регистрация / вход

Международные отношения в области прав человека

МЕЖДУНАРОДНЫЕ СТАНДАРТЫ В ОБЛАСТИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА Международно-правовая защита прав и основных свобод человека является одним из аспектов сложной и многоплановой проблемы защиты прав человека в целом. При этом защита прав человека является, прежде всего, задачей внутригосударственного, национального правопорядка.

МЕЖДУНАРОДНЫЕ СТАНДАРТЫ В ОБЛАСТИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

Международно-правовая защита прав и основных свобод человека является одним из аспектов сложной и многоплановой проблемы защиты прав человека в целом. При этом защита прав человека является, прежде всего, задачей внутригосударственного, национального правопорядка. Естественно, что права и основные свободы человека на сегодняшний день гарантируются на двух уровнях: международном и внутригосударственном. В свою очередь международный уровень защиты прав и основных свобод человека можно рассматривать на примере универсальных и региональных структур. Несмотря на это, все уровни защиты прав человека тесно связаны между собой, взаимозависимы и взаимообусловлены. Данная взаимозависимость проявляется в следующем.
Механизм международной защиты прав человека (Комитет по правам человека, Европейский Суд по правам человека и т.п.) начинает функционировать только после того, как исчерпаны возможности внутригосударственного механизма. В свою очередь внутригосударственное законодательство по защите прав и основных свобод человека ориентировано на международно-правовые акты. Оно как можно более полно отражает и закрепляет тот объем прав и свобод индивида, который предусмотрен международными договорами.
При этом следует помнить, что первоначально развитие института защиты прав и основных свобод человека осуществлялось в национальном законодательстве. Многие народы внесли свой посильный вклад в развитие института прав и основных свобод человека. Примерами закрепления этого института в национальном законодательстве являются такие акты, как английский Билль о правах 1689 г., американский Билль о правах 1789-1791 гг., французская Декларация прав человека и гражданина 1789 г. и др. Несколько подробнее остановимся на международно-правовой защите прав и основных свобод человека.
Международно-правовой институт защиты прав и основных свобод человека начал свое развитие еще в классическом международном праве. Так, еще в 1815 г. на Венском Конгрессе в повестке дня стоял вопрос о рабстве. Итогом рассмотрения этого вопроса явилось принятие Международной декларации, осудившей торговлю людьми. Декларация рекомендовала государствам ввести запрет на торговлю и перевозку невольников.
Запрет работорговли получил свое нормативное закрепление в 1926 г. с принятием Конвенции относительно рабства. Согласно положениям данной Конвенции, государства-участники брали на себя обязательства предотвращать и пресекать торговлю невольниками, а также продолжать добиваться постепенно и в возможно короткий срок полной отмены рабства во всех его формах. И хотя Конвенция содержала "мягкие" формулировки, это был шаг вперед в деле защиты прав человека.
С середины 19 века начинается бурный международный нормотворческий процесс. На повестке дня - защита жертв войны. В этот период проводится кодификация правил ведения войны и разрабатывается вопрос о защите жертв вооруженных конфликтов. Это находит отражение в Женевских Конвенциях 1864, 1906, 1929 гг. и Гаагских Конвенциях 1899 и 1907 гг., принятых на мирных конференциях. Основная заслуга принятых международных договоров заключается в том, что "они установили определенные обязательные правила поведения государств в отношении индивида, а также заложили основу международно-правовой системы защиты личности в условиях вооруженных конфликтов".1
Следующим этапом установления и развития международно-правового института защиты прав и свобод человека можно считать эпоху Лиги Наций (1919 - 1939 гг.). Именно в это время формируются основы правовой защиты меньшинств. Основным стержнем складывающейся системы является защита различных этнических, национальных, религиозных групп, проживающих на территории бывших Австро-Венгрии и Османской Империи.
Система защиты меньшинств складывается из норм о защите родного языка, культуры, религии, гарантий определенной степени автономии и самоуправления. За защитой своих прав меньшинства могли обращаться как в специально создаваемые для этих целей органы (например, согласно Соглашению между Германией и Польшей 1922 г. о Третейском Суде для Верхней Силезии таковыми являлись смешанная комиссия и Третейский Суд), так и в Совет Лиги Наций.
Однако не стоит переоценивать роль классического международного права в правозащитной деятельности. Число государств-участников подобных соглашений было ограничено, а механизмы международно-правовой защиты зачастую не срабатывали.
Основы межгосударственной правовой защиты в современном международном праве были заложены Уставом ООН. Являясь центром сотрудничества государств по защите прав человека, ООН с момента своего создания одной из задач ставила поощрение и развитие уважения к правам человека и основным свободам.
В Преамбуле Устава подчеркивается решимость международного сообщества "утвердить веру в основные права человека", "содействовать социальному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе". Одной из целей организации является сотрудничество государств в развитии "уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии" (ст.1). И это несмотря на то, что основная цель ООН была определена как поддержание международного мира и безопасности. Однако мир и безопасность тогда прочнее, когда личность имеет те права, которые соответствуют современному этапу развития человеческого общества.
Следует отметить, что Устав ООН оперирует терминами "права человека" и "основные свободы". Явления эти однотипные и чаще всего объединяются одним термином - права человека.
Итак, чем же интересен для нас Устав ООН в свете защиты прав человека? Прежде всего, Устав закрепляет компетенцию своих органов в области защиты прав человека. Так, в ст.13 Устава ООН речь идет о полномочиях Генеральной Ассамблеи, которая может организовывать исследования и давать рекомендации в целях содействия реализации прав личности. А согласно п.2 ст.62 Устава ООН, Экономический и Социальный Совет (ЭКОСОС) может давать рекомендации о поощрении уважения и соблюдения прав человека. Кроме того, ЭКОСОС имеет право, согласно ст.68 Устава ООН, создавать дополнительные органы для проведения необходимой деятельности по защите прав человека. Таким образом, одни из главных органов ООН - Генеральная Ассамблея и ЭКОСОС, наделены достаточно широкими полномочиями в деле защиты прав человека.
Однако, при всех положительных моментах, Устав ООН не содержит перечня прав и свобод, подлежащих международной защите. И это вполне естественно, так как Устав ООН - это документ, регулирующий порядок создания и деятельности этой международной организации. В нем могут быть заложены лишь основы сотрудничества государств в области прав человека.
В связи со всем вышеизложенным возникает вопрос: а не являются ли "правочеловеческие пункты Устава ООН" лишь программной задачей, не имеющей обязательной силы? Вопрос этот был снят с повестки дня экспертным решением Международного Суда ООН по Намибии в 1971 г. В авторитетном мнении Суда было подтверждено, что статьи Устава ООН, закрепляющие цели и принципы деятельности этой организации, порождают обязательства юридического действия и характера. Это относится в равной мере и к стандартам международной защиты прав человека, указанным в п.3 ст.1 Устава.2 А ст.103 Устава придает этим принципам особое значение, признавая их основными принципами международного права, нормами jus cogens.
Тем не менее следует признать, что как основной принцип международного права принцип уважения прав и основных свобод человека в Уставе ООН не кодифицирован. В ст.1 Устава речь идет о целях Организации Объединенных Наций, а в ст. 2, где закреплены принципы ООН, говорится, в частности, о принципе сотрудничества государств, в том числе и в деле защиты прав человека.
Первым же международно-правовым актом, содержащим принцип уважения прав и основных свобод человека, можно считать Заключительный акт СБСЕ 1975 г., который формулирует этот принцип следующим образом: "государства-участники признают всеобщее значение прав человека и основных свобод, уважение которых является существенным фактором мира, справедливости и благополучия, необходимых для обеспечения и развития дружественных отношений и сотрудничества между ними, как и между всеми государствами.
Они будут постоянно уважать эти права и свободы в своих взаимных отношениях и будут прилагать усилия, совместно и самостоятельно, включая сотрудничество с Организацией Объединенных Наций в целях содействия всеобщему и эффективному уважению их".
Положения Устава ООН, относящиеся к защите прав человека, были затем конкретизированы и развиты в различных международных документах как универсального, так и регионального характера. Часть этих документов, составляющих правовую базу института защиты прав и основных свобод человека и позволяющих дать более полное представление о сотрудничестве государств в области прав человека, следующие.
• Всеобщая декларация прав человека 1948 г.;
• Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г.;
• Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.;
• Факультативный протокол 1 к Пакту о гражданских и политических правах 1966 г.;
• Факультативный протокол 2 к Пакту о гражданских и политических правах 1966 г.;
• Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г.;
• Международная Конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 г.;
• Международная Конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г.;
• Конвенция о статусе беженцев 1951 г.;
• Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г.;
• Конвенция относительно равного вознаграждения мужчин и женщин за труд равной ценности 1951 г.;
• Конвенция об охране материнства 1952 г.;
• Конвенция о политических правах женщин 1953 г.;
• Конвенция о гражданстве замужней женщины 1957 г.;
• Конвенция о согласии на вступление в брак, брачном возрасте и регистрации браков 1962 г.;
• Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1979 г.;
• Конвенция о правах ребенка 1989 г.;
• Международная Конвенция о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей 1990 г. и др.
Естественно, что указанный перечень договоров не является исчерпывающим, кроме того, огромную роль в деле установления и развития института прав и основных свобод человека сыграли резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, среди которых была упомянута лишь одна - Декларация прав и свобод человека 1948 г.
Однако, несмотря на такую обширную международно-правовую базу, проблема защиты прав и свобод человека не теряет своей актуальности. Негативные процессы общественного развития неизбежно порождают ограничения и ущемления прав человека. Жизнь человека во всем ее многогранном проявлении становится заложницей этих негативных тенденций. Для того, чтобы не допустить ущемления прав человека при том или ином обороте политических событий в государстве, международное право оперирует понятием "основные права человека", впервые появившимся в Уставе ООН.

Устав Организации Объединенных Наций, широко использующий этот термин, не раскрывает его содержание. Эту задачу успешно выполнил Пакт о гражданских и политических правах 1966 г. В ч.1 ст.4 Пакта предусматривается возможность государства во время чрезвычайного положения, при котором жизнь нации находится под угрозой и о наличии которого официально объявляется, принимать меры в отступление от своих обязательств по Пакту, но только в такой степени, в какой это требуется остротой положения, при условии, что такие меры не являются несовместимыми с другими обязательствами государства по международному праву и не влекут за собой дискриминации исключительно на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или социального происхождения.
И если государство использует такое право отступления, оно должно немедленно информировать другие государства-участники Пакта о положениях, от которых оно отступило, и о причинах, побудивших к такому решению (ч.3 ст.4).
Однако те чрезвычайные обстоятельства, о которых идет речь в ч.1 указанной статьи, не могут служить основанием для каких-либо отступлений от статей, гарантирующих основные права человека. Итак, какие же права человека Пакт относит к "основным"?
1) Право на жизнь (ст.6). Безусловно, право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека, гарантируемое ему законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни.
Однако человек может быть лишен жизни либо вследствие совершенного в отношении него преступления, что наказуемо по закону; либо вследствие вынесения в отношении него смертного приговора за совершенные преступления. Вопрос о том, нужна ли смертная казнь и насколько она эффективна в деле борьбы с преступлениями, является не только правовым, но и морально-политическим, и философским. Сколько существует смертная казнь, столько идет дискуссия между ее сторонниками и противниками. Пакт же решает этот вопрос следующим образом.
Если в государстве смертная казнь не отменена, то смертные приговоры могут выноситься только за самые тяжкие преступления в соответствии с законом, который действовал во время совершения преступления. Естественно, этот закон не должен противоречить положениям Пакта и Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г. Такое наказание, как смертная казнь, может быть осуществлено только во исполнение окончательного приговора, вынесенного компетентным судом. Кроме того, приговоренный к смертной казни имеет право просить о помиловании или о смягчении приговора, которые могут быть дарованы во всех случаях.
Особо решается вопрос в отношении подростков и беременных женщин. Так, смертный приговор не выносится за преступления, совершенные лицами моложе восемнадцати лет, и не приводится в исполнение в отношении беременных женщин.
В развитие положений ст. 6 Пакта 16 декабря 1966 г. был принят Второй факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах, направленный на отмену смертной казни. Руководствуясь тем, что отмена смертной казни способствует укреплению человеческого достоинства и прогрессивному развитию прав человека, государства, подписавшие этот документ, констатировали, что ни одно лицо, находящееся под их юрисдикцией, не подвергнется смертной казни (ч.1 ст.1 Факультативного протокола). Как видим, формулировка достаточно четкая и жесткая. Кроме того, каждое государство-участник берет на себя обязательство принять все необходимые меры для отмены смертной казни в рамках своей юрисдикции (ч.2 ст.1).
Таким образом, если ст.6 Пакта о гражданских и политических правах допускает существование смертной казни в качестве исключительной меры наказания за тяжкие преступления, то Второй факультативный протокол, положения которого являются дополнительными положениями к Пакту о гражданских и политических правах, полностью исключает эту возможность.
Учитывая жесткие формулировки Второго факультативного протокола, СССР подписал и ратифицировал Пакт о гражданских и политических правах, но проигнорировал оба Факультативных протокола к нему. К чести СССР, в 1991 г. наше государство ратифицировало Факультативный протокол к Пакту о гражданских и политических правах 1966 г. Но до настоящего времени Россия не является участником Второго факультативного протокола.
Политика СССР по этому вопросу была вполне понятна и объяснима. Смертная казнь являлась исключительной (а не высшей, как принято говорить) мерой уголовного наказания. Каких-либо обязательств в отношении отмены смертной казни СССР на себя не брал. Другое дело - Российская Федерация.
Являясь членом Совета Европы с 1996 г., и естественно участницей Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., Россия взяла на себя определенные обязательства. Так, согласно Шестому протоколу к данной Конвенции, принятому 28 апреля 1983 г., смертная казнь отменяется. Никто не может быть ни приговорен к смертной казни, ни казнен (ст.1). Государства-участники протокола могут предусмотреть в своем законодательстве смертную казнь, но только за действия, совершенные во время войны или неизбежной угрозы войны. Такое наказание применяется только в пределах, установленных в законе и в соответствии с его положениями.
Обратимся к УК РФ1996 г. В п."н" ст.44 УК РФ прямо предусмотрен такой вид наказания, как смертная казнь. И это при том, что проект Кодекса рассматривался Государственной Думой одновременно с рассмотрением вопроса в Совете Европы о членстве Российской Федерации.
Однако ситуация эта не является неразрешимой. Согласно ч.4 ст. 15 Конституции РФ 1993 г. "Общепризнанные нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотрено законом, то применяются правила международного договора". Таким образом, ст.1 Шестого протокола относительно отмены смертной казни действует в России напрямую. А согласно Указу Президента РФ уже более года в России действует мораторий на приведение в исполнение смертных приговоров, вынесенных до подписания Шестого протокола.
2) Никто не должен подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению или наказанию. В частности, ни одно лицо не должно без его свободного согласия подвергаться медицинским или научным опытам. Так сформулировано это одно из основных прав человека в ст. 7 Пакта о гражданских и политических правах 1966 г.
Ст. 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. также запрещает пытки или бесчеловечные или унижающие достоинство человека обращение или наказание.
Однако ни Пакт, ни Европейская Конвенция не раскрывают понятие пытки. Эту задачу выполнила Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г.
Согласно ч.1 ст.1 Конвенции, под "пыткой" следует понимать любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать его или принудить третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия. В это определение не включаются боль или страдания, которые возникают лишь в результате законных санкций, неотделимы от этих санкций или вызываются ими случайно.
Государства-участники Конвенции также берут на себя обязательство предотвращать на своей территории другие акты жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания, которые не попадают под определение пытки, но также совершаются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве (ч.1 ст.16).
Состав этого преступления интересен своим субъектом. В науке уголовного права такой субъект называется специальным. В данном составе преступления субъектом является "должностное или иное лицо, выступающее в официальном качестве".
Конвенция специально указывает на то, что никакие исключительные обстоятельства, какими бы они ни были, будь то состояние войны или угрозы войны, внутренняя политическая нестабильность или любое другое чрезвычайное положение не могут служить оправданием пыток (ч.2 ст.2).
В качестве контрольного механизма за соблюдением государствами-участниками положения Конвенции создается Комитет против пыток (ст.17). Согласно ст.20 Конвенции, Комитет может, если он считает это целесообразным, назначить одного или нескольких своих членов для проведения конфиденциального расследования в государстве-участнике, в отношении которого есть достоверная информация о систематическом применении пыток на его территории.
По-видимому, именно возможность конфиденциального расследования от имени международного органа на своей территории не устраивала СССР. От имени Правительства СССР Конвенция была подписана 10 декабря 1985 г. и ратифицирована 21 января 1987 г. с такой оговоркой: "Союз Советских Социалистических Республик не признает компетенцию Комитета против пыток, определенную статьей 20 Конвенции". Оговорка была снята в июле 1991 г.
3) Никто не должен содержаться в рабстве; рабство и работорговля запрещаются во всех их видах. Никто не должен содержаться в подневольном состоянии (чч.1, 2 ст.8 Пакта).
К сожалению, Пакт о гражаданских и политических правах 1966 г. не дает пояснений, что же считать "подневольным состоянием". Не дает ответа на этот вопрос и ст.4 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, где лишь сказано, что "никто не должен содержаться в рабстве или подневольном состоянии".
Обратимся к Конвенции относительно рабства 1926 г. Рабство определяется Конвенцией как состояние или положение человека, над которым осуществляются атрибуты права собственности или некоторые из них (ч.1 ст.1). Следовательно, под "рабом" понимается лицо, находящееся в таком состоянии или положении. Работорговля рассматривается как торговля невольниками, включающая всякий акт захвата, приобретения или уступки человека с целью продажи его в рабство; всякий акт приобретения невольника с целью продажи его или обмена; всякий акт уступки путем продажи или обмена невольника, приобретенного с целью продажи или обмена, равно как и вообще всякий акт торговли или перевозки невольников (ч.2 ст.1). Однако в Конвенции 1926 г. ни слова не говорится о подневольном состоянии.

Этот пробел был устранен в 1956 г. с принятием Дополнительной Конвенции об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством. Под "лицом в подневольном состоянии" понимается лицо, находящееся в состоянии или положении, создавшемся в результате институтов и обычаев, упомянутых в статье 1 Конвенции (п."в" ст.7). Обратимся к ст.1 Конвенции.
Институтами и обычаями, сходными с рабством, считаются:
а) долговая кабала, то есть положение или состояние, возникающее вследствие заклада должником в обеспечение долга своего личного труда или труда зависимого от него лица, если надлежаще определяемая ценность выполняемой работы не засчитывается в погашение долга или если продолжительность этой работы не ограничена и характер ее не определен;
б) крепостное состояние, то есть такое пользование землей, при котором пользователь обязан по закону, обычаю или соглашению жить и работать на земле, принадлежащей другому лицу, и выполнять определенную работу для такого другого лица, или за вознаграждение или без такового, и не может изменить это свое состояние;
в) любой институт или обычай, в силу которого ребенок или подросток моложе 18 лет передается одним или обоими своими родителями или своим опекуном другому лицу, за вознаграждение или без такового, с целью эксплуатации этого ребенка или подростка или его труда;
г) любой институт или обычай, в силу которого:
• женщину обещают выдать или выдают замуж, без права отказа с ее стороны, ее родители, опекун, семья или любое другое лицо или группа лиц за вознаграждение деньгами или натурой;
• муж женщины, его семья или его клан имеют право передать ее другому лицу за вознаграждение или иным образом;
• женщина по смерти мужа передается по наследству другому лицу.
Как видим, в Конвенции предусмотрены все случаи так называемого подневольного состояния. Россия является участником как Конвенции 1926 г., так и Дополнительной Конвенции 1956 г.
4) Никто не может быть лишен свободы на том только основании, что он не в состоянии выполнить какое-либо договорное обязательство (ст.11 Пакта).
Речь здесь идет о том, что если одним из условий невыполнения договора является ограничение свободы одной из сторон, то в этой части такой договор признается ничтожным.
Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не должен быть лишен свободы иначе, как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом. Так гласит ст.9 Пакта о гражданских и политических правах 1966 г. Из этого исходит и национальное законодательство. В ряде случаев закон прямо устанавливает неотчуждаемость некоторых нематериальных благ и личных неимущественных прав, принадлежащих гражданину от рождения или в силу закона. Так, согласно п.1 ст.150 ГК РФ личная неприкосновенность неотчуждаема и непередаваема любым способом. А ст. 127 УК РФ прямо предусматривает уголовную ответственность за незаконное лишение свободы.
5) Никто не может быть признан виновным в совершении какого-либо уголовного преступления вследствие какого-либо действия или упущения, которое согласно действовавшему в момент его совершения внутреннему или международному праву не являлось уголовным преступлением. Равным образом не может назначаться более тяжкое наказание, чем то, которое подлежало применению в момент совершения уголовного преступления. Если после совершения преступления законом устанавливается более легкое наказание, действие этого закона распространяется на данного преступника (ст.15 Пакта).
Точно такое же положение закреплено в ст.7 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. А УК РФ содержит специальную статью, которая так и называется "Обратная сила уголовного закона". Так, согласно ч.1 ст.10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.
6) Каждый человек, где бы он не находился, имеет право на признание его правосубъектности (ст.16).
В соответствии с гражданским законодательством РФ правоспособность гражданина наступает с момента его рождения и прекращается с его смертью. Полная дееспособность наступает с момента достижения лицом совершеннолетия, то есть достижения 18-летнего возраста.
Иностранные граждане и лица без гражданства пользуются на территории Российской Федерации гражданской правоспособностью наравне с гражданами РФ. Гражданская дееспособность иностранного гражданина определяется по праву страны, гражданином которой он является, а гражданская дееспособность лица без гражданства определяется по праву страны, гражданином которой он является (ст.160 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1991 г.).
Произвольное ограничение право- и дееспособности признается недопустимым как нормами международного права, так и нормами внутригосударственного законодательства. Согласно п.1 ст.22 ГК РФ никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и порядке, установленных законом. А п.3 этой статьи гласит, что полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности, и другие сделки, направленные на ограничение или правоспособности или дееспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом.
Например, ограниченно дееспособны лица, отбывающие наказание в местах лишения свободы; лишение дееспособности возможно в случае тяжелого психического заболевания лица. И лишение дееспособности, и ограничение дееспособности возможно только по решению суда и только в случаях, предусмотренных законом.
Что касается ограничения дееспособности лица, оговоренного в сделке, допустимой законом, то речь идет о лицах, работающих на так называемых закрытых предприятиях, режимных объектах, имеющих доступ к информации, являющейся государственной тайной. Как правило, на этих лиц налагаются ограничения, связанные прежде всего со свободой передвижения.
7) Свобода совести (ст.18).
В соответствии со ст.18 Пакта о гражданских и политических правах, ст.9 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии. Это право включает свободу иметь или принимать религию или убеждения по своему выбору и свободу исповедовать свою религию и убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком, в отправлении культа, выполнении религиозных и ритуальных обрядов и учений. Никто не должен подвергаться принуждению, умаляющему его свободу иметь или принимать религию или убеждения по своему выбору. Убийство членов религиозной группы, нанесение им телесных повреждений, другие репрессивные действия, попадающие под определение преступления геноцида, предусмотренное ст. 2 Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г., являются международным преступлением.
Вместе с тем Пакт о гражданских и политических правах устанавливает, что свобода исповедовать религию или убеждения может быть ограничена государством, но только в случаях, предусмотренных законом и необходимых для охраны общественной безопасности, порядка, здоровья и морали, равно как и основные права и свободы других лиц.
В Российской Федерации воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий является уголовным преступлением (ст.148 УК РФ).
Таков исчерпывающий перечень основных прав и свобод человека, предусмотренный в Пакте о гражданских и политических правах 1966 г.
В заключение хочется сказать, что в СССР идеи прав человека никогда не становились во главу угла политического и правового мышления, не были эпицентром общественной и духовной жизни. Эти негативные явления уходят корнями к истокам создания самого первого социалистического государства, государства "нового типа". "Диктатура пролетариата рассматривалась марксистско-ленинской доктриной как неизбежный этап на пути достижения высокой и благородной цели построения общества, где свободное развитие каждого станет условием свободного развития всех. Во имя этой цели приносились в жертву права человека, свобода, счастье и самоценность человеческой личности многих поколений".3
Таким образом, то состояние, в котором до недавнего времени находилось наше общество, не было результатом случайных деформаций, оно было закономерно как результат насильственных методов создания социалистического общества.
Наше общество пережило за десятилетия после Октября немало трагических событий, в том числе жестокость коллективизации, террор 30-х годов, массовые департации, не говоря уже о пренебрежении интересами людей в период застоя. Крутой поворот, обозначивший новый отсчет времени в человеческом измерении, произошел, пожалуй, в конце 80-х - начале 90-х гг. Так, в 1989 г. СССР снял оговорку о непризнании юрисдикции Международного Суда ООН, в июле 1991 г. СССР снял оговорку в отношении инспекций Международного комитета против пыток и в июле 1991 г. СССР ратифицировал Факультативный протокол 1 к Пакту о гражданских и политических правах 1966 г. Это было вполне закономерно, ибо защита и гарантированность прав человека всегда являлась эпицентром всех процессов, связанных с преобразованием общества, его революционным обновлением, поскольку права человека фиксируют и выражают систему жизнеобеспечения личности, без которой невозможно ее нормальное развитие.
В настоящее время Россия продолжает начинания бывшего СССР. Важнейшим шагом, свидетельствующим о стремлении государства перестроить свою жизнь на гуманистических началах, является вступление России в Совет Европы. Остается надеяться, что начавшийся в 90-е годы процесс гуманизации нашего общества на этом не остановится, ибо именно человек с его правами и свободами и человечество, которому необходимо выжить перед угрозой глобальных проблем, должны занять место, которое до сих пор принадлежало государству, нации или классу.

ПРИМЕЧАНИЯ
1 Бекназар-Юзбашев Т.Б. Права человека и международное право. М., 1996, с.17.
2Бекназар-Юзбашев Т.Б., указ. соч., с.28.
3 Лукашева Е.А. Кризисная ситуация в советском обществе и права человека. - Права человека: время трудных решений. М., 1991, с.51.

МОСКОВСКИЙ ИНСТИТУТ

ЭКОНОМИКИ МЕНЕДЖМЕНТА И ПРАВА

Контрольная работа по международному праву №2

На тему «Международные отношения в области прав человека»

Выполнила:

Студентка гр.ЮД 11-07

Мартыш Е.К.

Проверил:

Демидов С.В.

Рязань 2010.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему