регистрация / вход

Идентификация как метод криминалистического исследования

Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московская государственная юридическая академия»

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Московская государственная юридическая академия»

Институт Судебных Эскпертиз

Кафедра криминалистики

Курсовая работа по криминалистике

«Идентификация как метод криминалистического исследования.»

Выполнила: студентка 2-го курса

заочного отделения

Петухова А.С.

Проверила: доц., к.ю.н. Я.В.Комиссарова

Москва-2008

Содержание

Введение.

Глава 1. Предпосылки идентификации как метода криминалистического исследования 11

1.1. История идентификации в методологии криминалистического исследования

1.2 Роль идентификации в криминалистическом исследовании

Глава 2. Идентификация как научный метод и ее виды

2.1. Понятие, методы и средства идентификации

2.2. Виды криминалистической идентификации.

Глава 3. Современное применения метода идентификации и пути его развития

3.1. Практическое применение идентификации в современной криминалистике

3.2. Пути совершенствования криминалистической идентификации.

Заключение.

Список использованной литературы.


Введение.

В последние годы в работах различных авторов теория криминалистической идентификации считается одной из самых зрелых, важных в практическом отношении. Действительно, начиная с 50-х годов минувшего столетия, все видные отечественные криминалисты занимались проблемами криминалистической идентификации как эффективного средства собирания и проверки доказательственной информации в уголовном производстве. Столь пристальное внимание, уделяемое специалистами указанной теме объясняется несколькими причинами. К их числу, в первую очередь, следует отнести то, что эта область научного знания исторически оказалась первой криминалистической теорией, выступавшей не как сумма отдельных теоретических построений, а как систематизированное, целостное знание, как упорядоченная система понятий. «Систематизация, - как подметил Р. С. Белкин[1] , - открывала перспективы дальнейших исследований в этой области, давала наглядное представление о «белых пятнах», нерешенных проблемах и, таким образом, позволяла сравнительно легко определять точки приложения сил и привлечь эти силы. По мере формирования теории криминалистической идентификации становилось все очевиднее ее важная методологическая роль в криминалистике и смежных областях знания и большое практическое значение. Это не могло не стимулировать интерес к проблеме со стороны все более широких кругов научной общественности».

В практической деятельности идентификация тоже имеет особое значение. Так, при расследовании преступлений часто возникает необходимость в решении различных идентификационных задач: данным ли предметом оставлен след на месте происшествия; из данного ли пистолета выстреляна извлеченная из трупа пуля; данным ли человеком исполнен рукописный текст; того ли человека видел свидетель на месте преступления и т.д. Такие вопросы разрешаются посредством криминалистической идентификации.

Идентификация может рассматриваться в криминалистике как учение, как цель, как метод, как процесс.

Происхождение теории криминалистической идентификации обусловлено потребностью в теоретической базе для научно обоснованного решения возникающих при расследовании преступлений общих по своему смыслу задач, сущность которых заключается в отождествлении объектов по совокупности индивидуализирующих их свойств.

Целью криминалистической идентификации является установление конкретного объекта, тождественного самому себе. Ее целью и содержанием является установление индивидуального тождества, то есть идентификация конкретно-определенного объекта с самим собой.

Если рассматривать идентификацию как метод, то: криминалистическая идентификация - специальный метод криминалистики и процесса исследования, приспособленного для выделения единичных объектов в материальной среде преступления с целью выяснения наличия и характера их связи с событием преступления. Метод идентификации – это способ точного определения материально фиксированного объекта реального мира[2] .

Криминалистическая идентификация, или отождествление, представляет собой процесс установления тождества индивидуально-определенного объекта. Действительно, криминалистическая идентификация является процессом или системой действий, выполняемых в определенной последовательности для установления фактических обстоятельств, служащих доказательствами по делу.

Сам процесс отражения обусловлен в каждом случае взаимодействием отражаемого объекта или явления (действия) с окружающей средой, в которой происходит отражение. Эта взаимосвязь определяет как форму отражения свойств объекта, так и полноту его отражения. Поэтому факт установления тождества – это, по существу, еще и факт установления взаимодействия двух систем: отражаемой и отражающей[3] . Отсюда следует, что непременным условием успешной идентификации является познание условий отражения объекта, способа передачи его признаков в отражающей системе. В процессе сравнения объектов устанавливают как совпадающие, так и различающие признаки; определяют, какие из них преобладают, находятся ли различающиеся признаки в пределах допустимого, и на основе такого анализа приходят к выводу о тождестве или его отсутствии.

Процесс идентификации может осуществляться посредством следственной идентификации, криминалистического учета и экспертной идентификации. Идентификация может осуществляться и специалистом. Получаемые при этом результаты не имеют силы доказательств по делу и используются в оперативно-розыскных целях, а также как ориентирующая информация при построении версий.

В настоящей курсовой работе будет рассмотрена идентификация в нескольких плоскостях, в том числе в историческом ракурсе: возникновение метода, его развитие и проблемы совершенствования. С точки зрения теории, будет акцентировано внимание на понятии, будут рассмотрены методы и средства, а также составлена классификация идентификации. С точки зрения практики, автор рассмотрит применение идентификации в современном расследовании преступлений.

Глава 1. Предпосылки идентификации как метода криминалистического исследования

1.1. История идентификации в методологии криминалистического исследования

Возможность раскрыть преступления и загадки древности, а также изучить множество исторических фактов появилась благодаря развитию системы методов и методик раскрытия и расследования преступлений.

Так, в 1988 г. ученые университетских лабораторий Оксфорда (США), Цюриха и Аризоны после проведения экспертиз подтвердили сомнения ученых-историков в подлинности Туринской плащаницы, в которую по преданию было завернуто тело Иисуса Христа[4] .

В те же 80-е годы в результате лабораторных исследований волос Наполеона методом нейтронно-активационного анализа было установлено, что содержание мышьяка и сурьмы в волосах превышало в 10 раз фоновую концентрацию этого элемента. Причиной смерти бывшего императора Франции было не отравление, как считали ученые-историки, а химический процесс преобразования мышьяка в парообразное ядовитое вещество. Мышьяк использовали при изготовлении красителей для обоев, которыми и была обклеена спальня Наполеона[5] .

Исследование волос Л. Бетховена показало содержание в них свинца, которое оказалось в 100 раз больше, чем обычно бывает у людей[6] .

Можно привести и другие яркие примеры использования криминалистических методов в раскрытии загадок древности. Так, московские исследователи Б. Пуришев и Д. Демин, используя научные методы анализа вещественных доказательств, установили факт подделки дневника Христофора Колумба.

М.М. Герасимов в лаборатории пластической реконструкции по черепу, используя свой разработанный метод, восстановил лицо, а по сохранившемуся скелету – и фигуру Ивана Грозного, которые, по заключению специалистов, существенно отличаются от художественных образов царя, написанных современными портретистами[7] .

В конце ХХ в. была разгадана загадка рукописей У. Шекспира. Ученые, используя компьютерный анализ литературных текстов, пришли к выводу о том, что литературные шедевры из-под пера автора выходили не с самого начала его писательской карьеры, а значительно позже. Поэтому нельзя не согласиться с высказываниями современника писателя Р. Грина, который обвинял его в плагиаторстве. «Скорее всего, - пишут эксперты, У. Шекспир учился трудному ремеслу драматурга, поначалу заимствуя и переделывая работы других, более опытных на тот момент собратьев по перу» и т.д.

Данные разгадки криминальных событий были осуществлены, к сожалению, много позже ниже описываемого времени, и именно в результате появления и развития криминалистической науки.

История методологии науки, в частности, идентификации, тесно переплетена с совершенствованием самой криминалистики.

История криминалистики, как и любой науки, это, прежде всего, история формирования определенной отрасли практической деятельности и развития теоретических положений, взглядов ученых, оказавших существенное влияние на современное состояние науки. Для познания сущности теоретических основ криминалистики важно понять тенденции развития данной отрасли знаний, уметь объективно оценить достоинства и недостатки выдвигавшихся ранее идей, увидеть процесс рождения новых учений, их практическое значение и перспективные направления в развитии криминалистической мысли.

Обычно выделяются четыре временных этапа:

· 1-й этап – предыстория возникновения российской криминалистики, определяется периодом с IХ-ХI вв. и до середины ХIХ в.;

· 2-й этап - с 1864 по 1930 гг.;

· 3-й этап - с 1930 по 2000 гг.;

· 4-й этап - с 2001 г. по настоящее время.

Первый этап (предыстория) – это этап начала формирования и накопления криминалистической практики (эмпирического материала) в судебном следствии и разбирательстве правонарушений.

Данный этап занимает большой отрезок времени и его начало уходит далеко вглубь веков. По времени, согласно анализу исторических и правовых литературных источников, он протекал[8] :

- от первых попыток - это описание факта совершения тяжкого преступления и внешних признаков преступника, его совершившего, внедрение тактических приемов поиска, изобличение и отождествление виновных, а также определение тактики допросов и обысков для суда;

- до принятия нормативно – правовых актов, регламентирующих применение этих тактических приемов в уголовном судопроизводстве (1832 – 1864 гг.).

В России только в ХV – ХVI вв. стали производить примитивное (и порой необъективное) расследование по уголовным делам. Так, по факту убийства царевича Дмитрия (15 мая 1591 г.) была создана следственная комиссия во главе с князем В. Шуйским.[9] Однако, если внимательно проанализировать опубликованное заключение по данному делу, можно увидеть явную фальсификацию в описании самого события преступления. Комиссия выяснила, что царевич якобы сам себя зарезал в припадке падучей болезни, когда играл с ножом, что явно не соответствовало действительности.

Специальные группы представительных граждан, следственные комиссии и суды, исследовавшие совершенные преступления, приходили к выводу о необходимости организованной и планомерной борьбы с этим социальным явлением, а также разработки специальных методов, средств и рекомендаций по раскрытию сложных преступлений. Такие выводы можно найти в соответствующих отчетных документах этих комиссий.

В описываемые исторические годы (IV – Х вв. н. э.) одновременно с появлением государства и права, усовершенствованием различных аспектов преступности и органов, осуществляющих борьбу с этим явлением, сформировался в обществе первый социальный заказ. Возникла необходимость выработки таких специальных приемов и средств, которые позволили бы обнаружить, отождествить и изобличить преступника, а также разработки нормативного, методического и технического обеспечения данной борьбы.

Описываемый этап - начало криминалистической практики, этап разработки и использования криминалистических приемов и средств в указанный период времени. Криминалистическая практика появилась в связи тем, что была потребность в методических и научных рекомендациях по обеспечению гражданского и, затем, уголовного судопроизводства. Эти рекомендации не вписывались в существующую систему публичного и частного права.

Помимо борьбы с преступностью в актах древности нормативно урегулированы и предложены методические рекомендации по выявлению подделок и фальсификаций различных торговых и гражданско-правовых договоров и иных финансовых документов.

В случае выявления факта подделки монет по законам Эклога (Византия, VIII в.) подделывающие их подлежат отсечению руки, а по законам Ману (Древний Восток, II в до н.э.) - смертной казни путем разрезания бритвами. Данному наказанию подлежал золотых дел мастер, виновный в фальсификации золота посредством введения в него посторонних примесей[10] .

По другим нормативным актам выявленные судьей фальшивомонетчики должны были быть заживо сварены в масле или воде. Они должны были быть расплавлены так же, как они расплавляли металл, из которого чеканили фальшивые монеты.

Указом царя Алексея Михайловича 1637 г. была закреплена юридическая ответственность за совершение определенных преступлений, в том числе и за фальшивомонетничество (т.е. «денежное» воровство). Фальшивомонетничество по русскому праву определялось, как самостоятельное преступление. Оно рассматривалось как подлог и обман, как нарушение прибыльной регалии государства.

Тайная чеканка частными лицами монет уже в те годы была высоко прибыльным ремеслом, в котором участвовали даже представители правящих слоев (например, тесть царя, известный многим читателям И.Д. Милославский или помощник Петра I А.Д. Меньшиков и др.).

В литературных источниках древнейшего времени и средних веков можно обнаружить:

а) рекомендации по производству того или иного судебного действия. Так, древнекитайское уложение по расследованию преступлений (III в. до н.э.) предлагает судье метод изобличения правонарушителя, т.е. во время допроса судья должен внимательно выслушать показания и записать их, а затем на кончик языка положить щепотку риса – у кого он оставался сухим, тот и преступник. Если судье «становится ясным, что допрашиваемый лжет, не следует сразу же уличать его. Только после того, как показания полностью записаны и в них обнаруживаются противоречия, следует его уличить во лжи». В другой норме предлагается судье по делам об убийстве или самоубийстве тщательно осмотреть место преступления, осмотреть концы веревки, обратить внимание, на каком расстоянии от конца веревки и от пола находятся голова и ноги, осмотреть тело и в каком положении язык и т.д.;

б) рекомендации по применению, например, при допросе преступника в ходе судебного разбирательства тех или иных технических и тактических приемов и правил.

Так, древние китайцы, учитывая психофизические свойства человека, как уже говорилось, использовали зерна риса при выявлении лжи в показаниях допрашиваемого. Рис, находящийся во рту допрашиваемого лица, оставался бы сухим, если он лгал и т.д.

В ст. 15- б (VIII таблица) Законов ХII таблиц описывается порядок производства допроса и обыска, а уже в Главе VIII Законов Ману указывается на недопустимость допроса в качестве свидетелей лиц, заинтересованных в иске - родственников, соучастников, пораженных болезнями и др[11] .

В законах вавилонского царя Хаммурапи (в некоторых источниках – Хаммураби) – это ХХ век до н.э., содержатся указания на использование документов в качестве объектов для исследования специалистами и судебного разбирательства.

В ХII таблицах – источнике древнеримского права (IV – V вв. до н. э.) имеются указания, относящиеся к применению правил и тактике производства обысков, приемам выявления поддельных вещей и документов, а также использованию данных результатов и самих вещественных доказательств в ходе допроса виновного и т.д.

Криминалистическая практика существенно пополнилась в ходе реализации Сборника княжеских законов «Русская Правда» (IХ – ХI вв.). Он предусматривал особую процедуру подготовки к судебному разбирательству в форме розыскного процесса. Так, ст. 77 законов предусматривала: «Если вора не будет, то искать по следу; если не будет следа к селу или к торговому стану, а они не отведут следа от себя и не поедут по следу или воспротивятся, то они платят и убытки, причиненные воровством, и штраф; если же след затеряется на большой дороге, и села не будет, или на пустыре, где не будет ни села, ни людей, не следует платить ни убытки за воровство, ни штраф»[12] .

В сборнике описывались некоторые направления поиска преступника по «горячим следам», т.е. сразу после совершения преступления – это «заклич», «свод» и «гонение следа».

«Свод» состоял в отыскании истцом надлежащего ответчика путем опроса, очной ставки, повального обыска (подворного опроса), «клича» или «закличи». Так, на торговой площади потерпевший объявлял о совершенном в отношении его преступлении и призывал граждан на помощь «кликом». Данная процедура по закону и называлась «закличье». Одновременно «заклич» был призывом к началу производства следствия по «горячим» следам.

«Гонение следа» описано в «Русской правде» как отыскание не пойманного преступника по оставленным им следам на месте совершения преступления. Фактически, это было не что иное, как розыск виновного по «горячим» следам, т.е. куда приводили следы, там, по мнению законодателя, и находился преступник.

По мнению С.Д. Гальперина[13] , древние руссы весьма умело пользовались следами. Было известно их поразительное искусство по едва заметным непосвященному оку следам восстанавливать факты до мельчайших подробностей как в действиях преступника, так и в пространстве, и во времени. По степени накопления измятой травы, по степени увядания сорванной ветки, по степени охлаждения затушенного костра определялось, сколько времени прошло с того момента, когда преступник оставил данное место. По глубине, ширине, ясности и общему свойству следа на земле устанавливалось, как стар преступник, как высок, тяжело или легко он вооружен, на чем передвигался и т.д. Человек, производящий поиск преступника, точно определял, указывал на место, где преступник мог находиться.

В первом случаях, когда след приводил к отдельной «соседской общине», тогда общине надлежало отыскать и выдать властям убийцу или вора. В другом - если через 3 дня после «закличи» собственник вещи находил ее у кого-либо, то это лицо считалось вором. Преступник должен был не только вернуть вещь, но и уплатить уголовный штраф. В третьем – если след терялся на большой дороге или в пустой степи, розыски прекращались.

Свод и гонение следа являлись способом коллективной самопомощи соседских общин. Они позволяли активно привлекать к отысканию преступников и похищенного имущества (скота) большие массы людей, осуществлять поиск и изобличать виновных в основном своими силами, не дожидаясь возможного участия представителей княжеской власти.

Практики и ученые-правоведы, изучая последствия совершенных преступлений, стали обращать внимание на определенные закономерности, проявляющиеся в процессе их совершения, т.е. на повторяемость способов совершения преступлений, специализацию преступников по совершению отдельных видов преступлений, а также на относительную устойчивость и индивидуальность следов преступлений и преступников. Информация о способах действий и признаках лиц, участвующих в криминальном событии, закономерно отражалась в их памяти и на объектах контакта.

Учет этих закономерностей при разработке и использовании тактических приемов и средств позволял практикам успешно разыскивать преступников и похищенное имущество.

В середине ХIХ в. Э.Ф. Видок, изучая поведение мошенников, совершивших преступления в экономической сфере, в своих «Записках» описывал технологию произошедшего преступного события, особо выделяя способы совершения отдельных преступных действий и т.д[14] .

В конце ХIХ в. стала зарождаться система научных знаний о раскрытии и расследовании преступлений, обобщенная одним из первых ученых-практиков – австрийским комиссаром полиции Г. Гроссом в книге «Руководство для судебных следователей как система криминалистики».

Идентификация развивалась параллельно в двух направлениях: в общем как метод исследования в криминалистике и в частном как способ удостоверения личности.

Первые удостоверения личности появились в России в XVIII веке. Так, в 1721 году Петр I ввел обязательные паспорта для крестьян, временно покидающих пределы постоянного жительства, а уже в начале XIX века появились загранпаспорта.[15] Однако они не имели привычного современникам вида. К концу XIX века в паспорта начали вносить данные о происхождении, сословной принадлежности, вероисповедании. В связи с приходом новой власти, паспортная система была временно ликвидирована в 1918 году. Но уже с 1932 года паспорта ввели в городах, поселках городского типа, райцентрах, а также в Московской области и ряде районов Ленинградской. Начиная с этого времени в паспортах стали содержаться сведения о дате рождения, национальности, социальном положении, отношении к военной службе, семейном положении, прописке. С 1997 года по приказу Б.Н. Ельцина были введены паспорта граждан Российской Федерации с тисненым Государственным гербом России без пункта "Национальность". Что же касается биометрической идентификации, столь востребованной в эре высоких технологий, то ее основателем стал французский криминалист Альфонс Бертильон (1853 – 1914 гг.). Он использовал выводы антропологов о том, что геометрические размеры частей тела у разных людей никогда не совпадают полностью. Начиная с 1883 года, он измерял преступников и заносил данные о них в картотеку. Этот метод получил название бертильонажа[16] . Бертильон пришел к выводу, что для сочетания 14 единиц измерения (рост, длина верхней части туловища, окружность и длина головы, длина ступней, рук, пальцев и ушей и т.д.) взрослого человека шанс совпадения по теории вероятности равен 1 : 286 435 456. Если производить тщательный обмер каждого преступника и аккуратно заносить результаты в личные карточки, станет возможна безошибочная идентификация. Способ этот был хлопотлив, но он был надежнее ранее известных способов идентификациии. В 1891 -1892 годах анархист, действовавший под псевдонимом Равашоль, держал в страхе весь Париж. Когда он был арестован, Бертильон идентифицировал его с помощью своей картотеки как опасного преступника Кенигштейна. С этого началось победное шествие бертильонажа по всей Европе. Кроме способа измерения, Бертильон разработал основы получения точных фотографий преступников, которые он приклеивал к карточкам измерений, а также основы фотографирования места преступления. Эти фотоснимки были точнее самого точного описания, сделанного полицейскими. Более того, Бертильон начал заниматься разработкой другой области криминалистики - полицейской фотографии. В конце XIX века арестантов снимали в разных масштабах, с разных точек и через разную оптику. Бертильон заметил, что узнать преступника по таким снимкам практически невозможно. В результате собственных фотоопытов он пришел к выводу, что каждого арестованного необходимо фотографировать дважды - анфас и в профиль. Причем снимать следовало с одинакового расстояния, при одинаковом освещении и так, чтобы голова преступника была зафиксирована в одном и том же положении. Он даже разработал специальное вращающееся кресло.

Теперь к личной карточке уголовника прилагались две четкие фотографии (это делается и сегодня). Но самым значительным изобретением Бертильона был прообраз фоторобота - словесный портрет преступника. Составив специальный словарь, Бертильон присоединил словесный портрет к архивной карточке. В настоящее время фотография сохранила свое значение как средство идентификации, но более полную надежность идентификации обеспечили лишь отпечатки пальцев. Исследованиями в данной области известен Уильям Хершел (1833-1917), чиновник британской колониальной администрации в Индии[17] . Приемлемую систему регистрации отпечатков пальцев, дактилоскопию, разработал Эдвард Генри, став в 1901 году начальником лондонской полиции. Сенсационное применение метода стало возможным в 1905 году при раскрытии убийства с целью ограбления в Дептфорде, когда один из нападавших оставил отпечаток пальцев на шкатулке для денег.

1.2 Роль идентификации в криминалистическом исследовании

Криминалистика как наука воспринимается некоторыми авторами как разновидность процесса познания действительности[18] , отражения предметов и явлений материального мира в сознании людей на основе практики. В рамках этого подхода предмет исследования рассматривается как одно из звеньев в цепи взаимосвязанных явлений действительности. Причем данные явления изменяются относительно таких категорий, как материя, движение, энергия, информация, время, пространство. Исследуемый объект чаще развивается, чем остается законсервированным, в связи с чем при расследовании преступления необходимо логически следовать преобразованию объекта или его отображения.

При этом техническая оснащенность становится важным фактором успешного расследования и предполагает постоянное внедрение технических новшеств.

Поскольку криминалистика выступает в роли специфической юридической науки, она применяет для решения своих задач различные методы научного познания, как общенаучные, так и специальные. Под методом обычно понимается способ подхода к действительности, исследования общественных явлений, ведущий к достижению поставленной цели.

Общенаучные методы – это система правил, рекомендаций, приемов по изучению объектов, явлений, фактов: наблюдение, описание, сравнение, измерение, эксперимент.[19] По мере развития науки появляются новые общенаучные теории, а разрабатываемые в их пределах приемы познания становятся общенаучными методами. Это, например, моделирование, в том числе математическое, деятельностный и системно-структурный подходы.

Специфика применения общенаучных методов меняется в зависимости от цели исследования, а также особой сферы деятельности борьбы с преступностью.

Наиболее часто в криминалистике применяются следующие методы.

Наблюдение (непосредственное и опосредствованное, простое и квалифицированное) - специально организованное, систематическое, преднамеренное и целенаправленное восприятие, преследующее цель изучить предмет, явление. Для познания объекта необходимы в комплексе наблюдение и оценка воспринятого, носящие ярко выраженный субъективный характер, основанные на знаниях, опыте и интуиции.

Описание (словесное, графичное, кодированное) - фиксация признаков объекта, выявленных в результате его исследования, форма выражения знаний об исследуемых объектах[20] .

Сравнение – комплексное действие, состоящее из исследования и оценки объектов путем сопоставления их свойств и признаков.

Математические методы (измерение) - используются для установления количественных характеристик объектов и их свойств, а также отношений между ними.

Эксперимент – это искусственное воспроизведение явлений в заданных условиях для выяснения их природы и сущности, особенностей процесса развития[21] .

Моделирование - замена объекта познания моделью, аналог предмета, устройства, системы, с последующим распространением полученных результатов на сам объект.

Кибернетические методы активно применяются при разработке и использовании автоматизированных информационно-поисковых систем.

Системно-структурный и деятельностный подходы позволяют исследовать сложные объекты, явления, процессы в качестве систем, состоящих из комплекса взаимосвязанных элементов: структура, элемент, функция, связь, операция, внешняя среда, действие и др[22] .

Помимо общенаучных методов, в рамках науки криминалистики разработаны специальные методы. Как уже было сказано, в силу особенностей расследования преступлений, криминалистика опирается на технические новшества, в том числе в фотографии, голографии, наноскопии и множество других. Криминалистика также использует собственные структурные методы, тактические приемы, рекомендации по применению разработанных методик. Помимо этого, в криминалистике нередко пересекаются социологические, физические и химические методы судебной экспертизы, статистические методы, заимствованные в основном из уголовной статистики и криминологии, антропологические и антропометрические методы, психологические методы, в основном используемые при решении проблем криминалистической тактики и методики расследования преступлений, формально-логические методы познания.

Несмотря на эту полноту методологии, перечень остается открытым, пополняемым в зависимости от научного прогресса. Из практики расследования преступлений, однако, введен некий перечень критериев, которым они должны соответствовать: эффективность, простота и надежность, безопасность, допустимость с точки зрения нравственности и экономичность.

Разработка средств и методов борьбы с преступностью - одна из социальных функций криминалистики[23] . Будучи результатом научных криминалистических исследований, эти средства и методы различаются по источнику происхождения, содержанию, целям и субъектам применения.

По источнику происхождения они могут быть результатом:

а) развития и совершенствования практической деятельности следственной, оперативно-розыскной, экспертной, судебной;

б) применения достижений других наук естественных, технических и общественных;

в) собственно криминалистических научных исследований.

По содержанию криминалистические средства и методы подразделяются на технические, тактические и методические, а по субъекту применения - на следственные, оперативные, экспертные и судебные. Результаты использования перечисленных методов воплощаются в криминалистических рекомендациях, приемах и средствах, предназначенных для практической деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, розыску и идентификации субъектов, их совершивших; экспертному криминалистическому исследованию следов и иных вещественных доказательств; созданию и использованию массивов криминалистически значимой информации и др.

Роль криминалистической идентификации с практической точки зрения состоит в установлении фактов по делу и причинной связи между ними. Тогда как суть идентификации заключается в том, чтобы по отображениям установить конкретный объект, их оставивший. При этом и объект, и отображение понимаются довольно широко.

Идентификация, являясь общенаучным методом, позволяет определить основные данные, относящиеся к объекту, и, руководствуясь полученными знаниями, указать на объект среди ему подобных. Так, при идентификации личности задача состоит в том, чтобы распознать определенного человека по ряду признаков. В качестве примера можно привести исследование из области судебной медицины[24] .

Предположим, у нас имеется скелетированный труп человека (объект X), о котором мы не знаем, как его зовут, где он родился, кто его родители и т.д. Где-то пропал вполне конкретный человек А, которого разыскивают органы внутренних дел. Вследствие проведенных оперативно-розыскных мероприятий возникает предположение, что труп Х является трупом гражданина А. Для того чтобы доказать это, мы должны провести судебно-медицинскую идентификацию личности. При этом нам необходимо сравнить материальные объекты, их называют идентифицирующими объектами, объект от трупа Х - объект Х и сравнимый с ним по своей сути объект от гражданина А - объект А. Чаще всего в рассматриваемой ситуации объектом Х является череп трупа, объектом А - прижизненные фотографии гражданина А. От кого происходит объект Х нам неизвестно. Происхождение объекта А известно - это фотографии разыскиваемого гражданина А. Если проведенное специалистом идентификационное исследование будет положительным, то следовательно личность неизвестного нам человека, с чьим трупом мы работает, будет установлена. Мы сможем сказать, что труп Х это труп гражданина А, личность идентифицирована. Если окажется, что получен отрицательный результат идентификационного исследования, то личность погибшего останется неизвестной, а гражданин А - не найденным.
Сравнивая идентифицирующие объекты, судебный медик выделяет в них множество признаков, в рассматриваемом примере это какиелибо элементы строения лица человека, например ширина носа, определяемая по черепу трупа и ширина носа на фотоснимках гражданина А. Совпадение отдельных признаков, их называют идентификационными признаками, не дает основания для положительного идентификационнного вывода. А вот комплекс идентификационных признаков, если он достаточно индивидуален, позволяет сделать положительный вывод, конечно в случае отсутствия несовпадающих признаков. При обнаружении различающихся достоверных признаков результат идентифиации личности может быть только отрицательным, какой бы большой не была совокупность совпадающих признаков.

Итак, совокупность совпадающих признаков должна быть неповторимой, т.е. в таком сочетании они должны быть присущи только одному человеку. В идеале теоретически в настоящее время совокупность исследованных признаков должна встречаться не чаще чем один раз на 5-6 миллиардов (у одного человека из всего населения земного шара). Для практических целей она может быть несколько меньшей.

Для оценки совокупности признаков большое значение имеет "качество" отдельных идентификационных признаков. Они должны быть достоверно определяемыми, т.е. четко и однозначно выявляемыми на объектах. Устойчивыми во времени, т.е. неизменными на протяжении определенного периода времени. И независимыми друг от друга, т.е. они в своем проявлении не должны быть связаны между собой. Таким образом, в большинстве случаев при проведении идентификации личности человека перед специалистами стоит одна задача произвести сравнение объектов, одного известного (известно, что он произошел от гражданина А), а второго - неизвестного (объекта X).

Глава 2. Идентификация как научный метод и ее виды

2.1. Понятие, методы и средства идентификации

В рамках криминалистических методов исследования важное место занимает идентификация. Если изначально «идентификация» (на средневековой латыни identifico) означало «уподобление, отождествление», то в современной науке понятие термина сузилось до опознания объектов, личностей в процессе сравнения, сопоставления[25] . В психологии и социологии идентификация применяется для классификации, анализа знаковых систем, распознавания образов и др. Идентификация обозначает также самоотождествление личности с другим человеком, социальной группой или образцом. В криминалистике метод идентификации используется во всех видах экспертиз, проводимых в ходе расследования конкретных судебных дел.

Итак, криминалистическая идентификация - один из основных методов установления истины в уголовном судопроизводстве и заключается в выяснении связи подозреваемого, принадлежащих ему предметов и других объектов с расследуемым событием по оставленным следам и иным материальным отображениям. По отображениям определяется объект, оставивший след. Сам процесс установления истины, идентификация, означает также отождествление с искомым объектом, иногда при помощи специальных образцов (экспериментальных пуль, гильз, текстов, выполненных от руки или на пишущей машинке, и др.).

В теории и практике криминалистической идентификации различаются две формы отражения:материально фиксированная и идеальная[26] . Материально фиксированная форма относится к запечатленным в виде следов признакам (отпечатки рук, ног, оружия, фото-, видеоизображения людей, вещественных доказательств, участков местности, чертежи, планы, схемы, рисунки, словесные описания криминалистических объектов и др.). Что касается идеальной формы отображения, то по ней образ объекта сохраняется в памяти человека.

Обязательное условие идентификации - изучение двух или нескольких исследуемых объектов для установления не только общих, объединяющих, но и различающих признаков. Анализ различий (дифференциация) исключительно важен, поскольку тождество рассматривается в динамике. Дифференциация, как обратная сторона медали идентификации, позволяет с иначе взглянуть на исследуемый след объекта. Изучая, в результате чего появились установленные различия, можно определить несовпадающие признаки, которые, однако, не исключают вывода о тождественности объекта самому себе. Различия могут быть вызваны естественными причинами или быть следствием изменений структуры объекта, условий его эксплуатации, могут быть необходимыми и случайными, существенными и несущественными.

Идентификационные признаки отражают свойства искомого объекта, которые необходимы для его отождествления. Так, любой материальный объект характеризуется некоторой совокупностью свойств и качеств, имеет особенности внешнего и внутреннего строения. Чтобы стать идентификационным, признак объекта должен обладать достаточной устойчивостью, то есть не меняться в течение идентификационного периода, а также обязательно проявляться на воспринимающем объекте при аналогичных условиях следообразования. Подобными признаками объекта могут выступать только индивидуальные, специфические свойства, которые выделяют его из числа однородных.

При оценке результатов сравнительного исследования объектов, с учетом природы их различий, качества и количества последних, возможен один из трех выводов[27] :

а) установление тождества;

б) констатация его отсутствия;

в) невозможность решения идентификационной задачи.

Отождествление объекта по его отображениям возможно и в тех случаях, когда наряду с преобладающими совпадениями наблюдаются несущественные и объяснимые различия. Хотя явные различия, свидетельствующие о несходстве, служат основанием для дифференциации. При этом непосредственное сопоставление объектов и их отображений осуществимо далеко не всегда, например: след – это преобразованное отображение объекта, а его выпуклостям соответствуют впадины следа. Именно поэтому при исследовании должна быть обеспечена возможность анализа основных признаков, их динамики.

Учет способа и условий получения образцов подразделяет их на экспериментальные (полученные специально для идентификации) и свободные (появление которых не связано с совершением и расследованием преступления)[28] . Свободные - более содержательны по объему признаков и ближе по времени происхождения к исследуемому объекту, поэтому в практике они ценятся выше. Субъектами, решающими идентификационные задачи в уголовном судопроизводстве, выступают эксперт, следователь, суд. В зависимости от субъекта и способа идентификации различают ее процессуальную и непроцессуальную разновидности. Непроцессуальной считается идентификация, проводимая следователем, специалистом, оперативным работником или другим лицом в ходе предварительного исследования вещественных доказательств и документов, при производстве розыскных мероприятий, проверок по регистрационным массивам.

Криминалистическая идентификация, помимо прочего, часто применяется для установления причастности к преступному событию конкретных субъектов, орудий и средств. Следуя процессу отражения объекты подразделяются на идентифицируемые (чье тождество предстоит установить) и идентифицирующие (с помощью которых устанавливается тождество), а из тождества следует факт контактного взаимодействия следообразующего (источником идентификационной информации) и следовоспринимающего (носитель идентификационной информации) объектов.

2.2. Виды криминалистической идентификации.

Поскольку научной основой криминалистической идентификации являются положения теории об индивидуальности и относительной устойчивости объектов материального мира, а также и их способности отражать свои признаки на других объектах, в зависимости от характера отображения признаков объекта, тождество которого устанавливается, различают четыре основные виды криминалистической идентификции: по мысленному образу, по описанию, по материально-фиксированным изображениям, по частям.

В рамках расследования преступления возникает необходимость в различных видах идентификации. Так, идентификация по мысленному образу, то есть, по идеальным отображениям признаков, опираясь на сложившийся в памяти мысленный образ, широко используется при проведении следственных действий, например, при предъявлении для опознания людей и предметов.
Идентификация объекта по его описанию опирается на словесное отождествление совокупности признаков с искомым объектом, их обнаружении в объекте. В практике такой вид идентификации используется, главным образом, для розыска преступников и похищенных вещей, установления неопознанных трупов, а также в криминалистических учетах.

Идентификация объектов по их материально-фиксированным отображениям (следам, фотоснимкам, рукописям и т.п.) выступает как наиболее частый случай криминалистической идентификации ввиду наибольшей достоверности. В данном случае исследование осуществляется в процессе проведения криминалистических экспертиз и опирается исключительно на факты, научные знания, уменьшая вероятность ошибки в связи с человеческим фактором, поскольку признаки не перечисляются в словесной форме, а находятся в физическом отображении объекта.

При расследовании может возникнуть необходимость установить, что некоторые части до разрушения (разделения) объекта составляли единое целое. Для этого части объекта совмещают друг с другом на основе совпадения признаков, постепенно собирая целое. Идентифицируемым объектом выступает предмет в том виде, каким он был до разделения, а идентифицирующими становятся его части в их состоянии на данный момент. Однако не всегда разделение целого связано с преступлением, оно может происходить и до события, но при этом логически с ним связано.

Иногда при идентификации предмета необходимо установить его принадлежность к определенному множеству, то есть обозначить наличие общих признаков (форма гильзы, ее размеры и конструктивные особенности позволяют судить о модели использованного оружия), классифицировать их. При этом определяются и сопоставляются признаки других объектов этого класса. Такое определение групповой принадлежности может быть как начальным этапом идентификации, так и самостоятельной задачей отнесением конкретного объекта к определенной группе. Обычно на определении групповой принадлежности, в том числе общего источника происхождения, останавливаются лишь в случае, когда не предоставляется возможным более детального отождествления искомого объекта.

В теории вопрос о видах криминалистической идентификации далеко не так однозначен. В 60-е – 70-е годы многие ученые выдвигали собственные классификации, причем некоторые из них в чем-то схожие с приведенной выше, но иначе структурированы. Например, классификация А. И. Винберга[29] различает три вида идентификации: следственную, экспертную и с помощью материалов (данных) криминалистической регистрации (“учетно-регистрационную”).
По классификации В. П. Колмакова существует две формы идентификации — следственно-оперативная, включая по учетным данным, и экспертная.[30] . Основанием для классификации В. Я. Колдина, по его мнению, является вид отображений, по которым устанавливаются свойства отождествленных объектов. Таких видов он выделяет два: материально-фиксированные отображения и чувственно-конкретные отображения в памяти человека. Соответственно различаются научно-техническая идентификация (по материальным отображениям) и опознание (идентификация по мысленному образу). Разновидностью последнего считается опознание по демографическим и прочим описаниям (за исключением опознания по словесному портрету, которое признается самостоятельной разновидностью опознания).

В 1970 г. В. Я. Колдин ввел понятие “отрасли идентификации”, в основе классификации которых лежит тип отражения и характер изучаемой информации. Он указал следующие отрасли идентификации: предметную ( лиц, животных, предметов по их внешнему строению); вещественную ( веществ по признакам состава и структуры); предметно-вещественную (по определенной части целого); лиц по навыку; предметов и веществ по признакам технологических и прочих процессов[31] .

Первоначально в основе классификации М. Я. Сегая лежал способ отражения свойств отождествляемого объекта: а) на иных предметах или в сознании людей и б) взаимное отражение свойств объектов в результате их разделения (расчленения).

В последующем он положил в основу классификации доказательственное значение ее выводов и разделил ее на две основные формы: непроцессуальную и процессуальную. Первая подразделяется на оперативную, включающую в себя регистрацию, административно-правовую и прикладную, эпизодически осуществляемую криминалистическими учреждениями в различных областях науки, техники, литературы и искусства. Вторая делится на следственную (судебную) и экспертную. В своей докторской диссертации он приводит обе указанные классификации, дополняя их классификацией идентификационных связей[32] .

Классификация В. С. Митричева[33] основывается на характере отображения признаков отождествляемого объекта и насчитывает пять видов или форм: по мысленному образу; по описанию, составленному другим лицом; по материально зафиксированным на других объектах следам и иным вещественным отображениям; по особенностям деятельности, работы; путем сравнительного изучения свойств материального объекта в его различных частях Не отказываясь от этой классификации, В. С. Митричев описывает ее иногда в других терминах.
Иные классификации представляют собой различные варианты приведенных. Так, М. И. Розанов[34] считал, что существуют два вида идентификации: по следам-отображениям и установление целого по частям. Это фактически лишь слегка измененная классификация М. Я. Сегая.

С. П. Зеленковский[35] , положив в основание классификации необходимость специальных знаний, различает идентификацию экспертную и оперативно-следственную. Последняя, по его мнению, включает в себя и идентификацию: а) с помощью свидетелей (опознание); б) с помощью экспертизы; в) по документным данным (описаниям); г) с помощью уголовной регистрации; д) путем изучения объектов следователем (осмотр). Ставить вопрос о том, какая из приведенных и иных классификаций вернее, полнее и точнее, какой из них отдать предпочтение, какую из них сделать общепринятой, чтобы пользоваться только ею, — неправомерно. Наличие в большинстве случаев различных оснований делает классификации несопоставимыми. Поэтому следует полностью согласиться с Н. А. Селивановым, что “для полного описания видов отождествления в уголовном процессе требуется несколько классификаций”.

Обобщая взгляды перечисленных выше авторов и внося в них некоторые коррективы, можно предложить также следующую систему классификаций видов или форм идентификации в уголовном судопроизводстве:

1.По правовой природе — процессуальная и непроцессуальная.

2.По субъекту идентификации — оперативная, следственная, судебная, экспертная.

3. По виду идентифицируемых объектов — вещей (предметов), живых существ, явлений и процессов.

4. По характеру отображений, используемых для отождествления, — по материально-фиксированным отображениям, по мысленному обзору, по описанию (во всех его видах, в том числе и по кодированному описанию).

5. По состоянию отождествляемого объекта — нерасчлененного целого, идентификация целого по его частям.

Ни одна из этих классификаций не является “лучшей” или абсолютной, исключающей использование других классификаций. Все они носят функциональный характер и используются в зависимости от того, какая сторона процесса идентификации классифицируется в данном конкретном случае.

Глава 3. Современное применения метода идентификации и пути его развития

3.1. Практическое применение идентификации в современной криминалистике .

В практике криминалистика часто прибегает к методу идентификации, благодаря его общенаучному характеру, многогранности и доступности.Двадцать первый век уже сейчас ознаменован успехами в области развития средств связи, оптики, высоких технологий и космической индустрии. Внутренние сети высокоскоростной передачи информации облегчают процесс идентификации, способствуя оперативному расследованию совершенных преступлений. Обмен содержащейся в базах данных информацией (сверка отпечатков пальцев, фотографий и фотороботов) становится более высокоскоростным и точным.

Особенным признаком современной эпохи идентификации является ее выход за пределы криминалистики. Все чаще ее достижения используются в медицине, охране и бизнесе.

Так, появившиеся новые биологические средства способствуют распознаванию личности, например, по найденным образцам ДНК. Однако, к сожалению, они все еще требуют значительного времени и не относятся к оперативным средствам распознавания.

Учитывая общеизвестный факт генетической исключительности каждого человека (кроме однояйцевых близнецов), существует мнение о 100-процентной точности идентификации личности на основании анализа ДНК. Достаточно сравнить ДНК подозреваемого с ДНК, полученной из биологических образцов, найденных на месте преступления и заведомо принадлежащих преступнику. Далее необходимо определить, соответствуют ли эти образцы друг другу, и в случае положительного ответа вынести обвинительный приговор или снять обвинение с человека при несовпадении результатов.

Первым человеком, который догадался, каким образом можно идентифицировать личность с использованием методов молекулярной генетики, был английский профессор Алек Джеффрис, опубликовавший журнале «Nature» свою статью «Индивидуально-специфичные «отпечатки пальцев» ДНК человека» в июле 1985 года[36] .

Описанный Джеффрисом метод основан на способности бактериальных ферментов, называемых ферментами рестрикции, рестрикционными эндонуклеазами или просто рестриктазами, распознавать строго определенные последовательности ДНК и разрезать ее по областям распознавания. Этот факт был известен давно, однако английский ученый впервые обнаружил, что длина образующихся фрагментов различается для разных людей, отсюда и принятое название данного метода - полиморфизм длины фрагментов рестрикции.

Итак, идентификация личности на основании данных ДНК-анализа в криминалистике выполняет две основные задачи: анализ соответствия биологических образцов, найденных на месте преступления, с образцами, полученными от подозреваемого в совершении преступления, и установление родства по характеристикам ДНК. Несомненным преимуществом метода является то, что даже ничтожно малого количества образца оказывается достаточно для проведения анализа. Кроме того, в качестве исходного материала для выделения ДНК могут быть использованы кровь, сперма, слюна, волосы, костные ткани - любые образцы, содержащие хотя бы несколько клеток.

В последние годы при расследовании преступлений все чаще используются достижения биометрии.

Рассмотрим, как работают биометрические технологии на примере распознавания по отпечатку пальца[37] . Для распознавания необходимо получить (с помощью специальных устройств считывания) изображение папиллярного узора одного или нескольких пальцев. Далее это изображение обрабатывается и в процессе обработки находятся его характерные особенности, такие, как разветвление линий, окончание линии или пересечение линий. Для каждой особенности помимо её типа, запоминаются относительное расположение и другие параметры, например, для точки окончания - направление линии. Совокупность данных особенностей и их характеристик образует шаблон биометрической характеристики.

При идентификации или верификации используется сравнение получаемого шаблона с ранее полученными. При определённом уровне соответствия делается вывод об идентичности шаблонов и, соответственно, происходит верификация или идентификация представленного пальца.

Аналогичным образом происходит распознавание и для других БХЧ. Естественно, при этом используются другие особенности характеристик, например, для лица - это расположение и относительные размеры носа, скул и т.д. Причём в связи с тем, что фотографии могут быть разного размера для их сравнения необходимо масштабирование, для которого качестве «масштабного коэффициента» применяется расстояние между зрачками глаз[38] .

Оценка эффективности биометрических технологий, помимо стоимостных показателей и удобства использования, основывается на использовании двух вероятностных параметров - ошибки ложного отказа и ошибка ложного пропуска. Ошибка ложного отказа возникает в случае, если система не опознала биометрический признак, который соответствует имеющемуся в ней шаблону, а ошибка ложного пропуска - случае, если система неверно сопоставила предъявленный ей признак с не соответствующим ему на самом деле шаблоном. Как понятно, ошибка ложного пропуска более опасна с точки безопасности, а ошибка ложного отказа приводит к уменьшению удобства пользования системой, которая не иногда не распознаёт человека с первого раза.

За последние годы созданы быстродействующие сканеры отпечатка пальца. Они предназначены для сканирования и преобразования изображения папиллярного рисунка пальца с последующим занесением его в базу данных. Этот сканер оснащен оптическим чувствительным элементом. В этом сканере есть окошко с площадью 21х21 мм, к которому прикладывается палец[39] . При этом происходит сканирование папиллярного рисунка пальца испытуемого, после чего формируется математическая модель, записанная в виде двоичного кода в базу данных. В дальнейшем человек прикладывает палец к окошку сканера, происходит сканирование, полученный рисунок в виде двоичного кода сравнивается с моделью, хранящейся в базе данных и в течение всего двух секунд система определяет, уполномочен ли данный человек входить на охраняемую территорию или нет. Характерной особенностью такого сканера является процедура, заключающаяся только в прикладывании пальца к окошку, без оскорбительного смазывания пальцев краской или чернилами.

Компания Panasonic в 2007 году разработала уникальное высокоскоростное устройство захвата изображения, которое распознает рисунок радужки глаз в течение всего лишь 0,3 секунды после того, как положение глаз выровнено с двумя зеркалами, которые расположены на передней панели.

В то же время появились новые технические средства подделки документов, денежных знаков, затрудняющие работу правоохранительных органов.

В этих условиях особую важность приобретают оперативные автоматизированные методы распознавания личности, в которых время распознавания играет основную роль: в людских потоках на эскалаторах метро, в очередях регистрации авиапассажиров. Разумеется, эти методы обязательно дополняются методами обнаружения оружия и взрывчатки.

В нашей стране разработана "Face-Интеллект"- автоматизированная система видеозахвата и идентификации личности по изображению лица человека. "Face-Интеллект" сканирует и "запоминает" лица всех людей, проходящих мимо видеокамеры, определяет идентичность входных данных, представляющих собой изображения лица человека, осуществляет анализ, синтез образа объекта, сравнение с базой данных и распознавание.

Разработанная технология распознавания лица человека по изображению базируется на алгоритмах идентификации и сравнения изображений.

При работе с базами данных до 100 000 изображений, что соответствует реальной практике и потребности правоохранительных органов большинства государств, вероятность идентификации при этом составляет 95,6 %.

Система распознавания лиц "Face-Интеллект" предназначена для функционирования в местах массового скопления людей, в аэропортах, на стадионах, в зоне пограничного контроля, в исправительных учреждениях, на стратегических и военных объектах.

Масштабное тестирование системы распознавания лиц проводилось с целью определения эффективности работы с большими массивами данных. Процесс тестирования имитировал идентификацию личности при регистрации граждан в момент прохождения контрольно-пропускных пунктов (паспортный контроль, таможенный осмотр и пр.).

С 2007 года российским гражданам будет выдаваться биометрический паспорт. Отличить его от обычного с первого взгляда достаточно сложно. Отличия начинаются с фотографии. На новом паспорте она цветная и заламинированная, а самое важное – цифровая, трехмерная. Подделать такую фотографию крайне сложно.

Трехмерная фотография - новейшая биометрическая технология, созданная отечественными разработчиками около пяти лет назад. Трехмерное фото, занимая всего 5 Кбайт, может быть записано в биометрический паспорт; оно увеличивает точность идентификации личности и повышает надежность автоматической сверки документов. Эксперты отмечают, что уровень распознавания трехмерной фотографии составляет более 90%, тогда как у двухмерного изображения этот показатель редко превышает 50%.

Основной задачей трехмерной фотографии является восстановление поверхности по серии фотоснимков. Для этого с помощью цифрового фотоаппарата на диск компьютера вводится несколько фотоснимков одной и той же поверхности сложной формы. Фотоснимки обычно вводятся как черно-белые, то есть как 256 градаций серого цвета.

Создано математическое обеспечение, позволяющее после обработки фотоснимков получить цифровое описание поверхности. Теоретическим обоснованием такой обработки является стереоэффект, то есть возможность оценивать расстояние до точки по двум фотоснимкам, на которых она изображена.

Профессор Ш. Пелег (Израиль) разработал технологию, основанную на стереоскопическом видении. Глаза человека по-разному воспринимают двухмерные образы, а потом мозг уже комбинирует эти изображения в 3D. Ш.Пелег вместе с коллегами разработал программное обеспечение, которое так же, как мозг человека, объединяет кадры, сделанные цифровой фото или видеокамерой.

Главной особенностью нового биометрического паспорта является чип, в котором будет зашифрована информация о личности данного человека - трехмерное (3D) изображение лица и отпечатки пальцев. На чип можно записать практически любую информацию, включая цифровую копию вашей радужной оболочки глаза или голос. А в более отдаленной перспективе в паспортах будут появляться и микрочиповые визы иностранных государств. Паспорт останется практически в том же виде, что и все нынешние. Чипы по особой технологии будут вшиваться в страницы паспорта, их с трудом можно определить на ощупь.

Еще одним способом идентификации, вызывающим много споров в общественности, является распознавание местонахождения по вживляемому чипу. Подобно «жучку», он передает сигнал спутнику и позволяет через определенную программу отслеживать перемещение субъекта. Изобретенный в Америке в начале 1980-ых вживляемый микрочип был ввезен в Великобританию в 1989 году.

Первоначально существовали недостатки совместимости между системами, внедренными на рынке, и способностью считывателей микрочипов от одного изготовителя читать микрочипы другого производителя. К этой проблеме вернулась Международная Организации Стандартов. Решением вопроса стало введение стандартов ISO 11784 и ISO 11785. Они были приняты всеми изготовителями, что, в конечном счете, привело к полной совместимости между доступными системами. Этот стандарт был также признан как Британский Стандарт.

ISO 11784 описывает кодовую структуру микрочипа. Микрочипы базируются на способности использовать 64-битный код с 15 знаками. Он включает код страны и уникальный код идентификации, который не должен быть дублирован ни в какой стране в течение, по крайней мере, 100 лет.

Пока этот способ применяется в отношении домашних животных, однако возможно уже скоро будет позволять отслеживать перемещение особо опасных преступников или государственных служащих, имеющих доступ к государственной тайне.

3.2. Пути совершенствования криминалистической идентификации.

Проблемы криминалистической идентификации касаются практически любого вопроса криминалистики, так как процесс расследования преступления – по сути своей может быть рассмотрен как один из актов отражения.

Именно поэтому, учитывая открытие новых свойств материалов, развития физики, химии, биологии, метод идентификации требует технологического совершенствования. Однако остаются еще неточности с точки зрения теории. Сравнивая различные научные труды, видно, что не все аспекты соответствуют научным меркам и в полной мере отвечают потребностям уголовно-процессуальной практики. Приведу лишь некоторые, требующие первоочередного анализа.

В основе современной концепции криминалистической идентификации лежит фундаментальная идея, согласно которой практическое решение идентификационной задачи представляет собой исследование, в результате которого может быть сделан вывод о наличии или об отсутствии тождества какого-либо объекта. Причем это сравнительное исследование мысленно отделяемых в представлении признаков объекта, которые определяют его тождество и отличают от всех других объектов.

Новое время и новая жизнь не только диктуют необходимость восполнения имеющихся пробелов в знании, но и часто формируют задачу переоценки тех ценностей, которые до этого казались незыблемыми, в первую очередь применительно к предмету нашего анализа. Это относится к вопросу уточнения представлений по поводу сущности и особенностей некоторых традиционных, но потерявших изначальный смысл понятий. В этой связи весьма актуальным представляется вопрос разработки оптимальных определений криминалистической идентификации как метода и процесса решения практических задач.
В большинстве случаев в основе определений этих понятий. Их суть сводится к тому, что идентификация как процесс познания представляет собой систему реальных, выполняемых в определенной последовательности действий по установлению факта наличия или отсутствия тождества какого-либо материального объекта (человека, предмета и т.д.), исследуемого в уголовном судопроизводстве.
Обращает на себя внимание, что все определения данного типа содержат элементы тавтологии, что следует из коренного значения понятия.

Четкое ограничение направленности и пределов криминалистической идентификации имеет важное научное и практическое значение. Неопределенные границы целевой направленности и поля применения указанного метода неизбежно ведут к подмене им других методов доказательственного познания (метода криминалистического диагностирования; метода криминалистического реконструирования; метода установления общего источника происхождения и т.д.), что приводит к смешению понятий.

Более того, криминалистическая идентификация от других видов идентификации отличают не только назначение и сфера применения первой, но и другие признаки, причем важна именно целостная совокупность определенных признаков. Данную совокупность образуют следующие обстоятельства:
1) объекты криминалистической идентификации - это индивидуально определенные материальные субстанции, обладающие устойчивым внешним строением;
2) криминалистическая идентификация осуществляется по соответствующим отображениям устойчивых свойств идентифицируемых объектов;
3) сфер а применения криминалистической идентификации не ограничивается судебно-экспертными исследованиями, в роли субъектов идентификации могут выступать следователи, другие субъекты доказывания и участники уголовного процесса;
4) решение идентификационных задач осуществляется не только в стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовным делам, но и в стадии возбуждения уголовного дела.

Что касается идентификации как процесса познания, то она, по мнению некоторых ученых, может быть охарактеризована как система «реальных, выполняемых в определенной последовательности действий по установлению наличия или отсутствия тождества»[40] .

Данная формулировка метода отражает современные представления относительно содержания метода, как типовой информационной модели, включающей в себя систему принципов и правил, которых надлежит придерживаться при решении какой-либо научной или практической задачи.

Из приведенных рассуждений можно сделать вывод о том, что теория криминалистической идентификации еще не стала целостной, завершенной и непротиворечивой системой научного знания. Предстоит еще многое сделать на пути ее продвижения к адекватному отражению ее объективно-предметной области. Достичь этой цели не удастся без коренного обновления концептуальных основ, уточнения научной парадигмы криминалистической идентификации.

Заключение.

Теория криминалистической идентификации занимает особое место среди общетеоретических вопросов криминалистики, так как является научной базой для изучения ряда направлений этого ответвления юриспруденции, например, криминалистического учения о внешнем облике человека, криминалистическом исследовании следов и т.д.

Сущность идентификации – сопоставление признаков объекта и отображений этих признаков. Необходимым условием идентификации является метод сравнения – одновременное изучение двух или нескольких объектов с целью установления того, что их объединяет или различает. Анализ различий в процессе отождествления очень важен. В соответствии с положениями диалектической логики, допуская возможность отождествления объекта, не следует забывать о его постоянных изменениях.

Научной основой криминалистической идентификации являются положения теории об индивидуальности и относительной устойчивости объектов материального мира, их способности отражать свои признаки на других объектах. Изучение неизбежных различий помогает лучше уяснить и объяснить факт тождества, определить допустимую меру различий, не исключающих вывода о тождественности предмета. Однако теория криминалистической идентификации имеет ряд недостатков и несовершенств, которые еще только предстоит корректировать. Десятилетиями ведутся споры о построении верных определений, обсуждаются способы улучшения методологии.

Значение криминалистической идентификации с практической точки зрения состоит в установлении фактов по делу и причинной связи между ними. Оно определяется также формой вывода о тождестве: установлена групповая принадлежность или осуществлено индивидуальное отождествление, сформулирован вывод в категорической или в вероятной форме.

Следовательно, не только благодаря широкой научной базе, но и высокой практической значимости, идентификация как метод криминалистического исследования играет важную роль в современном расследовании.

Основываясь на достижении в области расследований преступлений, идентификация внесла особый вклад в развитие современных технологий, более того, выразив потребность в новых технических открытиях, она стала «проводником» между наукой и потребительским рынком.

Список использованной литературы.

1. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистки. М., 2001.

2. Белкин Р. С., Винберг А. И. Криминалистика и доказывание. М., 1969

3. Болл Р. М. Коннел Дж. Х. Панканти Ш, Руководство по биометрии: Перевод с английского, Техносфера, Ст-П., 2007

4. Гальперин С.Д. Очерки первобытного права: Исследование. – С.-Пб., 1893

5. Зеленковский С. П. Некоторые теоретические вопросы идентификации личности потерпевшего в расследовании убийств. — В кн.: Криминалистика и судебная экспертиза, вып. 11. Киев, 1975

6. Ищенко Е.П., Топорков А.А. Криминалистика: Учебник. Изд. 2-е, испр. и доп./Под ред. доктора юридических наук, профессора Е.П. Ищенко - Юридическая фирма "Контракт", "Инфра-М", 2005 г.

7. Колдин В.Я. Судебная идентификация. М., ЛексЭст, 2002.

8. Колмаков В. П. Идентификационные действия следователя. М. 1977

9. Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений. М., 1998.

10.Кустов А.М. История российской криминалистики: первый этап возникновения и развития, М., 1994

11.Левин В.И. История идентификации личности, М., 2006

12.Лютаревич О. ДНК в криминалистике, часть 3, М., 2004

13.Митричев В. С. Вопросы теории судебной идентификации. — Труды ЦНИИСЭ, вып. 2. М., 1970

14.Розанов М. И. Теоретические вопросы идентификации целого по частям при отсутствии общей линии разделения. — В кн.: Вопросы теории криминалистики и судебной экспертизы, вып. II. Киев, 1975

15.Сегай М. Я. Предмет судебной идентификации. — В кн.: Использование научных методов и технических средств в борьбе с преступностью. Минск, 1965

16.Селиванов Н.А., Эйсман А.А., Грабовский В.Д. и др. Россинская Е.Р. Криминалистика. Курс лекций. М., НОРМА, 2003

17.Селиванов Н.А., Эйсман А.А., Грабовский В.Д. и др. Идентификация и дифференциация в структуре деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений: Учебное пособие. Горький, 1980.

18.материалы сайта dic.academic.ru

19.материалы сайта labex.ru


[1] Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистки. М., 2001.

[2] Ищенко Е.П., Топорков А.А. Криминалистика: Учебник. Изд. 2-е, испр. и доп./Под ред. доктора юридических наук, профессора Е.П. Ищенко - Юридическая фирма "Контракт", "Инфра-М", 2005 г.

[3] Там же

[4] Кустов А.М. История российской криминалистики: первый этап возникновения и развития, М., 1994

[5] Кустов А.М. История российской криминалистики: первый этап возникновения и развития, М., 1994

[6] Там же

[7] Левин В.И. История идентификации личности, М., 2006

[8] Белкин Р. С., Винберг А. И. Криминалистика и доказывание. М., 1969

[9] Гальперин С.Д. Очерки первобытного права: Исследование. – С.-Пб., 1893

[10] Кустов А.М. История российской криминалистики: первый этап возникновения и развития, М., 1994

[11] Кустов А.М. История российской криминалистики: первый этап возникновения и развития, М., 1994

[12] Там же

[13] Гальперин С.Д. Очерки первобытного права: Исследование. – С.-Пб., 1893

[14] Кустов А.М. История российской криминалистики: первый этап возникновения и развития, М., 1994

[15] Левин В.И. История идентификации личности, М., 2006

[16] Левин В.И. История идентификации личности, М., 2006

[17] Левин В.И. История идентификации личности, М., 2006

[18] Ищенко Е.П., Топорков А.А. Криминалистика: Учебник. Изд. 2-е, испр. и доп./Под ред. доктора юридических наук, профессора Е.П. Ищенко - Юридическая фирма "Контракт", "Инфра-М", 2005 г.

[19] Ищенко Е.П., Топорков А.А. Криминалистика: Учебник. Изд. 2-е, испр. и доп./Под ред. доктора юридических наук, профессора Е.П. Ищенко - Юридическая фирма "Контракт", "Инфра-М", 2005 г.

[20] Материалы электронного словаря dic.academic.ru.

[21] Материалы электронного словаря dic.academic.ru.

[22] Ищенко Е.П., Топорков А.А. Криминалистика: Учебник. Изд. 2-е, испр. и доп./Под ред. доктора юридических наук, профессора Е.П. Ищенко - Юридическая фирма "Контракт", "Инфра-М", 2005 г.

[23] Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений. М., 1998

[24] Материалы страницы в Интернет labex.ru

[25] Материалы электронного словаря dic.academic.ru.

[26] Сегай М. Я. Предмет судебной идентификации. — В кн.: Использование научных методов и технических средств в борьбе с преступностью. Минск, 1965

[27] Сегай М. Я. Предмет судебной идентификации. — В кн.: Использование научных методов и технических средств в борьбе с преступностью. Минск, 1965

[28] Там же

[29] Белкин Р. С., Винберг А. И. Криминалистика и доказывание. М., 1969

[30] Колмаков В. П. Идентификационные действия следователя. М. 1977

[31] Колдин В. Я. Идентификация и ее роль в установлении истины по уголовным делам. М., 1969

[32] М. Я. Сегай Предмет судебной идентификации. — В кн.: Использование научных методов и технических средств в борьбе с преступностью. Минск, 1965

[33] Митричев В. С. Вопросы теории судебной идентификации. — Труды ЦНИИСЭ, вып. 2. М., 1970

[34] Розанов М. И. Теоретические вопросы идентификации целого по частям при отсутствии общей линии разделения. — В кн.: Вопросы теории криминалистики и судебной экспертизы, вып. II. Киев, 1975

[35] Зеленковский С. П. Некоторые теоретические вопросы идентификации личности потерпевшего в расследовании убийств. — В кн.: Криминалистика и судебная экспертиза, вып. 11. Киев, 1975

[36] Лютаревич О. ДНК в криминалистике, часть 3 М., 2004

[37] Болл Р. М. Коннел Дж. Х. Панканти Ш, Руководство по биометрии: Перевод с английского, Техносфера, Ст-П., 2007

[38] Там же

[39] Болл Р. М. Коннел Дж. Х. Панканти Ш, Руководство по биометрии: Перевод с английского, Техносфера, Ст-П., 2007

[40] Колдин В.Я. Судебная идентификация. М., ЛексЭст, 2002.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему