регистрация / вход

Правовое государство сущность и основные черты

СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 1. ИСХОДНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИССЛЕДОВАНИЯ 2. ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО: СУЩНОСТЬ, ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ 2.1.КОНСТИТУЦИЯ 2.2.ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И ИХ ГАРАНТИИ

Правовое государство: сущность и основные черты

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. ИСХОДНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИССЛЕДОВАНИЯ

2. ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО: СУЩНОСТЬ, ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ

2.1.КОНСТИТУЦИЯ

2.2.ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И ИХ ГАРАНТИИ

2.3.СУД

2.4.ДЕМОКРАТИЯ И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО

3. ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИИ В ПОСТРОЕНИИ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ПРИЛОЖЕНИЯ


ВВЕДЕНИЕ

Идея верховенства закона и равенства всех перед законом давно стала сама – собой разумеющейся и никем не оспаривается. То, что воплощение этой идеи в жизнь есть благо – признается почти всеми. Правовое государство преподносится как панацея от многих бед, которые терзают народы, игнорирующие неотъемлемые права и свободы человека (см. приложение 1). А для всех ли народов строительство правового государства есть насущная проблема?

Этому вопросу и будет посвящена данная работа.

Актуальность этой проблемы очевидна. Россия пошла по пути строительства правового государства. Образцом для подражания нам служат передовые западные страны, которые добились значительных успехов во многих областях человеческой деятельности. Соблазны западного изобилия терзают души многих россиян. «Живут же люди. А чем мы хуже?»- такие мысли мелькают у многих. То, что мы не хуже их, а, скорее всего лучше – это убеждение прочно сидит в подсознании у каждого. «Что нам стоит построить правовое государство!» - думает неискушенный обыватель. А, в самом деле, какую цену придется заплатить?

Объектом исследования станет правовое государство.

Причем, не просто как абстрактное понятие, а на примере некоторых передовых западных стран. Каким образом будет рассмотрен этот объект? В достаточно полном объеме это сложное образование в рамках одной работы охватить невозможно. Поэтому будут проанализированы некоторые основные моменты: Конституция и ее практическое воплощение; права человека и их реальные гарантии; независимый суд и его реальное функционирование; разделение властей и реалии жизни; демократия на бумаге и на практике. Такой угол зрения, составит предмет исследования. Цель работы будет достигнута, если прочитавший данную работу на ее материале сможет сделать такие выводы:

-правовое государство необходимый элемент в организации современного западного общества и необходимый только для этого общества;

- западная цивилизация в качестве условия своего бытия предполагает более низкий слой человечества;

-государство расширяет свои функции в жизни западного общества;

-идеи прав и свобод Запад использует как предлог для вмешательства в дела других государств;

-началась интенсивная интеграция западных стран в единое социальное целое с тенденцией к образованию глобального общества во главе с Западом.

Отсюда вытекают две основные задачи:

- раскрыть значение и смысл основных терминов;

- подобрать материал, обосновывающий выдвинутые выше тезисы.

В качестве гипотезы данной работы и ее центральной идеей выступит мысль, заключенная в первом тезисе. Суть этой мысли в том, что правовое государство необходимый элемент только организации западного общества и только для этого общества.

Нет сомнений, что можно найти много аргументов, опровергающих денное утверждение. Но это задача оппонентов. Задача этой работы показать, что есть весомые основания в пользу этой гипотезы.

Все перечисленное затрудняет России путь к построению правового государства. Тема российских проблем будет коротко затронута в конце работы.


1. ИСХОДНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИССЛЕДОВАНИЯ

Чтобы разобраться в сущности правового государства, необходимо изучить его социальные основы, фундаментальные принципы существования и развития. Понятие «демократия» в современном понимании характерно для стран Запада, поэтому в данной работе буту проанализированы различные источники на данную тему.

Александр Зиновьев в своей работе «Запад»[1] анализирует современное западное общество, применяя метод «восхождения от абстрактного к конкретному» и другие приемы диалектики. Понимая диалектику как совокупность особых логических приемов, позволяющих разобраться в сложной социальной действительности. Этот автор оказал определённое влияние на развитие идеи правового государства в России.

Зиновьев в своих работах за исходную точку анализа любого развитого общества берёт клеточку общества, под которой понимает такое объединение людей, которое имеет определённую специализацию как целое и в рамках этой специализации действует именно как целое. Люди, входящие в клеточку,

Изначально разделяются на управляющих и управляемых (если не принимать во внимание вырожденные клеточки из одного человека.) Оно является неустранимым источником материального и социального неравенства людей, так как управляющие, в принципе, вознаграждаются лучше, чем управляемые. И положение их престижнее положения управляемых. Определяющим признаком клеточки является то, люди здесь повышают свою квалификацию, добиваются успеха, делают карьеру, короче говоря – выполняют свои жизненные основные функции и приобретают за это средства существования.

Далее автор выделяет два аспекта, которые присущи любой клеточки – деловой и коммунальный. Хотя эти стороны можно выделить только в абстракции, но преобладание того или иного аспекта существенно влияет на тип общества.

Эти стороны обусловлены разными причинами и определяют совершенно разные принципы, которые заставляют действовать индивида в диаметрально противоположных направлениях.

Коммунальный аспект складывается из того, что людям в силу различных причин приходиться осуществлять вместе. Чтобы выжить в окружении себе подобных, человек вольно или вынужден следовать некоторым правилам: меньше дать – больше взять, меньше зависимости от других - больше зависимых от тебя, меньше риска – больше почёта и т.д.

Деловой аспект определяется интересами дела. Здесь неумолимо действует такой принцип - наибольший результат с наименьшими затратами.

В Западном обществе на клеточном уровне, а значит и в рамках государства решающе преобладает деловой аспект. Носителем принципов делового аспекта является некий абстрактный человек, которого Зиновьев называет западоидом. Этот тип человека сложился не сразу, а прошел длительный, путь. Причём появление этого типа человека не обусловлен, какой либо необходимостью. Раз одномоментно существуют другие типы людей и другие типы цивилизации, то говорить о необходимости не приходиться – всё необходимое действительно, но всё действительное необходимо. Этот тип человека и породил современное западное общество с общими чертами, присущим многим западным странам, составляющим ядро современной цивилизации. Эти общие черты автор называет западнизмом.

В деловых клеточках западнизма нет никакой внутриклеточной демократии. Внутри клеточек царит трудовая дисциплина, дисциплина, можно сказать, деловая диктатура. Западное общества, будучи демократически в целом, то есть политическим в целом, то есть политически, является диктаторским социально, то есть в делах клеточках. Демократия, права человека, гражданские свободы и прочие атрибуты свободного общества нужны Западу как внешняя компенсация за отсутствие их в деловой жизни. Западное государство специфически характеризуется тем, что оно является правовым. Существует мнение, будто всякое государство является правовым. К такому пониманию тяготело кантовское понимание государства как объединение людей, подчиненным правовым законам.

Верно, что никакое большое количество людей не может жить без определенных правилам (норм) поведения граждан, и что всякое государство принуждает граждан к соблюдению правил. Но характер этих правил, способ их установления, действия государства в рамках этих правил и отношение государства к ним различны в различных типах обществ. А с этой точки зрения позиция, согласно которой не всякое государство является правовым, а лишь такое, власть которого ограничена правом и осуществляется в рамках права ближе к истине.

Правовые нормы, которые зафиксированы в основных законах (конституциях) определяют статус высших органов власти. В этом смысле западное общество является правовым, а еще уже конституционным.

Идея разделения властей, как бы с нею не обходились на практике, отражает статус государства как государства правового. В стране, так или иначе, должны быть какие-то законные силы, которые следят за этим фундаментальным принципом государства.

Права человека и гражданские свободы - не пропагандистские и идеологические лозунги, а практически действующие основы для поведения людей в западном обществе. Право и поступки людей согласно этому праву образуют одну из опор западного общества. Причем это – специфическое свойство общества западнистского типа. Никакой другой тип общества не предполагает такую опору.

Из всего этого уже можно сделать некоторые выводы. Правовое государство вытекает из самой организации западного общества еще на клеточном уровне, причем как специфически западный и необходимый только для него социальный феномен. Хотя этот вывод получен на основе довольно абстрактных суждений, но логически он состоятелен и подтверждает выдвинутый в начале работы первый тезис (см. приложение 2).

Основные подходы определены. Теперь можно приступать к более детальному анализу проблемы.


2. ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО

Познакомившись с различными источниками, освещавших проблемы государства и права, приходишь к выводу, что существует много трактовок термина «государство». Единого мнения здесь нет. Каждый мыслитель приводит свои весомые доводы в понимании сущности государства, критикуя своих оппонентов. Свою оригинальную трактовку этого термина мы дать пока не можем, ибо еще не являемся профессионалами в этой области. В данный момент привлекают взгляды цитируемого ранее автора. Поэтому и на этот раз без цитирования не обойтись.

В западной общественной мысли доминировало всегда представление о государстве как об общечеловеческом (неклассовом) явлении. Марксизм ввел в широкое употребление представление о государстве как об органе господствующих классов, как об орудии угнетении одних классов другими. Это представление не есть всего лишь вздор. Оно есть идеологическое преувеличение и абсолютизация лишь одного из свойств государства.[2] Государство на самом деле служит господствующим слоям, группам, классам и вообще каким - то силам общества. Последние используют государство в своих интересах. Они манипулируют должностными лицами, сами поставляют своих представителей в систему власти, особенно в её высшие этажи. Всё это так. Тем не менее, государство есть особое и самостоятельное явление сферы коммунальности. Оно есть орган целого. Оно вырастает как продукт целостности объединения людей и в интересах целостности.

Тут – центральный пункт понимания государства, а именно – понятие целостности и интересов целого …

Интересы целого и целостности в общем, виде очевидны. Это защита страны от внешних врагов, завоевания новых территорий и покорение других народов.

Охрана общественного порядка, преследование преступников, борьба против разрушительных внутренних сил, охрана денежной системы, организация почты, создание системы образования и т. д. Входит сюда и налоговая система. Но оценка государства как органа целостности общества фиксируют лишь одну сторону дела.

Государство способно выполнять функцию целостности общества лишь при том условии, что оно, будучи «уполномочено» обществом на эту роль в историческом процессе своего формирования, становится самодовлеющим социальным феноменом, существующим для себя, а не для чего–то другого, становится субъектом истории, использующим общество как в сферу и орудие своего собственного бытия.

Исходные предпосылки исследования и основные термины определены. Можно приступать к более конкретному анализу предмета нашего исследования.

2.1. Конституция

В юридической теории и практике применяются термины «основной закон» и «конституция». Причем часто эти термины употребляются как синонимы. Под основным законом подразумевается систематизированный нормативный акт, обладающий высшей юридической силой, являющийся правовой базой для других законов, комплексно регулирующий основополагающие государственно-правовые отношения.

Если в любом систематизированном акте, обладающим юридическим верховенством, видеть конституцию, то пришлось бы признать, что в самодержавной Российской Империи был конституционный строй. Ведь и до 1905 г. в России действовали Основные законы – ряд нормативных актов, устанавливающих основы государственности. Но до 17 октября 1905 г., бесспорно, Россия конституции не имела. Значит, эти термины не тождественны друг другу, хотя и пересекаются.

Конституция- это комплекс норм, содержанием которых является принцип народного суверенитета; основные права и свободы человека; принцип законности, обязательный для государства и иных объектов; основы государственного устройства (в федерациях – федеративный договор).[3]

Пространством, на котором выросли почти все необходимые элементы конституции, стала средневековая Англия. Англия не была одинокой в своем движении к конституционализму. Без Германии, Нидерландов, Франции и других стран континентальной Европы, мир, вероятно, не увидел бы успехов английского конституционного строительства. Вместе с тем лидерство Англии в создании конституции очевидно.

Условно первую веху в образовании конституции можно обозначить 1215 годом – датой подписания Иоанном Безземельным Великой хартии вольностей.

Франция и США впервые облекли конституцию в форму основного закона. Иногда даже говорят о том, что американская и французская конституции называют 1787 г. (принятие конституции США).

Итак, конституция есть исторически сложившееся правовое явление с определенными признаками и свойствами.

Эти факты также подтверждают основную идею работы. Конституционный строй в передовых странах сложился эволюционным путем. На это потребовалось несколько веков. А то, что складывалось веками – трудно сразу убрать из социальной жизни, но также сложно внести в другую социальную среду.

«Живая конституция» - произведение американской государственно-правовой науки и судебной практики. Основные положения этой концепции основаны на том, что конституция обычно устанавливается с расчетом на далекие политические перспективы, не на одно поколение.

В конституционном строении было обнаружено два элемента, каждый из которых выполняет свою функцию – статическая часть конституции и ее динамическая составляющая. В статической части конституция принципиально не изменена. Это позволяет ей оставаться собой, создает преемственность и передачу конституционного устройства от поколения к поколению.

В тоже время вокруг действующей конституции формируется ее подвижное окружение. Американское конституционное право покоится на основном законе, который на протяжении двухсот лет почти не претерпел изменений. В тоже время тесты судебных решений, относящиеся к конституционным вопросам, составляют многие тысячи страниц.

Франция со времен революции сменила несколько республиканских форм. Нынешнее Французское государство именуется Пятой Республикой.[4] Однако неизменно авторитетным и обязательным конституционным источником остается Декларация прав человека и гражданина 1789 г. При всех текущих изменениях в британской конституции очевидна и стабильность ее основ, ее преемственность – принцип народного представительства, политическая ответственность правящей партии, конституционные права личности, правомерность как условие деятельности государственных органов.

Отсюда следует, что конституция - довольно адаптивный инструмент регулирования общественный отношений.

Ныне действующие конституции имеют разный возраст. Это дает основания разделять их на поколения.

В наше время сохраняют свое действие немногие из конституций первого поколения – это значительная часть ныне действующей британской конституции, французская Декларация прав человека и гражданина 1789 г., конституция США, Швейцарии (1874 г.), Бельгии (1831 г.), Норвегии (1814г), Люксембурга (1868 г.). Появление конституций первого поколения ориентировочно можно ограничить периодом с 17 по конец 19 века.

Следующее поколение конституций формировалось в период до Второй мировой войны. Конституция Финляндии принималась частями с 1919 по 1922 г. г.

Усилился процесс унификации, заимствования зарубежного теоретического материала и практического опыта. Конституции второго поколения стали более развернутыми, подробными и похожими друг на друга. Наиболее типичным образом конституционного творчества этого периода стала Веймарская конституция, разработанная профессором Гуго Пройсом и принятая Германией в 1919 году.

Конституционным новшеством стало закрепление некоторых социально-экономических прав. Это произошло под очевидным влиянием мирового социалистического движения и как реакция на победу большевиков в России.[5]

В этот период была конституционно закреплена современная версия свободы совести – полная секуляризация, запрет государственной религии. Прежде также признавалась свобода вероисповеданий, действовал режим религиозной терпимости, позволявший человеку сделать духовный выбор, но вопрос о взаимоотношениях церкви и государства не оговаривался, и нередко сохранялась государственная религия.

Третье поколение составляют конституции послевоенного периода. Обращает на себя внимание подробность, с какой они излагаются. Стали более разработанными и вместе с тем взвешенными, осторожными положения социальной направленности. Современные конституции нередко декларируют социально-экономические программы и права, но не стремятся связывать себя определенными, юридически конкретными обязательствами. Например, если закреплено право на труд, то конституция подразумевает под ним, скорее свободу поиска работы, выбора профессии и некоторые действия государства, но не гарантируют занятость и зарплату для всех.

Взаимообмен государственно-правовым опытом привел к тому, что сходство конституций еще больше возросло. Почти все они начинаются с раздела о правах и свободах, провозглашают принцип правового государства, используют общую терминологию. Характер конституционного регулирования стал интернациональным.

Эти данные подтверждают последний тезис работы, говорящий о том, что началась интенсивная интеграция западных стран в единое социальное целое с тенденцией к образованию глобального общества во главе с западом.

Конституции классифицируются также по структуре или по форме, в которой они выражены.

Большинство действующих конституций имеют форму единого систематизированного основного закона.

Существует группа конституций, структура которых образована несколькими конституционными законами (Израиль, Канада). В конституцию Финляндии входят акт о правлении (1919 г.), Закон о высшем суде (1922 г.), Парламентский устав (1928 г.), которые дополнены другими нормами конституционного содержания; Конституцию Швеции образуют три основных закона (о форме правления, о престолонаследовании и о свободе печати).

В Великобритании и Новой Зеландии конституция не имеет определенной структуры, позволяющей по формальным признакам отдалить ее от других юридических норм. Логическими приемами правоведы выделяют группу источников, значение и важность которых ограничивает их от других источников системы права. Но в обыденном сознании англичан, в правоприменительной деятельности понятия конституции и права совпадают, отождествляются.

В государствоведении сложилась традиция, подразделяющая конституции на «писанные» и «неписанные». Она не позволяет составить точное представление о форме и структуре конституции. Первоначально она обозначала разницу между конституциями в форме основного закона и не имеющими таковой. Но конституции, образованные серией законодательных актов, все же имеют письменную форму. Поэтому впоследствии некоторые авторы стали причислять их к писаным конституциям, а другие по-прежнему считали, что такие конституции относятся к неписанным.

В зависимости от происхождения конституции они делятся на оригинальные и заимствованные.

Страны, имеющие оригинальные конституции, не обязательно применяют только национальный опыт при их создании. Но они совершенно определенно имеют собственную конституционную традицию и используют ее при составлении конституций. Такой традицией обладают Англия, Германия, Нидерланды, Швейцария, Скандинавские страны, США. Конституции этих стран являются в большей или меньшей степени оригинальными.

Другие государства развивали государственность по альтернативному пути и собственную конституционную теорию и практику не сформировали.

Значит в этих (не западных), Конституция являлась необходимым элементом государственного функционирования. Если страны, не имеющие конституционных традиций, захотят перенять опыт запада, то насколько они уподобятся ему? В какой степени население этих стран достигнет западного уровня благосостояния? Станут ли подражающие страны равноправными партнёрами запада?

Многочисленные факты истории показывают, что западу в качестве условия выживания и нормального функционирования нужны народы более низкого порядка или политически или экономически подчинённые ему. Ядро лидирующих западных стран уже сформировалось. Место наверху занято. Рассчитывать, что туда просто так пустят кого-то ещё, не приходится.


2.2. Права человека и их гарантии

В западных странах полагают, что права человека являются естественными, свойственны его сущности и не происходят от власти. Характерно, что многие движения свобод, например в Англии , были основаны на идее «восстановления» прав, даже если эти права нигде раньше не были зафиксированы .

Если права принадлежат человеку в силу его естества, то их источником нельзя считать государство. Личность не обязана государству своей свободой. Из этого следует, что функция государства состоит главным образом том, чтобы оградить свободу личности от посягательств, а также установить некоторые ограничения и рамки, упорядочивающие осуществления прав. Свобода может иметь свои излишества. Отрицательные проявления, тогда как ни один человек не имеет естественного права подавлять нравственную личность другого насильственными средствами. Поэтому государство должно определять пределы безопасного пользования свободой. Но свобода, за теми изъятиями, которые установило государство, принадлежит человеку.

Эта позиция своим следствием имеет принцип правового регулирования, который называют общедозволительным.

Самым распространённым определением данного принципа является данная фраза: разрешено всё, что не запрещено законом.

Общедозволительный принцип возводит в закон положение, по которому все требования, обременяющие человека, должны быть непременно предварительно опубликованы. До тех пор, пока это условие не выполнено, закон или нормативный акт администрации не имеют обязывающей силы.

Общедозволительному принципу противостоит другой, по которому человек не имеет прав, рождённых с ним и неотъемлемых от него. Права расширяет государство. Этому принципу следуют социалистические страны. Наконец, друг другу противопоставлены принцип юридического баланса индивидуальных и общих (государственных) интересов и принцип господства общества и государства над личностью.

Если общество, государство, правовая традиция признают человеческую свободу высшей ценностью, то у них нет оснований, считать свои интересы бесспорными со свободой отдельного человека. Конфликт между общественным и частным возможен, однако его исход в пользу общества и государства не предрешён.

Общество само заинтересовано в поддержании и охране индивидуальной свободы. Преамбула Конституции Мичигана прямо заявляет, что весь народ штата несёт ответственность перед каждым гражданином за то, чтобы господствовало право. Разногласия между личностью и интересами общества, в конечном счете, составляют спор между одним обладателем прав и несколькими многими лицами, образующими общество. Если этот спор получает правовую форму, то численное превосходство одной стороны само по себе не может быть основанием к разрешению разногласий в её пользу.

Принцип баланса интересов большинства и прав человека обнаруживается в судебной практике США. Когда негр Джеймс Мередит добился в суде права на зачисление в университет, губернатор Р. Барнетт заявил, что штат Миссисипи «не пойдёт наповоду у злонамеренных элементов». Негодующая общественность не давала Джеймсу дороги в университет. И тогда президент Кеннеди послал в Миссисипи войска для защиты права личности от посягательств государства (штата) и общества. Правда, чем закончилась карьера президента Кеннеди, известно.

Социалистические государства руководствуются другим принципом. Вполне откровенно приоритет государства над личностью обосновал Ж. – Ж. Руссо; «Суверен образуется лишь частных лиц, у него нет, и не может быть таких интересов, которые противоречили бы интересам этих лиц; и даже если суверен говорит человеку «Государству необходимо, чтобы ты умер», он должен умереть...»[6]

И.В. Сталин и другие лидеры коммунистических стран почитывали Руссо и часто применяли на практике этот тезис великого мыслителя. Впрочем, тоже самое практиковали и яркие деятели западных стран, например – Наполеон и Гитлер.

Теперь определим, что такое права и свободы.

Право- это возможность лица совершать конкретное юридически значимое действие. Например, правом является возможность участвовать в выборах в качестве избирателя или кандидата на выборную должность.

Свобода- это возможность совершать все виды юридически значимого поведения в определенной области, за теми изъятиями и ограничениями, которые оговорены законом. Так, осуществляя свободу совести, лицо самостоятельно определяет свое вероисповедание, способы своего общения с религией либо придерживается атеистических убеждений.

Разница между правами и свободами весьма условно. Понятие свобод порою раскрывается в законе через перечисление наиболее употребляемых прав, с помощью которых свободу можно реализовать.

По способу осуществления и защиты права и свободы делятся на абсолютные и относительные. Абсолютными являются те права и свободы. Которым противостоит (соответствует) всеобщий, обращенный к третьим лицам и государству, запрет препятствовать их осуществлению. Многие абсолютные правомочия определены в законе именно через запрет посягательства на них. Например, личная неприкосновенность, право на жизнь выражается в том, что никто не может быть произвольно лишен жизни и свободы.

Относительному праву человека соответствует обязанность конкретных субъектов не просто воздержаться от нарушений, но и предпринять действия, необходимые для реализации этого права. Чтобы человек реализовал право на справедливую судебную процедуру, суд должен соблюсти процессуальные нормы, присяжные - вынести справедливый вердикт и т.д.

В зарубежной теории сложились похожие классификации прав. Так американцы, а затем и международные организации обозначили группу «фундаментальных прав» (в Основном законе ФРГ – «основные права»)

Фундаментальные права образуют наиболее важное пространство личной свободы. Эти права не только определяют существо правового статуса, но и составляют правовую основу конституционного строя. Их защита является главной задачей конституционного государства. Оно обязуется обеспечивать и охранять эти права, безусловно, независимо от политических и прочих обстоятельств. Так, право на жизнь, свободу и собственность считается абсолютно императивным. Государство не может ограничивать объем этих прав, кроме случаев, когда вводиться чрезвычайно или иное особое положение.

Примерный перечень фундаментальных прав содержится в первых конституционных документах, и в течение последних двух столетий он существенно не изменился. До сих пор «естественными и неотъемлемыми» считаются право на личную неприкосновенность, свободу собраний и ассоциаций, презумпция невиновности, избирательное право, свобода слова.

Закрепление фундаментальных прав означает, что существуют и такие правомочия, которые основными не являются. Демократическое государство, как правило, не принимает на себя бесспорную обязанность гарантировать переменные права. Так, в США не ратифицировали Пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. В части, закрепляющей право на труд. Американское государство не нашло счесть возможным гарантировать соблюдение этого права силой закона и правосудия. Даже в статье 23 Конвенции о правах ребенка от 20 ноября 1989 г., закрепляющей, казалось бы, бесспорно право неполноценных детей на помощь государства, сделана оговорка, что такую помощь государство оказывает «при условии наличии ресурсов».

Французская Декларация 1789 г. Провела разграничение между правами человека и гражданина. Эта классификация по-прежнему в ходу. Права человека признаны за любым лицом, считаются неотъемлемым свойством личности. Некоторые из прав, оформляющие участие лица в политике и управлении государством, прежде всего избирательное право, относятся только к гражданам.[7]

«Неграждане» составляют значительный процент населения Запада, и об их положении поговорим чуть позднее.

Теперь рассмотрим вопрос о гарантиях прав и свобод.

Гарантиями называются средства, условия и способы, обеспечивающие соблюдения, реализацию и охрану прав человека.

В зависимости от содержания и механизма действия гарантии делятся на социальные, экономические и политические.

Социальные гарантии представляют собой совокупность общественных устоев, отношений, традиций, способствующих реализации прав человека, образующих атмосферу свободы, уважения личности. Например, в средневековой Англии наблюдалось такое явление, как отказ платить сборы, установленные без согласия парламента, то есть нарушение «древних вольностей и привилегий » англичан.

В сознании американцев довольно прочно утвердилась идея личной свободы и готовность её защищать. Так, в1981 году американцы обращались в суды штатов или участвовали в них по 120 миллионам дел и в большинстве случаев пользовались помощью адвокатов.

К экономическим гарантиям относятся материальное состояние страны, система отношений собственности. Осуществить социально – экономических и культурных прав прямо зависит от размеров национального богатства. Для выплаты пенсий, содержания школ и больниц, служб занятости и строительства жилья государству нужны деньги, и источник их получения – экономика.

Многопартийность, разделение (демонополизация) власти, развитое самоуправление образуют политическую среду, способствующую реализации прав человека, участию граждан в управлении делами государства и общества, защите личных и групповых интересов.

Юридические гарантии делятся на нормативные и институциональные. Права и свободы нормативно обеспечены при условии, если в стане развитая система юридического регулирования, поддерживающая принципы личной свободы. К нормативным гарантиям относятся также установленные законом или фактически сложившиеся правила, ограждающие права человека от нарушений. Одной из таких гарантий является презумпция невиновности. Она обеспечивает целый комплекс прав личности: право на жизнь, свободу, собственность, справедливое правосудие и другие.

Презумпция невиновности хотя бы внешне ограждает граждан от государства и общества, которое не отказалось бы преследовать лиц, в виновности которых они убеждены, хотя и не располагают достаточными и законно полученными доказательствами.

Соблюдение прав человека гарантируют нормы, предписываю­щие государству информировать граждан о своей деятельности. Первым и самым важным проявлением этой гарантии стало правило, обязывающее государство в доступной форме сообщать об изданных законах, налагающих на человека обязанности и запреты. Впоследствии право на информацию стало более обширным. Свобода печати, открытость судов, парламентских слушаний и государственных учреждений расширяют область свободного доступа к информации. По закону о свободе информации 1966 года, принятому в США, лицо вправе запросить орган управления о любой информации, а тот обязан в течение 10 дней предоставить ее либо дать мотивированный отказ, если закон запрещает публич­ное распространение сведений.

Человека интересуют не только общезначимая информация, но и сведения, касающиеся лично его. В 1971 году британский парламент утвердил Акт об информации, по которому лицо вправе знакомиться с любыми досье, составленными на него государст­венными и муниципальными службами. Если человек обнаружит в досье неверные сведения относительно своей личности, он вправе потребовать исправлений. Если требование не удовлетворено, то лицо, на которое заведено досье, вправе письменно изложить свои возражения и приобщить к делу.

Нормативных гарантий еще много, но этих примеров достаточ­но, чтобы выяснить суть дела.

Институциональными гарантиями следует считать систему правозащитных, юрисдикционных учреждений (институтов).

Традиционным и наиболее значимым правозащитным институтом является правосудие. Ценность суда состоит в том, чтобы не дать государству «сесть народу на шею».

Суд часто бывает неповоротливым, малоэффективным институтом. Вместе с тем судебная процедура позволяет лично участвовать в защите прав. Перед судом человек и государство общаются друг с другом на равных, и никакой другой институт не способен дать человеку такую возможность.

Одним из факторов, определяющих облик системы правосудия, является структура национального права. В странах, где право разделено на изолированные части, высока вероятность специали­зации судов.

Наличие административных судов связано с тем, что в странах континентального права сложилось деление права на две большие части - частное и публичное. Не случайно, что админист­ративная юстиция имеется во Франции (административные трибуналы во главе с Государственным советом) ФЕТ, Австрии, но отсутству­ет в Великобритании, США. Образованию административной юстиции способствует наличие сильной системы государственного управле­ния, бюрократии.

У всех цивилизованных народов Европы правительство всегда проявляло большое нежелание передавать на решение орга­нов правосудия дела, которые касались его самого. Во Франции нежелание административной власти встретить в судах препятствия своим действиям привело к тому, что государствен­ное управление сначала вообще было выведено из-под судебного контроля.

С середины XIX века стала оформляться отдельная юстиция для разрешения споров в административной сфере, до сих пор в Государственном совете - высшей административно-судебной инстанции - председательствует премьер-министр Франции. Конечно, сейчас это председательство является формальным, поскольку действительным главой Государственного совета явля­ется вице председатель. Однако оно напоминает о временах, когда администрация вышла из-под контроля судов, добилась создания «своей» юстиции.

В англо-американской традиции система местного самоуправ­ления занимала то место, которое на континенте оставалось в государственном управлении, долгое время обычное правосудие сдерживало произвол относительно малочисленной и разделенной администрации, характерно, что с ростом административного аппарата и в Великобритании, и в США возникла пока еще не вполне однородная система административно-квазисудебных органов.

Квазисудебные органы представляют собой подразделения при министерствах, ведомствах, которые рассматривают и разреша­ют административные споры. Квазисудебные органы не заменяют суды, которые осуществляют над ними контроль.

В суде решение квазисудебного органа может быть оспорено подобно тому, как оспариваются другие акты администрации.

Заметную роль в защите прав человека играет институт омбудсмана. Он появился в скандинавских странах. Впоследствии Англия, Испания, другие страны заимствовали его и стали назы­вать «парламентским уполномоченным по правам человека», «народным защитником» Омбудсмен - независимое от правительства назначаемое парламентом должностное лицо.

Омбудсмен контролирует соблюдение прав человека в деятель­ности чиновников, государственных органов, доводит до законода­телей информацию о состоянии прав человека в стране, возбужда­ет дела по фактам правонарушений, обращается с инициативой о проверке конституционности законов и иных актов, подает законопредложения о принятии актов по вопросам гражданских свобод.

Осуществление социально-экономических прав обеспечивает система ведомств, агентств, бюро и прочих учреждений, занятых организацией социальной помощи, выплатой пенсий, содействием в занятости и профессиональной подготовке, надзором за охраной труда и окружающей среды, за безопасностью товаров, просвеще­нием, здравоохранением.

К институциональным гарантиям относятся также учреждения, осуществляющие контроль за соблюдением прав несовершеннолетних, подопечных лиц, заключенных.

Рассматривая права человека и систему их гарантий в отрыве от других явлений социальной жизни западного общества можно сделать вывод, что со свободами здесь все в полном порядке. Без учета иных факторов этот вывод логически верен.

Теперь добавим некоторые другие дополнительные факты. При рассмотрении социальной структуры населения Запада нельзя игнорировать миллионы иностранных рабочих и иммигрантов, без которых современное западное общество вообще немыслимо. В 1991 году в Западной Германии жило около пяти миллионов иностранных рабочих, то есть-6, 5 % населения. Во Франции иностранные рабочие составляли 8 % населения, В Швейцарии -16 %, в Люксембурге - 23 %.

Надежда многих миллионов людей из не западных стран добро­вольно переселиться на Запад ничуть не влияет на их социальный статус в западном обществе. Они тут образуют устойчивый социальный слой, сопоставимый с рабами Римской империи. Они бесправны, как и рабы. Во всяком случае, права их ограничены сравнительно с коренным западным населением... Например, в Германии турки получают в два или три раза меньше немцев за ту же работу, а нелегально живущие тут люди из бывших коммунистических стран готовы работать вообще за гроши, за плату в десять и более раз меньше, чем немцы. Эти люди воспроизводятся в западных странах в этом их статусе, как воспроизводились, а не только захватывались в войнах рабы в Риме... Рассматриваемый слой объективно необходим для существования западного общества, причем - именно в таком полурабском состоянии. А Запад сам загнал себя в ловушку проповедью гражданских свобод, прав человека и западного общества как общества равных возможностей.

Отсюда можно вывести утверждение, что права и свободы Запада предназначены только для граждан этих стран.

Эти факты подтверждают также высказывание, что западная цивилизация в качестве условия своего бытия предполагает более низкий слой человечества.

Теперь остановимся на международных правозащитных органи­зациях. К ним относится Комитет по правам человека, учрежден­ный странами, подписавшими международный пакт о гражданских и политических правах от 1966 года. Комитет наделен наблюда­тельными полномочиями, которые позволяют ему оценивать состоя­ние внутренней политики отдельных стран в области прав челове­ка. Комитет может рассматривать сообщения непосредственно от лиц, находящихся под юрисдикцией государств, если лицо полага­ет, что оно стало жертвой нарушения гражданских и политических прав. Если Комитет примет подобное сообщение к рассмотрению, он передает его государству, которое обязано в течение шести месяцев дать объяснения по существу жалобы и уведомить о принятых им мерах, если таковые окажутся необходимыми. Комитет вправе принимать к рассмотрению сообщения только в отношении государств, которые признали его компетенцию, и при условии, если обратившееся лицо использовало все доступные, законные средства зашиты в своей стране.

Действуют региональные правозащитные учреждения, в которых международная защита может идти дальше, чем это возможно на всемирном плане», таковы, например, Европейская Комиссия по правам человека и Европейский суд по правам чело­века.

Роль международных правозащитных учреждений заключается не столько в восстановлении прав отдельных лиц, сколько в оказании политического давления на государства с целью измене­ния национального законодательства по правам человека, совер­шенствования судебной и административной практики.

Эти данные говорят о том, что действительно Запад интег­рируется в единое социальное целое и вмешивается в дела других государств под предлогом защиты прав человека. Это «давление» мы наблюдаем и на примере нашей страны.

2.3. Суд

На этом институте стоит остановиться чуть подробнее, ибо одна из догм западной идеологии гласит, будто суд в западных странах является независимым. А так ли это на самом деле?

Очевидно, что законы выдумывают и утверждают не сами судьи. Судьи являются служащими государства. Решение суда есть результат борьбы различных сил с противоположными интересами, а объективная истина в таких случаях недостижима. Правовые, нормы составлены так, что допускают различную интерпретацию. Они разнообразны, и в зависимости от ситуации могут быть выбраны различные варианты. От ловкости и связей специалистов-юристов зависит исход дела. На решения судов влияют многие неюридические факторы - средства массовой информации, личности участников дела, характер адвокатов, политические интересы, общественное мнение и т.п.

Приведем некоторые примеры в подтверждение сказанному. Верховный суд США, наделенный правом конституционного надзора, отменил закон штата Техас, запрещавший аборты. Основанием для отмены послужило следующее суждение: нежелательные роды могут иметь неблагоприятные последствия для одинокой матери, которая, вероятно, должна будет отказаться от мысли о продолжении образования, от надежды на брак, на желательную работу и т.д.

Таким образом окажется, что жизненный путь этой женщины будет избран не по ее собственной воле, а по диктату государства, что означает, как полагает Верховный суд, вторжение в права личности, гарантированные ХIX поправкой к Конституции США, а значит, нарушение одного из основополагающих принципов правово­го государства.

Прямо противоположное решение принял Конституционный суд ФРГ, Конституция, (Основной закон) которой объявляет республику правовым государством. Разрешая аборт, решили здесь, закон легализует убийство (плода) и обесценивает принципиальный постулат Конституции, признающий человеческую жизнь наибольшей ценностью».

Часто юридические процессы длятся годами и стоят больших денег. Информацией о юридических скандалах пестрят газеты. Эти скандалы разрушают образ западного суда как объективного, беспристрастного, неподкупного. Однако не стоит впадать и в другую, критическую крайность Суд выполняет свои функции в условиях живого общественного организма и в подавляющем большинстве случаев он держится в рамках реальной (неидеализи­рованной) справедливости.

Эти примеры в большей степени приближают к реальности представления о сущности и функционировании суда в рамках правового государства.

Демократия и гражданское общество

Термин «демократия» связан с термином «политический режим», Демократия выступает как форма политического режима.

Политический режим - это обобщенная функциональная характерис­тика существующей в обществе политической системы. Это - совокупность приемов, способов и методов осуществления полити­ческой власти.

Если мы обратимся к американской политологии, то главные достоинства западной демократии, ее приверженцы из противоречи­вого лагеря плюралистов и элитистов видят в органическом сочетании, с одной стороны, присущего этой демократии плюрализ­ма позиций и интересов, находящих свое отражение и выражение в демократически организованной власти, а с другой стороны, в ее способности поставить во главе управления страной образованную элиту, лучшим образом учитывающую как потребности и интересы разных общественно-политических сил, так и общие интересы стра­ны.

Те политологи, которые делают акцент на плюрализме инте­ресов и сил, участвующих в западной (американской) демократии, названы сторонниками «плюралистической демократии», а те, кто акцентирует внимание на элитарном характере управляющего политического слоя причислены к сторонникам «элитарной теории демократии». В чем же видят те и другие суть демократии?

Незыблемым и тут и там оказывается плюрализм, это - неотъ­емлемая черта любых построений. Однако демократия не принима­ется как власть народа, как определение народом сути осуществ­ляемой политики. Оказывается, демократия, согласно современным западным стандартам, это - власть, считающаяся с волей народа, но эта воля сведена к голосованию, когда решается вопрос, делается выбор, какая часть представителей богатых будут вершить свою собственную власть. «В современном мире демократия больше не понимается как непос­редственное определение народом правительственной политики. В современных демократических государствах народу отводится более общая роль, под демократией сейчас понимается политичес­кая система, предполагающая наличие конституционных возможнос­тей для замены государственных служащих и социального устройст­ва, гарантирующего большей части населения возможность воздей­ствовать на решение основных вопросов посредством выборов: между кандидатами на правительственные должности». Вот еще один взгляд на то, что подразумевают под демокра­тией».[8]

Термин «демократия» не является термином научным в силу аморфности его смысла даже в рамках сочи­нений одних и тех же авторов. Он является характерным термином идеологии. Употребляя его, различные люди вроде бы имеют в виду один и тот же объект, но при этом видят его с разных сторон, понимают его размыто, испытывают к нему различные чувства и имеют различные цели при его описании... Так что бессмысленно искать какое-то одно значение слова «демократия» как единственно правильное, - его просто не может быть по самому способу оперирования словом...

Необходимо различать идеологическое описание демократии (идеологическую демократию) и демократию как реальность (реальную демократию). Первая есть лишь абстракция от второй. Первая отражает отдельные черты второй, причем в идеализирован­ном виде. Если людям рассказывать всю подноготную реальной демократии, они придут в ужас и разрушат всю систему государст­венности, устроив затем еще худшую. Так что идеализация демократии в идеологии есть защитная реакция общества от раз­рушительных умонастроений. Демократия в реальности может выжить лишь со всем тем, что образует ее «ужасную подноготную». Если бы она в реальности была именно такой, как ее изображают в идеологии, она не просуществовала бы и нескольких лет.

В странах, заинтересованных в сохранении демократичес­кого режима, используется система гарантий, обеспечивающих его существование.

Содержание гарантий состоит в том, что они вытесняют из общест­венной жизни те отношения и традиции, которые способны породить бесконтрольность и монополию власти:

- государственное право устанавливает запрет на произвольное присвоение политической власти. Посягательство на суверенитет расценивается как узурпация, тягчайшее преступление и соответ­ственно преследуется;

- устанавливается запрет на осуществление подрывной деятель­ности, направленной на насильственное изменение государствен­ного строя;

- особый порядок изменения конституционных норм препятствует радикальному реформированию государственного строя, основ демократического режима;

- система государственно-правовых отношений работает против концентрации власти. Прежде всего, следует назвать систему разделения властей, основанную на механизме «сдержек и проти­вовесов», действующем во взаимоотношениях высших государствен­ных органов. Первоначально система разделения властей была описана Ш. Монтескье на основе современной ему английской демократической системы дуалистической монархии, а затем последовательно разработана и реализована в президентской республике, учрежденной в США. В системе разделения властей высшие государственные органы юридически и политически обособ­лены друг от друга, каждый из них обладает относительной независимостью, парламент может быть разделен на палаты. Нередко каждый из элементов государственного механизма состав­ляют представители разных партий. Это объясняется тем, что сроки полномочий главы государства, а также депутатов в обеих палатах парламента и судей не совпадают. Выборы президента, каждой из палат законодательного органа, замещение судейских должностей производятся в разное время и по различным процеду­рам. В результате каждая из ветвей власти получает поддержку от разных групп избирателей, отражает не совпадающие полити­ческие интересы.

Предполагается, что ни одна политическая партия не имеет возможности одновременно получить господство во всех системах, «ветвях власти» на волне временно достигнутой популярности.

Система разделения властей выглядит настолько эффективной, что ее порой рассматривают как совершенно необходимое условие демократии. Еще в Декларации прав человека и гражданина 1789 года было заявлено, что общество, где нет разделения влас­тей, не имеет конституции». На самом деле это утверждение слишком категорично и не вполне соответствует действительности, Если иметь в виду принцип независимости правосудия от политики, то разделение властей и в самом деле следует считать непремен­ной гарантией демократического режима. Однако «классическое», завершенное разделение законодательной, судебной и исполнитель­ной властей отсутствует, например, в ФРГ, где правительство и парламент органически связаны, а не обособлены друг от друга. И уж тем более оно отсутствует в современной Великобритании, поскольку там не только существует политическое соединение кабинета и Палаты Общин, но и Палата Лордов не способна проти­востоять Общинам и к тому же является высшей судебной инстан­цией.

По проблеме разделения властей интересны мысли Александра Зиновьева. Он пишет, что свойство власти с разделением на три вида сложно истолковывать не как средство ограничения власти, а как показатель единства власти, внутренне расчлененной в силу разделения функций. Об этом говорит тот факт, что в пра­вительствах многих стран Запада доминирует одна часть, обычно законодательная. Она тут имеет высшую власть над другими частями. При этом остается разделение функций между различными учреждениями власти как чисто деловое удобство. В Великобрита­нии законодательная и исполнительная власть сосредоточены в одном органе - в кабинете. Если партия выигрывает большинство голосов на выборах, парламент назначает ее лидера премьер-министром, а тот назначает министров - кабинет. Последний несет коллективную ответственность. Главная фигура во власти - премьер-министр, кабинет - его кабинет. Он представляет нацию. Исполнительная власть здесь есть придаток законодательной, а законодательная - продолжение исполнительной. Последняя дейст­вует в соответствии с первой, которая дает согласие. Законода­тельная инициатива исходит от исполнительной власти. Далее исследователь пишет, классическая теория разделения власти между законодательным и исполнительным органом судебной власти и говорить не воплотилась в жизнь[9] .

Современные законодательные органы занимаются не столько разработкой и одобрением общего кодекса поведения, сколько решениями, направляющие конкретные действия исполнительной власти, исчезла разница между законодательством и текущими распоряжениями властей, между общими и частными задачами власти. Главной задачей представительной власти стало не законодатель­ство, а управление. Все то, что теперь штампует законодательный орган, стало называться законом. Правительство получило возмож­ность издавать для самого себя удобные ему законы. Правительст­во вышло из-под контроля закона. Сама концепция закона потеря­ла значение. Правление стало главной задачей законодательного органа, а законодательство - его побочной функцией.

Зиновьев считает это нормальным явлением для современного западного общества. Разделение властей - дело второстепенное, раздутое в идеологии и пропаганде.

Сейчас наступил такой период в развитии государственности западнизма, когда главной функцией государства становится управление внутренней жизнью общества, а законодательство превращается в средство управления. Законодательство уже сыгра­ло свою основную историческую роль, установив рамки деятельнос­ти государства. Оно вошло в плоть и кровь западного общества. Остается необходимость охраны его и корректировки в связи с важными переменами. Перевороты эпохального значения, требующие решающей роли законодательной власти, в рамках западнизма не предвидятся.

Новый период в истории государства западнизма еще только начался. Претензии государства на роль правителя всей внутрен­ней жизни общества встречают, естественно, сопротивление. Пока тут можно говорить о стремлении государства к максимально возможному для него контролю над подвластным обществом, и о стремлении каких-то сил общества к максимально возможной для них независимости от государства. В результате их борьбы рождается какой-то компромисс и срастание государства с проти­воборствующими силами. Но что бы при этом ни произошло, любой результат так или иначе будет развитием государственности, пока она не достигнет логического предела.

Разделение властей сохраняет, конечно, какое-то значение. Но не то, какое этому придается в речах и сочинениях теорети­ков и политиков. Оно сохраняет, в частности, значение внутрен­ней самозащиты одних частей системы власти от заселения других, то есть роль средства предохранения не столько от тирании системы власти по отношению к подвластному обществу, сколько от тирании в рамках самой системы власти независимую от ее отношения к обществу.

Приведенные факты подтверждают мысль о том, что государст­во расширяет свои функции в жизни западного общества, а идея о разделении властей на практике оказалась нереализованной. Реалии оказались далеки от первоначальной идеи.

Что скрывается за словосочетанием «гражданское общество»?

Решающей социально-экономической предпосылкой правового государства является гражданское общество.

Политические характеристики гражданского общества наилучшим образом концентрируются ныне в понятии правового государства. Правовое государство, по сути дела, политическая ипостась гражданского общества: их взаимодействие принципиаль­но складывается по правилам соотношения формы и содержания.[10] Нерасторжимые и проникающие друг в друга, они олицетворяют целостность общества, подчиняющуюся законам кибернетики, а не логике известной притчи о «курице или яйце» (см. приложение 3).

Снова приходится согласиться с автором книги «Запад», который пишет, что «гражданское общество», как и большинство понятий социальных наук, является смутным и много - мысленным. Еще с ХVIII века идет традиция включать в гражданское общество экономические, религиозные, моральные, национальные и другие негосударственные феномены. Это словоупотребление объяснимо условиями тех веков, когда западнизму приходилось еще утверж­даться в борьбе с феодализмом, который олицетворялся государст­вом. В XX веке западнизм победил бесповоротно.[11]

Государственность стала адекватной социальной организации и экономике. И уже в рамках западнизма стали выделять некоторую совокупность социальных явлений, отличающихся как от явлений государственности, так и от экономики. Но и в этом случае, как правило, происходило и до сих пор происходит смешение двух словоупотреблений - нового и старого.

Вышеупомянутый автор употребляет выражение «гражданское общество» как обозначение совокупности добровольных негосу­дарственных и неделовых (неэкономических) объединений граждан с целью защиты своих частных интересов, а также с целью защиты общих интересов, игнорируемых государством и деловыми кругами.

Таким образом, единого понятия термина «гражданское общество» не существует. Но, тем не менее, совокупность всех социальных явлений, которые связы­вают с гражданским обществом, играют немаловажную роль в функционировании правового государства.

3. ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИИ В ПОСТРОЕНИИ ПРАВОВОГО

ГОСУДАРСТВА

Уже десяток лет Россия усиленно строит правовое государст­во. Западные учителя нам усердно помогают в этом строительстве. Больших результатов позитивного характера Россия не достигла. Зато негативными «успехами» Россия поразила даже наших запад­ных партнеров.

Возможно, в России построить правовое государство? Принципиально это осуществимо при наличии ряда условий, сход­ных с условиями, при которых сформировалось западное общество. Нужно длительное время, минимум лет сто. Нужен соответствующий человеческий материал с психологическими чертами современного западного человека. Нужна соответствующая организация общества с преобладанием делового аспекта в первичных клеточках общест­ва. Нужны зависимые народы для успешной экономической деятель­ности. Для формирования всех необходимых условий десятка лет явно недостаточно,

А какого вида демократию можно построить довольно быстро? Предлагаю к рассмотрению ситуацию, которую опишу ниже. Намного ли такая картина далека от действительности?

Стране навязываются внешние атрибуты западной политичес­кой системы - многопартийность, парламент, свободные выборы, президент и т.п. Но они тут являются лишь прикрытием режима совсем не демократического, а скорее диктаторского (авторитар­ного). Эксплуатация страны в интересах Запада осуществляется силами незначительной части населения, наживающейся за счет этой нации. Эти люди имеют высокий жизненный стандарт, сопоставимый с таковым самых богатых слоев Запада.

Колонизируемая страна доводится до такого состояния, что становится неспособной на самостоятельное существование. В военном отношении она деморализуется настолько, что ни о каком сопротивлении и речи быть не может. Вооруженные силы сохраняются лишь для того, чтобы сдерживать протесты населения и попытки оппозиции изменить ситуацию.

До жалкого уровня низводится национальная культура. Место ее занимают самые примитивные образцы западной культуры, вернее - псевдокультуры Запада, массам населения предоставля­ется суррогат демократии в виде распущенности, ослабленного контроля со стороны властей, доступные развлечения, система ценностей, избавляющая людей от усилий над собой и от мораль­ных ограничений.

Эту картинку изменить ее в лучшую сторону будет проблематично по той причи­не, что западные страны сформировались исторически в нацио­нальные государства: как социальные образования более высокого сравнительно с прочим человечеством уровня организации, как своего рода «надстройка» над прочим человечеством. Они развили в себе силы и способности доминировать над другими народами, покорять их. А историческое стечение обстоятельств дало им ... возможность использовать свои преимущества.

Западные страны сложились не сами по себе, не изолирован­но от окружающего мира, а как часть суперструктур, имевших иерархическую структуру зависимости и подчинения: 1)метропо­лия; 2) зависимые страны и народы различной степени зависимости; 3)колонии различного уровня.

Это стремление западных стран к образованию мировой супер­структуры не исчезло, а приняло новую форму и усилилось.

Основные черты нового периода этого процесса таковы: 1) запад­ные страны покоряют планету не поодиночке, а совместно; 2) теперь они стремятся организовать все человечество так, как это соответствует их интересам.

Россия в качестве равноправного партнера Западу не нужна, это очевидно. Место России уже определено. Это место сырьевого придатка Запада и его экспансионистских устремлений.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Государство – это форма организации общества. Развитие и становление государства – естественно исторический процесс, связанный с крупным общественным разделение труда.

По своему устройству государство есть многоаспектное социальное образование, имеет свои задачи, функции, формы.

Формирование правового государства в нашей стране жизненная необходимость. Только правовое государство делает общество гражданским. Делает возможным свободное развитие каждой личности и всего общества.

Подводя итоги данной работы, можно сказать, что постав­ленные задачи выполнены, а цели - достигнуты. Границы исследо­вания были оговорены во введении. Сущность правового государства была выявлена, источники, условия и тенденции развития этого социального феномена - определены. Конституция, разделение властей, многопартийность, демократический режим, права и свободы - все это внешние сто­роны правового государства.

Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах.

Соблюдение государством прав и свобод человека и гражданина предполагает не только их провозглашение и законодательное закрепление в конституции страны, но и создание реальной возможности отстаивания и защиты этих прав и свобод всеми доступными и законными способами. Конституция РФ признает право гражданина защищать свои законные права, свободы и интересы всеми способами, не запрещенными законом. Каждый гражданин может использовать для защиты своих прав, свобод и интересов все предусмотренные Конституцией РФ и иными нормативно-правовыми актами механизмы их защиты. При нарушении или ущемлении его прав гражданин может использовать все виды обжалования в соответствующих органах государственной власти и управления, обращаться к общественности и в средства массовой информации, создавать комитеты или движения в свою защиту, проводить различные виды пикетирования в разрешенном законодательством порядке. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд. В соответствии с международными договорами Российской Федерации каждый в праве обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.[12]

Граждане Российской Федерации получили право обращаться с жалобами в Европейский Суд по правам человека в Страсбурге. Европейский Суд по правам человека рассматривает жалобы только на действия или решения органов государственной власти и не принимает к рассмотрению обращения, направленные против частных лиц и негосударственных организаций. Все выше перечисленные явления и являются показателем, что Россия стремится к построению правового государство


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Конституция РФ. М., 2004.

2. Всеобщая декларация прав человека. М., 2005.

3. Европейская Конвенция о защите прав человек и основных свобод 1950 г. М., 2004.

4.Барнашов А.М. Теория разделения властей: становление, развитие, применение. Томск, 1988.

5. Батурин Ю.М., Лившиц Р.З. Социалистическое правовое государство: от идеи к осуществлению. М., 1989.

6. Борисенков А.С. Политическая Россия сегодня. М., 1993.

7. Гоббс Т. О государстве. Сочинения. В 2-х т. Т. 2. М., 1991.

8. Джон Локк. Сочинения: В 3-х т. М., 1988.

9. Дмитриев Ю.А. Соотношение понятий политической и государственной власти в условиях формирования гражданского общества \\ Гос-во и право. 1994. №7.

10. Зиновьев А. «Запад». М., 2001.

11. Ильин А.Н., Коваль В.И. две стороны одной медали: гражданское общество и государство \\ Полис. 1992. № 1,2.

Керимов А. Д. Парламентские представительства как средство контроля за исполнительной властью (Пятая Французкая республика) \\ Государство и право. 1992 № 1.

12.Комаров С.А. Личность в политической системе российского общества (политико-правовое исследование). Саранск, 1995.

13. Комаров С.А. Советское общенародное государство и личность. Красноярск, 1986.

14.Кудрявцев В.Н. Лукашова Е.А. Новое политическое мышление и права человека \\ Вопросы философии. 1990. №5.

15. Кучинский В.А Личность. Свобода. Право. М., 1978.

16. Малько А.В. Об ограничении прав и свобод человека и гражданина в проекте Конституции РФ \\ Гос-во и право. 1993. №3.

17.Матузов Н.И. Правовая система и личность. Саратов, 1987.

18. Мушинский В.О. Правовое государство и правопонимание \\ Сов. гос-во и право. 1990. №2.

19.Нерсесянс В.С. Правовое государство: история и современность. \\ Вопросы философии. 1989. №2.

20. Ордещук П. К. Американская политическая система: поиск эффективной демократии // Свободная мысль. 1991. № 14.

21. Право и власть. М., 1990.

22.Права человека. Сборник международных документов. М., 1986.

23. Руссо Ж-Ж. Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства среди людей (1755) \\ Избранные сочинения в 3-х тт. М., 1961.

24.Теория государства и права. \ Отв. ред. В.М. Корельский и В.Д. Перевалов. М., 2001.

25.Теория государства и права \ Под ред. Г.Н. Манова. М., 2001.

26. Шайкенов Н.А. Правовое обеспечение интересов личности. Свердловск, 1990.

27. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. М., 1985.

28. Язык закона. М., 1990.


Приложение 1


Приложение 2

Личность, право, гражданское общество, правовое государство

Политико-правовое состояние личности


Приложение 3


[1] Зиновьев А. «Запад». М., 2001.

[2] Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. М., 1985.

[3] Теория государства и права. \ Отв. ред. В.М. Корельский и В.Д. Перевалов. М., 2001.

[4] Керимов А. Д. Парламентские представительства как средство контроля за исполнительной властью (Пятая Французкая республика) \\ Государство и право. 1992 № 1.

[5] Теория государства и права \ Под ред. Г.Н. Манова. М., 2001.

[6] Руссо Ж-Ж. Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства среди людей (1755) \\ Избранные сочинения в 3-х тт. М., 1961.

[7] Керимов А. Д. Парламентские представительства как средство контроля за исполнительной властью (Пятая Французкая республика) \\ Государство и право. 1992 № 1.

[8] Ордещук П. К. Американская политическая система: поиск эффективной демократии // Свободная мысль. 1991. № 14.

[9] Зиновьев А. «Запад». М., 2001.

[10] Ильин А.Н., Коваль В.И. Две стороны одной медали: гражданское общество и государство \\ Полис. 1992. № 1,2.

[11] Зиновьев А. «Запад». М., 2001.

[12] Борисенков А.С. Политическая Россия сегодня. М., 1993.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий