регистрация / вход

Криминологическая характеристика и профилактика рецидивной преступности 3

Криминология Криминоло́гия («наука о преступлении», от лат. crimen — преступление и др.-греч. λογος — учение) — социолого-правовая наука, которая изучает преступность, личность преступника, причины и условия преступности, пути и средства ее предупреждения. Считается, что термин «криминология» ввёл

Криминология

Криминоло́гия («наука о преступлении», от лат. crimen — преступление и др.-греч. λογος — учение) — социолого-правовая наука, которая изучает преступность, личность преступника, причины и условия преступности, пути и средства ее предупреждения. Считается, что термин «криминология» ввёл[1] в 1879 году антрополог Топинар. В 1885 году впервые с названием «Криминология» вышла книга итальянского ученого Р. Гарофало. Однако, представления о преступном поведении и борьбе с ним можно обнаружить и в более ранних источниках, например в труде Чезаре Беккариа «О преступлениях и наказаниях».

Историю развития криминологических идей можно разделить на четыре основных этапа[2] :

· Классический период — вторая половина XVIII века — последняя 1/3 XIX века

· Позитивистский период — конец XIX — начало XX века

· Плюралистический период — первые 2/3 XX века

· Гуманитарный период — вторая половина XX века — по настоящее время.

Предмет изучения криминологии включает в себя четыре основных элемента:

· преступность — изучается как социально-правовое исторически изменчивое негативное массовое явление. Оно слагается из всей совокупности совершаемых в тот или иной период в государстве (регионе, мире) преступлений, имеющих количественные (уровень, динамика) и качественные (структура и характер преступности) показатели. Различают различные виды преступности, такие как насильственная преступность, преступность несовершеннолетних, экологическая преступность и т. д.;

В криминологии употребляется также введённое школой преступных подсистем (невско-волжская школа криминологии)[1] семантическое определение преступности (Шестаков Д. А.[2]), согласно которому преступность рассматривается как свойства человека, социального института, общества отдельной страны, глобального общества воспроизводить множество опасных деяний, проявляющееся во взаимосвязи множества преступлений и их причин, поддающееся количественной интерпретации и предопределяющее введение уголовно-правовых запретов .

По поводу семантического определения преступности существует обширная полемика (Долгова А. И., Данилов А. П., Горшенков Г. Н., Иншаков С. М., Каиржанов Е. И., И.И. Карпец, Кабанов П. А., Константинова Т. В., Кузнецова Н. Ф., Мацкевич И. М., Носкова И. А., Сыздык Б. К., и др.).

Соответственно семантическому подходу исследуются преступность семейной сферы — семейной криминологией, преступность экономики — экономической криминологией, преступность политической сферы — политической криминологией, преступность средств массовой информации — криминологией СМИ, преступность законодательной сферы — криминологией закона.

· личность преступника , рассматриваемого в качестве индивида, наделенного совокупностью социальных, биологических и психологических черт, с особенностями формирования и развития, которые позволили ему удовлетворить свои интересы и потребности путем совершения преступления. Кроме того, личность преступника исследуется как непосредственный субъект профилактики и предупреждения новых преступлений (рецидива);

· причины и условия преступности (детерминанты преступности) — изучается совокупность негативных экономических, демографических, психологических, политических, организационно-управленческих явлений и процессов, которые порождают и обусловливают преступность. Причины и условия преступности в многообразии их содержания, природы и механизма действия изучаются на разных уровнях: причины и условия преступности в целом, по отдельным группам преступлений, конкретного преступления;

· предупреждение преступности понимается как система общесоциальных и специально-криминологических мер, направленных на устранение, нейтрализацию или ослабление причин и условий преступности, удержание от преступлений и коррекцию поведения правонарушителей. Профилактическая система анализируется: по направленности, механизму действия, этапам, масштабу, содержанию, субъектам и другим параметрам.

Криминологическая характеристика и профилактика рецидивной преступности

Рецидив преступления (от лат. recidivus – возобновляющийся, возвращающийся) – вид множественности преступлений. В соответствии с УК рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление (ст. 18). Рецидив преступлений влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных УК.

Существуют разные понятия рецидива преступлений: уголовно-правовой, или легальный; криминологический, или фактический; пенитенциарный.

Уголовно-правовой, или легальный, рецидив – это совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление. Кроме того, легальным рецидивом считается такой, за который законом специально устанавливается особая ответственность.

Пенитенциарный рецидив – это совершение преступления лицом, ранее отбывавшим наказание в виде лишения свободы.

Криминологический, или фактический рецидив, – любое повторное совершение преступления, т. е. простое повторение преступлений.

Рецидив преступления различается по формам: общий, или простой, рецидив – это повторное совершение преступления любого характера; специальный рецидив – повторное совершение преступления, тождественного или однородного первому преступлению.

Является ли рецидив опасным и особо опасным, устанавливается судом исходя из следующих признаков.

Опасным рецидив признается при совершении лицом умышленного преступления, за которое оно осуждается к лишению свободы, если ранее это лицо два раза было осуждено к лишению свободы за умышленное преступление, а также при совершении лицом умышленного тяжкого преступления, если ранее оно было осуждено за умышленное тяжкое преступление.

Рецидив признается особо опасным: а) при совершении лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это лицо два раза было осуждено за тяжкое преступление к реальному лишению свободы; б) при совершении лицом особо тяжкого преступления, если ранее оно два раза было осуждено за тяжкое преступление или ранее осуждалось за особо тяжкое преступление.

Личность преступникарецидивиста. В характеристике личности преступника-рецидивиста выделяют: потребности и мотивы, нравственное и правовое сознание, социальные позиции и связи, социально значимую деятельность.

Система мотивов у преступников-рецидивистов беднее и ?же, чем у законопослушных граждан и лиц, совершивших преступление впервые. Доминирующими являются мотивы эгоистические, материально-потребительские, эмоционально-сиюминутные.

У преступников-рецидивистов наблюдается деформация потребностей – преобладание материальных интересов над духовными, такими как потребность в общении, образовании, творчестве, у большинства из них отсутствует потребность в систематическом труде. Антисоциальным потребностям соответствуют и антисоциальные мотивы поступков – корысть, месть, ревность, зависть, хулиганские побуждения, влияние других лиц, устранение препятствия или сокрытие другого преступления.

Тесно связана рецидивная преступность и с таким явлением, как алкоголизм. Иногда потребность в спиртных напитках выступает как сомотив или стимул для иной криминогенной мотивации: агрессивности, корысти, насилия.

Рецидивисту свойственны несамокритичность, самооправдание содеянного, вера в безнаказанность, удачливость, умение избегать разоблачения, циничное пренебрежение общественными благами в угоду эгоистическим интересам. Многие из них расценивают свою деятельность как правильную, разоблачение – как нелепую случайность, а приговор суда и наказание – как ужасную несправедливость.

Для рецидивистов характерно раннее, многими еще до достижения возраста 16 лет, начало трудовой деятельности и такое же раннее ее прекращение. Как правило, рецидивисты имеют небольшой, прерывающийся общий стаж, несоразмерный с их возрастом и не соответствующий трудоспособности, который складывается из периодов между очередными осуждениями. Кроме того, обычно это лица, имеющие только среднее или даже неполное среднее образование.

Рецидивисты поддерживают связи с другими преступниками, часто вступают в брак с лицами, имеющими аналогичные взгляды и привычки, навязывают их и своим детям.

Причины и условия рецидивной преступности. Рецидив преступления – наиболее опасная форма преступной деятельности. Факт рецидива свидетельствует о том, что крайняя мера воздействия – уголовное наказание – не достигла своей предупредительной цели. Неоднократное совершение преступлений говорит об упорном нежелании лица вести общественно полезный образ жизни. То обстоятельство, что лицо совершает новое преступление уже при наличии судимости (или даже судимостей), лишь подчеркивает привычный для него общественно опасный характер поведения.

Если одно и то же лицо после осуждения совершает новое однородное преступление, имеет место так называемый специальный рецидив; если лицо после осуждения совершает новое неоднородное преступление, это общий рецидив. Оба указанных случая практически в равной мере негативно характеризуют субъекта преступления. По российскому праву лицо, которое, будучи осужденным (или осуждавшимся, если судимость еще не снята), совершает новое преступление, признается рецидивистом. Российское уголовное законодательство выделяет понятие особо опасного рецидивиста.

Среди причин, вызывающих рецидивную преступность, можно назвать следующие:

• негативная среда, в том числе криминогенная семья, связь с лицами, ведущими антиобщественный образ жизни. Иначе говоря, обстоятельствами, вызывающими рецидивную преступность, являются такие обстоятельства, которые имели место как до первой судимости лица или до применения заменяющих наказание мер, так и продолжающиеся и возобновляющиеся и после отбытия им наказания;

• недостатки деятельности самих правоохранительных органов. Это и несвоевременное реагирование на совершенное преступление, медлительность при возбуждении уголовных дел, и низкая раскрываемость преступлений, и нарушение требований закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств совершенного преступления. Кроме того, в законодательстве и судебной практике, равно как и в теории уголовного и исправительно-трудового права, имеют место явная недооценка и занижение значения и роли уголовных наказаний, отличных от лишения свободы. Широкое применение этого вида уголовного наказания (т. е. лишения свободы) отнюдь не способствует успешной борьбе с преступностью вообще и с рецидивной преступностью в частности, а, наоборот, приводит к тому, что почти три четверти рецидива падают на лиц, ранее содержавшихся в исправительно-трудовых колониях;

• трудности социальной адаптации лиц, освобожденных от наказания, и в первую очередь от лишения свободы. Они возникают в связи с «выключением» осужденного из условий обычной жизни общества, ослаблением или даже полным разрушением социально полезных связей и формированием вместо них антисоциальных связей, «привыканием» к режиму и обстановке в местах лишения свободы, с психическими нарушениями, появляющимися вследствие длительного заключения в замкнутой и изолированной системе. Кроме того, весьма негативно влияет на заключенных распространение и навязывание преступниками друг другу обычаев и традиций преступной среды.

Предупреждение рецидивной преступности. Основное направление профилактики рецидивной преступности заключается в создании условий, облегчающих адаптацию освобожденных после отбытия ими наказания к условиям свободной жизни, нейтрализации негативных последствий лишения свободы. Государственные органы и общественные организации должны оказывать помощь в трудовом и бытовом устройстве лиц, отбывших наказание, так как это способствует более быстрой и качественной социальной адаптации этих лиц, что, в свою очередь, приводит к снижению вероятности рецидива.

Другое направление профилактики рецидива – социальный контроль за отбывшими наказание. Мерами такого контроля являются помещение лиц, больных алкогольной, наркотической или иной зависимостью (например, необходимость постоянной игры в азартные игры является психологической проблемой и подлежит лечению), в специальные лечебные учреждения, помещение лиц без определенного места жительства в воспитательно-трудовые профилактории, а также установление административного надзора органов внутренних дел. Административный надзор заключается в гласном контроле за поведением поднадзорного и соблюдением им установленных правоограничений, например запрещение в определенное время уходить из дома, находиться в определенных местах и т. д.

Самым сложным является специальный рецидив. Для его профилактики используются меры уголовного наказания, такие как запрет занимать определенные должности в течение определенного времени или заниматься определенным родом деятельности. Если же специальный рецидив повторяется неоднократно, то приходится признать, что у преступника произошел переход к криминальному профессионализму.

Криминологическая характеристика профессиональной преступности

Профессиональная преступность – это вид преступной деятельности, являющейся для субъекта основным или единственным источником средств к существованию, устойчивым видом преступного занятия (специализацией), требующим от преступника определенных познаний и навыков, предполагающим наличие устойчивых связей с антисоциальной (преступной) средой.

Основными видами профессиональной преступной деятельности являются такие преступления, как мошенничество, кражи, скупка и сбыт краденого имущества, фальшивомонетничество. Внутри этих видов преступлений существует узкая специализация, порождающая множество так называемых преступных «профессий». В современных условиях к приведенному выше перечню следует добавить и такие виды составов преступлений, как лжепредпринимательство, фиктивное банкротство, изготовление и сбыт поддельных ценных бумаг, кредитных карт, иных платежных документов, преступления в сфере компьютерной информации, а также ставшие в последнее время «привычными» заказные убийства.

Существование профессиональной преступности в бывшем СССР и нынешней России было признано совсем недавно. В 1930—1980-х гг. считалось, что профессиональная преступность в СССР ликвидирована полностью как пережиток царизма. Действительно, в СССР практически исчезли такие преступные «профессии», как взломщики сейфов (так называемые медвежатники), мошенники с использованием фальшивых драгоценностей и другие, но остались и «процветали» карточные шулера, воры-карманники, воры-домушники и т. п. Весьма широкое распространение в 1970-е гг. получил такой новый вид деятельности, как подпольное производство товаров народного потребления, что в те годы считалось преступным и недопустимым. Но официально этого явления не существовало, поэтому причины и условия профессиональной преступности не изучались и никакой статистики и учета по этому явлению не велось.

Личность профессионального преступника. Поскольку профессиональная преступность проистекает из специального рецидива, т. е. неоднократного повторения однородных (тождественных) преступлений, а точнее – неоднократного совершение преступлений одного состава (только квартирные кражи или только угон автотранспортных средств и т. д.), то все сказанное ранее про личность преступника-рецидивиста можно отнести и к личности профессионального преступника, но с некоторыми дополнениями. Основной отличительной чертой профессионального преступника чаще всего является обязательное знание и соблюдение им уголовных традиций и обычаев, уголовного жаргона, познания в которых он приобретает в процессе обучения криминальной «профессии» и во время дальнейшей деятельности. Профессиональные преступники представляют собой наиболее активную, опасную, злостную группу преступников, для них характерна высокая криминальная активность и наиболее стабильное (последовательное) антисоциальное поведение.

Причины и условия профессиональной преступности. Среди причин, вызывающих профессиональную преступность, в первую очередь необходимо выделить одну весьма специфическую причину, а именно существование криминальных традиций и обычаев. Они возникали и утверждались в течение длительного времени и даже многих веков. Именно с помощью традиций и обычаев преступное сообщество, а в профессиональной преступности – это еще и кастовое сообщество, воспроизводит себя и способствует защите, безопасности и «процветанию» своих членов.

Однако сами традиции и обычаи, являясь катализаторами криминогенных процессов и условиями существования профессиональной преступности, предопределены социальными предпосылками, среди которых можно выделить следующие:

• материальное неравенство. Заметим, что само по себе неравенство не является ни причиной, ни условием возникновения профессиональной преступности, оно становится опасным лишь тогда, когда отдельные члены общества тем или иным способом начинают обирать его и жить за счет других, правопослушных его членов. Бесхозяйственность и отсутствие должного контроля со стороны государства приводят к активизации расхитителей государственного имущества, которые превращают отдельные отрасли народного хозяйства в источник своего обогащения. Кроме того, в условиях перехода к рыночной экономике возросло расслоение общества на бедных и богатых, преобладающим стал принцип обогащения любой ценой;

• снижение социальной роли семьи, культуры, изменение взглядов на ценности материального характера. В современной России стали проповедоваться культура силы и всемогущество денег, делающих человека «крутым» и независимым. Это сыграло большую роль в притоке в ряды преступников молодых людей. По данным официальной статистики, в последние годы резко и значительно снизился возраст корыстных преступников, а это является явным показателем социальной дезориентации молодежи;

• недооценка правоохранительными органами общественной опасности профессиональной преступности. Это вызвано тем, что в бывшем СССР в течение более чем полувека проблема профессиональной преступности «не существовала», т. е. не признавалась официальными властями, и следовательно, не велся учет таких преступлений, не проводилась работа, направленная на предотвращение профессиональной преступности, не изучались ее причины. Проблема профессиональной преступности не отражена в законодательстве – профессиональность преступника совсем не учитывается при назначении наказания. Кроме того, совершение преступлений становится экономически выгодным делом вследствие малой урегулированности возмещения материального ущерба: преступник может расплачиваться многие годы и весьма малыми суммами.

Предупреждение профессиональной преступности. В предупреждении профессиональной преступности значительную роль играет уголовное законодательство, так как, говоря о профессиональном преступнике, мы имеем в виду не случайного преступника, а злостный его тип. Следовательно, борьбу с преступностью можно усилить совершенствованием института совокупности преступлений с целью максимальной индивидуализации наказания и правильной квалификации уголовных деяний.

Среди мер по предупреждению профессиональной преступности необходимо выделить и меры по нейтрализации и искоренению криминальных традиций и обычаев, законов неформальных объединений. Должна существовать специальная программа по перевоспитанию осужденных, в которой могли бы принимать участие социологи, психологи, специалисты по субкультуре. Следует исключать возможные контакты профессиональных преступников с несовершеннолетними правонарушителями.

Также необходимо вести централизованный учет профессиональных преступников по категориям.

Целесообразны и создание специальных подразделений в органах внутренних дел, разработка новых форм и методов выявления и пресечения криминальной деятельности, разработка мер экономического воздействия для создания условий, при которых будет невыгодно вести преступный образ жизни.

Организованная преступность, ее характеристика и предупреждение

Организованная преступность – это сложные уголовные виды деятельности, осуществляемые в широких масштабах организациями и другими группами, имеющими внутреннюю структуру, которые получают финансовую прибыль и приобретают власть путем создания и эксплуатации рынков незаконных товаров и услуг. Эти преступления часто выходят за пределы государственных границ.

Понимание организованной преступности еще меньше определено, чем понимание преступности насильственной, корыстной или экономической. В основе выделения организованной преступности из общего противоправного поведения лежат характер и степень организованного взаимодействия нескольких преступников между собой при осуществлении своей пролонгированной деятельности. Часто организованную преступность определяют и как процесс рациональной реорганизации преступного мира по аналогии с законной предпринимательской деятельностью на законных рынках. Подобная преступная предпринимательская деятельность, преследуя свои цели, принимает участие в таких незаконных видах деятельности, как сделки с незаконными товарами и услугами, монополизация рынка, использование коррупции и запугивания.

Феномен организованности касается не только и не столько совершения конкретных деяний, сколько становления самого преступного формирования, его существования и криминальной деятельности. Совершение одинаковых или разных преступлений является относительно общим делом организованных между собой субъектов (групп), каждый из которых имеет свои функциональные обязанности, «права и полномочия». Словосочетание «коза ностра» (от итал. – наше дело) более или менее точно отражает суть организованной преступности.

Социальная база организованной преступности и спектр ее возможностей в командной экономике социалистического общества в СССР были одни, в переходной экономике Российской Федерации и иных постсоветских государствах – другие, в капиталистических странах – третьи. В СССР организованная преступность, паразитировавшая в основном на плановой экономике, была упрощенной и подчиненной бюрократии; в переходный период она усложнилась и стала более разветвленной, автономной; в капиталистическом мире организованная преступность фигурирует как сложная система самостоятельных специфических субъектов особых рыночных отношений. В строении организованной преступности находят также отражение сфера преступной деятельности, этнические, религиозные, национальные и иные традиционные особенности ее основного места пребывания.

В последнее время наблюдается рост организованной преступности в мире. Эта угрожающая тенденция обусловлена значительными достижениями в развитии технологий и средств связи и беспрецедентным расширением международной коммерческой деятельности, перевозок, туризма. В результате преступность не только расширяется, но и становится доходной.

На международном семинаре ООН по вопросам борьбы с организованной преступностью в г. Суздале (1991) организованная преступность была определена как «относительно массовая совокупность устойчивых и управляемых сообществ преступников, занимающихся преступлениями как промыслом и создающих систему защиты от социального контроля с использованием таких противозаконных средств, как насилие, запугивание, коррупция и крупномасштабные хищения».

Классификация организованной преступности. Существует несколько классификаций организованных преступных групп. Так, эксперты ООН разделяют организованную преступность на несколько видов .

1. Мафиозные семьи, существующие по принципу иерархии. Они имеют свои внутренние правила жизни, нормы поведения и отличаются большим количеством противоправных действий.

2. Профессионалы. Члены подобных организаций объединяются с целью исполнения определенного преступного замысла, эти организации непостоянны и не имеют такой жесткой структуры, как организации первого вида. К группе профессионалов относят фальшивомонетчиков, формирования, занимающиеся кражами автомобилей, вымогательством и т. д. Состав профессиональной преступной организации может постоянно меняться, и ее члены могут участвовать в различных однотипных преступных предприятиях.

3. Организованные группы, контролирующие определенные территории.

Классифицировать организованную преступность можно и по сферам проявления. В частности, выделяют организованную преступную деятельность, реализующуюся в таких сферах, как экономика, управление, социальная сфера. Именно эта классификация, по мнению авторов монографии под редакцией В.С. Овчинского, В.Е. Эминова и Н.П. Яблокова «Основы борьбы с организованной преступностью», призвана сыграть положительную роль в формировании методик раскрытия и расследования организованной преступной деятельности, создании структуры правоохранительных органов, призванных бороться с этим явлением.

Следующим основанием классификации можно назвать особенности организованной преступной группы. Так, преступные формирования могут:

• строиться на профессиональной основе и без таковой;

• использовать должностные возможности членов организованной преступной группы и не иметь таковых возможностей;

• иметь коррумпированные и иные отличающие организованную преступную деятельность связи и не имеющие их.

Существует также дифференциация организованной преступности по этническим, культурным и историческим связям. Выделение этих типов организованных преступных групп не всегда означает наличие четких границ между ними. Почти каждое организованное сообщество преступников можно рассматривать как носитель множества совокупных признаков. Организованной преступности свойственны быстрое приспособление, адаптация форм ее деятельности к национальной политике, уголовному правосудию и к защитным механизмам различных государств.

Обобщенная характеристика организованной преступности приведена в докладе Генерального секретаря ООН «Воздействие организованной преступной деятельности на общество в целом» (1993). В нем дан перечень признаков, который, по мнению автора, объясняет характер данного явления.

1. Организованная преступность – это деятельность формирований преступных лиц, объединившихся на экономической основе. Экономические выгоды извлекаются ими путем предоставления незаконных услуг и товаров или путем предоставления законных товаров и услуг в незаконной форме.

2. Организованная преступность предполагает конспиративную преступную деятельность, в ходе которой с помощью иерархически построенных структур координируются планирование и осуществление незаконных деяний или достижение законных целей с помощью незаконных средств.

3. Организованные преступные группы имеют тенденцию устанавливать частичную или полную монополию на предоставление незаконных товаров и услуг потребителям, поскольку этим обеспечивается наиболее высокая прибыль.

4. Организованная преступность не ограничивается лишь осуществлением заведомо незаконной деятельности или предоставлением незаконных услуг.

Признаки организованной преступности. Выделяются следующие признаки организованной преступности:

1) наличие организатора или руководящего ядра;

2) определенная иерархическая структура, отделяющая руководство от непосредственных исполнителей;

3) корысть – это общий родовой признак всей организованной преступности в целом;

4) более или менее четкое распределение ролей (функций), которые реализуются при выполнении конкретных задач;

5) жесткая дисциплина с беспрекословным подчинением по вертикали, основанная на собственных законах и нормах;

6) система жестких наказаний, вплоть до физического устранения;

7) финансовая база для решения «общих» задач;

8) сбор информации о выгодах и безопасных направлениях преступной деятельности;

9) нейтрализация и возможное коррумпирование правоохранительных и других государственных органов для получения необходимой информации, помощи и защиты;

10) профессиональное использование основных государственных и социально-экономических институтов, действующих в стране и мире, в целях создания внешней законности своей преступной деятельности;

11) распространение устрашающих слухов о своем могуществе;

12) создание такой структуры управления, которая избавляет руководителей от непосредственного участия или организации конкретных преступлений;

13) совершение любых преступлений при доминирующей мотивации достижения корыстной цели и контроля в какой-либо сфере или на какой-либо территории для той же наживы и безопасности;

14) политизация преступной деятельности, т. е. стремление членов преступных сообществ к власти или к установлению таких отношений с отдельными представителями органов власти и управления, которые позволяли бы влиять на местную финансово-хозяйственную и уголовную политику с целью расширения масштабов своей преступной деятельности и ухода от социального контроля;

15) масштабный, межрегиональный или даже международный характер преступной деятельности;

16) огромный бюджет преступного сообщества;

17) наличие «зонта безопасности» организованных преступных групп за счет создания структур, обеспечивающих внутреннюю безопасность преступного сообщества (групп вооруженной охраны, боевиков и т. д.);

18) осуществление криминально-контрольных функций над легальной банковско-коммерческой деятельностью на определенной территории.

Помимо основных признаков, существуют и неосновные черты, к которым можно отнести:

• отмывание (легализацию) преступно приобретенного капитала через легальные формы коммерческой и банковско-кредитной деятельности;

• дерзко-насильственные способы осуществления преступной деятельности;

• проникновение в средства массовой информации и др.

Преступная деятельность, как и любой другой вид деятельности, имеет определенные структурные элементы, характеризующие объект, субъект, цели (мотивы), средства, способы и механизмы деятельности и достигнутый результат. Если проанализировать эти элементы организованной преступности с криминалистической точки зрения, то это позволит охарактеризовать преступную деятельность с позиции тех ее признаков, изучение которых служит целям ее раскрытия и расследования. Применительно к организованной преступной деятельности самостоятельными ее элементами, требующими специального изучения, являются и организованная преступная группа, и обстановка, в которой совершается эта деятельность.

Цели и причины организованной преступной деятельности.

Изложенные выше соображения о содержании и признаках организованной преступности указывают на ее главную цель – получение незаконных доходов и сверхдоходов. Однако получение прибыли криминальным способом нельзя считать единственной возможной целью и мотивом организованной преступной деятельности. Ее целью может быть также обогащение и одновременное получение лидерами организованных преступных групп властных полномочий в государственных, хозяйственных и иных органах. Действия отдельных преступных сообществ бывают нацелены и на обострение межнациональной обстановки, создание конфликтных ситуаций в отдельных многонациональных регионах.

На идеологию преступного мира и, естественно, на формирование взглядов и жизненных позиций членов мафиозных структур огромное влияние оказывает сравнительно немногочисленная, но авторитетная, имеющая глубокие корни в преступной среде корпорация «воров в законе», составляющая ядро организованной преступности. Это житейски зрелые люди, имеющие преступный опыт. В основном это опасные рецидивисты. Максимальный их возраст – 50–55 лет, значительно реже – 60 лет и более. Вместе с тем преступный опыт нельзя сравнивать с образованием, он имеет и социальную, и социально-психологическую основу. Криминальные способности, а в некоторых случаях даже талант, помноженные на общение с матерыми преступниками, в том числе в местах лишения свободы, могут создать довольно изощренный тип преступного лидера с большим криминальным будущим.

По данным криминалистических исследований, главарь, как правило, имеет криминальный опыт, может быть судим. Он является своеобразным генератором преступных идей и взглядов, бескомпромиссным противником, изобретательным, честолюбивым, иногда религиозным. Под маской порядочности он нередко скрывает несправедливость, лживость, мстительность, жестокость. В нужных обстоятельствах он общителен, умеет устанавливать контакты, проявлять инициативу, решительность, способность подчинять своей воле не только лиц с криминальной установкой, но и представителей государственных, в том числе правоохранительных, структур.

Надо отметить, что индивидуальность лидера преступной организации, его интеллект, криминальный опыт и другие личностные характеристики определяют характер совершения преступлений и род деятельности преступной организации. Обычно лидер преступной организации осуществляет общее руководство и как бы нейтрален ко всем ее составным частям, проводя свою линию через своих помощников, возглавляющих отдельные структуры. Как правило, большинство преступных действий носит замаскированный, а также нелегальный характер. Лидер преступной организации по месту жительства конспирируется под законопослушного гражданина. В отдельных случаях официальная коммерческо-криминальная деятельность преступной организации помогает завоевать лидеру определенный авторитет перед населением и тем самым создает условие для его безопасности.

По мнению некоторых ученых, организованная преступность в СССР наиболее полно начала развиваться во времена хрущевской оттепели. Либерализация уголовного наказания, попытки первых экономических реформ стимулировали уголовный мир изменить свою направленность. «Старая» профессиональная преступность, которая формировалась из шаек уголовников, приобрела в новых социальных условиях совершенно иное качественное состояние, весьма схожее с аналогичным явлением в развитых капиталистических странах. Во-первых, появилась сетевая структура организации, при которой стал возможен и даже неизбежен раздел сфер и территорий между группами. Во-вторых, произошло сращивание преступников общеуголовного профиля с расхитителями, тех и других – с представителями государственного аппарата. В-третьих, организованные группы преступников проникли в экономику и даже в политику, что характерно именно для организованной преступности.

Поскольку существовала профессиональная преступность, то началось вторичное перераспределение преступно нажитых средств. Традиционная уголовная среда в этих условиях переориентировалась, стала обворовывать и грабить тех, кто обогащается. Преступные группы стали делить территории и сферы влияния, усиливали криминальный прессинг на дельцов теневой экономики.

В последнее время организованные преступные группы пытаются найти выход на международную арену. Так, наиболее перспективными видами деятельности стали хищение и контрабанда валютных ценностей и антиквариата, нелегальный вывоз сырьевых ресурсов, оружейный бизнес, наркобизнес, кражи автотранспортных средств, радиоактивных материалов, проституция.

Таким образом, к первоочередным причинам развития организованной преступности можно отнести следующие:

• сращивание главарей и активных участников организованных преступных формирований с представителями законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти, бизнеса, коммерции, средств массовой информации и культуры;

• неспособность государства защитить ряд основных конституционных прав и интересов граждан и общества;

• культивирование идей рынка и частной собственности без надлежащего правового обеспечения;

• неоправданное затягивание принятия основополагающих законов, обеспечивающих нормальный переход к рынку, в первую очередь по борьбе с организованной преступностью и коррупцией;

• обнищание и правовой нигилизм большинства населения страны;

• лоббирование интересов отдельных групп ответственными должностными лицами в узкокорыстных целях.

Предупреждение организованной преступной деятельности.

Борьба с организованной преступностью предполагает разработку и реализацию комплекса специальных общеорганизационных, предупредительных и правоохранительных мер. Среди них важное место занимают уголовно-правовые, уголовно-процессуальные, уголовно-исполнительные, фискально-финансовые, оперативно-розыскные и некоторые другие меры, основанные на общем анализе криминальной ситуации, ее прогнозе. Необходимо принятие и специальных мер, поскольку основной объект борьбы – это сами организованные преступные формирования, а не отдельные преступления, их сложная и разветвленная преступная деятельность. Для достижения данной цели необходимо уделять особое внимание таким вопросам, как применение уголовных наказаний за участие в преступной организации, введение запрета на отмывание доходов от преступной деятельности. В этом направлении уже приняты соответствующие меры, и Уголовный кодекс РФ предусматривает ответственность за подобные деяния.

Практика борьбы с организованной преступностью показывает, что наиболее эффективные результаты достигаются при комплексном использовании средств правоохранительных и контрольных органов. Необходимо применять стратегические меры, такие как совершенствование методов сбора оперативной информации в целях установления преступных сообществ, характера их деятельности, взаимосвязей между различными формированиями; разработка методов, позволяющих внедряться в преступные организации; защита свидетелей и потерпевших и т. д. Все эти вопросы регламентируются Федеральным законом от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

В этой связи следует отметить положительный опыт реализации межведомственных планов мероприятий налоговых, таможенных и правоохранительных органов, органов валютного и экспортного контроля по пополнению доходной части федерального бюджета. В 1980-х гг. в МВД были созданы подразделения по борьбе с организованной преступностью. Далее они были трансформированы в системы ГУОП – РУОП – УОП – ООП, которые укомплектовались и развернули работу. Впоследствии такие подразделения были развернуты в системе ФСБ. Подразделения РУОП внесли весомый вклад в работу против преступных группировок, организаций и сообществ.

Российская Федерация предпринимает определенные усилия по организации борьбы с организованной и транснациональной преступностью. Россия вступила в Интерпол – международную организацию уголовной полиции. Совместно с другими странами СНГ Россия организовала бюро по организованной преступности по странам СНГ. Интерпол выступил с инициативой быть в качестве единого банка данных по сбору информации о восточно-европейской организованной преступности.

Основные усилия Российской Федерации и правоохранительных органов стран СНГ, имеющих единое криминальное пространство, направлены на выполнение межгосударственной программы совместных мер борьбы с организованной преступностью и иными видами опасных преступлений на территории государств – участников СНГ.

Криминологическая характеристика преступлений против здоровья населения и общественной нравственности

18.1. Понятие и виды преступлений против здоровья населения и общественной нравственности

Преступления против здоровья населения и общественной нравственности (гл. 25 разд. IX УК) по критерию непосредственного объекта посягательства подразделяются на три вида:

1) преступления против здоровья населения, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ (ст. 228–234 УК);

2) иные преступления против здоровья населения, посягающие на санитарно-эпидемиологическую и медико-фармацевтическую безопасность населения (ст. 235–238 УК);

3) преступления против общественной нравственности, посягающие на сложившиеся отношения к культурным ценностям и живой природе (ст. 239–245 УК).

Преступления первого вида в общей структуре преступности составляют наиболее регистрируемую ее часть, в то время как преступления других видов официальной статистикой практически не учитываются. Так, из 2,89 млн зарегистрированных в 2004 г. преступлений 150,1 тыс. были связаны с незаконным оборотом наркотиков, что составляет 5,2 % от общего количества преступлений.

В соответствии с нормами Федерального закона от 08.01.1998 № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» к наркотическим средствам и психотропным веществам (далее – наркотики) относятся вещества синтетического или естественного происхождения, препараты и природные материалы, которые включены в утвержденный постановлением Правительства РФ от 30.06.1998 № 681 Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации. Указанные наркотические средства, психотропные вещества и их прекурсоры включаются в Перечень и в зависимости от применяемых государством мер контроля вносятся в Списки I–III.

Наркотики обладают стимулирующим, депрессивным, галлюциногенным воздействием на центральную нервную систему, при систематическом употреблении развивается стойкая психическая и физическая потребность в постоянном их приеме, приводящая к физической и нравственной деградации личности.

Прекурсорами являются вещества, часто используемые при производстве, изготовлении и переработке наркотиков, перечень которых включает вещества 26 наименований (Список IV), утвержденных названным выше постановлением Правительства. Нарушение правил производства, изготовления, переработки, хранения, учета, отпуска, реализации, продажи, распределения, перевозки, пересылки, приобретения, использования, ввоза, вывоза либо уничтожения прекурсоров, повлекшее их утрату, если это деяние совершено лицом, в обязанности которого входит соблюдение указанных правил, подлежит уголовному наказанию по ст. 228.1 УК.

К сильнодействующим и ядовитым веществам относятся вещества из Списка № 1 сильнодействующих веществ (119 позиций) и Списка № 2 ядовитых веществ (65 позиции), утвержденных Постоянным комитетом по контролю наркотиков (ПККН) при Министерстве здравоохранения Российской Федерации. Сильнодействующие вещества являются лекарственными средствами и в той же мере, что и наркотики, но с меньшим эффектом, воздействуют на центральную нервную систему, вызывая галлюцинации, нарушение моторных функций и состояние зависимости. Количество регистрируемых преступлений в отношении незаконного оборота сильнодействующих или ядовитых веществ (ст. 234 УК) примерно в 50 раз меньше регистрируемого объема преступлений, связанных с наркотиками.

Незаконный оборот почти всех наркотиков и сильнодействующих веществ (далее – одурманивающие вещества) обусловлен конечным их использованием в качестве средства добровольного приведения в состояние одурманивания, вследствие чего развивается трудноизлечимое заболевание наркоманией или токсикоманией, в результате которого организм перестает нормально функционировать без периодического приема данных веществ.

Наркомания в соответствии со ст. 1 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» определяется как заболевание, обусловленное зависимостью от наркотического средства или психотропного вещества (ст. 1). Термином «токсикомания» обозначается нозологическая единица, характеризующая немедицинский прием любых веществ или лекарственных средств, не отнесенных к наркотикам (сильнодействующих веществ, растворителей, клеев), но также являющихся предметом злоупотребления и вызывающих болезненное состояние психики и поведения. Признание в нормативном порядке лекарственного вещества наркотиком автоматически трансформирует болезнь с диагнозом «токсикомания» в диагноз «наркомания», хотя клиническая картина продолжает оставаться без изменений.

Незаконный оборот одурманивающих веществ и обусловленное им возникновение и эпидемиологическое распространение заболеваний наркоманией и токсикоманией приводят к резкому снижению уровня физического и нравственного здоровья потребителей этих веществ, лишает их способности выполнять общественно полезные функции, воспроизводить полноценное потомство. При массовом заболевании части населения государство вынуждено отвлекать огромные ресурсы на содержание репрессивного аппарата по борьбе с распространителями наркотиков, а также организовывать медицинские учреждения для реабилитации наркоманов и токсикоманов, что в целом негативно отражается на уровне экономического состояния государства, его обороноспособности, общественной безопасности в целом.

18.2. Состояние преступности, связанной с посягательством на здоровье населения

В 2003 г. в сфере незаконного оборота наркотиков было зарегистрировано более 176 тыс. преступлений (на 3,9 % меньше уровня предыдущего года), из которых 67,3 тыс. преступлений (38 % от общего количества) приходится на факты их сбыта.

В 2004 г. зарегистрировано около 369 тыс. преступлений, совершенных в общественных местах, из них 7,8 тыс. (2,1 %) было связано с наркотиками, их аналогами и сильнодействующими веществами.

В настоящее время поступление наркотиков в незаконный оборот осуществляется по следующим каналам.

1. Контрабандный ввоз. Таким способом обеспечивается практически весь наличный оборот наркотиков, произведенных из растительного сырья, – героина, опия, кокаина (Афганистан, Пакистан, Колумбия).

Эфедриносодержащие вещества незаконно ввозятся с территории Китая, синтетические наркотики – из Голландии, наркотикосодержащие лекарственные препараты – из Индии. По данным МВД России, в 1998 г. общая доля одурманивающих веществ, незаконно ввезенных из-за рубежа, составила 15,6 %.

2. Изготовление в подпольных лабораториях (1,3 % от общего количества изъятого).

3. Хищения одурманивающих лекарственных препаратов. Строгость режима легального обращения наркотиков существенно препятствует незаконному их изъятию с охраняемых и технически оснащенных медицинских складов. Как правило, хищения совершают лица, которым наркотики были вверены в связи с выполнением служебных обязанностей или охраной. Хищения совершаются под видом осуществления профессиональной деятельности. В 1998 г. доля преступлений подобного рода составила 21,7 % от всех зарегистрированных хищений одурманивающих веществ, из которых 99,9 % – барбитураты и транквилизаторы. За совершение хищений одурманивающих веществ привлечено к ответственности 86 человек.

Как правило, изъятие одурманивающих веществ осуществляется несколькими способами. Это могут быть постановка ложного диагноза и последующее приобретение по фиктивному рецепту требуемого наркотика; инъекция наркотикосодержащих препаратов под видом оказания экстренной медицинской помощи; незаконная продажа работниками частных аптек одурманивающих и других контролируемых лекарств без рецепта. В 2004 г. зарегистрировано 721 преступление данного вида, в 2003 г. – 161.

4. Незаконное распространение наркотикосодержащих лекарственных препаратов под прикрытием деятельности юридического лица (аптеки). В этом случае лекарственные препараты приобретаются по поддельным лицензиям и учредительным документам у легально действующих фармацевтических фирм и затем сбываются оптовым распространителям.

Не меньшую общественную опасность представляет и незаконный оборот прекурсоров, поскольку без их использования процесс производства наркотиков технологически невозможен. К примеру, опий при помощи прекурсора (ангидрида уксусной кислоты) сначала перерабатывается в ацетилированный опий и лишь затем потребляется путем внутривенных инъекций. И если в 2004 г. на долю опия приходилось 3,4 % всего наличного незаконного оборота одурманивающих веществ, то потребляемый объем данного наркотика косвенно свидетельствует о требуемом количестве прекурсоров, обеспечивающих его использование. При этом собственный объем изъятых прекурсоров составил 802 кг.

Подобным же образом используется непригодная для непосредственного употребления маковая соломка, из которой с помощью прекурсора (ангидрида уксусной кислоты) или иных химических растворителей извлекаются в раствор алкалоиды с последующей их внутривенной инъекцией. Примерное количество прекурсоров, расходуемых на переработку маковой соломки, следует исчислять исходя из объема самого наркотического средства, доля которого, по данным МВД России за 2004 г., в общей структуре всех изъятых одурманивающих веществ составила 14,4 % (или 4665,9 кг).

Таким образом, косвенное потребление прекурсоров вследствие их включения в состав молекулы наркотического средства свидетельствует о той же степени общественной опасности их незаконного оборота для здоровья населения, что и конечного продукта.

18.3. Криминологическая характеристика личности преступника, действующего в сфере незаконного оборота наркотиков

В 2004 г. за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, к уголовной ответственности привлечены 68 852 человека, 54,1 % из которых составили лица в возрасте от 18 до 29 лет (37 258), среди них не было ни одного в возрасте до 18 лет.

Степень феминизации данных преступлений составляет 16,4 % (или 11 261 человек), хотя по ряду направлений преступной деятельности она может резко возрастать. Например, в сфере здравоохранения заметно преобладание женского персонала. По данным ГУВД Саратовской области, в 1997 г. из всех расследованных по ст. 234 УК уголовных дел в отношении медицинских работников 83,3 % из них составляли женщины.

Число привлеченных к ответственности потребителей одурманивающих веществ составило 134 937 человек, что на 15 % превысило аналогичный показатель предыдущего года. В общей структуре потребителей одурманивающих веществ наибольшая доля приходится на потребителей опия – 40,6 %, производных конопли – 32,1 %, героина – 10,7 %.

По данным МВД России, по состоянию на август 2005 г. в стране постоянно принимают наркотики примерно 8 млн человек, 70 % из которых составляют лица в возрасте от 18 до 30 лет. При этом на учете в учреждениях Минздрава в 2002 г. состояли лишь 494 646 человек.

Увеличение объема потребления одурманивающих веществ неизбежно детерминирует рост иных общеуголовных преступлений, особенно корыстной направленности. В 1998 г. потребителями одурманивающих веществ было совершено 24,3 % оконченных расследованием имущественных преступлений. При этом из общего числа совершивших преступления в 2004 г. более 5 тыс. человек (0,5 %) находились в состоянии наркотического опьянения.

Незаконный оборот одурманивающих веществ обеспечивается преступной деятельностью следующих групп его участников.

1. Мелкорозничные сбытчики одурманивающих веществ. Преступления совершаются ими, как правило, в местах удовлетворения потребительского спроса либо традиционно ассоциирующихся с продажей запрещенных к обороту веществ. Организация сбыта включает предоставление потребителю возможности выбора готовых для непосредственного употребления веществ, а также сопутствующих химических компонентов, в том числе прекурсоров, используемых в процессе изготовления наркотика.

2. Поставщики одурманивающих веществ, приобретаемых за рубежом. Преступник, как правило, обладает лишь необходимыми навыками и умениями по скрытой доставке наркотиков с территорий стран с либеральным режимом обращения лекарственных препаратов (Китай, Индия и др.), имеющих развитую технологическую базу подпольного производства синтетических одурманивающих средств (например, «экстази» в Голландии), или традиционного их произрастания (Афганистан и территории сопредельных государств).

3. Сбытчики прекурсора – ангидрида уксусной кислоты. Для данных групп не характерна попутная торговля наркотиками или сильнодействующими лекарственными препаратами.

4. «Клофелинщики», или лица, использующие для усыпления жертв сильнодействующее вещество «клофелин» с последующим похищением их имущества. Преступления подобного рода совершаются с участием лиц, способных расположить к себе потенциальных жертв, например молодых привлекательных женщин. В качестве мест преступлений выбираются вокзалы, гостиницы или многолюдные общественные места, исключающие последующую возможность установления круга лиц, причастных к совершенному преступлению. Фактор национальности не играет определяющей роли и лишь незначительно влияет на выбор объекта криминального воздействия. Уровень незаконного оборота данного вещества определяется, с одной стороны, корыстными побуждениями сбытчика, получающего незначительную материальную выгоду за счет разницы между ценой приобретения и ценой продажи клофелина, а с другой стороны – корыстными устремлениями приобретателя вещества, направленными на последующее завладение чужим имуществом в результате воздействия приобретенным веществом на организм собственника или иного владельца имущества.

5. Организованные группы по сбыту сильнодействующих лекарственных веществ под прикрытием коммерческой деятельности юридического лица.

Здесь следует различать вовлечение веществ с использованием организационно-правовой формы юридического лица и выполнение должностных обязанностей физического лица в рамках коммерческой деятельности самого юридического лица. В первом случае государственная регистрация юридического лица совершается без намерения осуществлять деятельность, определяемую учредительными документами, а направлена на придание легальности общественно опасным деяниям. Во втором случае юридическое лицо (фармацевтическая фирма, частная аптека, медицинское государственное учреждение с правами юридического лица) занимается своей уставной деятельностью, однако лица, которым сильнодействующие лекарственные вещества вверены в связи с выполнением служебных обязанностей (фармацевт, врач), или лица, обладающие правом распоряжения ими (собственник аптеки или исполнительный директор), осуществляют их незаконную продажу.

Другая особенность преступлений, совершаемых данной группой участников незаконного оборота наркотиков, заключается в объемах вовлекаемых веществ в незаконный оборот. Если в первом случае счет идет на сотни тысяч лекарственных форм, то во втором случае объемы незначительны, что определяется рамками допустимых утрат либо логикой предписываемого «лечения».

Имеет свои особенности и круг потенциальных потребителей сильнодействующих веществ. Так, в первом случае преступная деятельность ориентирована на неопределенно широкий круг лиц; к тому же большие объемы реализуемых веществ предполагают наличие нижестоящего звена мелкооптовых сбытчиков, создающих собственную сеть розничных торговцев сильнодействующими веществами. Во втором случае между сбытчиком и потребителем устанавливаются личные взаимоотношения, обусловленные сохранением должности и желанием получать незаконный, стабильный доход.

Кроме того, в первом случае организованная деятельность может осуществляться преступниками с высоким уровнем профессиональной подготовки, позволяющей ориентироваться в структуре лицензионно-разрешительных органов, вести коммерческие переговоры и заключать контракты, быть участником расчетно-кредитных отношений и решать другие вопросы экономической деятельности юридического лица, когда компетентность выступает гарантией безопасности. Во втором случае образовательный и интеллектуальный уровень в большей степени определяется требуемыми качествами занимаемой должности, хотя в совокупности с характерологическими особенностями они могут влиять на видовое разнообразие совершаемых деяний.

18.4. Факторный комплекс преступности в сфере незаконного оборота наркотиков

Приобщение к потреблению одурманивающих веществ представляет во многом психосоциальную проблему, возникающую в результате разрешения межличностных конфликтов при недостаточной социальной адаптированности личности, а в ряде случаев и ее биопсихологической предрасположенности. Причины находятся в сфере сознания, «ибо все побудительные силы, вызывающие действие человека, неизбежно должны пройти через его голову, должны превратиться в побуждение его воли».[1]

Потребление одурманивающих веществ рассматривается частью населения как эффективный способ ухода от проблем, это реакция на неспособность самореализации при существующих социально-экономических отношениях, а также на низкий уровень социальной защищенности и поддержки со стороны институциональных структур. При этом наркотики в силу их исключительной способности изменять психические функций человека в наибольшей степени «подходят» для достижения требуемого субъективного состояния.

Среди условий, способствующих наркотизации психоактивными веществами и ее распространению, необходимо выделить следующие.

1. Неконтролируемая демонстрация сцен в кино– и видеофильмах, издание книгопечатной продукции, в которых употребление одурманивающих веществ рассматривается как естественный атрибут молодежной культуры, составная часть досуга, отношений между полами.

2. Повсеместная реклама лекарственных препаратов, содержащих в качестве компонентов наркотики и сильнодействующие вещества. Например, в состав препарата «беллатаминал» входит сильнодействующее вещество фенобарбитал, а в состав препаратов «пенталгин» и широко рекламируемый «солпадеин» входит наркотическое средство кодеин. Трансформация основного предназначения лекарства как средства излечения от различных болезней в товар широкого потребления зачастую обусловливает их выбор не по строго индивидуальным врачебным предписаниям, а в соответствии с предпочтениями потребительского вкуса, формируемого распространением рекламных материалов в отношении наркотикосодержащих препаратов. Возникновение лекарственной зависимости от употребления навязанных рекламой препаратов может явиться причиной перехода к употреблению других одурманивающих веществ наркотического ряда.

Например, сравнение эффекта наркотически действующего лекарственного препарата (что обусловливает его сильнодействующий эффект) со сходным, но менее эффективным препаратом, не содержащим наркотиков, нередко детерминирует переход к приему наркотических средств. Согласно результатам исследований в 6,9 % случаев причиной наркотизации явилось начальное потребление сильнодействующих веществ, при этом среди мотивов перехода к приему наркотиков в 49 % случаев было любопытство, а в 30,3 % – отсутствие ожидаемого эффекта.[2]

3. Наличие очагов государственной нестабильности (Северный Кавказ), этнические и межгосударственные конфликты в регионах с традиционным наркопроизводством (Афганистан, Средняя Азия) и, как следствие, слабый контроль над наркотрафиком. При этом многие неправительственные организации в рамках оказания гуманитарной помощи пострадавшему населению нередко осуществляют поставку находящихся под международным контролем веществ.

4. Общий рост потребительских возможностей населения, что благоприятно сказывается на конъюнктуре нарко-рынка, росте доходности на единицу товара и, соответственно, на его привлекательности в качестве объекта экспансии со стороны транснациональных преступных сообществ.

Высокая прибыльность наркосделок рассматривается частью населения как эффективное средство получения желаемых материальных благ при минимальных физических и интеллектуальных усилиях, особенно в условиях насаждаемых ценностей и норм, оправдывающих любой способ достижения материального благополучия.

Приобретение психической и физической зависимости в результате немедицинского потребления наркотиков характеризуется возрастанием частоты их приема и количества, а также требуемых для этого материальных средств. Постоянная материальная зависимость нередко заставляет наркомана (токсикомана) умышленно вовлекать в число потребителей других лиц, не имеющих криминального опыта приобретения наркотиков, чтобы за счет их средств выступать посредником у нелегального продавца. По утверждению ряда авторов, один наркоман, если он не изолирован от общества, может способствовать заболеванию 10–17 человек, что приводит к расширению социальной базы наркобизнеса и, как следствие, к увеличению объема потребляемых наркотиков. Следует также учесть, что начало приема наркотиков, как правило, связано с коллективным досугом, причем в 22,5 % случаев он проходил вдвоем, а в 63,8 % случаев – в компании из трех и более человек.

5. Низкая эффективность уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за легализацию наркодоходов, отсутствие как вида наказания конфискации имущества, полученного в результате совершенных преступлений в отношении одурманивающих веществ. К тому же если незаконное хранение наркотиков рассматривается с позиции оконченного состава преступления и влечет наказание, связанное с лишением свободы, то аналогичные действия с сильнодействующими веществами или прекурсорами не подлежат уголовной ответственности. Несоответствие в режимах уголовно-правового контроля разных видов веществ, предназначенных для одурманивания, со всей очевидностью означает фактическую легализацию незаконных изготовления, переработки, приобретения, хранения, перевозки или пересылки сильнодействующих веществ для целей личного потребления. Выведение незаконного оборота сильнодействующих веществ и прекурсоров из-под уголовного и административного контроля представляет собой по сути дела ликвидацию всяких барьеров на пути возникновения и распространения токсикомании в среде потребителей одурманивающих веществ.

18.5. Меры предупреждения незаконного оборота наркотиков

По уровню профилактического воздействия принято выделять общие и специальные меры предупреждения.

В первом случае позитивная направленность в развитии общества и всех его институтов объективно способствует социальному оздоровлению и снижает риск разрешения внутренних и межличностных конфликтов путем противоправного применения наркотиков либо прекращения их дальнейшего использования. Среди конкретных мер общего предупреждения можно выделить следующие направления государственных усилий:

• осуществление социально ориентированных экономических преобразований по вытеснению нищеты и бытовой неустроенности;

• формирование нравственных стандартов достижения духовного комфорта, обеспечение реальной доступности научных и культурных ценностей;

• пропаганда и поддержка здорового образа жизни, воспитание устойчивого неприятия к использованию психостимулирующих веществ в любых жизненных ситуациях;

• установление жесткого пограничного контроля за поступающими и транзитными грузами, а также миграционными потоками.

Специальные меры предупреждения направлены на ограничение незаконного оборота одурманивающих веществ и обусловленного им распространения наркомании и токсикомании. В эту группу входят следующие мероприятия:

• международное сотрудничество и совместные усилия по охране государственных границ, проведение совместных спецопераций по уничтожению наркопосевов, унификация законодательства в сфере противодействия наркопреступности;

• установление уголовной ответственности за незаконные действия с прекурсорами, сильнодействующими и ядовитыми веществами, совершенные общим субъектом без цели сбыта; восстановление такого вида уголовного наказания, как конфискация имущества; распространение норм уголовной ответственности за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем, на случаи непредставления документальных подтверждений законного характера происхождения имущества;

• развитие мер эффективного лечения и реабилитации больных наркоманией и токсикоманией. Реабилитация наркоманов пока осуществляется в отсутствие выработанных и одобренных государством единых программ и подходов к их реализации, а также обобщенных критериев оценки их эффективности;

• совершенствование мер по ограничению незаконного оборота, в том числе безразличных для уголовного права веществ, с учетом вероятности замещения немедицинского потребления одних веществ, вызванного их малодоступностью, другими, например алкоголем и продукцией на его основе;

• осуществление контроля над легальным оборотом веществ в сфере индустрии профессионального спорта. По данным ВНИИ физкультуры и спорта, от 10–12 % до 38 % молодежи, занимающейся массовыми видами спорта, потребляют так называемые анаболики (стимуляторы, сравнимые по действию с наркотиками);

• запрет рекламы и свободной продажи лекарственных препаратов, содержащих в качестве составных компонентов наркотические и психотропные вещества;

• разработка комплекса законодательных мер, предусматривающих принудительное лечение наркоманов и токсикоманов.


[1]

[2]

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему