регистрация / вход

Акт провозглашения независимости Украины

ПРОВОЗГЛАШЕНИЕ НЕЗАВИСИМОСТИ УКРАИНЫ Любой мираж душе угоден, Любой иллюзии глоток… Мой пёс гордится, что свободен, Держа в зубах свой поводок. Первые шаги к юридической независимости

ПРОВОЗГЛАШЕНИЕ НЕЗАВИСИМОСТИ УКРАИНЫ

Любой мираж душе угоден,

Любой иллюзии глоток…

Мой пёс гордится, что свободен,

Держа в зубах свой поводок.

Первые шаги к юридической независимости

15 мая 1990 в Киеве заработал Верховный Совет Украины нового созыва. По примеру ВС РСФСР, провозгласившего независимость России ещё 12 июня, трусливо выждав месяц, и, убедившись, что из Кремля ему “за это” “ничего не будет”, украинский парламент 16 июля отважился принять “Декларацию о государственном суверенитете Украины”. В ней провозглашались:

1. “Верховенство, самостоятельность, полнота и нераздельность власти республики в пределах её территории и независимость, и равноправие во внешних сношениях”.

2. Самостоятельность “в решении любых вопросов своей государственной жизни”.

3. “Земля, её недра, воздушное пространство, водные и другие природные ресурсы, весь экономический и научно-технический потенциал, созданный на территории Украины,является собственностью её народа, материальной основой его суверенитета республики и используется с целью обеспечения материальных и духовных благ её граждан”.

4. УССР обеспечивает защиту всех форм собственности.

5. УССР имеет право вступать в “непосредственные отношения с другими государствами путём заключения с ними дипломатических и консульских отношений”.

6. УССР имеет право на собственные вооружённые силы.

“Декларация” не получила статуса конституционного акта и поэтому была ни к чему не обязывающим благим пожеланием.

Следом Верховный Совет пополнил Конституцию Украины статьёй, провозглашающей верховенство законов УССР на её территории над союзными законами . Но и это не добавило Украине самостоятельности, поскольку и Конституция, и законы Советской Украины были добросовестно списаны в 1977 году с Конституции и законов СССР.

В июле 1990 вместо В. Ивашко, перешедшего на работу в ЦК КПСС, председателем ВС УССР был избран Л.Кравчук, бывший до сих пор “главным идеологом” в ЦК КПУ. Его – опытного краснобая, хитреца и интригана, способного расположить к себе людей уместной шуткой , правдоподобной ,хотя и заведомо неисполнимой ложью, умеющего тушить пожары споров, подводя, в конце концов, нужный ему общий знаменатель под самые различные мнения – направили сюда для организации мягкого управления недисциплинированными представителями “хулиганствующей” оппозиции. По правилам новой кремлёвской игры “в демократию” их теперь нельзя было “гасить” привычными методами “красного террора”. Ради спасения карьер коммунистам пришлось учиться парламентаризму.

Первые шаги к экономической независимости

С середины 1990 Верховный Совет УССР очень осторожно пробует совершить первые самостоятельные шаги в экономике . 3августа1990принятЗакон об экономической самостоятельности УССР , закреплявший собственность “народа” Украины на её национальное богатство. В октябре 1990 приняты “Основные направления по стабилизации народного хозяйства для перехода к рыночной экономике” (национальный вариант экономической реформы). В ноябре 1990 принята “Концепция перехода УССР к рыночной экономике”. В ней были общие слова о необходимости разгосударствления собственности в Украине, но не было конкретного юридического “механизма” приватизации .Его отсутствие было на руку правителям. Вкупе с непоколебимой монополией власти это позволяло украинским чиновникам бесконтрольно и неограниченно присваивать “общенародное” добро, оставляя в нищете и экономическом рабстве народ Украины. Лицемерно провозглашая “равные стартовые условия для всех членов общества”, обещая соотечественникам “социальную защиту”, бывшие коммунисты взяли курс на “прихватизацию” государственной собственности. Одной рукой они присваивали государственное имущество, выжимали в свои карманы государственный бюджет до последней капли, а другой “боролись за интересы трудящихся”: принимали законы, постановления о доплатах, дотациях, о повышении зарплаты, о её индексации… из разворованной ими казны. Пополняли же казну они призрачными доходами от печатающего бумажные деньги типографского станка.

В лавине законотворческих выделений тех мутных времён лишь опытный внимательный взгляд способен разглядеть кое-где просачивающиеся, неброские, принятые втихомолку “в своём узком кругу”, постановления и решения о передаче очередных лакомых кусочков государственного пирога “своим людям”. Стройными рядами, когорта за когортой, идейные борцы с капитализмом перевоплощались в буржуев.

Такую же политику проводила бюрократия России, Белоруссии и других республик СССР. Общественному мнению это преподносилось, будто бы республиканские руководства и хотели бы навести порядок в экономике, но им для этого не хватает суверенитета, не достаёт властных полномочий, монополизированных центральной властью. Сказка о том, будто Кремль мешает Киеву навести порядок в экономике активно использовалась, как аргумент в пользу необходимости государственного обособления, “самостийнизации” Украины. Тем временем, на всех уровнях представители власти всячески использовали административное могущество для приобретения и наращивания могущества экономического – корпоративного и личного. Это требовало сохранения главных условий их господства – нищеты и бесправия трудящихся и неограниченной власти, закамуфлированной “в духе времени” игрушечными атрибутами демократии. Поэтому на самом деле никто в советских республиканских “парламентах” и не помышлял всерьёз о защите интересов простого народа. Ему суждено было остаться быдлом – рабочим скотом, пушечным мясом, как и во времена Ленина, Сталина, Хрущёва, Брежнева.

Рост оппозиционной политической активности и духовной свободы населения

С 1989 – 1990 годов ощутимо растёт политическая активность простых тружеников, пробуждается массовый интерес к прошлому своей страны, своей семьи, к родной этнической и духовной культуре. “Что с нами было?” – всё чаще спрашивают себя люди, чтобы понять, что с ними происходит теперь. На такие вопросы коммунистической пропаганде нечего было ответить.

В условиях гласности, стихийно перераставшей в свободу слова и совести , пробуждалось и крепло независимое мышление . Всё больше людей искали ответы на подобные вопросы за пределами коммунистической пропаганды – у духовных оппонентов коммунистов. Всё чаще пытались отвечать на эти вопросы сами.

В моду входит быть в оппозиции к власти. Распространённым средством демонстрации своей оппозиционности становится ношение знаков национальной символики .Независимость мышления, нарождающееся собственное мнение , автономное от государственной идеологии, граждане выражают участием в массовых праздниках, митингах, днях памяти, посвящённых тем событиям исторического прошлого, которые власти долгие годы замалчивали, перевирали, скрывали от населения:

21 января 1990 по инициативе “Руха” в Украине праздновали 71 годовщину провозглашения (1919) “злуки” (воссоединения) УНР и ЗУНР. Между Киевом и Львовом была выстроена живая человеческая цепь добровольцев, взявшихся за руки для демонстрации единства народа Украины (“Украинская волна”).

В августе 1990 в Запорожской и Днепропетровской областях прошли “Дни казацкой славы” в честь 500-летия украинского казачества. С этих пор движение за возрождение казачества, как общественного сословия вливается в общий поток перестроечных процессов, становясь, вместе с тем, и оригинальным психиатрическим синдромом. “Поехавшие мозгами” от с валившейся на них свободы некоторые взрослые дядьки всерьёз решили наводить порядок в Украине, реанимируя уклад жизни средневековых разбойников из днепровских плавней. Коммунистическая пропаганда, превратившая бандитов в революционных борцов с феодализмом, цепко держала в плену сознание одураченного народа. Поскольку пьяненькие трактористы, шахтёры и учителя, разгуливавшие по улицам в музейных костюмах запорожцев с самодельными саблями на боку и с песнями о казацкой славе, ничем не угрожали властям, те смотрели на этот карнавал сквозь пальцы: “пусть бесятся”. Но на всякий случай внедрили к казачкам соглядатаев из КГБ, чтобы держать происходящее там под контролем.

В условиях прогрессирующего хозяйственного развала и экономического кавардака, обвального обнищания населения на одном общественном полюсе и фантастического обогащения на другом, оппозиционность своеобразно выражается, в том числе, в неудержимом стихийном росте структур “теневого” бизнеса и в умножении криминальных группировок.

Инициативные и предприимчивые граждане, лишённые, с одной стороны, блатной протекции коррумпированной власти, а с другой стороны, потерявшие страх перед агонизирующим государством, рискуют и, игнорируя бездействующие законы, принимаются зарабатывать деньги любыми способами. Одни из них таскают из-под носа зажравшейся и отупевшей власти свои “крохи” от триумфального раздела ею гигантского “пирога” государственной собственности. Другие создают банды для участия в перераспределении зыбкой и бесхозной “общенародной” собственности, действуя по принципу: “лучше быть мёртвым, чем нищим”. Власть не оставляла подданным выбора. Чтобы выжить и не остаться рабом бюрократической державы или её буржуазных наследников нужно было драться с ними, силой и свирепостью доказывая своё право на существование. В этой драке не было правил. Прав был тот, кто побеждал. А побеждал тот, кто, как и держава, не стеснялся в выборе средств, идя к победе. В этой битве пленных не брали.

Тем временем основная масса трусоватых “совков ” выжидала, когда же и им будет позволено вступить в новую игру “в капитализм”? А пока они утешались злобной руганью и “дерьмократов”, и кооператоров, и коммунистов, за то, что все они одинаково “гребут под себя”, не заботясь о бедствующем народе. Советская власть приучила население страны верить в существование некой мифической заботы государства о нём. На протяжении всей советской истории она пресекала любую инициативу, исходящую не от партийной верхушки, безжалостно уничтожая с корнем все её источники. Инициатива и предприимчивость преследовались советской властью на генетическом уровне. В годы сталинских репрессий были вырезаны все, кто не захотел пресмыкаться и раболепствовать перед властью. Дух покорности со школьной скамьи внедрялся в сознание будущих государственных холопов всей мощью государственной пропаганды и педагогики. Поэтому даже в условиях очевидного паралича и растерянности державы народ бездействовал, скуля, ругаясь, завидуя, жалуясь, проклиная, но, не отваживаясь пошевелить пальцем для самоспасения. Он ждал спасения от власти. А власть спасала сама себя.

Паралич власти выражается и в увядании воинствующего атеизма . Всё больше коммунистов вешают на шеи крестики, начинают захаживать в церковь, учатся креститься, молиться, “вспоминают”, как в детстве проходили тайный обряд крещения.

Возрождаются прежде запрещённые религиозные конфессии. В 1987 – 1989 годах, особенно в Западной Украине, активизируется движение грекокатоликов за легализацию своей церкви, поддержанное Римским папой. Оно сопровождается многочисленными акциями гражданского неповиновения, демонстрациями протеста, самовольным захватом ранее принадлежавших им храмов, которые советская власть передала холуйствующей перед ней Православной церкви московского патриархата. Нередко это сопровождалось отнюдь не христианскими драками между верующими . Местные власти неохотно вмешивались в разборки между религиозными фанатиками. Во-первых, это были избиратели от голосов которых теперь зависела политическая карьера. Во-вторых, такие скандалы, отвлекая общественное мнение, помогали под шумок дела разворовывать государственную собственность. В-третьих, родственные и земляческие узы, нередко связывавшие периферийных бюрократов с церковными диссидентами, позволяли им действовать заодно.

В апреле 1990 Советская власть вернула Греко-католической церкви собор Святого Юра во Львове .

4 июня 1990 состоялся 1 Собор Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ), популярной главным образом в Западной и Центральной Украине. Её патриархом провозглашён Мстислав, проживавший до сих пор в США и теперь вернувшийся на родину .

В январе 1990 Собор Русской православной церкви Московского патриархата расширил автономию своих украинских епархий , сформировав для их организации Украинский экзархат Московского патриархата. Приходы Русской православной церкви Московского патриархата отныне называются “Украинской православной церковью” и возглавляются митрополитом Филаретом.

Активизировались религиозные общины других конфессий : католиков, баптистов, евангелистов, мусульман, иудеев, буддистов.

Провозглашение украинским государством курса на независимость

В октябре 1990 поднимается волна стихийных митингов и манифестаций. 2 октября в центре Киева на площади Независимости студенты разбили палаточный городок и начали голодовку, требуя:

1. отставки правительства В. Масола,

2. отказа ВС Украины от подписания союзного договора,

3. передачи местным органам власти имущества КПСС и ВЛКСМ,

4. прохождения воинской службы в пределах Украины,

5. организации весной 1991 выборов в ВС Украины на многопартийной основе.

Когда стало известно, что в поддержку студентов готовится массовое выступление рабочих Киева, руководство, боясь социального взрыва, пошло на уступки. В. Масола отправили в отставку. Вместо него правительство возглавил В. Фокин. Остальные требования студентов пообещали удовлетворить позже. 25 – 28 октября 1990 в Киеве 2 Всеукраинское собрание Народного Руха провозгласило новую цель – независимость Украины и построение в ней демократического общества.

Чиновники областного уровня с завистью наблюдали за тем, как их вышестоящие республиканские коллеги всё смелее и безнаказаннее прибирали к рукам власть и полномочия Кремля. Провинциальным сатрапам тоже хотелось урвать свою долю “самостийности”. Поэтому в чиновничьих кругах традиционно русскоязычного Юга и Востока Украины стали поговаривать о реанимации административных призраков Крымской автономии, “Новороссии” в составе Одесской, Николаевской и Херсонской областей, Донецко - Криворожской республики образца 1918 года.

И не только поговаривать. В феврале 1991 ВС УССР восстановил Крымскую Автономную Советскую Социалистическую Республику. Это было сделано примерно из тех же соображений, из которых “демократическое” правительство России тогда же стимулировало сепаратистские процессы в Чечне. Если бы центральная власть в Москве стала на путь жёсткого пресечения развала СССР, республиканские чиновники спровоцировали бы региональные сепаратистские конфликты, в борьбе с которыми, центр бы запутался, захлебнулся, растерялся и, в конце концов, обратился за помощью к республиканским властям. Ради расширения своей власти и привилегий чиновники готовы утопить общество в кровавой пучине гражданской войны. Об этом свидетельствует трагические страницы новейшей истории Приднестровья, Абхазии, Южной и Северной Осетии, Чечни, Ингушетии, Молдавии, Карабаха, Азербайджана и Армении.

Пока Киев отбирал у Кремля верховную власть, это называлось “борьбой за независимость”. Когда же областные “князьки” в недалёком будущем разинут рты на свою долю власти, в Киеве это обзовут “сепаратизмом” и станут искоренять огнём и мечом под флагом “соборности” Украины.

Готовясь к спасению разваливающегося Советского Союза методами жёсткого силового пресечения сепаратизма, центральная власть зондирует общественное мнение и с этой целью 17 марта 1991 проводит Всесоюзный референдум по вопросу: “Считаете ли Вы необходимым сохранение СССР как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой в полной мере будут гарантированы права и свободы любой национальности?” Постановка вопроса противоречила Декларации о государственном суверенитете Украины, поэтому националистическая оппозиция в ВС УССР была против проведения референдума, а коммунистическое большинство – “за”. Хитрый лис Л. Кравчук примирил спорщиков, предложив, по принципу “и вашим, и нашим”, вместе с референдумом провести опрос населения Украины: Согласны ли Вы с тем, что Украина должна быть в составе Союза Советских Суверенных государств на началах Декларации о государственном суверенитете Украины?”. Приобретение Украиной государственного суверенитета в составе СССР имело бы для страны те же последствия и тот же смысл, что для обыкновенного человека одновременный приём слабительного со снотворным.

Однако населению Западной Украине такой “коктейль” показался слабоват. Поэтому областные советы Тернопольской, Ивано - Франковской и Львовской областей “подперчили” его, добавив свой региональный вопрос : “Хотите ли Вы, чтобы Украина стала независимым государством, самостоятельно решающим все вопросы внутренней и внешней политики, обеспечивающим равные права гражданам независимо от их национальной или религиозной принадлежности?”

Накануне референдума Кремль с запозданием опубликовал проект нового союзного договора, несколько расширявший права республик ,но сохранявший стратегическую власть за Кремлём. Однако в условиях прогрессирующего паралича центральной власти и националистической интоксикации общественного сознания его мало кто воспринял всерьёз.

На вопрос всесоюзного референдума положительно ответили 70,5%, а на вопрос республиканского “опроса” положительно ответили 80,2% участников. Примерно 2\3 участников ответили положительно на оба вопроса! Это означало, что они хотели бы жить в независимой Украине, входящей в состав СССР?!

Итоги всенародного волеизъявления продемонстрировали полное непонимание участниками референдума взаимоисключающего характера вопросов, изображённых на одном бюллетене для голосования. Референдум подвёл своеобразный итог духовной эволюции населения страны. Семидесятилетняя коммунистическая пропаганда и тысячелетняя христианская проповедь окончательно сдвинули набекрень мозги соотечественников. В тайне от самих себя они научились искренне врать сами себе же.

Шесть республик Прибалтики и Закавказья, в которых накануне Кремль бездарно и неуклюже пытался придушить растущий национальный сепаратизм военно-полицейскими методами решительно отказались от участия в фарсе референдума. Их стремление к независимости было открытым и бескомпромиссным. Оно целиком объединяло этнически однородное большинство населения, готовое драться за свою независимость и не нуждавшееся поэтому в фальшивых политических манёврах с непредсказуемым результатом.

Итоги референдума показали, что с таким народом можно творить всё что угодно, не опасаясь ответственности перед ним. Поэтому, следом за референдумом, руководство Украины решительно берёт курс на государственное обособление и выход из состава СССР. С тех пор в Верховном Совете УССР начинают поговаривать о введения национальной валюты, создании таможенной службы, разнообразии форм собственности, принимаются постановления о переходе всех промышленных предприятий на территории Украины в её собственность и под её юрисдикцию.

Углубление экономического кризиса

Тем временем экономический кризис углубляется. Нарастает спад производства: за первое полугодие 19 91 национальный доходи производительность трудов Украине упали на 8%;промышленное производство сократилось более чем на 4%; дефицит госбюджета достиг 40 млрд. руб. (вместо планируемых 4 млрд.). Инфляция круто летела вверх. Продолжалось крушение экономических связей между республиками, каждая из которых вводила свою ценовую политику. Это заставило Украину для защиты внутреннего рынка ещё в ноябре 1990 ввести одноразовые купоны на дефицитные товары .

Под предлогом смены методов управления экономикой хозяйственная администрация лихорадочно разворовывала государственную собственность.

В марте – апреле 1991 забастовка шахтёров добавила хаоса в народном хозяйстве.

Вместо кардинальных рыночных реформ в июле 1991 ВС УССР принимает антирыночную “Программу чрезвычайных мер по стабилизации экономики Украины и выходу её из кризисного состояния”, построенную на привычных административно-командных методах управления.

Попытка коммунистического переворота. ГКЧП

Загадочно в России бродят дрожжи,

Все связи стали хрупки или ржавы,

А те, кто жаждет взять бразды и вожжи,

Страдают недержанием державы.

Летом 1991 года кремлёвские правители, наконец, осознали, что вот-вот утратят остатки центральной власти, незаметно перетёкшей за годы Перестройки в руки республиканских политических элит. Отчаяние и бессилие подвигли их к авантюрной попытке из последних сил и в последний момент заставить колесо истории вращаться вспять.

19 августа 1991, накануне подписания нового союзного договора (20 августа), неожиданно в 6.00 утра средства массовой информации объявили в стране чрезвычайное положение. Так начался государственный переворот, организованный верхушкой КПСС и советского государства с целью разгрома демократических сил, реставрации тоталитарного государства, реабилитации коммунизма.

Для обмана общественного мнения и спасения авторитета заигравшегося в демократию Отца Перестройки (М. Горбачёва) был разыгран спектакль. Для создания иллюзии непричастности к “злодейским замыслам заговорщиков” и неизбежному кровопролитию Президент СССР отправился в отпуск. Оставшиеся в Москве представители высшей власти: Г.Янаев – вице президент СССР, В.Павлов – премьер-министр СССР, Д.Язов – министр обороны СССР, В. Пуго – министр внутренних дел, О.Бакланов – 1-й заместитель председателя Совета обороны СССР, В.Стародубцев – председатель Крестьянского союза СССР, А. Тизяков – президент Ассоциации государственных предприятий, якобы “в тайне” от М. Горбачёва создали чрезвычайный орган управления страной“Государственный комитет по чрезвычайному положению” (ГКЧП). По приказу “заговорщиков” был взят под домашний арест Президент СССР, “отдыхающий” в Крыму. Народу объявили, будто М. Горбачёв заболел и не способен руководить страной. Поэтому ГКЧП берёт власть в свои руки и принимает на себя ответственность за судьбу страны. Дальше “заговорщики” собирались с помощью армии, МВД и КГБ покончить с региональным сепаратизмом, оборзевшими демократами и упрочить пошатнувшуюся власть имперского бюрократического центра. Пока будет наводиться порядок и литься кровь, Президент “отдохнёт” под домашним арестом. А когда грязное дело будет сделано, он вернётся на политическую сцену незапятнанным и “чистыми руками” обуздает усмирителей и утешит потерпевших от них.

Заговорщики не рассчитывали встретить упорное сопротивление. Они надеялись, что вид громадной массы войск и военной техники парализует оппозицию и заставит сдаться без боя. В провинции так оно и было. К примеру, в Украине генералы Варенников и Чичеватов, при поддержке 1 секретаря КПУ Гуренко, предъявили ультиматум Председателю ВС УССР Л. Кравчуку, в котором говорилось, что в случае оказания сопротивления ГКЧП для подавления акций неповиновения будут использованы войска. ЦК КПУ одобрил действия ГКЧП и призвал парторганизации на местах их поддержать. Большинство украинских партийных и государственных чиновников путч одобрили и поддержали. Государственные радио, телевидение, пресса работали на путчистов, призывая население подчиняться распоряжениям “новой” власти, замалчивая факт неконституционности её действий. Руководство ВС УССР трусливо бездействовало. Оно самоустранилось от активного участия в событиях, не торопилось давать оценку путчу ни положительную, ни отрицательную, выжидая - чья возьмёт.

Население страны пребывало в растерянности. С одной стороны, членами ГКЧП были люди знакомые, облечённые верховной властью, которым грех было жаловаться на её недостаток. С другой стороны, они зачем-то всё же сочинили новую властную структуру и отстранили от власти М. Горбачёва. С какой целью? – было непонятно. Зато никто не сомневался, что простым людям от всего этого лучше не станет.

Планы заговорщиков сорвала Москва. Здесь сопротивление им возглавил аппарат республиканской власти России. В 9.00 утра Председатель ВС РСФСР Б.Н. Ельцин обратился по радио “К гражданам России”. Он назвал действия ГКЧП “реакционным антиконституционным переворотом” и призвал народ к всеобщей забастовке и сопротивлению. По призыву правительства России, члены которого с риском для жизни отважно взялись за организацию сопротивления путчистам, москвичи вышли на улицы, блокировали войска , введённые в столицу, растворив их в своей массе. Женщины и подростки, студенты и интеллигенция, пожилые люди повсюду беседовали с солдатами и офицерами, объясняя, что их хотят использовать как палачей молодой российской демократии. Кое-как вооружённые добровольцы организовали оборону здания ВС РСФСР, где находилось правительство республики. На подступах к нему были построены баррикады. Защитники “Белого дома”, ставшего с тех пор символом и цитаделью российской демократии, готовились к обороне, прекрасно понимая, что если армия начнёт штурм здания, они обречены. У стен “Белого дома” собрались лучшие граждане России, решившие, что лучше погибнуть за свободу, чем продолжать влачить жалкое существование рабов самой гнусной в истории человечества империи. Смерть они предпочли ничтожеству.

Улицы вокруг дома правительства и парламента России были запружены военной техникой и войсками. Орудия танков и самоходных пушек были направлены на “Белый дом”. На крышах соседних домов засели снайперы. Войска ждали приказа начать штурм. Но приказа не поступало. ГКЧП действовал нерешительно, сомневаясь в верности армии, в её готовности и способности выполнить работу палача.В войсковых частях происходило брожение. Солдаты и офицеры не понимали, с какой целью их ввели в Москву и как хотят использовать? Немало командиров войсковых частей и соединений открыто отказались выполнять приказы ГКЧП, заняв выжидательную позицию, стараясь разобраться в происходящем.

В Украине представители оппозиции в Верховном Совете предложили Президиуму принять постановление, осуждающее путч. Коммунистическое большинство Президиума ВС отказалось. На иные формы протеста украинской парламентской оппозиции не хватило пороху. Смелее действовала оппозиция на периферии. Львовский областной совет депутатов трудящихся призвал население к массовым актам гражданского неповиновения и сопротивления. Сессия Харьковского горсовета назвала действия ГКЧП “тягчайшим преступлением”. Руководство Руха призвало к “созданию организационных структур активного сопротивления”. “Союз украинских студентов” заявил в обращении к ВС УССР о намерении начать акции гражданского неповиновения. Председатель “Союза офицеров Украины” полковник В. Мартиросян предложил организовать волонтёров для защиты украинского парламента от возможного штурма войсками, верными ГКЧП. В телеграмме Б. Ельцину он призвал военнослужащих – граждан Украины, проходящих службу на территории РСФСР, не исполнять распоряжения ГКЧП и поддержать демократическое правительство России. Шахтёры Донбасса 20 августа отправили к Л. Кравчуку делегацию с протестом против содержания под стражей в Крыму – на территории суверенной Украины – М. Горбачёва. Республиканский штаб Руха и Всеукраинский забастовочный комитет готовили на 21 августа начало бессрочной всеукраинской забастовки.

В ночь с 20 на 21 августа 1991 произошло непонятное. То ли ГКЧП действительно предпринял неудачную попытку штурма здания Российского парламента. То ли напряжённо ожидающие штурма Белого Дома его защитники мирное передвижение некоторых воинских частей по городу ошибочно приняли за начало атаки и попытались помешать движению войск. Как бы то ни было, в ночной неразберихе пролилась кровь. От пуль и гусениц танков погибли 3 человека. Некоторые получили ранения. Встретив отчаянное сопротивление толпы на улицах и на баррикадах у “Белого дома”, солдаты и офицеры вышли из повиновения своим командирам. Началось братание военных с народом, за которым последовал массовый переход войск на сторону правительства России. С этого момента Советская армия прекратила своё существование. Дату её перехода на сторону демократии можно считать датой её естественной смерти.

21 августа члены российского руководства слетали в Крым, освободили из-под ареста Президента СССР М. Горбачёва и доставили в Москву. С этого момента политическую инициативу в России захватили радикально настроенные демократы.

Перед лицом массового перехода войск на сторону демократической власти России, руководство МВД и КГБ не рискнуло спровоцировать резню и заняло выжидательную позицию: кто – кого, а мы – за победителя. 22 августа члены ГКЧП были арестованы и заключены в тюрьму.

Крушение КПСС и Советской власти

Провал консервативного коммунистического переворота грозил республиканским номенклатурным верхам полной потерей власти. После разгрома ГКЧП авторитет и организованность демократических сил, удержавших и упрочивших свою власть в России, неизмеримо выросли. А коммунисты лишились своей извечной опоры и главного инструмента управления страной – армии, милиции и КГБ. “Силовики” не желали больше служить вконец разложившейся и деградировавшей компартии. Чтобы сохранить авторитет и престиж своих ведомств в структуре реформируемой власти, спасти карьеры опричники и палачи демократии в одну ночь стали её ангелами–хранителями.

В Москве по распоряжению Председателя ВС Российской Федерации Б.Ельцина немедленно начался демонтаж партийной бюрократической машины. КПСС была объявлена вне закона, её лидеры, активно содействовавшие ГКЧП арестовывались. Постановлениями правительства России всё имущество и банковские капиталы КПСС передавались российскому государству или муниципальным властям. Воспользовавшись параличом Советской власти, не давая её лидерам опомниться, “республиканцы” за три месяца покончили с нею в России.

Демократические силы на периферии были неизмеримо слабее, малочисленнее и пассивнее, чем в Москве. Однако по законам жизни унитарного государства достаточно было захватить власть в столице, чтобы стать хозяином всей страны. В 1917 – 1918 годах этот закон сработал на коммунистов. Теперь он действовал против них.

После разгрома центральной администрации КПСС, политическая система СССР лишилась своего станового хребта и рассыпалась, как карточный домик. Обезглавленная компартия сделала себе харакири и без всякого сопротивления дала себя похоронить. Без неё многонациональное Советское государство стало разваливаться на национальные фрагменты.

В условиях политического кризиса республиканские парламенты оказались единственными силами, способными не допустить полного крушения государственности и наступления анархии. Выступив правопреемниками верховной государственной власти СССР, они приняли на себя управление республиками, вываливающимися из гибнущей интернациональной империи коммунистов. На этом распад государственности был приостановлен.

Следом начались своеобразные от места к месту процессы её трансформации. Где-то, как в Прибалтике, государственность крепла и становилась подлинно народной, опираясь на обновлённую и расширенную социальную базу. Где-то, как в Белоруссии, она нелепым гигантским колхозом застыла в перестроечном шоке. В Средней Азии партийные бонзы легко превратились в сказочных эмиров, шейхов и султанов, возвратив власть к её патриархальным деспотическим истокам. На Кавказе государственность захлебнулась в крови варварской междоусобной резни.

В украинской государственности мало что изменилось по сравнению с советскими временами. Она осталась в плену бюрократической коррупции, украсившись поверхностным этническим камуфляжем. Её гниение и деградация неумолимо разлагают общество, охваченное, похоже, уже необратимыми процессами нравственного и биологического вырождения.

Провозглашение независимости Украины

Ещё совсем недавно, в ходе Перестройки, руководство КПСС направило верных “солдат партии” “на работу” в бутафорские республиканские “парламенты” для контроля и управления изнутри органами “обновлённого народовластия”. Чтобы, упаси Бог, количество демократии там не превысило нормы, предписанные Кремлём. Подавляющее большинство депутатов-коммунистов превратило Верховный Совет Украинской ССР в марионетку, послушную воле КПСС, в игрушечный символ демократии. Призрак парламентаризма был нужен реформаторам из КПСС как декорация, украшающая и камуфлирующая их непоколебимую монополию власти, которую они желали представить общественному мнению “в новой упаковке”.

Теперь же, когда в России рушилась власть партийной номенклатуры, этот процесс грозил выплеснуться за её пределы и лишить “руля” республиканское начальство. Поэтому украинские депутаты – коммунисты оказались перед выбором. Либо они сменят веру и сохранят власть в качестве депутатов национальных парламентов, либо станут мучениками коммунистической идеи, пожертвовав властью и привилегиями, отправятся на свалку истории. Современные коммунисты, в отличие от своих фанатичных предков, относились к идеологии прагматически. Она была дл я них не более чем средством удержания власти и, исчерпав себя, без колебаний была заменена национализмом. Так в один миг из пылких интернационалистов и воинствующих атеистов коммунисты “чудесным образом” превратились в националистов-самостийников и убеждённых христиан.

Ключом к пониманию всех каверз и загадок дальнейшей украинской истории является несамостоятельность её государственной “самостийности” и первородное интеллектуальное, политическое и нравственное ничтожество отцов державотворцев. Полуграмотные, не привыкшие самостоятельно шевелить мозгами изменники, лицемеры и приспособленцы, присвоившие верховную власть в стране, объективно были не способны дать ей ничего хорошего.

Если, к примеру, Россия добилась политической самостоятельности в драматической борьбе с одряхлевшим, но всё ещё очень опасным Советским государством, благодаря самоотверженному мужеству и героизму лучших из её граждан, то Украине её “воля” досталась “на халяву”. “Незалежность” свалилась в Украину нежданно-негаданно – рикошетом из московской схватки за власть и нехотя, по необходимости, была удочерена её перетрусившим руководством. “Лучшие граждане” Украины в отличие от братьев-россиян “воевали” за свою демократию языками – в потных креслах Верховного Совета и локтями – в очередях за дефицитными колбасой и водкой. За что воевали, то и получили. Нравственное ничтожество, лицемерие и трусость, помогли созданной из непотопляемого материала украинской партийно-государственной верхушке в полном составе удержаться на плаву. Политические перемены в Украине ограничились сменой икон Ленина на Шевченко в кабинетах власти. Украинский партийный аппарат с характерным урчанием был слит в зловонную бездну аппарата украинского государства, где и растворился без остатка. Гражданская инфантильность и политическая пассивность населения, одухотворённого вязкой смесью генетического страха перед любой властью, недоверия и ненависти к ней, а также отсутствие настоящих демократических лидеров и подлинных национальных героев избавили украинскую номенклатуру от конкуренции со стороны демократических сил и позволили сохранить власть без особых усилий.

Воспользовавшись разгромом в Москве центрального аппарата КПСС и её политическим параличом, депутаты ВС УССР 24 августа 1991 приняли “Акт провозглашения независимости Украины”. В нём говорилось, что: “Исходя из смертельной опасности (1), нависшей над Украиной в связи с государственным переворотом в СССР 19 августа 1991 года, продолжая тысячелетнюю традицию государственного строительства (2) в Украине, исходя из права на само-определение, предусмотренное Уставом ООН (3) и другими международно-правовыми документами, осуществляя Декларацию о государственном суверенитете Украины, Верховный Совет Украинской Социалистической Республики торжественно провозглашает Независимость Украины и создание самостоятельного Украинского государства – Украины.

Территория Украины является неделимой и неприкосновенной.

Отныне на территории Украины имеют силу исключительно Конституция и законы Украины”.

С первой страницы история украинской суверенной государственности украсилась ложью и хвастливым лицемерием:

(1) Никакой “опасности”, а тем более “смертельной”, 24 августа, когда путч уже был разгромлен, на самом деле не существовало. Но если бы он и победил, что плохого сделали бы коммунисты из ГКЧП коммунистам из Верховного Совета УССР, оказавшимся там по заданию партии для того, чтобы демократизация не зашла дальше, чем это было нужно авторам перестройки? А что “смертельного” было в возможной победе ГКЧП для украинского народа и его лидеров? – исчезновение очередей за водкой?

(2) “ Традиция украинского государственного строительства ” имеет куда более скромную историю и уж конечно не тысячелетнюю уже хотя бы потому, что тысячу лет назад никаких украинцев на свете и в помине не было. (3) Ещё вчера в бытность свою коммунистами авторы украинской “незалежности” игнорировали и Устав ООН, и прочие гуманитарные международно-правовые документы, злобно критикуя их за “буржуазность”, “недемократизм” и враждебность коммунистическим идеалам. Сегодня они с той же страстью молятся на них. Вслед за “Актом независимости” Верховный Совет принял постановление “О воинских формированиях на Украине”. Провозглашалось создание Министерства обороны Украины. Правительству предписывалось приступить к формированию Вооружённых Сил Украины, Национальной гвардии. Верховный Совет Украины назначил министром обороны генерала В. Мороза. Вместо КГБ формировалась Служба безопасности Украины (СБУ). У входа в свои “конторы” чекисты сменили вывески с названиями. Но люди в них остались работать прежние. Не изменились ни цели, ни задачи почтенного “ведомства”. Оно по-прежнему защищало правительство и провинциальные власти от своего народа. Затем Верховный Совет провозгласил создание украинской валюты и объявил собственностью республики все предприятия союзного подчинения, находящиеся на её территории.

Тем временем шлокрушение аппарата КПСС и КПУ. Крысы побежали с тонущего корабля: сотни тысяч коммунистов писали заявления о выходе из партии. Ещё больше коммунистов, экономя бумагу, просто спрятали партбилеты “до лучших времён”, а самые прозорливые выбросили их на помойку. В первых рядах, как всегда, были члены ЦК КПУ – её несокрушимое ленинское ядро: Л. Кравчук, И. Плющ и прочая, и прочая. Нет лучшего антикоммуниста, чем вчерашний коммунист. Даже бандеровцы с фашистами не уничтожили бы компартию быстрее и эффективнее, чем это сделали сами украинские коммунисты. Особенно добросовестно они расправились с неисчислимым имуществом партии. Следов его не найти никому и никогда.

31 августа 1991 Президиум ВС Украины принял Указ “О временном прекращении деятельности компартии Украины” – до тех пор, пока будет исследоваться причастность и степень участия КПУ в попытке ГКЧП совершить государственный переворот. Как будто нужно особо исследовать то, что ещё вчера творилось на глазах у всех. Однако была создана Временная комиссия ВС Украины по проверке деятельности должностных лиц, органов власти и управления во время путча. Она выявила огромное количество фактов участия КПУ в преступном путче, после чего ВС принял решение о полном запрете деятельности коммунистической партии на территории Украины. Ради иллюзии коренных политических перемен и сохранения депутатских мандатов коммунисты из Верховного Совета наказали коммунистов, работавших в органах исполнительной власти и в партийной администрации за то, что те участвовали в путче и даже распустили парламентскую фракцию коммунистов.

С тех пор бывшие коммунисты принялись создавать разнообразные социалистические партии и там продолжили строить “социализм с человеческим лицом”.

4 сентября 1991 над зданием ВС Украины был поднят сине-жёлтый флаг.

С сентября по декабрь 1991 года верховные власти Украины и других советских республик втихомолку осторожно готовили развал СССР. Они прощупывали мнения территориальных администраций, зондировали настроения общества, согласовывали свои действия друг с другом. Вся эта возня не могла быть не замеченной центральной властью, но она, во главе с М. Горбачёвым находилась в глубоком параличе. Республиканские власти России разрушили центральный аппарат КПСС. Без него у М. Горбачёва ещё оставался аппарат Президента СССР. Но он бездействовал вместе со своим Хозяином. То ли Горбачёву не хватило воли заставить его работать на сохранение гигантского государства, то ли такому аппарату такая задача была не по плечу. Административные структуры всесоюзной власти энергично преобразовывались в российские и брались под контроль правительством Б. Ельцина.

1 декабря 1991 украинские власти, готовясь к прыжку в “независимость”, проводят референдум с вопросом: “Подтверждаете ли вы Акт провозглашения независимости Украины?” (90,32% участников ответили “Да”). Одновременно, чтобы не дать людям опомниться, проводятся выборыпрезидента Украины. Кандидатами в президенты были: председатель ВС Украины Л. Кравчук, председатель Львовского облсовета В. Чорновил, председатель Украинской республиканской партии Л. Лукьяненко, заместитель председателя ВС Украины В.Гринёв, председатель Народной Рады (антикоммунистической оппозиции в ВС) И. Юхновский, председатель Украинской народной партии Л. Табурянский, министр сельского хозяйства А. Ткаченко.

Эффективной системы демократического проведения и контроля хода выборов ещё не существовало. Аппарат избирательных комиссий был сформирован главным образом из чиновников, зависимых от Председателя ВС Украины. Воспитанные в традициях советских избирательных технологий, обеспечивавших триумфальные победы “блока коммунистов и беспартийных”, они вряд ли стали бы считать голоса не в пользу Кравчука, даже если бы таковые имелись. Да и избиратели в основной своей массе симпатизировали олицетворявшему смягчённый вариант привычной советской власти брехливому и скользкому Аппаратному Лису. Поэтому Л. Кравчук не мог не стать первым Президентом Украины (61,6% избирателей).

Беловежский заговор. Убийство СССР

7 – 8 декабря 1991 в Беловежской пуще (Белоруссия) встретились в тайне от Президента СССР М. Горбачёва Президент России Б. Ельцин, Президент Украины Л. Кравчук и Председатель ВС республики Беларусь С. Шушкевич. Здесь они подписали соглашение об образовании Содружества Независимых Государств (СНГ). Делалось это в чаще некогда партизанских лесов, на благоустроенной правительственной охотничьей даче, подальше от административных центров, чиновники которых, в случае верность Конституции и законному Президенту СССР, могли бы оценить происходящее как очередной после ГКЧП заговор. Тогда бы отцы экс-советских суверенитетов отправились за решётку, а не в комфортабельный мир своих республиканских резиденций. С точки зрения Конституции СССР сотворённое ими было новым заговором и государственным переворотом, но уже с противоположными целями. Теперь они не реанимировали ,а хоронили полусгнивший труп Советского Союза и Советской власти.

Беловежских заговорщиков спасло то, что после крушения КПСС и последовавших разгромных реформ репрессивных органов (МВД, КГБ, прокуратуры), в политической жизни страны воцарились неразбериха и хаос, в которых чиновники всех уровней растерялись. Они не понимали: кто за кого? Кто против кого? Кто кому служит? И кому вообще нужно служить сегодня? В этой обстановке не стоило большого труда и риска добить издыхающего Советского Монстра. И всё же трусоватые “охотнички” устроили засаду подальше от его кремлёвского логова.

21 декабря 1991 в Алма-Ате к безнаказанным “беловежским партизанам” присоединились осмелевшие руководители Азербайджана, Казахстана, Киргизстана, Молдовы, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана. Хотя центральная власть агонизировала, она всё ещё внушала страх, поэтому заговорщики предпочитали держаться подальше от Москвы. В Алма-Ате была подписана декларация, в которой говорилось: “Собразованием Содружества Независимых Государств Союз Советских Социалистических Республик прекращает своё существование”. Далее провозглашалось, что каждый член СНГ полностью независим в своей внутренней и внешней политике, а новое межгосударственное образование не будет иметь никакого общего центра, никаких административных вертикальных структур и вообще ничего общего, кроме смердящего запашка разлагающегося трупа советской власти.

С самого начала СНГ был мёртворождённым политическим организмом. И по сей день, он остаётся не более чем памятником былому страху республиканских лидеров перед гневом простолюдинов способных, как им тогда мерещилось, опаснее, чем верные Горбачёву войска или спецслужбы, отомстить за погибель построенной на их слезах и костях Родины. Отцы экс-советских национальных суверенитетов явно недооценили степень гражданского ничтожества народа СССР и переоценили силу его “патриотизма”. Поэтому СНГ был нужен им как суррогатный заменитель идеи СССР, как воплощение мифа “обновлённого Союза”, в битого в головы соотечественников горбачёвской пропагандой.

Государственные символы Украины и символическая государственность

Начало 1992 года ознаменовалось сотворением атрибутов украинской державной символики:

· 28 января 1992 сине-жёлтый флаг был утверждён Государственным флагом Украины .

· 16 января 1992 Государственным гимном Украины стала написанная композитором М. Вербицким песня “Ще не вмерла Украина” на слова П. Чубинского.

· В Конституции УССР название страны “УкраинскаяССР” изменилось на “Украина”.

· 19 февраля 1992 ВС Украины утвердил новый малый герб Украины – трезубую“вилку”, которой, якобы, в Х веке с аппетитом ел своих врагов “святой” киевский князь Владимир Святославич.

Дискуссии и споры о большом гербе Украины продолжаются до сих пор. Есть мнения , что им должна быть рюмка. Но разные парламентские фракции до сих пор не могут согласовать приемлемую для всех такую её соборную форму, которая бы соединила в себе всё многообразие региональных традиций использования главного атрибута национальной культуры ,как универсальной меры “добробуту та злагоды”.

Так в Украине скончалась и самими же коммунистами была похоронена Советская власть. Дело было сделано по-семейному тихо, без скандала, со всей возможной в таких случаях гнусностью, как когда подросшие детки помогают пораньше улечься в могилу пережившим свой срок родителям. К счастью, у нас обошлось без крови. И хотя у власти в Украине остались бывшие коммунисты – люди в нравственном отношении преподлейшие и мерзопакостнейшие, главное было сделано – официально коммунизм погребён. Остальное – дело Природы и Экономики.

Нас рабство меняло за долгие годы –

Мы гнулись, ломались, устали…

Свободны не те, кто дожил до свободы,

А те, кто свободными стали.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий