регистрация / вход

Материальные блага

Содержание Введение ..3 1. Виды объектов гражданских правоотношений …...5 2. Имущество и вещи как основные виды материальных благ … .9

Содержание

Введение……………………………………………………………………..........3
1. Виды объектов гражданских правоотношений……………………………...5

2. Имущество и вещи как основные виды материальных благ…………….....9

2.1. Понятие имущества……………………………………….………………....9

2.2. Понятие и оборотоспособность вещей………………………...……….…10
3. Деньги и ценные бумаги в системе материальных благ…………..………13
Заключение…………………………………………………………………….....23
Глоссарий………………………………………………………………….……..25
Список использованных источников……..…………………………...….…...27
Приложение А…………………………………………………………………...29

Введение

Идея материальных благ, став когда-то предметом научного анализа, получила признание в цивилистической науке. Одновременно она породила настолько серьезные теоретические разногласия, что оказалась по сути тупиковой. Когда вчитываешься в тексты научных статей, отдельных монографий, страницы учебников, посвященных понятию материальных благ, то нетрудно заметить этот неизбежно возникающий тупик, когда автор не может, сохраняя логику, «свести концы с концами».

В настоящей работе предпринята попытка рассмотреть эту проблему, в связи с чем, проанализируем ее исторические корни, современные тенденции развития и, самое главное, влияние на законодателя в России.

Прежде всего, обратим внимание на общее определение конструкции материальных благ. Насколько оно удачно?

Наиболее распространенные дефиниции, предлагаемые в гражданско-правовой литературе, основаны на одном из трех подходов. Согласно первому, материальным благом является то, на что направлены права и обязанности субъектов гражданских правоотношений. В соответствии со вторым – материальным благом признается то, по поводу чего возникает гражданское правоотношение. Сторонники третьего подхода под материальными благами то, на что правомочие и обязанность оказывает или может оказать воздействие.

Вторым аспектом проблемы материальных благ является их конкретный перечень. По этому вопросу в литературе можно найти многочисленные точки зрения. К материальным благам были отнесены действительно самые разные явления жизни – от материальных вещей, имеющих физическую форму, до денег и ценных бумаг.

О.С. Иоффе, опираясь как на зарубежную, так и на советскую гражданско-правовую литературу, попытался систематизировать высказанные взгляды. В результате почти аксиомой нашей цивилистики стало выделение трех направлений. Первое получило название «множественности материальных благ». В соответствии с ним в качестве объектов прав выступают самые разнообразные явления не только внешнего, но и внутреннего мира человека, включая его самого. Второе направление основано на теории «единого объекта». Здесь в качестве объекта прав была выдвинута только определенная группа явлений, на которую распространяется действие предоставленных личности субъективных прав. К такого рода объектам одни авторы отнесли вещи, другие – человеческие действия. Третье направление объединяет авторов, выделяющих объекты первого рода – человеческие действия, на которые, прежде всего, направляются права, и второго рода – вещи, на которые эти действия распространяются уже впоследствии.

Целью настоящей работы является рассмотрение всего разнообразия материальных благ, как объектов гражданских прав.

1. Виды объектов гражданских правоотношений

К числу материальных благ как объектов гражданских правоотношений относятся вещи, а также результаты работ или услуг, имеющие материальную, вещественную форму (например, результат строительства или ремонта какого-либо материального объекта). В этом смысле материальным благом может являться не только вещь, но и деятельность по созданию или улучшению вещей, и даже деятельность по оказанию иных материальных услуг. Поэтому в данную группу объектов включаются и услуги, не сопровождающиеся созданием или изменением вещей, но создающие известный полезный эффект материального, хотя и не обязательно овеществленного характера (например, услуги по хранению вещей, перевозке пассажиров и багажа или услуги оздоровительного либо культурно-зрелищного характера). Все эти объекты объединяет их экономическая природа как товаров, объективно требующих для себя гражданско-правового оформления (режима)[1] .

Вместе с тем следует различать вещи как имеющие товарную форму предметы материального мира (объекты вещных прав) и иные материальные блага, например работы, услуги, другие чужие действия, т.е. поведение обязанных лиц (объекты обязательственных прав). Ведь вклад в банке или пай (доля) в имуществе товарищества, общества или кооператива представляют собой не вещи, а возможности (права) требования определенного поведения от обязанных лиц. Поэтому по поводу таких материальных благ и складываются особые (обязательственные, либо членские, или корпоративные) правоотношения. Следовательно, такое «бестелесное имущество», как, например, обязательственные права требования или пользования, тоже является объектом гражданских прав.

К нематериальным благам относятся результаты творческой деятельности (произведения науки, литературы и искусства, изобретения и т.п.) и некоторые другие сходные с ними по своей природе объекты (объекты «промышленных прав» в виде промышленных образцов, товарных знаков, фирменных наименований и т.д., отдельные виды информации и т.п.), а также личные неимущественные блага, пользующиеся гражданско-правовой защитой. Нематериальные блага, за исключением личных неимущественных, также приобретают экономическую форму товаров, что и дает им возможность становиться объектами имущественного оборота (объекты исключительных прав).

Следовательно, экономическое понятие товара как объекта товарного (имущественного) оборота в гражданском праве воплощается не только в вещах, но и в иных, в том числе нематериальных, объектах. Категория товара в известном смысле может служить синонимом категории объекта гражданских правоотношений (объекта гражданских прав), если не учитывать в числе последних личные неимущественные блага. Иначе говоря, подавляющее большинство объектов гражданских прав выступает в форме товаров и в силу этого входит в понятие объектов гражданского (имущественного) оборота.

Таким образом, к объектам гражданских прав (правоотношений) относятся:

1) вещи и иное имущество, в том числе имущественные права;

2) действия (работы и услуги либо также их результаты как вещественного, так и неовеществленного характера);

3) нематериальные объекты товарного характера (результаты творческой деятельности и способы индивидуализации товаров и их производителей);

4) личные неимущественные блага (см. ст. 128 ГК).

Различный характер названных объектов гражданских правоотношений предполагает и различия в содержании самих правоотношений, возникающих по их поводу. Так, вещи являются объектами вещных прав, тогда как действия, а также имущественные права и обязанности могут быть объектами обязательственных либо корпоративных прав, но не вещных отношений. Результаты творческой деятельности, имеющие свойства товара, становятся объектами исключительных прав. Иначе говоря, определенным группам объектов гражданских прав соответствуют и различные разновидности гражданских правоотношений. С этой точки зрения следует различать объекты вещных, обязательственных, корпоративных (членских) и исключительных прав[2] .

Такое разграничение имеет важное юридическое значение, ибо предопределяет различия в правовом режиме конкретных объектов. К сожалению, в практической деятельности нередко допускается необоснованное смешение различных правовых режимов. Так, акционеров иногда рассматривают как «собственников прав», выраженных акциями, либо даже как собственников имущества акционерного общества. Нередко пытаются осуществить «куплю-продажу» «бездокументарных ценных бумаг» (т.е. определенных прав требования, не закрепленных в документарной, вещественной форме) либо их «истребование» от неуправомоченного приобретателя, вместо того чтобы произвести возмездную уступку прав или предъявить требование о признании соответствующего права. Имели место попытки «аренды прав» на недвижимость (или сдачи в «аренду» места на бирже), под которой в действительности имелась в виду субаренда (или уступка права на время или под условием).

Смешение правового режима объектов вещных и иных (прежде всего обязательственных) прав у нас сейчас во многом объясняется влиянием англо-американских правовых представлений. В этом правопорядке принято различать «вещи во владении» (choses in posession), т.е. вещи, которыми можно физически обладать, и «вещи в требовании» (choses in action), т.е. различные права (что, в свою очередь, можно считать буквальным использованием понятия «нетелесные вещи» (res incorporates), известного римскому частному праву). Однако в европейской континентальной правовой системе режим вещей и режим прав четко различаются. Так, § 90 Гражданского кодекса Германии прямо указывает, что вещами могут быть только «телесные предметы»[3] .

Кроме того, при таком подходе всякому объекту, имеющему экономические свойства товара, пытаются придать юридический режим вещи, объявляя его объектом вещного права (обычно права собственности). Вещи, безусловно, являются товаром в экономическом смысле, однако свойствами товара обладает гораздо более широкий круг объектов. Им, в частности, охватываются объекты так называемой интеллектуальной собственности, т.е. нематериальные, по сути, результаты творческой деятельности, а также средства индивидуализации товаров и их производителей (так называемые промышленные права, или «промышленная собственность»).

Речь идет об объектах нематериального характера (научных и технических идеях и решениях, воплощенных в форме чертежей, технических устройств, магнитных записей или дисков; художественных образах, выраженных в рукописях и других художественных произведениях, и т.п.), а также об определенных символах (фирменных наименованиях, товарных знаках и т.д.), которыми невозможно обладать физически, в качестве вещи. Ведь обладание материальным носителем идеи (например, чертежом, прибором или рукописью) вовсе не делает его приобретателя собственником, т.е. монопольным обладателем соответствующей идеи, ибо в принципе ничто не мешает их создателю (автору) вновь воспроизвести соответствующий материальный носитель, коль скоро идея или символ сохранились в его сознании. Более того, и в случае возмездного приобретения такого объекта у автора новый обладатель не вправе без согласия автора менять содержание и даже форму данного объекта, считать себя, а не автора его создателем и т.д. Таким образом, понятие «интеллектуальной собственности» является условным и применяется к объектам не вещных, а исключительных прав (ст. 138 ГК)[4] .

2. Имущество и вещи как основные виды материальных благ

2.1. Понятие имущества

Основная часть гражданских правоотношений носит имущественный характер, имея объектом то или иное имущество. В строгом смысле слова имущество представляет собой совокупность принадлежащих субъекту гражданского права вещей, имущественных прав и обязанностей.

Принадлежащие лицу вещи и имущественные права (например, право получения объявленного дивиденда по принадлежащим ему акциям или право требовать возврата данных взаймы другому лицу денег) составляют актив его имущества (иногда называемый также наличным имуществом), а обязанности (долги) составляют пассив этого имущества.

Состав и стоимость (объем) принадлежащего субъекту гражданского права имущества важны прежде всего потому, что его активом (наличным имуществом) прямо или косвенно определяются пределы возможной ответственности этого субъекта по долгам перед другими участниками гражданских правоотношений, а тем самым и реальные возможности его участия в гражданском (имущественном) обороте, ибо здесь мало кто захочет иметь дело с имущественно несостоятельным субъектом. Поэтому у каждого участника гражданского оборота непременно есть какое-то имущество, причем одно (единое). Иное дело, что наличное имущество конкретного лица может быть как весьма значительным, так и ничтожно малым или обремененным большим количеством долгов, поэтому его контрагенты в обороте либо удостоверяются в наличии определенного имущества, либо несут риск невозможности удовлетворения своих потенциальных требований.

Уже из этого видно, что под имуществом в одних случаях понимается совокупность принадлежащих лицу вещей, а также имущественных прав и обязанностей, а в других – только наличное имущество, т.е. актив имущества в виде вещей и имущественных прав. Иногда и закон, и сложившееся словоупотребление придают понятию имущества еще более узкое значение. В его состав при этом включаются только вещи, принадлежащие конкретному лицу (когда, например, говорится об истребовании имущества из чужого незаконного владения или о причинении вреда имуществу лица).

2.2. Понятие и оборотоспособность вещей

Вещами в гражданском праве признаются материальные, физически осязаемые объекты, имеющие экономическую форму товара[5] .

Вещи являются результатами труда, имеющими в силу этого определенную материальную (экономическую) ценность. К ним относятся не только традиционные орудия и средства производства или разнообразные предметы потребления. Вещами являются наличные деньги и ценные бумаги (ст. 128 ГК). К числу вещей в гражданском праве относятся также различные виды энергетических ресурсов и сырья, произведенных или добытых человеческим трудом и потому ставших товаром. Так, объектом гражданских прав, в частности права собственности, не может быть атмосферный воздух в его естественном состоянии (хотя у нас время от времени предпринимаются законодательные попытки объявить его таковым). Иное дело воздух или его составные части, измененные либо обособленные под воздействием труда человека (нагретый воздух - пар, «сжиженный воздух» - газ, «сжатый воздух» с помощью компрессора и т.д.). Они становятся товаром и объектом гражданского оборота.

Исключение в этом отношении составляет земля и другие природные ресурсы, которые, как правило, не являются результатами труда (если не считать специально улучшенных, например мелиорированных земель или искусственных лесопосадок). Эти объекты так или иначе тоже вовлекаются в товарный оборот, хотя именно отсутствие у них свойств, присущих результатам чьего-то труда, а также их естественная ограниченность дают основания для предложений об установлении для них особого правового режима (типа никому не принадлежащего «объекта достояния народа»). В качестве объектов гражданских правоотношений земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и другие природные ресурсы тоже относятся к категории вещей.

Вещи становятся объектами права собственности и других вещных прав. Ряд обязательственных отношений также связан с вещами, имея их объектом соответствующих действий обязанной стороны (должника), например, в обязательствах купли-продажи, аренды, подряда, перевозки грузов, причинения вреда имуществу. Однако понятие вещей в гражданском праве не безгранично. Как уже отмечалось, не являются вещами входящие в состав имущества права требования и пользования (res incorporates), а также объекты исключительных прав и охраноспособная информация (ноу-хау).

Важнейшим критерием классификации вещей в гражданском праве выступает их оборотоспособность, т.е. способность служить объектом имущественного оборота (различных сделок) и менять своих владельцев (собственников).

С этой точки зрения все вещи делятся на три группы (ст. 129 ГК). Одни из них могут свободно, без специального разрешения публичной власти, переходить от одного лица к другому в результате гражданско-правовых сделок. Такие вещи, разрешенные в обороте, составляют большинство вещей.

Другие вещи могут принадлежать лишь определенным участникам оборота (например, большинство видов вооружения, за исключением некоторых видов стрелкового и холодного оружия) либо находиться в обороте по специальному разрешению публичной власти (например, иностранная валюта и валютные ценности). Такие вещи относятся к категории вещей, ограниченных в обороте (или ограниченно оборотоспособных вещей). Так, в соответствии со ст. 141 ГК специальным законом определяется порядок совершения сделок с валютными ценностями. В частности, покупка и продажа иностранной валюты допускается только через специально уполномоченные российские банки, ввоз и вывоз валютных ценностей через границу осуществляется с соблюдением специальных таможенных правил и т.п. Сделки по отчуждению и приобретению памятников истории и культуры требуют уведомления публичной власти (органов управления культурой), поскольку государство имеет преимущественное право их покупки.

Наконец, некоторые вещи изъяты из оборота, т.е. не могут служить предметом сделок и изменять собственника. К их числу, например, относится большинство природных ресурсов (богатства континентального шельфа и морской экономической зоны, участки недр, многие виды земельных участков и водных объектов, природные целебные источники и др.). Собственником таких вещей может являться только государство, как правило федеральное.

Виды вещей, которые изымаются из оборота, должны быть прямо указаны в федеральном законе, а вещи, оборотоспособность которых ограничена, определяются либо законом, либо в установленном им порядке подзаконными актами (п. 2 ст. 129 ГК). Таким образом, исключение или ограничение оборотоспособности вещей находится под прямым законодательным контролем и представляет собой изъятие, прямо предусмотренное законом.

3. Деньги и ценные бумаги в системе материальных благ

Гражданское законодательство относит деньги к движимым вещам (ст. 128, п. 2 ст. 130 ГК). Как правило, они рассматриваются в качестве вещей, определяемых родовыми признаками (хотя возможна и их индивидуализация), а также потребляемых. Из этого видно, что речь идет о денежных знаках (купюрах) и монетах, т.е. о наличных деньгах. В Российской Федерации в соответствии с ч. 1 ст. 75 Конституции наличные деньги выпускаются (эмитируются) только Центральным банком (Банком России) в виде бумажных банкнот (банковских билетов) и металлической монеты Банка России[6] . Денежной единицей в Российской Федерации является рубль.

Главная функция денег - служить средством платежа. В гражданском обороте деньги оцениваются количеством выраженных в них единиц, а не числом банкнот или монет. Рубль является единственным законным платежным средством на территории РФ, и потому выражающие его платежеспособные банкноты и монеты обязательны к приему во все виды платежей по их нарицательной стоимости. Иначе говоря, в этом своем качестве наличные деньги способны погашать любой денежный долг[7] . Для поддержания данного свойства денег публичная власть не только устанавливает монополию государственного (центрального) банка на их эмиссию, но и объявляет их безусловным обязательством такого банка, обеспечиваемым всеми его активами (ст. 30 Закона о Центральном банке).

Вместе с тем деньги могут выступать и в роли особого товара - самостоятельного предмета некоторых сделок, например займа и кредита (ибо последний, по сути, представляет собой торговлю деньгами). Наличные деньги не могут быть истребованы от их добросовестного приобретателя (п. 3 ст. 302 ГК), в том числе и при условии их индивидуализации.

В развитом имущественном обороте большинство расчетов осуществляется в безналичном порядке, с использованием денежных средств, числящихся на банковских счетах и во вкладах (депозитах). Безналичные деньги также широко используются в обороте и в качестве платежного средства, и в качестве особого товара. Они сравнительно легко переводятся в наличные деньги (обладая, как говорят финансисты, «высокой степенью ликвидности») и во многих случаях с готовностью принимаются контрагентами-кредиторами в уплату долга. Тем самым они выполняют обычные функции денег. Поэтому в экономическом смысле под деньгами понимается не только наличность, но и средства, числящиеся на банковских счетах и в депозитах[8] .

Однако по своей юридической (гражданско-правовой) природе безналичные деньги являются не вещами, а правами требования (для их обозначения гражданское законодательство обычно использует термин денежные средства). Они не могут считаться законным (т.е. общеобязательным) платежным средством. В Российской Федерации в ряде случаев ограничена возможность их перевода в наличную форму, а само использование допускается с соблюдением установленной законом, а не владельцем очередности платежей (ст. 855 ГК). К тому же имеется риск неплатежеспособности банков, за которыми числятся соответствующие суммы (а ценность безналичных денег в этих условиях не может соответствовать ценности той же суммы наличных)[9] . В качестве прав требования безналичные деньги могут включаться в понятие имущества и даже в состав таких вещей, как имущественные комплексы (предприятия). Однако их гражданско-правовой режим как объектов обязательственных, а не вещных прав исключает возможность их отождествления с вещами.

В развитой экономике объектом товарного (имущественного) оборота становятся не только вещи, но и имущественные права, в том числе выраженные в специальных документах – ценных бумагах. Основную особенность этих документов составляет тесная, неразрывная связь выраженных в них прав с документарной (бумажной) формой их фиксации. В силу такой связи имущественное право существует лишь в форме бумаги, следовательно, передача (отчуждение) бумаги является передачей самого права, а ее утрата - прекращением права[10] .

Таким образом, только тот, кто имеет право на бумагу, может осуществить право, вытекающее из бумаги. Традиционное различие этих прав основано на том, что право на бумагу обычно является вещным, чаще всего правом собственности, имея объектом ценную бумагу как вещь (хотя, например, доверительный управляющий приобретает лишь обязательственное право на переданные ему учредителем управления ценные бумаги), тогда как право из бумаги - чаще всего обязательственное, поскольку ценная бумага всегда удостоверяет известное право требования. Поэтому, в частности, акционер, будучи собственником акции, не приобретает вещных прав на имущество акционерного общества. Вместе с тем право на бумагу и право из бумаги в нормальном случае имеют общую судьбу, ибо право из бумаги всегда следует за правом на бумагу, и несовпадение управомоченных по этим правам лиц в принципе должно быть исключено.

Ценная бумага как документ относится к категории движимых вещей (см. п. 2 ст. 142 и п. 2 ст. 130 ГК). При этом выраженное в ней право может касаться как движимости, так и недвижимости (например, в закладной, оформляющей права на заложенную недвижимость). Многие ценные бумаги (в частности, акции и облигации) как вещи определяются родовыми признаками, несмотря на возможность их индивидуализации (например, по номерам), но могут быть и индивидуально определенными (вексель, выигравший лотерейный билет и т.д.).

Для признания документа ценной бумагой он должен отвечать некоторым особым признакам (свойствам), вытекающим из требований закона. К их числу относится, во-первых, литеральность, под которой понимается возможность требовать исполнения только того, что прямо обозначено в ценной бумаге. Отсюда необходимость установления и соблюдения строго формальных реквизитов, при отсутствии хотя бы одного из которых документ теряет свойства ценной бумаги (становится недействительным). Ценная бумага - строго формальный документ (п. 2 ст. 144 ГК).

Во-вторых, это легитимация субъекта права, выраженного в ценной бумаге, т.е. его узаконение в качестве управомоченного по бумаге лица. Речь идет прежде всего о способе обозначения такого субъекта, форме (или степени) его определенности (различной, например, в именных и предъявительских ценных бумагах).

Третьим важнейшим свойством такого документа является необходимость его презентации (предъявления обязанному лицу). Только в этом случае возможна беспрепятственная реализация выраженного в документе права, ибо лишь предъявление бумаги гарантирует осуществление права управомоченного лица и лишь предъявителю подлинника этого документа обязанное лицо должно предоставить исполнение. Другие документы, используемые в обороте, могут доказывать наличие или содержание известных правоотношений (расписка, текст договора и т.п.), но не становятся обязательным условием реализации составляющих их прав. Поэтому начало презентации отличает ценную бумагу от других документов, имеющих гражданско-правовое значение.

Ценная бумага, в-четвертых, характеризуется также абстрактностью закрепленного в ней обязательства, поскольку отказ от его исполнения обязанным лицом со ссылкой на отсутствие основания или его недействительность не допускается (п. 2 ст. 147 ГК). Данное правило действует и в том случае, если в самой ценной бумаге указано основание ее выдачи, которое, например, оспаривается должником. Лишь отсутствие предусмотренных законом реквизитов может повлечь недействительность ценной бумаги (и, следовательно, выраженного в ней права).

Наконец, в-пятых, ценная бумага придает выраженному в ней праву свойство автономности. Имеется в виду, что лицо, законным порядком приобретшее ценную бумагу, получает по ней право требования, не зависящее от прав на данную бумагу предшествующего обладателя, т.е. имеющее автономный (самостоятельный) характер. В силу этого обстоятельства выраженное в бумаге право переходит к добросовестному приобретателю таким, каким оно обозначено в бумаге, и потому обязанное по данной ценной бумаге лицо не вправе противопоставить такому приобретателю какие-либо возражения, основанные на его правоотношениях с предшественниками[11] . Иначе говоря, участники правоотношения по ценной бумаге могут довериться ее формальным реквизитам, не принимая во внимание иных обстоятельств. Такое свойство нередко именуется также началом публичной достоверности. Таким образом, ценной бумагой признается документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы (реквизитов) имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении (п. 1 ст. 142 ГК)[12] .

Следует иметь в виду, что даже при наличии всех перечисленных признаков (свойств) документ приобретает силу ценной бумаги лишь при прямом указании об этом в законе (или в подзаконном акте, принятом на основании соответствующего закона) (ст. 143, п. 1 ст. 144 ГК).

Важнейшей юридической классификацией ценных бумаг, прямо предусмотренной законом, является их различие по способу легитимации (обозначения) управомоченного лица. По данному критерию ценные бумаги разделяются на предъявительские, именные и ордерные (приказные) (ст. 145 ГК).

По предъявительской ценной бумаге (бумаге на предъявителя) удостоверенные ею права может осуществить любой ее держатель. Управомоченное лицо легитимируется здесь одним лишь фактом предъявления бумаги. Для передачи другому лицу выраженных в предъявительской бумаге прав достаточно ее простого вручения этому лицу (п. 1 ст. 146 ГК). Такой упрощенный порядок отчуждения бумаг на предъявителя свидетельствует об их повыш енной оборотоспособности. Для легитимации управомоченных лиц по другим видам ценных бумаг необходимы дополнительные действия. Предъявительскими бумагами могут быть векселя, облигации, акции, чеки, банковские сертификаты, коносаменты (документы, удостоверяющие прием груза к морской перевозке).

Права, удостоверенные именной ценной бумагой, принадлежат прямо названному в ней лицу. Поэтому способом легитимации управомоченного лица здесь является удостоверение тождества держателя документа с лицом, обозначенным в бумаге (а иногда и в записях должника, обычно ведущихся в форме специальных книг или реестров, например реестра акционеров). Именные ценные бумаги оборотоспособны и могут отчуждаться в порядке, установленном для уступки права - цессии (п. 2 ст. 146 ГК), если только речь не идет о лишенных этого свойства «обыкновенных именных бумагах» (ректа-бумагах).

Права по ордерной ценной бумаге принадлежат обозначенному в ней лицу, которое вправе как само осуществить их, так и назначить своим распоряжением (ордером, приказом) иное управомоченное лицо. Такая ценная бумага заранее содержит возможность дальнейшего отчуждения (оборота).

Индоссамент отличается от обычной уступки (передачи) прав тем, что совершившее его лицо (индоссант) остается ответственным перед законным владельцем бумаги за осуществление выраженного в ней права и несет перед ним солидарную ответственность со всеми другими надписателями и лицом, первоначально выдавшим бумагу (п. 3 ст. 146, п. 1 ст. 147 ГК). Следовательно, наличие индоссаментов повышает уверенность владельца ордерной бумаги в получении исполнения по ней, поскольку увеличивает круг обязанных лиц, и потому делает обладание такой бумагой весьма привлекательным. Однако индоссант может освободиться от ответственности перед держателем бумаги, сделав в индоссаменте специальную оговорку «без оборота на меня» (или «не приказу»), освобождающую его от ответственности перед всеми последующими держателями, кроме своего контрагента-приобретателя (индоссата).

Индоссаменты могут быть ордерными, содержащими прямое указание лица, которому или приказу (ордеру) которого должно производиться исполнение по бумаге, а также бланковыми, без указания лица, которому следует произвести исполнение, - в этом случае владелец бумаги может затем вписать указание на управомоченное лицо, либо совершить новый индоссамент, либо просто передать (вручить) ордерную бумагу новому владельцу, который, в свою очередь, вправе поступить с ней аналогичным образом. Это резко повышает оборотоспособность такой бумаги, сближая ее с предъявительскими бумагами (абз. 2 п. 3 ст. 146 ГК). Особой разновидностью ордера является препоручительный индоссамент, который не меняет управомоченное по бумаге лицо, а лишь содержит поручение иному лицу осуществить предусмотренные бумагой права (абз. 3 п. 3 ст. 146 ГК).

По содержанию удостоверенных ценными бумагами прав они делятся на:

денежные, выражающие право требования уплаты определенной денежной суммы (например, облигация, вексель, чек);

товарораспорядительные, выражающие право на определенные вещи (товары) (закладная, коносамент, складское свидетельство), и корпоративные, выражающие право на участие в делах компании (акции и их сертификаты).

Денежные бумаги обычно фиксируют обязательственные права требования, товарораспорядительные имеют вещно-правовое содержание, а корпоративные удостоверяют членские (корпоративные) права[13] .

К названным группам ценных бумаг примыкают производные (дополнительные) ценные бумаги, которые закрепляют правомочия, производные от основных требований, удостоверенных главными (основными) ценными бумагами. К ним обычно относят купоны акций и облигаций, удостоверяющие право на периодическое получение дохода. Купоны часто бывают предъявительскими, несмотря на то что основная бумага является именной или ордерной. В этом проявляется их самостоятельный характер как особой разновидности ценных бумаг. Производными ценными бумагами являются также депозитарные расписки, удостоверяющие право их держателей на конвертацию этих бумаг в установленный срок в ценные бумаги другого вида, и фондовые варранты (называемые у нас опционными свидетельствами), удостоверяющие право на покупку или продажу определенного количества ценных бумаг (акций или облигаций) в установленный срок по заранее оговоренной цене.

С точки зрения личности обязанных по ценной бумаге выделяют государственные и муниципальные бумаги, противопоставляемые частным бумагам юридических и физических лиц, в том числе корпоративным ценным бумагам (выпускаемым хозяйственными, главным образом акционерными, обществами). В нормальном имущественном обороте предполагается более высокая степень обеспеченности, надежности публичных бумаг (и соответственно более высокое доверие к ним со стороны управомоченных лиц).

Существует также деление ценных бумаг, основанное на их экономическом значении. С этой точки зрения выделяются торговые (денежные), товарораспорядительные (товарные) и инвестиционные ценные бумаги. Торговые бумаги призваны обслуживать кредитно-расчетные отношения (денежный оборот), т.е. торговлю деньгами. К ним относят прежде всего вексель и чек. Товарораспорядительные бумаги обслуживают оборот вещей (товаров). Это уже упоминавшиеся складские свидетельства, коносаменты и закладные.

Инвестиционные ценные бумаги призваны обслуживать фондовый рынок, будучи средством накопления доходов. Поэтому чаще их называют фондовыми. К ним относятся акции, облигации и производные от них бумаги.

Термин «бездокументарные ценные бумаги» (т.е. «бездокументарные документы») пришел к нам из американского права. Законодательство ряда развитых стран с начала 80-х гг. предусматривает возможность выпуска фондовых ценных бумаг «без оформления бумажных носителей». Пионером «дематериализации» этих видов ценных бумаг в европейском праве стала Франция, законодательство которой (ст. 94 - II Закона о ценных бумагах в редакции от 30 ноября 1981 г., вступившая в силу с 3 ноября 1984 г.) прямо закрепило такую возможность применительно к акциям и облигациям. В Германии Закон о хранении и приобретении ценных бумаг (в редакции от 11 января 1995 г.) разрешил выпуск «глобальных сертификатов» взамен эмиссии множества ценных бумаг одного вида, например облигаций федерального займа. Наиболее широко «оборотные недокументы» (negotiable non-instruments) используются в США (в Великобритании к ним относятся более осторожно).

Российское акционерное законодательство, в основном под влиянием американского права, также разрешило «бездокументарную эмиссию» акций. Акционерные общества получили возможность не прибегать к обычной эмиссии, требующей, помимо прочего, расходов по подготовке специальных бланков акций, а ограничиться записями в реестровых книгах. К «безналичной» форме выпуска ценных «бумаг» стало прибегать и государство. Закон о рынке ценных бумаг разрешает выпускать в «бездокументарной форме» любые эмиссионные ценные бумаги. При этом правовой режим таких «бумаг», не существующих в физически осязаемой форме, у нас по-прежнему нередко определяется с помощью традиционных категорий, рассчитанных на ценную бумагу как документ (вещь).

В действительности речь идет о том, что удостоверяемые традиционными ценными бумагами права при исчезновении (отпадении) «права на бумагу» по причине отсутствия самой бумаги получают вполне самостоятельное значение. Разумеется, они остаются правами требования, а не принимают на себя свойства вещей. Меняется лишь привычный способ фиксации этих прав (в документе, на бумаге), что ведет к отпадению надобности в установлении для них специального правового режима, во всяком случае рассчитанного на наличие документов (вещей), как в классическом учении о ценных бумагах. Поэтому п. 1 ст. 149 ГК прямо называет «бездокументарные ценные бумаги» особым способом фиксации прав[14] .

Заключение

Как известно, немецкие правоведы в своих работах часто использовали образы связанных друг с другом, так называемых «парных», категорий. Например, для обоснования неразрывной связи объекта прав с субъектом Г.Белау использовал образ пушки и канонира. По мнению этого ученого, железное жерло пушки изрыгает огонь независимо от того, какой именно канонир стреляет из этой пушки, а поскольку без канонира канонады не бывает, то и «юридическая пушка» (объект) всегда состоит при своем «юридическом канонире» (субъекте).

Удачный образ пушки и канонира может быть использован, как представляется, для выведения иной зависимости: блага от потребности (нужды). Да, именно потребности субъектов гражданского права связывают их с самыми разнообразными материальными и духовными благами, с помощью которых эти потребности и удовлетворяются. Следовательно, «юридическая пушка» стреляет не случайно, а под влиянием назревшей потребности «канонира». Вот почему блага в гражданском праве следует рассматривать не иначе как в качестве средства удовлетворения потребностей.

Поддержку данного подхода можно найти в работах Г.Ф.Шершеневича, который писал об экономических благах как средствах осуществления интереса. Г.Ф.Шершеневич не занимался специально теорией экономических благ и их взаимодействия с потребностями. Акцент в своих работах он, как и другие дореволюционные цивилисты, делал на понятии имущества. Вот почему полезно обратиться к экономическим трудам, в частности, исследованию австрийского экономиста К. Менгера, развивавшего теорию предельной полезности. К. Менгер писал, что можно выделять полезности и блага. Полезности - это предметы, которые вступают в причинную связь с человеческими потребностями. Полезности становятся благами в результате познания людьми этой причинной связи и возникновением реальной возможности применить их для удовлетворения потребностей. К.Менгер формулировал целый комплекс условий для превращения предмета в благо. Само благо ученый определял как результат предметно-практической деятельности, по поводу которого складываются индивидуальные и социальные потребности. С ростом культуры общества естественно развивается и система благ, появляются их новые разновидности, в том числе нуждающиеся в гражданско-правовой регламентации. Уходя от теоретических аспектов правоотношения к разработке непосредственно конструкции «блага» гражданско-правовая наука реально послужит практическому гражданскому законодательству. В результате существенно изменится, на наш взгляд, облик ст. 128 ГК РФ. Во-первых, изменения произойдут в самом названии, поскольку речь пойдет о «вещах и иных благах в гражданском праве». Во-вторых, перечень видов благ не будет представлен как исчерпывающий, поскольку развитие общества с естественностью влечет за собой появление все новых и новых видов. Ведь не было же в 20-е годы прошлого века представлено в Гражданском кодексе ни интеллектуальной собственности, ни нематериальных благ, а сейчас они заняли достойное место в перечне. В-третьих, из перечня благ будут исключены имущественные права, поскольку сами по себе, так сказать, непосредственно, они не удовлетворяют наши потребности, а значит, благами в полном смысле слова не являются. В-четвертых, произойдет размежевание вещей с ценными бумагами, поскольку вещи удовлетворяют потребности благодаря своей материальной форме, а ценные бумаги благодаря выраженному (воплощенному) в них субъективному гражданскому праву. В-пятых, появятся законодательно установленные расшифровки самих понятий благ. Думается, давно пора понятие вещи из доктринального сделать законодательным.

Глоссарий

№ п/п Новое понятие Содержание понятия
1. Блага средства удовлетворения человеческих потребностей.
2. Вещь целостная и относительно устойчивая часть объективной действительности, обладающая определенностью, выраженной в структурных, функциональных, качественных и количественных характеристиках.
3. Гражданский оборот гражданско-правовое выражение экономического оборота; переход имущества от одного лица к другому лицу на основе заключаемых участниками гражданского оборота сделок или в силу иных юридических фактов.
4. Договор соглашение между двумя или большим числом лиц, направленное на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей в отношениях между сторонами.
5. Нематериальные активы - активы предприятия, не имеющие физической, осязаемой формы: управленческие, организационные и технические ресурсы; репутация в финансовом мире; капитализированные права и привилегии; конкурентные преимущества, контроль над сбытовой сетью; защита, обеспечиваемая страховкой; патенты и торговые марки, фирменные знаки; "ноу-хау" и другие виды интеллектуальной собственности; право на пользование.
6. Нарушение условий договора - право иска к стороне нарушившей условия договора, если это нарушение прямо или косвенно наносит ущерб другой стороне.
7. Нематериальные блага - жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.
8. Оборотоспособность - свойство объектов гражданских прав, заключающееся в возможности: отчуждения объекта по договору купли-продажи, мены или дарения либо перехода объекта от одного лица к другому лицу в порядке универсального правопреемства: в форме наследования или реорганизации юридического лица.
9. Объекты гражданских прав материальные и нематериальные блага, по поводу которых возникают гражданские правоотношения.
10. Ограничение оборотоспособности требование закона, согласно которому отдельные виды объектов гражданских прав могут: либо принадлежать только государственным организациям или только российским гражданам и юридическим лицам; либо находиться в обороте только по специальным разрешениям.

Список использованных источников

Нормативные акты

1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 // Российская газета. №237. 1993. 25 декабря.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (Часть вторая) от 26.01.1996. № 14-ФЗ // Собрание Законодательства РФ. 1996. № 5. Ст. 410.

3. Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 30. Ст. 3594.

4. Федеральный закон от 29 июля 1998 г. № 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 1998. № 31. Ст. 3813.

5. Закон РФ от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» // Собрание законодательства РФ. 1996. № 6. Ст. 492.

Научная литература

6. Аверченко Н.Н. Понятие и признаки вещи как объекта гражданских прав // Журнал российского права. 2004. № 5.

7. Агарков М.М. Основы банкового права. Учение о ценных бумагах. М., 1994.

8. Белов В.А. Ценные бумаги в российском гражданском праве. М., 1996.

9. Гражданское право / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. М., 2004. Т.1.

10. Жалинский А., Рерихт А. Введение в немецкое право. М., 2001.

11. Кодификация российского гражданского права. Екатеринбург, 2003.

12. Крашенинников Е.А. Ценные бумаги на предъявителя. Ярославль, 1995.

13. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой /Отв.ред. Садиков О.Н. Ч.1. М. 1997.

14. Лапач В.А. Деньги в системе объектов гражданских прав // Законодательство. 2004. № 9.

15. Лунц Л.А. Денежное обязательство в гражданском и коллизионном праве капиталистических стран. М., 1948.

16. Новоселова Л.А. Денежные расчеты в предпринимательской деятельности. М., 1996.

17. Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. М., 2001.

Судебная практика

18. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. 1996. № 9.

19. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» от 29.09. 1994. № 7 // Вестник ВАС РФ. 1995. № 3. С. 45.

Приложение А


[1] Гражданское право / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. М., 2004. Т.1. С. 78-79.

[2] Аверченко Н.Н. Понятие и признаки вещи как объекта гражданских прав // Журнал российского права. 2004. № 5. С. 89.

[3] Жалинский А., Рерихт А. Введение в немецкое право. М., 2001. С. 310.

[4] Кодификация российского гражданского права. Екатеринбург, 2003. С. 84.

[5] Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. М., 2001. С. 127.

[6] Федеральный закон от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» // Собрание законодательства Российской Федерации 2002. № 28. Ст. 2790.

[7] Лунц Л.А. Денежное обязательство в гражданском и коллизионном праве капиталистических стран. М., 1948. С. 19.

[8] Лапач В.А. Деньги в системе объектов гражданских прав // Законодательство. 2004. № 9. С. 92.

[9] Новоселова Л.А. Денежные расчеты в предпринимательской деятельности. М., 1996. С. 7-17,45-48.

[10] Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права (по изданию 1914 г.). М., 2004. С. 173.

[11] Агарков М.М. Основы банкового права. Учение о ценных бумагах. М., 1994. С. 199-202.

[12] Белов В.А. Ценные бумаги в российском гражданском праве. М., 1996. С. 96-99.

[13] Крашенинников Е.А. Ценные бумаги на предъявителя. Ярославль, 1995. С. 231.

[14] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой /Отв.ред. Садиков О.Н. Ч.1. М. 1997. С. 56.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий