регистрация / вход

Соединение и разделение властей

СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ . . . . . . . . . 3 ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И СВОЙСТВА ГОСУДАРСТВЕНОЙ ВЛАСТИ 1.1. Понятие государственной власти . . . . 5 1.2. Признаки государственной власти . . . 6

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ . . . . . . . . . 3

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И СВОЙСТВА ГОСУДАРСТВЕНОЙ ВЛАСТИ

1.1. Понятие государственной власти . . . . 5

1.2. Признаки государственной власти . . . 6

1.3. Принципы организации и деятельности государственного аппарата . . . . . . . . 7

ГЛАВА 2. ОРГАНИЗАЦИОННАЯ СТРУКТУРА АППАРАТА ГОСУДАРСТВЕНОЙ ВЛАСТИ

2.1. Системное единство государственной власти и разделение властей . . . . . . . . 10

2.2. Концепция единой государственной власти, отрицающая разделение властей . . . . . . 12

2.3. Легальность и легитимность государственной власти 14

ГЛАВА 3. СОЕДИНЕНИЕ И РАЗДЕЛЕНИЕ ВЛАСТЕЙ

3.1. Разделение властей в контексте философии . . 18

3.2. Контрольные органы государственной власти в системе разделения властей . . . . . . 21

3.3. Единство государственной власти и разделение властей 23

ЗАКЛЮЧЕНИЕ . . . . . . . . . 26

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ . . . . 27

ВВЕДЕНИЕ

Государственная власть - это важнейший атрибут государства, наделённый властными функциями по управлению страной. В современном демократически ориентированном обществе государственная власть основывается на принципе народовластия. Её источник – не божественная воля и не харизматические свойства правителя, а суверенитет народа; его волей, выраженной в конституции страны, определяется характер государственной власти и формы её осуществления.

Необходимым условием укрепления и развития государственной власти являются законность, единообразное и неуклонное исполнение законов которые издаются органами и должностными лицами государства, а также гражданами и общественными организациями. Таким образом, государственная власть относится к числу необходимых и специальных средств для управления страной, принятия и приведение в жизнь законов, предназначенных для урегулирования отношений как в самом государстве, так и на международном уровне.

Проблемам государственной власти посвятили работы большое количество учёных: В.Е Чиркин, С.С. Алексеев, И.Н. Гомеров, В.Д. Перевалов и многие другие.

Актуальность выбранной темы обосновывается тем, что сегодня проблема государственной власти и проблема разделения властей стоит наиболее остро.

В этой работе, мы постараемся изучить структуру государственной власти, рассмотреть её функции, принципы работы, а также систему органов во власти, и одновременно характер, форму осуществления и сравнить систему государственной власти в Советском Союзе и в современной России.

Структура данной курсовой работы включает в себя введение, три главы и заключение. В первой главе изложены понятия, принципы государственной власти, а также деятельность государственного аппарата и его организация. Во второй главе нашли отражение вопросы легальности и легитимности власти, её системном единстве. В третьей главе был рассмотрен принцип разделения властей, контрольные органы власти и их место в контексте философии.

Выше изложенное предопределяет характер данной работы: она является попыткой общего изучения понятия государственная власть.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И СВОЙСТВА ГОСУДАРСТВЕНОЙ ВЛАСТИ

1.1.Понятия государственной власти

Власть – это возможность и способность осуществлять собственную волю даже вопреки сопротивлению другой стороны (сторон). Отношения власти асимметричны, они предполагают доминирование, господство, которое может быть навязано и насильственно, и принято «добровольно» (под психическим, идеологическим или иным воздействием). Власть всегда содержит элемент принуждения в той или иной, гибкой, почти незаметной, или жёсткой, даже террористической форме.

Особое значение в человеческом обществе имеет не индивидуальная, частная власть, характеризующая зависимость одного лица от другого (например, отношения матери и малолетнего ребёнка), а сознательная, общественная власть, в основе которой лежит существование определенных отношений, коллективов. Эти связи опираются не на персональные отношения, не на кровнородственные связи (как при родоплеменном строе), а на иные факторы. Необходимость сознательной, общественной власти в человеческих коллективах проистекает из их совместной осознанной деятельности, что предполагает разделение поведения, установление определенной иерархии, порядка взаимоотношений людей в коллективе и коллективов между собой.

Особого рода коллектив – современное, государственно-организованное общество той или иной страны. Ему присуща политическая власть. Эта власть является не частной (как в семье) или корпоративной (как в политической партии), а публичной. Она действует от имени всего общества, и даже если представители этой власти заявляют о её классовом характере (Китай, КНДР или Куба), они утверждают, что в конечном счёте такая власть служит коренным, долговременным интересам общества (например, утверждается, что диктатура пролетариата имеет своей целью создать «самое справедливое» социалистическое, а затем коммунистическое общество).

Политическая власть, как правило, получает свое выражение в государственной власти. Лишь в редких случаях бывают другие формы политической власти. Политической (но не государственной) властью была власть Советов в условиях двоевластия в феврале – июле 1917г. в России (она стала государственной в результате революции в октябре 1917г.).

1.2. Признаки государственной власти

Государственная власть имеет политический характер, но не всякая политическая власть является государственной.

Существует несколько признаков государственной власти:

1) Государственная власть выступает как официальный представитель общества данной страны. Только она юридически уполномочена действовать от имени всего общества и как таковая применять от его имени в случае необходимости легализованное и в большинстве случаев легитимное принуждение, насилие.

2) Государственная власть обладает верховенством в обществе, она суверенна. Осуществление всех других разновидностей власти может регулироваться государством, правом.

3) Регулируя отношения различных классов, социальных и иных групп, государственная власть выполняет арбитражную роль в обществе, хотя при этом, прежде всего, защищает интересы экономически доминирующих классов и слоёв населения, наиболее влиятельных «групп давления».

4) В отличие от политической, государственная власть в высокой степени формализована, её организация, порядок деятельности детально определяются конституционными нормами, иным законодательством.

5) Государственная власть реализуется специализированным государственным аппаратом (парламент, правительство суды, милиция (полиция) и т.д.), тогда как политическая власть Советов в условиях двоевластия опиралась на вооруженные отряды, боровшиеся против существования государственной власти.

В федеративном государстве государственной властью обладает не только федерация, но и её субъекты (республики и другие субъекты в составе Российской Федерации и т.д.). Они имеют свои парламенты, правительство иногда – своих президентов (республики в России и Югославии). Однако государственная власть субъекта федерации имеет подчиненный характер. Верховенство принадлежит федерации.

Государственную власть, как власть, выступающую от имени всего общества, следует отличать от власти местного самоуправления, которая также является публичной и политической, но это власть определенной части населения – территориального коллектива в границах той или иной административно – территориальной единицы (округа, района и т.д.).

1.3.Принципы организации и деятельности государственного аппарата

Под принципами организации и деятельности государственного аппарата понимаются руководящие абстрактные положения, на основе которых формируются и функционируют государственные органы.

К ним относятся:

· принцип законности – принцип соответствия, строгого следования закону и непротиворечивости всех аспектов деятельности государственного аппарата в целом, его отдельных органов и государственных служащих конституции, законам и подзаконным актам;

· принцип эффективности – обеспечение результативности, рентабельности управленческой деятельности, особенно необходимой в условиях рыночных отношений;

· принцип профессионализма; в соответствии с ним обеспечивается занятие тех или иных должностей (особенно руководящих) квалифицированными, компетентными, дипломированными специалистами, использующими научный подход;

· принцип демократизма, обеспечивающий участие всех граждан, народа как источника государственной власти в принятии политических решений, формировании и деятельности государственных органов;

· принцип гуманизма, признающий ценности каждого отдельного человека как личности, приоритета его законных прав, свобод и интересов;

· принцип гласности, обеспечивающий прозрачность деятельности государственных органов, их периодическую отчётность, информирование населения о результатах деятельности по тем или иным направлениям;

· принцип национального равноправия, требующий равного доступа к замещению вакантных должностей в госаппарате людям не какой-то одной, а разных национальностей или рас;

· принцип централизма, отражающий иерархичность структуры государственного аппарата, вертикального или горизонтального подчинения;

· принцип федерализма, который выражает единство государственной власти в федеративной стране при разграничении предметов ведения федерального центра и отдельных субъектов Федерации;

· принцип сочетания единоначалия и коллегиальности, позволяющий соединить коллективное обсуждение с оперативным принятием решения начальником;

· принцип разделения властей, в соответствии с которым различают законодательную, исполнительную и судебную власть; он создаёт баланс властей, их контроль (сдерживание) и исключает злоупотребление властью.

2.ОРГАНИЗАЦИОННАЯ СТРУКТУРА АППАРАТА ГОСУДАРСТВЕНОЙ ВЛАСТИ

2.1.Системное единство государственно власти и разделение властей

Государственная власть едина в том смысле, что она осуществляется государственным аппаратом в целом (институциональным элементом государства) и что не существует нескольких конкурирующих «государственных властей». В частности, в этом заключается государственный суверенитет. Но, во-первых, единую государственную власть осуществляют законодательные, исполнительные и судебные органы. Во-вторых, по мере исторического развития государственности и права формируется определённый принцип взаимоотношений и кооперации этих органов, который называется разделением властей. Разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную ветви (разделение властей «по горизонтали») – это не раздробление единой власти, а принцип строения институционального элемента государства, структурно-функциональная характеристика организации, или механизма, государственной власти.

Единую государственную власть осуществляет государственный аппарат, который представляет собой систему государственных органов. В рамках этой системы различаются три подсистемы (три относительно самостоятельные и взаимодействующие системы), образующие законодательную, исполнительную и судебную ветви аппарата государственной власти как целого. В основе такого структурного строения аппарата государства лежит функциональная дифференцированность государственной власти[1] . Обычно её объясняют как разделение труда по государственному управлению. Имеется в виду, что государственная власть функционально предназначена для законотворчества, исполнения законов (принуждения к соблюдению законов) и отправления правосудия. Рациональная организация и разделение труда по государственному управлению порождают государственные органы, обладающие разной компетенцией: есть органы, которые устанавливают общеобязательные нормы, органы, которые управляют в соответствии с этими нормами, и органы, которые в соответствии с этими нормами разрешают споры о праве.

Можно подчеркнуть, что теоретическая конструкция разделения труда по государственному управлению объясняет лишь наличие законодательных, исполнительных и судебных органов. Причём из этой конструкции вовсе не вытекает разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную ветви, не вытекает разграничение законодательных, исполнительных и судебных полномочий. Например, эта конструкция допускает, что орган исполнительный, управляющий в соответствии с общеобязательными нормами, одновременно сам может издавать общеобязательные нормативные акты. Эта конструкция не отрицает и такое разделение труда по государственному управлению, при котором один и тот же орган устанавливает и исполняет законы, например, может принять закон по любому вопросу индивидуального характера.

В любом более или менее развитом государстве в структуре государственного аппарата различаются законодательные, исполнительные и судебные органы. Но наличие этих органов ещё не говорит о разделении властей. Так, в абсолютной монархии есть законодатель (сам монарх, при котором может быть законосовещательный орган), исполнительные органы (правительство или министры, административные органы) и суды. Но здесь нет разделения властей, все государственные органы замыкаются на фигуру монарха. Абсолютный монарх не только законодатель, но и глава исполнительной власти и верховный судья.

В структуре деспотической организации власти тоже есть властные институты, порождённые разделением труда по управлению. Например, в советской тоталитарной системе были органы, реально принимавшие общеобязательные решения, и органы, ответственные за выполнение этих решений, был номинальный законодатель, были формально разделённые суд и прокуратура. Но, разумеется, власть тотальная исключает какое бы то ни было разделение властей или разграничение полномочий.

Разделение властей – это не любое разделение труда по государственному управлению, а такое, которое обеспечивает свободу субъектов государственно-правового общения. Это такой принцип организационной структуры государственного аппарата, который достигается в исторически развитых государственных формах и создаёт институциональные гарантии свободы, безопасности и собственности.

2.2.Конепция единой государственной власти, отрицающая разделение властей

Для диктаторских режимов Нового времени, особенно для тоталитарных диктатур XX в., характерна идеология, отрицающая саму возможность разделения властей. По этой идеологии власть принадлежит одному коллективному субъекту – нации, народу, политически господствующему классу, «трудящимся» и т.п., и этот субъект её ни с кем не делит (социальное единство власти). От имени этого субъекта, например народа, власть осуществляется иерархической системой органов, в рамках которой может быть только разделение труда, но не разграничение компетенции (организационное единство власти). Имеется в виду, что в единой иерархической системе есть высший властный орган, получающий свои полномочия как бы непосредственно от народа, а все остальные органы получают свои полномочия от этого высшего органа, подотчётны ему и подконтрольны. Следовательно, этот высший орган прямо или косвенно определяет деятельность всех остальных органов, может вмешиваться в их компетенцию1 . По смыслу этой концепции власть является не только единой в её социальной сущности, но и неделимой в её организационной форме.

Концепция системы Советов претендует на радикальный демократизм. Она отвергает разделение властей как такую структурную организацию государственной власти, при которой государственные органы не могут вмешиваться в компетенцию друг друга, следовательно, органы, избираемые народом, не всевластны и не могут контролировать другие государственные органы. В действительности это антидемократическая, авторитарная концепция, оправдывающая сосредоточение власти в одном органе, которая прикрывает свою диктатуру видимостью демократических учреждений. Хорошо известно, что всевластные органы реально не избираются народом и что диктаторская власть может лишь имитировать выборы в такие органы. Система Советов в СССР и подобные системы сталинского типа служили псевдодемократическим фасадом тоталитарных режимов, при которых единство власти реально объясняется не «народовластием», а неограниченной деспотической властью диктатора, вождя.

Выше сказанное отрицает ценность разделения властей исходя из ложной посылки, что существует некая «власть народа», которая сама по себе представляет абсолютное политическое благо. Здесь считается, что общество может застраховать себя от тиранической диктатуры лишь тогда, когда в государстве будет верховный орган, получающий власть от народа, а все остальные органы будут подчиняться верховному органу, будут ему подконтрольны. Но, во-первых, сама «власть народа» может быть формальным источником диктатуры.

Во-вторых, демократически избранный орган является относительно независимым от избравшего его народа. И если власть этого органа не ограничена компетенцией других органов, если все остальные органы ему подчинены, то, ссылаясь на волю народа, он легко может превратиться в коллективного тирана или выдвинуть из своей среды диктатора и даже начать террор против собственного народа, о чём красноречиво свидетельствует практика Национального конвента в 1793г. во Франции. Наконец, история свидетельствует, что при отсутствии разделения властей верховный представительный орган становится псевдодемократическим прикрытием для диктатуры политического лидера, победившего в борьбе за власть внутри этого органа. Напротив, теория разделения властей признаёт высшей политической ценностью не «власть народа», а свободу. Свобода обеспечивается такой структурой аппарата государственной власти, в которой нет верховного органа, и никакой государственный орган не может сосредоточить в своих руках власть, достаточную для установления диктатуры

2.3. Легальность и легитимность государственной власти

Законы, иные нормативные акты, издаваемые от имени государственной власти, легализуют, т.е. делают законными или, напротив, незаконными, нелегальными, противоправными те или иные отношения (институты, организации) в обществе, допуская или запрещая их. В свою очередь, сама государственная власть тоже нуждается в легализации.

Легализация государственной власти – это юридической провозглашение правомерности её возникновения (установления), организации и деятельности, её органов, порядка деятельности, осуществления конституции.

Легализация осуществляется различными способами, в том числе путём референдума (например, Конституция России 1993г., легализовавшая ту государственную власть, которая сложилась после фактического роспуска Съезда народных депутатов и Верховного Совета и создания Государственной Думы и Совета Федерации), а также иными правовыми актами, например законами о выборах парламента, президента, о судебной системе.

После государственных и военных переворотов, революционных событий новая власть, её чрезвычайные органы, стремясь создать легальную основу своей деятельности, принимают временные основные правовые акты (декреты советского правительства 1917 – 1918гг.)

Правовые акты, легализующие государственную власть, должны соответствовать не только интересам народа страны, выражать его волю, но и общечеловеческим ценностям и гуманистическим принципам права, в том числе международного права. Сосредоточение, захват государственной власти, присвоение властных полномочий (в том числе какой-либо партией) незаконны. Как устанавливает Конституция России 1993г., такие действия наказуемы (ст.3 п.4).

Нарушение принципа легализации государственной власти предполагает юридическую ответственность. Эта ответственность распространяется как на лиц, посягающих «со стороны» на государственную власть, так и на носителей самой государственной власти (например, ответственность за превышение полномочий).

Термин «легитимация» происходит от того же латинского слова (от лат. lex – закон), но отражает состояние фактическое.

Легитимная государственная власть – это власть, соответствующая представлениям народа, общества данной страны о её справедливости, правильности, обоснованности, моральной законности.

Степень легитимности государственной власти находит своё выражение в поддержке этой власти населением. О поддержке или её отсутствии могут свидетельствовать выборы парламента и президента, опрос населения, анкетирование, проведение различных встреч с населением и публичных мероприятий (например, организация общегосударственного обсуждения проекта новой конституции). Следствием легитимности является авторитет государственной власти у населения, признание права управлять и добровольное согласие подчиняться. Легитимность повышает эффективность государственной власти, поскольку её мероприятия опираются на поддержку большинства населения.

Различают экстраординарные (чрезвычайные) и обычные, традиционные способы легитимации новой государственной власти. К экстраординарным относятся социальные и политические революции, выражающие подлинные интересы народа, свергающие угнетающую государственную власть и утверждающие власть новую, которая, правда, далеко не всегда оправдывает чаяния народа.

Немецкий политолог, юрист и социолог М. Вебер (1864 – 1920) ввёл различие трёх основных форм легитимации государственной власти: традиционную, харизматическую и рациональную.

Традиционная связана с обычаями, традициями населения, с личной сословной, племенной зависимостью, нередко с особой ролью религии, как это имеет место, например в странах мусульманского фундаментализма (Саудовская Аравия, Кувейт, ОАЭ и др.).

Харизматическая легитимация обусловлена особыми качествами выдающихся личностей (реже – групп лиц), которым приписываются качества, способные определять поведение людей. Харизмой обладали великие полководцы-завоеватели (Александр Македонский, Чингисхан, Наполеон и др.), Гитлер, Сталин, де Голль, до определенного времени и Б.Н. Ельцин.

Рациональная легитимация основана на разуме: население поддерживает или отвергает государственную власть, руководствуясь рассудочной оценкой этой власти. Основой рациональной легитимации являются не лозунги и обещания, не создание имиджа удачливого и мудрого правителя, часто даже не справедливые законы (они иногда не выполняются, например, в России), а практическая работа органов государства на благо населения страны.

Утрата государственной властью легитимности не влечёт за собой непосредственно юридической ответственности. Низкий рейтинг парламента, президента, правительства ещё не вызывает сам по себе его смену. Падение легитимности проявляется на выборах, когда та или иная партия теряет власть, президент терпит поражение, те или иные депутаты не бывают избраны. Оно проявляется в массовых волнениях населения, коллективных акциях протеста, направленных против государственной власти (например, поход 10 тысяч шахтёров Румынии на Бухарест в 1999г.). В наиболее острых случаях утрата властью легитимности приводит к революции.

ГЛАВА 3. СОЕДИНЕНИЕ И РАЗДЕЛЕНИЕ ВЛАСТЕЙ

3.1.Разделение властей в контексте философии

Государственная власть состоит из трёх относительно самостоятельных ветвей, каждая из которых имеет своё юридическое обоснование. Эти ветви – законодательная, исполнительная и судебная – обособились как три основополагающие институционально-правовые формы публично-властной деятельности.

Законодательная ветвь государственной власти в официальной форме устанавливает правовые нормы, общие правила, определяющие меру свободы человека в обществе и государстве. В частности, законодатель устанавливает правила применения политической силы, необходимого и допустимого с точки зрения обеспечения свободы, безопасности, собственности.

Исполнительная власть воплощает в себе принудительную силу государства. Это система органов, обладающих, в частности, полицейскими полномочиями, способных осуществлять организованное принуждение вплоть до насилия. Эти полномочия должны быть правомочиями, т.е. должны быть установлены законом для обеспечения свободы, безопасности, собственности.

Судебная власть разрешает споры о праве, устанавливает право (права и обязанности) в конкретных ситуациях, для конкретных субъектов. В частности, судебные решения дозволяют или предписывают правовые меры государственного принуждения в отношении конкретных субъектов.

Разделение властей означает, что органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны в пределах своей компетенции и не могут вмешиваться в компетенцию друг друга. В то же время компетенция этих органов такова, что они не могут действовать изолированно, и государственная власть осуществляется в процессе кооперации трёх её самостоятельных ветвей: деятельность законодателя не принесёт желаемого результата без соответствующей деятельности исполнительной и судебной власти, осуществление правосудия невозможно без власти законодательной и судебной и т.д. Кроме того, во взаимоотношениях ветвей власти должны быть сдержки и противовесы, не позволяющие каждой из ветвей власти выходить за пределы её компетенции и, наоборот, позволяющие одним ветвям власти удерживать другие в рамках компетенции.

Юридический смысл разделения властей выражен в следующем рассуждении великого французского просветителя Ш.Л. Монтескье в его основном сочинении «О духе законов»: «Если власть законодательная и исполнительная будут соединены в одном лице или учреждении, то свободы не будет, так как можно опасаться, что этот монарх или сенат станет создавать тиранические законы для того, чтобы так же тиранически применять их. Не будет свободы и в том случае, если судебная власть не будет отделена от власти законодательной и исполнительной. Если она соединена с законодательной властью, то жизнь и свобода граждан окажутся во власти произвола, ибо судья будет законодателем. Если судебная власть соединена с исполнительной, то судья получает возможность стать угнетателем»1 Следует пояснить, что Монтескье отводит роль главы исполнительной власти монарху не потому, что он сторонник монархии и противник республики (в этом контексте его теорию рассматривать не уместно), а потому, что исполнительная более эффективна, когда она осуществляется единоличным органом власти.

Из этого рассуждения Монтескье вытекает, что разделение властей существует в трёх аспектах или на трёх уровнях – функциональном, институциональном и персональном.

Функциональное разделение властей. Ради обеспечения свободы необходимо установить раздельную функцию принятия решений о принуждении (применении силы) и функцию осуществления государственного принуждения. Законодательная власть устанавливает правила применения силы, судебная власть допускает или предписывает конкретные меры применения силы. Следовательно, эти ветви власти не должны обладать принудительно силой, не должны осуществлять государственное принуждение. Поскольку такой силой обладает исполнительная власть, она сама не должна принимать нормативные или индивидуальные решения о применении силы. Следовательно, исполнительная власть должна действовать на основании и во исполнение законов и судебных решений.

Институциональное разделение властей. Осуществление функций законодательной, исполнительной и судебной власти не должно быть соединено в одном лице или учреждении. Разделение властей означает отделение инстанций, обладающих принудительной силой, от инстанций, принимающих решение о применении силы. Иначе говоря, нужно разделить государственные органы, компетентные применять силу и компетентные принимать решения о применении силы. В этом контексте разделение законодательной и исполнительной власти означает, во-первых, что органы исполнительной власти не вправе заниматься первичным нормотворчеством, издавать нормативные акты, имеющие силу закона. Во-вторых, законодатель не вправе вмешиваться в деятельность исполнительных органов, не вправе принимать решения индивидуального характера, входящие в компетенцию исполнительной власти. В противном случае законодатель превратится в институциональную силу, одновременно устанавливающую правила применения силы. Недопустимость соединения судебной власти с законодательной достаточно очевидна. Если судья будет сам устанавливать и менять правила, по которым он судит, то получится «шемякин суд», в котором дело будет выигрывать та сторона, которая больше заплатит. Но требовании не отрицает возможность прецедентного права. При установлении прецедента суд создаёт норму, но в дальнейшем судьи связаны этой нормой.

Персональное разделение властей. В состав законодательных органов не входят функционеры исполнительной власти и судьи, т.е. депутатами легислатуры не могут избираться будущие исполнители законодательных решений. Однако этот, казалось бы, очевидный принцип несовместимости депутатского мандата с занятием других государственных должностей не соблюдается в парламентарных странах (Великобритания, ФРГ и др.), где члены правительства одновременно являются депутатами парламента. Причём такое нарушение персонального разделения властей – это не упущение в процессе формирования системы разделения властей в отдельных странах, а принципиальная черта парламентарных стран.

3.2. Контрольные органы государственной власти в системе разделения властей

В науке существует точка зрения, согласно которой не все государственные органы можно отнести к законодательным, исполнительным и судебным, и существует четвёртая – контрольная ветвь власти1 . Следует подчеркнуть, что существование в странах с недостаточно развитой государственностью таких органов, которые не укладываются в разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную, свидетельствует о том, что в этих странах либо вообще нет разделения властей, либо оно принципиально нарушено.

Также существует понятие «учредительная власть», но оно не относится к характеристике аппарата государственной власти. Обычно об «учредительной власти» говорят как о «власти народа», выражающейся в принятии конституции путём референдума. Либо имеется в виду компетенция особого представительного органа – учредительного, или конституционного, собрания, которое принимает конституцию и тем самым как бы учреждает новое государство. Понятие «учредительная власть» не стоит в одном ряду с понятиями законодательной, исполнительной и судебной ветви власти, объясняющими структуру «учреждаемого» или уже существующего аппарата государственной власти.

Если механизм государства построен на основе разделения властей, то есть только органы законодательной, исполнительной и судебной власти. При этом возможно такое соотношение этих органов, которое отклоняется от строгого разделения законодательной и исполнительной властей в президентских республиках (например, США). Но такое отклонение не порождает новые ветви государственной власти наряду с законодательной и исполнительной.

Там где нет разделения властей (притом, что в рамках «разделения труда по государственному управлению» есть законодательные, исполнительные и судебные органы), реальный глава государства (монарх, диктатор, «суперпрезидент» и т.д.) действительно играет самостоятельную роль. Но фигура такого реального главы государства стоит не в одном ряду с другими государственными органами, а над ними. Здесь может имитироваться разделение властей, притом, что глава государства обладает решающим комплексом полномочий в законодательной и исполнительной сферах и, возможно, даже полномочиями высшей кассационной или надзорной судебной инстанции.

Если специальные контрольные (надзорные) органы играют самостоятельную роль в аппарате государства, даже стоят в одном ряду с парламентом, правительственными органами и судами общей юрисдикции, то это ещё не означает особую «контрольную» ветвь власти. Так, прокуратура, осуществляющая надзор за законностью, вместе с правительственно-административными органами относится к исполнительной власти. Для контроля за конституционностью законов и действий высших государственных органов не требуется особая ветвь государственной власти. По существу, конституционный контроль – это проверка правового характера законов, и такой контроль входит в задачу судебной власти, разрешающей споры о праве. Конституционный контроль осуществляют суды общей юрисдикции или специальные конституционные суды. В тех случаях, конституционный контроль осуществляют квазисудебные (например, Конституционный совет во Франции), полномочия такого контроля ограничены и не позволяют органу конституционного контроля встать в один ряд с законодателем.

Контрольные полномочия могут осуществлять и вспомогательные органы при законодателе, например счётная палата, омбудсмен (уполномоченный по правам человека). Разумеется, такие вспомогательные органы не образуют самостоятельную ветвь государственной власти.

3.3. Единство государственной власти и разделение властей

Единство государственной власти связано с возникновением самого государства. Оно вызревало как интегрированная власть, ликвидирующая родовой строй с его партикуляризмом (обособлением по родам). Единство государственной власти означает прежде всего, что в государстве не может быть две, три и более различных властей, неодинаковых по своей природе, принципиальным целям и обладающих своими обособленными средствами государственного принуждения. Государственная власть едина. Поэтому в последние годы в российской и зарубежной литературе всё чаще вместо термина «разделение властей» говорится об отделении властей, о разделении ветвей единой государственной власти, об «обособлении» властей. Последнее понятие в связи с анализом концепции разделения властей российские юристы Б.А. Кистяковский и В.М. Гессен предлагали ещё восемь – девять десятилетий назад.

В новое время утвердился коллективистский подход к единству государственной власти, согласно которому вся власть принадлежит народу. В марксизме-ленинизме коллективистская трактовка получила иной характер: власть должна принадлежать определенному классу (рабочему классу), а организационно – системе Советов снизу доверху. Такая трактовка единства власти принята сейчас в сохранившихся странах тоталитарного социализма.

Идея единства государственной власти однозначна. Она имеет три различных аспекта:

1) социальное единство, что проистекает из единой природы государствующих (доминирующих) в обществе социальных групп;

2) единство основных целей и направлений деятельности всех органов государства, что обусловлено необходимостью согласованного управления обществом, без чего оно может быть ввергнуто в состояние анархии и распада, а разные цели в деятельности высших органов государства могут привести к их вооружённому противоборству (Россия, октябрь 1993г.);

3) организационно-правовое единство, означающее создание системы органов государства с их иерархией и размежеванием полномочий.

Возникновение идеи разделения властей связано с борьбой молодой буржуазии, выражавшей политическое (но не всегда экономические) интересы широких слоёв населения против абсолютизма. Стремясь к ограничению королевской власти, идеологи буржуазии (особенно французский юрист Ш.-Л. Монтескье, 1689-1755) выдвинули тезис о разделении государственной власти на три ветви: законодательную (парламент), исполнительную (в то время – король и его министры) и судебную (независимые суды с участием присяжных). Эта идея вошла затем почти во все конституции стран мира (в том числе российскую 1993г.) вместе с идеей о власти (суверенитете) народа. Тезис о разделении властей отражает организационно-правовой подход к структуре государственной власти, статьи конституции о власти народа – социологический.

Разделение властей отнюдь не предполагает наличие китайской стены между её ветвями. На практике это не возможно да и нецелесообразно. Ветви власти взаимодействуют, а нередко одна из них проникает в другую (например, президент издаёт акты, имеющие силу закона, а конституционный суд в праве признать законы парламента неконституционными и тем самым фактически отменить их действие). Поэтому в современных условиях тезис о разделении властей дополняется в конституциях положениями о системе сдержек и противовесов, балансе властей и их взаимодействии.

В некоторых новых конституциях, в научных исследованиях наряду с тремя традиционными властями называют и другие:

· учредительную (в частности, принятие новой конституции, изменяющей государственный строй);

· избирательную (в некоторых странах Латинской Америки);

· контрольную (органы, осуществляющие государственный контроль, а также надзорная деятельность прокуратуры в Российской Федерации).

Что же касается иногда называемых в литературе власти СМИ (четвёртой власти), партийной власти (власти специалистов), власти технократов и т.д., то эти явления не представляют собой ветвей государственной власти.

В некоторых новейших конституциях постсоциалистических стран уже не даётся такое преувеличенное значение, как раньше, идее разделения властей. Такой подход понятен после десятилетий тоталитаризма, когда существовали слитные партийно-государственные структуры. Но он искажает реальную ситуацию. Поэтому теперь в отдельных конституциях постсоциалистических стран тезисы о единстве и разделении властей объединены в одной формулировке: государственная власть едина, но осуществляется на основе разделения её ветвей, их взаимодействия при использовании системы сдержек и противовесов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основе данного исследования можно сделать вывод, что на сегодняшний день государственная власть и её структура действуют в демократических государствах в частности в Российской Федерации. Государственная власть является органом осуществления власти в стране, которая выполняется через систему органов власти. Из этой работы можно также выделить, что на данный момент государственная власть не так развита и ещё не способна выполнить все задачи, обязанности и свойства которые возложила на нее Конституция РФ. Также можно отметить что в других государствах романо-германской семьи государственная власть осуществляется максимально полно защищает законные права и обязанности человека и гражданина данного государства.

На сегодняшний день существует множество споров на тему государственной власти. Множество учёных, юристов-теоретиков и практиков ведут бесконечные дискуссии на тему государственной власти, но каких-либо новых путей решения проблем не найдено. Данная тема в учебных изданиях разных авторов и учёных излагается по-разному. Из этого можно сделать вывод, что тема государственной власти ещё не полностью изучена.

В современном демократически ориентированном обществе необходимо добиться неуклонного исполнения законов государства. Для этого требуется чёткое разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную ветви. Государственная власть позволяет чётко управлять страной, принимать законы и другие нормативные правовые акты, предназначенных для урегулирования отношений как в самом государстве, так и на международном уровне. Государственная власть также обеспечивает свободу и равноправие граждан.

Мы считаем, что исследование данной проблемы на этом не заканчивается и требует дальнейшей разработки.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года.

2. Алексеев С.С. Теория государства и права: учебник для вузов по специальности «Юриспруденция» / С.С. Алексеев, В.Д. Перевалов.- М.: Норма, 2000.- 595с.

3. Алексеев С.С. Теория государства и права: учебник для вузов по специальности «Юриспруденция» / С.С. Алексеев, В.Д. Перевалов.- М.: Норма, 2004.- 484с.

4. Глазукова Н.И. Система государственного управления: учебник для вузов / Н.И. Глазунова.- М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002.- 551с.

5. Гомеров И.Н. Государство и государственная власть: учебник / И.Н. Гомеров.- М.: ЮКЭА, 2002.- 830с.

6. Матузов Н.И. Теория государства и права: учебник для вузов / Н.И. Матузов, А.В. Малько.- М.: Юристъ, 2002.- 511с.

7. Общая теория государства и права: академический курс: в 2т. Т.2: Теория права / В.В. Борисов.- М.: Зерцало, 1998.- 620с.

8. Сырых В.М. Теория государства и права: учебник для вузов.- М.: Юридический дом «Юстицинформ», 2002.- 587с.

9. Теория государства и права: курс лекций / М.И. Байтин, под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько.- М.: Юристъ, 2004.- 767с.

10. Теория государства и права: учебник / А.Г. Бережнов, Е.А. Воротилин, под ред. М.Н. Марченко.- М.: Зерцало, 2001.- 611с.

11. Теория государства и права: учебник для вузов / под ред. д.ю.н., проф. В.Д. Перевалова.- М.: Норма, 2004.- 496с.

12. Чиркин В.Е. Современное государство: учебник / В.Е. Чиркин.- М.: Международные отношения, 2001.- 412с.

13. Левакин И.В. Современная российская государственность: проблемы переходного периода // Государство и право: ежемесячный журнал.- 2003.- №2.- С. 5-12.

14. Талянина Л.Н. Разделение властей в государстве // Государственная власть и местное самоуправление: практический и информационный журнал.- 2003.- №5.- С. 6-7.

15. Кананыкина Н.Г. Государственная власть в современный период // Научный юридический журнал.- 2004.- №12.- С. 11-12.


[1] См.: Спиридонов Л.И. Теория государства и права. С. 69.

1 См.: Сравнительное конституционное право / Отв. Ред. В.Е. Чиркин. М., 1996. С. 434-440; Чиркин В.Е. Элементы сравнительного государствоведения. М., 1994. С.17; Чиркин В.Е. Основы конституционного права. М., 1996. С. 96-98.

1 Монтескье Ш.Л. Избранные произведения. М., 1955. С. 290.

1 См., например: Сравнительное конституционное право. С. 433.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий