьего лица от принадлежащего ему права требования. Например, в приведенном выше примере в договоре страхования может быть предусмотрено, что в случае отказа арендодателя от получения страхового возмещения, последнее арендатору не выплачивается. Иные последствия могут быть предусмотрены и законом. Например, в соответствии с действующим законодательством по договору личного страхования на случай смерти в пользу третьего лица, при наступлении страхового случая - смерти застрахованного гражданина — последний, разумеется, не может требовать выплаты страхового возмещения даже в том случае, если третье лицо отказалось от этого права.[31]

Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, с момента выражения третьим лицом должнику намерения воспользоваться своим правом по договору стороны не могут расторгать или изменять заключенный ими договор без согласия третьего лица. Указанное правило введено в целях защиты интересов третьего лица, которое в своей хозяйственной деятельности может рассчитывать на использование того права, которое оно получило по договору, заключенному в его пользу. Поскольку изменение или расторжение договора, заключенного в пользу третьего лица, может поставить в затруднительное положение третье лицо, решившее воспользоваться предоставленным ему правом, действующее законодательство перекрывает возможность прекращения или изменения содержания этого права после того, как третье лицо выразило должнику свое намерение воспользоваться этим правом. Так, если должник по кредитному договору заключил в пользу своего кредитора договор страхования возврата данного кредита, то указанный договор страхования может быть расторгнут или изменен без согласия кредитора по кредитному договору только до того момента, когда последний выразит страховой организации свое намерение воспользоваться правом на выплату страхового возмещения в случае, если должник своевременно не погасит кредит.

Разумность данного правила не вызывает сомнений. Так, в приведенном примере уверенность кредитора в своевременном возврате данной в кредит денежной суммы во многом зависит от заключенного в его пользу договора страхования, при условии заключения которого, как правило, и предоставляется кредит. Поэтому последующее расторжение или изменение указанного договора страхования может поставить кредитора в крайне затруднительное положение при взыскании представленной в кредит суммы.

Указанное правило применяется, если иное правило не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором. Так, в соответствии со ст. ст. 59-61 Устава железных дорог договор перевозки, заключаемый между грузоотправителем и железной дорогой в пользу грузополучателя, может быть изменен без согласия грузополучателя даже в том случае, если грузополучатель выразил желание воспользоваться правом, возникшим у него по договору перевозки. [32]

Должник в договоре, заключенном в пользу третьего лица, вправе выдвигать против требования третьего лица возражения, которые он мог бы выдвинуть против кредитора. Так, если грузополучатель предъявляет к перевозчику требование о ненадлежащем качестве доставленного груза, последний вправе ссылаться на то, что качество груза ухудшилось по вине работников грузоотправителя, осуществлявших его погрузку.

От договоров в пользу третьего лица следует отличать договоры об исполнении третьему лицу. Последние не предоставляют третьему лицу никаких субъективных прав. Поэтому требовать исполнения таких договоров третье лицо не может. Например, при заключении между гражданином и магазином договора купли-продажи подарка с вручением его имениннику последний не вправе требовать исполнения данного договора.

В зависимости от характера распределения прав и обязанностей между участниками все договоры делятся на взаимные и односторонние. Односторонний договор порождает у одной стороны только права, а у другой — только обязанности. Во взаимных договорах каждая из сторон приобретает права и одновременно несет обязанности по отношению к другой стороне. Большинство договоров носит взаимный характер. Так, по договору купли-продажи продавец приобретает право требовать от покупателя уплаты денег за проданную вещь и одновременно обязан передать эту вещь покупателю. Покупатель, в свою очередь, приобретает право требовать передачи ему проданной вещи и одновременно обязан заплатить продавцу покупную цену. Вместе с тем встречаются и односторонние договоры. Например, односторонним является договор займа, поскольку заимодавец наделяется по этому договору правом требовать возврата долга и не несет каких-либо обязанностей перед заемщиком. Последний, наоборот, не приобретает никаких прав по договору и несет только обязанность по возврату долга (см. приложение 1).

Односторонние договоры необходимо отличать от односторонних сделок. Последние не относятся к договорам, так как для их совершения не требуется соглашения сторон, а достаточно волеизъявления одной стороны.[33]

Указанные договоры различаются в зависимости от опосредуемого договором характера перемещения материальных благ. Возмездным признается договор, по которому имущественное представление от другой стороны. В безвозмездном договоре имущественное предоставление производится только одной стороной без получения встречного имущественного предоставления от другой стороны. Так, договор купли-продажи — возмездный договор, который, в принципе, не может быть безвозмездным (см. приложение 2). Договор дарения, наоборот, по своей юридической природе — безвозмездный договор, который в принципе, не может быть возмездным. Некоторые же договоры могут быть как возмездными, так и безвозмездными. Например, договор получения может быть и возмездным, если поверенный получает вознаграждение за оказанные услуги, и безвозмездным, если такого вознаграждения не выплачивается.

Большинство договоров носят возмездный характер, что соответствует природе общественных отношений, регулируемых гражданским правом. По этой же причине п.3 ст.423 ГК РФ устанавливает, что договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное.

По основаниям заключения все договоры делятся на свободные и обязательные. Свободные — это такие договоры, заключение которых всецело зависит от усмотрения сторон. Заключение же обязательных договоров, как это следует из самого их названия, является обязательным для одной или обеих сторон. Большинство договоров носит свободный характер. Они заключаются по желанию обеих сторон, что вполне соответствует потребностям рыночной экономики. Однако в условиях экономически развитого общества встречаются и обязательные договоры. Обязанность заключения договора может вытекать из самого нормативного акта. Например, в силу прямого указания закона в случаях создания юридического лица заключение договора банковского счета становится обязательным как для банковского учреждения, расположенного по месту регистрации юридического лица, так и для созданного юридического лица. Юридическая обязанность заключить договор может вытекать и из административного акта. Так, выдача местной администрацией ордера на жилое помещение обязывает жилищно-эксплуатационную организацию заключить договор жилищного найма с тем гражданином, которому выдан ордер.

В ГК РФ выделяется особый тип гражданско-правового договора, так называемый «публичный договор». В ст. 426 содержится следующее определение публичного договора: «Публичным договором признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание и т. п.)».[34]

Итак, какими же характерными чертами должен обладать конкретный гражданско-правовой договор для того, чтобы он мог быть отнесен к разряду публичных?

Во-первых, в качестве одного из субъектов такого договора должна выступать коммерческая организация: унитарное государственное или муниципальное предприятие, хозяйственное общество или товарищество либо производственный кооператив. Что касается контрагента такой организации, то в этой роли может оказаться любое физическое или юридическое лицо, которое в данной договорной связи является, как правило, потребителем товаров, работ, услуг, соответственно производимых или осуществляемых коммерческой организацией.

Во-вторых, далеко не все коммерческие организации могут быть признаны потенциальными субъектами публичного договора. Важное значение имеет характер деятельности такой организации. В связи с этим необходимо отметить, что среди многих различных видов предпринимательской деятельности выделяются такие, которые должны осуществляться соответствующими коммерческими организациями в отношении всех и каждого, кто к ним обращается. Хорошим ориентиром в определении таких видов деятельности является примерный перечень, содержащийся в п. 1 ст. 426 ГК РФ. Действительно, все эти совершенно разнородные виды деятельности, опосредуемые различными гражданско-правовыми договорами, объединяет одна общая черта, а именно: коммерческие организации должны вступать в договорные отношения с любыми физическими и юридическими лицами, которые к ним обращаются.[35]

И наконец, в-третьих, предметом договора, определяемого как публичный, должны выступать обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, по сути своей составляющие содержание именно той деятельности, которая по своему характеру должна осуществляться коммерческой организацией в отношении каждого, кто к ней обратится. К примеру, если энергоснабжающая организация заключает договор энергоснабжения с абонентом, такой договор безусловно является публичным. Однако если та же коммерческая организация выступает продавцом в договоре купли-продажи своего имущества, такой договор, естественно, не относится к категории публичных.

Основной вопрос в определении гражданско-правового договора как публичного заключается в выяснении правовых последствий такой квалификации.[36]

Из анализа текста ст. 426 ГК РФ, а также иных норм материального и процессуального законодательства можно сделать вывод о наличии четырех видов последствий для коммерческой организации, являющейся субъектом публичного договора. К их числу относятся следующие:

1) для такой коммерческой организации исключается действие принципа свободы договора: она не вправе по своему усмотрению ни выбирать партнера, ни решать вопрос о заключении договора. Отказ коммерческой организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы не допускается. В противном случае поведение коммерческой организации будет рассматриваться как необоснованное уклонение от заключения договора со всем комплексом вытекающих из этого факта негативных последствий;

2) коммерческая организация, являющаяся субъектом публичного договора, не вправе оказывать предпочтение кому-либо из обратившихся к ней в отношении заключения договора потребителей. Исключения из этого правила могут быть предусмотрены лишь законами и иными правовыми актами (к примеру, сегодня такого рода исключения имеются в законодательстве применительно к ветеранам войны, инвалидам и некоторым другим категориям потребителей);

3) условия публичного договора (в том числе о цене на товары, работы, услуги) должны устанавливаться одинаковыми для всех потребителей, кроме тех случаев, когда законами и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей;

4) в отличие от обычных гражданско-правовых договоров, споры по условиям которых могут быть переданы сторонами на рассмотрение суда лишь при наличии согласия обеих сторон, споры, связанные с заключением публичных договоров, а также разногласия сторон по отдельным условиям таких договоров должны разрешаться в судебном порядке независимо от того, имеется ли согласие на то обеих сторон.

И наконец, еще одна особенность публичного договора, которая относится к специфике его правового регулирования, но также свидетельствует об ограничении действия принципа свободы договора в отношении данного договора. Согласно п. 4 ст. 426 ГК РФ в случаях, предусмотренных законом, Правительству Российской Федерации предоставлено право издавать правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (типовые договоры, положения и т. п.). Таким образом, законодатель априори исходит из того, что императивные правовые нормы, определяющие условия публичного договора, могут быть установлены не только федеральным законом, как это имеет место в большинстве случаев, но и постановлениями правительства.[37]

Данное положение в полной мере учитывает специфику отношений, опосредуемых публичными договорами: как правило, это отношения определенных коммерческих организаций с массовым потребителем. Именно необходимость обеспечения защиты прав и законных интересов потребителей требует оперативного и гибкого регулирования условий публичных договоров.

ГЛАВА 2. порядок заключения, изменения и расторжения гражданско-правового договора

2.1 Правовое регулирование заключения договора

Договор считается заключенным при соблюдении и согласовании между сторон двух групп требований:

1) требований к содержания договора;

2) требований к соблюдению формальности заключения договора.

В отношении к содержанию договора п.1 ст. 432 ГК РФ устанавливает, что договор считается заключенным при достижении «соглашения по всем существенным условиям договора». Далее, согласно абзацу 2 такого же пункта ст.432, «существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение».

К формальным требованиям заключения договора относятся: требования к форме самого договора и требования по составлению и обмену информации между сторон (отзыва и акцепта).[38]

Согласно ст.434 ГК РФ, «договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма». В соответствии со ст. 158 ГК РФ «сделки совершаются устно или в письменной форме (простой или нотариальной)». Стороны могут заключить устный договор, когда из поведения лица явствует его воля совершить сделку. В письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. Согласно п.2 ст. 160 ГК РФ, использование при заключении договора факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронно-цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи допускается в случаях и порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. Ст. 161 ГК РФ устанавливает перечень сделок, совершаемых в простой письменной форме. К числу этих относятся: 1) сделки юридических лиц между собой и с гражданами; 2) сделки граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случаях, предусмотренных законом, — независимо от суммы сделки. При нарушении требования простой письменной формы сделки стороны лишаются правом в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условии на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства (п.1, ст. 162 ГК РФ). Согласно п.3, ст. 162 ГК РФ внешнеэкономические сделки должны соблюдать только требование простой письменной формы. Это было важным демократическим шагом по сравнению со предшествующих гражданских законодательств, поскольку для гражданского кодекса 1964 г. внешнеторговые сделки должны соблюдать не только требование письменной формы, но и требование по подписанию в установленном порядке (наличие с советской стороны непременно двух подписей из числа лиц, указанных в специальном постановлении.

Отсутствие в договоре, составленном в письменной форме, подписи хотя бы одной из сторон свидетельствует о том, что соглашение по существенным условиям договора не достигнуто и договор не заключен.

Пример из практики:

Перевод прав и обязанностей по договору, не являющемуся заключенным, невозможен (дело N А60-9669/03)[39]

Ш. обратилась в суд с иском к Т., К. о переводе на нее прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи ценных бумаг (обыкновенных именных бездокументарных акций закрытого акционерного общества «Р») в количестве 34 штук.

Решением от 16.07.2003 г. исковые требования удовлетворены.

Суд исходил из того обстоятельства, что акции перешли во владение К. на основании сделки купли-продажи, совершенной устно. Данное обстоятельство хотя и не соответствует п. 1 ст. 161 ГК РФ, но не влечет недействительность сделки в силу ст. 162 ГК РФ. Поскольку Т. не сообщал акционерам о своем намерении продать акции общества «Р», приобретение акций общества К. нарушает преимущественное право истицы на приобретение акций.

Постановлением апелляционной инстанции от 23.10.2003 г., оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 05.01.2004 г. N Ф09-3871/03, решение отменено, в удовлетворении иска отказано в связи со следующим.

В силу п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.[40]

В имеющемся в материалах дела договоре купли-продажи ценных бумаг подпись покупателя К. отсутствует, достижение соглашения по существенным условиям договора подписями обеих сторон договора не удостоверено, поэтому оснований считать договор заключенным нет. В связи с тем, что заключение сделки купли-продажи акций в какой-либо форме (письменной или устной) между Т. и К. не подтверждается материалами дела, в передаточном распоряжении указан договор купли-продажи, не являющийся предметом настоящего иска, вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии оснований для осуществления перевода прав и обязанностей покупателя в порядке п. 3 ст. 7 ФЗ «Об акционерных обществах» по договору, который не заключен, признан судом кассационной инстанции обоснованным.

Довод ответчика о неприменении судом норм ст. 162 ГК РФ и подтверждении факта купли-продажи акций К. передаточным распоряжением отклонен, поскольку в передаточном распоряжении указан другой договор купли-продажи, а не тот, по которому заявлены требования истца о переводе прав и обязанностей[41] .

Нотариальное удостоверение сделок является обязательным в тех случаях, которые прямо указаны в законе или по соглашению сторон несмотря на то, что по закону для сделок данного вида нотариальная форма не требовалась. В соответствии со ст. 164 ГК РФ сделки с землей и другим недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации в случаях и порядке, предусмотренных статьей 131 ГК РФ. При несоблюдении нотариальной формы и формы государственной регистрации сделки считается недействительной (п. 1, ст. 165 ГК РФ).

В отношении к требованию в процессе обмена информации между сторонами ГК РФ устанавливает определенные правила для оферта и акцепта. Согласно ст.435 ГК РФ содержание оферты, во-первых, должно быть адресовано конкретному лицу, во-вторых, оно должно достаточно определенно выражать намерение лица, сделавшего предложение, и наконец, в-третьих, оно должно содержать существенные условия договора. Оферта может быть отзывной или безотзывной в определенном сроке времени в зависимости от самого содержания оферты. Офертой не являются всякие виды рекламы и иные подобные предложения, поскольку их содержание обычно неопределенно и не содержит необходимые условия будущего договора. Согласно п.1, ст.437 ГК РФ, эти рекламы и предложения считаются приглашением делать оферты. А требование адресованности оферты к определенному лицу или кругу лиц, по нашему мнению, не является необходимым, поскольку оно вступает в прямое противоречие со п.2 ст.437 ГК РФ о публичной оферте (предложение, которое содержит все существенные условия договора и адресовано к любым лицам, кто отзовется).

В соответствии со ст. 438 ГК РФ, акцептом считается полное и безоговорочное положительное согласие заключить сделки лица, которому адресована оферта. Акцепт может выражаться в форме совершения лицом, получившим оферту, в установленный для ее акцепта срок, действий по выполнению указанных в ней условий договора (Например, отгрузка товаров, отправка определенной денежной суммы по указанному счету, предоставление услуг, выполнение работ и т.п.).

Содержание п.2 ст.438 ГК РФ о том, что молчание не является акцептом, по нашему мнению, вступает в прямое противоречие со п.3 ст. 158 ГК РФ о форме сделок, который устанавливает, что «молчание признается выражением воли совершить сделку». Какой из этих двух пунктов является более правильными, ответ должен дать законодатель.

Согласно ст. 440 ГК РФ, договор считается автоматически заключенным, если акцепт получен лицом, направившим оферту, в пределах срока, указанного для акцепта в оферте. А договор с опоздавшим акцептом считается заключенным в случае, если сторона, направившая оферту, немедленно сообщит другой сторон о принятии ее акцепта (ст.442 ГК РФ).

В соответствии со ст. 444 ГК РФ, если в договоре не указано место его заключения, договор признается заключенным в месте жительства стороны, направившего оферту.[42]

Процесс заключения договоров предопределен самой природой соответствующей конструкции: если смысл договора состоит в соглашении, то тем самым его заключение предполагает выражение воли каждой из сторон и ее совпадение.

Традиционным для законодателя в течение длительного времени было выделение двух случаев заключения договоров с созданием для каждого из них своего особого режима. Речь идет о заключении договора между «присутствующими» и между «отсутствующими». При том и другом варианте стадии предложения (оферты) и ее принятия (акцепта) следуют одна за другой и никогда не совмещаются.

Необходимость в особом режиме заключения договоров между отсутствующими усматривается в том, что в этом случае имеет место разрыв во времени от волеизъявления одной из сторон и до его восприятия находящимся более или менее далеко возможным контрагентом. Напротив, заключение договора между присутствующими предполагало, что такого разрыва во времени нет, поскольку стороны непосредственно общаются между собой.

Однако развитие техники связи привело к тому, что находящиеся в разных местах стороны получили возможность общаться безо всякого интервала во времени с помощью телефона, обмена факсами и др. В результате уже ГК 22 вынужден был прибегнуть к определенной фикции, включив в ст. 131 примечание, в соответствии с которым предложение, сделанное по телефону, признавалось предложением присутствующему.

ГК 22 проводил дифференциацию и по иному признаку. Имеются в виду различия в порядке заключения договоров в зависимости от характера оферты: содержит ли она срок для акцепта или нет.[43]

ГК 64 счел возможным сохранить только одно из указанных делений - по признаку наличия или отсутствия в оферте срока для акцепта. В случаях, когда такой срок имелся, для признания договора заключенным необходимо было, чтобы лицо, сделавшее предложение (оферент), получило от другой стороны ответ о принятии предложения в течение этого срока (ст. 162 ГК). При отсутствии в оферте срока для акцепта договор считался заключенным, если другая сторона немедленно заявляла лицу, сделавшему предложение, о принятии оферты. А при такой же, но письменной оферте договор признавался заключенным, если ответ о принятии предложения был получен в течение нормально необходимого для этого времени (ст. 163 ГК).

ГК сохранил некоторые из приведенных решений и вместе с тем ввел определенное число новелл, имеющих принципиальное значение.

Кодекс начинает регулирование договоров со стадии выражения стороной воли заключить договор, т.е. выступления с офертой. Все, что предшествует этой стадии, создать договор не может (разумеется, это не относится к действиям, направленным на заключение предварительного договора, которому придается самостоятельное значение). Сделанный вывод в равной мере относится к переписке сторон, к протоколу о намерении и ко всем другим актам, выражающим желание каждой из сторон или обеих вместе заключить договор при условии, если исходящие от сторон документы не подпадают под признаки оферты и (или) акцепта.

Отмеченное обстоятельство не означает, что предшествующие заключению договора материалы, направленные каждой из сторон или разработанные обеими вместе, вообще лишены какого-либо значения. Имеется в виду, что ст. 431 ГК, как уже отмечалось, допускает при толковании договора использование для целей выяснения общей воли сторон предшествующие договору переговоры и переписку. Однако в указанном случае и переписка, и переговоры названы лишь обстоятельствами, связанными с заключением договора. Если учесть, что переговоры и переписка поставлены в один ряд с установившейся между сторонами практикой и их последующим поведением, становится ясным: и переговоры, и переписка имеют лишь доказательственное, а не правообразующее значение.[44]

Для решения ряда вопросов, связанных с правовыми последствиями договора, определяющее значение имеет указание места его заключения. Так, применительно к некоторым ситуациям ст. 316 ГК ставит установление места исполнения обязательства в зависимость от места заключения договора (или, что то же самое, места возникновения обязательства). Иллюстрацией служат некоторые коллизионные нормы, например ст. 165 , сохранившие пока еще свою силу в этой части Основ гражданского законодательства 1991 г. В ней установлено, что «форма сделки подчиняется праву места ее совершения... Права и обязанности сторон по сделке определяются по праву места ее совершения, если иное не установлено соглашением сторон. Место совершения сделки определяется по советскому праву».

ГК впервые содержит общую на этот счет норму - ст. 444. В ней приоритет отдается месту заключения, указанному в договоре. И только при отсутствии в нем такого указания местом заключения договора признается место жительства (гражданина) или место нахождения (юридического лица) оферента.

Гражданские права и обязанности всегда приведены к определенному времени. Уже по этой причине значение имеет установление момента их возникновения. В случаях, когда речь идет о правах и обязанностях, важно определить момент, с которого договор начинает действовать. Теперь ГК, также впервые, включил в свой состав на этот счет специальную норму: в соответствии со ст. 425 ГК договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения; сторонам предоставляется право согласиться с тем, что условия договора распространяются на их отношения, возникшие до заключения договора.

Таким образом, в конечном счете определяющее значение для установления и места и времени заключения договора имеет момент, в который договор признается заключенным. Общее правило на этот счет содержится в п. 1 ст. 433 ГК, в силу которой договор считается заключенным в момент получения акцепта оферентом. Дополнением к нему в той же ст. 433 ГК установлено в виде исключения, что если для договора необходима также и передача имущества, то он считается заключенным с момента, когда в соответствии с законом (ст. 223 ГК) произведена передача[45] , а если договор подлежит государственной регистрации, - то с момента ее совершения.

Существуют и некоторые специальные правила о моменте заключения договора. Так, например, в п. 1 ст. 540 ГК договор энергоснабжения для бытового потребления считается заключенным с момента первого фактического подключения абонента в установленном порядке к присоединенной сети.

Об оферте как таковой идет речь в ст. ст. 435 - 437 ГК. В указанных статьях определяется, во-первых, что представляет собой оферта; во-вторых, какие требования предъявляет к ней законодатель; в-третьих, каковы порожденные ею последствия и, в-четвертых, как следует отграничить оферту от смежных правовых понятий.

Офертой является предложение, которое отличает ряд индивидуализирующих признаков и влечет за собой установленные в законе правовые последствия как для того, от кого она исходит (оферента), так и для адресата (акцептанта). Поскольку последствия, о которых идет речь, весьма существенны для обоих - оферента и акцептанта, к оферте предъявляются весьма строгие требования. При их несоблюдении из нее не вытекает никаких правовых последствий или, по крайней мере, тех, которые закон, а в его рамках стороны с нею связывают.[46]

Первое требование - достаточная определенность оферты. Это предполагает, что из нее адресат способен сделать правильный вывод о воле оферента. Любая неопределенность, касающаяся различных элементов будущего договора - указания сторон, их прав и обязанностей, а равно предмет договора вызывает возможность различного понимания содержания оферты, что особенно важно для случаев, когда моменты оферты и акцепта предельно сближаются. Это может повлечь за собой утрату офертой своего назначения. Есть основания полагать, что такая неопределенность должна быть истолкована в пользу акцептанта исходя из общего принципа, в силу которого в первую очередь учитываются интересы стороны, воспринявшей нуждающееся в толковании изъявление воли.

Второе требование относится к направленности оферты: она должна выражать намерение лица, которое выступает с предложением, считать себя заключившим договор на условиях, указанных в договоре с адресатом, в случае, если последний примет предложение. Указанное требование означает, что оферта должна быть составлена таким образом, чтобы позволить адресату сделать вывод: для заключения договора достаточно выражения совпадающей с офертой воли им самим. Отмеченный признак, как и предыдущий, позволяет отграничить оферту от обычных переговоров, совершаемых устно или письменно и имеющих целью уточнить намерения контрагента или вызвать его на то, чтобы он, в свою очередь, выступил с контрпредложением.

Третье требование относится к содержанию оферты: ст. 435 ГК предполагает, что оферта включает существенные условия договора. Указанное требование имеет двоякое значение. Во-первых, предложение должно охватывать все такие условия, которые однозначно определены как существенные в ст. 432 ГК либо вытекают из нее. Во-вторых, указанный в оферте набор условий является для него максимальным. Следовательно, после того как адресат примет предложение, не предложив со своей стороны никаких изменений или дополнений, оферент не сможет менять набор условий, содержащихся в оферте. В конечном счете смысл этого важнейшего требования к оферте состоит в том, что она, должна быть настолько определенная, чтобы можно было путем ее принятия достигнуть соглашения о всем договоре.[47]

Четвертое требование связано с адресностью оферты. Иначе говоря, из нее должно быть ясно, к кому именно она обращена. Определенность адреса оферты в литературе понималась по-разному. Так, была весьма распространена точка зрения, по которой оферта должна быть всегда адресована конкретному лицу (конкретным лицам) и никогда не может быть «брошена в толпу». Этот вывод в той или иной мере был связан с известным римскому праву принципом допустимости оферты только ad incertam personam.

Раздавались голоса и в пользу признания офертой при некоторых условиях предложения, адресованного неопределенному кругу лиц, если из нее усматривалась воля оферента заключить сделки с любым и каждым.

В настоящее время, когда участники оборота имеют возможность сами находить себе партнеров, при этом в условиях все ужесточающейся конкуренции распространилась практика помещения различного рода приглашений к заключению договоров по радио, телевидению, в прессе и т.п., ГК изменил свою позицию. Имеется в виду, что, отвечая этим потребностям, Кодекс признал офертой предложение, которое при соблюдении всех остальных требований - достаточной определенности и полноты - выражало волю заключить договор на указанных в предложении условиях с любым, кто отзовется.

К такой «публичной» оферте может быть отнесено сообщение в газете, по радио или телевидению о продаже точно указанных товаров, выполнении точно указанных работ, предоставлении строго определенных услуг адреса оферента, готовности вступить на объявленных условиях в договор с любым желающим и др. С точки зрения законодателя, никакой разницы между такой публичной офертой и обычной, адресованной конкретному лицу, нет. Имеется в виду, что все те последствия, которые вызывает обычная оферта, следуют и из публичной.

Все же п. 1 ст. 437 ГК содержит общую презумпцию в пользу того, что реклама и иные предложения, которые адресованы неопределенному кругу лиц, признаются только приглашением к оферте, но не офертой. При публичной оферте определенность во взаимоотношениях сторон зависит от характера предложения, а значит, снять неопределенность должен тот, кто обращается с предложением. Если он хочет выступить с офертой, ему надо прямо выразить это в предложении, не заставляя вторую сторону догадываться, что следует понимать под соответствующим извещением.[48]

Наряду с приведенным общим существует и специальное правило, которое действует применительно к розничной купле - продаже (п. 2 ст. 494 ГК). Оно выражается в том, что выставление товаров в месте продажи (на прилавке, витрине и т.п.), демонстрация их образцов или представление сведений о продаваемых товарах (описаний, каталогов, фотоснимков товаров и т.п.) в месте их продажи могут быть признаны публичной офертой даже в случаях, когда отсутствует цена и другие существенные условия, если только продавец явно для окружающих определил, что соответствующие товары предназначались для продажи (подобное указание может быть сделано, например, в витрине). Таким образом, в исключение из правила, установленного п. 1 ст. 437 ГК, самого по себе выставления товара в месте продажи недостаточно для предположения, что продавец рассматривает эти свои действия как оферту.

В новейшей литературе, даже после принятия ГК с его нормами о публичной оферте, высказываются взгляды в пользу «конкретного адресата оферты». Соответственно смысл публичной оферты усматривают в том, что это «предложение заключить договор обращено не к неопределенному кругу лиц, а к любому и каждому. Поэтому первый, кто отзовется на публичную оферту, акцептует ее и тем самым снимает предложение (такси, стоящее на стоянке с включенным зеленым огоньком; автоматы по продаже прохладительных напитков; размещенные на прилавке магазина товары и т.п.)»[49] .

Правила о публичной оферте введены в интересах участников гражданского оборота. Поэтому сужение указанного понятия практически приводит к ограничению предоставляемых соответствующими нормами гарантий для «отозвавшихся», в числе которых основную массу составляют потребители, т.е. заведомо более слабая сторона.

В отличие от ГК 64 новый Гражданский кодекс впервые дал определение оферты, последовательно выразив в нем цель, которую ставит перед собой тот, кто с нею выступает. Офертой признается, подчеркнуто в п. 1 ст. 435 ГК, намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение. Цель оферты состоит, таким образом, не в том, чтобы заключить договор, а в том, чтобы поставить товары, выполнить работы или оказать услуги либо заказать все это. Следовательно, содержание оферты и акцепта совпадает не только одно с другим, но и с содержанием договора.

Поскольку соглашение - это сделка, очевидно, составляющие ее волеизъявления сторон должны подчиняться общим правилам о сделках. Особенность действия соответствующих статей главы «Сделки» состоит в том, что если речь идет о требовании к форме и содержанию сделки, то оно адресовано самому соглашению, а в случаях, когда имеются в виду требования к воле и волеизъявлению, они должны иметь своим предметом волю и волеизъявление каждой из сторон.

Акцепт в такой же мере выражает волю лица, как и предложение. Требования к акцепту вытекают из его особенностей как рефлекторного волеизъявления. Стандартная ситуация состоит в том, что акцепт приобретает юридическую силу, если он полный, т.е. выражает одобрение всему, что указано в оферте, и безоговорочный, т.е. не содержит никаких дополнительных условий.

Ответ на иных условиях, чем предложено в оферте, не является акцептом. Это лишь встречная оферта (ст. 443 ГК). Однако действия акцептанта могут рассматриваться как встречная оферта лишь при условии, что они обладают указанными признаками оферты. Поскольку такого рода встречная оферта направляется первоначальному оференту, т.е. конкретному лицу, необходимо сохранить в такой встречной оферте все существенные условия договора. Следовательно, ответ на оферту, в котором исключено из нее хотя бы одно из существенных условий, не может рассматриваться как встречная оферта. Такой ответ представляет собой отказ от заключения предложенного оферентом договора и приглашение к заключению другого договора.[50]

По своей юридической конструкции акцепт и оферта в определенной части совпадают. В этой связи некоторые из положений, которые относятся к оферте, распространяются и на акцепт. Имеется в виду, что акцептант может отозвать сделанный акцепт до момента получения оферентом извещения об отказе акцептанта от заключения договора либо одновременно с таким извещением. Соответственно отказ от акцепта не считается сделанным и тогда, когда моменты получения оферентом самого акцепта и извещения об его отказе совпадают.

Пример из практики:

Оплата счета, выставленного по договору, подписанному неуполномоченным лицом, является акцептом и подтверждает заключение договора между сторонами в силу п.3 ст.438 ГК РФ (дело N А60-19078/05)[51]

Закрытое акционерное общество «Г» обратилось в суд с иском о взыскании с ответчика задолженности по договору на оказание консультационных услуг.

Общество с ограниченной ответственностью «С» иск не признало и предъявило встречный иск о признании указанного договора незаключенным и взыскании с общества «Г» суммы неосновательного обогащения.

Решением суда от 24.10.2005 г. исковые требования по первоначальному иску удовлетворены в полном объеме. Встречное исковое заявление оставлено без рассмотрения на основании п. 7 ст. 148 АПК РФ.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 10.05.2006 и постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 11.07.2006 № Ф09-5934/06 решение оставлено без изменения.

Между истцом и ответчиком подписан договор на оказание консультационных услуг, в соответствии с условиями которого исполнитель (истец) обязался оказывать заказчику (ответчику) консультационные услуги, указанные в приложении к договору, необходимые для осуществления хозяйственной деятельности заказчика, а заказчик обязался оплатить эти услуги в порядке и на условиях, определенных в договоре. От имени ответчика договор подписан не исполнительным органом, а финансовым директором, который не был наделен правами на заключение сделок от имени юридического лица, не имел доверенности, дающей право действовать в интересах ответчика.

По окончании проведения тренинг-семинара истцом ответчику выставлен счет на оплату консультационных услуг по данному договору.

Данный счет оплачен ответчиком платежным поручением с указанием в качестве назначения платежа оплаты счета за консультационные услуги по этому договору.

Исходя из положений п. 3 ст. 438 ГК РФ, суд пришел к выводу, что ответчик, совершив оплату счета со ссылкой на вышеуказанное назначение платежа, произвел акцепт направленного истцом предложения заключить договор на оказание консультационных услуг. Данное обстоятельство свидетельствует о согласии ответчика на заключение договора на оказание консультационных услуг, в том числе согласие на условия, согласованные в приложениях к договору, несмотря на подписание данных документов неуполномоченным лицом - гражданином Л.

Признав договор на оказание консультационных услуг заключенным, установив факт оказания истцом услуг, которые ответчиком оплачены не были, суд удовлетворил требования по первоначальному иску о взыскании задолженности за оказанные услуги[52] .

В советском договорном праве обязательное заключение договора по ранее заданному государственному плану был общим правилом для всех хозяйственных субъектов. А те договоры, которые заключались по свободному усмотрению сторон являлись исключением из общего правила и предметом которых служили товары, работы и услуги, не входящие в плановое распределение.

В соответствии с реформой российской экономики, с ее переходом к рыночной экономике подход договорного права в этом вопросе коренным образом изменяется. Сейчас обязанность заключения договора служит лишь исключением из общего порядка и строго регламентируется законодательством в исключительных случаях. Все эти случаи, по нашему мнению, можно подразделить на три основных групп. К первой группе относятся те договоры, в которых хотя наличествует обязанность заключения договора, но самую эту обязанность обязующая сторона добровольно возлагает на себя. Ими являются: 1) публичные договоры, 2) договоры, заключение которых предрешается предварительным договором, и 3) договоры купли-продажи на торгах.

В публичных договорах сама коммерческая организация устанавливает себе обязанность по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг всем, кто к ней обратится. Такая обязанность является естественной для данной конструкции договора, для данного вида предпринимательской деятельности. По своей конструкции договор автоматически считается заключенным, как только когда другая сторона выражает свою волеизъявление вступить в договор путем совершения определенного действия (оплатить определенную денежную сумму, подать заявление, подключить в снабженческую сеть и т.п.). Отклонение организации от требования клиента считается односторонним отказом от выполнения уже заключенного договорного обязательства, что является недозволенным в силу и самого договора, и законодательства.

Хотя п.1 ст.426 не разрешает организации оказать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения публичного договора, сама организация может по собственному усмотрению создавать гибкую систему скидок и льгот для различных категорий своих партнеров.[53]

В предварительном договоре стороны обмениваются между собой необходимой информацией и согласовывают между собой по всем основным условиям будущего главного договора. При этом стороны могут сами по своему усмотрению договориться о сроке, по истечению которого они должны заключить в обязательном порядке основный договор. Хотя может иметь место обязанность заключения договора, но эта обязанность является добровольной. Здесь не обнаруживается никакого ущемления прав сторон на свободе заключения договора.

Договор может быть заключен на торгах путем проведения аукциона или конкурса (открытые, либо закрытые). Согласно п.2 ст.448 ГК РФ, извещение о проведении торгов должно быть сделано организатором не менее чем за 30 дней до их проведения и в содержании извещения должно содержать все главные сведения о времени, месте и форме торгов, а также сведений о предмете и порядке проведения торгов. Участие в торгах всегда является добровольным. Чтобы участвовать в торгах, участники вносят определенную денежную сумму в качестве задатка в размере, сроки и порядке, которые указаны в извещении. Задаток подлежит возврату в случае, если торг не состоится или участник торгов, внесший задаток, не выиграл торги. В соответствии со п.5 ст.448 ГК РФ выигравший участник и организатор торгов подписывают в день проведения торгов протокол о результатах торгов, который имеет силу договора. Если предметом торгов было только право на заключение договора, такой договор должен быть подписан сторонами не позднее двадцати дней или иного указанного в извещении срока после завершения торгов и оформления протокола. В случае уклонения одной из сторон от заключения договора, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор, а также о возмещении убытков, причиненных уклонением от его заключения.

Пример из практики:

Убытки, связанные с неисполнением обязанности по заключению договора в порядке п.4 ст.445 ГК РФ, не подлежат возмещению, если лицо не обращалось в суд с требованием о понуждении заключить договор и имело возможность заключить аналогичный договор с другим контрагентом, поскольку в этом случае отсутствует причинная связь между неисполнением обязанности стороной, для которой заключение договора является обязательным, и расходами другой стороны (дело № А60-20059/2005)[54] .

Общество с ограниченной ответственностью «М» обратилось в суд с иском к Министерству здравоохранения, Министерству финансов о взыскании убытков, понесенных в результате уклонения от заключения с ним государственного контракта на поставку вакцины против гепатита и уничтожения последней ввиду истечения срока годности.

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано со ссылкой на отсутствие доказательств причинной связи между действиями ответчиков и возникшими у истца убытками вследствие уничтожения вакцины.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение отменено по процессуальным основаниям. При рассмотрении дела по правилам суда первой инстанции в иске отказано.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 05.05. 2006, № Ф09-3418/06 постановление суда апелляционной инстанции оставлено без изменения по следующим основаниям.[55]

По результатам конкурса на поставку товаров для государственных нужд, проведенного Министерством здравоохранения общество «М» признано победителем по поставке вакцины против гепатита.

Государственный контракт на поставку был заключен лишь в отношении части доз вакцины, оставшаяся часть была уничтожена в связи с истечением срока годности.

Обязанность государственного заказчика, разместившего заказ, принятый поставщиком, на заключение государственного контракта следует из п. 1 ст. 527 ГК РФ.

В соответствии с п. 4 ст. 445 ГК РФ если сторона, для которой в соответствии с ГК РФ или иными законами заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор. Однако истец доказательств обращения в суд с соответствующим требованием в порядке, предусмотренном п. 4 ст. 445, п. 5 ст. 528 ГК РФ, не представил.

В то же время из материалов дела следует, что вакцина приобретена истцом до подачи заявки на участие в конкурсе и объявления результатов конкурса.[56]

В соответствии с п. 1 ст. 2 ГК РФ предпринимательская деятельность осуществляется лицом самостоятельно, на свой риск. Исходя из того, что истец не воспользовался своим правом требовать заключения договора в судебном порядке, суды пришли к выводу о том, что истец не был лишен возможности реализовать закупленную вакцину.

Таким образом, причинная связь между нарушением предусмотренной законом обязанности по заключению государственного контракта и убытками не установлена.

Вторая группа договоров, заключение которых является обязательным, — это договоры на поставку товаров для государственных нужд, которые получают законодательное урегулирование, во-первых, в Законе от 13 декабря 1994 г. «О поставках продукции для федеральных государственных нужд», Постановлении Верховного Совета РФ от 4 октября 1992 г. «О мерах по обеспечению поставок продукции (товаров) в районы Крайнего Севера и приравненные к ним местности, Законе от 23 ноября 1994 г. «О государственном материальном резерве», и т.п., и во-вторых, в ряде статей ГК РФ (ст.525-534 ГК РФ).

Третья группа обязательного заключения договора связана со сферой урегулирования антимонопольного законодательства. Например, Закон РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» устанавливает полномочия Комитета по антимонопольной политики в рамках своей основной деятельности давать хозяйствующим субъектам обязательное для исполнения предписание о заключении договора с другими хозяйствующими субъектами. Закон от 19 июля 1995 г. «О естественных монополиях» устанавливает, что субъекты естественных монополий, т.е. юридические лица, занятые производством (реализацией) товаров в условиях естественной монополии, не вправе отказаться от заключения договора с отдельными потребителями на производство (реализацию) товаров, в отношении которых применяется регулирование в соответствии с указанным Законом, при наличии у субъекта естественной монополии возможности произвести (реализовать) такие товары. Все эти меры направлены для поддержания конкуренции на товарном рынке, создания благоприятных условий малым и новосозданным хозяйственным организациям.

2.2 Исполнение договорных обязательств и способы их обеспечения

Исполнение договорных обязательств понимается как совершение (или несовершение) сторонами определенного действия (передать определенную вещь, выполнить определенную работу или оказать определенную услугу), что является предметом договора. В соответствии со ст. 309 ГК РФ, договорные обязательства должны исполняться «надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями».

Понятие «надлежащее исполнение» охватывает в себе совокупность разных элементов, разных требований к исполняющей стороне договора:

1) исполнение надлежащим предметом;

2) исполнение обязательства надлежащему лицу;

3) исполнение обязательства надлежащим лицом;

4) исполнение в надлежащем объеме;

5) исполнение в надлежащие сроки;

6) исполнение в надлежащем месте. Только надлежащее выполнение, которое обеспечивает всем вышесказанным требованиям, может освобождать исполняющую сторону от договорного обязательства.[57]

Предмет договорного обязательства всегда конкретно и полно описывается в содержании договора и непременно является существенным условиям любого договора. Предметом договорного обязательства может являться действие по передаче определенного имущества, выполнение определенной работы или оказание определенной услуги. В соответствии со ст.320 ГК РФ, если в содержании договора содержит несколько альтернативных обязательств, то исполняющая сторона имеет право выбрать одно из этих обязательств, если из закона, иных правовых актов или условий обязательства не вытекает иное. Здесь, мы используем, и в дальнейшем мы будем пользоваться, термином «исполняющей стороны» в противоположности понятию «должник», которое используется в ст. 320 ГК РФ, поскольку, во-первых, в договорном правоотношении обязанность не всегда ложится только на должника. В большинстве различных видов договоров права возникают не только у кредитора, а обязанности — не только у должника, а права и обязанности лежат на обеих сторонах. Во- вторых, далеко не всегда в любом договоре мы можем определить, какая из сторон является кредитором, а какая — должником[58] . Например в бартерном договоре обязательство передать определенное количество соответствующего товара ложится на каждую из сторон в одинаковом значении, и в большинстве случаев в одинаковом денежном эквиваленте, что приводит к невозможности определить, кто из них здесь выступает в качестве кредитора, а кто — должника. Из этого следует, что понятия «кредитор» и «должник» можем употреблять только в определенном контексте, где, во-первых, можем четко определить, какая из сторон является кредитором, а какая — должником; во-вторых, их употребление является необходимым и неизбежным.

В соответствии со ст.312 для исполняющей стороны обязательство по договору завершается не в моменте исполнения действия, а после надлежащей передачи результата принимающей стороне. Это значит, что риск вручения исполнения ненадлежащему лицу возложен на исполняющую сторону. Исполняющая сторона имеет право потребовать доказательств того, что исполнение принимается самим кредитором или управомоченным им на это лицом, поскольку она должна нести риск последствий непредъявления такого требования. «При возникновении по данному вопросу спора бремя доказывания соответствующего факта (исполнение вручено самому кредитору или управомоченному им лицу) возлагается на должника».

Как обычно исполнение возлагается в большинстве случаев на исполняющуюся сторону. Если в договоре определено участие многих солидарных исполнителей, то исполнение солидарной обязанности полностью одним из этих исполнителей освобождает остальных исполнителей от исполнения договорной обязанности. При этом исполнитель, исполнивший солидарную обязанность, имеет право регрессивного требования к остальным исполнителем в равных долях за вычетом доли, падающей на него самого (п.2 ст.325 ГК РФ). Исполнение договорного обязательства, по усмотрению самого договора или закона и иных правовых актов, может возлагаться не только на исполняющую сторону, но и на третье лицо. В этом случае принимающая сторона обязана принять исполнение, предложенное за исполняющую сторону третьим лицом. Привлечение третьего лица к исполнению обязательства не означает устранение исполняющей стороны из договорного правоотношения. Ответственность за ненадлежащее исполнение по-прежнему лежит на исполняющей стороне. Согласно п.2 ст.313 ГК РФ, третье лицо, подвергающееся опасности утратить свое право на имущество должника (право аренды, залога или др.) вследствие обращения кредитором взыскания на это имущество, может за свой счет удовлетворить требование кредитора без согласия должника. В этом случае к третьему лицу переходят права кредитора по обязательству в соответствии со статьями 382-387 ГК РФ.[59]

Согласно принципу исполнения договорного обязательства исполнитель должен исполнить свои обязательства в полном объеме, что отражается в самом договоре. В зависимости от характера предмета договора стороны могут договориться по поводу приема исполнения по отдельным его частям. Например, в договоре купли-продажи определенного оборудования, что составляет единое целое, то его исполнение вряд ли будет приниматься принимающейся стороной по частям. А в договоре поставки товаров народного потребления или в договоре снабжения топливом или другими материалами стороны часто договариваются между собой об объеме поставки на целый календарный год, а исполнение поставки обычно производится по частям в каждом календарном месяца или квартале. Согласно ст. 311 ГК РФ в случае отсутствия договоренности об этом принимающая сторона имеет право не принимать исполнения по частям.

Пример из практики:

Если по условиям договора поставки наименование и количество товара подлежит согласованию в приложении к договору и такое приложение отсутствует, договор поставки признается незаключенным. В этом случае фактически произведенная поставка продукции оценивается как разовые сделки купли-продажи и подлежит оплате при доказанности получения ответчиком продукции от истца (дело № А60-37294/2004, дело № А60-14706/2004)[60]

Общество с ограниченной ответственностью «А» обратилось в суд с иском к закрытому акционерному обществу «У» о взыскании задолженности за поставленный по договору товар, процентов, начисленных по ст. 395 ГК РФ, и транспортных расходов.

Решением от 24.12.04 г. исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 22.02.2005 г., оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.05.2005 г. N Ф09-1164/05, решение изменено, с ответчика взыскана сумма основного долга и проценты за пользование чужими денежными средствами в меньшем размере. В остальной части иска отказано ввиду недоказанности понесенных расходов.

Стороны подписали договор поставки, по условиям которого товар указывается в приложении к договору, именуемому в дальнейшем «Спецификация». Указанные спецификации сторонами не представлены.

С учетом этих обстоятельств и руководствуясь п.1 ст. 432, п. 3 ст. 455, п.2 ст. 465 ГК РФ, суды пришли к выводу, что договор поставки не позволяет определить наименование и количество подлежащего передаче товара, поэтому является незаключенным.

Однако фактически продукция ответчику была поставлена по накладным, которые содержат все необходимые сведения о лицах, получивших у истца указанную продукцию. Приложенные к накладным доверенности на приёмку от истца продукции составлены в соответствии с требованиями действующего законодательства. Факт получения продукции именно ответчиком материалами дела документально подтвержден. В связи с этим, суды оценили имевшие место поставки истцом продукции в силу ст. 454 ГК РФ в качестве разовых сделок купли-продажи и взыскали с ответчика сумму долга за поставленную продукцию на основании ст.309, 486 ГК РФ, а также проценты по ст.395 ГК РФ.

Аналогичная позиция нашла отражение в решении по делу А60-14706/2004 (оставлено без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 11.11. 2004 г. N Ф09-3719/04)[61] : договор поставки признан незаключенным ввиду несогласованности условия о наименовании и количестве товара, поскольку заявки покупателя не позволяют сделать вывод о согласовании предмета поставки и количества товара, возможность определения наименования товара в односторонних заявках покупателя, как и число самих заявок, в договоре не предусмотрены; план продаж, представленный истцом в качестве доказательства согласования существенных условий договора, не содержит ссылок на договор, его составление названным договором не предусмотрено, в нем отсутствует четкое наименование товара и единицы измерения, он не позволяет установить наличие и существо обязательств сторон. Следовательно, указанный план не может считаться ни самостоятельным договором поставки, ни приложением к договору.

Договор обычно должен содержать договоренность по поводу срока исполнения договорного обязательства. Этот срок можно определить по разному: либо путем указания определенной даты сдачи-приемки исполнения, либо путем установления определенного периода времени, по истечению которого принимающаяся сторона имеет право требовать от исполняющей стороне исполнения обязательства, либо путем установления определенного периода времени, в течении которого исполнитель имеет право в любое время сдавать результат исполнения своего обязательства и принимающаяся сторона должна его принимать. В некоторых случаях стороны могут договариваться об исполнении обязательства в любой момент по востребованию принимающейся стороны. В этом случае «должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении» (п.2 ст314 ГК РФ). Согласно п. 2 ст. 314 ГК РФ, в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства. В соответствии со ст. 315 ГК РФ, должник имеет право исполнить обязательство до срока только в случаях, если это не противоречит закону, иным законодательными актам или условиям обязательства.[62]

Место исполнения обязательства обычно определяется в содержании договора. В случае, если места исполнения обязательства не отражается ни в договоре, не определено законом, иными правовыми актами и не явствует из обычаев делового оборота, то местом исполнения обязательства может быть либо место нахождения имущества (по обязательству передать земельный участок, здание, сооружение или другое недвижимое имущество), либо место сдачи имущества первому перевозчику для доставки его принимающейся стороне (по обязательству передать товар или иное имущество, предусматривающему его перевозку), либо место жительства принимающейся стороны (по денежному обязательству), либо место изготовления или хранения имущества по другим обязательствам, если это место было известно принимающейся стороне в момент возникновения обязательств.

Для того, чтобы договорное обязательство подлежало надлежащему исполнению, необходимо создать систему мер или способов по обеспечению его исполнения. Без этих мер и способов всякое обязательство само по себе не гарантирует совершение исполнителем требуемых действий. В системе гражданского законодательства все меры и способы обеспечения исполнения договорных обязательств носят имущественное содержание и целенаправленный характер (с целью побуждения к надлежащему исполнению обязательств).

Гражданский Кодекс РФ содержит все меры и способы обеспечения, которые являются традиционными для всех предшествующих гражданских кодексов и основ (неустойка, залог, задаток, поручительство и гарантия). Кроме этого в ГК РФ включаются еще совершенно новые моменты по сравнению с его предшественниками. Это, во-первых, является включением двух новых способов обеспечения исполнения обязательств: удержание и банковская гарантия. Во-вторых, в отличие от предшествующих кодексов ГК РФ 1994 г. создает открытую систему способов обеспечения путем признания еще других способов по усмотрению закона и договора кроме тех, которые есть в кодексе.[63]

Как выше отмечалось, рыночной экономике присущи свои особые черты как имущественный риск, неопределенность и нестабильность. Угроза имущественного ущерба возникает в самых разнообразных формах, причина ее возникновения связана не только с событиями непреодолимой силы, но и с умышленным недобросовестным поведением контрагентов при исполнении своих договорных обязательств.

В связи с этим обстоятельством и с развитием в последнее время системы государственных и частных банков, их разнообразными видами банковского обслуживания, включение в содержании ГК РФ 1994 г. норм, регулирующих проблемы банковской гарантии как способа обеспечения исполнения договорных обязательств является чрезвычайно необходимым. Проблема банковской гарантии как способа обеспечения исполнения договора, хотя является новым по сравнению с другими традиционными способами, но по своему объему (14 норм с ст.368 — по ст.381) занимает значительное внимание российских законодателей. Однако, к сожалению, в этом разделе обнаруживается ряд недостатков, что является предметом бурной дискуссии многих российских специалистов.

Недостаток прямо касается проблемы сущности банковской гарантии. Статья 368, хотя под названием «Понятие банковской гарантии» не может давать нам прямое определение понятия банковской гарантии, а ограничивается лишь описанием действия одного участника (гаранта) в силу банковской гарантии: «В силу банковской гарантии банк, иное кредитное учреждение или страховая организация (гарант) дает по просьбе другого лица (принципала) письменное обязательство уплатить кредитору принципалу (бенефициару) в соответствии с условиями даваемого гарантом обязательства денежную сумму по представлении бенефициаром письменного требования о ее уплате». По нашему мнению, содержание этой статьи не может показать нам принципиальное разграничение банковской гарантии от формы расчета по аккредитиву. Более того, диспозитивный характер статьи 372 ГК РФ об безотзывности банковской гарантии напоминает нам об отзывной и безотзывной формах аккредитива.

Второй вопрос касается проблемы сходства и различия банковской гарантии от договора поручительства. Оба они являются способами обеспечения исполнения договорных обязательств. И банковская гарантия, и поручительство имеют функцию обеспечения надлежащего исполнения должником его основного обязательства перед кредитором.[64]

Субъектный состав обеих также состоит из трех сторон: должник, кредитор по основному обязательству и гарантирующая сторона — гарант или поручитель (в качестве поручителя могут также выступать банки, кредитные учреждения или страховые организации, которые являются гарантом в соответствии со ст. 368 ГК РФ). Ни банковская гарантия, ни договор поручительства не обеспечивают гаранту или поручителю ответственности в исполнении основного договора в натуре. Основанием для обращения и кредитора к поручителю в договоре поручительства, и бенефициара к гаранту в банковской гарантии, является нарушение должником (или принципалом) основного обязательства.

Как и в договоре поручительства, на практике банковской гарантии гарант может взять на себя обязательство уплатить не только денежную сумму, что составляет основное обязательство принципала перед бенефициаром, но и неустойку (пеню или штраф) за просрочку исполнения этого основного обязательства. Сходство между банковской гарантией и поручительством так велико, что приводит к признанию их тождества некоторыми специалистами. Разница между банковской гарантией и поручительством обнаруживается в перечнях основания прекращения их обязательств, и в том, что кодекс конкретно устанавливает правоотношение между кредитором и должником и поручителем.

Третий вопрос. Статья 377 ГК РФ дает исчерпывающую перечень четырех оснований прекращения банковской гарантии: 1) уплата бенефициару суммы, на которую выдана гарантия; 2) окончание гарантийного срока; 3) отказа бенефициара от своих прав по гарантии и возвращения ее гаранту; 4) отказ бенефициара от своих прав по гарантии путем письменного заявления об освобождении гаранта от его обязательств. Если банковская гарантия играет роль способа обеспечения исполнения договорного обязательства, то почему надлежащее исполнение принципалом своих обязательств по основному обязательству не является основанием прекращения банковской гарантии? Так же и в обратном отношении, в ГК РФ также не указывается, каким образом исполнение обязательства гаранта перед бенефициаром по банковской гарантии влияет на основное обязательство.

Далее, название «банковская гарантия», по моему мнению, является неудачным, поскольку в качестве гаранта могут поступать не только банки и кредитные учреждения, но и страховые организации. А факт, что гарантийным случаем является нарушение принципалом основного обязательства, напоминает нас о страховом случае, о сходстве и различии между банковской гарантией и договором страхования.

По сравнению с предшествующими гражданскими кодексами удержание является совершенно новым способом обеспечения договорных обязательств. Но правовое регулирование удержания, содержащее в ст. 359 и ст. 360 ГК РФ, не является достаточным. Возникает ряд вопросов, решение которого не возможно с помощью двух этих норм.[65]

Это вопросы: какие предметы подлежат удержанию? Кроме тех видов, которые содержатся в специальных норм ГК РФ, по каким еще видам договорных обязательств кредиторы пользуются правом удержания? в каком порядке осуществляется удержание? какие конкретные требования предъявляются для удержания? В связи с этими недостатками две вышесказанные нормы, по нашему мнению, служат лишь тезисом для дальнейших разработки и совершенствования российскими законодателями. Служит тезисом для дальнейшей разработки и совершенствования также положение о «других способах» обеспечения исполнения договорных обязательств, которые «предусмотрены законом или договором» по п. 1 ст. 329 ГК РФ.

2.3 Изменение и расторжение договора

Характерной чертой рыночной экономики является ее подчинение не государственным урегулированием, а подчинение своими собственными правилами. А эти рыночные правила не всегда являются полезными или желательными для конкретного человеческого общества. Некоторые из них, как стихийность, непредсказуемость, нестабильность, несбалансируемость и т.п. часто негативно влияют на прогрессивное развитие общества. Для любого общества с рыночным механизмом хозяйстствования гарантом общественного прогресса всегда выступает стимулирование стабильности всех видов гражданско-правовых, в частности гражданско-договорных, отношений. Именно с этой целью в Гражданском Кодексе выделяется отдельная глава — глава 29, которая специально регулирует проблему изменения и расторжения договора. Это бесспорно является важным шагом вперед по сравнению с предыдущими гражданскими кодексами. К сожалению, это отнюдь не означает, что данная глава не содержит в себе никаких недостатков.

Первый недостаток обнаруживается сразу в первом пункте первой статьи данной главы — п.1 ст.450, в котором устанавливает: «Изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором». Почему соглашение сторон об изменении и расторжении договора должно зависеть именно от самого этого договора? Разве это соглашение сторон, которое выражается путем составления отдельного протокола или приложения к договору, не составляет содержание договора. По моему мнению, всякое последующее изменение по соглашению сторон является абсолютным и преобладающим по сравнению с ему противоречащими предшествующими условиями, а не наоборот.

Далее, почему соглашение сторон должно подчиниться нормами данного Кодекса, которые носят диспозитивный характер? Согласно принципу диспозитивности, стороны вправе сами по взаимному соглашению установить свои права и обязанности. В этих диспозитивных нормах содержится определенное предписание лишь на случай, если стороны допустили пробел в своем соглашении, либо в случае судебного разбирательства при недостижении соглашения между сторонами.

По моему мнению, злоупотребление выражения «если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором» без учета конкретных контекстов и обстоятельств приведет к сужению значения нормы, лишает ее работоспособность. Из всех вышесказанных соображений для первого пункта ст. 450 ГК РФ более приемлемым будет так:

«Изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено императивными нормами настоящего Кодекса или других законов».

Итак, изменение или расторжение договорного обязательства возможны по соглашению сторон. Соглашение между сторонами об изменении или расторжении договора может быть установлено сторонами в любое время, при заключении договора или после его заключения. Соглашение обычно фиксируется в протоколе, в котором излагается договор в той форме, в какой он заключен. Бывает случай, когда изменение или расторжение возможны, исходя из самой природы договора. Например, в договоре аренды, заключенном на неопределенный срок, каждая из сторон вправе в любое время отказаться от договора, предупредив об этом контрагента в установленный Кодексом срок (п. 2 ст. 610 ГК РФ). Или ст. 1010 ГК РФ устанавливает, что в агентском договоре, заключенном без твердо установленного срока окончания его действия, право на отказ в указанной ситуации принадлежит обеим сторонам. В этих случаях условие об изменении или расторжении договора не фиксируется непосредственно сторонами, но оно всегда подразумевается ими при заключении договора.

Пример из практики:

Убытки, причиненные неисполнением арендатором обязанности по возврату арендованного имущества, подлежат взысканию с арендатора. Передача арендатором этого имущества на хранение третьему лицу, вследствие чего имущество было утрачено, не предоставляет арендодателю права на взыскание убытков с хранителя, поскольку обязательственные отношения между арендодателем и хранителем отсутствуют (дело № А60-10028/2005)[66]

Общество с ограниченной ответственностью «П» обратилось в суд с иском к потребительскому кооперативу «А» о взыскании убытков, причиненных в результате утраты переданного на хранение потребительскому кооперативу «А» автомобиля.

Решением суда в удовлетворении заявленных требований отказано. Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 26.12. 2005 г. N Ф09-4224/05 судебные акты оставлены без изменения по следующим основаниям.

Между истцом и обществом с ограниченной ответственностью «И» был заключен договор аренды транспортного средства без экипажа. Непосредственным пользователем автомобиля являлся работник истца, который пользовался услугами потребительского кооператива «А», оставляя на хранение автомобиль. В результате автомобиль был утрачен.

Установив данные обстоятельства и приняв во внимание отсутствие обязательственных (договорных) отношений между обществом «П» и потребительским кооперативом «А», суды, руководствуясь ст.ст.15, 393, 886 ГК РФ, пришли к выводу об отсутствии у истца права обращаться в суд с иском к потребительскому кооперативу «А» о взыскании убытков, причиненных в результате утраты переданного на хранение автомобиля.

Поскольку иск заявлен к ненадлежащему лицу, ссылка истца на неприменение судами ст. 210 ГК РФ признана несостоятельной, так как общество «П» как собственник утраченного автомобиля вправе требовать возмещения убытков с лица, арендовавшего автомобиль и ненадлежащим образом исполнявшего обязанности по его хранению.

Второй порядок изменения или расторжения договора устанавливается в связи с установлением Гражданским Кодексом или другими законами ряда императивных и диспозитивных норм, регулирующих специальный порядок изменения или расторжения договора. Согласно ст. 310 ГК РФ, общим правилом является положение о том, что односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются. Все случаи одностороннего отказа от исполнения договора или одностороннего изменения условий договора, которые предусмотрены нормами Кодекса или иными законами, являются исключением из общего правила. [67]

Все случаи одностороннего отказа от договора по императивным нормам подразделяются, по нашему мнению, на а) безусловные; б) связанные с несоблюдением другой стороной условий договора, и, в) вызванные обстоятельством, независимым от сторон.

К числу императивных норм, регулирующих безусловный односторонний отказ от исполнения договора, относятся, например, п. 1 ст. 1003 ГК РФ о том, что комитент вправе в любое время отказаться от исполнения договора комиссии, отменив данное комиссионеру поручение. В соответствии с п. 2 ст. 958 ГК РФ, страхователь (выгодоприобретатель) вправе отказаться от договора страхования в любое время, если к моменту отказа возможность наступления страхового случая не отпала. В соответствии со ст. 904 ГК РФ, поклажедатель вправе в любое время расторгнуть договор хранения, получая хранимую вещь, хотя бы предусмотренный договором срок ее хранения еще не окончился.

К числу императивных норм, регулирующих односторонний отказ от исполнения договора, связанного с несоблюдением другой стороной условий договора, относятся случаи, например, когда согласно п. 2 ст. 896 ГК РФ, хранитель вправе отказаться от исполнения при просрочке уплаты вознаграждения за хранение более, чем на половину периода, за который должна была производиться оплата. Согласно п. 2 ст. 896 ГК РФ, покупатель вправе отказаться от договора купли-продажи при невыполнении продавцом требований о доукомплектовании товара в разумный срок, передача незатаренного товара. В соответствии со п. 3 ст. 615 ГК РФ, в договоре аренды арендодатель имеет право требовать расторжения договора и возмещения убытков, если арендатор пользуется имуществом не в соответствии с условиями договора аренды или назначением имущества (см. приложение 3). К этой группе относятся и те случаи, когда несоблюдение другой стороной еще не обнаруживается, но наличествует предположение о возможной неспособности другой стороны соблюдать условия договора. Например, согласно п. 1 ст. 821 ГК РФ, в кредитном договоре кредитор вправе отказать заемщику в предоставлении кредита полностью или частично при возникновении обстоятельств, которые с очевидностью свидетельствуют, что предоставленную ему сумму заемщик не сможет возвратить.

Третьим порядком изменения или расторжения договорных обязательств является судебное решение по требованию одной из сторон. В соответствии со п. 2 ст. 452 ГК РФ, требование об изменении или расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после ряда согласительных процедур: после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии — в тридцатидневный срок.[68]

Главным основанием для изменения или расторжения договора по решению суда служит существенное нарушение договора одной из сторон. Согласно п. 2 ст. 450 ГК РФ, существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. Например, в соответствии со ст. 619 ГК РФ, в договоре аренды арендодатель имеет право требовать судебного решения о досрочном расторжении договора, если арендатор пользуется имуществом с существенным нарушением условий договора или назначения имущества, либо существенно ухудшает имущество, либо с неоднократными нарушениями по истечении установленного договором срока платежа не вносит арендную плату, либо не выполняет в соответствующие сроки возложенную на него обязанность по капитальному ремонту. Или в соответствии со п. 5 ст. 565 ГК РФ, судом предоставляется право покупателей требовать расторжения договора в договоре продажи предприятия, если установлена его непригодность вследствие недостатков, за которые отвечает продавец.

Договор может быть изменен или расторгнут по решению суда в связи с существенным изменением обстоятельств при наличии одновременно 4 условий:

1) в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;

2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;

3) исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;

4) из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.[69]

Таким образом, нами были изучены условия заключения, изменения и расторжения гражданско-правовых договоров с рассмотрением примеров из судебной практики.

В заключении работы подведем итоги проведенного исследования и дадим рекомендации по совершенствованию договорного права.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В представленной выпускной квалификационной работе были проанализированы те обязательственные правоотношения, которые определяют гражданско-правовой договор как юридический факт. Основные результаты данного исследования заключаются в следующем:

1) сформулирован вывод о том, что важной задачей, которая стоит перед договорным правом рыночного времени, является придание договорному праву тех истинных теоретических ценностей, утраченных или видоизменившихся в советское время, как равенство всех субъектов договорных правоотношений, свобода воли и волеизъявления при заключении договора, свобода предпринимательства и конкуренции и т.д.;

2) установлено, что на фоне обеспечения свободы сторон договорных правоотношений государственное вмешательство в установлении пределов этой свободы не должно зависеть от сторонних интересов. Свобода договорных правоотношений подразумевает свободу выбора участников договора, условий его содержания и заключения, установления его правил, не противоречащих действующему законодательству. Ограничение свободы может быть связано лишь с соблюдением интересов других субъектов договорных правоотношений, и применено лишь в случаях противозаконного ущемления этих интересов. Свобода одной стороны договора должна заканчиваться там, за пределами которого она будет затрагивать свободу и интерес другой стороны, и свобода всех сторон договора должна заканчиваться там, за пределами которого она начинает причинять вред свободе и законным интересам третьего лица и общества.

3) изучена правовая база и выявлен механизм для определения (ограничения или запрещения) оборотоспособности объектов гражданского права. В отношении к ограниченно оборотоспособным объектам закон только устанавливает, каким образом должны определяться виды объектов, соответствующим образом ограниченные в своей оборотоспособности. Все остальные вопросы, включая круг подлежащих ограничению видов объектов, могут решаться любым на то уполномоченным государственным органом. А в отношении к объектам, которые изъяты из оборота, существует более строгий порядок их установления — виды изъятых из оборота объектов необходимо определить в самом законе.

4) выявлены и проанализированы недостатки правовых норм, касающихся определения сущности банковский гарантии. Предложены уточнение и дальнейшая конкретизация сущности банковской гарантии как нового способа обеспечения исполнения договорных обязательств с целью разграничения его от других способов обеспечения исполнения договорных обязательств.

Проведенное исследование позволило дипломанту сформулировать ряд самостоятельных положений, выводов, предложений и рекомендаций о совершенствовании договорно-правовых отношений:

— о соотношении понятий «соглашение» и «договор». В законодательстве и договорно-правовой практике эти понятия часто отождествляются, рассматриваются как синонимы, тогда как между ними имеются существенные различия. «Договор» более узкое понятие, он является одним из видов соглашения. Договором признается только такое соглашение, которое влечет за собой установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 420 ГК РФ), то есть договор порождает правовые последствия, устанавливает взаимные права и обязанности сторон. Наряду с договором могут быть и другие соглашения, не порождающие правовых последствий, а лишь фиксирующие намерения сторон. До закрепления в законодательстве предварительного договора (ст. 429 ГК РФ) такие соглашения были достаточно распространенными и носили название «Протокола о намерениях». Необходимость в них имеется и сейчас. Не порождая правовых последствий, такие соглашения характеризуют взаимоотношения сторон и могут быть использованы при толковании договора. Поскольку между договором и иными соглашениями имеются существенные различия, они должны учитываться в правотворческой и правоприменительной практике;

— о закреплении в ГК РФ понятия «коммерческая сделка». Предприниматель - особый субъект гражданского права, постоянно занимающийся экономической деятельностью, направленной на систематическое извлечение прибыли. Это обстоятельство придает значительную специфику и заключаемым предпринимателями сделкам. Наряду с общими требованиями, к предпринимательским сделкам предъявляются дополнительные требования, касающиеся как формы договора, так и его содержания. В действующем законодательстве отчетливо проявляется особый правовой режим предпринимательской деятельности. С учетом его специфики в ГК РФ следовало бы раскрыть понятие коммерческой сделки как разновидности гражданско-правового договора, регулирующего отношения в сфере предпринимательства, сторонами или одной из сторон которого являются коммерческие организации и индивидуальные предприниматели, а также некоммерческие организации в пределах осуществляемой ими предпринимательской деятельности. Объектом правового регулирования данного договора являются отношения, связанные с пользованием имуществом, производством и реализацией товаров, выполнением работ, оказанием услуг, систематическим осуществлением иных видов деятельности в целях получения прибыли;

— о необходимости повышения стабильности договорных связей и оптимизации на этой основе коммерческих отношений между субъектами экономической деятельности. Долгосрочные договорные отношения являются важной предпосылкой эффективной коммерческой деятельности. Их установление во многом зависит от самих предпринимателей, однако, значительное влияние на стабильность договорных связей оказывает и законодательство.

Правовой режим долгосрочных договорных отношений подвержен происходящим в законодательстве изменениям. Актуальной является в связи с этим задача его стабилизации. Решение ее возможно посредством внесения в ст. 422 ГК РФ «Договор и закон» дополнений, ограничивающих возможность воздействия законодателя на договорные отношения, которые возникли до принятия нового закона, т.е. включения в данную статью нормативных положений, предусматривающих защиту прав субъектов экономической деятельности от неблагоприятных изменений в законодательстве после заключения договора посредством придания закону обратной силы. Положения данной статьи должны дать уверенность субъектам предпринимательской деятельности в стабильности условий заключенного договора, защитить их от непредсказуемых законодательных решений, влекущих финансовые потери либо другие неблагоприятные для них последствия;

— о совершенствовании правового регулирования договора коммерческой концессии. Одним из новых в отечественном законодательстве гражданско-правовых договоров является договор коммерческой концессии, предусматривающий предоставление правообладателем пользователю за вознаграждение на установленный договором срок знаков индивидуализации правообладателя, производимых им товаров или оказываемых услуг. Создавая предпосылки для активизации деятельности коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей, эта правовая конструкция в ее нынешнем виде, не в полной мере учитывает интересы потребителей, не обеспечивает их надлежащее информирование о том, что приобретаемый ими товар или услуга, произведены не обладателем индивидуализирующего их товарного знака или знака обслуживания, а другим предпринимателем, которому право на использование этих знаков передано по договору. Содержащееся в ст. 1032 ГК РФ положение о том, что пользователь обязан информировать покупателей (заказчиков) об использовании им фирменного наименования, коммерческих обозначений другого предпринимателя требует конкретизации, в ст. 1032 ГК РФ следует закрепить положение о том, что лицо, использующее на основе договора коммерческой концессии знаки индивидуализации другого экономического субъекта, должно указывать наряду с ним и свои собственные знаки индивидуализации (фирменное наименование, товарный знак, торговую марку и т.д.);

— о совершенствовании законодательного регулирования безвозмездных договорно-правовых отношений в сфере предпринимательской деятельности. Целью предпринимательской деятельности является систематическое получение прибыли, безвозмездные обязательства противоречат сущности предпринимательства, являются исключением из общего правила в этой сфере деятельности. Однако они также имеют место и часто носят противоправный характер, прикрывают другие, возмездные отношения. Вопросы их квалификации, разграничения с возмездными отношениями являются актуальными и в действующем гражданском законодательстве эта проблема не разрешена. Содержащиеся же в ГК РФ нормативные положения о притворной и мнимой сделках являются абстрактными, носят общий характер. Проблема отграничения безвозмездных обязательств от возмездных должна решаться посредством конкретизации нормативных положений тех гражданско-правовых договоров, в которых безвозмездные отношения допустимы. В эти договоры должны быть включены положения аналогичные тем, которые имеются в договоре дарения. Статья 575 ГК РФ прямо указывает на запрет совершения дарения в отношениях между коммерческими организациями. Аналогичным должно быть правовое регулирование и в других гражданско-правовых договорах, на основе которых возникают безвозмездные обязательства. Осуществление этих мер, конкретизация установленных законом условий договоров создает предпосылки для предотвращения злоупотреблений при заключении коммерческих сделок.

Выводы и результаты данной выпускной квалификационной работы представляют основу для дальнейших исследований особенностей и проблем гражданско-правового договора.


Список литературы

Нормативные акты

1. Конституция Российской Федерации (с изм. от 14.10.2005) // Российская газета. №237. 25.12.1993, Собрание законодательства РФ. 17.10.2005. № 42. Ст. 4212.

2. Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 27.07.2006) // Собрание законодательства РФ. 05.12.1994. № 32. Ст. 3301, Собрание законодательства РФ. 31.07.2006. № 31 (1 ч.). Ст. 3437.

3. Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ (ред. от 02.02.2006) // Собрание законодательства РФ. 29.01.1996. № 5. Ст. 410, Собрание законодательства РФ. 06.02.2006. № 6. Ст. 636.

4. Трудовой Кодекс РФ от 30.12.2001 № 197-ФЗ, последние измен. от 01.12.2007 № 309-ФЗ

5. Федеральный закон «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3302.

6. Закон Российской Федерации от 11 марта 1992 г. № 2490—1 «О коллективных договорах и соглашениях» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 17. Ст. 890 (ст. 1)

7. Закон РФ от 12 ноября 1996 г. «Об оружии» // СЗ РФ. 1996. № 51. Ст. 5681.

8. Указ Президента РФ от 22 февраля 1992 г. «О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация которых запрещена» // Ведомость Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. №10, ст.492.

9. Письмо МФ РФ от 21.11.04 № 04-02-05/1/33 «О признании в налоговом учете расходов по гражданско-правовым договорам» // СЗ РФ. 2004. № 137. Ст. 6791.

10. Письмо МФ РФ от 04.08.05 № 03-03-06/34 «О порядке налогообложения ЕСН компенсационных выплат по гражданско-правовым договорам» // СЗ РФ. 2005. № 94. Ст. 2431.

11. Письмо МФ РФ от 29.10.04 № 03-05-02-04/39 «Налогообложение единым социальным налогом сумм возмещения агентам, осуществляющим деятельность по договорам гражданско-правового характера, затрат на проезд» // СЗ РФ. 2004. № 18. Ст. 2591.

Комментарии к нормативным актам

1. Гражданский кодекс Российской Федерации: Научно-практический комментарий. Ответ. редак. Т.Е. Абова, А.Ю. Кабалкин, В.П. Мозолин. – М.: Юрист, 2006. – 782 с.

2. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части второй (постатейный). 2-е изд., испр. и доп. / Отв. ред. О. Н. Садиков. М., 1997. – 758 с.

3. Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации / Под ред. К.Н.Гусова - М.: ООО «ТК Велби», ООО «Издательство Проспект». - 2003. – 692 с.

4. Комментарий к части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей // Руководитель авторского коллектива - доктор юридических наук, профессор М. И. БРАГИНСКИЙ. Книга выходит под общей редакцией главного редактора журнала «Хозяйство и право» В. Д. КАРПОВИЧА. - М.: Фонд «Правовая культура», 1995. – 820 с.

5. Хохлов С. А. Концептуальная основа части второй Гражданского кодекса // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О. М. Козыря, А. Л. Маковского, С. А. Хохлова. М., 1996

Материалы судебной практики

1. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 27 марта 2002 г. «Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания» (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - август 2002 г. - №8.

2. Постановление Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 2 декабря 1993 года №32 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о приватизации государственных и муниципальных предприятий»

3. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 октября 1997 г. № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 1998 г. - № 3.

4. Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 12.05.2005 № Ф09-1244/05, от 12.05. 2006 .№ Ф09-3547/06, от 22.02. 2006 № Ф09-757/06, от 29.08.2005 № Ф09-4498/04, от 09.02.2005 № Ф09-144/05

5. Постановление ФАС СЗО от 14.04.05 № А42-6525/03-16

6. Постановление ФАС МО от 13.01.04 № КА-А/40/10978-03

7. Решение ФАС СЗО от 18.03.05 № А42-5308/03-5

8. Архив Бологовского городского суда. Дело № 2-6821/07-164 от 16.08.2007

Исторические источники

1. Красавчиков О. А. Гражданско-правовой договор: понятие, содержание, функции // Гражданско-правовой договор и его функции: Межвуз. сб. науч. тр. Свердловск, 1980. С. 3—20

2. Основы гражданского законодательства СССР от 31 мая 1991 г. Ведомость Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. №26. Ст.733.

3. Постановление Верховного Совета РФ от 14 июля 1992 г. «О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы». Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1992. Х230.Ст.1800.

4. Советское гражданское право: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. В. А. Рясенцев. М., 1986. Ч. 1.

Учебная и научная литература

1. Алексеев С. С. Право: Азбука, теория, философия: Опыт комплексного исследования. М., 1999. – 564 с.

2. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. — М.: «Статус», 1998. – 492 с.

3. Гражданское право. Часть I. Учебник. / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. - М.: Издательство ТЕИС, 1996. – 784 с.

4. Кабалкин А. Ю. Гражданско-правовые договоры в России. Общие положения: Курс лекций. М., 2002. – 297 с.

5. Корецкий А. Д. Теоретико-правовые основы учения о договоре / Отв. ред. П. П. Баранов. СПб., 2001. – 306 с.

6. Общая теория государства и права: Академический курс в 2 т. Т. 2: Теория права/Отв. ред. М. Н. Марченко. М., 1998. – 588 с.

7. Пиголкин А. С. Факты юридические // Российская юридическая энциклопедия / Гл. ред. А. Я. Сухарев. М., 1999 – 1368 с.

8. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Том. II. Товар. Торговые сделки. – М.: Статут. – 2003. – 528 с.

Периодическая печать

1. Абрамов С., Ларина Т. Несколько заметок о публичном договоре // Юридический мир. - 2004. - № 6. - С. 80-82

2. Андреев В.К. Гражданский кодекс Российской Федерации и новейшее законодательство. // Государство и право, 2006, №4. - С. 110 — 115.

3. Власова А.Г. Правовая природа принятия исполнения по обязательству // Государство и право, 2005. - № 5. - С. 56 -61.

4. Исаков В. Б. Проблемы обеспечения единства законодательства в Российской Федерации // Законодательство. 1997. №4. С. 54

5. Казанцев М. Ф. Гражданско-правовое договорное регулирование: Исходные положения концепции /М. Ф. Казанцев. // Правоведение. -2003. - № 2 (247). - С. 90-102

6. Казанцев М. Ф. К вопросу об общей теории правового договора // Научный ежегодник Института философии и права Северо-Западного отделения Российской академии наук. Вып. 1. Екатеринбург, 1999. С. 179-196

7. Марченко М.Н. Общая теория договора: основные положения // Вестник МГУ. Право. - 2003. - № 6. - С. 3-17.

8. Матузов Н.И., Малько А.В. Правовое стимулирование отношений. // Государство и право, 1995, №4. С. 11.

9. Петросян Э.С. Оферта и акцепт на рынке срочных сделок // Право и экономика. - 2004. - №9. - С. 35-43

10. Прокопьева Н. Особенности заключения договоров купли-продажи // Российская юстиция. - 2004. - № 2. - С. 35-36

11. Пугинский Б. И. Гражданско-правовой договор//Вестник МГУ. Сер. 11. «Право». 2002. № 2. С. 38—57.

12. Рахмилович В.А. О достижениях и просчетах Гражданского Кодекса Российской Федерации. // Государство и право, 2006. - № 4. - С. 117-127.

13. Сойфер В.Г. Трудовое и гражданское законодательство в регулировании трудовых отношений // Законодательство и экономика. – 2005. - №9. – С. 28-31

14. Хохлов С. А. Новое договорное право России // Экономика и жизнь. 1996. № 8. С. 1

Материалы глобальной сети Интернет

1. Крикунова О. Трудовой и гражданско-правовой договор // Бухгалтерские вести http://www.ippnou.ru/article.php?idarticle=000098 (ссылка от 23.10.2008)

2. Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с заключением, изменением, расторжением договоров // www.arbitr.ru (ссылка от 20.11.2008)

3. Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с применением гражданско-правовой ответственности в виде убытков за неисполнение договорных обязательств // www.arbitr.ru (ссылка от 20.11.2008)

4. Покровская М.М., Строгович Ю.Н. Трудовой и гражданско-правовой договор: сходства и различия // Кадры предприятия. - № 4. – 2004. http://www.ippnou.ru/article.php?idarticle=003129 (ссылка от 22.09.2008)

5. Рекомендации относительно заключения гражданско-правовых договоров http://www.lexgroup.ru/ (ссылка от 13.10.2008)


[1] Красавчиков О. А. Гражданско-правовой договор: понятие, содержание, функции // Гражданско-правовой договор и его функции: Межвуз. сб. науч. тр. Свердловск, 1980. С. 3—20

[2] Советское гражданское право: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. В. А. Рясенцев. М., 1986. Ч. 1. С. 444.

[3] См., напр.: Общая теория государства и права: Академический курс в 2 т. Т. 2: Теория права/Отв. ред. М. Н. Марченко. М., 1998. С. 281; Алексеев С. С. Право: Азбука, теория, философия: Опыт комплексного исследования. М., 1999. С. 72

[4] См., напр.: Казанцев М. Ф. К вопросу об общей теории правового договора // Научный ежегодник Института философии и права Северо-Западного отделения Российской академии наук. Вып. 1. Екатеринбург, 1999. С. 179-196

[5] См., напр.: Хохлов С. А. Новое договорное право России // Экономика и жизнь. 1996. № 8. С. 1

[6] Пугинский Б. И. Гражданско-правовой договор//Вестник МГУ. Сер. 11. «Право». 2002. № 2. С. 38—57.

[7] Прокопьева Н. Особенности заключения договоров купли-продажи // Российская юстиция. - 2004. - № 2. - С. 35-36

[8] См., напр.: Хохлов С. А. Концептуальная основа части второй Гражданского кодекса // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О. М. Козыря, А. Л. Маковского, С. А. Хохлова. М., 1996. С. 227, 232, 233

[9] См., напр.: Закон Российской Федерации от 11 марта 1992 г. № 2490—1 «О коллективных договорах и соглашениях» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 17. Ст. 890 (ст. 1).

[10] Корецкий А. Д. Теоретико-правовые основы учения о договоре / Отв. ред. П. П. Баранов. СПб., 2001. С. 118

[11] Исаков В. Б. Проблемы обеспечения единства законодательства в Российской Федерации // Законодательство. 1997. №4. С. 54.

[12] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части второй (постатейный). 2-е изд., испр. и доп. / Отв. ред. О. Н. Садиков. М., 1997. С. 362

[13] Казанцев М. Ф. Гражданско-правовое договорное регулирование: Исходные положения концепции /М. Ф. Казанцев. // Правоведение. -2003. - № 2 (247). - С. 90-92

[14] Кабалкин А. Ю. Гражданско-правовые договоры в России. Общие положения: Курс лекций. М., 2002

[15] Гражданский кодекс Российской Федерации: Научно-практический комментарий. Ответ. редак. Т.Е. Абова, А.Ю. Кабалкин, В.П. Мозолин. – М.: Юрист, 2006. – С. 167

[16] Корецкий А. Д. Теоретико-правовые основы учения о договоре / Отв. ред. П. П. Баранов. СПб., 2001. С. 94

[17] Гражданское право. Часть I. Учебник. / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. - М.: Издательство ТЕИС, 1996 С. 428

[18] Комментарий к части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей // Руководитель авторского коллектива - доктор юридических наук, профессор М. И. БРАГИНСКИЙ. Книга выходит под общей редакцией главного редактора журнала «Хозяйство и право» В. Д. КАРПОВИЧА. - М.: Фонд «Правовая культура», 1995. С. 386

[19] Хохлов С. А. Новое договорное право России // Экономика и жизнь. 1996. № 8. С. 1

[20] Прокопьева Н. Особенности заключения договоров купли-продажи // Российская юстиция. - 2004. - № 2. - С. 35-36

[21] Гражданское право. Часть I. Учебник. / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. - М.: Издательство ТЕИС, 1996. С. 94

[22] Власова А.Г. Правовая природа принятия исполнения по обязательству // Государство и право, 2005. - № 5. - С. 56 -61.

[23] Пугинский Б. И. Гражданско-правовой договор//Вестник МГУ. Сер. 11. «Право». 2002. № 2. С. 38—40.

[24] Пугинский Б. И. Гражданско-правовой договор//Вестник МГУ. Сер. 11. «Право». 2002. № 2. С. 42

[25] Андреев В.К. Гражданский кодекс Российской Федерации и новейшее законодательство. // Государство и право, 2006, №4. - С. 110 — 115.

[26] Казанцев М. Ф. Гражданско-правовое договорное регулирование: Исходные положения концепции /М. Ф. Казанцев. // Правоведение. -2003. - № 2 (247). - С. 90 – 102

[27] Рахмилович В.А. О достижениях и просчетах Гражданского Кодекса Российской Федерации. // Государство и право, 2006. - № 4. - С. 117-127.

[28] Основы гражданского законодательства СССР от 31 мая 1991 г. Ведомость Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. №26. Ст.733.

[29] Петросян Э.С. Оферта и акцепт на рынке срочных сделок // Право и экономика. - 2004. - №9. - С. 35-43

[30] Корецкий А. Д. Теоретико-правовые основы учения о договоре / Отв. ред. П. П. Баранов. СПб., 2001.

[31] Пиголкин А. С. Факты юридические // Российская юридическая энциклопедия / Гл. ред. А. Я. Сухарев. М., 1999. С. 1024.

[32] Прокопьева Н. Особенности заключения договоров купли-продажи // Российская юстиция. - 2004. - № 2. - С. 35-36

[33] Марченко М.Н. Общая теория договора: основные положения // Вестник МГУ. Право. - 2003. - № 6. - С. 3-17.

[34] Матузов Н.И., Малько А.В. Правовое стимулирование отношений. // Государство и право, 1995, №4. С. 11.

[35] Абрамов С., Ларина Т. Несколько заметок о публичном договоре // Юридический мир. - 2004. - № 6. - С. 80-82

[36] Андреев В.К. Гражданский кодекс Российской Федерации и новейшее законодательство. // Государство и право, 2006, №4. - С. 110

[37] Корецкий А. Д. Теоретико-правовые основы учения о договоре / Отв. ред. П. П. Баранов. СПб., 2001. С. 208

[38] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. — М.: «Статус», 1998. С. 194

[39] Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с заключением, изменением, расторжением договоров // www.arbitr.ru (ссылка от 20.11.2008)

[40] Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с заключением, изменением, расторжением договоров // www.arbitr.ru (ссылка от 20.11.2008)

[41] Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с заключением, изменением, расторжением договоров // www.arbitr.ru

[42] Петросян Э.С. Оферта и акцепт на рынке срочных сделок // Право и экономика. - 2004. - №9. - С. 35-43

[43] Петросян Э.С. Оферта и акцепт на рынке срочных сделок // Право и экономика. - 2004. - №9. - С. 35-43

[44] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. — М.: «Статус», 1998. С. 94

[45] Примером может служить любой реальный договор. Так, в силу п. 1 ст. 957 ГК договор страхования, если иное в нем не предусмотрено, начинает действовать только с момента уплаты страховой премии или первого ее взноса.

[46] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. — М.: «Статус», 1998. С. 106-108

[47] Пиголкин А. С. Факты юридические // Российская юридическая энциклопедия / Гл. ред. А. Я. Сухарев. М., 1999. С. 791

[48] Корецкий А. Д. Теоретико-правовые основы учения о договоре / Отв. ред. П. П. Баранов. СПб., 2001. С. 191

[49] Гражданское право. Часть I. Учебник. / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. - М.: Издательство ТЕИС, 1996. C. 445-446

[50] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части второй (постатейный). 2-е изд., испр. и доп. / Отв. ред. О. Н. Садиков. М., 1997. С. 182

[51] Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с заключением, изменением, расторжением договоров // www.arbitr.ru (ссылка от 20.11.2008)

[52] Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с заключением, изменением, расторжением договоров // www.arbitr.ru (ссылка от 20.11.2008)

[53] Гражданский кодекс Российской Федерации: Научно-практический комментарий. Ответ. редак. Т.Е. Абова, А.Ю. Кабалкин, В.П. Мозолин. – М.: Юрист, 2006. С. 391

[54] Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с заключением, изменением, расторжением договоров // www.arbitr.ru (ссылка от 20.11.2008)

[55] Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с заключением, изменением, расторжением договоров // www.arbitr.ru (ссылка от 20.11.2008)

[56] Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с заключением, изменением, расторжением договоров // www.arbitr.ru (ссылка от 20.11.2008)

[57] Власова А.Г. Правовая природа принятия исполнения по обязательству // «Государство и право», 2005. - № 5. - С. 56 -61.

[58] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. — М.: «Статус», 1998. С. 219-221

[59] Марченко М.Н. Общая теория договора: основные положения // Вестник МГУ. Право. - 2003. - № 6. - С. 3-8.

[60] Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 12.05.2005 № Ф09-1244/05, от 12.05. 2006 .№ Ф09-3547/06, от 22.02. 2006 № Ф09-757/06, от 29.08.2005 № Ф09-4498/04, от 09.02.2005 № Ф09-144/05

[61] Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с заключением, изменением, расторжением договоров // www.arbitr.ru (ссылка от 20.11.2008)

[62] Пугинский Б. И. Гражданско-правовой договор//Вестник МГУ. Сер. 11. «Право». 2002. № 2. С. 38—57.

[63] Рекомендации относительно заключения гражданско-правовых договоров http://www.lexgroup.ru/ (ссылка от 13.10.2008)

[64] Рекомендации относительно заключения гражданско-правовых договоров http://www.lexgroup.ru/ (ссылка от 13.10.2008)

[65] Хохлов С. А. Новое договорное право России // Экономика и жизнь. 1996. № 8. С. 1

[66] Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с применением гражданско-правовой ответственности в виде убытков за неисполнение договорных обязательств // www.arbitr.ru (ссылка от 20.11.2008)

[67] Рахмилович В.А. О достижениях и просчетах Гражданского Кодекса Российской Федерации. // Государство и право, 2006. - № 4. - С. 117-127.

[68] Казанцев М. Ф. Гражданско-правовое договорное регулирование: Исходные положения концепции /М. Ф. Казанцев. // Правоведение. -2003. - № 2 (247). - С. 99-100.

[69] Абрамов С., Ларина Т. Несколько заметок о публичном договоре // Юридический мир. - 2004. - № 6. - С. 80-82

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий