Кража по Уголовному кодексу Республики Казахстан

Содержание Введение 1. Состав кражи 1.1 Объект 5 1.2 Объективная сторона 7

Содержание

Введение

1. Состав кражи

1.1 Объект ____________________________________________________ 5

1.2 Объективная сторона ________________________________________ 7

1.3 Субъект ___________________________________________________ 11

1.4 Субъективная сторона ________________________________________ 13

2. Квалифицированный и особо квалифицированный составы

кражи _______________________________________________________ 14

3. Отличие кражи от присвоения или растраты вверенного имущества

и от грабежа ________________________________________________ 22

Заключение _____________________________________________________ 26

Список используемой литературы __________________________________

Введение.

Во все времена и эпохи (исключая, конечно, первобытно - общинный строй) государство защищало собственность как гражданско-правовыми способами, так и мерами уголовно - правового характера. Законодатель всегда исходил из того, что отношения собственности представляют собой сердцевину экономики, важнейшую социальную ценность. С появлением кодифицированных законов (кодексов) правовая доктрина придерживалась той концепции, что укрепление и развитие различных видов собственности способствуют экономическому процветанию общества и отдельных граждан.

Правовые отношения создают возможность присвоения материальных благ, использования их, распоряжения ими как для общества в целом, так и для отдельных его членов, в то время как преступления против собственности представляли и представляют значительную опасность для общества.

Построение в современном Казахстане правового государства предполагает строжайшее соблюдение прав и свобод человека, действенную защиту государственных и общественных интересов. Одним из наиболее значимых социальных институтов, содержание, которого предопределяет основу всего общественного развития на каждом из его этапов, является собственность. В системе общественных ценностей право собственности определяется как важнейшее из социальных прав личности. Согласно Конституции РК право собственности гарантируется законом. Никто не может быть лишён своего имущества иначе, как по решению суда [1] . (ст. 26 К РК).

Самыми опасными преступлениями против собственности справедливо признаются хищения, среди которых основное место ввиду своей распространенности занимают кражи, составляющие около половины из числа всех преступлений, совершаемых в нашей стране.

Актуальность темы курсовой работы обусловлена тем, что кража - наиболее распространенное преступление из совершаемых в Казахстане. По словам главы МВД, в этом году совершено около 49 000 краж. При этом каждая вторая кража остается нераскрытой долгие годы.[2] В связи с этим особую важность для науки уголовного права и правоприменительной деятельности правоохранительных органов приобретают проблемы повышения эффективности борьбы с кражами посредством применения уголовно-правовых мер.

В моей курсовой работе я рассмотрела три вопроса : состав кражи, квалифицированный и особо квалифицированный составы кражи, отличие кражи от присвоения или расстраты вверенного чужого имущества и от грабежа. Целью работы является рассмотрение данных вопросов. Поставленная цель определяет задачи, которые необходимо выполнить в процессе работы: рассмотреть теоретические подходы к составу преступления кража; провести комплексный юридический анализ преступления, предусмотренного ст. 175 Уголовного кодекса РК, рассмотреть квалифицированные виды кражи, а также изучить соответствующую законодательную базу по затронутым вопросам.

1. Состав кражи

Собственность – важнейшее экономическое материальное отношение, имеющее исключительное значение в жизнедеятельности граждан, общества и государства. ГК РК выделяет следующие формы собственности и соответственно право на неё: собственность граждан и юридических лиц (частная собственность) и государственную собственность. Эти формы собственности с точки зрения их юридической защиты являются равноценными и подлежат одинаковой охране нормами уголовного законодательства. Это принципиально важное для уголовного права положение опирается не только на нормы ГК РК, но и на прямое указание ч.1 ст.6 Конституции РК «В РК признаются и равным образом защищаются государственная и частная собственность».[3]

Право собственности есть признаваемое и охраняемое законодательными актами право субъекта по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом. [4]

Несмотря на законодательное закрепление права собственности, имеют место случаи противоправного посягательства на собственность со стороны других граждан. В целях предотвращения и предупреждения данных деяний государство предусматривает наступление уголовной ответственности за совершение хищений, т.е . незаконного изъятия и (или) обращения в свою собственность чужого имущества. Одним из наиболее распространённых видов хищений является кража, т.е тайное хищение чужого имущества. [5] Анализ судебно следственной практики и изучение юридической литературы по данному вопросу свидетельствует о том, что возникают трудности в уяснения содержания понятий объекта и предмета кражи, которые являясь необходимыми элементами состава преступления, нердко выступают в качестве основного критерия, позволяющего отграничить кражу от смежных составов преступлений.

1.1 Объект кражи

Родовым объектом кражи, как , впрочем, всех преступлений, содержащихся в главе 6 Особенной части УКРК, следует признать собственность. В самом общем виде собственность можно определить как отношение индивида (коллектива) к принадлежащей ему вещи как собственной. Соответственно, все другие относятся к этой вещи как к чужой, им не принадлежащей. Таким образом , на одном полюсе этого отношения выступает собственник, который относится к вещи как к своей, на другом – несобственники, которые обязаны относиться к этой вещи как к чужой и следовательно, воздерживаться от каких бы то нибыло посягательств на волю собственника. Разумеется, понятие собственности нельзя рассматривать с чисто экономических позиций. Закрепленные в нормах права экономические отношения собственности облекаются в правовую форму , представляя собой явление не только экономического, но и юридического характера. Совершая кражу чужого имущества, виновный прежде всего посягает на отношение собственности. Право собственности нарушается как бы «попутно». В этой связи трудно не согласиться с мнением профессора Л. Гаухмана, что родовым объектом хищений являются именно отношения собственности, но не право собственности как юридическое выражение, форма закрепления экономических отношений собственности. [6]

Но некоторые авторы считают объектом хищений не сугубо социальную категорию – общественные отношения, а предметы материального мира как таковые – совокупность вещей или имущественное достояние. [7] С такой позицией решительно нельзя согласиться, потому что натуральные формы материальных благ – конкретные вещи или имущественное достояние приобретают для уголовного права значение именно предмета преступного посягательства . Поэтому, именно общественные отношения, нарушаемые общественно опасным деянием , и являются объектом любого преступления.

Так же некоторые авторы выделяют видовой объект, которым являются отношения собственности в целом, включающие права любого собственника по владению, пользованию и распоряжению своим имуществом. Эти же права служат объектом преступления и в том случае, когда деяние совершается в отношении имущества не собственника, а иного законного владельца. По мнению некоторых ученых, родовой объект преступлений против собственности совпадает с видовым. Представляется, что для такого вывода нет достаточных оснований.

В науке уголовного права среди ученых-юристов нет единого мнения по поводу определения непосредственного объекта хищения. Одни авторы отмечают, что непосредственный объект при хищении следует отличать от предмета хищения, каким является имущество. В теории уголовного права принято выделять три признака, характеризующих имущество как предмет кражи: материальный, экономический и юредический. Предметом кражи могут быть только вещи материального мира- имущество определённого лица. То есть объектом хищения является право на это имущество.[8] Право владения может осуществляться только в отношении материальной вещи, ограниченной в пространстве. В этой связи следует достаточно четко различать имущество как гражданско правовую категорию и имущество, выступающее в качестве предмета кражи, как категорию уголовно-правового характера. Попытки провозгласить предметом кражи имущество вообще – ошибочны. Имущество, лишённое материального признака, например электрическая энергия, интелектуальная собственность, компьютерная информация, не может выступать в качестве предмета кражи. При определённых обстоятельствах это может расцениваться как, например, причинение имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием, нарушение авторских и смежных прав.[9] .

Другие, в частности А. А. Плонновский , В.Д Меньшагин, Б. С Утевский и З. А Вышинская утверждают, что непосредственным объектом при хищении является имущество как совокупность имущественных прав и обязанностей.

Ещё одна группа авторов, объеденяя обе выше изложенные точки зрения делает вывод о том, что непосредственным объектом посягательства при хищении является конкретные отношения собственности, которым причиняется или может быть приченён ущёрб. Сама же похищенная вещь, по их мнению, как предмет внешнего мира – ущерба не терпит.[10]

Другой, на мой взгляд, не бесспорной позицией придерживаются те криминалисты, которые связывают непосредственный объект лишь с какой то конкретной формой собственности. [11] Дело в том, что виновный, совершая тайное хищение чужого имущества, посягает не на форму собственности как абстрактную категорию, а на собственность конкретного лица[12] .

Весьма сомнительной выглядит точка зрения некоторых специалистов, утверждающих, что родовой и непосредственный объекты могут совпадать. Подобное утверждение, по меньшей мере, противоречит посылке о том, что непосредственный объект всего лишь часть родового объекта и, в силу этого обстоятельства, совпадать с родовым объектом не может. [13]

Совершение кражи не исключает также возможности посягательства на дополнительный объект. Например, дополнительным объектом кражи, связанной с незаконным проникновением в жилище (п «в» ч1 ст.175 УКРК) являются общественные отношения, обеспечивающие неприкосновенность частной жизни гражданина, его личной и семейной тайны.

1.2 Объективная сторона кражи

Объективная сторона кражи чужого имущества характеризуется группой признаков, определяющих внешнюю сторону этого общественно опасного деяния. Для признания такого деяния хищением необходимо наличие всех признаков, перечисленных законодателем. Согласно примечанию к ст. 175 УК РК «под хищением понимается совершённое с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущёрб собственнику или иному владельцу этого имущества».

Исходя из данного понятия, признаками хищения являются:

1. изъятие или обращение чужого имущества

2. незаконность

3. безвозмездность

4. корыстная цель

5. причинение ущёрба

6. причинная связь между общественно опасным действием и наступившими последствиями

7. тайность хищения

Изъятие означает отторжение, обособление части имущества от общей имущественной массы, находящейся в обладании собственника или лица, во владении которого оно находится. Если имущество по каким-либо причинам уже выбыло из обладания собственника (утеряно, выброшено на свалку и т. п.), то завладение таким предметом не образует хищения.

В результате изъятия имущество фактически выводится из принадлежности собственнику, обособляется от другого имущества, что лишает собственника фактической возможности владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом по своему усмотрению.

По смыслу закона изъятие имущества при хищении сопровождается обращением его виновным в свою пользу или пользу других лиц. Обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц означает установление фактического обладания вещью, использование товарно-материальных ценностей в интересах самого виновного или других лиц. Похитивший имущество фактически владеет, пользуется или распоряжается им как своим собственным, извлекает из него полезные свойства, поставив себя на место собственника. При этом юридически виновный собственником похищенного не становится, поскольку хищение не влечет за собой утрату потерпевшим права собственности на похищенную вещь.

Объективная сторона хищения имеет место также в случаях, когда обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц не соединено с его предварительным изъятием, о чем свидетельствует употребляемое в примечании к ст. 175 словосочетание "изъятие или обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц». Так. при хищении путем присвоения или растраты обращение имущества в пользу виновного или других лиц происходит без его предварительного изъятия, поскольку к этому моменту имущество уже находится в фактическом обладании виновного. Хищение признается оконченным преступлением с момента обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Это означает, что виновный противоправно приобретает возможность распоряжаться и пользоваться чужим имуществом как своим собственным. Для признания хищения оконченным не требуется, чтобы виновный фактически воспользовался имуществом, начал извлекать из него полезные свойства. Достаточно, чтобы он получил такую возможность, установив свое фактическое господство над вещью. Если виновный по не зависящим от его воли причинам не получил возможности распорядиться по своему усмотрению или пользоваться изъятым имуществом, содеянное образует покушение на хищение. Исключение составляет хищение путем разбоя, признающееся оконченным преступлением с момента нападения.

Обязательным признаком объективной стороны хищения является незаконность изъятия и его безвозмездность. Незаконность означает, что виновный не является собственником имущества, не имел юридического права на изъятие имущества и обращение его в свою пользу, не был уполномочен на такое действие. В связи с этим состав хищения отсутствует, если лицо имеет законные основания на получение изъятого им имущества, но нарушило порядок его получения. При наличии предусмотренных законом условий подобного рода действия образуют самоуправство.

Например, гражданин Б. осужден за кражу личных вещей своей бывшей жены, совершенной для того, чтобы использовать это обстоятельство для разрешения взаимных претензий по разделу жилой площади и с целью возврата своего имущества. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда признала, что, поскольку Б., пытаясь решить вопрос имущественного характера с женой путем самовольного изъятия ее вещей из квартиры и используя это обстоятельство для осуществления своего действительного или предполагаемого права, действовал незаконно, причинив существенный вред потерпевшей, в его действиях имеются признаки самоуправства .

Безвозмездность изъятия имущества характеризуется тем, что собственник не получает за выбывшее из его владения имущество необходимого эквивалента в виде общественно полезного труда или возмещения стоимости предмета хищения. Частичное возмещение стоимости изъятого имущества не исключает ответственности за хищение. Изъятие имущества, вверенного виновному, путем замены его на менее ценное, совершенное с целью присвоения или обращения в собственность других лиц, должно квалифицироваться как хищение в размере стоимости изъятого имущества.

Корыстная цель – следующий признак хищения, выражающийся в желании изъять или обратить чужое имущество в свою собственность или в собственность других лиц. Сознание того, что данное деяние является противоправным и безвозмездным, означает осуществление корысти, как стремление к наживе, выгоде, пользе.[14]

Объективная сторона хищения включает и такой признак, как причинение ущерба собственнику или иному владельцу похищенного имущества. Ущерб заключается в уменьшении наличного имущества потерпевшего, которое в момент хищения находилось и его владении (фондах). Причинение имущественного ущерба собственнику путем непредставления в его владение (фонды) соответствующей части имущества (упущенная выгода) не образует хищения, но при определенных условиях квалифицируется по ст. 182 УК. По общему правилу уголовный закон не ограничивает ответственность за хищение каким-либо минимальным размером причиненного ущерба. При этом следует учитывать, что если стоимость похищенного ничтожна и умысел виновного не был направлен на изъятие имущества в более значительном размере или насильственным способом, такие действия согласно ч. 2 ст. 9 УК в силу малозначительности не являются преступлением.[15] Однако применительно к хищению имущества, совершенному путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты, размер причиненного ущерба учитывается при определении основания уголовной ответственности. Согласно примечанию к ст. 136 КРК об АП хищение чужого имущества путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты при отсутствии квалифицированных (особо квалифицированных) видов этих преступлений на сумму не превышающую десятикратного размера месячного расчетного показателя, установленного законодательством, признается мелким и влечет административную ответственность. [16] Соответственно хищение имущества вышеуказанными способами может повлечь уголовную ответственность, при условии, если причиненный ущерб превышает десятикратный размер месячного расчетного показателя.

Объективная сторона хищения включает в себя в качестве обязательного признака причинную связь между общественно опасным действием и наступившими последствиями в виде причинения реального имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества. По делам о хищениях установление причинной связи на практике не представляет трудностей в виду ее очевидности. Доказанность фактов изъятия чужого имущества и причинение в результате именно этого имущественного ущерба является достаточным основанием для признания наличия причинной связи.

При решении вопроса, является ли хищение тайным, суды должны исходить из восприятия ситуации самим виновным. Обычно тайна хищения обусловлена тем, что на месте совершения преступления отсутствуют свидетели происходящего. Если виновный считает, что он действует незаметно для окружающих, то хищение должно квалифицироваться как кража, даже если собственник либо иное лицо наблюдает за его действиями. Этот вывод обосновывается тем, что умышленная вина при краже предполагает сознание тайного характера похищения, и потому решающее значение следует придавать субъективному критерию - представлению виновного о характере совершаемых им действий. Кража может быть совершена в присутствии владельца, если он не замечает действий преступника, например карманная кража. В том случае, когда виновный, еще не завершив кражу, обнаружил, что замечен потерпевшим либо иными лицами, и в связи с этим, бросив похищаемое имущество, скрылся, его поведение подлежит квалификации как покушение на совершение кражи.

Хищение, однако, остается тайным и в случаях совершения его в присутствии людей, не фиксирующих в своем сознании факт изъятия имущества либо считающих такое изъятие правомерным.

Если хищение совершалось в присутствии лиц, с которыми виновный находится в родственных, дружественных и иных взаимоотношениях личного характера, в связи с чем он рассчитывал, что они не будут доносить и пресекать его действия, деяние в таких случаях также следует квалифицировать как кражу.

Если вышеуказанные лица пресекли действия, направленные на хищение чужого имущества, то виновный должен нести ответственность за покушение на кражу.

1.3 Субъект кражи

Кража является одним из преступлений, охватываемых п.2 ст. 15, то есть за данное преступление уголовная ответственность наступает с 14 лет за часть вторую и третью. По части первой уголовная ответственность наступает с 16 лет. [17] Законодатель включил данное преступление так как, по его мнению, опасность и значение данного посягательства очевидна и доступна пониманию подростка[18] . Лицо, достигшее 14 лет в полной мере должно осознавать общественную опасность и противоправность своих действий, если оно совершило преступление, предусмотренное частями второй и третей ст. 175. То есть группой лиц по предварительному сговору, либо если лицо совершало кражу неоднократно, с незаконным проникновением в жилое, служебное или производственное помещение либо хранилище, организованной группой или в крупном размере.

Субъектом кражи может быть лицо, достигшее 16 лет, если преступление квалифицируется по части первой статьи 175 или 14 лет, если преступление квалифицируется по части второй и третьей статьи 175. Лицо должно быть вменяемо и не должно обладать никакими правомочиями по управлению, распоряжению, пользованию, владению, доставке или хранению того имущества, которым данное лицо решило завладеть. В то же время тайное похищение вверенного имущества является не кражей, а присвоением.

Так же, установление ответственности за кражу по части второй и третей не с шестнадцати, а с четырнадцати лет связано с рядом обстоятельств. Во-первых, кражи, как вид преступления, сегодня довольно широко распространены среди несовершеннолетних, в силу чего их совокупный объем представляет значительную опасность для общества. Во-вторых, социальная опасность кражи понятна несовершеннолетнему от 14 до 16 лет, следовательно, он в полной мере осознает необходимость воздержания от совершения кражи. В-третьих, ответственность за кражу, наступающая в четырнадцать лет, ориентирована на предупреждение более серьезных преступлений со стороны несовершеннолетних, которые могут быть совершены, если своевременно не остановить их в стремлении путем совершения краж постепенно оказаться зависимым от преступного мира.[19]

До 10.12.09 года за совершение кражи уголовный закон предусматривал привлечение к уголовной ответственности с 14 лет. На данный момент внесены изменения в уголовный кодекс РК. Согласно ст. 15 п.2 за совершение кражи привлечение к уголовной ответственности наступает с 16 лет и лишь по части второй и третей ст.175 УК РК лица привлекаются к уголовной ответственности с 14 лет. Внесение данных изменений связанно с гуманизацией уголовного закона. Повышая возраст уголовной ответственности за кражу, уголовный закон проявляет гуманизм к лицам, совершившим данное противоправное деяние.

1.4 Субъективная сторона кражи

К признакам, характеризующим субъективную сторону кражи относятся: вина, мотив и цель. Эти признаки дают представление о том внутреннем процессе, который происходит в психике лица, совершающего данное деяние. Данные признаки отражают связь сознания и воли преступника с совершённай кражей.

При совершении кражи вина выражается прямым умыслом. Прямой умысел заключается в том, что виновный осознает общественную опасность своих тайных действий по противоправному и безвозмездному изъятию и обращению чужого имущества в свою пользу или пользу других лиц, предвидит возможность или неизбежность наступления последствий в виде причинения таким образом прямого ущерба собственнику либо иному владельцу похищаемого имущества и желает их наступления. Подобная направленность умысла отличает хищение от преступлении, при которых виновный хотя и получает противоправно и безвозмездно чужое имущество, но устремления его направлены не на преступную наживу, а на достижение иных целен (например, получение средств по подложному больничному листу в целях оправдания прогула, получение премии по фиктивным документам о достижениях по работе, удержание вверенного имущества в счет причитающейся в будущем заработной платы).

Направленность умысла при хищении определяется корыстными мотивами и целями.

Мотивом кражи является корысть. Корыстный мотив является субъективной причиной кражи. Сущность корыстного мотива состоит в стремлении виновного удовлетворить свои материальные потребности за чужой счет путем изъятия имущества, на которое у него нет права. Наряду с корыстными целями при хищении могут иметь место и другие мотивы (хулиганские, честолюбивые, месть и т.д.). Однако социальную сущность хищения отражают, прежде всего, корыстные устремления виновного, именно они определяют волевой акт и содержание умысла.

Цель – это то, к чему стремиться виновный. В отличии от мотива, цель в краже характеризует тот непосредственный результат, которого стремиться достичь виновный, совершая общественно опасное деяние. Таким образом, мотив кражи отвечает на вопрос, чем руководствуется лицо, совершая преступление, цель же определяет направленность действий, конечный результат, к которому стремиться виновный.

Кража считается оконченной, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность пользоваться или распоряжаться чужим имуществом по своему усмотрению (например, обратить похищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным образом) .

2. Квалифицированные и особо квалифицированные виды кражи

Наряду с простой кражей чужого имущества действующее уголовное законодательство предусматривает квалифицированную (ч.2) и особо квалифицированную (ч.3) кражу, за которые предусмотрена более строгая ответственность. Квалифицированные виды кражи предусмотрены ч. 2 ст. 175 УК. Это совершение кражи: а) группой лиц по предварительном сговору; б) неоднократно в) с незаконным проникновением в жилое, служебное или производственное помещение либо хранилище; г) из нефтегазопровода.

В науке уголовного права нет единого мнения о понятии преступной группы.[20] В части 3 ст. 31 УК РК даётся понятие группы лиц по предварительному сговору . Таковой, признаётся группа лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления. В пункте 8 нормативного постановления ВС РК «О судебной практике по делам о хищениях» от 11. 27.03 разъясняется, что при квалификации действий виновных по признаку совершения хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору необходимо выяснить, имелось ли выраженная в любой форме договорённость 2-х или более лиц на хищение, состоялся ли сговор этих лиц до начала совершения действий, непосредственно направленных на завладение чужим имуществом, то есть до выполнения объективной стороны преступления хотя бы одним исполнителем.

Сговор следует признавать предварительным во всех случаях, когда он достигнут до начала выполнения объективной стороны. По форме сговор может быть письменным, устным, с помощью конклюдентных жестов, мимики, молчаливого согласия. Для вменения анализируемого квалифицирующего признака необходимо, чтобы группа лиц по предварительному сговору носила элементарный характер, т.е. образовывалась для совершения одного преступления, после которого группа распадается и институт соучастия прекращает свое действие. Этим данная группа отличается от организованной группы, которая выступает в качестве особо квалифицирующего признака хищения.

Если организатор, подстрекатель или пособник непосредственно не участвовал в совершении хищения чужого имущества, содеянное исполнителем преступления не может квалифицироваться как совершенное группой лиц по предварительному сговору. В этих случаях в силу части третьей статьи 29 УК РК действия организатора, подстрекателя или пособника следует квалифицировать со ссылкой на статью 28 УК РК.

При квалификации действий виновных как совершение хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, суду следует выяснять, имел ли место такой сговор соучастников до начала действий, которые были непосредственно направлены на хищение чужого имущества. Так же необходимо узнать состоялась ли договоренность о распределении ролей в целях осуществления преступного умысла, и какие конкретно действия совершены каждым исполнителем и другими соучастниками преступления.[21] В приговоре надлежит оценить доказательства в отношении каждого исполнителя совершенного преступления и других соучастников (организаторов, подстрекателей, пособников).

Исходя из смысла части второй статьи 28 УК РК уголовная ответственность за кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, лицо не проникало в жилище, но участвовало во взломе дверей, запоров, решеток, по заранее состоявшейся договоренности вывозило похищенное, подстраховывало других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления), содеянное ими является соисполнительством и в силу части второй статьи 29 УК и не требует дополнительной квалификации по статье 28 УК. Но если в составе группы один участник является субъектом, а остальные ввиду малолетнего возраста или невменяемости субъектами не являются, группы по предварительному сговору не будет. В этом случае единственный субъект будет отвечать по ч. 1 ст. 175 УК и по совокупности за вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность (ст. 131 УК), если он привлек к совершению кражи лиц, не достигших 14-летнего возраста. При этом надо иметь в виду, что, если лицо, являющееся субъектом преступления, заставив совершить кражу малолетнего, само не принимало участия в краже, оно отвечает за кражу как исполнитель, путем посредственного причинения, использовав малолетнего как орудие преступления.[22]

В иных случаях, привлечение к совершению преступления лиц, которые заведомо для виновного страдают тяжёлым психическим расстройством, либо лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность, в соответствии с п. «д» ч.1 ст. 54 УК РК, признаётся обстоятельством, отягчающим уголовную ответственность и наказание.[23]

Согласно ст. 11 УК РК, под неоднократностью преступлений признается совершение двух или более деяний, предусмотренных одной и той же статьей или частью статьи. Для того, чтобы установить, имеется ли в преступлении признак неоднократности, необходимо установить признак множественности. Кража – это хищение. Во первых, во всех эпизодах хищения фигурирует виновное лицо, обладающее признаками субъекта преступления. Во- вторых, преступления должны быть совершены в разное время. В- третьих, каждое из преступлений должно быть уголовно наказуемым. Важное значение при разграничении неоднократного преступления от продолжаемого имеет направленность умысла виновного. При неоднократном хищении виновный путём неоднократных изъятий чужого имущества реализует каждый раз какую то определённую цель. Данные преступления не связаны единым умыслом, каждый раз виновный реализует самостоятельно возникший умысел на изъятие чужого имущества. В то время как продолжаемое хищение имеет общий умысел, связывающий вместе каждое из преступлений, то есть данные преступления имеют одну общую конечную цель.

Преступление не признается совершенным неоднократно, если за ранее совершенное преступление лицо было осуждено, либо освобождено от уголовной ответственности по основаниям, установленным законом. Таким образом, для квалификации хищения по признаку неоднократности не имеет значение, было ли лицо осуждено за предыдущие преступления, если при этом не истёк срок давности уголовного преследования, либо срок погашенной судимости за предыдущие преступления. Хищение не может быть квалифицированно по признаку неоднократности, если лицо за ранее совершённые хищения освобождалось от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным уголовным законом (по амнистии, по основаниям ст. 67 УК РК и др. ) [24] .

Так же не признается неоднократным продолжаемое преступление, то есть

преступление, состоящее из ряда одинаковых преступных деяний, которые

охватываются едиными умыслом и целью и образуют в целом одно преступление.

Учитывая изложенное, следует отметить, что неоднократными должны признаваться такие хищения, которые содержат два или более деяний виновного, имеющих признаки самостоятельного преступления, если каждое из хищений было отделено от другого определённым промежутком времени и на совершение каждого из них у виновного возникал самостоятельный умысел и самостоятельная цель.

Так, например по признаку неоднократности правильно квалифицировать действия «Д» , который путём разбития оконного стекла незаконно проник в квартиру П, откуда похитил имущество на общую сумму 23.700 тенге . В продолжение своих действий Д, находясь на территории средней школы, подбежал к потерпевшей Н, вырвал из её рук кожаную сумку, в которой находилось портмоне с деньгами и документы, и скрылся. «Н» причинён ущерб на общую сумму 12,800 тенге. Хотя виновный Д, совершил разные по форме хищения (кражу и грабёж), всё же законодателем они обоснованно, отнесены к признаку «неоднократности» согласно ст.11 УК РК.


О бщественная опасность хищений повышается при незаконном проникновении в жилое, служебное или производственное помещение либо хранилище, так как для совершения преступления виновный прилагает определенные усилия, чтобы преодолеть преграды и получить доступ к имуществу, в отношении которого потерпевший принимает специальные меры по обеспечению его сохранности. То есть, виновный взламывает двери, ломает потолок, вскрывает замки и т.д.

Незаконное проникновение - тайное или открытое вторжение либо вхождение в жилое, служебное, производственное помещение либо хранилище с целью совершения кражи, грабежа или разбоя.

Рассматривая конкретно кражу, данный квалифицирующий признак имеет место в случаях, когда умысел хищения возник до фактического тайного незаконного вторжения.
Как незаконное проникновение в жилое, служебное, производственное помещение либо хранилище также квалифицируются действия лица, когда оно вторглось в них путем обмана потерпевшего.

Обманное проникновение в помещение или хранилище с целью хищения имущества - это введение посредством различных приемов, ухищрений в заблуждение лица, владеющего имуществом или охраняющего его и получение таким путем доступа к хранящемуся там имуществу. При наличии оснований, эти действия должны быть квалифицированы по статьям УК РК, предусматривающим ответственность за присвоение полномочий должностного лица (ст. 309) или за использование заведомо ложного документа (ч.3 ст. 325).
Проникновение имеет место тогда, когда виновным извлекается похищенное имущество путем вхождения в указанные помещения с использованием технических средств и иных приспособлений. Если же виновный оказался в помещении с добровольного согласия потерпевшего или лиц, охраняющих данное помещение в силу родственных отношений, знакомства и других обстоятельств либо в случаях, когда умысел на завладение возник у преступника в процессе пребывания в данном помещении, то его действия не образуют данного квалифицирующего признака.
Вторжение, как способ проникновения может быть сопряжено с преодолением препятствий, с приложением виновным определенных усилий для получения доступа в помещение, с насильственным преодолением сопротивления лиц, находящихся в помещении или охраняющих его снаружи, путем пролома пола, окон, дверей, потолка, путем подбора ключей и т.д.
Например, так, К. после совместного распития спиртных напитков с У., П. и Ж. на квартире А. , воспользовались опьянением присутствующих, тайно похитил кожаную куртку П. , стоимостью 15.000тг., в кармане которой находилось 5.000тг, и также похитил кошелек, который принадлежал Ж, стоимостью 6.000тг. В тот же день, К. проник в квартиру У., откуда похитил имущество на общую сумму 47.000тг.
Из примера следует, что для совершений своих преступлений, К. напоил У,П и Ж, тем самым устранив их, как препятствия.

Так, в свою очередь под помещением, в данной статье стоит понимать как постоянное, так и временное, как стационарное, так и передвижное строение или сооружение, предназначенное для размещения людей или материальных ценностей.
Под хранилищем же понимаются отведенные для постоянного или временного хранения материальных ценностей строения, особые устройства, места или участки территории, которые специально оборудованы оградой или техническими средствами либо обеспечены охраной (например, предназначенные для хранения имущества или используемые в этих целях автомашины, передвижные автомашины, сейфы, кладовые, огражденные или не огражденные охраняемые площадки и др.). Участки территорий, емкостей, которые не предназначены для хранения, но используемые в этих целях (например открытые кузова, салоны автомашины, платформы и полувагоны, которые не находятся под охраной либо не имеют приспособлений, препятствующих проникновению в них) к понятию "хранилище" не относится.
Действия виновного, похитившего составные части автомашины квалифицирующего признака хищения с незаконным проникновением в хранилище не образуют. Не следует оспорить так же к хранилищу сооружение, не являющееся преградой, препятствующей свободному доступу лица, к находящемуся там имуществу (открытую платформу и т.п) , если к ним не приставлена охрана. Не относятся к хранилищу и территории, предназначенные не для хранения материальных ценностей, а для выращивания какой либо продукции (сады, огороды, бахчи).

Часть 3 ст. 175 УК РК предусматривает следующие особо квалифицирующие признаки:
а) кража, совершенная организованной группой;
б) в крупном размере;
С такой позицией нельзя не согласиться, так как приведенное понятие противоречит уголовному закону, в частности ч.ч 3 и 4 ст. 31 УК РК, в которых законодатель проводит деление названных форм соучастия в зависимость от степени их общественной опасности.
И.Ш. Борчашвили, рассматривая данную проблему, отмечает, что нельзя согласиться с позицией законодателя в части, касающейся того, что организованная группа может быть создана и для совершения одного преступления. При такой трактовке утрачивается четкая грань между ней и бурной лиц по предварительному сговору, а размытость границ способна породить ошибки и даже злоупотребление в процессе правоприменительной деятельности. * таким образом Борчашвили полагает, что под организованной группой следует понимать устойчивую группу из двух или более лиц, заранее объединенных умыслом на совершение ряда преступлений.
В нормативном постановлении ВС РК от 11.07.03г. в п.11, отмечено, что преступление совершенное организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (организованной преступной группой, преступным сообществом, бандой). При этом в соответствующих случаях деяние виновных должно быть дополнительно квалифицированы по статьям УК, предусматривающим ответственность за создание организованной преступной группы, а равно за создание преступного сообщества, банды, либо участия в них.

Если хищение совершено организованной преступной группой, то действия организатора, руководителя и членов организованной преступной группы необходимо квалифицировать по совокупности, предусматривающей ответственность за хищение, совершенное организованной бандой по ч. 3 ст.175 и соответствующей части ст. 235 УК РК как создание и руководство организованной преступной группой.
Размер хищения является одним из критериев, определяющим степень общественной опасности данного преступления. Поскольку установление крупного размера причиненного ущерба имеет квалифицирующее значение и непосредственно влияет на применение к виновному той или иной части нормы закона, то его точное становление входит в пределы доказывания и является важнейшим условием соблюдения законности при осуществлении правосудия по делам о хищениях чужого имущества. При ясно, становление крупного размера хищения необходимо для полного возмещения материального ущерба потерпевшему.
Понятие крупного размера рассматривается законодателем в ч.2 примечании к ст. 175 и в п.15 нормативном постановления ВС РК "О судебной практике по делам о хищениях" от 11.07.03г. . Так, крупным размером, или крупным ущербом в статьях главы 6 УК РК признается стоимость имущества или размер ущерба, в пятьсот раз превышающее МРП, установленного законодательством РК на момент совершения преступления.
Если умысел виновного был направлен на заявление имуществом в крупном размере, и он не был осуществлен по не зависящим от него обстоятельствам, содеянное надлежит квалифицировать как покушение на хищение в крупном размере, независимо от количества фактически похищенного.
Суммирование стоимости похищенного имущества не допускается, если виновным совершенно не одно, а несколько хищений, в которых реализован самостоятельно возникший по каждому эпизоду умысел виновного на изъятие чужого имущества. При групповом хищений вся сумма похищенного может быть учтена при определении размера ущерба.*

Преступление, предусмотренные ч.ч 1 и 2 ст. 175 относятся к преступлениям средней тяжести (максимальное наказание за умышленное деяние не превышает 5 лет лишения свободы, неосторожное - лишение свободы на срок свыше 5 лет).

Преступления, предусмотренные ч.3 ст.175, относятся к тяжким преступлениям (максимальное наказание не превышает 12 лет лишения свободы).
Также, нужно предусматривать и то, что согласно Закону РК "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам борьбы с преступностью" от 5.05.00г. Примечание к статье 175 УКРК дополнено пунктом 5, предусматривающим освобождение от уголовной ответственности за мелкое хищение чужого имущества. В качестве условий такого освобождения законодатель называет следующее:
1. Мелкое хищение чужого имущества возможно лишь в форме кражи, мошенничества, присвоения или растраты.
2. Имущество должно принадлежать на праве собственности только организации или находиться в её ведении.
З. Стоимость хищения имущества не должна превышать десятикратно размера месячного расчетного показатель, установленного законодательством РК на момент совершения деяния.
Следовательно, действия виновного, совершившего мелкое хищение чужого имущества, принадлежащего организации либо находящиеся в её ведении влекут уголовную ответственность, если они совершены путем грабежа или разбоя. [25]
Законом РК «О внесении изменений и дополнений в УК, УПК РК» от 21.12.02 г. в ч.2 ст.175 УК РК наказание в виде лишения свободы уменьшилось с 6 до 5 лет. Таким образом, отныне кража из категории тяжких преступлений переведена в категорию преступлений средней тяжести.

Так же, на данный момент внесены изменения в статью 175, касающиеся третей части данной статьи. Согласно «Закону о внесении изменений в УК Рк» от 10.12.09г часть 3 и 4 примечания к статье 175 УК РК исключены.[26]

.


3. Отграничение кражи от смежных составов

Законодательству РК известно 7 форм хищения имущества собственника: кража, грабеж, разбой, присвоение, растрата, хищение предметов, имеющих особую ценность.

Все эти формы составляют отдельные составы преступления, предусмотренные различными составами УК РК и объединенные в главу “Преступления против собственности”. Таким образом, у них общий объект посягательства - общественные отношения собственности и предмет посягательства - имущество собственника.

Однако между ними имеются и существенные различия. В данном вопросе я рассмотрела отличия кражи от присвоения или растраты вверенного имущества и от грабежа.

Согласно ст.176 УКРК присвоение или растрата есть хищение чужого имуществ, вверенного виновному. Это две самостоятельные формы хищения вверенного им имущества, хотя и очень близкие по содержанию. *
Присвоение состоит в неправомерном удержании (невозвращении) чужого имущества, вверенного виновному для определенной цели, а растрата - состоит в отчуждении или потреблении такого имущества. Основным разграничительным признаком указанных форм хищений от кражи является отношение субъекта преступления к похищенному имуществу.

При присвоении или растрате имущество не только вверено виновному, находится в его правомерном владении, но и также он наделен относительно этого имущества определенными правомочиями. Что касается кражи - субъект либо вообще не имеет никакого отношения к похищаемому имуществу, либо получил лишь доступ к нему для выполнения чисто технических, производственных функций, которые, однако, не порождают на его стороне никаких правомочий по выполнению, пользованию, распоряжению или ответственной охране.

Пленум Верховного Суда в постановлении от 31.03.1962г. , указывал, что "хищение подлежит квалификации не как присвоение либо растрата, а как кража, если оно совершено лицом, которое не было наделено определенными правомочиями в отношении похищенного имущества, а могло лишь использовать его при выполнении порученной работы (например, хищение сырья или готовой продукции рабочими на производстве либо хищение продуктов сельского хозяйства колхозниками или рабочими совхоза) или лицом, которое по роду службы имело доступ к имуществу, непосредственно вверенному другим лицам (например, комендантным начальником пожарно-сторожевой охраны и др.).[27]
Аналогичное положение с некоторыми изменениями было воспроизведено и в Постановлении Пленума Верховного туда СССР "О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества" от 11.07.72г. Например, в п.2 данного постановления говориться "разъяснить судам, что в соответствии с законом присвоение либо растрата от кражи отличается тем, что виновный использует имеющиеся у него правомочия в отношении похищаемого им имущества".
Однако на практике следственные и судебные органы еще нередко допускают ошибки, квалифицируя кражу как присвоение или, наоборот- присвоение как кражу.

В частности присвоения и растраты, наблюдается момент совершения преступления, когда правомерное владение переходит в неправомерное. При простом удержании- это момент, когда преступник должен был возвратить имущество, но не сделал этого. А при растрате - это момент отчуждения или потребления имущества. Разумеется, на лицо так же должны быть все другие объективные и субъективные признаки хищения.

Так же, стоит отметить, что изъятие имущества, путем замены его на менее ценное, совершенное с целью присвоения или обращения в собственность других лиц, должно квалифицироваться как хищение в размере стоимости изъятого имущества.
Хищение чужого имущества, совершенное лицом, не обладающим указанными полномочиями, но имеющим к нему допуск в связи с порученной работой или выполнением служебных обязанностей, подлежит квалификации как кража.
Квалифицирующим признакам присвоения или растраты в основном аналогичны квалифицирующие признаки кражи. Поэтому некоторую особенность представляют присвоение или растрату, совершенную лицам с использованием своего служебного положения (ст.176).

Касаясь отграничения присвоения или растраты от кражи, следует сказать, что растрата отличается от кражи тем, что субъект незаконно распоряжается как собственностью вещью, которая была доверена ему при определённых условиях. Правомочия лица, в отношении вверенного имущества закреплены в определенной документальной форме.

Согласно ст. 178 грабеж это сокрытое хищение чужого имущества. Грабёж как и кража является одной из форм хищения. Необходимость рассмотрения вопроса о разграничении кражи и грабежа в первую очередь объясняется всё еще встречающимися в судебной практике ошибками при квалификации данных видов преступлений.
Главный отличительный признак кражи это тайность, т.е не обнаружение контакта с лицом, в случае когда совершается грабеж, контакт с лицом, а именно с владельцем имущества, обнаруживается либо самим владельцем либо третьими лицами. Третьи лица в данном случае должны присутствовать на месте грабежа, воспринимать факт изъятия имущества и сознавать значение действий виновного. Кража - тайное хищение чужого имущества, в то время как грабеж - открытое. Если преступник ошибочно полагал, что совершает хищение тайно, а в действительности его действия осознавал потерпевший или наблюдали другие лица, то в соответствии с направленностью умысла содеянное должно квалифицироваться как кража. Однако в судебно- следственной практике это обстоятельство не всегда учитывается, что иногда приводит к неправильной квалификации преступления. Например, У. познакомился в кафе с А. и распил с ним спиртные напитки. Затем они вышли из кафе и У., воспользовавшись тем, что А. сильно опьянел, возле подъезда дома снял с его пальца золотой перстень и надел его себе. Затем, У. попытался скрыться, но был задержат работником полиции. Суд первой инстанции признал его виновным в открытом хищении (грабеже). Надзорная инстанции пришла к выводу, что действия У. квалифицировались неправильно. Как было установленно в ходе судебного заседания, потерпевший А. в момент хищения был сильно пьян и не помнил обстоятельства произошедшего. Д, в свою очередь полагал, что потерпевший не осознавал факт похищения его имущества. Его действия случайно заметили трое свидетелей, проходивших мимо. Каких- либо данных о том, что Д., решился завладеть перстнем, сознавая, что его преступные действия замечены посторонними лицами, в деле нет. При таких обстоятельствах действия Д. должны быть квалифицированы как кража. *

Так же грабеж является более опасной формой хищение, чем кража. Грабеж может быть совершен с угрозой насилия, не причиняющего бред здоровью потерпевшего, либо соединено с ним. Кража же, является всегда ненасильственным хищением чужого имущества. Поэтому тайное изъятие имущества у лица, которое насильственными способами лишено возможности наблюдать за действиями преступника (например, потерпевший заперт) следует квалифицировать в зависимости от характера примененного насилия по ст. 178, 179 УК РК как грабеж чужого имущества или разбой. Введение в организм потерпевшего опасных для жизни и здоровья сильнодействующих веществ с целью приведения его в беспомощное состояние и завладение чужим имуществом квалифицируется как разбой (ст. 179). Если изобличенный вор, осознав, что начатое им тайно хищение обнаружено, бросает похищенное и пытается скрыться, чтобы не оказаться задержанным, то такие действия в грабеж не трансформируются, оставаясь кражей (или покушением на её совершение).
В случае, если виновный применяет насилие к задерживающим его лицам, его действия образуют состав самостоятельного преступления против личности. При этом, действия виновного следует квалифицировать по совокупности преступлений как кража (или покушение на кражу) и против личности (в зависимости от тяжести причиненного здоровью вреда).

Исходя из этого, кроме основного объекта, при грабеже может присутствовать так же и дополнительный- здоровье потерпевшего. В краже, же присутствует лишь один объект- собственность.

Наряду с тайностью и ненасильственными способом завладения имуществом для кражи характерно то, что похититель не обладает никакими правомочиями по распоряжению, управлению, хранению имущества. Тайное изъятие вверенного имущества следует квалифицировать не как кражу, а как присвоение чужого имущества (ст. 176). Если же хищение совершается лицом, имеющим лишь доступ к чужому имуществу в связи с порученной работой или выполнением служебных обязанностей, то оно подлежит квалификации как кража.

.


Заключение

Современное уголовное законодательство устанавливает уголовно-правовую защиту всех форм собственности, а также других, не менее важных прав и свобод граждан, общественно значимых интересов, устанавливает дифференцированную уголовную ответственность за преступления против собственности.

Одним из наиболее опасных преступных посягательств на частную собственность является кража. Казахстанское уголовное право уделяет много внимания ответственности за кражу, предусматривая широкий диапазон мер наказания.

Уголовная ответственность, установленная законом, всецело зависит от степени общественной опасности посягательства. Поэтому же пути в основном идёт судебная и следственная практика.

Однако судебная практика обнаруживает и недостатки уголовного законодательства о корыстных преступлениях. Зачастую установленные меры ответственности не вполне соответствуют принципам справедливости и гуманизма.

Иначе чем объяснить то, что мелкий вор, не представляющий особой общественной опасности, осуждённый условно за мелкую кражу и совершивший в течение испытательного срока вторую мелкую кражу, приговаривается к длительным срокам лишения свободы (его деяние будет признано рецидивом и тяжким преступлением), а за вымогательство с угрозой убийства может быть назначено наказание, не связанное с лишением свободы.

Кроме того, действия преступных элементов, собирающих «дань» с предпринимателей, граничащие с вымогательством, вообще нельзя квалифицировать ни по какой статье.

Многие преступники, причинившие значительный имущественный и моральный вред гражданам, обществу, государству, экономике вовсе избегают уголовной ответственности, но это - издержки правоприменительной практики, а не законодательства. В любом случае эффективная уголовно-правовая защита собственности, как основы экономической системы общества, возможна только при постоянном совершенствовании, как законодательства, так и правоприменительной практики.



[1] Конституция РК от 30.08.95г. ст..26

[2] Пресс-служба МВД РК. . Заседание Коллегии МВД РК по итогам работы за 2009 год www.nomad.su

[3] Конституция РК от 30.08.95г.

[4] Гражданский кодекс РК 27.12.94г. ст.188 ч.1

[5] Уоловный кодекс РК ст 175

[6] Гаухман Л. Д Объект преступления. 1992г.с17

[7] Курс советского уголовного права. М.: Наука,1970 с 311

[8] Никифоров Б. С Объект преступления по советскому уголовному праву М.: 1960 с122

[9] УК РК ст. 182

[10] Крепер Г. А Курс уголовного права 1973, с 354

[11] Белик С. П Преступления против собственности 1999 с.4

[12] С. М Кочои ответственность за корыстные преступления против собственности Юристъ?1998№ с№ 71-72

[13] Пинаев А. А Проблемы дальнейшего совершенствования советского уголовного законодательства об ответственности за хищения. Киев1984 с 4

[14] Владимиров В. А, Ляпунов В. И с.28

[15] Ч2, ст. 9 УК РК

[16] Кодекс РК об административных правонарушениях ст. 136

[17] Закон Республики Казахстан от 23.11.2010 "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам обеспечения защиты прав ребенка" ст.1 п.2

[18] И. Ш Борчашвили. Уголовное право РК . Общая часть. Алматы «Жеты Жаргв» 2006г. С.176

[19] Уканов К. Ш «Предупреждение хищений в Казахстане» 2002г. с.18

[20] Тонковский А. А Курс совместного уголовного права. М.1970 Т.2 с 466

[21] УК РК ст. 29 ч. 1

[22] Уголовное право России: Учебник для вузов. Т. 2. Особенная часть / Под общ. ред. А.Н. Игнатова и Ю.А. Красикова. - М.: ИНФРА-М-НОРМА, 1998. - С. 182.

[23] Нормативное постановление ВС РК «о судебном порядке по делам о хищениях от 11.07.03» п. 9-10

[24] Нормативное постановление ВС РК «О суд.практике по делам о хищениях» от 11.07.03 (п.12)

[25] Закону РК "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам борьбы с преступностью" от 5.05.00г

[26] Закон о внесении изменений и дополнений в Уголовный Кодекс РК от 10.12.09г.

[27] Пленум Верховного Суда в постановлении от 31.03.1962г

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ