регистрация / вход

Договор дарения 5

Содержание Введение 2 Глава 1. Понятие договора дарения 4 Глава 2. Элементы договора дарения. 12 §1. Предмет договора дарения 12 §2. Стороны договора дарения 18

Содержание

Введение. 2

Глава 1. Понятие договора дарения. 4

Глава 2. Элементы договора дарения. 12

§1. Предмет договора дарения. 12

§2. Стороны договора дарения. 18

Глава 3. Виды договора дарения. 23

Заключение. 28

Список используемой литературы: 31


Введение

В современном российском праве предусмотрены различные условия приобретения и отчуждения права собственности на ту или иную вещь (купля-продажа, рента, аренда с правом выкупа). К ним можно отнести и дарение.

Договор дарения был тщательно разработан учеными еще в римском праве, следовательно данный договор не является новым в гражданском законодательстве, но, несмотря на то, что договор дарения имеет давнее происхождение, проблемы, которые существовали еще в римском праве, сохранились по сегодняшний день и получили дальнейшее развитие. В этом и состоит актуальность данной темы.

Теоретическую основу исследования составили работы таких ученых-юристов, как Брагинский М.И., Мейер Д.И., Иоффе О.С., Шершеневич Г.Ф. и других ученых, которые затрагивают в своих работах различные аспекты института дарения.

Данная курсовая работа представлена тремя главами. Глава 1 «Понятие договора дарения»; глава 2 «Элементы договора дарения» состоит из двух параграфов: § 1 «Предмет договора дарения» и § 2 «Стороны договора дарения»; глава 3 «Виды договора дарения».

Цель данной работы – наиболее полно рассмотреть договор дарения, выявить дискуссионные вопросы, выработать необходимые рекомендации законодателю для устранения проблем, связанных с применением норм о договоре дарения.

Выделяется ряд задач:

1. Раскрыть определение договора дарения, рассмотреть проблемы, связанные с правовой природой договора дарения;

2. Определить предмет договора дарения; рассмотреть разногласия гражданского и уголовного законодательств, а также комментарии к статьям Гражданского Кодекса РФ о субъектах гражданского права;

3. Раскрыть виды договора дарения и рассмотреть различные точки зрения о видовой классификации договора дарения;

4. Выявить различия договора дарения от синонимичных понятий.


Глава 1. Понятие договора дарения

Дарение, как один из древнейших институтов гражданского права, опосредует переход в собственность имущества от одного субъекта права к другому. Условия и порядок этого перехода регулируются договором дарения, которому посвящены статьи 572-582 Гражданского Кодекса РФ. Важно подчеркнуть, что гражданско-правовое регулирование отношений по договору дарения претерпело значительное изменение по сравнению с ранее действовавшими кодексами.

Договор дарения по российскому дореволюционному праву до 1917 г, который порождал правоотношения, связанные с дарением, является предметом дискуссий. Гражданское законодательство не давало четких, однозначных ответов на вопросы о понятии договора дарения, его правовой природе, месте этого института в системе гражданского права. Нормы о дарении были размещены не среди положений о договорных обязательствах, а в разделе о порядке приобретения и укрепления прав на имущество. Г.Ф. Шершеневич бесспорно причисляет дарение к договорным обязательствам.[1] . Иной взгляд на правовую природу и место этого института в системе гражданского права был у Д.И. Мейера. Действительно, в книге Д.И. Мейера «Русское гражданское право»[2] положения о дарении помещены в общей части гражданского права (в разделе о приобретении прав()мещены в общей части гражданского питута в системе гражданского права был у Мейераретения и укрепления прав на имущество. ова). Д.И. Мейер подчеркивал, что «безвозмездные права приобретаются различно, например, по передаче, по договору, так что способы безвозмездного приобретения прав не группируются в одно учреждение. Но в различных учреждениях, определяющих безвозмездное приобретение того или иного права, встречаются многие общие черты, так что есть возможность представить общую теорию дарения как учреждения, охватывающего, в общих чертах, все различные учреждения о безвозмездном приобретении прав. Таким образом, в учении о приобретении прав находит себе место учение о дарении».[3]

Особых взглядов на правовую природу дарения придерживался и К.П. Победоносцев, который усматривал смысл дарения в перенесении права собственности одним лицом на другое в момент достижения согласия сторонами и потому причислил дарение к способам приобретения права собственности.

На фоне всестороннего и детального регулирования договора дарения в дореволюционном гражданском законодательстве и проекте Гражданского Уложения особенно убогим представляется регулирование договора дарения в советском гражданском законодательстве.

В ГК РСФСР 1922 г. договору дарения была посвящена лишь одна норма (ст. 138), а в ГК РСФСР 1964 г. – две (ст.256, 257). Договором дарения признавался такой договор, по которому одна сторона передает безвозмездно другой стороне имущество в собственность (ст. 254 ГК 1964 г.). Из определения договора дарения следует, что законодатель конструировал его по модели реального договора. Договор дарения считается заключенным в момент передачи имущества. Заключение договора дарения совпадало с его исполнением. В юридической литературе некоторыми авторами все же проводится последовательно взгляд на договор дарения как на реальный договор. К числу таких авторов относится В.И. Кофман, который для чистоты конструкции предлагал применительно к договору дарения жилого дома запретить регистрацию дарственного акта до тех пор, пока дом фактически не передан.[4] А к числу консенсуальных договоров предлагал рассматривать те договоры, которые требуют нотариального удостоверения. Необходимость использования применительно к договору дарения модели реального договора в юридической литературе объяснялось тем, что при использовании конструкции консенсуального договора одаряемый получил бы право требовать отбирания у дарителя обусловленного соглашением имущества, что противоречило бы социалистической морали и не встретило бы этического оправдания.[5] Определение договора дарения как реального договора повлекло признание за ним особого места в системе гражданско-правовых обязательств. Так О.С. Иоффе подчеркивал: «Вследствие такой квалификации дарение оказалось в весьма своеобразном положении в общей системе гражданско-правовых договоров. Все прочие договоры служат основанием возникновения обязательств между заключившими их лицами, но, т.к. в дарственном акте передача вещи означает совершение сделки, то никакие обязанности из заключенного договора для дарителя возникнуть не могут, а одаряемый также не является обязанным лицом ввиду одностороннего характера. Иначе говоря, дарение как реальная сделка никаких обязательственных отношений не порождает, а заключается путем исполнения сделки, сразу же превращающей одаряемого в собственника имущества, полученного в виде дара. Чтобы оттенить своеобразие дарения, его иногда именуют вещным договором».[6]

Действующий ГК РФ отводит договору дарения одиннадцать статей, что свидетельствует о том, какое пристальное внимание уделяет законодатель институту дарения и юридической конструкции договора дарения.

Договором дарения по современному российскому праву признается такой договор, по которому одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом (п. 1 ст. 572 ГК).[7]

Прежде всего, стоит остановиться на определении договора дарения. В п.1 ст.572 ГК РФ договор дарения раскрывается через обязанности одной стороны – дарителя. Такая формулировка может привести к выводу о дарении как односторонней сделке дарителя или об односторонне обязывающем договоре. Между тем само название ст. 572 «Договор дарения» и упоминание в ней о дарителе и одаряемом подтверждает, что дарение признается двусторонним договором. А указание ГК РФ на обязанности одаряемого (обязанность возвратить вещь в случае отмены дарения, обязанность выполнить условия, поставленные при дарении в общеполезных целях) и его права (право отказаться от принятия дара до его передачи по консенсуальному договору, право использовать пожертвованное имущество по другому назначению из-за изменившихся обстоятельств) также свидетельствуют о том, что договор дарения может быть двусторонне обязывающим договором.

В системе гражданско-правовых договоров договор дарения выделяется в отдельный тип договорных обязательств, благодаря наличию некоторых характерных признаков, позволяющих квалифицировать его в данном качестве. В числе таких признаков можно назвать следующие: во-первых, основной квалифицирующий признак договора дарения состоит в его безвозмездности. Договор дарения относится к безвозмездным договорам, по которым одна сторона предоставляет либо обязуется предоставить что-либо другой без получения от нее платы или иного встречного предоставления. В юридической литературе существует взгляд на безвозмездные отношения в гражданском праве. Елисеев И.В. пишет: «Однако и безвозмездные правоотношения… также могут испытывать действие закона стоимости, хотя и не столь явное… Главное же, пожалуй, состоит в том, что предмет не утрачивает присущие ему качества товара и тогда, когда он переходит от одного лица к другому безвозмездно».[8] Признак безвозмездности договора дарения означает, что даритель не получает никакого встречного предоставления со стороны одаряемого. Такой договор признается притворной сделкой и к нему применяются правила, предусмотренные п.2 ст. 170 ГК РФ. Как указано в российском дореволюционном гражданском праве договор дарения не теряет своих качеств, если имеется встречное предоставление, которое носит чисто условный либо символический характер (например, вручение дарителю одаряемым мелкой монеты за подаренные острые предметы или комнатные растения).

Во-вторых, признаком дарения является увеличение имущества одаряемого. Объем имущества одаряемого увеличивается путем передачи ему дарителем вещи или имущественного права либо освобождения его от обязанности. В последнем случае уменьшается часть имущества одаряемого, составляющего его пассивы, что равносильно увеличению активов последнего.

В-третьих, при дарении увеличение имущества одаряемого должно происходить за счет уменьшения имущества дарителя. И этот признак необходим для отграничения договора дарения от иных договоров и сделок, реализация которых сулит увеличение имущества лица, но не за счет уменьшения имущества оказывающего ему услугу другого лица.

В-четвертых, признаком договора дарения является также наличие у дарителя, передающего одаряемому имущество либо освобождающего его от обязательств, намерения одарить последнего, т.е. увеличить имущество одаряемого за счет собственного имущества. При отсутствии такого намерения у «дарителя» договор признается возмездным.

В-пятых, признаком договора дарения является согласие одаряемого на получение дара. Данный признак не всегда можно обнаружить в отношениях, связанных с дарением, особенно если договор дарения заключен по модели реального договора.

Как уже отмечалось, ГК РФ допускает заключение договора дарения по модели как реального, так и консенсуального договора (обещание дарения). По общему правилу реальный договор отличается от консенсуального, который считается заключенным с момента достижения сторонами соглашения по всем существенным условиям договора, тем, что для заключения реального договора необходима также передача имущества, поэтому такой договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества (п. 1, 2 ст. 433 ГК РФ). В этом смысле договор дарения, совершаемый путем передачи имущества одаряемому, на первый взгляд представляется реальным договором: отсутствует разрыв во времени между заключением договора и появлением права у одаряемого; передача имущества дарителем представляет собой не исполнение обязательства, а действие последнего по заключению договора дарения.

Специфические черты договора дарения, отсутствующие у других реальных договоров: во-первых, иные реальные договоры (рента, заем, перевозка) заключается (путем передачи имущества) в том числе и на основе соглашения сторон, которые вступают в силу с момента передачи имущества. Для договора дарения такая возможность исключается: при наличии соглашения между дарителем и одаряемым мы имеем дело с консенсуальным договором обещания дарения. Во-вторых, передача дарителем имущества в качестве дара одаряемому имеет своим результатом непосредственное возникновение у одаряемого права собственности на подаренное имущество. Деление гражданско-правовых договоров на реальные и консенсуальные имеет своим основанием момент возникновения обязательств. Договор дарения, не порождающий обязательственно-правовых отношений, не укладывается в эти рамки и не может быть отнесен к числу реальных договоров. В современной юридической литературе взгляд на договор дарения как на вещный договор наиболее аргументировано объясняет М.И. Брагинский, который, анализируя нормы действующего ГК о договоре дарения, приходит к выводу, что договор представляет собой не что иное, как «обычный вещный договор и только при консенсуальном варианте дарения может считаться обычным односторонним договором».[9] М.И. Брагинский подчеркивал: «Существующие вещные договоры не укладываются, в отличие от реальных договоров, в рамки обязательственных правоотношений и соответственно, могут рассматриваться как один из случаев проникновения внешних элементов в обязательственные правоотношения. Вещный договор отличается не только от консенсуальных, но и от реальных договоров. Имеется в виду, что реальные договоры относятся к категории обязательственных. Это означает, что такие договоры, хотя и возникают с передачей вещи, но вместе с тем, порождают обычное обязательственное правоотношение с наличием у сторон взаимных прав и обязанностей».[10] Еще одну важную особенность договора дарения как вещного договора отличает М.И. Брагинский, а именно: в отличие от иных гражданско-правовых договоров, понятие договора дарения лишено таких аспектов, как «договор-правоотношение» и «договор-документ» (форма выражения правоотношений) и имеет лишь одно значение – «договор-сделка». «Все дело в том, что вещный договор не предполагает какого-либо обязательственного правоотношения. Его функции ограничиваются тем, что речь идет именно о договоре-сделке и как таковой он не укладывается в рамки, обычные для классификации договоров.

Это относится, в частности, к делению «договоров-правоотношений» на односторонние и двусторонние. Характеристика односторонности и двусторонности сделки имеет, как хорошо известно, совсем иное значение».[11]

Итак, договор дарения, заключаемый путем передачи дарителем имущества одаряемому, отличается от консенсуального договора обещания дарения не только по моменту его заключения, но и тем, что он вообще не порождает обязательств сторон и поэтому не может быть отнесен также и к реальным договорам. По своей правовой природе такой договор дарения представляет собой «договор-сделку», т.е. юридический факт, служащий основанием прекращения права собственности дарителя и возникновения права собственности у одаряемого на подаренное имущество. Пожалуй, единственная причина, по которой данный юридический факт признается не только основанием перехода права собственности, но и договором, состоит в необходимости для дарителя получить согласие одаряемого на передачу ему соответствующего дара. Все остальные качества гражданско-правового договора («договора-правоотношения» и «договора-документа») в данном случае не имеют смысла.


Глава 2. Элементы договора дарения.

§1. Предмет договора дарения

Высказанные в дореволюционной юридической литературе взгляды на предмет договора дарения не отличались однообразием. Как уже отмечалось, Д.И. Мейер под предметом договора дарения понимал всякое безвозмездное, намеренное отчуждение какого-либо имущественного права. Он указывал: «Предметом договора дарения может быть всякое имущественное право, не только право собственности, хотя и справедливо, что оно всего чаще является предметом дарения… относительно права одаряемого. Оно должно состоять в распоряжении дарителя, т.е. даритель должен быть субъектом этого права либо, в противном случае, отчуждение его недействительно. Но всякое право, способное подлежать отчуждению, может быть подвергнуто и отчуждению дарственному».[12]

Г.Ф. Шершеневич определил предмет договора дарения через действия дарителя, которые приводят к увеличению имущества одаряемого, отмечал: «Увеличение имущества одаряемого производится:

1. передачей вещей в его собственность;

2. предоставлением ему других вещных прав, с которыми соединено пользование;

3. установлением обязательственного отношения, в котором одаряемому присваивается право требования;

4. освобождением одаряемого от обязательства или устранением ограничения его права собственности».[13]

Предметом договора дарения по советскому гражданскому праву в юридической литературе обычно признавалось всякое принадлежащее гражданам на праве личной собственности имущество: вещи, в том числе ценные бумаги, валютные ценности и т.д. Имущество, передаваемое одаряемому, должно принадлежать дарителю на праве личной собственности. Дело в том, что в соответствии со ст. 105 ГК РСФСР 1964 г. граждане могли иметь в личной собственности только трудовые доходы и сбережения, жилой дом и подсобное хозяйство, предметы домашнего хозяйства и обихода, личного потребления и удобства; имущество, находящееся в личной собственности граждан, не могло использоваться последними для извлечения нетрудовых доходов.[14] Так, по ГК РСФСР 1922 г. под дарением стали понимать лишь безвозмездное отчуждение «вещей и денег». ГК РСФСР 1964 г., определив как договор о безвозмездной передаче «имущества в собственность». Новый ГК РФ возвращает нас к прежнему пониманию предмета дарения, даже несколько расширяя его с учетом многолетней дореволюционной практики, получившей признание и в литературе и в законопроектной работе того времени. Предмет договора дарения по современному гражданскому праву является сложным, состоящим из действий дарителя: передача дара, освобождение от обязанности, которое называют объектом первого рода или юридическим объектом, а также самого имущества (вещи, права, обязанности), которое обычно именуется объектом второго рода или материальным объектом.[15] Между тем, в юридической литературе можно встретить упрощенный взгляд на предмет договора дарения. Например, по мнению М.Г. Масевич «предметом договора дарения могут быть вещи, деньги, ценные бумаги, иные имущественные права, предоставляемые одаряемому, а также освобождение последнего от имущественных обязанностей».[16] Некоторые авторы критикуют ГК РФ за неоправданное, на их взгляд, расширение предмета договора дарения. Так, И.В. Елисеев по этому поводу пишет: «Такое определение предмета договора уже подвергалось и, вероятно, еще долго будет подвергаться справедливой критике юристов. Причина этого заключается в том, что в одно множество объединяются такие разнообразные объекты, как имущество (вещи и имущественные права) и действия (освобождение от обязанности). Предметом дарения являются некоторые юридические деяния: прощение долга, перевод долга, принятие на себя исполнения обязательств. Все эти действия объединяет лишь то, что они направлены на обогащение одаряемого, т.е. увеличение имущества. Но вряд ли этого достаточно для их включения в предмет дарения. М.И. Брагинский и В.В. Витрянский на критические замечания И.В. Елисеева в адрес ГК РФ возразили следующее: «Во-первых, представляется весьма странная попытка исключить из понятия предмета договора действия сторон. Ведь предмет всякого рода – это по сути, предмет вытекающего из него обязательства, а предмет обязательства состоит, как раз, в действиях обязанной стороны. Применительно к договору дарения ограничить предмет договора передаваемым одаряемому имуществом можно только в отношении договора, совершаемого путем передачи подаренного имущества одаряемому, да и то лишь в силу того, что такой договор не порождает обязательства. В остальных же случаях предметом договора дарения, прежде всего, являются действия дарителя, что вытекает из определения самого понятия обязательства (п.1 ст. 307 ГК РФ)

Во-вторых, если взять такой объект договора дарения как действия дарителя, то ГК РФ говорит о передаче вещи, о передаче имущественного права (требования) к себе или третьему лицу, об освобождении одаряемого от имущественной обязанности (п.1 ст.572). Что же касается уступки прав требования, перевода долга или прощения долга, принятия дарителем на себя исполнения обязательства, то применительно к договору дарения они представляют собой юридически технические средства, с помощью которых даритель выполняет действия, составляющие предмет договора дарения и объединяет эти действия дарителя отнюдь не только то обстоятельство, что все они направлены на увеличение имущества одаряемого, но также и на то, что все они совершаются дарителем безвозмездно за счет уменьшения своего имущества, с совершенно определенным намерением увеличить имущество и с согласия последнего на принятие имущества, налицо все основные признаки договора дарения»[17] .

А.Л.Маковский отмечает, что «в вопросе о том, что может быть предметом договора дарения, и доктрина, и законодательство разного времени и разных стран предлагают самые различные решения от понятия дарения только как безвозмездного отчуждения материального объекта до понимания под ним того, что называлось вышедшим из употребления словом «облагодетельствование» и несколько точнее может быть описано как намеренное безвозмездное предоставление за свой счет имущественных выгод другому лицу».[18]

Сложный же предмет договора дарения может быть разбит на пять частей, каждая из которых имеет в известном смысле, самостоятельное значение[19] :

1. передача дарителем вещи в собственность одаряемого. Представляет собой наиболее типичный предмет договора дарения. Договор дарения отличается от многих других договоров, направленных на передачу имущества (аренда, ссуда, наем) тем, что вещь передается в собственность и безвозмездно;

2. передача одаряемому имущественного права (требования) дарителем «к самому себе». По мнению А.Л. Маковского, под «передачей права (требования) к себе» следует понимать предоставление одаряемому только обязательственного права требования к дарителю[20] ;

3. передача одаряемому принадлежащего дарителю имущественного права (требования) к третьему лицу осуществляется посредством безвозмездной уступки соответствующего права одаряемому при условии соблюдения правил, регулирующих цессию. Следовательно, по такому договору дарения не могут быть переданы права, неразрывно связанные с личностью кредитора, в частности, требования об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, а также права по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника. Не подлежит передаче по такому договору дарения также права по ценным бумагам в документарной форме, которые относятся к вещам и поэтому могут передаваться в качестве дара как вещи, что составляет самостоятельный предмет договора дарения;

4. освобождение одаряемого от имущественной обязанности перед дарителем в юридической литературе обычно сводят к прощению долга. Так, И.В. Елисеев пишет: «Освобождение от обязанности перед самим дарителем называется прощением долга. Буквальное толкование ст.415 ГК РФ приводит к выводу о том, что прощение долга является односторонней сделкой и обусловлено лишь соблюдением прав других лиц в отношении имущества кредитора-дарителя. Однако, такой вывод некорректен, поскольку в силу ст. 572 ГК РФ прощение долга всегда является договором дарения и поэтому требует согласия должника».[21] Соотношение понятия дарения путем освобождения одаряемого от его имущественной обязанности перед дарителем и понятие прощения долга является более сложным; нежели, как полагал И.В. Елисеев, чисто синонимическим. Прежде всего, нельзя согласиться с утверждением названного автора о том, что прощение долга всегда является договором дарения. В соответствии со ст. 415 ГК РФ («Прощение долга»). Обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора. Именно в таком качестве прощение долга часто используется участниками, которые прекращают взаимные обязательства по различным договорам. По мнению А. Эрделевского «Прощение долга вовсе не обязательно является разновидностью дарения; дарение же в виде освобождения одаряемого от обязанности по отношению к дарителю, всегда является одновременно и прощением долга. Поэтому последнее подтверждено ограничением, установленным для договора дарения только тогда и постольку, когда и поскольку оно представляет собой дарение, а таковым оно может и не являться. В случае спора о действительности характера прощения долга вопрос должен решаться в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела, позволяющих выяснить, на достижение каких правовых последствий была направлена воля кредитора. Если она была направлена на сохранение имущественной массы должника путем безвозмездного освобождения его от имущественной обязанности, то в этом случае прощение долга является дарением; при отсутствии этих условий прощение долга не может быть признано дарением и в силу этого не подтверждено ограничениями, установленными в ст. 575, 576 ГК РФ»[22] ;

5. освобождение одаряемого от его имущественной обязанности перед третьим лицом возможно путем исполнения дарителем обязательств, заявляющегося в нем должником одаряемого перед кредитором по такому обязательству. Речь идет о применении специальной конструкции исполнения обязательства путем возложения его исполнения на третье лицо. Другой вариант договора дарения путем освобождения одаряемого от его имущественной обязанности перед третьим лицом состоит в том, что даритель занимает место должника в обязательстве, освобождая тем самым от него одаряемого. Замена участника обязательства на стороне должника осуществляется с помощью перевода долга; перевод долга допускается лишь с согласия кредитора.


§2. Стороны договора дарения

В качестве дарителя и одаряемого по договору дарения могут выступать любые лица, признаваемые субъектами гражданского права: граждане (физические лица), организации (юридические лица), также государство (РФ, субъекты РФ) и муниципальные образования.

В юридической литературе существует точка зрения, согласно которой государство надлежит исключить из круга одаряемых по обычным договорам дарения, сохранив за ним должность выступать в качестве одаряемого лишь по договору пожертвования. Например, И.В. Елисеев пишет: «Право государства совершать дарение не вызывает сомнений, но в качестве одаряемого лица оно может выступать лишь в договоре пожертвования. Это вполне естественно, поскольку государство действует только в общих интересах, следовательно принимая подарки в качестве частного лица, преследующего свои цели, оно не может».[23]

Данный вывод представляется поспешным. Законодательство подобных ограничений на участие в договоре дарения государства в качестве одаряемого не предусматривает, следовательно, должен действовать принцип распространения на государство при его участии в имущественном обороте положения о юридических лицах. Кроме того, не следует забывать, что ГК РФ не рассматривает в качестве пожертвования действия дарителя по освобождению одаряемого от его обязательств, однако нет никаких оснований не допускать возможности такого дара в адрес государства.

Однако в отношении некоторых субъектов гражданского права законодательством установлены запрещения и ограничения на участии в отношениях, связанных с дарением.

Во-первых, запрещение дарения установлено в отношении законных представителей малолетних граждан и граждан, признанных недееспособными. Как известно, по общему правилу законные представители малолетних (родители, усыновители или опекуны), а также опекуны граждан, признанных судом недееспособными, могут совершать от их имени гражданско-правовые сделки. Однако, договор дарения отличается той особенностью, что он имеет своим результатом уменьшение имущества малолетних и признанных недееспособными граждан без всякой компенсации. Исключения составляют случаи дарения обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом МРОТ, а также договоры дарения, охватываемые понятием «мелкие бытовые сделки» законом не предусматривает запрещения дарения в отношении малолетних и недееспособных граждан в качестве одаряемых.

В юридический литературе высказаны критические замечания в адрес положений ГК РФ, допускающих в определенных случаях совершения договора дарения с участием малолетних и недееспособных граждан. Например, М.Г. Масевич указывает: «Большие сомнения вызывает правомерность и целесообразность разрешения «обычных подарков» от имени граждан, признанных недееспособными, их законным представителям нужно полагать, что ст. 575 имеет в виду подарки за счет имущества недееспособных лиц. Однако, в соответствии с п.2 ст.37 ГК РФ имущество подопечного его опекун или попечитель может расходовать только с разрешения органа опеки и попечительства».[24]

И.В. Елисеев, напротив, соглашаясь с тем, что законные представители малолетних граждан могут от их имени совершать дарение (в пределах «обычных подарков»), категорически возражает против возможности для малолетних получать подарки. Он пишет: «…А вот в отношении малолетних право самостоятельно получать подарки выглядит неразумным. Безвозмездность и выгодность дарения еще не означает отсутствие расходов и обременений, связанных с подарком».[25]

Во-вторых, не допускается дарение работникам социальной сферы (лечебных, воспитательных учреждений, учреждений соц. защиты и др.) гражданами, находящимися в них на лечении, содержании или воспитании, супругами и родственниками этих граждан, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом МРОТ.

В-третьих, такой же запрет действует в отношении подарков государственным служащим и служащим органов местного самоуправления в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей. В отношении положений в ГК РФ об этих двух категориях лиц, выступающих в качестве одаряемых также существует немало точек зрения. Так, М.Н. Малеин пишет, что «данная норма ст. 575 ГК РФ не согласуется с уголовным законодательством. Если одаряемый – должностное лицо перечисленных органов, учреждений или выполняет управленческие функции в коммерческой или иной организации, то получение имущества или имущественных выгод квалифицируется как получение взятки (ст. 290 УК РФ) или коммерческий подкуп (ч.3 ст. 204 УК РФ) независимо от размера взятки (подкупа), а соответствующая сделка является недействительной. Во избежание разногласий между гражданским и уголовным законодательством следовало бы указать в ст. 575 ГК РФ, что дарение должностным лицам и лицам, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, запрещается независимо от вида и стоимости подарка».[26]

Гражданско-правовое регулирование не может затрагивать публично-правовые отношения из приведенных суждений. М.Н. Малеин явно свидетельствует об отсутствии надлежащего понимания отличий между частным и публичным правом. Так, п.2 ст. 3 ГК РФ говорит, что к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством. Уголовное право – отрасль публичного права и поэтому положение ГК РФ об обычных подарках социальным работникам и государственным служащим не имеют никакого отношения ни к понятию взятки, ни к уголовной ответственности взяткодателей и взяткополучателей.

В-четвертых, не допускается дарение за исключением обычных подарков в отношениях между коммерческими юридическими лицами. С мнением И.В. Елисеева по этому поводу нельзя согласиться. Он пишет, что «с другой стороны, п.4 ст. 575 ГК РФ серьезно ограничивает возможности нормального ведения предпринимательства, подчас противоречит сложившимся обычаям и обыкновениям бизнеса. Так, коммерческая организация, вроде бы, не вправе простить долг коммерческой организации. А в случае безнадежной задолженности это может повлечь ряд последствий для кредитора. Запрет на безвозмездную передачу имущества сильно ударит по холдингам и финансово-промышленным группам, осложнит взаимоотношения основных юридических лиц и дочерних… В общем, запрет дарения между коммерческими организациями чреват многими издержками, большинство из которых сейчас даже трудно предвидеть в деталях».[27]

Данный пример В.В. Витрянский не склонен квалифицировать в качестве дарения, ибо в них «передача имущества… всегда имеет причинную обусловленность, что исключает возможность квалификации соответствующих отношений как дарение».[28] Что же касается истинного дарения между коммерческими организациями, то его запрещение является совершенно оправдано, как правильно отмечает А.Л. Маковский, запрещение такого дарения было установлено «исходя из того, что безвозмездные имущественные отношения между организациями, само существование которых порождено целью извлечения прибыли (п.1 ст. 50 ГК РФ), как правило, ненормальны и могут использоваться в ущерб интересам их кредиторов и государства».[29]

В-пятых, определенные ограничения дарения предусмотрены в отношении субъекта права общей собственности. Дарение имущества, находящегося в общей совместной собственности, допускает по соглашению всех участников совместной собственности с соблюдением правил, регулирующих порядок распоряжения имуществом, находящимся в совместной собственности (п.2 ст. 576 ГК РФ). Здесь возникает вопрос о соотношении положения, содержащегося в п.2 ст.576 (о том, что при дарении имущества из общей совместной собственности требуется согласие всех участников общей совместной собственности), и общих положений, касающихся порядка распоряжения таким имуществом (ст.253) указанные общие положения говорят о том, что при распоряжении имуществом, находящимся в совместной собственности согласие всех участников общей совместной собственности, независимо от того, кем из них совершается сделка, предполагается. Исходя из необходимости решать этот вопрос, следует признать, что для дарения имущества, находящегося в общей совместной собственности, необходимо положительно выраженное согласие каждого ее участника.

В-шестых, соблюдение некоторых дополнительных условий, которые можно рассматривать и в качестве ограничения дарения, требуется при совершении дарения не самим дарителем, а его представителем по доверенности. В этом случае, полномочия представителя на совершения дарения, обозначенные в доверенности, должны носить не общий, а конкретный характер: в доверенности должны быть указаны конкретный предмет дарения и конкретный одаряемый. Несоблюдение этого требования влечет ничтожность как самой доверенности, так и договора дарения.


Глава 3. Виды договора дарения

Новый Гражданский Кодекс РФ предусматривает не только возможность заключения договоров, содержащих обещание дарения в будущем, но и подробно регулирует связанные с этим отношения. ГК РФ (гл. 32) содержит ряд специальных правил, предназначенных для регулирования договора обещания дарения и договора пожертвования. Договору обещания дарения характерны следующие признаки:

1. такой договор носит консенсуальный характер и порождает обязательства дарителя передать одаряемому вещь в собственность или имущественное право либо освободить одаряемого от обязательства. Данное обязательство является односторонним, обязанностям дарителя корреспондируют соответствующие права (требования) одаряемого;

2. договор обещания дарения под страхом его недействительности должен иметь обязательную письменную форму;

3. договор обещания дарения должен содержать ясно выраженное намерение дарителя совершить в будущем безвозмездную передачу одаряемому вещи или права либо освободить его от имущественной обязанности;

4. текст договора обещания дарения должен включать в себя условия о конкретном лице, являющемся одаряемым и о конкретном предмете дарения в виде вещи, права или освобождения одаряемого от обязанностей.

Обещание дарителя подарить все свое имущество или часть всего своего имущества без указания на конкретный предмет дарения признаются ничтожным. Таким образом, к существенным условиям договора обещания дарения следует отнести: условия о ясно выраженном намерении дарителя совершить безвозмездную передачу одаряемому вещи, права или освободить его от обязанностей; условия о конкретном лице – одаряемом; указания на конкретный предмет дарения. Исключительно договору обещания дарения адресованы положения о правопреемстве по обязательству дарения. Как уже отмечалось, договор дарения, совершаемый путем передачи одаряемому имущества не порождает обязательственно-правовых отношений и в силу этого, исключается из сферы действия норм о правопреемстве по гражданско-правовым обязательствам. Применительно же к обязательству, возникающему из договора обещания дарения ГК РФ (ст. 581), устанавливает два противоположных правила о правопреемстве в отношении прав одаряемого и обязанностей дарителя. Права одаряемого по договору обещания дарения не переходит к его наследникам (правопреемникам); и напротив, обязанности дарителя, обещавшего дарение, переходит к его наследникам (правопреемникам). Во избежание конкуренции с правилами о наследовании и в целях исключения возможности обхода норм наследственного права ГК РФ в императивной форме запрещает заключение договоров обещания дарения, предусматривающих передачу дара одаряемому после смерти дарителя и объявляет соответствующие договоры ничтожными. К такого рода дарению применяются правила гражданского законодательства о наследовании (п.3 ст.572 ГК РФ). Как верно замечает А.Л. Маковский, «слова ГК о том, что к такого рода дарению применяются правила… о наследовании», не означает, что договор, предусматривающий передачу дара одаряемому после смерти дарителя, приравнивается к завещательным распоряжениям. Обещанный таким способом «дар» поступает в общую наследственную массу, и его дальнейшая судьба целиком определяется правилами гражданского законодательства о наследовании».[30]

Договор пожертвования выделяется в отдельный вид дарения, исходя из наличия у него такого основного признака, как совершение дарения в общеполезных целях. В современной юридической литературе встречаются различные трактовки понятия «общеполезные цели», что не может не вызывать сожаления, поскольку этот признак позволяет квалифицировать договор дарения как пожертвование и, следовательно, применять к нему специальные правила, предусмотренные ГК РФ (ст. 582). Характеристика основного особого признака договора пожертвования дана А.Л. Маковским: «В отличие от прежнего ГК, в новом кодексе под пожертвованием понимается дарение не в «общественно полезных», а в «общеполезных целях». Ими могут быть как цели, полезные для общества в целом, так и цели, достижение которых превращает этот договор в «обычное дарение». Напротив, имущество, подаренное без такого условия юридическому лицу, должно использоваться одаряемым «в соответствии с назначением имущества» (п.3 ст. 582) и что само собой разумеется, в соответствии с целями деятельности этого юридического лица (ст. 49)».[31] Договору пожертвования присущи следующие признаки. Во-первых, договор пожертвования может совершаться как путем передачи одаряемому дара, так и посредством обещания дарения, что лишний раз подтверждает, что указанные виды договора дарения не имеют единого классификационного критерия. Во-вторых, предметом договора дарения признаются лишь передача вещи или передача имущественного права. Следовательно, пожертвования не могут осуществляться путем освобождения одаряемого от его обязательств. В-третьих, ограничения круга субъектов на стороне одаряемого. В качестве таковых могут выступать граждане, лечебные, воспитательные учреждения, организации социальной защиты и другие аналогичные учреждения; благотворительные, научные и учебные организации, фонды, музеи и другие учреждения культуры, общественные и религиозные организации, а также государство (РФ и ее субъекты) и муниципальные образования. В-четвертых, пожертвование может быть обусловлено жертвователем использованием дара по определенному назначению. В-пятых, на принятие пожертвования не требуется чьего-либо согласия или разрешения.

Необходимо различать пожертвование и благотворительную деятельность. Благотворительная деятельность – добровольная деятельность граждан и юридических лиц по бескорыстной (безвозмездной или на льготных условиях) передаче гражданам или юридическим лицам имущества, в том числе денежных средств, бескорыстному выполнению работ, предоставлению услуг, оказанию иной поддержки. В ГК РФ такого понятия как «благотворительность» нет. Но, исходя из целей благотворительной деятельности, приведенных в п.1 ст. 2 Закона № 135-ФЗ от 11 августа 1995 г. «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях»[32] , можно сделать вывод, что передача имущества в благотворительных целях также является пожертвованием. Кроме того, субъективный состав благополучателей так же, как и одаряемых, ограничен.

От пожертвования следует отличать спонсорство. Чаще всего спонсоры выделяют средства на проведение каких-либо мероприятий: конкурсов, семинаров, благотворительных концертов. Как правило, основное условие получения средств – размещение информации о спонсорах (например, логотипов спонсора на различных предметах). Согласно ст. 19 ФЗ от 18 июля 1995 г. № 108-ФЗ «О рекламе»[33] , спонсорство – это осуществление юридическим или физическим лицом (спонсором) вклада (в виде предоставления имущества, результатов интеллектуальной деятельности, оказания услуг, проведения работ) в деятельность других юридического или физического лица (спонсируемого) на условиях распространения спонсируемым рекламы о спонсоре, его товарах. Причем, спонсорский вклад признается платой за рекламу, а спонсор и спонсируемый соответствуют рекламодателям и рекламораспространителям. «Поскольку спонсорский вклад является по своей сути платой за рекламу, то в спонсорском договоре отсутствует главная характерная черта договора дарения – безвозмездность, а присутствуют встречные обязательства как у одной, так и у другой стороны. Поэтому спонсорский договор не является разновидностью договора пожертвования».[34]

В научной литературе существует точка зрения, что понятие «безвозмездного освобождения одаряемого дарителем от имущественной обязанности перед самим собой» и «прощение долга», приверженцы той или иной точки зрения называют безвозмездное освобождение одаряемого одним из видов дарения. Так, А. Эрделевский в ст. «Прощение долга и договор дарения», анализируя различные научные позиции по этому вопросу, говорит: «Согласно п.1 ст. 572 ГК РФ, одним из видов дарения является безвозмездное освобождение одаряемого дарителем от имущественной обязанности».[35] Действительно ли здесь можно говорить о самостоятельном виде договора дарения? Думается, что в данном случае можно говорить о виде предмета договора дарения. Говоря о предмете договора дарения, необходимо помнить, что указанный договор, как и всякий гражданско-правовой договор на передачу имущества, имеет сложный предмет, состоящий из действий дарителя: передача дара, освобождение от обязанностей, также самого имущества (вещи, права, обязанности), которые именуются объектом второго рода или материальным объектом.[36]


Заключение

Таким образом, рассмотрев договор дарении, его виды, его особенности, можно сделать выводы. Договор дарения является договором, который изучался еще в римском праве и изучается по сегодняшний день.

В ходе написания курсовой работы, выяснилось, что договором дарения, согласно п.1 ст. 572 ГК РФ признается такой договор, по которому одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить его от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом

Предметом договора дарения могут быть вещи, деньги, ценные бумаги, иные имущественные права, предоставляемые одаряемому, а также освобождение последнего от имущественных обязанностей.

Сторонами договора дарения являются даритель и одаряемый. Ими могут быть граждане (физические лица), организации (юридические лица), также государство (РФ, субъекты РФ) и муниципальные образования.

Рассмотрены разногласия Гражданского и Уголовного законодательств, а также комментарии к статьям о запрещении и ограничении дарения (ст. 575, 576) Гражданского Кодекса РФ о субъектах гражданского права.

ГК РФ выделяет два вида договора дарения: обещание договора дарения (консенсуальный договор) и договор пожертвования.

Основным отличием пожертвования от благотворительной деятельности является то, что благотворительная деятельность направлена на граждан и некоммерческие организации, а пожертвование – на граждан, юридические лица и государство (РФ, субъекты и муниципальные образования). Предметом благотворительной деятельности являются имущество и денежные средства, а предметом договора дарения выступают вещи, имущественные права и освобождение от имущественных обязанностей.

Спонсорство направлено на возмездное оказание услуг, а также в нем отсутствует характерная черта договора дарения – безвозмездность.

Существуют мнения о том, что прощение долга является видом договора дарения, а не видом предмета договора дарения.

Таким образом, делая вывод по данной курсовой работе, можно сказать, что нормы договора дарения, касающиеся понятий, предмета договора дарения не являются совершенными и требуют доработки.

Согласно п.3 ст. 575 запрещено дарение госслужащим и служащим муниципального образования в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей. Но указанные лица могут получать в дар обычные подарки стоимостью не более пяти МРОТ. Эта гражданско-правовая норма не согласуется с законодательством. Если одаряемый - должностное лицо перечисленных органов, то получение имущества или имущественных выгод квалифицируется как получение взятки или коммерческий подкуп, независимо от размера взятки (подкупа), а соответствующая сделка является недействительной. Во избежание разногласий между гражданским и уголовным законодательством следовало бы внести изменения в п.3 ст.575, а именно, дарение должностным лицам и лицам, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, запрещается, независимо от вида и стоимости подарка.

П.1 ст. 578: «даритель вправе отменить дарение, если одаряемый совершил покушение на его жизнь, жизнь кого-либо из членов его семьи или близких родственников либо умышленно причинил дарителю телесные повреждения.

В случае умышленного лишения жизни дарителя одаряемым право требовать в суде отмены дарения принадлежит наследникам дарителя».

Из этого пункта можно сделать вывод, что для отмены дарения не требуется предварительного признания судом действий одаряемого в качестве правонарушения, что противоречит презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ). В связи с этим желательно изложить п.1 ст.578 следующей редакции: «даритель вправе отменить дарение, если одаряемый совершил умышленное противоправное деяние против дарителя или совершил покушение на жизнь кого-либо из членов его семьи или близких родственников, установленное в судебном порядке».

А также следовало бы изменить название статьи 578 «Отмена дарения». Выражение «отмена дарения» представляется более обширным, чем возврат подаренной вещи, т.к. сам дар может быть в форме передачи имущественного права требования или освобождения от обязанности, поэтому более правильно назвать ст. 578 «Отмена дарения в случае передачи вещи».

Список используемой литературы:

1. ВС РСФСР ГК РСФСР 1964 г. № 24 ст. 407

2. СЗ РФ 1996 г. № 5 ст. 410

3. Закон РФ от 11 августа 1995 г. «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях»// Собрание законодательства РФ. 1995. №33

4. Закон РФ от 18 июля 1995 г. «О рекламе»// Собрание законодательства РФ. 1995. № 30

5. Абрасимова Е.А. Пожертвование и дарение// Справочник руководителя учреждения культуры. – 2003. - № 6

6. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1997.

7. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договор о передаче имущества. М., 2000

8. Гражданское право/Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К. Толстого. Часть II. – М., 2000.

9. Гражданское право. Т.2/ Орловский П.С., Корнеев С.М. – М., 1970

10. Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975.

11. Кормилицина С.Н. Налогообложение безвозмездного преступления в бюджетные учреждения//БиНо. – 2004. - № 9

12. Маковский А.П. Дарение (глава 32)// ГК РФ. Часть II: текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель/ под ред. О.М. Козырь, А.П. Маковского, С.А. Хохлова. М., 1996.

13. М.Н. Малеин. О договоре дарения// Правоведение. – 1998. - №4.

14. Масевич М.Г. Дарение (глава 32) // ГК РФ. Часть II: текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель/ под ред. Садикова О.М. – М., 1998.

15. Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. По исп. и доп. 8-му изд., 1902. ч. 1. – М., 1997.

16. Тимкин Н. На житейских перекрестках (о дарении) «Лесная газета» от 6 мая 1997

17. Советское гражданское право. Т. 2. – М., 1959

18. Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Т.2. – М., 1969

19. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. По изд. 1907. – М., 1995

20. Эрделевский А. Прощение долга и договор дарения// Российская юстиция. – 2000. - №3


[1] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. По изд. 1907. – М., 1995. С. 337

[2] Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. По исп. и доп. 8-му изд., 1902. ч. 1. – М., 1997. С. 3

[3] Там же. С. 274-275

[4] Советское гражданское право. Т.2. М., 1969. С. 262

[5] Гражданское право. Т.2. / Орловский П.С., Корнеев С.М.. - М., 1970. С. 43

[6] Иоффе О.С. Обязательственное право. - М., 1975. С. 395-396

[7] Собрание законодательства ГК РФ 1996 г. №5 ст. 410

[8] Гражданское право/ А.П.Сергеева, Ю.К. Толстого. Часть II. – М., 2000. С.114

[9] Брагинский М.И., Витрянский В.В. кн.1. Договорное право: Общие положения. - М., 1997. С. 277

[10] Там же.

[11] Брагинский М.И., Витрянский В.В. кн.1. Договорное право: Общие положения. - М., 1997. С. 226

[12] Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. По исп. и доп. 8-му изд., 1902. ч. 1. – М., 1997. С. 281-282

[13] Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Т.2. – М., 1969. С. 129

[14] ВС РСФСР Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. № 24 ст.407

[15] Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 399

[16] Масевич М.Г. Дарение (глава 32) // ГК РФ. Часть II: текст, комментарии./ СадиковаО.М. – М., 1998. С. 160

[17] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 2. Договор о передаче имущества. - М., 2000. С. 341-342

[18] Маковский А.Л. Дарение (глава 32)// ГК РФ. Часть II: текст, комментарии./Козырь О.М., Маковского А.Л., Хохлова С.А. - М., 1996. С. 305

[19] Там же. С. 302-304

[20] Маковский А.Л. Дарение (глава 32)// ГК РФ. Часть II: текст, комментарии./Козырь О.М., Маковского А.Л., Хохлова С.А. - М., 1996. С. 303

[21] Гражданское право/Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К. Толстого. Часть II. – М., 2000. С.116

[22] Эрделевский А. Прощение долга и договор дарения// Российская юстиция. – 2000. - №3. - С.12

[23] Гражданское право/Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К. Толстого. Часть II. – М., 2000. С.120

[24] Масевич М.Г. Дарение (глава 32) // ГК РФ. Часть II: текст, комментарии, / под ред. СадиковаО.М. – М., 1998. С. 163

[25] Гражданское право/Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К. Толстого. Часть II. – М., 2000. С.127

[26] Малеин М.Н. О договоре дарения// Правоведение. – 1998. - №4. – С. 131

[27] Гражданское право/Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К. Толстого. Часть II. – М., 2000. С.120

[28] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 2. Договор о передаче имущества. - М., 2000. С. 364

[29] Маковский А.Л. Дарение (глава 32)// ГК РФ. Часть II: текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель/ Козырь О.М, Маковского А.Л, Хохлова С.А. М., 1996. С. 312

[30] Маковский А.Л. Дарение (глава 32)// ГК РФ. Часть II: текст, комментарии, / Козырь О.М, Маковского А.Л, Хохлова С.А.. М., 1996. С. 315-316

[31] Там же

[32] ФЗ РФ от 11 августа 1995 г. «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях»// СЗ РФ. 1995. № 33 ст. 3340

[33] ФЗ РФ от 18 июля 1995 г. «О рекламе»// СЗ РФ. 1995. № 30. Ст. 2869

[34] Кормилицина С.Н. Налогообложение безвозмездного преступления в бюджетные учреждения//БиНо. – 2004. - № 9. – С.15-16

[35] Эрделевский А. Прощение долга и договор дарения// Российская юстиция. – 2000. - №3. - С.13

[36] Брагинский М.И., Витрянский В.В. кн.1. Договорное право: Общие положения. - М., 1997. С. 340

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему