регистрация / вход

Неустойка, как способ обеспечения исполнения обязательств

НОУ СИБИРСКИЙ ИНСТИТУТ БИЗНЕСА, УПРАВЛЕНИЯ И ПСИХОЛОГИИ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАФЕДРА ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ДИСЦИПЛИН Гражданское право Курсовая работа

НОУ СИБИРСКИЙ ИНСТИТУТ БИЗНЕСА, УПРАВЛЕНИЯ И ПСИХОЛОГИИ

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

КАФЕДРА ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ДИСЦИПЛИН

Гражданское право

Курсовая работа

Неустойка, как способ обеспечения исполнения обязательств

Выполнила: студентка группы 117-н

3 курса Рыжова Е.Ю.

Проверила: доцент кафедры ГПД

Панюкова В.А.

Красноярск 2010

Содержание:

Введение…………………………………………………………………………..3

Глава 1. Исполнение обязательства…………………………………………….5

§ 1.1 Исполнение обязательств и принципы исполнения……………………..5

§1.2 Сущность и значение способов обеспечения исполнения обязательств………………………………………………………………………9

Глава 2. Неустойка как способ обеспечения исполнения обязательства……………………………………………………………………13

§ 2.1 Понятие, основные характеристики и правовая природа неустойки…......................................................................................................13

§ 2.2 Классификация неустойки………………………………………………...20

§ 2.3 Проблемы применения ст. 333 ГК РФ……………………………………24

Заключение……………………………………………………………………….31

Список используемой литературы и источников…………………………….34

Введение

Обеспечение обязательств является одним из важных вопросов современ­ного гражданского законодательства и практической деятельности участ­ников гражданских правоотношений, способствуетсоблюдению их интере­сов и установлению более стабильных правоотношений в современной пред­принимательской деятельности. Хотя гражданское законодатель­ство определяет основные способы обеспечения исполнения обязательств и регулирует порядок и условия их применения, результат обеспечения того или иного обязательства цели­ком зависит от самих сторон данного обязательства, поскольку именно за сторонами остается окончательный выбор способа обеспечения исполне­ния обязательства, некоторых условий его реализации. Выбор того или иного способаобеспечения исполнения обя­зательства в первую очередь зависит от существа самого обязательства.

Традиционные способы обеспе­чения исполнения обязательств уста­новлены п. 1 ст. 329 ГК РФ. К ним относятся неустойка, залог, удержа­ние имущества должника, поручи­тельство, банковская гарантия и зада­ток. Вместе с тем данный перечень неявляется исчерпывающим, поскольку гражданское законодательство также допускает использование иных спосо­бов обеспечения обязательств, преду­смотренных законом или договором.Общим для всех способов обеспе­чение исполнения обязательств явля­ется то, что они носят по отношению к обеспечиваемым ими обязательствам (основным обязательствам) допол­нительный (акцессорный) характер. Недействительность основного обязательства влечет недействительность соглашения об обеспечении, если иное не установлено законом. Недействитель­ность же соглашения об обеспечении исполнения обязательства не влечет недействительности самого основного обязательства (пп. 2, 3 ст. 329 ГК РФ).

Пожалуй, что неустойка — один из самых древнейших и распространенных способов обеспечения обязательств. Эффективность неустойки, ее широкое применение в целях обеспечения договорных обязательств в договорных условиях объясняются, прежде всего тем, что она представляет собой удобное средство упрощенной компенсации потерь кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением должником своих обязательств.

Актуальность темы обеспечение обязательств в виде неустойки определяется несовершенством законодательства, которое выражается в том, что законодательство не дает понятия штрафа и пени, законодатель не выработал четких критериев уменьшения неустойки, а также виды неустойки по отношению с убытками содержатся в главе «Ответственность за нарушение обязательств», а неустойка является способом обеспечения исполнения обязательства.

Целью данной курсовой работы является анализ законодательства, выявление недостатков и разработка предложений по усовершенствованию законодательства.

Задачами данной курсовой работы являются рассмотрение и изучение:

1) понятия исполнения обязательств и принципы исполнения;

2) сущность и значение способов обеспечения исполнения обязательств;

3) понятие, основные характеристики и правовую природа неустойки;

4) классификацию неустойки;

5) проблемы применения ст. 330 ГК РФ.

Данная курсовая работа состоит из введения, 2 глав, 5 параграфов, заключения и список используемой литературы.

Глава 1. Исполнение обязательства

§ 1.1 Исполнение обязательства и принципы исполнения.

Источником возникновения гражданско-правовых обязательств являются договоры (и иные основания, не являющиеся предметом нашего исследования). Обязательство есть правоотношение, в силу которого одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие (передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и др.) либо воздержаться от него, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения обязанности. Обязательство всегда предполагает конкретный субъектный состав (его стороны) - должник и кредитор, а также третьи лица при их привлечении в схему договорных правоотношений (исполнение в пользу третьего лица, возложение должником исполнения обязательства на третье лицо, субподряд, субаренда). В гражданском праве существует институт перемены лиц в обязательстве: цессия (уступка требования), перевод долга, универсальное правопреемство и др.

Общим требованием, предъявляемым к гражданам и юридическим лицам, выступающим сторонами в гражданско-правовом обязательстве, является исполнение обязательства надлежащим образом в соответствии с его условиями и требованиями закона, а при отсутствии таких требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства. В соответствии с законом способами обеспечения исполнения обязательств являются неустойка, поручительство, задаток, залог, банковская гарантия и удержание имущества должника, а также другие способы, предусмотренные законом или договором.

Недействительность основного обязательства влечет за собой недействительность обеспечивающего его обязательства и, напротив, недействительность соглашения об обеспечении исполнения обязательства не влияет на действительность основного обязательства. Прекращение основного обязательства, как правило, влечет прекращение его обеспечения.

Ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств заключается, прежде всего, в обязанности должника возместить кредитору причиненные убытки (ст. 393 ГК РФ). Требование о возмещении убытков необходимо сопроводить надлежащими доказательствами вины контрагента а) нарушения им обязательств; б) причинной связи между понесенными убытками и неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств; в) размера реальных убытков и упущенной выгоды. Помимо вины законом или договором могут быть предусмотрены иные основания ответственности (ответственность должника при просрочке исполнения за случайно наступившие последствия). Прекращение обязательства происходит надлежащим его исполнением, подтвержденным соответствующими документами или действиями сторон, а также в других предусмотренных законом случаях (отступное, замена обязательств), совпадение должника и кредитора в одном лице, зачет встречного однородного требования, невозможность исполнения, ликвидация.

Собственно исполнение обязательства состоит в совершении должником в пользу кредитора конкретного действия, составляющего предмет обязательства, либо в воздержании от определенных обязательством действий. Такое поведение должника должно точно соответствовать всем условиям обязательства, определенным договором или законом, а при их отсутствии - обычаям делового оборота или иным обычно предъявляемым требованиям (ст. 309 ГК). Надлежащее исполнение во всех случаях освобождает должника от его обязанностей и прекращает обязательство (п. 1 ст. 408 ГК). Оно составляет цель установления и существования всех обязательств. Всякое иное исполнение, не являющееся надлежащим, например частичное или с просрочкой, становится основанием для применения к должнику соответствующих принудительных мер, включая и меры гражданско-правовой ответственности.

Исполнение любых обязательств подчиняется некоторым общим требованиям, составляющим принципы исполнения обязательств.

Принцип недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства выражается в запрете одностороннего отказа должника от исполнения имеющихся обязанностей, а для договорных обязательств также в запрете одностороннего изменения их условий любым из участников (ст. 310 ГК). Нарушение данного запрета рассматривается как основание для применения мер ответственности. Односторонний отказ от исполнения обязательств или одностороннее изменение их условий разрешается лишь в виде исключения, прямо предусмотренного законом, в частности для обязательств, вытекающих из фидуциарных сделок, или, например, в договоре банковского вклада, где допускается одностороннее изменение банком размера процентов, начисляемых по срочным вкладам (п. 2 ст. 838 ГК). В обязательствах, связанных с осуществлением обоими участниками предпринимательской деятельности, возможность одностороннего отказа от их исполнения или одностороннего изменения их условий может быть предусмотрена также договором.

Принцип реального исполнения означает необходимость совершения должником именно тех действий, которые предусмотрены содержанием обязательства. Из этого вытекает недопустимость по общему правилу замены предусмотренного обязательством исполнения денежной компенсацией (возмещением убытков). Поэтому в случае ненадлежащего исполнения обязательства должник не освобождается от обязанности его дальнейшего исполнения в натуре, если только иное не предусмотрено законом или договором (п. 1 ст. 396 ГК). Этот принцип лежит в основе предоставленной кредитору неисправного должника возможности исполнить обязательство в натуре (изготовить вещь, выполнить работу) с помощью третьего лица или даже самому, но за счет своего контрагента (ст. 397 ГК). Обязанность по возмещению недоговорного вреда также может заключаться в его возмещении в натуре (предоставление вещи того же рода и качества, ремонт поврежденной вещи) (ст. 1082 ГК).

Исполнение обязательства должно также подчиняться принципам разумности и добросовестности как общим принципам осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей (п. 3 ст. 10 ГК). В соответствии с принципом разумности, например, обязательства должны исполняться «в разумный срок» (если точный срок их исполнения не предусмотрен), кредитор вправе «за разумную цену» поручить исполнение обязательства третьему лицу за счет неисправного должника; кредитор должен принять «разумные меры» к уменьшению убытков, причиненных ему неисправным должником, и т. д. На принципе добросовестности, в частности, основаны императивные правила исполнения подрядных обязательств об «экономном и расчетливом использовании» подрядчиком материала, предоставленного заказчиком (п. 1 ст. 713 ГК), и о необходимости содействия заказчика подрядчику в выполнении работы.

§1.2 Сущность и значение способов обеспечения исполнения обязательств

К условиям, характеризующим надлежащее исполнение обязательства, относятся требования, предъявляемые к субъекту и предмету исполнения, а также к сроку, месту и способу исполнения. Такие условия обычно закрепляются диспозитивными нормами закона, что дает возможность его участникам избрать конкретный вариант исполнения обязательства, в наибольшей степени отвечающий их интересам.

В соответствии с п. 1 ст. 329 ГК к специальным способам обеспечения исполнения обязательств относятся неустойка, залог, удержание имущества должника, поручительство, банковская гарантия, задаток и другие способы, предусмотренные законом или договором.

Суть специальных способов обеспечения исполнения обязательств можно объяснить следующим образом. Кредитор, вступая в обязательства и предоставляя имущество должнику, тем самым кредитует должника. Но кредитор может заключить с должником или с третьим лицом соглашение о том, чтобы ему был предоставлен дополнительно, сверх гарантий, выданных должником, кредит - личный или реальный. Подобный кредит может быть предоставлен в силу предписания закона при наступлении юридических фактов, указанных в нем.

Если сущность правового средства, обеспечивающего исполнение обязательства, состоит в том, что наряду с должником личную ответственность за его долг принимает на себя какое-то третье лицо, то имеет место личный кредит.

Если же сущность правового средства, обеспечивающего исполнение обязательства, состоит в выделении из имущества известного лица отдельного объекта, из ценности которого может быть предоставлено удовлетворение кредитору в случае неисполнения должником обязательства, то имеет место реальный кредит.

Такие способы обеспечения исполнения обязательств, как поручительство и банковская гарантия, являются формами личного кредита, ибо при их установлении кредитор руководствуется принципом: верю не только личности должника, но и личности поручителя (гаранта). В свою очередь, задаток, залог, удержание как способы обеспечения исполнения обязательств представляют собой формы реального кредита, ибо при их установлении кредитор руководствуется принципом: верю не личности должника, а имуществу.

Сущность обеспечения исполнения обязательства может состоять в установлении помимо общей санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства - возмещения убытков (ст. 393 ГК) - также и дополнительной санкции за эти же нарушения – неустойки. В этих случаях нет дополнительного кредита (ни личного, ни реального), а имеет место предположение, что должник, связанный угрозой строго определенной имущественной невыгоды, будет стараться исполнить обязательство надлежащим образом.

Способы обеспечения исполнения обязательств подразделяются на акцессорные (дополнительные) и неакцессорные. Задаток, поручительство, залог и удержание являются акцессорными способами. Соглашение об установлении какого-либо из перечисленных способов обеспечения исполнения обязательств порождает принадлежностное, акцессорное обязательство, призванное обеспечить исполнение главного, основного обязательства. Акцессорные обязательства, обеспечивающие исполнение основного обязательства, могут возникать также непосредственно из предписаний закона при наступлении определенных юридических фактов.

Так, право залога в силу закона возникает при наличии условий, предусмотренных п. 3 ст. 334 ГК, а право удержания возникает у кредитора при наличии предусмотренных п. 1 ст. 359 ГК юридических фактов при условии, что в договоре, породившем обеспечиваемое обязательство, нет оговорки о невозможности применения кредитором права удержания (п. 3 с. 359). Следствиями акцессорного характера обязательства, обеспечивающего исполнение основного, являются следующие правила.

Во-первых, недействительность основного обязательства влечет недействительность обеспечивающего его обязательства, если иное не установлено законом (п. 3 ст. 329 ГК).

Во-вторых, недействительность соглашения об обеспечении исполнения обязательства не влечет недействительности самого этого обязательства (основного обязательства).

В-третьих, при переходе права требования от первоначального кредитора к новому кредитору к последнему переходят права, обеспечивающие исполнение основного обязательства (переданного права требования).

Неустойка как санкция в обязательстве во всех случаях является элементом самого обеспечиваемого обязательства. Поэтому недействительность самого обязательства всегда означает недействительность права на неустойку, обеспечивающую его исполнение. Но недействительность соглашения о неустойке не может повлечь недействительность обеспечиваемого обязательства, ибо недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной части (ст. 180 ГК).

К неакцессорным способам обеспечения исполнения обязательств относится банковская гарантия, так как предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в отношениях между ними от того основного обязательства, в обеспечение исполнения которого она выдана, даже если в гарантии содержится ссылка на это обязательство (ст. 370 ГК).

Обязательства, обеспечивающие исполнение основных обязательств, но не носящие характер акцессорных, являются просто взаимосвязанными с основными. При простой (без признаков акцессорности) взаимосвязанности основного и обеспечительного обязательства возможно сохранение действительности обеспечительного обязательства при признании недействительности основного. Например, обязательство гаранта перед бенефициаром сохраняется даже в случае недействительности основного обязательства (п. 2 ст. 376 ГК).


Глава 2. Неустойка как способ обеспечения исполнения обязательства

§ 2.1 Понятие, основные характеристики и правовая природа неустойки

В доктрине существуют следующие мнения о том, что следует понимать под неустойкой как способом обеспечения исполнения обязательств. Пестржецкий, Буковский, Боровиковский и Мандро называют неустойкой «штраф или пеню в размере известной денежной суммы, которую одна сторона обязана уплатить другой в случае неисправности в исполнении обязательства».[1] Этой же точки зрения придерживается Г. Ф. Шершеневич, считая неустойкой «присоединенное к главному обязательству дополнительное условие о платеже должником известной суммы на случай неисправности в исполнении»[2] . Иную позицию занимает Мейер – по его мнению, неустойка может представлять собой не только денежное обязательство, но и передачу определенного имущества или же совершение в пользу кредитора какого-либо действия.[3] Этот спор разрешает п. 1 ст. 330 ГК РФ, в которой говорится, что неустойкой признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, в случае просрочки исполнения.
Сегодня неустойка находит свое широчайшее применение в обеспечении исполнения самых разных гражданско-правовых договоров. Привлекательность неустойки, ее широкое применение в целях обеспечения договорных обязательств объясняется, прежде всего, тем, что она представляет собой удобное средство упрощенной компенсации потерь кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением должником своих обязательств.

Иоффе О. С. выделяет следующие характерные черты неустойки:
1. предопределенность размера ответственности за нарушение обязательства, о котором стороны знают уже на момент заключения договора;
2. возможность взыскания неустойки за сам факт нарушения обязательства, когда отсутствует необходимость представления доказательств;

3. возможность для сторон по своему усмотрению формулировать условие договора о неустойке (за исключением законной неустойки).[4]
Важно отметить, что неустойка обеспечивает только договорное обязательственное правоотношение. Все остальные обязательства (деликтные, внедоговорные в виде односторонней сделки) объектами обеспечения неустойки в силу специфики последней и характера указанных обязательств таковыми не являются.

Одним из основных преимуществ неустойки является то, что в случае предъявления требований об ее уплате потерпевшая сторона не обязана дока­зывать причинение ей убытков вино­вной стороной (п. 1 ст. 330 ГК РФ), что значительно облегчает ей получе­ние положительного решения суда. Например, в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 13.06.07 г. № А42-5999/2005, вынесенном по иску о взыскании штрафной неустойки, указано, что по требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказы­вать причиненные ему убытки; данное правило также относится и к штрафной неустойке, которая в силу ст. ГК РФ взыскивается сверх убытков.

Важным положением закона, каса­ющегося неустойки, является требова­ние к форме соглашения о неустойке. Такое соглашение независимо от фор­мы основного обязательства должно быть заключено в письменной форме. Нарушение этого положения влечет за собой недействительность соглашения о неустойке (ст. 331 ГК РФ).

Так, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа рассмотрев кассационную жалобу государственного областного учреждения культуры "Новочеркасский музей истории донского казачества" на решение от 13.09.2004 и постановление апелляционной инстанции от 24.11.2004 Арбитражного суда Ростовской области по делу N А53-4889/2004-С3-45, установил следующее.

Государственное областное учреждение культуры "Новочеркасский музей истории донского казачества" (далее - музей) обратилось в арбитражный суд с иском к ООО "Эльбирс" о взыскании 36119 рублей 20 копеек договорной неустойки в связи с просрочкой поставки товара по договору купли-продажи от 26.11.2002 N 84.

Решением от 13.09.2004, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 24.11.2004, в иске отказано. Судебные инстанции пришли к выводу о том, что фактически между сторонами сложились отношения по договору подряда. Истец не доказал факт просрочки ответчиком обязательства по передаче товара, поскольку сам неоднократно изменял требования к товару, что препятствовало ответчику изготовить и передать товар в установленный срок.

В кассационной жалобе музей просит отменить принятые по делу судебные акты. По мнению заявителя, суд неправомерно квалифицировал спорный договор как договор подряда, поскольку по правовой природе данный договор является договором купли-продажи, условия которого сторонами не менялись, выводы суда не соответствуют материалам дела.

Изучив материалы дела и доводы жалобы, выслушав руководителя ответчика, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, ООО "Эльбирс" (продавец) и музей (покупатель) заключили договор от 26.11.2002 N 84 купли-продажи выставочных витрин в количестве 26 штук согласно прилагаемой к договору спецификации. Согласно пункту 2.1 договора общая цена на товар определена сторонами в размере 239200 рублей. Продавец обязался поставить товар в течение двух недель после перечисления денежных средств на его расчетный счет. Пунктом 5.1 договора предусмотрена ответственность продавца за несвоевременную поставку товара в размере 0,1% за каждый день просрочки (л.д. 7-9).

17 декабря 2002 года стороны заключили дополнительное соглашение к названному договору, которым изменили предмет договора и согласовали поставку 32 витрин и иную цену товара, определив ее в размере 242400 рублей (л.д. 75).

Платежным поручением от 25.12.2002 N 480 музей перечислил ООО "Эльбирс" 239200 рублей согласно выставленному ответчиком счету от 20.12.2002 N 184 (л.д. 11).

В последующем стороны соглашением, датированным 17.12.2002, вновь изменили условия указанного договора о предмете и цене и согласовали поставку витрин в количестве 27 штук на сумму 239200 рублей, которые и были переданы истцу по накладной от 09.06.2003 N 375 (л.д. 40, 14).

В соответствии со статьей 708 Гражданского кодекса Российской Федерации в договоре подряда указываются начальный и конечный сроки выполнения работ. Между тем истец в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представил доказательств согласования сторонами сроков выполнения работ, что исключает возможность установить факт просрочки их выполнения.

Судебные инстанции, оценив предоставленные в дело доказательства, установили, что витрины изготавливались по эскизам музея, подписанным художником музея, и на основании подписанной сторонами калькуляции от 06.06.2003 (л.д. 76-80).

Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции о том, что между сторонами фактически сложились отношения по договору подряда, является обоснованным. К данным отношениям подлежат применению нормы главы 37 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Кроме того, условие о неустойке (в связи с заключением договора в порядке статей 432 - 438 Гражданского кодекса Российской Федерации) не может считаться согласованным. Несоблюдение письменной формы соглашения о неустойке в силу части 2 статьи 331 Гражданского кодекса Российской Федерации влечет его недействительность. Поэтому суды правомерно отказали в ее взыскании.[5]

Это правило распространяется на все случаи обеспечения неустойкой исполнения какого-либо обязательства. Из этого следует, что в том случае, если основное обязательство должно быть нотариально удостоверено или подлежит государственной регистрации, данное требование не распространяется на форму соглашения о неустойке.

Среди цивилистов ведется давний спор о правовой природе неустоечного соглашения – о том, является ли неустойка акцессорным, дополняющим основное требование, обязательством или же это часть основного обязательства или же просто отдельное, самостоятельное соглашение.
Большинство цивилистов склоняются к тому, что неустойка, как и все остальные (кроме банковской гарантии) способы обеспечения исполнения обязательств, является акцессорным (дополнительным) обязательством, что прямо вытекает из ее природы – служить неким побудителем, некой гарантией надлежащего исполнения главного обязательства.
Сторонники теории «неустоечного сепаратизма» полагают, что неустойка – это совершенно самостоятельное обязательство, что, хотя неустоечное соглашение заключается во исполнение какого-то другого обязательства, оно вовсе не является акцессорным по отношению к нему. Цивилисты, придерживающиеся такой позиции в отношении неустойки, основывают свои суждения главным образом на том, что соглашение о неустойке должно быть заключено в письменной форме независимо от формы основного обязательства, а несоблюдение такой формы влечет недействительность соглашения о неустойке (статья 331 ГК РФ), что недействительность соглашения о неустойке не влечет недействительности основного обязательства (п.2 ст. 329 ГК РФ) и, наконец, что по требованию об уплате неустойки кредитор не должен доказывать причинение ему убытков неисполнением или ненадлежащим исполнением основного обязательства ( п.2 ст. 330 ГК РФ)

В доктрине имеется и совершенно иной взгляд на неустойку – есть цивилисты, которые считают, что неустойка не является ни самостоятельным, ни дополнительным обязательством, что неустойка – есть часть-санкция самого основного обязательства, то есть ее вообще нельзя рассматривать как нечто отдельное (даже акцессорное).
С этой точкой зрения трудно согласиться – неустоечное соглашение заключается отдельно от основного обязательства во всех отношениях: к его форме предъявляются определенные требования, не зависящие от формы основного обязательства, оно исполняется в случае нарушения независимо от дальнейшего исполнения основного обязательства, и, наконец, оно не является обязательным условием заключения договора (за исключением случаев, когда имеет место законная неустойка).
Соглашение о неустойке нельзя считать и самостоятельным обязательством. В данном случае имеется главное (основное) обязательство, а для его обеспечения устанавливается неустоечное соглашение, являющееся к нему придаточным, или дополнительным. Таким образом, обязательство уплатить неустойку находится в зависимости от главного обязательства и это обстоятельство как раз и ведет к тому, что:
- если нет главного обязательства или оно признано недействительным, то этот факт влечет за собой недействительность соглашения о неустойке,
- если главное обязательство прекращается, то прекращается и обязательство уплатить неустойку, так как его цель – добиться исполнения основного обязательства,
- если кто-либо принимает на себя ответственность по основному обязательству, то к нему автоматически переходит и обязательство исполнять условия неустоечного соглашения,
- если в ходе исполнения договора имела место уступка права требования по основному обязательству, то вместе с ней к новому кредитору переходит и право требовать исполнения условий неустоечного соглашения.
Таким образом, говоря о правовой природе соглашения о неустойке, необходимо иметь в виду, что неустойка является институтом, призванным обеспечить должное исполнение основного обязательства, но в то же время – если было заключено соглашение о неустойке во исполнение какого-то договора, оно становится неотъемлемой частью этого договора и все вопросы, касающиеся соглашения о неустойке, нужно рассматривать в неразрывной связи с основным обязательством.

§ 2. 2 Классификация неустойки

В доктрине выделяют несколько классификаций неустоек по разным признакам. Так, по источнику возникновения неустойки можно классифицировать на договорные, законные и так называемые смешанные.
Договорная неустойка может быть предусмотрена сторонами при заключении фактически любого гражданского договора. Следует отметить, что закон предусматривает достаточно строгие требования к неустоечному соглашению: оно должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства, причем форма является условием действительности этого соглашения (ст. 331 ГК РФ); в соглашении о неустойке обязательно должен быть предусмотрен предмет этого соглашения и сделана ссылка на основное обязательство.
Непременным условием признания неустойки законной служит включение ее в состав императивной нормы.

Согласно ст. 332 действующего Гражданского Кодекса, законной называется неустойка, определенная законом. В доктрине возникли два противоположных мнения по поводу того, что в данном случае следует понимать под законом. Так, Брагинский М. И. И Витрянский В. В. считают, что в рамках этой статьи закон следует трактовать в узком смысле – то есть, по их мнению, законная неустойка может предусматриваться исключительно федеральными законами.[6] Павлодский Е. А., напротив, говорит, что режим законной неустойки распространяется на случаи включения условия о неустойке не только в закон, но и в иные правовые и в целом – нормативные акты, обязательные для сторон в соответствии со ст. 3 ГК РФ10.[7] Как бы то ни было, положения о законной неустойке содержатся в настоящее время отнюдь не в одних только федеральных законах, но это не является противоречием действующему Гражданскому Кодексу.
Режим законной неустойки может быть распространен на случаи включения условия о неустойке не только в закон, но и в иные правовые акты, обязательные для участников гражданского оборота в соответствии со ст. 3 ГК РФ. Статья 332 ГК РФ позволяет сделать вывод, что условие договора об освобождении стороны (сторон) от неустойки, указанной в законе или ином правовом акте, а равно об уменьшении такой неустойки является ничтожным. Что касается увеличения размера законной неустойки, то на этот счет п. 2 ст. 332 ГК РФ содержит положение, согласно которому размер законной неустойки может быть увеличен соглашением сторон, если закон этого не запрещает.

В теории законную неустойку делят на строго императивную и нестрого императивную. В качестве наиболее строгого примера строго императивной неустойки можно привести законную неустойку в виде штрафа в размере 50 % от стоимости недопоставленной продукции,. Примером второй может послужить установление неустойки за просрочку в виде пени в размере 0, 5 % в день, когда в договоре поставки или купли-продажи для предпринимательской деятельности не содержался иной конкретный размер ответственности за такое нарушение.

Законную неустойку, увеличенную соглашением сторон, не нарушая при этом положения п. 2 ст. 332 ГК РФ, в литературе называют смешанной.

В зависимости от того, как неустойка соотносится с убытками, выделяют зачетную, штрафную, исключительную и альтернативную неустойки. Эта классификация предусматривается статьей 394 ГК РФ, которая находится в главе «Ответственность за нарушение обязательств», а неустойка является способом обеспечения исполнения обязательств. Из этого следует, что данная классификация должна содержать в главе 23 ГК РФ. Штрафная (кумулятивная, совокупная) неустойка предполагает полное возмещение убытков сверх неустойки и является самой жесткой из всех неустоек этой классификации. Альтернативная неустойка предоставляет кредитору на выбор требовать либо возмещения убытков, либо уплаты неустойки. Исключительная неустойка подразумевает взыскание только неустойки, но не убытков. И, наконец, при зачетной неустойке убытки возмещаются лишь в части, не покрытой неустойкой. П. 1 ст. 394 ГК РФ содержит презумпцию зачетной неустойки – то есть, если в соглашении о неустойке не содержится прямого указания на то, какая именно неустойка им устанавливается, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой.

В зависимости от порядка исчисления можно выделить неустойку, исчисляемую в процентах, исчисляемую в кратном отношении к определенной сумме, и неустойку, исчисляемую в твердой сумме.
В зависимости от порядка взыскания неустойки, можно выделить неустойку, взыскиваемую в добровольном порядке, и в суде.
Вот, пожалуй, и все основные классификации неустоек, существующие на данный момент в законе и в доктрине предпринимательского и гражданского права.

§ 2.3. Проблемы применения ст. 333 ГК РФ.

Законодатель сконструировал ст. 333 ГК РФ об уменьшении неустойки следующим образом: «Если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку». Эти правила не затрагивают права должника на уменьшение размера его ответственности на основании ст. 404 ГК РФ и права кредитора на возмещение убытков в случаях, предусмотренных ст. 394 ГК РФ.
В данном случае ст. 333 ГК РФ, как норма материального права, соотносится с нормой процессуального права: п. 1 ст. 128 АПК РФ, согласно которой при удовлетворении иска о взыскании денежных средств арбитражный суд в резолютивной части решения обязан указать:

а) общий размер подлежащих взысканию сумм

б) причем с раздельным определением:

- основной задолженности

- убытков

- неустойки (штрафа, пени)

Указанное соотношение норм материального и процессуального права имеет чрезвычайно важное практическое значение, как для истца, так и для ответчика, на что многие привыкли не обращать внимания. Так, получив решение арбитражного суда, заинтересованное лицо видит, как, в каком размере и даже на каком основании взыскана судом в пользу истца (ответчика либо третьего лица, другого лица по делу) определенная и конкретная сумма, в т.ч. неустойка, в виде пени и (или) штрафа. Имеет место конкретизация определенных денежных сумм в решении суда, в смысле раздельного их определения и сумм, подлежащих взысканию. Это упрощает положение любой стороны арбитражного процесса, ибо позволяет оспорить не все решение, т.е. не в полном его объеме, а лишь только в той части, которая не устраивает заинтересованное лицо.
Анализ ст. 333 ГК РФ дает возможность лишь выделить из нее отдельные узловые моменты, позволяющие уменьшить неустойку.
1. «Явная несоразмерность» неустойки последствиям нарушения обязательств, на которые она установлена. Судебная практика на сегодня пока еще не выработала критерия «явной несоразмерности» неустойки определенным последствиям нарушения обязательства. Это оценочное понятие, определяемое судом в каждом конкретном случае. Например проценты, уплаченные или подлежа­щие уплате истцу за предоставленную заемщику денежную сумму, поскольку они в определенной части компенси­руют последствия, вызванные наруше­нием ответчиком своих обязательств:

Коммерческий банк обратился в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании с последнего 120 млн. рублей, предоставленных обществу по кредитному договору, 100 млн. рублей процентов, начисленных на указанную сумму, и 120 млн. рублей неустойки за нарушение сроков возврата кредита. Арбитражный суд требования истца о взыскании суммы основного долга и процентов за предоставленный кредит удовлетворил. Размер заявленной неустойки уменьшил на 30 процентов, сославшись на то, что последствия нарушения обязательств по кредитному договору в значительной степени уменьшены за счет взыскания с ответчика процентов за предоставленный кредит.

В кассационной жалобе коммерческий банк просил отменить решение суда первой инстанции, так как, по его мнению, взыскание процентов за предоставленный кредит не может служить основанием для уменьшения размера неустойки.

Кассационная инстанция оставила решение суда первой инстанции без изменения, а жалобу без удовлетворения по следующим мотивам.

Статья 333 Гражданского кодекса Российской Федерации применяется судом в том случае, когда неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

К последствиям нарушения обязательства могут быть отнесены не полученные истцом имущество и денежные средства, понесенные убытки (в том числе упущенная выгода), другие имущественные или неимущественные права, на которые истец вправе рассчитывать в соответствии с законодательством и договором.

Неустойкой (пени, штрафом) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств (статья 330 Гражданского кодекса Российской Федерации). Она является одним из способов обеспечения исполнения обязательств, средством возмещения потерь кредитора, вызванных нарушением должником своих обязательств.

Проценты, взыскиваемые кредитором за предоставленную заемщику денежную сумму, компенсируют в определенной части последствия, вызванные нарушением ответчиком своих обязательств, поэтому суд учитывает их при решении вопроса об уменьшении неустойки в соответствии со статьей 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.[8]

2.Уменьшение неустойки в силу ст. 333 ГК РФ, производится только по решению суда.

3.Уменьшение судом размера неустойки допустимо им как при законной, так и при договорной неустойке. Этот вывод может вытекать из принципа оценки судом доказательств по своему внутреннему убеждению, но при этом никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы (п. 2 ст. 59 АПК РФ).
4. Всякие условия договора, исключающие возможность уменьшить неустойку по основаниям, указанным в абз. 1 ст. 333 ГК, — ничтожны.
Абз. 2 ст. 333 ГК не представляет особой сложности: имеется в виду ситуация, когда в неисполнении (ненадлежащем исполнении) обязательства виновен не только должник, но и кредитор (ст. 404 ГК), или в том случае, когда ответственность должника ограничена в силу закона, в том числе и путем установления ее определенных пределов (п. 2 ст. 394 ГК).

Главная же задача суда — устранить так называемую «явную несоразмерность». Как было сказано выше нет никаких судебных и иных критериев такой «явной несоразмерности» неустойки последствиям нарушения обязательств. Только в п. 42 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 6/8 дается в некоторой степени расплывчатый ориентир: «…при решении вопроса об уменьшении неустойки (ст. 333) необходимо иметь в виду, что размер неустойки может быть уменьшен судом только в том случае, если подлежащая уплате неустойка явно не соразмерна последствиям нарушения обязательства. При оценке таких последствий судом могут приниматься во внимание, в том числе обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (цена товаров, работ, услуг, сумма договоров и т.д.)»[9] .

Отсутствие какого-либо четкого законодательно закрепленного понятия «явной несоразмерности» неустоек последствиям нарушения обязательства в гражданском законодательстве не только порождает многочисленные судебные споры, но и способствует некоему правовому произволу. Практика свидетельствует, что „фантазия“ сторон при формулировании условий договоров о неустойке не знает границ. Нередко в текстах договоров можно встретить условия о неустойке в размере 5 — 10 процентов от суммы договора либо от стоимости товаров (работ, услуг), в отношении которых просрочено исполнение. Конечно же, суды, рассматривая споры о взыскании подобных неустоек, не могут удовлетворять исковые требования в заявленных размерах, превышающих любые максимально возможные убытки в связи с соответствующим нарушением договорных обязательств.
Этим объясняется чрезвычайно широкое применение в судебной практике положений ст. 333 ГК, предоставляющих право суду уменьшить размер взыскиваемой неустойки с учетом ее соразмерности последствиям допущенного нарушения обязательства. Более того, анализ материалов дел, разрешенных в порядке надзора Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, свидетельствует, что установленное ст. 333 ГК право суда трактуется ныне как обязанность судов, рассматривающих споры о взыскании неустоек, размер которых превышает некие средние величины. Такую позицию можно объяснить стремлением обеспечить принятие арбитражными судами не только законных, но и справедливых решений.
Авторы постатейного комментария к ГК РФ концептуально обобщили некоторую практику применения правил о признании неустойки «явно несоразмерной» последствиям нарушения обязательства. Так, они указывают, что ВАС РФ счел необходимым применить указанные правила, например, в деле, в котором сторона должна была получать по договору 30 млн. руб., а размер истребуемой с нее неустойки составил 1 млрд. руб. (Вестник ВАС РФ. 1997. N 4.). В другом деле истец, не предоставивший какие бы то ни было доказательства причинения ему убытков невозвратом тары, требовал неустойку в размере 1 млрд. 360 млн. руб. (Вестник ВАС РФ. 1997. N 2.).

На практике виновная сторона, как правило, всегда старается ссылаться на норму ст. 333 ГК РФ, чтобы снизить неустойку, установленную по согла­шению сторон, и часто ей это удает­ся. Вместе с тем при наличии доста­точных оснований арбитражный суд вправе уменьшить неустойку незави­симо от того, заявлялось ли такое хо­датайство ответчиком.

Так например: Арбитражный суд удовлетворил исковые требования товарищества с ограниченной ответственностью к акционерному обществу о взыскании неустойки за несвоевременную оплату переданного в соответствии с договором товара.

В апелляционной жалобе ответчик указал, что суд первой инстанции не применил статью 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, несмотря на явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательств.

Постановлением апелляционной инстанции решение арбитражного суда оставлено без изменения по следующим основаниям.

Ответчик в суде первой инстанции ходатайство об уменьшении суммы неустойки не заявил, поэтому его доводы о том, что суд первой инстанции обязан был применить статью 333 Гражданского кодекса Российской Федерации самостоятельно, являются необоснованными.

Кассационная инстанция решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции в части взыскания неустойки изменила по следующим мотивам.

Сумма заявленной истцом неустойки вследствие установления в договоре высокого ее процента явно несоразмерна последствиям нарушения обязательств. При изложенных обстоятельствах уменьшение размера неустойки производится арбитражным судом независимо от того, заявлялось ли такое ходатайство ответчиком.[10]

Необхо­димо также иметь в виду, что вопрос о снижении размера неустойки на осно­вании ст. 333 ГК РФ может быть ре­шен судом в любой инстанции.

Вопрос законности применения судами ст. 333 ГК РФ неоднократ­но рассматривался и Конституцион­ным Судом Российской Федерации в определениях об отказе в приня­тии к рассмотрению жалоб граж­дан и организаций на нарушение их конституционных прав ст. 333 ГК РФ (определения Конституционно­го Суда Российской Федерации от 21.12.2000 г. № 263-0, от 22.01.04 г. № 13-0, от 24.01.06 г. № 9-0). Вэтих определениях, в частности, обращено внимание на то, что предоставленная судам возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нару­шения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, т.е., по существу, на реализацию требова­ния части третьей ст. 17 Конституции Российской Федерации, согласно ко­торой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно на­рушать права и свободы других лиц.

Заключение

Таковы общие положения, касающиеся правового регулирования института неустойки как способа обеспечения исполнения обязательств в российском гражданском праве. Обеспечение исполнения обязательств, гарантии, предоставляемые стороне на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения контрагентом своих обязанностей играют крайне важную роль в современных предпринимательских отношениях, а поэтому представляется более чем оправданным такое обильное внимание, какое оказывают способам обеспечения исполнения обязательств, а в частности, неустойке, все российские цивилисты – от классиков российской цивилистики (Шершеневич Г.Ф.) и основоположников советского гражданского права (Иоффе О.С., Новицкий И. Б.) до специалистов в области современного предпринимательского права (Брагинский В.В., Витрянский М. И.).
Неустойка является древнейшим способом обеспечения исполнения обязательств, и за все время её существования многое было сделано для более четкого регулирования отношений, связанных с ней. И, тем не менее, этот институт нуждается все-таки в дальнейшем развитии и совершенствовании, еще устранены не все пробелы. Следует внести следующие изменения в действующее законодательство:

1) В ст. 330 ГК РФ ч.1 ввести понятия штрафа и пени, чтобы статья выглядела примерно так:

1. Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

а) штраф- однократно взыскиваемая неустойка. Штраф устанавливается в процентах от суммы неисполненного обязательства либо в твердой денежной сумме.

б) пеня- денежная сумма, взыскиваемая при просрочке исполнения обязательства и начисляемая непрерывно за каждый день (за каждые 5 дней и т.п. в зависимости от договорных условий) просрочки в течение определенного времени или всего периода просрочки. Она определяется в процентном отношении к сумме невыполненного обязательства с учетом определенного временного периода.

2. Кредитор не вправе требовать уплаты неустойки, если должник не несет ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

2) Представляется крайне необходимым более четкое урегулирование отношений, связанных с законной неустойкой, а также сделать уменьшение неустойки в случае ее явной несоразмерности не полномочием, а обязанностью суда. Это поможет, на мой взгляд, решить множество спорных вопросов, имеющихся в настоящее время в теории, и обеспечить более грамотное применение неустойки на практике.

Так же необходимо установление в ст.333 ГК РФ четких критериев уменьшения судом размера неустойки в случае явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства по действующему законодательству. Из этого следует, что в ст. 333 ГК РФ надо внести:

1) отдельные критерии для определения пределов уменьшения неустойки по отдельным, наиболее часто повторяющимся нарушениям.

2) минимальный и максимальный предел уменьшения неустойки.

3) Следует убрать ст. 394 ГК РФ и ввести в главу 23 новую статью 332.1 «Виды неустойки в соотношении с убытками», которая бы выглядела так:

1) Штрафная неустойка, которая предполагает полное возмещение убытков сверх неустойки.

2) Альтернативная неустойка, которая предоставляет кредитору на выбор требовать либо возмещения убытков, либо уплаты неустойки.

3) Исключительная неустойка, которая подразумевает взыскание только неустойки, но не убытков.

4) Зачетная неустойка, которая предполагает, что убытки возмещаются лишь в части, не покрытой неустойкой.

Список используемой литературы и источников

Нормативные акты:

1) Конституция Российской Федерации от 12.12.1993, принята всенародным голосованием.// «Российская газета».

2) Гражданский кодекс Российской Федерацииот 30.11.1994 N 51-ФЗ.// «Собрание законодательства РФ».

3) Арбитражный Процессуальный Кодекс РФ от 24.07.2002 N 95-ФЗ.// «Парламентская газета».

4) Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14.11.2002 № 138-ФЗ.// «Собрание законодательства РФ».

Литература:

1) Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1998.

2) Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. М.: Статут, 2003.

3) Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное Право т.4. М.: Издательство «Статут», 2004.

4) Васин В.Н., Казанцев В.И. Гражданское право. Общая часть. М: Книжный мир, 2007

5) Иоффе О.С. Обязательственное право. - М., 1998.

6) Латынцев А.В. Система способов обеспечения исполнения договорных обязательств. - М. 2002.

7) Муратова Д.Д.,Аудиторские ведомости № 3/2008.

8) Павлодский Е. А. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой.

9) Суханова Е.А. . Гражданское право. М.: Волтерс Клувер, 2004.

10) Сергеев А.П. Гражданское право. М.: РГ-Пресс, 2010.

11) Хвостов В.М. Система римского права. М. 1996

12) Шершеневич Г.Ф. Наука гражданского права в России. М.: Статус, 2005.

Судебная и правоприменительная практика:

1) Информационное письмо президиума ВАС РФ от 14.07.97 N 17 Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 ГК РФ

2) О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ: Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8

3) О несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства: Постановления Президиума ВАС РФ от 03.02.98 г. № 2423/96

4) Некоторые вопросы судебной практики ВС РФ по гражданским делам: Обзора судебной практики ВС РФ от 15.05.03

5) Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.96 О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ

6) Постановление ФАС СКО от 10.01.08 N Ф08-8001/07


[1] Анненков К.А. Обязательственные права. Москва, 1995.

[2] Шершеневич Г.Ф. Наука гражданского права в России. - М.: Статус, 2005.

[3] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. Москва, 1998.

[4] Иоффе О.С. Обязательственное право. - М., 1998 г.

[5] ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ от 21 февраля 2005 года Дело N Ф08-374/2005

[6] М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. Договорное Право т.4. М.: Издательство «Статут», 2004.

[7] Павлодский Е. А. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой.

[8] Информационное письмо президиума ВАС РФ от 14.07.97 N 17 Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 ГК РФ

[9] ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.96 О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ


[10] Информационное письмо президиума ВАС РФ от 14.07.97 N 17 Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 ГК РФ

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий