регистрация / вход

Процесс доказывания в уголовном праве

Содержание. 1.Понятие доказывания в уголовном процессе …3 2.Элементы доказывания: …5 Собирание доказательств …6

Содержание.

1.Понятие доказывания в уголовном процессе………………………3

2.Элементы доказывания:…………………………………………………5

· Собирание доказательств………………………………………6

· Проверка доказательств…………………………………………8

· Оценка доказательств…………………………………………10

3.Недопустимые доказательства…………………………………………12

Список используемой литературы………………………………………16

Задача………………………………………………………………………17

1.Понятие доказывания в уголовном процессе.

Для принятия любого решения в уголовном судопроизводстве правоприменитель должен обладать определенной совокупностью сведений (фактических данных), которые и ложатся в основание необходимого волеизъявления.[1]

Разрешение уголовного дела по существу предполагает в процессе доказывания установление наличия (либо отсутствия) события преступления, лица, его совершившего, определение степени его виновности и других необходимых обстоятельств.

Обнаружение искомых обстоятельств – основная цель уголовного процесса и необходимое условие осуществления правосудия. Уголовно-процессуальное доказывание есть форма установления и обоснования в ходе производства по делу неизвестных фактов; при этом средствами познания выступают сведения об этих фактах, закрепленные в установленных законом видах доказательств.

Доказывание – это осуществляемая в определенном процессуальным законом порядке деятельность органов предварительного расследования, прокурора и суда, направленная на установление обстоятельств, имеющих значение для данного уголовного дела.

Данная часть уголовно-процессуальной деятельности входит в предмет теории доказательств, которая исследует закономерности процесса доказывания, принципы и правила установления обстоятельств совершенного преступления и с этой целью изучает нормы доказательственного права.

Доказательственное право – это совокупность норм уголовно-процессуального права, регламентирующих сферу процессуальной деятельности и возникающие при этом общественные отношения по собиранию, проверке и оценке доказательств в целях установления истины по делу.

В содержании доказательственного права как части уголовно-процессуального права входят нормы, устанавливающие и регулирующие: цель и предмет доказывания; понятие доказательств, их системы и процесса доказывания; условия, определяющие свойства относимости, достоверности и допустимости доказательств; принципы и правила оценки доказательств; особенности собирания и использования отдельных видов доказательств; правовой статус участников доказывания; особенности доказывания отдельных видов преступлений.

Основной особенностью и сложностью процесса уголовно-процессуального познания является то, что предметом доказывания выступает преступление как событие прошлого, восстановить которое в полной мере объективно невозможно (вернуть, перенести из прошлого в настоящее и тем более представить в будущем: как считали древние греки – все течет, все изменяется; в одну реку дважды не войти). В связи с этим для выяснения обстоятельств уголовного дела используются отражения преступного события и его последствий в сознании людей и на материальных объектах. Процесс познания, осуществляемый в установленной законом форме, и является уголовно-процессуальным доказыванием.

Методологической основой теории доказательств выступает философское учение о познаваемости мира – теория познания. Для теории доказательств и для доказывания постулат «мир познаваем» является аксиомой. При этом теория доказательств заимствует из философии ряд основополагающих положений: 1) теорию отражения; 2) учение о путях и формах человеческого познания; 3) учение о методах и формах научного познании; 4) теорию истины; 5) учение о практике истины; 6) материалистическую диалектику – всеобщий метод познания.[2]

Действительно, мир познается, по сути, одними и теми же средствами, однако уголовное судопроизводство – сфера особая. В связи с этим следует выделить особенности уголовно-процессуального доказывания как разновидность познания:

1. Процесс доказывания осуществляется специальными субъектами. В соответствии с ч.1 ст. 86 УПК это дознаватель, следователь, прокурор и суд, хотя в получении доказательственной информации (сведений о фактах) могут участвовать и иные субъекты.

2. Предмет уголовно-процессуального познания ограничен законом (ст. 73 УПК), который дает строгий обязательный перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию.

3. Процесс уголовно-процессуального познания ограничен временными пределами. Так, ст. 162, ч. 3 ст. 223 УПК устанавливают процессуальные сроки производства по уголовному делу.

4. Средствами доказывания строго определены уголовно-процессуальным законом. Так, ч.2 ст. 74 УПК ограничивает инструментарий доказывания перечисленными видами (источниками) доказательств, а гл. 24-27 УПК предлагают средства их получения – следственные действия.

5. Уголовно-процессуальное доказывание носит удостоверительный характер, что означает: а) обязанность удостоверения в полученном доказательстве следующего адресата доказывания (недостаточно познать сведения о факте для себя, необходимо убедить в этом иного субъекта: прокурора, суд, общество; б) полученные сведения о факте необходимо удостоверить (закрепить, зафиксировать) предложенным в УПК источником доказательств, что создает необходимые условия для их проверки и оценки с точки зрения доброкачественности.

6. Процесс доказывания обеспечивается государственным, уголовно-процессуальным принуждением. При этом каждое следственное действие предусматривает возможность применения уголовно-процессуального принуждения: привод не являющегося без уважительных причин свидетеля; вскрытие помещений при обыске и др.

7. Наличие в пределах и за пределами уголовного судопроизводства лиц, заинтересованных в результатах доказывания (потерпевший, обвиняемый, их связи и др.), что, соответственно, должно учитывать при оценке полученных доказательств.

8. Законодательное закрепление обязанности доказывания (ст. 21, 73 УПК и др.). Данный процесс не творческое право исследователя – это требование закон.

9. Поскольку всякое уголовное дело обязательно завершается тем или иным официальным решением, принятие которого к тому же нередко должно укладываться в установленные законом сроки, доказывание также имеет срочный характер. При этом оно всегда должно приводить к обоснованию определенного вывода относительно обстоятельств, которые должны служить фактическим основанием для вынесения решения по делу. Однако познание обстоятельств уголовного дела в полном соответствии с действительностью, т.е. установление материальной, или объективной, истины возможно не во всех случаях. Позитивное познание обстоятельств преступления порой сталкивается с неодолимыми трудностями, такими как утрата его следов, сокрытие подозреваемого, либо с препятствиями юридического порядка (например, наличие ранее состоявшегося и вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению, которым обстоятельства дела установлены иначе, чем в данном случае). Тогда доказывание прибегает к обоснованию вывода о соответствующих обстоятельствах не только посредством получения доказательств, но и с помощью юридических фикций - презумпций и преюдиций, благодаря которым фактически не познанные или оставляющие сомнения обстоятельства условно принимаются за истину. Поэтому цель доказывания может состоять не только в фактическом установлении (познании) истины по делу, т.е. обосновании с помощью доказательств достоверного знания относительно искомых обстоятельств, но и в юридическом установлении этих обстоятельств, когда: а) неустранимые сомнения относительно этих обстоятельств толкуются в пользу обвиняемого (бремя доказывания при презюмировании невиновности); б) они уже установлены доказательствами, на которых основан вступивший в законную силу приговор (при использовании преюдиции). Конечно, фактическое установление обстоятельств уголовного дела в соответствии с действительностью (достижение истины) является наиболее желательным результатом и главной целью доказывания. Установление же обстоятельств дела на основе презумпций и преюдиций становится целью доказывания лишь в том случае, если главная цель доказывания (объективная истина по делу) не может быть достигнута. Таким образом, процессуальное доказывание нельзя полностью отождествлять лишь с познавательной деятельностью - его сущность состоит в обосновании выводов об обстоятельствах дела как познавательными (гносеологическими), так и юридическими способами. Истина как цель доказывания включает в себя не только объективную, или материальную, истину, но и истину юридическую, или формальную [3]

Итак, доказывание - это урегулированная законом деятельность по установлению и обоснованию обстоятельств уголовного дела, на основе которых может быть разрешен вопрос об уголовной ответственности.

10. Обязанность принятия итоговых решений по результатам уголовно-процессуального познания, т.е. использование результатов доказывания.

Таким образом, уголовно-процессуальное доказывание как разновидность познания опирается на общие законы гносеологии, но имеет существенные особенности, определяющие его специфику. В первую очередь это цели, субъекты, средства, процедура и результаты познания.

Критерием эффективности деятельности органов уголовного судопроизводства всегда выступало соответствие сделанных ими выводов и принятых процессуальных решений тому, что произошло в реальной действительности, т.е. установление истины по уголовному делу.

Обстоятельства совершенного преступления могут быть признаны в той же степени, как и другие явления объективной действительности. Вместе с тем вопрос о понятии, содержания, ее познаваемости всегда выступал одним из ключевых, но дискуссионных и сложных в теории доказательств и уголовно-процессуальной науке.

Уголовно-процессуальное законодательство советского периода (УПК РСФСР 1922, 1923, 1960 гг.) принципиально определяло установление истины целью доказывания. Так, ст. 20 УПК РСФСР 1960 г. закрепляла обязанность суда, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, (дознавателя) всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства дела, т.е. устанавливать истину по уголовному делу, что выступало необходимым условием осуществления справедливого правосудия.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство (УПК РФ) прямо не закрепляет обязанность органов уголовного преследования и суда устанавливать истину по уголовному делу. Идеология пореформенного уголовного судопроизводства исходит из приоритета задачи соблюдения прав личности над задачей раскрытия преступления, установление лица, подлежащего преследованию в судебном порядке, и определения меры его ответственности. Это означает, что для установления обстоятельств совершенного преступления не могут использоваться процессуальные средства в ущерб интересам прав личности. Такова концепция назначения уголовного судопроизводства, предложенная современным законодателем.

Вместе с тем, как представляется, вопрос об отношении к истине в уголовном судопроизводстве должен решаться при исследовании содержания данной категории или проблемы степени достижения истины.

Истине как цели доказывания в уголовно-процессуальной деятельности и как основе целеполагания уголовного процесса всегда уделялось большое внимание и придавалось важное методологическое значение.

Теория доказательств традиционно выделяла два подхода к целеполаганию доказывания:

1. В уголовном процессе должна устанавливаться только объективная (материальная) истина – это полное и точное соответствие реальной действительности выводов следователя и суда об обстоятельствах рассматриваемого уголовного дела, о виновности или невиновности привлеченных к уголовной ответственности лиц.

2. Возможно достижение лишь истины юридической (процессуальной или формальной) при отрицании вероятности установления истины объективной. Юридическая (процессуальная или формальная) истина – это соответствие выводов суда имеющимся в деле надлежаще и скрупулезно проверенным, исследованным и оцененным доказательствам. Это истина, опирающаяся на материалы уголовного дела. Это подтверждение достоверности установленных фактических обстоятельств преступления.

Предмет и пределы доказывания.

Преступление исследуется в тех параметрах, определение которых необходимо для правильного разрешения уголовного дела. Для этого устанавливаются обстоятельства, существенные для каждого конкретного преступного деяния, которое, в свою очередь, содержит в себе общие юридические элементы. Поэтому на законодательном уровне определен ряд общезначимых для всех преступлений обязательств, которые подлежат доказыванию по каждому уголовному делу.

Предмет доказывания – это совокупность фактических обстоятельств, установление которых необходимо и обязательно по каждому уголовному делу в целях его правильного разрешения.

Перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, предложен законодателем в ст. 73 УПК:

1. Событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления). Прежде всего, закон обязывает установить наличие или отсутствие события преступления, т.е. самого общественно-опасного деяния. В случае его отсутствия – дело прекращается или выносится оправдательный приговор. В обстоятельства, подлежащие доказыванию, также входят время, место и способ, т.е. элементы объективной стороны состава преступления, и иные обстоятельства совершения преступления (п.1 ч. 1 ст. 73 УПК). Степень конкретизации времени и места совершения преступления зависит от характера совершенного преступления, специфик доказывания его обстоятельств. В некоторых случаях эти обстоятельства имеют непосредственное значение для определения деяния преступным (например, ст. 258 УК – незаконная охота; ст. 262 УК – нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов).

2. Виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы. Доказывая виновность лица в совершении преступления, форму его вины и мотивы (п.2 ч.1 ст. 73 УПК), необходимо выяснить, кто совершил общественно-опасное деяние и совершил ли его обвиняемый. Если последнее доказано – устанавливается наличие и характер вины, цели и мотивы преступления, т.е. субъективная сторона состава преступления. Вина – психическое отношение лица к своему противоправному поведению и у его последствиям, имеет форму умысла и неосторожности. Мотив – непосредственная побудительная причина преступного поведения (месть, корысть, сокрытие другого преступления и др.).

3. Обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого (п.3 ч. 1 ст. 73 УПК), исследуется для индивидуализации уголовной ответственности, и имеют значение для установления иных обстоятельств. Устанавливаются демографические признаки лица и его правовой статус (фамилия, имя, отчество, возраст, место жительства и работы, профессия и должность, семейное положение и т.п.), личностные характеристики (поведение на работе и в быту, заслуги перед обществом) и состояние физического и психического здоровья.

4. Характер и размер вреда, причиненного преступлением (п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК). Физическому лицу может быть причинен имущественный, физический или моральный вред, юридическому лицу – имущественный вред либо вред его деловой репутации. Имущественный вред состоит в причинении потерпевшему от преступления убытков, определенных ст. 15 ГК РФ. Физический вред выражается в расстройстве здоровья, причинении телесных повреждений, физических страданий. Моральный вред – это нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага или нарушающими его личные неимущественные права либо нарушающими имущественные права гражданина. Деловая репутация юридического лица, которая может пострадать вследствие совершенного преступления, подлежит защите на основании ч. 7 ст. 152 ГК РФ.

5. Обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния (п. 5 ч.1 ст. 73 УПК), - это необходимая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайняя необходимость, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения (гл. 8 УК).

6. Обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание (п.6 ч. 1 ст. 73 УПК), перечислены в ст. 61 и 63 УК РФ, хотя перечень первых из них может быть расширен по предложению сторон и усмотрению суда.

7. Обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания (п.7 ч. 1 ст. 73 УПК), удостоверяются процессуальными решениями, регламентированными гл. 11 и 12 КУ РФ.

8. Обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащие конфискации в соответствии со статьей 1041 УК РФ, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации). Данные обстоятельства, подлежащие установлению, расширили предмет доказывания в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 г. № 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с принятием ФЗ «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и ФЗ «О противодействии терроризма» в связи с «возвращением» в УК конфискации имущества.

9. Обстоятельства, способствующие совершению преступления (ч.2 ст. 73 УПК), - это непосредственные условия, облегчающие достижение преступного результата либо побуждающие к совершению преступления (неудовлетворительная лхрана вверенного имущества, плохое воспитание и отсутствие надлежащего контроля за поведением подростка и т.п.).

Объем уголовно-процессуальной деятельности по собиранию, проверке и оценке доказательств опреде

2.Элементы доказывания.

Доказывание имеет сложную внутреннюю структуру, которую можно представить в виде трех уровней: информационного, логического и юридического.[4] На информационном уровне доказывание состоит в собирании, проверке и оценке отдельных доказательств. Именно так определяет доказывание ч. 1 ст. 86 УПК. При информационном исследовании имеет место непосредственный контакт субъекта доказывания с источниками доказательственной информации. В результате информационного доказывания формируется совокупность доказательств по делу. Логическое доказывание есть обоснование выводов об искомых фактах посредством оценки совокупности собранных доказательств. Прежде всего, логическое доказывание имеется в виду, например, в ч. 1 ст. 14: "Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке". На логическом уровне субъект доказывания оперирует фактами безотносительно к источникам, из которых они установлены, и способу их установления. Логическое доказывание находит внешнее выражение в мотивировке процессуальных актов (обвинительного заключения, обвинительного акта, приговора и т.д.), ходатайствах сторон и их выступлениях в судебных прениях. Юридический уровень доказывания выражается в применении субъектом доказывания презумпций и преюдиций с учетом отрицательных результатов информационного и логического доказывания. Так, например, в силу презумпции невиновности недоказанная виновность считается равнозначной доказанной невиновности, т.е. презумпция используется для доказывания невиновности.

Наряду с уровнями доказывания в процессуальной литературе обычно принято выделять элементы процесса доказывания, т.е. его составные части - собирание, проверку и оценку доказательств.

И так доказывание как процесс условно подразделяется на 3 элемента:

1. Собирание доказательств.

2. Проверка доказательств.

3. Оценка доказательств.

Рассмотрим их подробнее.

·Собирание.

А.И. Винберг определяет содержание понятия собирания доказательств как “совокупность действий по обнаружению, фиксации, изъятию и сохранению различных доказательств”[5] .

Н.В. Терзиев не включал в понятие собирания доказательств их обнаружение и закрепление и рассматривал в одном ряду обнаружение, собирание, закрепление и исследование доказательств[6] .

М.С. Строгович указывает, что процесс доказывания состоит из обнаружения доказательств, их рассмотрения и процессуального закрепления, проверки и оценки[7] .

Собрать доказательства означает получить фактические данные, относящиеся к уголовному делу, из законных источников процессуальными способами, т.е. в ходе производства следственных действий. Но для принятия решения о производстве любого следственного действия необходимо иметь достаточные основания. В ряде случаев такими основаниями могут служить данные, полученные оперативно-розыскным путем. Данные, полученные оперативно-розыскным путем, позволяют также определять наиболее целесообразные тактические приемы производства некоторых следственных действий. Такие данные для следователя имеют вспомогательное значение, и их использование не является элементом или частью доказывания по уголовному делу.

Собирание доказательств представляет собой систему действий,

направленных на восприятие объективно существующих следов происшедшего события и их процессуальную фиксацию. Закон устанавливает правила следственных действий (их процессуальную форму), в ходе которых собираются доказательства (например, правила допроса, обыска, опознания, приобщения к делу вещей в качестве вещественных доказательств).

Собирание доказательств происходит путем производства следственных и судебных действий, перечень и порядок проведения которых указан в законе: истребование от учреждений, предприятий, организаций, должностных лиц и граждан представление предметов, производство ревизий, получение доказательств, представленных участниками процесса, а также любыми гражданами, учреждениями, предприятиями и организациями (ст. 70 УПК).

Доказательства собираются в любой стадии уголовного процесса в формах и способах, определяемых процессуальными особенностями каждой стадии.

Собирание доказательств представляет собой определенную систему действий, направленных на восприятие объективно существующих следов происшедшего события и их процессуальную фиксацию. В связи с этим законодатель устанавливает определенные правила проведения следственных действий, в ходе которых и собираются доказательства[8] .

Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители вправе собирать доказательства. Отличие их действий в процессе собирания доказательств от дознавателя, следователя, прокурора и суда состоит в том, что они не собирают доказательства следственным путем, а могут лишь представлять лицам, ведущим производство по делу, определенные вещи с просьбой о приобщении их в качестве вещественных доказательств, называть лиц, которые могут быть допрошены в качестве свидетелей, и ходатайствовать о их вызове к следователю, в суд, а также представлять письменные документы для приобщения их в материалы дела. Дознаватель, следователь не вправе отказать подозреваемому, обвиняемому, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям в допросе свидетелей, производству судебной экспертизы и в производстве других следственных действий, если обстоятельства, о которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела (ст.159 УПК РФ). Следователь, дознаватель могут и отказать в удовлетворении ходатайства, если посчитают, что обстоятельства, об установлении которых ходатайствуют участники процесса, не имеют значения для дела. При этом дознаватель, следователь, прокурор выносят мотивированное постановление об отказе в удовлетворении ходатайства.

Защитник, как участник уголовного процесса, также имеет право собирать доказательства. Он собирает доказательства путем: получения предметов, документов и иных сведений; опроса лиц с их согласия; истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии. Данные материалы, собранные таким образом, защитник может предоставлять дознавателю, следователю, прокурору и суду и ходатайствовать о поверки и приобщении их к делу.

·Проверка доказательств.

В законе сказано: "Все собранные по делу доказательства подлежат тщательной, всесторонней и объективной проверке со стороны лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда" (ст. 71 УПК). В других нормах УПК употребляется термин "исследование обстоятельств дела" (например, в ст. 240 УПК сказано о непосредственном исследовании доказательств в судебном разбирательстве: в ст. 343 УПК - об исследовании обстоятельств, указанных в определении суда).

Содержательный анализ этих статей закона, их сопоставление приводит к выводу, что термин "исследование" применяется в законе в более широком значении, чем "проверка". Исследование включает как процесс получения информации (допрос свидетеля), так и проверку полученных сведений (ст. 240 УПК). Исследует доказательство как субъект процессуальной деятельности, который его получил, так и другие субъекты. Так, доказательства, собранные следователем, исследуют прокурор при утверждении обвинительного заключения и суд, рассматривающий дело.[9]

Проверка доказательств включает проверку их относимости, допустимости, достоверности, т.е. проверку соблюдения процессуальных правил собирания доказательств, относимости к делу тех сведений, которые составляют содержание доказательства, доброкачественности источника получения сведений и их достоверность.

Проверка доказательств, так же как и их собирание, является необходимым элементом процесса доказывания. Способами проверки доказательств, как следует из содержания ст. 87, признаются: а) сопоставление проверяемых доказательств с другими доказательствами, б) установление источников доказательств, в) получение иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство. По смыслу данной нормы целью проверки доказательств является подтверждение или опровержение проверяемого доказательства. Достижение этой цели невозможно без помощи оценки доказательств, т.е. мыслительной логической деятельности, которая рассматривается как отдельный элемент процесса доказывания (ст. 88). Поэтому проверку доказательств необходимо отличать от их оценки, хотя они сопутствуют друг другу и могут осуществляться практически одновременно. Так, сопоставление доказательств может, на наш взгляд, осуществляться как средствами проверки, так и оценки. Если речь идет о физическом сопоставлении предметов (например, при их осмотре, в ходе экспертного исследования следов, образцов почерка), имеет место проверка доказательств. Когда же сопоставление сведений имеет мысленный характер, следует говорить об оценке. Мысленное сопоставление может иметь место как при физическом сопоставлении предметов (как отражение этого процесса в сознании субъекта доказывания), так и вне его (в ходе оперирования мысленными образами предметов, логического анализа показаний и т.д.). Непосредственная задача собственно проверки доказательств состоит в том, чтобы обеспечить условия для их оценки в совокупности. В статье 87 говорится, в частности, о проверке доказательств путем "установления" их источников. Однако, если источник сведений неизвестен, сведения не признаются доказательствами. Так, не могут быть допущены в качестве доказательств показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности (п. 2 ч. 2 ст. 75). При неизвестности или неопределенности источника полученных сведений или их происхождения необходимо восполнять этот недостаток путем собирания дополнительных доказательств.

В ряде случаев закон предполагает или прямо устанавливает определенную последовательность действий по проверке доказательств. К числу таких случаев относятся проверка:

- производных доказательств путем получения доказательств первоначальных, если последние достижимы;

- ранее полученных показаний нескольких лиц, в которых имеются существенные противоречия, путем проведения между ними очной ставки (ст. 192);

- показаний свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого об опознании ими данного лица или предмета с помощью их предварительного допроса об обстоятельствах, при которых они наблюдали это лицо или предмет, а также о приметах и особенностях, по которым они могут его опознать (ст. 193);

- имеющихся в деле доказательств, указывающих на причины смерти или вред, причиненный здоровью; вызывающих сомнение относительно вменяемости или способности подозреваемого, обвиняемого самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве и другие обстоятельства, указанные в ст. 196,

- путем обязательного проведения судебной экспертизы;

- заключения эксперта в случаях его недостаточной ясности или полноты путем проведения дополнительной экспертизы (ч. 1 ст. 207);

- заключения эксперта в случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам путем проведения повторной экспертизы (ч. 2 ст. 207).

Неприменение указанных процедур влечет за собой признание полученного доказательства недопустимым либо оставляет неустранимые сомнения в их достоверности. Например, не имеют доказательственного значения результаты опознания, если не был проведен предварительный допрос опознающего о приметах и признаках, по которым он собирается опознавать объект.

·Оценка доказательств.

Оценка доказательств - элемент процесса доказывания, состоящий в мыслительной (логической) деятельности по определению относимости, допустимости и достаточности доказательств для принятия того или иного процессуального решения. Оценка сопровождает весь процесс собирания и проверки доказательств - в этом случае говорят о текущей оценке доказательств. Однако оценка приобретает характер самостоятельного этапа доказывания, когда на основании совокупности собранных доказательств она служит определению наличия или отсутствия оснований для принятия процессуальных решений. Это итоговая оценка доказательств.

Предоставляя оценку доказательств внутреннему убеждению, закон вместе с тем предписывает определенные правила формирования этого убеждения, а для многих решений и форму выражения результатов этой оценки в принятом решении.

Это обеспечивает сочетание при оценке доказательств субъективного фактора - внутреннее убеждение - и объективного - совокупности рассмотренных доказательств. Оценка доказательств по внутреннему убеждению именуется свободной оценкой доказательств, в отличие от так называемой формальной теории доказательств, когда сила и значение доказательств формализовано определялась в законе и судьям оставалось только подсчитать, имеется ли необходимое количество доказательств для признания лица виновным. По этой системе доказательства делились на полные и неполные, или, иначе, на совершенные и несовершенные. Одного совершенного доказательства считалось достаточно для обвинения. К таким относились: признание своей вины подсудимым, что "есть лучшее свидетельство всего света", свидетельства экспертов, совпадающие показания двух неопороченных по суду взрослых свидетелей.

0ценка доказательств производится по внутреннему убеждению. Это

означает, что она свободна от заранее в законе указанных критериев оценки,

но она не может быть произвольной. В ее основе должно лежать "всестороннее, полное и объективное рассмотрение всех обстоятельств дела в их совокупности" (ст. 71 УПК).

При таком подходе есть возможность оценить каждое доказательство по его собственной природе, принадлежности к определенному виду доказательств, а также обнаружить противоречие между сведениями, поступившими из разных источников, или, наоборот, совпадение доказательств, что приводит к выводу об их достоверности и силе для установления того или иного обстоятельства.

Если же сомнения в доказанности какого-либо обстоятельства остаются, его нельзя считать доказанным, также нельзя положить в основу своего убеждения доказательство, достоверность которого сомнительна. Очевидно, что убеждение в достоверности каждого доказательства и достаточности их совокупности для вывода о доказанности каких-либо обстоятельств может сформироваться именно на основе совокупности доказательств и их объективного, беспристрастного исследования.

Эти правила оценки доказательств председательствующий объясняет присяжным в своем напутственном слове, а именно то, что вердикт может быть основан лишь на тех доказательствах, которые непосредственно исследованы в судебном заседании: никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, выводы присяжных не могут основываться на предположениях, а также на исключенных из разбирательства доказательствах (п. 5 ст. 451 УПК).

Лицо, производящее оценку доказательств, не связано той оценкой

доказательств, которую дали другие лица или органы в предшествующих стадиях процесса или в пределах данной стадии. Так, следователь оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, поэтому может не согласиться с указаниями прокурора о привлечении лица в качестве обвиняемого, об объеме обвинения и другим вопросам, перечисленным в законе (ст. 127 УПК). Суд, оценивая доказательства, не связан выводами, сделанными в обвинительном заключении, мнениями, высказанными обвинителем (ст. 248 УПК) или защитником в судебном заседании.

Вышестоящие суды, отменяя приговор и возвращая дело на новое

рассмотрение, не могут давать указания, предрешающие убеждение следователя, судьи по делу (ч. 2 ст. 352 УПК).

Регулирующая роль уголовно-процессуального закона в оценке

доказательств проявляется через определение в законе задач и принципов

уголовного судопроизводства: определение предмета доказывания и относимости доказательств, правил о допустимости и недопустимости доказательств, регламентации порядка собирания, проверки доказательств, требований, предъявляемых к выражению оценки доказательств в процессуальных решениях.

Эти и другие нормы закона содержат правила, препятствующие формированию безотчетной, интуитивной оценки доказательств.

Закон в оценке доказательств играет различную роль. В одних случаях

внутреннее убеждение заменяется прямым указанием закона признать

доказательство недопустимым, если нарушены определенные правила, в других закон дает только общие ориентиры для оценки доказательства (например, для оценки его относимости ст. 68, 131 УПК). Закон содержит правила собирания доказательств, их проверки на предварительном следствии, предписывает определенную процедуру судебного исследования доказательств, поэтому при оценке доказательств важно установить, соблюдены ли эти правила, так как их нарушение само по себе может привести к недопустимости доказательств или оценке их как недоброкачественных, не имеющих доказательственной силы.

Оценка доказательств имеет процессуальную форму, которая имеет либо обобщенный вид изложения в процессуальных решениях сделанных на ее основе выводов, либо, в установленных законом случаях, - самого процесса обоснования этих выводов, тогда оценка приобретает вид мотивировки процессуального решения. Закон предъявляет к мотивировке процессуальных решений требования полноты и непротиворечивости. Полнота заключается в том, что из обоснования выводов о наличии или отсутствии обстоятельств дела не должно исключаться ни одно из собранных по делу доказательств. В случае признания тех или иных доказательств недоброкачественными следователь, дознаватель, прокурор и суд обязаны указать в своем итоговом решении (обвинительном заключении или акте, решении о прекращении дела или уголовного преследования, приговоре и т.д.), почему они принимают одни из доказательств и отвергают другие. Так, если в приговоре суда сказано, что суд доверяет показаниям потерпевшего и свидетеля обвинения и считает их правдивыми, он должен указать, по каким именно основаниям суд принял эти показания и отверг противоречащие им показания подсудимого. При этом недостаточно мотивированной является лишь ссылка на то, что, отрицая вину, подсудимый пытается уйти от ответственности, поскольку это не может заменить содержательной оценки доказательств. Обстоятельства, признанные установленными на основе доказательств и указанные в одном и том же процессуальном акте, не должны также противоречить друг другу или исключать друг друга. Такой дефект будет иметь место, если, например, в резолютивной части приговора суда лицу, обвиняемому в разбойном нападении, вменяется применение насилия опасного для жизни и здоровья, хотя в описательной части приговора суд соглашается с заключением судебно-медицинского эксперта, что потерпевшему был причинен лишь легкий вред здоровью, и не приводит доказательств о том, что потерпевший каким-либо иным образом был поставлен обвиняемым в опасное для жизни состояние.

Мотивировка принимаемых решений, заявленных ходатайств, позиций сторон, излагаемых в судебных прениях, выступает как доказывание-обоснование.

3. Недопустимые доказательства.

"Плоды отравленного дерева" - так образно окрестили американские юристы доказательства, добытые обвинением с нарушением закона. [10]

В Российской Федерации одним из конституционных положений, призванных обеспечить принятие судами правосудных решений по уголовным делам, является запрет на использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ). Этой конституционной норме полностью соответствуют правила ч. 3 ст. 69 УПК, гласящие, что доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в ст. 68 УПК.

Важное значение для уяснения того, что следует понимать под нарушением закона, которое должно влечь признание доказательств недопустимыми, имеет Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия".

Пленум разъяснил, что доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если их собирание и закрепление осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами. [11]

Нарушение конституционных прав человека и гражданина в уголовном судопроизводстве становится основанием для признания судом доказательств недопустимыми обычно в совокупности с нарушением уголовно - процессуального закона. Вместе с тем возможны и нарушения гарантированных Конституцией РФ прав человека и гражданина, являющиеся единственным основанием такого решения суда.

Так, согласно ст. 21 Конституции РФ достоинство личности охраняется государством; ничто не может быть основанием для его умаления. В УПК лишь ст. 183 предусматривает недопустимость унижения чести и достоинства лиц, участвующих в следственном эксперименте.

Статья 51 Конституции РФ гарантирует каждому субъекту уголовного процесса право на отказ свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников. До сих пор в УПК аналогичной нормы нет. В связи с этим Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 31 октября 1995 г. (п. 17) разъяснил, "что, если подозреваемому, его супругу и близким родственникам при дознании или на предварительном следствии не было разъяснено указанное конституционное положение, показания этих лиц должны признаваться судом полученными с нарушением закона и не могут являться доказательствами виновности обвиняемого (подозреваемого)".

Одно из перечисленных в постановлении Пленума оснований для признания доказательств недопустимыми - любое нарушение установленных УПК правил собирания и закрепления доказательств независимо от их характера и степени. Попытка связать данное основание только со случаями существенных нарушений закона была отвергнута как не соответствующая ч. 2 ст. 50 Конституции РФ и ч. 3 ст. 69 УПК.

Наконец, еще один вид оснований признания доказательств недопустимыми охватывает производство следственных действий должностными лицами или органами, не обладающими для этого необходимой компетенцией. Наиболее часто судам приходится сталкиваться со случаями получения доказательств по уголовным делам работниками милиции или других органов дознания при отсутствии письменного поручения следователя, в производстве которого находится уголовное дело. Так, Ивановский областной суд при рассмотрении дела по обвинению Соколова в совершении двух умышленных убийств и изнасилования признал недопустимым ряд доказательств, в том числе и письменной заявление Соколова о явке с повинной, его показания об изнасиловании и убийстве одной из жертв, поскольку показания были получены работником уголовного розыска, не входившим в состав следственно - оперативной группы и не имевшим письменного поручения следователя на его допрос.[12]

Расследование уголовных дел, по которым обязательно производство предварительного следствия, нередко вначале производится органом дознания в форме неотложных следственных действий. Органы дознания при этом иногда выходят за пределы своих полномочий, установленных ст. 119 УПК, и производят следственные действия, не относящиеся к их компетенции (например, предъявление для опознания, очные ставки) или осуществляют их после истечения срока, в течение которого может вестись дознание до передачи дела по подследственности.

Эти нарушения закона дают суду право признать доказательства, полученными ненадлежащим органом, а значит, и недопустимыми.

В практике встречаются случаи, когда следователи с разрешения руководства привлекают своих коллег для одновременного проведения обысков, выемок документов, задержаний и допросов подозреваемых. Поскольку такая помощь носит разовый характер, постановление о создании следственной группы не выносится. Эта практика считается вполне допустимой и некоторыми авторами, с чем нельзя согласиться. УПК предусматривает возможность собирания и закрепления доказательств только следователем, принявшим дело к своему производству.

Исключение из этого правила представляют случаи производства следственных действий органом дознания по письменному поручению следователя, а также следователями, работающими в составе следственной группы (ст. ст. 127, 129, 132 УПК).

Суд обязан признать доказательства недопустимыми, если установит, что они получены в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

Нередко работники органов дознания, имея основания для возбуждения уголовного дела и производства обыска или выемки, предпочитают прибегать к "досмотру", "изъятию", в целях получения вещественных доказательств или документов. Составляющиеся при этом протоколы "досмотров", "изъятий" УПК не предусмотрены. В результате предметы и документы становятся недопустимыми доказательствами.

Такую же ошибку допускают следователи, когда осуществляют "выход на место происшествия с обвиняемым", "проверку показаний на месте происшествия". Результаты этих действий как не предусмотренных УПК суд вправе признать не имеющими доказательственного значения.

Вопрос о признании тех или иных доказательств недопустимыми в большинстве случаев ставится перед судом в ходе судебного следствия защитником и подсудимым. Но и при назначении судебного заседания судья вправе признать доказательства, имеющиеся в поступившем уголовном деле, недопустимыми. Правда, ст. 223 УПК не упоминает среди ходатайств, которые судья обязан рассмотреть при разрешении вопроса о назначении судебного заседания, те из них, которые содержат требования о признании тех или иных доказательств недопустимыми. Но вряд ли было бы правильным считать, что такого рода ходатайства, если они поступили в суд до назначения судебного заседания, следует во всех случаях оставлять без рассмотрения до начала судебного следствия. Есть ходатайства, обоснованность которых может быть выяснена путем элементарного ознакомления с соответствующим процессуальным документом и сопоставления с правилами его составления, предусмотренными законом. Например, отсутствие подписи понятых на протоколе обыска или осмотра места происшествия, отсутствие в деле письменного поручения следователя органу дознания дают основание судье признать доказательства, полученные с нарушением закона, недопустимыми.

В зависимости от роли, которую играли на предварительном следствии доказательства, признанные недопустимыми, судья может принять решение о прекращении дела в соответствии с п. 5 ст. 221 УПК, об исключении из обвинительного заключения отдельных пунктов обвинения или применении уголовного закона о менее тяжком преступлении (ст. 223(1) УПК).

В этой стадии уголовного судопроизводства недопустимость доказательств может быть констатирована судьей при непосредственном обнаружении нарушений закона в результате ознакомления с материалами дела. К сожалению, судьи, даже располагая ходатайствами, обычно предпочитают оставлять решение вопроса о допустимости доказательств до проведения судебного заседания. А ведь оно протекало бы более эффективно, если бы к началу его участники судебного разбирательства при оглашении постановления о назначении судебного заседания узнали о признании судьей тех или иных доказательств недопустимыми.

Не всегда, разумеется, даже при наличии хорошо аргументированного ходатайства, можно сделать безошибочный вывод о недопустимости доказательств. Так, утверждения о применении к подсудимому насилия или фальсификации подписей понятых в протоколе следственного действия требуют их проверки в судебном следствии. Поэтому такого рода ходатайства суду целесообразно разрешать после исследования доводов о получении доказательств с нарушением закона в стадии судебного следствия.

Ходатайство о признании вещественных доказательств или документов, приобщенных к делу, недопустимыми суду целесообразно рассматривать после их осмотра или оглашения соответствующего документа в порядке, предусмотренном ст. ст. 291, 292 УПК. Это позволит всему составу суда убедиться в том, действительно ли имеются основания для признания доказательства недопустимым. Если нарушения закона при получении доказательства бесспорны, ходатайство подлежит удовлетворению определением суда. Вряд ли правильно откладывать принятие этого решения до момента вынесения приговора. Очевидно, что, лишь когда сторона обвинения не согласна с признанием доказательства недопустимым и намерена в ходе дальнейшего судебного следствия найти новые аргументы, опровергающие утверждения о нарушении закона при собирании и закреплении доказательств, суд вправе отложить разрешение ходатайства до окончания судебного следствия либо до постановления приговора.

Удовлетворение судом ходатайства о признании какого-либо доказательства недопустимым в ходе судебного следствия должно означать, что государственный обвинитель не вправе ссылаться на него в судебных прениях. Согласно ч. 3 ст. 69 УПК не только суду, но и государственному обвинителю недопустимо использовать доказательства, полученные с нарушением закона для обоснования обвинения.

Оставление судом без удовлетворения ходатайства о признании конкретного доказательства недопустимым не препятствует защите заявить его в дальнейшем, в зависимости от хода судебного разбирательства.

Скажем, суд может по каким-либо соображениям отказать в удовлетворении ходатайства о признании протокола осмотра места происшествия недопустимым доказательством. Однако при оглашении в судебном заседании документа, изъятого в ходе этого следственного действия, адвокат вправе вновь заявить ходатайство о признании протокола осмотра недопустимым доказательством. [13]

Так, при рассмотрении судебной коллегией по уголовным делам С.-Петербургского городского суда дела по обвинению Анзиева, Азматова, Казанцева и Джамалдаева в совершении преступления, предусмотренного ст. 87 УК, суд трижды разрешал заявленные защитниками подсудимых ходатайства о признании некоторых доказательств недопустимыми и относительно двух согласился с их доводами.

Признание судом недопустимыми доказательствами протоколов осмотра места происшествия, обыска, выемки как составленных с нарушением закона должно влечь за собой аналогичный вывод и относительно вещественных доказательств и документов, изъятых в ходе этих следственных действий, а также и заключений экспертов, исследовавших эти объекты.

Причем вещественные доказательства и документы, полученные посредством следственных действий, произведенных с нарушением закона, в дальнейшем могут быть приобщены и исследованы в точном соответствии с процессуальными нормами. Но это обстоятельство не может служить основанием для признания их допустимыми доказательствами.

Проиллюстрируем этот тезис на конкретном примере. Суд одного из районов С.-Петербурга при рассмотрении дела о покушении на квартирную кражу установил следующие обстоятельства. Подсудимый был задержан работниками милиции на лестничной площадке в обстановке, явно свидетельствовавшей о попытке взломать дверь одной из квартир. На двери имелись повреждения. "Глазки" других квартир были заклеены обрывками бумаги. При задержании из-под пиджака подсудимого выпал гвоздодер. При обыске у него нашли пачку сигарет с оторванными краями. Криминалистическая экспертиза дала заключение, что обрывки бумаги, которыми были заклеены "глазки", и упаковка сигарет составляют единое целое. На гвоздодере, по заключению химической экспертизы, имелись частички краски, идентичной той, которой была окрашена дверь со следами взлома. Суду, однако, пришлось решать вопрос о допустимости вещественных доказательств. В ходе следствия они были утеряны. Осмотр их не производился. Не было вынесено постановление о приобщении изъятых предметов к делу в качестве доказательств. Суд признал недопустимым использование в доказывании обвинения как вещественных доказательств, так и заключений экспертиз. Такая же оценка была дана и протоколу "проверки показаний на месте", поскольку, как отметил суд в приговоре, такое следственное действие УПК не предусмотрено.

В заключение необходимо отметить, что, если суд в судебном следствии то или иное доказательство признал своим определением недопустимым, в описательной части приговора в соответствии со ст. 314 УПК непременно следует указать мотивы, объясняющие, почему суд отверг доказательства, на которых основано обвинение.

Список используемой литературы.

Нормативно-правовые акты:

1.Конституция РФ

3.Постановление Верховного Суда РФ от 31.10.1998г. №8 Бюллетень Верховного Суда РФ

2.Уголовно процессуальный кодекс РФ

Учебная литература:

1.Алексеев А.В. Уголовный процесс.учебник. М.-Юрист 1995г.

2.Винберг А.М., Шавер Б.М. Криминалистика. М., 1962.

3.Гуценко К.Ф. Уголовный процесс. М.-Зерцало.2005г.

4.Колдин В.Я. Уровни уголовно-процессуального доказывания // Сов. государство и право. 1974. N 11.

5.Козак Д.Н,. Мизулина Е.Б Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации/Отв. ред.. - 2-е изд., перераб. и доп. - Юристъ, 2004 г.

6.Лобанов А. Чувелев А. «О порядке признания судом недопустимости доказательств по уголовному делу»\\Российская юстиция 2000г №2.

7.Лобанов А. Чувелев А «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия.» \\ Российская юстиция №11 2005г

8.Петухов Н.А,. Загорский Г.И Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. - М.: «ИКФ «ЭКМОС», 2002г.

9.Радченко В.И Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) (под общей ред.) 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юстицинформ, 2004

10.Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М.,1968. Т.1

11.Терзиев М.В. Лекции по криминалистике. М., 1951

Задача.

В магазине совершена кража товаров, в связи с чем возбуждено уголовное дело. Следователь, используя оперативно - розыскные данные, на допросе изобличил в совершении этого преступления Евдокимова. Последний признался в краже и назвал своими соучастниками Федорова и Климова. При обыске в квартире Федорова обнаружены костюмы и другие вещи из магазина. Федоров следователями задержан. Обыск в квартире Климова положительных результатов не дал. Производя допрос Климова, следователь предложил ему дать показания о своей преступной деятельности. Климов потребовал разъяснить в чем его конкретно подозревают, иначе он не будет отвечать на вопросы. Следователь объяснил Климову, что он допрашивается в качестве свидетеля, поэтому органы расследования не обязаны объявлять ему, в чем его подозревают.

Определите процессуальные положение Евдокимова, Федорова и Климова. Соответствует ли уголовно-процессуальному закону поведение следователя при производстве предварительного следствия по данному уголовному делу?

Ответ.

Исходя из условия задачи Евдокимов и Федоров являются подозреваемыми в совершении преступления. А вот Климов пока является свидетелем, так как прямых доказательств его вины не представлено. Показания Евдокимова, в которых он указывает на участие в совершении преступления Климова не подтверждены, так как обыск в его квартире не дал положительных результатов. А согласно ст. 46 УПК РФ подозреваемым является лицо:

1) либо в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 УПК РФ

2) либо которое задержано в соответствии со статьями 91 и 92 УПК РФ

(когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление; когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.)

3) при наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если это лицо пыталось скрыться, либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо если следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу.)

4) либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии

5) либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке,

Здесь так же нельзя исключать заведомо ложного доноса (ст. 306 УК РФ) со стороны Евдокимова.

Так как Климов допрашивается в качестве свидетеля, то в обязанности следователя не входит разъяснение свидетелю обстоятельств совершенного преступления. В соответствии со ст. 164 «Общие правила проведения следственных действий» следователь, привлекая к участию в следственных действиях участников уголовного судопроизводства, удостоверяется в их личности, разъясняет им права, ответственность, а также порядок производства соответствующего следственного действия. Если в производстве следственного действия участвует потерпевший, свидетель, специалист, эксперт или переводчик, то он также предупреждается об ответственности, предусмотренной статьями 307 и 308 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Следователь разъясняет ему права, обязанности и ответственность, предусмотренные статьей 56 настоящего Кодекса, о чем свидетель дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания. Поэтому поведение следователя при производстве предварительного следствия по данному уголовному делу соответствует уголовно-процессуальному закону.


[1] Булатов Б.Б., Баранов А.М. Уголовный процесс. Учебник./ Москва, Юрайт, 2010 г., стр. 131

[2] Там же, стр. 132

[3] Алексеев А.В. Уголовный процесс. М.-Юрист.1995г.с.80.

[4] Колдин В.Я. Уровни уголовно-процессуального доказывания // Сов. государство и право. 1974. N 11. С. 86 - 91

[5] Винберг А.М., Шавер Б.М. Криминалистика. М., 1962. С.16.

[6] Терзиев М.В. Лекции по криминалистике. М., 1951. С.6.

[7] Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М.,1968. Т.1 С.470.

[8] Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. /Под общей ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского - М.: «ИКФ «ЭКМОС», 2002г., С.184

[9] Алексеев А.В.Уголовный процесс. М.-Юрист.1995г. с.83

[10] Лобанов А. Чувелов А. « О порядке признания доказательств недопустимыми по уголовному делу»\\Российская юстиция №2 2000г.

[11] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1998 г. №8 Бюллетень Верховного Суда РФ

[12] Лобанов А. Чувелов А. « О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия.» \\ Российская юстиция №11 2005г с18

[13] Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. /Под общей ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского - М.: «ИКФ «ЭКМОС», 2002г., С.184

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий