Как классифицировались права на чужие вещи в римском праве

АНО ВПО ОМСКИЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ КАФЕДРА ГОСУДАРСТВЕННО – ПРАВОВЫХ ДИСЦИПЛИН КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА По дисциплине: Римское право ВАРИАНТ 3 Выполнил студент группы зиЮ – 319

АНО ВПО ОМСКИЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

КАФЕДРА ГОСУДАРСТВЕННО – ПРАВОВЫХ ДИСЦИПЛИН

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

По дисциплине: Римское право

ВАРИАНТ 3

Выполнил студент группы зиЮ – 319

Тимощук Александр

Омск 2011


ВАРИАНТ 3.

1. Как классифицировались права на чужие вещи в римском праве?

Понятие и виды прав на чужие вещи. В римском праве могли существовать права как на свои, так и на чужие вещи. Подразумевалось, что собственность принадлежит определенному ли ц у, но другое лицо при этом имеет ряд прав, связанных с его вещью. Такие ограниченные права возникали или по воле самих собственников (на основании договора), или на основании правовых актов, издаваемых с целью улучшения экономического использования отдельных категорий вещей.

Права на чужие вещи были различными в связи с тем, что различны ми были и виды пользования чужими вещами.

Выделялось несколько видов прав на чужие вещи:

1) сервитуты (servitutes) — имущественные права на чужие вещи:

— личные (ususfructus, quasi ususfructus, usus, habitatio, operae servorum vel animalium);

— вещные (servitutes praediorum urbanorum, servitutes praediorum rustico-rum);

2) залоги — вещь находилась у кредитора в обеспечение исполнения требования;

3) эмфитевзис (emphiteusis) — отчуждаемое наследуемое право долго срочного пользования чужой землей;

4) суперфиций (superfisies) — это аналог эмфитевзиса: долгосрочное отчуждаемое и наследуемое право аренды строительных участков с целью возведения строения и пользования этим строением.

Понятие сервитута. Появление сервитутов было связано с появлением частной собственности на землю. Существовали, например, земельные участки, не имеющие водных источников или выхода к общей дороге. В этом случае возникала необходимость закрепить за собственниками таких «ущербных» участков право пользоваться водой из источников на соседних участках, проходить через соседние участки для выхода на общую дорогу. Так возникла потребность пользоваться чужой землей, или сервитута (servitutes).

Сервитут (от servitus — рабство вещи, служение ее) представляет собой право пользоваться чужим имуществом в том или ином отношении. Собственник участка, на котором есть вода, ограничивался в правах, а сам земельный участок служил для пользы участка, не имеющего водного источника. Право собственника пользоваться водой с соседнего участка является сервитутным правом.

Следует отличать сервитутное право от обязательственного. Обязательственное право носило личный характер, его предметом являлись действия определенных лиц. Например, собственник, не имеющий на земельном участке водного источника, заключал договор о праве пользования водой с собственником другого земельного участка. Однако стоило собственнику участка с источником воды продать свою землю, второй собственник уже не имел возможности пользоваться водой, как прежде. Он должен был снова заключить договор о праве пользования водой, но уже с новым собственником земельного участка.

В сервитутном праве предметом являлись не действия определенных лиц, а сама вещь. Сервитут — это обременение вещи. Поэтому субъект сервитутного права сохранял свои права пользования вещью в том или ином отношении независимо от смены собственника этой вещи. В нашем примере смена собственника земельного участка не прекращала действия сервитутного права.

Личные сервитуты. Личными сервитутами считались пожизненные права пользования чужой вещью. Основными видами личных сервитутов были: ususfructus, usus, habitatio, operae servorum vel animalium.

Узуфрукт (ususfructus) определялся как право пользования чужой вещью и ее плодами с сохранением в целости сущности вещи. Предметом узуфрукта могла быть как движимая, так и недвижимая вещь (например, сад, пруд). Право пользования вещью устанавливалось либо пожизненно, либо на определенный срок.

Узуфруктуарий имел право пользоваться вещью и извлекать плоды из нее. Право собственности на плоды у него возникало с момента сбора. Допускалась передача узуфруктуарием предмета узуфрукта третьим лицам в пользование по договору поднайма. В этом случае он оставался ответственным перед собственником за целостность вещи и правильность пользования ею.

Узуфруктуарий обязан был возмещать все затраты на вещь, в том числе выплачивать подати и другие платежи; бережно относиться к вещи; возмещать ущерб собственнику, если по его вине или вине поднанимателя вещь приходила в негодное состояние либо собственник терпел ущерб ввиду превышения им своих прав.

Узуфрукт нельзя было отчуждать и передавать по наследству. Со смертью узуфруктуария он прекращался, и вещь переходила собственнику.

Собственник вещи мог продать предмет узуфрукта, заложить вещь, обременить ее другим сервитутом, но при этом не должны были ущемляться права узуфруктуария.

В отличие от других сервитутов узуфрукт был, делим, и мог принадлежать в долях нескольким лицам.

Quasi ususfructus. В начале империи был издан сенатусконсульт, согласно которому объектом пользования могло являться целое имущество. Он распространялся также и на потребляемые вещи и назывался quasi ususfructus, в отличие от ususfructus в собственном смысле слова. В этом случае пользователь становился собственником объектов узуфрукта и должен был под обеспечение (cautio) обещать, что по окончании пользования выплатит твердо установленную вначале стоимость принятого. При соглашении можно было выговорить производство обратной выдачи не в денежном выражении, а в равном количестве (quantum) однородных вещей. В Институциях упоминаются в качестве объекта quasi ususfructus только деньги, но Гай говорит, что должны быть выданы или деньги, или равное количество вещей, хотя выплату деньгами он считает (commodius) более удобным способом.

Узус (usus) представлял собой право пользования чужой вещью, но без права на плоды вещи. Как правило, узус предоставлялся лицу пожизненно. Пользоваться предметом узуса могли близкие родственники узуария (например, проживать с ним в доме). Однако он не мог передать свое право посторонним лицам, равно как и делить его с кем-либо. Узус был неделим.

Что касается плодов, то узуарий мог пользоваться ими в объеме собственных потребностей (личных и потребностей членов семьи, пользующихся совместно с ним предметом узуса).

Пользователь узуса нес расходы по содержанию вещи: выплачивал повинности, налоги, но в меньшем размере, нежели узуфруктуарий. Во всем остальном обязанности пользователя совпадали с обязанностями узуфруктуария.

Прекращение сервитутов. Сервитутное право могло быть прекращено в силу различных обстоятельств: природных событий, по воле правомочного лица, по стечению обстоятельств и другим причинам. С прекращением сервитута в полном объеме восстанавливалось право собственности, обремененное ранее сервитутом.

Сервитуты прекращались в случае утраты или гибели предмета сервитутного права или превращения его в такое состояние, которое делало невозможным пользование установленным правом. Если существенное изменение предмета сервитута произведено собственником вещи, он обязан был возместить субъекту сервитутного права, причиненные этим изменением убытки.

Личные сервитуты прекращались со смертью управомоченного лица, а также в случае утраты им правоспособности любой степени. В законодательстве Юстиниана прекращение личных сервитутов могло иметь место лишь в максимальной и средней степени утраты правоспобности. Сервитуты прекращались также в случаях:

— отказа пользователя сервитутного права от соответствующего права;

— истечения погасительной давности (в силу неиспользования предоставленных сервитутов в течение 10– и 20-летнего срока в соответствии с законодательством Юстиниана);

— при приобретении собственником служащего участка права собственности на господствующий участок (для личных сервитутов необходимо слияние права собственности на вещь и пожизненного пользования вещью уполномоченным лицом).

Защита сервитутов. Первоначально носители сервитутного права защищались с помощью, так называемого виндикационного сервитутного иска (vindicatio servitutis). Он применялся как для возвращения утраченного сервитута, так и для устранения препятствий, мешавших владельцу сервитута пользоваться своим правом.

Истец должен был доказать наличность сервитутного права и нарушение его ответчиком.

Сервитуты, установленные преторским правом, защищались иском по аналогии (actio confessoria utile). Он был подобен публициановому иску, предоставляемому бонитарному обладателю вещи.

В законодательстве Юстиниана, когда исчезло различие между сервитутами, устанавливаемыми цивильным и преторским правом, появился иск под названием конфессорный (actio confessoria). Этот иск не только восстанавливал нарушенные права пользователя сервитутом, но и обеспечивал возмещение ему убытков, а также препятствовал нарушению прав истца в будущем.

Некоторые сервитуты защищались с помощью интердиктов как поссессорных средств защиты, когда не требовалось доказывать право лица на сервитут.

Владение узуфруктом, право на эмфитевзис и суперфиций защищалось интердиктами, аналогичными тем, которые использовались для защиты владения вещами. По аналогии с владельческими интердиктами защищались земельные и другие личные сервитуты (водные, дорожные и др.).

2. Дайте краткую характеристику реальному контракту. Какие контракты относились к этому типу?

Договора, в которых при соглашении сторон необходима передача вещи, в римском праве относились к реальным контрактам.

Специфическая форма реальных контрактов была своеобразной гарантией должника, т. к. обязательство не возникало до тех пор, пока передаваемая вещь не переходила в его руки.

Таким образом, для реальных договоров недостаточно одного неформального соглашения (даже соглашение о будущей передаче вещи не имеет силы, являясь пактом). Этот тип контрактов отличается от вышеописанных простотой порядка совершения, так как не требовалось никаких формальностей. А при отсутствии строгой формы исключено создание только на нее опирающегося обязательства.

Отсюда следует вторая отличительная особенность реальных контрактов: они не могут быть абстрактными и действительны лишь как имеющие определенное основание. Содержание реальных договоров сводится к обязанности лица вернуть имущество, полученное им раньше от другого лица. К реальным контрактам относятся заем, ссуда, поклажа и залог.

Одним из распространенных форм реального контракта являлся заем. Это одностороннее обязательство, в соответствии с которым одна сторона передавала другой стороне какую-нибудь вещь или денежную сумму, а по истечении срока обязательства должник должен возвратить эту же вещь или такую же денежную сумму кредитору.

Заем приобретал юридическую силу лишь с момента передачи вещи после достигнутого соглашения, но это не означало, что соглашение сторон не имело существенного значения. Соглашение являлось необходимым моментом в заключении договора (нет соглашение, нет и договора) .

Кредитор передавал должнику вещь в собственность, что давало право должнику быть собственником этой вещи и право распоряжаться ей по своему усмотрению. Объектом займа являлись не эти вещи, но такие же по своему родовому признаку, поэтому случайная гибель вещей неполученных в заем, не прекращало обязательства.

Срок договора определялся конкретной датой, но он также мог прекратиться по первому требованию кредитора. "Я отдал тебе на хранение десять тысяч и затем позволил тебе ими пользоваться: Нерва и Прокул говорят, что даже до того, как они будут потрачены, я могу их истребовать от тебя посредством кондиционного иска как данные взаймы, и это правильно...". Заем не устанавливал процентов от занятой суммы, но широко применялась в практике вербальное соглашение о процентах. При Юстиниане был установлен максимальный процент на заем - 6 % годовых. Также проценты начислялись в случае просрочки договора.

По самому характеру договора займа более сильной стороной являлся заимодавец. Заемщик, нуждающийся в деньгах, фактически попадал в прямую зависимость от кредитора, который мог диктовать ему свои условия. "В области займа приняты некоторые специфические правила. Например, если я приказал моему должнику уплатить тебе деньги, то ты станешь обязанным в мою пользу, даже если ты не получал моих монет...". Договор, по которому одна сторона безвозмездно передает во временное пользование другой стороне определенную вещь, неупотребляемую при ее хозяйственном использовании в римском праве, назывался ссудой.

Ссуда была двухсторонним договором, т. к. ссудоприниматель мог взыскать необходимые расходы на содержание или улучшение вещи посредством встречного иска. С другой стороны ссудодатель не мог потребовать с ссудопринимателя возврата вещи раньше установленного срока.

Ссуда отличалась от займа безвозмездностью пользования, поскольку была основана на дружеских отношениях между сторонами.

Если должник возвращал вещь в целости и сохранности, обязательство ссуды прекращалось.

Еще одним реальным договором в частном римском праве был договор хранения или поклажа. Договор хранения - это контракт с двухсторонним обязательством, в котором при соглашении сторон движимая вещь передавалась на хранение на определенный срок или до востребования и по окончании этого срока возвращалась хозяину.

Кредитором был только поклажедатель, но поклажеприниматель мог взыскать с него издержки за хранение путем встречного иска.

Обязательство из договора вытекало посредством передачи вещи на хранение. Поклажеприниматель не владел вещью, сданной ему на хранение, а лишь осуществлял ее держание и сохранность.

Предметом договора являлась вещь индивидуально-определенная и лишь в некоторых случаях определялась родовыми признаками. Договор хранения носил безвозмездный характер, основанный на дружеских отношениях между сторонами.

Требование поклажедателе по возврату вещи, защищалось прямым иском, а так же и поклажеприниматель по средством иска мог взыскать с поклажедателя убытки, если тот, давая вещь на хранение, виновным образом причинил убытки поклажепринимателю, не знавшему о пороках данной вещи.

"Тот же, у кого мы оставляем какую-либо вещь на хранение, обязуется в нашу пользу посредством вещи: он лично обязуется к тому, чтобы та вещь, которую принял, была возвращена. Но даже если он по небрежности утратит хранимую вещь, ответственность не наступает: ибо он принял вещь не для своей пользы, а к выгоде того, от кого он принял, и он отвечает только за то, если что-то погибло по его умыслу, так как тот, кто заключил соглашение о хранении вещи с небрежным другом, должен спрашивать с себя". В этой дигесте Гая подтверждается принцип, что ввиду безвозмездности договора поклажеприниматель не отвечал, если не был особо внимательным по хранению вещи. Он не должен был лишь намеренно причинять поклажедателю вред, а также допускать небрежности по хранению.

В тех случаях, когда в поклажу сдавали вещь несколько лиц, происходила секвестрация (один из вариантов хранения).

"Существенна же секвестрации поклаже, совершаемая несколькими лицами солидарно на определенном условии для охраны и возвращения вещи". В тех случаях, когда вещь, неупотребляемая при ее использовании, переходила во владение залогопринимателя с тем, чтобы он возвратил ее залогодателю по исполнении им основного обязательства - получался реальный залог.

Залогодатель отвечал за возможный вред, понесенный залогопринимателем от заложенной вещи. Залогоприниматель обязан был относиться заботливо к вещи, а после погашения обязательства вернуть вещь. Залогоприниматель не имел права пользоваться вещью, полученной в залог, но при неисполнении обязательств залогодателем, залоговый кредитор мог продать вещь третьему лицу.

3. У римского всадника Тиция было два сына. Одни из них, Авл, находился под властью отца, другой же, Марк, был им эмансипирован. Тиций умер, не оставив завещания. Имеет ли Марк право на наследство отца?

Для того, чтобы решить эту задачу, можно воспользоваться текстом из Ульпиана: «И когда умирает домовладыка, сколько ему было подчинено отдельных лиц, они начинают иметь столько же отдельных семей: ведь отдельные лица получают титул домовладыки. То же происходит и в отношении того, кто эманципирован из семьи: ведь и он, став самовластным лицом, получает собственную семью».

Существенно, что субъекты, меняющие статус, принимаются во внимание как лица вне familia -- singuli, в соответствии с тем, что прежнее семейство распадается со смертью его главы. Ближайшие нисходящие домовладыки оказываются на верхней позиции по близости к предкам и обретают личную автономию, так что у каждого из них теперь признается наличие familia -- показателя нового статуса. Обретение квалификации pater familias происходит вне связи с прежним домовладыкой. Так, перемена статуса подвластными подобна перемене, происходящей с эманципированным, хотя его принадлежность к семейству утрачена: агнатический принцип игнорируется, и титул домовладыки, который теперь является лишь показателем полноправия в частноправовой сфере (persona sui iuris), предстает результатом выхода из familia, а не состояния в potestas, результатом личной независимости, которая признается непременным условием для обретения лицом полноты гражданской правоспособности.

Поэтому, Марк имеет право на наследство Тиция.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

.

1. Законы XII таблиц. // Москва, издательство «Проспект», 2003.

2. Памятники римского права: Законы XII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. // Москва, 2004.

3. Памятники римского права: Юлий Павел. Пять книг сентенций к сыну. Фрагменты Домиция Ульпиана. // М., 1998.

4. Васильева Т.Г. Римское право. Конспект лекций. // М.: Высшее образование, 2008.

5. Дождев Д.В. Римское частное право. Учебник. // Москва, изд. группа «Норма-Инфра-М», 2004.

6. Новицкий И.Б., Перетерский И.С. (ред.) Римское частное право. // Москва, издательство «Юрист» 2004.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ