регистрация / вход

Инвестиционный договор теоретико-правовой аспект

Кафедра международного экономического права Курсовая работа Инвестиционный договор: теоретико-правовой аспект. Выполнил: Проверил: СОДЕРЖАНИЕ

Кафедра международного экономического права

Курсовая работа

Инвестиционный договор: теоретико-правовой аспект.

Выполнил: Проверил:

СОДЕРЖАНИЕ

Введение……………………………………………………………………….. 3
1. Понятие инвестиционного договора……………………………………… 5
2. Инвестиционный договор с Республикой Беларусь как гражданско-правовой договор……………………………………………………………...

14

3. Структура инвестиционного договора с Республикой Беларусь или административно-территориальной единицей………………………………

19

4. Порядок заключения (прекращения) инвестиционных договоров с Республикой Беларусь………………………………………………………..

24

Заключение……………………………………………………………………. 32
Список использованных источников………………………………………... 34

ВВЕДЕНИЕ

Понятие инвестиционного договора в юридической литературе в разные периоды было наполнено различным содержанием, то же самое характерно и для указанного понятия, применяемого в законодательстве Республики Беларусь. Для белорусского законодательства институт инвестиционного договора с Республикой Беларусь (глава 10 Инвестиционного кодекса Республики Беларусь (далее – ИК)) является новым и практически не исследованным.

В связи с этим вопросы правовой природы названного договора, его структуры, места в системе договоров и правового регулирования являются актуальными для практики применения.

В настоящем исследовании будет рассмотрено определение данного договора, содержащееся как в юридической литературе, так и в законодательстве, на основе чего выявлены характерные черты, присущие приведенным определениям инвестиционного договора, с целью формулировки понятия и критериев инвестиционного договора.

Объектом исследования является инвестиционный договор.

Задача исследования – определение правовой природы инвестиционного договора.

Для выполнения поставленной задачи необходимо рассмотреть следующие вопросы:

- определить понятие инвестиционного договора

- охарактеризовать инвестиционный договор с Республикой Беларусь

- проанализировать порядок заключения (прекращения) инвестиционных договоров с Республикой Беларусь.

При написании работы использованы труды российских и белорусских юристов. Вопросы природы и проблемы правового регулирования инвестиционного договора освещались в работах Н.Н. Вознесенской, Н.Г. Дорониной, В.Е. Кабатовой, В.О. Каменка, М.И. Кулагина, С.П. Мороз, А.А. Овчинникова, А.Н. Ошенкова, В.В. Силкина, П.В. Сокола, О.В. Цегельник, Т.В. Шадриной и др.

В работе использованы общие методы научного исследования: системный, диалектический, частно-научные; такие приемы, как сравнительно-правовой, исторический, формально-юридический.

Правовой основой работы послужило действующее законодательство Республики Беларусь в сфере инвестиционной деятельности.


1. ПОНЯТИЕ ИНВЕСТИЦИОННОГО ДОГОВОРА

В советский период под инвестиционным договором (соглашением) понимался договор, который заключался государством и иностранным инвестором по поводу привлечения инвестиций, определял порядок и условия допуска иностранного капитала. При этом в отношении деятельности инвестора на территории государства-реципиента последнему по договору устанавливался льготный режим (в виде стабилизационной оговорки, освобождения от уплаты налогов, таможенных платежей на определенный срок (чаще всего срок действия договора), гарантии перевода прибыли). Можно также отметить, что на первых этапах развития данной конструкции ввиду отсутствия или недостаточной развитости инвестиционного законодательства инвестиционный договор был единственным документом, который наиболее полно регулировал взаимоотношения инвестора и государства по поводу осуществления инвестиционной деятельности. В качестве примера следует привести определение данного договора, содержащееся в юридической литературе советского периода. М.И. Кулагин указывает: "Под инвестиционным соглашением мы понимаем договор между частным иностранным вкладчиком и государством, в котором определяются условия допуска и функционирования частного инвеститора в данной стране, взаимные права и обязанности вкладчика капитала и государства". При этом автор называет эти соглашения инвестиционными соглашениями, так сказать, диагонального, промежуточного типа (это обусловлено тем, что в качестве одной стороны данного договора выступает государство) и затем констатирует, что "именно такие соглашения имеются ввиду, когда речь заходит об инвестиционных соглашениях" [16, с. 42-43].

Н.Н. Вознесенская также отмечает ряд специфических черт данного договора: 1) его субъектами выступают суверенное государство и частное иностранное лицо; 2) предмет соглашения - имущественные отношения обычно в пределах одной государственной территории, причем эти отношения строятся на началах своеобразной эквивалентности, а не на основе власти и подчинения; 3) соглашение регулируется национальным правом государства-реципиента, но с оговоркой о предоставлении частному инвестору так называемого долгосрочного постоянного правового режима, что означает неприменение к нему новых, изданных после заключения соглашения законов, если их условия невыгодны для инвестора; 4) соглашение заключается на основе специального разрешения государственных органов, предусматривающего предоставление конкретному инвестору определенного правового режима, основные условия которого обычно содержатся в инвестиционном законодательстве страны [10, с. 56].

Именно в таком понимании инвестиционного договора (в литературе он назывался инвестиционным соглашением) его правовая природа была объектом длительной дискуссии как советских, так и зарубежных ученых-правоведов. Договоры о привлечении инвестиций, инвестиционные соглашения, заключенные между национальными и иностранными юридическими лицами, рассматривались советскими учеными как договоры гражданско-правового характера, правовая природа которых в данный период не вызывала споров (их рассматривали в качестве гражданско-правовых договоров [16, с. 43].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в советский период понятие инвестиционного договора рассматривалось в узком смысле (ограничение в первую очередь касалось субъектного состава и отдельных условий договора (стабилизационных оговорок), порядка заключения данного договора).

Согласно позиции других авторов, "инвестиционный договор – это сложный по своей юридической природе договор, который определяет взаимоотношения собственников или титульных владельцев средств, вкладываемых в объекты предпринимательской деятельности, их взаимодействие в процессе реализации инвестиционного проекта, в пользовании им или в эксплуатации объекта, в распределении доходов от деятельности или эксплуатации объекта, а также устанавливает право собственности (как правило, долевой) на объект" [28, с. 170].

Затем указанные авторы рассматривают собственно инвестиционные отношения, т.е. отношения между основными участниками инвестиционной деятельности в качестве единого инвестиционного договора, сторонами которого являются инвестор, заказчик, пользователь объекта, основной исполнитель работ. Этот договор регулирует процесс реализации инвестиционного проекта.

В то же время авторы указывают, что в процессе реализации инвестиционного проекта может и не заключаться единый инвестиционный договор. Это могут быть:

1) отдельные договоры (контракты) инвестора с заказчиком о передаче инвестиций и прав по управлению ими; с пользователем объекта о целевом назначении и порядке и условиях эксплуатации объекта и его дальнейшей юридической судьбы; отдельный договор инвестора с основным исполнителем работ по инвестиционному проекту. В связи с изложенным возникает вопрос о том, можно ли каждый из перечисленных договоров рассматривать в качестве инвестиционного договора. Полагаем, что нет, поскольку, исходя из вышеприведенных характеристик, каждый договор имеет свой самостоятельный предмет и свою правовую природу. И получится, что различные по существу договоры, регулирующие различные отношения, будут носить одно и то же название "инвестиционный договор", что внесет неясность в определении их правовой природы и правовом регулировании. Однако возможна и иная ситуация, при которой каждый из перечисленных договоров является элементом инвестиционного договора и в совокупности образуют его структуру, предмет, и тексты названных договоров составляют содержание инвестиционного договора;

2) или генеральное соглашение, или договор совместной деятельности; при этом в них могут не быть детально регламентированы все стороны реализации инвестиционного проекта, а лишь определены основные субъекты, направления и цели инвестирования. При этом возникает вопрос, будет ли такое генеральное соглашение или договор о совместной деятельности (с учетом тех же условий: субъекты, направления и цели инвестирования) рассматриваться в качестве инвестиционного договора. Если да, то содержание инвестиционного договора в первой вышерассмотренной ситуации (где дается определение единого инвестиционного договора) шире, чем содержание генерального соглашения, договора о совместной деятельности, и тогда возникает вопрос о предмете инвестиционного договора, его существенных условиях, в конечном итоге понятии и правовой природе, правовом регулировании.

Приводятся также примеры инвестиционных договоров, предмет которых не совпадает по содержанию с вышеперечисленными характеристиками [28, с. 170-171].

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что инвестиционный договор может быть заключен путем составления нескольких соглашений, тексты которых в совокупности составляют инвестиционный договор.

Согласно позиции В.Ф. Попондопуло, "инвестиционные договоры – собирательное понятие. Инвестиционная деятельность может опосредоваться различными гражданско-правовыми договорами: купли-продажи, лизинга, подряда, простого товарищества и др. Под инвестиционным договором названный автор понимает "соглашение, в котором определяются условия взаимоотношений инвестора и других участников инвестиционного процесса по поводу размера вкладываемых средств, порядка вложения, взаимодействия участников инвестиционного процесса при реализации инвестиционного проекта, порядка пользования объектом инвестиций, отношений собственности на созданный объект, распределения доходов от эксплуатации объекта и др. В свою очередь, действия по реализации инвестиционного договора опосредуются другими договорами: по передаче имущества, по выполнению работ, по оказанию услуг, лицензионные и др. [22, с. 437-438].

Вышеизложенное подтверждает тезис и о том, что инвестиционный договор может быть заключен путем составления нескольких соглашений, тексты которых будут составлять инвестиционный договор, в то же время во исполнение инвестиционного договора может быть заключен ряд иных договоров. Рассматриваемые определения инвестиционного договора свидетельствуют и о том, что инвестиционный договор в целом регулирует порядок осуществления инвестиционной деятельности, реализации инвестиционного проекта.

В связи с этим, вызывает некоторые возражения определение инвестиционного договора, предложенное Т.В. Шадриной, А.А. Овчинниковым. Согласно позиции указанных авторов, "инвестиционный договор – это соглашение между субъектами инвестиционной деятельности о выполнении ряда определенных действий по реализации инвестиционного проекта. Инвестиционному договору присущи следующие признаки: предпосылка заключения договора – инвестиционный проект, долгосрочный характер отношений сторон, коммерческая заинтересованность в получении прибыли, целевое использование средств инвестора, а, следовательно, возможность инвестора влиять на производственную деятельность другой стороны, письменная форма договора, общая долевая собственность на вложенное имущество и на результат инвестиционной деятельности" [20, с. 24]. Названные авторы выделяют также систему инвестиционных договоров, которая, по их мнению, включает в себя договоры: купли-продажи (в частности, продажи недвижимости, продажи предприятия, продажи ценных бумаг), финансовой аренды (лизинга), строительного подряда, возмездного оказания услуг, коммерческой концессии, доверительного управления имуществом, простого товарищества (в том числе, учредительный договор), инвестиционные соглашения, заключаемые иностранными инвесторами с государством в лице его органов (концессионные договоры, соглашения о разделе продукции [31, с. 25-26].

Возражения заключаются в том, что из приведенного определения инвестиционного договора следует, что он исключительно регулирует действия субъектов инвестиционной деятельности по реализации инвестиционного проекта. В то же время примеры договоров, входящих в систему инвестиционных договоров, предложенную указанными авторами, в частности договор купли-продажи акций, учредительный договор, регулируют просто процесс вложения инвестиций, т.е. порядок осуществления инвестиционной деятельности, а сам по себе инвестиционный проект и, следовательно, его реализация, в отношении указанных договоров отсутствует. Это указывает на то, что предложенное определение инвестиционного договора является узким и не охватывает договоры, входящие в его систему, разработанную Т.В. Шадриной, А.А. Овчинниковым.

На основе анализа указанной выше системы инвестиционных договоров, можно сделать вывод о том, что инвестиционный договор регулирует порядок осуществления инвестиционной деятельности и (или) реализации инвестиционного проекта.

Изложенный вывод подтверждается позицией Н.Г. Дорониной и Н.Г. Семилютиной, согласно которой "инвестиционными соглашениями, договорами, контрактами могут называться различного рода договоры, связанные с инвестициями. Ими являются прежде всего договоры, заключаемые в рамках инвестиционного проекта. К ним могут быть отнесены и отдельные договорные формы инвестиций. Отличительной чертой этих договоров является то, что они обеспечивают финансирование одной стороной договора деятельности другой стороны. Использование в практике собирательного понятия, применяемого в отношении отдельных видов договоров, с целью выделения их общих черт, может найти отражение в практике выделения в рамках договоров, регулируемых Гражданским кодексом конкретных подвидов существующих договоров" [12, с. 225].

В развитие вывода указанных авторов о том, что к инвестиционным договорам можно отнести отдельные договорные формы инвестиций, можно привести рассуждения В.В. Силкина по поводу договорных форм осуществления инвестиционной деятельности (относительно прямых иностранных инвестиций), согласно которой "любой средне- или долгосрочный гражданский договор, связанный с предоставлением одной стороной другой имущественных ценностей (например, лизинг) и (или) права использования интеллектуальных ценностей (лицензионный договор, франчайзинг), при котором вознаграждение (встречное удовлетворение) стороны, осуществляющей наиболее характерное для данного договора вложение инвестиций, определено не фиксированной суммой, а определенным процентом от дохода или прибыли, полученного от использования указанных ценностей (что, естественно, влечет контроль за надлежащим использованием реципиентом этих ценностей), может рассматриваться как юридическое оформление инвестиционных отношений. Такого рода инвестиционные отношения возможны между любыми субъектами предпринимательской деятельности и тогда, когда стороны договора имеют разную государственную принадлежность, складывающиеся между ними отношения являются отношениями по осуществлению прямых иностранных инвестиций [24, с. 122].

Это свидетельствует о том, что рассматриваемый гражданско-правовой договор, опосредующий вложение инвестиций, будет являться инвестиционным и при этом иметь соответствующую специфику, которая проявляется в двух признаках, а именно: наличие полномочий контроля у инвестора за использованием инвестиций; вознаграждение инвестора определено не фиксированной суммой, а определенным процентом от дохода или прибыли, полученного от использования указанных ценностей. В.В. Силкин в качестве примера такого рода договоров приводит следующие распространенные в мировой практике договоры: соглашение о разделе продукции, соглашение о разделе прибыли, договор доверительного управления, договор франчайзинга, лицензионный договор, договор о строительстве под ключ, договор операционного лизинга. Затем автор особо отмечает, что "помимо перечисленных гражданско-правовых договоров, оптимальным, с нашей точки зрения, является использование для юридического оформления отношений по инвестированию договора о совместной деятельности, наиболее адаптированного для оформления совместных усилий хозяйствующих субъектов по достижению определенного общего для всех участников хозяйственного результата... Элементы, присущие договору о совместной деятельности, по необходимости, будут включаться и в другие гражданско-правовые договоры, оформляющие инвестиционные отношения, придавая им черты смешанных договоров" [24, с. 127].

Изложенное свидетельствует о том, что В.В. Силкин также выделяет инвестиционный договор среди иных гражданско-правовых договоров, определяет его отличительные признаки, указывает на систему инвестиционных договоров, анализирует их правовую природу, делая при этом вывод о том, что конструкция договора о совместной деятельности наиболее применима для регулирования данных отношений. При рассмотрении договоров, которые приведены указанным автором в качестве инвестиционных, опосредующих договорные формы прямых иностранных инвестиций, следует отметить, что они фактически регулируют порядок осуществления инвестиционной деятельности, реализации инвестиционного проекта.

Позиция В.В. Силкина и Е.В. Кабатовой о том, что договор о совместной деятельности является наиболее приемлемым для регулирования отношений по вложению инвестиций [14, с. 55.], разделяется О. Тепловым. Автор указывает, что инвестиционный контракт по своей сути также является договором о совместной коммерческой деятельности, вернее его разновидностью, и включает в себя элементы других видов гражданских сделок: аренды (при инвестициях в форме материальных объектов), кредитования (при инвестициях в форме денежных сумм либо ценных бумаг), договора поручения, авторского договора (при инвестициях в форме объектов интеллектуальной собственности). По мнению О.Теплова, основная особенность инвестиционного контракта – это то, что оформляются отношения не любых юридических лиц и граждан-предпринимателей, а лишь субъектов инвестиционной деятельности по поводу их производственно-хозяйственных и иных отношений. Можно сделать вывод, что инвестиционный контракт как разновидность договора о совместной деятельности регулирует порядок осуществления инвестиционной деятельности и не исключено, что и порядок реализации инвестиционного проекта, поскольку О. Теплов отмечает, что "конкретные виды обязательств, условия их исполнения и формы обеспечения будут зависеть от формы инвестиционного вклада, объекта инвестирования и статуса (положения, функций) субъекта инвестиционной деятельности [26, с. 30-31].

Согласно позиции С.П. Мороз, инвестиционный договор представляет собой "особую группу договоров, объединяющих договоры разного типа, выделяемые не по видам деятельности, а по экономической сфере их применения (сфере инвестиций), такие как: договоры на рынке ценных бумаг (например, договор купли-продажи ценных бумаг); договор лизинга; договор строительного подряда; договор банковского займа; договор государственного займа; отдельная группа договоров в сфере недропользования: договор в сфере недропользования (соглашение сторон об осуществлении определенного вида пользования недрами): здесь автор выделяет целую систему договоров (контрактов), ядро которой составляют концессионное соглашение (договор концессии) и соглашение о разделе продукции" [17, с. 13].

Вышеизложенное свидетельствует о том, что С.П. Мороз предложена система инвестиционных договоров, которые, исходя из приведенных примеров, регулируют также порядок осуществления инвестиционной деятельности, реализации инвестиционного проекта.

В Российской Федерации является распространенным инвестиционный контракт, заключаемый на покупку акций на рынке ценных бумаг. Например, М. Никифорова в качестве определения таких договоров использует термин "инвестиционный контракт", под которым понимает контракт, обеспечивающий вложение капитала с целью обеспечения дохода или прибыли от его использования, т.е. фактически договор, регулирующий порядок осуществления инвестиционной деятельности [18, с. 75].

2. ИНВЕСТИЦИОННЫЙ ДОГОВОР С РЕСПУБЛИКОЙ БЕЛАРУСЬ

КАК ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ДОГОВОР

В литературе договоры, подобные инвестиционному договору с Республикой Беларусь, чаще всего именуются инвестиционными соглашениями, реже – инвестиционными контрактами [29, с. 81-90]. По вопросу их правовой природы существует множество теорий, которые рассматривают инвестиционные соглашения как договоры, имеющие международно-правовой статус, регулируемые исключительно международным правом, как административный договор, как институт международного частного права, как гражданско-правовой договор [21, с. 140-144].

Ввиду имеющегося сходства представляется целесообразным рассмотреть следующие вопросы: относится ли инвестиционный договор к международному договору и регулируется ли он международным правом; является ли инвестиционный договор институтом международного частного права, гражданско-правовым договором, административным договором, публично-правовым договором.

В доктрине международного частного права преобладающей является позиция авторов, согласно которой "предметом регулирования в международном частном праве являются отношения гражданско-правового характера; международное частное право входит в состав гражданского, внутреннего права, а наука международного частного права является одной из гражданско-правовых наук" [8, c. 28].

Кроме того, согласно ст. 3 ИК инвесторами могут быть не только иностранные юридические и физические лица, но и субъекты хозяйствования Республики Беларусь, поэтому инвестиционный договор может вообще не иметь статуса договора, обремененного иностранным элементом, и международное частное право к нему будет не применимо, поэтому инвестиционный договор в целом не следует рассматривать как институт международного частного права, а только в конкретных ситуациях, когда на стороне инвестора выступает иностранный субъект, кроме публичного образования (государства, органов власти) [27, с. 226].

На сегодняшний день законодательству Республики Беларусь не известна конструкция административного договора, хотя в доктрине административного права существуют теории, посвященные рассматриваемым договорам. Исходя из этого, представляется необходимым выделить основные признаки административного договора и сравнить их с признаками инвестиционного договора.

Общими признаками является участие в них в качестве одной из сторон органа государственного управления или государства, юридическое неравенство сторон, возможность одностороннего изменения и прекращения договора властным субъектом без согласия другой стороны, предметом договора является регулирование управленческих, организационных отношений, связанных с решением социальных проблем [6, c. 366-375].

По законодательству Республики Беларусь инвестиционный договор заключается в целях реализации инвестиционного проекта и по нему предоставляется государственная поддержка. Государство в данной ситуации выступает по двум линиям связи: как суверен и как непосредственный участник гражданских правоотношений. Проблема состоит в том, что от властных полномочий государства и административно-территориальных единиц сложно абстрагироваться даже тогда, когда они непосредственно вступают в гражданско-правовые отношения, основанные на равенстве субъектного состава.

Тем не менее ст. 1, 124 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) включают Республику Беларусь и административно-территориальные единицы в число субъектов гражданского права. А это означает обязательность соблюдения ими основных начал гражданского законодательства, закрепленных в ст. 2 ГК, и прежде всего принципа равенства участников отношений, регулируемых гражданским законодательством, и делает невозможным использование государством властных полномочий при осуществлении им своей гражданской правосубъектности. Данное утверждение может быть одним из признаков, который поможет при ответе на вопрос, в качестве кого выступает государство (суверена или частного лица) в тех или иных отношениях. В качестве второго признака можно использовать критерий, предложенный Д.Н. Бахрахом, а именно: участвуя в административном договоре государственный орган (государство) подчиняется запретительному типу правового регулирования (запрещено все, что прямо не разрешено законом), будучи стороной гражданско-правового договора – общедозволительному (разрешено все, что прямо не запрещено законом) [5, c. 343].

По инвестиционному договору государственная поддержка предоставляется в виде принятия нормативно-правового акта уполномоченным органом государственного управления в порядке, предусмотренном законодательством Республики Беларусь, после издания которого заключается названный договор. Такой нормативный правовой акт является элементом юридического состава, необходимого для заключения инвестиционного договора. Принимая его, Республика Беларусь в лице своих уполномоченных органов выступает как суверен, призванный регулировать общественные отношения, в том числе и во исполнение положений инвестиционного законодательства. Данный акт порождает административные отношения между государством как сувереном и инвестором, заключившим инвестиционный договор, основанные на принципе власти и подчинения (например, обязанность уплаты инвестором налога по льготной ставке ввиду предоставленной гарантии), является источником права и в целом не регламентирует условия договора. Затем (после принятия названного нормативного акта) заключая договор, Республика Беларусь в лице уполномоченных органов государственного управления выступает стороной инвестиционного договора, но уже как частное лицо – участник гражданского оборота, с чем свидетельствуют ст. 46-48 ИК.

Если рассматривать тезис, что в названном договоре государство выступает как суверен, тогда получится, что в самом инвестиционном договоре оно непосредственно без принятия соответствующих нормативных правовых актов может указать отдельные виды государственной поддержки, которые будут предоставлены, и договор будет являться источником права, регулировать управленческие отношения, что противоречит ст. 46-48 ИК. Названный договор заключается по свободному усмотрению сторон.

Инвестиционный договор регулирует инвестиционные отношения, которые, по мнению А.Г.Богатырева, являются прежде всего отношениями собственности и по поводу собственности [7, c. 22-27]. Отношения, опосредующие осуществление действий по вложению инвестиций в целях получения прибыли и/или иного социального эффекта в ходе реализации инвестиционного проекта, являются, по своей сути, имущественными, товарно-денежными стоимостными отношениями, регулируемыми прежде всего гражданским правом. Именно указанные отношения (т.е. гражданско-правовые), а не управленческие, построенные на началах власти и подчинения, являются предметом регулирования инвестиционного договора.

В ст. 46 ИК установлено, что договор может содержать взаимные обязательства сторон по развитию производственной и социальной инфраструктуры региона, иные условия в зависимости от специфики инвестиционного проекта; при этом изменение условий договора допускается только с взаимного согласия сторон, если иное не предусмотрено договором (ст. 48). В связи с этим, представляет интерес следующее. В.И. Новоселов, сравнивая термины "обязательства" и "обязанности", отмечает, что обязательства предполагают, "что сторона – организатор берет их на себя самостоятельно, а не в силу прямого предписания законодательного или иного нормативного акта (в этом случае был бы уместен термин "обязанности"). При этом учитываются конкретные жизненные обстоятельства и, главным образом, реальные возможности, которыми располагает исполнительный орган как сторона-организатор отношений [19, c. 22-27].

Таким образом, получается, что сторона – государство в инвестиционном договоре действует согласно разрешительному типу регулирования, отношения между сторонами строятся на началах равенства и эквивалентности, так как предмет договора составляют имущественные, товарно-денежные отношения по вложению инвестиций в инвестиционный проект.

Сам по себе договор порождает договорное правоотношение (обязательство). Административное правоотношение возникает из нормативного правового акта, предусматривающего дополнительные гарантии Республики Беларусь [11, с. 137]. Указанный договор не будет являться и публично-правовым, поскольку не соответствует признакам таких договоров, изложенным в литературе [9, c. 64-66]. Ввиду этого инвестиционный договор является гражданско-правовым, что соответствует последним тенденциям в литературе и практике [29, с. 89].


3. СТРУКТУРА ИНВЕСТИЦИОННОГО ДОГОВОРА

С РЕСПУБЛИКОЙ БЕЛАРУСЬ

ИЛИ АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ЕДИНИЦЕЙ

В главе 10 ИК закреплены существенные условия инвестиционного договора. Схематично структуру названного договора можно изобразить следующим образом: стороны - государство (в лице уполномоченных органов государственного управления) и инвестор.

Исходя из толкования ст. 46 "Условия инвестиционного договора" ИК можно сделать вывод о том, что при реализации инвестиционного проекта инвестором будет создано юридическое лицо. В силу этого, конструкция рассматриваемого договора представляется следующей: инвестор заключает договор с Республикой Беларусь, затем создает юридическое лицо либо преобразует уже созданное юридическое лицо путем внесения части своих инвестиций в уставный фонд такого юридического лица, после чего может непосредственно передавать инвестиции в различных формах (заем, кредит, безвозмездное пользование, оплата дополнительной эмиссии акций и др.) указанному (созданному, преобразованному, реорганизованному) юридическому лицу для реализации инвестиционного проекта. Республика Беларусь, в свою очередь, предоставляет государственную поддержку такому инвестору в форме, предусмотренной законодательством. В рассматриваемой ситуации не исключен вариант, что государственная поддержка будет оказана непосредственно юридическому лицу, созданному инвестором для реализации инвестиционного проекта [30, с. 50].

С учетом изложенного можно утверждать, что, фактически, в приведенных примерах участвует три лица (субъекта гражданского права): инвестор, государство, юридическое лицо, принимающее участие в реализации инвестиционного проекта. Данный договор по своей конструкции будет являться сложным многосторонним обязательством между государством, инвестором и соответствующим юридическим лицом. По направленности он будет относиться к группе договоров о совместной деятельности (общецелевых договоров) [23, с. 127], при этом, не являясь ни договором простого товарищества, ни учредительным договором "в чистом виде" (это обусловлено особым порядком заключения названного договора, наличием государственной поддержки по договору). У сторон договора имеется общая цель, а именно: реализация инвестиционного проекта в рамках договора; в свою очередь, эта цель позволяет удовлетворить частные интересы сторон, исходя из гармонии интересов в инвестиционной деятельности: у инвестора - получение прибыли, у предприятия также получение прибыли, у государства - трудоустройство, развитие производственной и социальной инфраструктуры, наличие нового объекта налогообложения [30, с. 55-57].

Кроме того, в концессионном договоре с Республикой Беларусь также в качестве сторон договора выступают государство и инвестор, и, по существу, концессионный договор регулирует порядок осуществления инвестиционной деятельности сторонами в период реализации инвестором инвестиционного проекта по использованию концессии. Тем более, что в литературе появление понятия "инвестиционный проект" связывают с концессионным договором [13, c. 214]. Названный договор также будет относиться к группе общецелевых договоров (договоров о совместной деятельности), о чем свидетельствует характер прав и обязанностей сторон концессионного договора, зафиксированных в ст. 67 ИК. Указанный договор не будет являться договором простого товарищества (это обусловлено особым порядком заключения названного договора, наличием специальных условий концессионных договоров, указанных в ст. 68-69 ИК).

В качестве общего между инвестиционным договором с Республикой Беларусь и концессионным договором можно выделить то, что одной из сторон названных договоров выступает государство, данные договоры регулируют порядок осуществления инвестиционной деятельности в период реализации инвестиционного проекта, являются общецелевыми по своей сути, при этом они не являются ни договорами о совместной деятельности, ни договором простого товарищества, ни учредительными договорами из-за наличия самостоятельных специфических черт, обусловливающих специальное регулирование. (Об этом свидетельствует и структура ИК: нормы, регулирующие инвестиционный и концессионный договор содержатся в разных главах и даже разделах.)

К инвестиционным договорам, предметом которых является осуществление инвестиционной деятельности в ходе реализации инвестиционного проекта, стороной государство в лице Республики Беларусь или соответствующих административно-территориальных единиц, можно отнести также договор купли-продажи государственного предприятия, акций, принадлежащих государству (Республике Беларусь или административно-территориальной единице) по конкурсу в процессе приватизации.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что имеет место самостоятельный тип гражданско-правового договора – инвестиционный договор с государством (Республикой Беларусь или административно-территориальной единицей), регулирующий порядок осуществления инвестиционной деятельности в период реализации инвестиционного проекта. Ввиду того, что в литературе понятие "тип договора" наполнено различным содержанием [15, с. 58-59] для целей данной работы под типом гражданско-правового договора будем понимать "самостоятельные правовые институты, обусловливаемые спецификой опосредствуемых договором отношений и имеющие самостоятельное правовое регулирование" [25, с. 20]. Типу гражданско-правового договора в законодательстве Республики Беларусь соответствует отдельная глава в разделе IV "Отдельные виды обязательств" ГК.

К признакам, определяющим самостоятельность договорного института (т.е. позволяющего рассматривать тот или иной договор как тип), автор относит признаки, определенные П.В.Соколом [25, с. 20]. При этом тип гражданско-правового договора может быть закреплен не только в ГК, но и в других кодифицированных актах, например ИК. В качестве признаков, обусловливающих рассмотрение инвестиционного договора с государством как самостоятельного типа гражданско-правового договора, на наш взгляд, можно считать следующие положения.

1. Наличие инвестиционного договора с государством обусловлено спецификой одной из сторон этого договора – государства, которое участвует в таком договоре на равных началах и в то же время представляет публичные интересы, что обусловливает содержание некоторых условий такого договора, например, обязанности инвестора по развитию социальной и производственной инфраструктуры, заинтересованность и содействие государства в реализации инвестиционного проекта.

2. Данный договор может быть применен в различных сферах, его предметом является осуществление инвестиционной деятельности в период реализации инвестиционного проекта.

3. Сторонами указанного договора, как правило, выступают государство (Республика Беларусь или административно-территориальная единица) в лице уполномоченных органов и инвестор. В то же время законодательство и практика составления подобных договоров свидетельствуют о том, что в зависимости от формы осуществления инвестиционной деятельности участником такого договора может быть юридическое лицо (чаще всего коммерческая организация), созданное инвестором (или инвестором и государством), в уставном фонде которого имеется доля инвестора и (или) государства, и которое непосредственно принимает участие в реализации инвестиционного проекта: данному юридическому лицу направляются инвестиции необходимые для осуществления проекта. В рассматриваемой ситуации имеет место сложное многостороннее инвестиционное обязательство, т.е. единый инвестиционный договор. Однако законодательство не называет такое юридическое лицо стороной договора, что, на наш взгляд, может вызвать проблемы определения правовой природы соответствующих отношений между инвестором и юридическим лицом, привлечения к ответственности указанного юридического лица. Например, вызывает вопросы правовая природа Соглашения между Правительством Республики Беларусь и ОАО "Нефтегазовая компания "Славнефть" о создании комплекса глубокой переработки нефти в открытом акционерном обществе "Мозырский нефтеперерабатывающий завод" от 27 сентября 2000 г. [4].

С учетом этого, целесообразно определить инвестиционный договор с государством как соглашение, заключаемое инвестором и государством (в лице Республики Беларусь или административно-территориальной единицы) в порядке, установленном законодательством Республики Беларусь, регулирующее порядок осуществления инвестиционной деятельности в период реализации инвестиционного проекта.

4. Названные договоры заключаются в особом порядке. Ввиду важности регулируемых отношений, условия рассматриваемых договоров сохраняют силу на весь срок их действия, если иное не предусмотрено сторонами.

5. Данный договор по своей природе относится к группе общецелевых договоров, не являясь при этом ни договором о совместной деятельности, ни учредительным договором, а представляет собой самостоятельный тип гражданско-правового договора.


4. ПОРЯДОК ЗАКЛЮЧЕНИЯ (ПРЕКРАЩЕНИЯ) ИНВЕСТИЦИОННЫХ ДОГОВОРОВ С РЕСПУБЛИКОЙ БЕЛАРУСЬ

Постановлением Совета министров Республики Беларусь от 6 ноября 2009 г. № 1449 «О мерах по реализации Декрета Президента Республики Беларусь от 6 августа 2009 г. № 10» утверждено Положение о порядке заключения (прекращения) инвестиционных договоров с Республикой Беларусь, в соответствии с п. 1 которого порядок заключения (прекращения) инвестиционных договоров с Республикой Беларусь определяется в соответствии с Инвестиционным кодексом Республики Беларусь, Декретом Президента Республики Беларусь от 6 августа 2009 г. № 10 «О создании дополнительных условий для инвестиционной деятельности в Республике Беларусь» (далее – Декрет).

В случае внесения проектов инвестиционных договоров по предложению инвестора инвестор, претендующий на заключение инвестиционного договора (иное уполномоченное им в установленном порядке лицо), обращается с заявлением:

в государственный орган в случае реализации инвестиционного проекта в соответствующей отрасли;

в исполнительный комитет в случае реализации инвестиционного проекта в административно-территориальной единице соответствующей области (г. Минска).

В случае если в инвестиционном договоре предусматриваются обязательства Республики Беларусь о предоставлении инвестору льгот и преференций, не установленных законодательными актами, Декретом и иными решениями Президента Республики Беларусь, инвестор вправе направить в Министерство экономики заявление о заключении инвестиционного договора для подготовки проекта постановления Совета Министров Республики Беларусь по согласованию с Президентом Республики Беларусь о заключении инвестиционного договора.

К заявлению инвестора о заключении инвестиционного договора прилагаются следующие документы:

проект инвестиционного договора, подготовленный согласно приложению к настоящему Положению и подписанный инвестором;

копия свидетельства о государственной регистрации (для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей – резидентов Республики Беларусь), легализованная выписка из торгового регистра страны учреждения (датированная числом не позднее одного года до подачи заявления) или иное эквивалентное доказательство юридического статуса инвестора в соответствии с законодательством страны его учреждения (для юридических лиц – нерезидентов Республики Беларусь);

копия документа, удостоверяющего личность инвестора (для физических лиц – резидентов Республики Беларусь), копия документа, удостоверяющего личность инвестора, с переводом на русский язык и документ, нотариально удостоверяющий подпись переводчика (для физических лиц – нерезидентов Республики Беларусь).

В случае если для заключения инвестиционного договора необходимо принятие решения Совета Министров Республики Беларусь по согласованию с Президентом Республики Беларусь в соответствии с абзацем четвертым части первой подпункта 1.2 пункта 1 Декрета, к заявлению прилагаются заключение аудитора о финансовом состоянии инвестора (для юридических лиц) и бизнес-план инвестиционного проекта, разработанный в соответствии с актами законодательства Республики Беларусь.

Рассмотрение заявления инвестора о заключении инвестиционного договора осуществляется государственным органом или исполнительным комитетом в течение 30 дней с даты получения такого заявления.

Государственный орган или исполнительный комитет определяет соответствующее должностное лицо, ответственное за рассмотрение заявлений о заключении инвестиционного договора, обеспечение непосредственного взаимодействия с инвестором в процессе такого рассмотрения, а также обладающее правом запрашивать у инвестора дополнительные сведения, необходимые для принятия решения о заключении инвестиционного договора.

Проект инвестиционного договора рассматривается государственным органом или исполнительным комитетом с участием в таком рассмотрении экономических и юридических служб этих органов и проведением обязательной юридической экспертизы проекта инвестиционного договора.

В процессе рассмотрения государственный орган или исполнительный комитет обязан направлять проект инвестиционного договора на согласование в другие государственные органы и исполнительные комитеты, срок которого не должен превышать 7 дней с даты поступления такого проекта.

Заключение инвестиционного договора подлежит обязательному рассмотрению на коллегии (совете) государственного органа, заседании исполнительного комитета, по результатам которых принимается решение:

о заключении инвестиционного договора;

о внесении в Правительство Республики Беларусь проекта постановления Совета Министров Республики Беларусь о заключении инвестиционного договора в соответствии с абзацем третьим части первой подпункта 1.2 пункта 1 Декрета;

о направлении проекта постановления Совета Министров Республики Беларусь в Министерство экономики в соответствии с абзацем четвертым части первой подпункта 1.2 пункта 1 Декрета;

об отказе в заключении инвестиционного договора.

Для участия в коллегии (совете) государственного органа, заседании исполнительного комитета, как правило, приглашается инвестор (иное уполномоченное им в установленном порядке лицо).

Инвестиционный договор подписывается инвестором и руководителем государственного органа или председателем исполнительного комитета одновременно с принятием решения о заключении инвестиционного договора.

В случае заключения инвестиционных договоров Советом министров Республики Беларусь при принятии коллегией (советом) государственного органа, исполнительным комитетом решения в соответствии с абзацами третьим и четвертым части первой подпункта 1.2 пункта 1 Декрета данный государственный орган или исполнительный комитет в 3-дневный срок с даты принятия такого решения в соответствии с пунктом 10 Положения вносит в Правительство Республики Беларусь вместе с заключением обязательной юридической экспертизы инвестиционного договора, проведенной Министерством юстиции, или в Министерство экономики проект постановления Совета Министров Республики Беларусь о заключении инвестиционного договора.

После получения от государственного органа или исполнительного комитета проекта постановления Совета Министров Республики Беларусь о заключении инвестиционного договора или заявления инвестора (иного уполномоченного им в установленном порядке лица) Министерство экономики:

осуществляет рассмотрение проекта инвестиционного договора, проведение государственной комплексной экспертизы инвестиционного проекта;

получает заключение обязательной юридической экспертизы инвестиционного договора, проведенной Министерством юстиции;

подготавливает и вносит в установленном порядке в Правительство Республики Беларусь проект постановления Совета Министров Республики Беларусь о заключении инвестиционного договора.

Министерство экономики определяет соответствующее должностное лицо, ответственное за рассмотрение заявлений о заключении инвестиционного договора, обеспечение непосредственного взаимодействия с инвестором в процессе такого рассмотрения, а также обладающее правом запрашивать у инвестора дополнительные сведения, необходимые для принятия решения о заключении инвестиционного договора.

Общий срок рассмотрения Министерством экономики проекта инвестиционного договора не должен превышать:

15 дней с даты получения от государственного органа или исполнительного комитета проекта постановления Совета Министров Республики Беларусь о заключении инвестиционного договора;

30 дней с даты получения заявления инвестора (иного уполномоченного им в установленном порядке лица) о заключении инвестиционного договора.

Заключение инвестиционного договора подлежит обязательному рассмотрению на коллегии Министерства экономики, по результатам которой принимается решение:

о внесении в Правительство Республики Беларусь проекта постановления Совета Министров Республики Беларусь о заключении инвестиционного договора;

об отказе в заключении инвестиционного договора при наличии отрицательного заключения государственной комплексной экспертизы инвестиционного проекта. В этом случае инвестор (иное уполномоченное им в установленном порядке лицо) приглашается для принятия участия в коллегии Министерства экономики.

В 3-дневный срок с даты принятия коллегией решения Министерство экономики вносит в установленном порядке в Правительство Республики Беларусь проект постановления Совета Министров Республики Беларусь о заключении инвестиционного договора с приложением дополнительно к установленным в соответствии с законодательством документам копии соответствующего решения коллегии Министерства экономики, заключения юридической экспертизы инвестиционного договора, проведенной Министерством юстиции.

Проект постановления Совета Министров Республики Беларусь, вносимый государственным органом, исполнительным комитетом, Министерством экономики, должен содержать преамбулу с указанием норм Декрета, в соответствии с которыми предлагается принятие решения Совета Министров Республики Беларусь о заключении инвестиционного договора, а также положения:

о заключении инвестиционного договора;

о предоставлении полномочий государственному органу, исполнительному комитету (должностному лицу) на подписание инвестиционного договора;

об определении государственного органа, исполнительного комитета, ответственных за координацию работы по выполнению инвестиционного договора и оказание инвестору необходимого содействия в реализации инвестиционного проекта;

о сроке вступления в силу постановления Совета Министров Республики Беларусь.

Проект постановления Совета Министров Республики Беларусь о заключении инвестиционного договора рассматривается Президиумом Совета Министров Республики Беларусь, по результатам рассмотрения которого:

принимается соответствующее постановление Совета Министров Республики Беларусь в соответствии с абзацем третьим части первой подпункта 1.2 пункта 1 Декрета;

одобряется инвестиционный договор и проект постановления Совета Министров Республики Беларусь о заключении инвестиционного договора и направляется на согласование Президента Республики Беларусь в соответствии с абзацем четвертым части первой подпункта 1.2 пункта 1 Декрета.

Подписание инвестиционного договора осуществляется одновременно с принятием постановления Совета Министров Республики Беларусь о заключении инвестиционного договора.

Инвестиционный договор вступает в силу с даты принятия постановления Совета Министров Республики Беларусь о заключении инвестиционного договора, если в этом постановлении не указан иной срок вступления договора в силу.

Инвестиционный договор составляется на русском или белорусском языке в количестве экземпляров по числу сторон инвестиционного договора.

Внесение изменений и дополнений в инвестиционный договор осуществляется по согласованию сторон, заключивших этот договор, в порядке, предусмотренном Положением для заключения инвестиционного договора и вступления его в силу.

Прекращение действия инвестиционного договора осуществляется в порядке, установленном Положением для заключения инвестиционного договора, в случаях:

выполнения инвестором своих обязательств по договору;

окончания срока действия договора;

ликвидации инвестора – юридического лица или индивидуального предпринимателя, смерти инвестора – физического лица;

соглашения сторон (по инициативе одной из сторон), в том числе по инициативе Республики Беларусь при несоблюдении или ненадлежащем соблюдении инвестором своих обязательств по договору.

Государственный орган, исполнительный комитет, заключившие инвестиционный договор или уполномоченные Советом Министров Республики Беларусь на осуществление координации работы по выполнению этого договора, в 3-дневный срок с даты заключения инвестиционного договора направляют в Министерство экономики копии решения коллегии (совета) государственного органа, исполнительного комитета и инвестиционного договора для регистрации такого договора в Государственном реестре инвестиционных договоров с Республикой Беларусь (далее – реестр).

Направление в Министерство экономики копий постановления Совета Министров Республики Беларусь и инвестиционного договора для его регистрации в реестре осуществляется в установленном порядке.

Государственный орган, исполнительный комитет, заключившие инвестиционный договор либо на которые Советом Министров Республики Беларусь возложена координация работы по выполнению этого договора, оказывают инвестору необходимое содействие в реализации инвестиционного проекта и ежеквартально 15-го числа месяца, следующего за отчетным периодом, представляют в Министерство экономики информацию о ходе реализации инвестиционного проекта и выполнении сторонами условий инвестиционного договора.

Ежеквартально 25-го числа месяца, следующего за отчетным периодом, Министерство экономики направляет в Совет Министров Республики Беларусь и Комитет государственного контроля информацию о ходе реализации инвестиционных договоров, зарегистрированных в реестре.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги исследования, можно отметить, что, начиная с 90-х годов 20 в. в юридической литературе под инвестиционным договором понимается договор, заключаемый инвестором (как отечественным, так и иностранным), с одной стороны, и физическим, юридическим лицом или государством – с другой, по поводу осуществления инвестиционной деятельности и (или) реализации инвестиционного проекта.

Приведенное определение понятия инвестиционного договора является более широким по сравнению с определением инвестиционного договора (соглашения), рассматривавшимся в советский период, на основании следующего:

1) в качестве стороны инвестиционного договора может выступать не только государство (и его вступление в договор не является обязательным), но и юридическое лицо, в том числе государственной формы собственности, а также физические лица;

2) по такому договору не обязательно предоставление льготного режима инвестору. В договоре могут только содержаться условия осуществления инвестиционной деятельности (порядок осуществления действий по вложению инвестиций), реализации инвестиционного проекта;

3) рассматриваемый договор как сделка может быть не только двусторонним, но и трехсторонним (многосторонним).

Появление таких определений в юридической литературе было обусловлено развитием инвестиционного законодательства, возросшим значением привлечения инвестиций в экономики различных государств, расширением инвестиционной деятельности, форм ее осуществления, а также тем, что начиная с указанного периода позиции ученых-правоведов о правовой природе инвестиционных договоров (необходимо учитывать и другие наименования подобных договоров, о чем говорилось выше), в которых не участвует государство и инвестору не предоставляется льготный режим, перестали быть однозначными как в советский период.

Обязательными признаками (критериями) инвестиционного договора, на наш взгляд, являются следующие положения:

- в качестве одной из сторон инвестиционного договора выступает инвестор (определение понятия "инвестор" содержится в законодательстве того или иного государства);

- договор содержит условия, определяющие порядок осуществления инвестиционной деятельности (например, порядок реализации инвестиционного проекта, осуществления иных действий по привлечению, вложению инвестиций). Эти условия составляют предмет инвестиционного договора;

- договор как сделка может быть как двусторонним, так многосторонним (в зависимости от количества участников (основных) и их компетенции, функций в реализации конкретного инвестиционного проекта);

- инвестиционный договор (соглашение) составляется в виде единого документа либо в виде нескольких договоров, заключаемых инвестором и другими участниками инвестиционного договора (инвестиционного проекта), тексты которых составляют содержание инвестиционного договора;

- на базе инвестиционного договора и в его развитие заключается ряд других договоров (купли-продажи, займа, кредита и др.);

- инвестиционные договоры заключаются, как правило, для реализации крупных инвестиционных проектов, связанных с большими капиталовложениями, затратами, привлечением иностранных специалистов;

- договоры заключаются, как правило, на длительный срок;

- существует система инвестиционных договоров.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Инвестиционный кодекс Республики Беларусь: Кодекс Республики Беларусь от 22 июня 2001 г. № 37-З (в ред. от 9.11.2009 г.) // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «Юр-Спектр», Национальный центр правовой информации Республики Беларусь. – Минск, 2010.

2. О создании дополнительных условий для инвестиционной деятельности в Республике Беларусь: Декрет Президента Республики Беларусь от 6 августа 2009 г. № 10 (в ред. от 13.09.2010) // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «Юр-Спектр», Национальный центр правовой информации Республики Беларусь. – Минск, 2010.

3. О мерах по реализации Декрета Президента Республики Беларусь от 6 августа 2009 г. № 10: Постановление Совета министров Республики Беларусь от 6 ноября 2009 г. № 1449 // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «Юр-Спектр», Национальный центр правовой информации Республики Беларусь. – Минск, 2010.

4. О создании комплекса глубокой переработки нефти в открытом акционерном обществе "Мозырский нефтеперерабатывающий завод": соглашение между Правительством Респ. Беларусь и открытым акционерным обществом "Нефтегазовая компания "Славнефть", 27 сент. 2000 г. // Архив Министерства экономики Республики Беларусь. - N 2000/01-01-01.

5. Бахрах, Д.Н. Административное право России: учеб. для вузов / Д.Н.Бахрах. - М.: НОРМА - ИНФРА-М, 2000. - 640 с.

6. Бахрах, Д.Н. Административное право: учеб. для вузов / Д.Н.Бахрах, Б.В.Россинский, Ю.Н.Старилов. - М.: Норма, 2004. - 768 с.

7. Богатырев, А.Г. Инвестиционное право / А.Г.Богатырев. - М.: Рос. право, 1992. - 272 с.

8. Богуславский, М.М. Международное частное право: учебник / М.М. Богуславский. - М.: Юристъ, 2001. - 462 с.

9. Бочков, А.А. Классификация договоров и их содержательная характеристика / А.А.Бочков, А.М.Бондарев // Вестн. Витеб. гос. ун-та. - 2003. - N 4. - С. 60-66.

10. Вознесенская Н.Н. Иностранные инвестиции и смешанные предприятия в странах Африки. - М., 1975. - С. 56.

11. Договор в народном хозяйстве: (Вопр. общей теории) / М.К. Сулейменов [и др.]; отв. ред. М.К.Сулейменов. - Алма-Ата: Наука КазССР, 1987. - 173 с.

12. Доронина Н.Г., Семилютина Н.Г. Государство и регулирование инвестиций. – М.: ООО "Городец - издат", 2003.

13. Доронина, Н.Г. Государство и регулирование инвестиций / Н.Г.Доронина, Н.Г.Семилютина. - М.: Городец-издат, 2003. - 272 с.

14. Кабатова Е.В. Договорные формы привлечения иностранных инвестиций // Правовое регулирование иностранных инвестиций в России / Отв. ред. к.ю.н. А.Г. Светланов. – М., 1995.

15. Каменков, В. О системе хозяйственных договоров / В.Каменков // Вестн. Высш. Хоз. Суда Респ. Беларусь. - 2005. - N 17. - С. 55 - 60.

16. Кулагин М.И. Правовая природа инвестиционных соглашений, заключенных развивающимися странами // Политические и правовые системы стран Азии, Африки и Латинской Америки. Сб. науч. трудов. - М., 1983. - С. 42.

17. Мороз С.П. Теоретические проблемы инвестиционного права. Автореф. дис.... д-ра юрид. наук. - Алматы, 2005.

18. Никифорова М. Инвестиционный контракт: дополнительные возможности защиты прав и интересов иностранных инвесторов // Рынок ценных бумаг. – 2001. – N 7 (190). – С. 73-77.

19. Новоселов, В.И. Административные договоры / В.И. Новоселов // Конституц. и муницип. право. - 1999. - N 1. - С. 14-16.

20. Овчинников А.А. Правовое регулирование деятельности коммерческих организаций с иностранными инвестициями. Автореф. дис.... канд. юрид. наук. - М., 2004.

21. Ошенков, А.Н. Регулирование инвестиционных соглашений: проблемы отраслевой принадлежности и применимого права / А.Н.Ошенков // Моск. журн. междунар. права. - 2000. - N 1. - С. 139 - 148.

22. Попондопуло В.Ф. Коммерческое (предпринимательское) право: Учеб. - М.: Юрист, 2003.

23. Романец, Ю.В. Система договоров в гражданском праве России / Ю.В.Романец. - М.: Юристъ, 2004. - 496 с.

24. Силкин В.В. Прямые иностранные инвестиции в России: правовые формы привлечения и защиты. – М.: Юристъ, 2003.

25. Сокол, П.В. Инвестиционный договор как гражданско-правовая форма инвестирования в жилищное строительство: автореф. дис... канд. юрид. наук: 12.00.03 / П.В.Сокол; Самар. гос. ун-т. - Волгоград, 2002. - 24 с.

26. Теплов О. Новые модели договорных отношений Договор о совместной коммерческой деятельности (инвестиционный контракт) // Хозяйство и право. – 1992. – № 11. – С. 29-44.

27. Фархутдинов, И.З. Международное инвестиционное право: теория и практика применения / И.З. Фархутдинов. – М.: Волтерс Клувер, 2005. – 432с.

28. Хозяйственное право: В 2 т. Учеб. для студ. юрид. и эконом. фак. и вузов. Т. 2: Курс лекций / Отв. ред. В.С.Мартемьянов. - М.: БЕК, 1994. - С. 170.

29. Цегельник, О.В. Инвестиционный договор: понятие и критерии / О.В. Цегельник // Промышл.-торг. право. - 2006. - N 1. - С. 77 - 105.

30. Цегельник, О.В. К вопросу о содержании понятия "инвестиции" в законодательстве Республики Беларусь / О.В.Цегельник // Промышл.-торг. право. - 2006. - N 1. - С. 44 - 76.

31. Шадрина Т.В. Правовое регулирование иностранных инвестиций в Российской Федерации. Автореф. дис.... канд. юрид. наук. - М., 1999.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий