регистрация /  вход

Конституция Веймарской республики. Содержание и значение акта (стр. 3 из 6)

Буржуазный суд республики лишь «изображал собою защиту порядка, а на самом деле был слепым, тонким оружием беспощадного подавления эксплуатируемых, отстаивающим интересы денежного мешка»[5] .

Конституция предусматривала образование специальной Государственной палаты (Staattsgerichtshof), которая должна была рассматривать жалобы против президента, рейхсканцлера и министров по обвинению в нарушении конституции, а также другие конституционные конфликты. Однако не этот судебный орган, а Имперский суд в Лейпциге играл в годы Веймарской республики видную роль. Он самочинно присвоил себе право проверки «конституционности» законов, принятых рейхстагом. И тем самым превратился, в своего рода бюрократическую верхнюю палату, непредусмотренную конституцией.

Судьи Веймарской Германии были только одним из отрядов весьма многочисленной армии чиновников. Положение чиновничества как замкнутой касты закреплялось в конституции рядом специальных статей. Предложение о выборности было отвергнуто не только буржуазными партиями, но и социал-демократами.

Конституция устанавливала, что «чиновники назначаются пожизненно» (ст.129), а увольнение, отстранение или перевод на другую должность может происходить только на основании закона. Чиновникам обеспечивалось также «свобода политических убеждений и свобода союзов», а с целью подчеркнуть их мнимую «надклассовость» и «надпартийность» специально говорилось, что «чиновники являются слугами всего общества, а не отдельных партий». Эта декларация не могла отменить того известного факта, что чиновничество было насквозь пропитано антидемократическим духом, связано тысячами нитей с правящей верхушкой.

В отношении органов власти и управления земель, а также местных органов Веймарская конституция устанавливала лишь общие принципы: земли должны иметь республиканскую конституцию, ландтаги избираются на основе всеобщего избирательного права, а правительства земель опираются на доверие ландтагов (ст.17).

Организация власти и администрации земель была неоднородной. В Пруссии ландтаг избирался на четыре года, также здесь был Государственный совет (Staatsrat) из представителей провинциальных ландтагов. В других землях этого органа не было, а правительство участвовало в законодательстве. В Бадене, Гессене и Вюртемберге главой был президент, он же являлся и премьер-министром.

Различным было и административное деление земель. Пруссия делилась на 13 провинций, а те, в свою очередь, на округа, уезды, общины; Бавария имела восемь округов; Гессен – три провинции. В Пруссии провинции возглавляли обер-президенты, которые назначались прусским правительством, в то время как провинциальные ландтаги имели ограниченные функции. Во главе округов стояли государственные чиновники, во главе сельских уездов – ландраты, которые считались государственными чиновниками, хоть и избирались крейстагами. Местные органы самоуправления в сельских местностях имели общинное представительство, возглавляемое бургомистром или старостой, т.е. лишь в общине было самоуправление, а на уровне уездов, округов и провинций власть находилась в руках чиновников. Ноябрьская революция не уничтожила засилья бюрократии, а конституция не устранила органов власти, назначавшихся государством, не осуществив важнейшего условия действительной демократизации управления.

Для Веймарской республики было характерно всеобщее избирательное право, которое распространялось на выборы президента, ландтагов земель (на которые возрастной ценз не устанавливался); местные органы (для которых допускается ценз оседлости, не превышающий 1 год). Это право устанавливалось ст.22 конституции, в которой говорилось, что депутаты избираются всеобщей, равной, прямой и тайной подачей голосов на началах пропорционального представительства мужчинами и женщинами, достигшими 20-летнего возраста. Конституция установила и пропорциональную систему представительства (Германия была поделена на 35 избирательных округов). Депутатские места распределялись соответственно числу голосов, поданных за какой-нибудь список. Однако, депутаты не были ответственны перед избирателями, а подчинялись только своей совести и не были связаны мандатами (ст.21).

Из всего вышеизложенного следует, что Германия не стала подлинно единым (унитарным) государством. Это подтверждает и заглавие первого раздела Веймарской конституции, который назывался «Империя и свободные германские государства». Представитель немецкой народной партии Каль подчеркивал по этому поводу, что создаваемое этой конституцией государственное образование представляет собой не единое государство, а объединение государств.

Вопрос государственного устройства Веймарской республики долгое время оставался спорным для немецких юристов и историков. Постепенно установилась идея того, что Веймарская республика осталась «союзным государством», а земли были государствами, хотя и с ограниченным суверенитетом. Именно неравноправие ее членов, прежде всего и характеризовало федеральную структуру Веймарской республики. Земли, которые составляли Германскую республику, не являлись ни национальными, ни экономическими образованиями, несмотря на то, что население сохранило своеобразие местных обычаев, нравов, диалектов. Исторически эти земли складывались в результате цепи случайных обстоятельств, политики династий, захватов и войн. Некоторые карликовые земли не имели замкнутой территории, а небольшими частями входили в другие земли. Зато на территории Пруссии проживало почти 2/3 населения, здесь была широко развита промышленность и военная организация.[6]

Планы территориального переустройства Германии встречали ожесточенное сопротивление. Принятый комиссией проект, допускавший образование новых земель без обязательного согласия всех заинтересованных правительств вызвал недовольство. Это привело к принятию компромисса между империей и землями и ст.18 конституции установила, что территориальные изменения существующих и создание новых земель в пределах Германской империи происходит путем имперского закона, изменяющего конституцию, что в прямом смысле означало, что никакое территориальное переустройство не возможно без согласия Пруссии.

ГЛАВА 3. Веймарская Конституция

Конституция 1919 года, вошедшая в историю под названием Веймарской, стала одной из самых демократических конституций, известных в это время буржуазным странам. Она разрабатывалась в условиях, когда революция в Германии еще не была подавлена, что и нашло отражение в демократическом, сугубо компромиссном содержании ее положений, в призывах к «гражданскому миру», «сотрудничеству всех классов», к «свободе» и «справедливости».[7]

Чрезвычайная конституция была смоделирована на имперской конституции, с президентом, избранным собранием вместо императора. Президент выдвинул министров, подответственных собранию. Он не имел власти распустить собрание, которое было бы независимым, если бы не государственное право. Федеральный принцип был выражен в верхней палате, чей согласие требовалось для законодательства. В случае разногласия между этими двумя палатами, проблема должна была быть решена референдумом. Для конституционного собрания любые вопросы решались быстро, но территориальные границы могли быть изменены только с согласия заинтересованных государств.[8]

Содержание Конституции было обусловлено не только столкновениями интересов и соглашениями различных социально-политических сил в Национальном собрании, но и теми кардинальными социальными и политическими изменениями, которые произошли в Германии в переломный период ее истории - с ноября 1918 года по июнь 1919 года. Первый важный шаг на пути политического компромисса был сделан еще 15 декабря 1918 года, когда Г.Прейс, профессор публичного права в Берлинской торговой школе, известный еще кайзеровской Германии как «левейший государствовед» и видный деятель Национально-либеральной партии, получил назначение на пост Государственного секретаря Министерства внутренних дел вместе с предложением составить проект новой конституции.[9] Проект конституции был составлен в течение нескольких дней на основе разработанного им ранее по собственной инициативе проекта и после доработки, в которой участвовал в качестве представителя правительства М.Вебер, был направлен в Совет Народных Уполномоченных (СНУ) под названием «Проект будущей конституции (общая часть)». Состоящий всего из 68 статей «предварительный проект» конституции содержал три раздела: «Империя и свободные германские государства», «Рейхстаг», «Имперский президент и имперское правительство». В нем конструировалась модель парламентской республики с двумя взаимодействующими и сдерживающими друг друга центрами государственной власти: рейхстагом и президентом. Основные права и свободы не были подробно прописаны в проекте и были представлены лишь статьями о свободе совести, о равенстве всех немцев перед законом и о защите национальных меньшинств. Составитель стремился избежать длительных дебатов по этому поводу в Национальном собрании, способных увести в небытие сам проект, как это имело место во Франкфурте-на-Майне в 1848 году. В его проекте конституции он попытался дистиллировать концепцию государства, в котором эта Немецкая либеральная традиция будет согласована с западной парламентской демократией.

Важнейшим нововведением проекта стала глубокая реорганизация федеральной формы государственного устройства, в основу которого была положена идея единого государства, состоящего из 16 равноправных, с равной численностью в 2 млн. жителей земель.

В январе 1919 года проект конституции был передан в СНУ, члены которого, в частности М.Эберт, потребовали большего выявления его демократического характера, за счет, прежде всего, включения широкого перечня прав и свобод.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]
перед публикацией все комментарии рассматриваются модератором сайта - спам опубликован не будет

Ваше имя:

Комментарий

Хотите опубликовать свою статью или создать цикл из статей и лекций?
Это очень просто – нужна только регистрация на сайте.