регистрация / вход

Организация и деятельность прокуратуры в Республике Беларусь

СОДЕРЖАНИЕ Введение Глава 1. История учреждения, организации и деятельности прокуратуры Республики Беларусь 6 Глава 2. Сущность и задачи участия прокурора в рассмотрении судами уголовных дел 20

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

Глава 1. История учреждения, организации и деятельности прокуратуры Республики Беларусь 6

Глава 2. Сущность и задачи участия прокурора в рассмотрении судами уголовных дел 20

Глава 3. Процессуальное положение прокурора в суде 26

Глава 4. Участие прокурора в судебном разбирательстве уголовных

дел 32

4.1. Участие прокурора в рассмотрении уголовных дел судом первой инстанции 32

4.2. Участие прокурора в суде кассационной инстанции 45

4.3. Участие прокурора в заседании суда надзорной инстанции 52

4.4. Участие прокурора в пересмотре судом дел по вновь открывшимся обстоятельствам 59

Заключение 62

Список использованных источников и литературы 64

Приложение

ВВЕДЕНИЕ

Законность и правопорядок... Эти слова мы так часто слышим в последнее время по радио и телевидению, читаем о них на страницах газет. И действительно, как основа нормальной жизни общества и его членов, законность, т.е. безусловное и неукоснительное соблюдение правовых предписаний, является важнейшим составным элементом правового государства. Всеобщее соблюдение законов является проявлением зрелости общества, признаком его стабильности и, как следствие, благополучия и процветания. Однако в любом обществе пока еще встречаются люди, о которых можно сказать словами известной песни: «Только кто-то кое-где у нас порой честно жить не хочет...». Песня эта – о правоохранительных органах, о тех, чья служба действительно «и опасна, и трудна». Именно им принадлежит главенствующая роль в поддержании законности, предотвращении и наказании преступлений, воспитании граждан в духе уважения к закону.

Система правоохранительных органов достаточно сложная и разветвленная. Однако одно из важнейших мест в ней занимает такой орган как прокуратура. Как орган высшего надзора за точным и единообразным исполнением законов прокуратура направляет свою деятельность на всемерное укрепление законности и правопорядка, охрану прав и законных интересов граждан, на воспитание должностных лиц и граждан в духе добросовестного исполнения своих конституционных обязанностей и т.п.

Прокуратура является одним из важнейших правоохранительных органов государства. В соответствии с Конституцией Республики Беларусь на Генерального прокурора Республики Беларусь и подчиненных ему прокуроров возлагается надзор за точным и единообразным исполнением законов, декретов, указов и иных нормативных правовых актов министерствами и другими подведомственными Совету Министров Республики Беларусь органами, местными представительными и исполнительными органами, предприятиями, организациями и учреждениями, общественными объединениями, должностными лицами.

Прокурорский надзор, вся многогранная деятельность прокуратуры Республики Беларусь являются важной гарантией защиты прав и свобод граждан, интересов юридических лиц и государства в целом.

Установление в Конституции Республики Беларусь важного положения о признании виновным и о применении уголовного наказания только судом делает судебное разбирательство центральной, решающей стадией уголовного процесса, а участие прокурора в судебном разбирательстве – одним из важнейших направлений его деятельности. Участие прокурора в суде является не только важной гарантией постановления судом законного и обоснованного приговора, но вместе с тем одной из форм его деятельности по предупреждению преступлений и пропаганде законов. Поддержание государственного обвинения в суде по уголовным делам является одним из приоритетных направлений прокурорской деятельности по осуществлению надзора за исполнением законов в государстве.

Актуальность выбранной темы в настоящее время очень велика, так как важной гарантией точного соблюдения законности в уголовном судопроизводстве является участие прокурора в рассмотрении судами уголовных дел.

Целью настоящей дипломной работы является исследование и изучение участия прокурора в рассмотрении судами уголовных дел.

Поставленная цель предполагает решение следующих конкретных задач:

1) изучение истории учреждения, организации и деятельности прокуратуры Республики Беларусь;

2) исследование сущности и задач участия прокурора в рассмотрении судами уголовных дел;

3) анализ процессуального положения прокурора в суде;

4) характеристика участия в судебном разбирательстве уголовных дел разных инстанций.

Источниками в настоящем исследовании послужили Конституция Республики Беларусь, Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь (далее по тексту УПК), Уголовный кодекс Республики Беларусь (далее по тексту УК), Законы и подзаконные нормативные акты, а также Приказы Генерального прокурора.

Для изучения данной категории проанализированы монографии и статьи различных авторов. При написании работы чувствовалась острая нехватка литературы по данной теме.

В ходе работы был использован традиционный формально-юридический метод, а также элементы сравнительно-правового метода.


ГЛАВА. 1. ИСТОРИЯ УЧРЕЖДЕНИЯ, ОРГАНИЗАЦИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРОКУРАТУРЫ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Изучение истории создания и развития какого-либо государственного органа помогает лучше понять историческое предназначение этого органа, его место в системе иных государственных органов, историческую необходимость выполнения функций, возложенных на этот орган, принять меры законодательного и организационного характера, направленные на повышение эффективности деятельности этого органа в современных условиях.[1]

Сказанное в полной мере относится и к органам прокуратуры, деятельность которых никогда, ни в одном государстве не оценивалась однозначно. Вырабатывались различные концепции прокурорского надзора, многие положения которых не находили применения в практике, и, наоборот, практика выдвигала определенные требования к органам прокуратуры, которые не находили закрепления в законах о прокуратуре и научного обоснования в теории прокурорского надзора.

Понятие прокуратура происходит от латинского (procuro) — забочусь, обеспечиваю, предотвращаю.[2]

Предназначение прокуратуры в Греции и странах Востока состояло, во-первых, в надзоре за исполнением предписаний государственной власти, а, во-вторых, в осуществлении обвинения в суде («ораторы»).

В европейских странах впервые прокуратура возникает во Франции в XIV веке, причем с первых ее шагов это был сугубо обвинительный, карательный орган.

К тому времени в европейских странах, в особенности в Испании, уже твердо сформировался инквизиционный процесс, пришедший на место процессу публичному, гласному, состязательному, Это явилось побудительным мотивом для трансформации основ организации и деятельности уже созданных прокуратур.

Органы прокуратуры Франции были приспособлены для выполнения воли короля, влияние которого на формирование органов прокуратуры и определение направлений ее деятельности было решающим. (Не случайно прокуроры вплоть до ликвидации монархии во Франции именовались «людьми короля».)

Этот краткий, пунктирный экскурс в прошлое с акцентом на становление прокуратуры в одной из ведущих европейских стран того времени, делается не случайно, ибо прокуратура Франции, ее предназначение, принципы организации и место в механизме государственной власти послужили, по сути, прообразом прокуратуры России и, можно сказать, что и до настоящего времени и она является своеобразным эталоном прокуратуры большинства западных стран.

Основателем органов прокуратуры и прокурорского надзора в России по праву считается Петр I, или, как его часто величают Петр Великий. Объективными условиями, побудившими его принять решение о создании такой службы, явились казнокрадство и мздоимство, злоупотребление властью чиновными людьми – явлениями, широко распространенными в то время. Особенно большим ростом преступности был отмечен период конца XVII и начала XVIIIвеков, что вызвало объективную необходимость и потребность в создании специальной государственной службы для борьбы с такими и иными негативными явлениями.

Указом Петра I от 2 марта 1711 г. в России учреждается фискальная служба, назначение которой состояло в том, чтобы «...над всеми делами тайно надсматривать и проведывать про неправый суд, также сбор казны и прочего». За образец этой службы Петр I взял государственные органы Германии. В 1713 г. в России вводится должность Генерал-фискала. Полномочия фискалов, процессуальные средства их деятельности были определены в Указе от 17 марта 1714 г. «О должности фискалов». В Указе получили четкое разграничение компетенции обер-фискалов, провинциал-фискалов, городских и низших (рядовых). К фискалам предъявлялись высокие профессиональные и морально-этические требования. Фискальная служба являлась сугубо тайной, поэтому она была весьма непопулярной в общественном мнении, слабо влияла на создание обстановки законности и правопорядка. К тому же фискалы всех рангов не получали материального обеспечения от казны, существовали за счет «собственных кормовых», а это вело к поборам, взяточничеству и иным злоупотреблениям. Со временем Петр I убедился в неэффективности службы фискалов. Указом от 12 января 1722 г. Петр I учреждает прокуратуру Российской Империи.[3]

В последующие годы после смерти Петра 1, особенно в период царствования Анны Иоанновны,прокуратура практически бездействовала. В своих прежних прерогативах прокуратура была восстановлена в период царствования Елизаветы Петровны. Как и во всех направлениях государственной и политической деятельности, она стремилась восстановить реформы своего отца и многого в этом достигла. Указом Императрицы от 12 декабря 1741 г. была восстановлена прокуратура в рамках Указа Петра I от 1722 г. Прокуратуре был придан ряд полномочий по осуществлению надзора за проведением в жизнь действующих и вновь принимаемых законов, что привело к повышению эффективности и действенности прокурорского надзора.

В период царствования Екатерины II в существенной мере был усилен местный прокурорский надзор. Этому в немалой степени способствовало принятое в 1775 г. «Учреждение о губерниях», в котором были сформулированы задачи и полномочия губернских прокуроров.

При Павле I, одержимом идеей «все созданное Екатериной II изменить и переделать», был существенно ослаблен прокурорский надзор, в значительной мере были сокращены штаты органов прокуратуры как в центре, так и на местах. Однако в целом прокуратура продолжала оставаться активно действовавшим государственным органом.

Деятельность органов прокуратуры была существенно трансформирована и усилена в период царствования Александра II. Еще до судебной реформы, в 1862 г., Государственный Совет Российской Империи принял «Основные положения о прокуратуре», в которых определялось государственное назначение прокурорского надзора, его содержание (предмет), задачи и полномочия прокуроров. Весьма четко было определено назначение прокуратуры: «Наблюдение за точным и единообразным исполнением законов в Российской Империи». В «Основных положениях о прокуратуре» были сформулированы принципы организации и деятельности прокуратуры, которые оставались незыблемыми на протяжении всего периода существования Российской Империи. К их числу относятся: единство и строжайшая централизация органов прокурорского надзора; осуществление прокурорами возложенных на них полномочий от имени всей системы органов прокуратуры; осуществление «верховного» надзора в Империи Генерал-прокурором (он же министр юстиции); строгая подчиненность нижестоящих прокуроров вышестоящим; несменяемость прокуроров; независимость прокуроров от «местных» влияний при принятии ими любого решения.

Обеспечению независимости прокуроров от местных влияний в существенной мере способствовал установленный порядок их назначения и освобождения от занимаемой должности. Генерал-прокурор и губернские прокуроры назначались и освобождались рескриптом Императора. Назначение на должности нижестоящих прокуроров и их освобождение составляло прерогативу Генерал-прокурора Российской Империи.

Юристы прошлого говорили, что «нет ничего более дорогого в государстве как дешевый суд». Российское государство стремилось уберечь служителей законности и правосудия от вступления на путь взяточничества и казнокрадства. В этом были достигнуты определенные успехи, хотя факты негативного характера были и тогда нередки. Необходимо иметь в виду, что прокуроры всех рангов назначались на соответствующие посты пожизненно. Прокурор, занимая определенную должность, мог быть уверенным в своем будущем.[4]

Следует принять во внимание и такой фактор, как сословное представительство при формировании корпуса прокурорского надзора. Только представители дворянского сословия, главным образом дворянства потомственного, могли претендовать на вакансии прокурорских должностей. В силу этого обстоятельства они являлись рьяными защитниками царского престола.

После убийства Александра II (1 марта 1881 г.) в период царствования Александра III принимаются меры к усилению судебной репрессии в отношении революционно настроенных масс; существенно ограничиваются полномочия суда присяжных и, наоборот, расширяется сфера коронного суда. Рескриптом Александра III учреждается комиссия во главе с Генерал-прокурором Н. В. Муравьевым, которая в течение шести лет упорно работала над проектом по усилению прокурорского надзора, о превращении прокуратуры в сугубо карательный орган.

Достаточно сказать, что военно-полевые суды, которые признавали лишь одну меру наказания – смертную казнь, только с 19 августа 1906 г. по 20 апреля 1907 г. вынесли свыше 1000 смертных приговоров. Военно-окружные суды не отставали от судов военно-полевых в применении репрессий в отношении революционно настроенных масс: только за период 1907-1909 гг. они осудили к смертной казни 3196 человек.

Таким образом, царская прокуратура была одним из тех государственных органов, который проводил в жизнь политику самодержавия по проведению массового террора против революци­онно настроенных масс.

Подводя итог этому небольшому историческому экскурсу можно сказать, что реакционным, сугубо карательным органом прокуратура России продолжала оставаться вплоть до 1917 г., пока она не была ликвидирована вместе с рухнувшим царским самодержавием.

После Октябрьской революции Совет Народных Комиссаров 24 ноября 1917 г. принял Декрет о суде №1, которым были упразднены существовавшие институты судебных следователей, прокурорского надзора.[5] В декретах Советской власти, написанных В.И. Лениным, подчеркивалась необходимость строжайшего революционного порядка, борьбы с контрреволюцией, саботажем, спекуляцией.

Революционная законность создавалась как одно из средств защиты завоеваний социалистической революции, советского государства от нападения классовых врагов пролетариата и подавления их сопротивления, а также как одно из средств борьбы за революционное переустройство общества на социалистических началах, одно из условий строительства социализма, охраны прав граждан.

В 1917 г. после победы Октябрьской революции требования по соблюдению революционной законности являлись актуальными с первых дней существования только что созданного государства. До создания прокуратуры надзор за правильным исполнением законов был возложен на Рабоче-крестьянскую инспекцию (РКИ), а также на НКЮ РСФСР (народный комиссариат юстиции) с его местными органами в системе губисполкомов. Функции по надзору за соблюдением законов выполняли также и органы ВЧК, пока они в 1922 г. не были преобразованы в органы Главного политического управления. Полномочия ВЧК по охране законности были переданы судебным органам. В течение весьма короткого времени надзор за исполнением законов осуществляли также органы Народного Комиссариата государственного контроля, пока в 1920 г. они не были ликвиди­рованы в силу их малоэффективности.

Разобщенность всех перечисленных органов, отсутствие у них необходимых властно-распорядительских полномочий не могли обеспечить точного и единообразного исполнения законов в Российской Федерации.

Но уже и в то время были видны зачатки прокурорского надзора. Они содержались в деятельности коллегий обвинителей при Революционных трибуналах и Центральной коллегии государствен­ных обвинителей при Революционном трибунале ВЦИК.

Правоведы того времени, в том числе и Н. В. Крыленко[6] , весьма положительно отзывались о деятельности коллегий обвинителей.

Сложная обстановка периода новой экономической политики настоятельно выдвигала задачу учреждения самостоятельного госу­дарственного органа по надзору за соблюдением законов.

В докладе министра юстиции Н.В. Крыленко на IV съезде деятелей юстиции в 1921 г. подчеркивалась необходимость создания прокуратуры, независимой от местной власти, на которую возлагалось бы обвинение в суде, общий надзор, руководство следствием, а также предупреждение правонарушений.[7]

1 января 1922 г. был опубликован первый проект декрета о государственной прокуратуре, в котором предполагалось ее создание в составе Министерства юстиции с ограниченными полномочиями. Народный комиссариат юстиции по предложению В.И. Ленина подготовил проект Положения о прокурорском надзоре. В мае 1922 г. этот проект был вынесен на третью сессию ВЦИК IX созыва. Представленный проект Положения вызвал на сессии ожив­ленную дискуссию. Оппозиция, главным образом в лице Каменева, Рыкова, Зиновьева и Осинского, решительно выступила против создания централизованной, независимой от местных органов прокуратуры. Они предлагали создать прокуратуру с «двойным» подчинением. С одной стороны, — центральной прокурорской власти, с другой, — губисполкомам.

Поставленный на голосование проект Положения о прокурорском надзоре не получил большинства голосов. Проект был передан для доработки в созданную сессией ВЦИК Юридическую комиссию, которая высказалась за «двойное» подчинение прокуроров.

В. И. Ленин, предвидя такой исход обсуждения проекта, 20 мая 1922 г. пишет письмо «О «двойном» подчинении и законности». В этом письме были выработаны принципы не только организации и деятельности органов прокуратуры, но и назначение революционной законности в только что созданном государстве.[8]

По предложению Н. В. Крыленко проект Положения о прокурорском надзоре был вынесен на постатейное голосование. Такое голосование состоялось 26 мая 1922 г. Постановление ВЦИК о принятии Положения о прокурорском надзоре 28 мая 1922 г. было подписано Председателем ВЦИК М. И. Калининым и Секретарем ВЦИК А. С. Енукидзе. Этот день считается днем образования прокуратуры.

С образованием СССР наряду с другими общесоюзными государственными органами были учреждены Верховный Суд СССР и Прокуратура Верховного Суда СССР. Заметной вехой в дальнейшем законодательном регулировании организационного построения и деятельности органов прокуратуры явилось постановлении ЦИК и СНК СССР от 29 июня 1933 г. об учреждении прокуратуры СССР.

С принятием Конституции СССР 1936 г. и Конституции БССР 1937 г. завершилось законодательное оформление правового статуса прокуратуры.

24 мая 1955 года принимается Положение о прокурорском надзоре, утвержденное Указом Президиума Верховного Совета СССР, этим Положением в своей деятельности руководствовались все органы прокуратуры СССР до 1979 г., когда Верховный Совет СССР с целью усиления прокурорского надзора принял новый Закон «О прокуратуре СССР».[9]

26 июня 1922 г. третья сессия ЦИК Белорусской ССР с целью осуществления надзора за соблюдением законов и в интересах правильной постановки борьбы с преступностью приняла Положение о прокурорском надзоре и учредила в составе Народного Комиссариата Юстиции Государственную прокуратуру.[10]

В компетенцию прокуратуры входило осуществление от имени государства надзора за законностью действий государственных учреждений, общественных и частных организаций и граждан. Надзор осуществлялся путем опротестования противоречащих закону постановлений, возбуждения уголовного преследования против виновных, проверки законности действий органов следствия, дознания и органов ГПУ. На прокуратуру возлагался надзор за законностью и обоснованностью решений судов и за соблюдением законности в местах лишения свободы. Прокурором республики являлся Народный комиссар юстиции, который был подотчетен и ответственен перед Президиумом ЦИК БССР. В соответствии со ст. 3 Положения прокурору было предоставлено право требовать от всех действующих в республике административных учреждений и должностных лиц необходимые сведения и материалы. Эти требования являлись обязательными для исполнения.

Положение о прокурорском надзоре БССР в основном было аналогично Положению РСФСР. Отличалось оно только тем, что в республике не было губернских прокуроров, ибо не существовало губерний. Кроме того, Положение БССР не касалось надзора за деятельностью военных и военно-транспортных трибуналов, поскольку они не входили в судебную систему БССР.

В течение 1923 г. органы прокуратуры республики были окончательно сформированы и проводили в центре и на местах большую работу по укреплению законности и борьбе с преступными элементами.

7 марта 1924 г. Президиум ЦИК СССР принял постановление «Об объединении в составе БССР всех территорий Советского Союза с большинством белорусского населения», в связи с чем возникла необходимость организации прокуратур в округах. Прокурор округа был наделен такими же правами, которыми в РСФСР пользовался губернский прокурор. При отделе прокуратуры состояли прокуроры, из которых одни исполняли прокурорский обязанности прокурорские обязанности по государственному политическому управлению. При Верховном Суде БССР также были прокуроры, которые работали на постоянных сессиях Высшего суда. В округах работали окружные прокуроры.

При отделе прокуратуры состояли прокуроры (прокуроры Наркомюста), из которых одни исполняли прокурорские обязанности по государственному политическому управлению. При Верховном Суде БССР (Высшем Суде) также были прокуроры, которые работали на постоянных сессиях Высшего суда. В округах работали окружные прокуроры.

В 1933 г. была учреждена Прокуратура СССР. 20 июля 1936 г. ЦИК и СНК СССР было принято постановление, согласно которому прокуроры союзных республик были выведены из системы Н КЮ и полностью подчинены непосредственно СССР.

15 января 1938 г. первая сессия Верховного Совета СССР утвердила постановление ЦИК БССР о ликвидации округов и создании в республике пяти областей: Минской, Витебской, Могилевской, Гомельской и Полесской. В этих областях были сформированы и областные прокуратуры.

В сентябре 1939 г. с БССР воссоединились западные области Белоруссии. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 декабря 1939 г. на этой территории были образованы дополнительно Барановичская, Белостокская, Бресткая, Виленская и Пинская области, в которых к началу 1940 г. были созданы прокуратуры областей и районов.

В конце 1922 - начале 1923 гг. к Прокурору РСФСР от нижестоящих прокуроров стали поступать сигналы о том, что местные органы управления препятствуют в проведении проверок по соблюдению законов в государственных органах и общественных организациях, отказываются от явки по вызову, не выдают необходимой документации, даже препятствуют посещению прокурором той или иной организации или предприятия.[11]

По представлению Прокурора РСФСР СНК РСФСР 8 марта 1923 г. принимает специальное постановление, в котором предписывалось соответствующим должностным лицам довести до сведения всех наркоматов, что лица прокурорского надзора по своей должности должны быть пропускаемы во все помещения подведомственных им учреждений, для чего наркоматам надлежит издать соответствующие распоряжения по своим ведомствам.[12]

В Положении были сформулированы определенные требования про­фессионального и морально-этического характера, которым должны от­вечать лица, назначаемые на должность народных следователей, старших следователей и следователей по важнейшим делам.

С годами деятельность органов прокуратуры совершенствовалась, прокуратура заняла свое особое место в системе государственных орга­нов, основное предназначение которых состояло в осуществлении надзо­ра за точным и единообразным исполнением законов государственными органами, должностными лицами и гражданами.

В Положении о Верховном Суде СССР и Прокуратуре Верховного Суда СССР, утвержденном 24 июля 1929 г. постановлением ЦИК и СНК СССР, были четко определены предмет и пределы общенадзорной деятельности прокуратуры.

До 1933 г. органы прокуратуры структурно входили в состав Верховного Суда СССР. В то же время наПрокурора СССР и возглавляемые им органы возлагалась обязанность по осуществлению надзора за соблюдением законности в уголовном и гражданском судопроизводстве.

В годы Великой Отечественной войны деятельность органов прокуратуры была подчинена общей задаче - победе советского народа над немецким фашизмом.

В послевоенные годы усилия органов прокуратуры были направлены на укрепление законности в сфере экономики. Потребовалось перестроить работу органов прокуратуры, чтобы обеспечить соблюдение законности в промышленности, сельском хозяйстве, на транспорте. На первый план выдвигались задачи по обеспечению сохранности народного добра, соблюдению режима экономии народных ресурсов.

Важным этапом в дальнейшем развитии законодательства о прокурорском надзоре явилось утверждение Президиумом Верховного Совета СССР 24 мая 1955 г. Положения о прокурорском надзоре в СССР1. В этом важнейшем правовом акте получила свое воплощение идея об одной из главнейших обязанностей прокурора — опротестовывать всякое незаконное решение. Положение обязывало всех прокуроров опротестовывать противоречащие закону приказы и другие правовые акты, необоснованные приговоры, решения, определения и постановления судебных органов, а также вносить в государственные и общественные организации представления об устранении нарушений закона и причин, способствующих этим нарушениям.

Конституция Республики Беларусь 1994 г. (с изменениями и дополнениями) и Закон Республики Беларусь от 29 января 1993 г. «О прокуратуре Республики Беларусь» (с изменениями и дополнениями) являются основными законодательными актами, определяющими принципы организации и деятельности органов прокуратуры по осуществлению надзора за точным и единообразным исполнением законов в Беларуси.

В Конституции и Законе провозглашено, что прокуратура Республики Беларусь представляет собой единую и централизованную систему органов прокуратуры, возглавляемую Генеральным прокурором, и осуществляет свои полномочия независимо от каких бы то ни было государственных органов власти и управления, общественных формирований и должностных лиц, подчиняясь только Генеральному прокурору Республики Беларусь.[13]

Закрепление принципа единства и централизации органов прокуратуры, а также принципа независимости от местных влияний позволяет Генеральному прокурору Республики Беларусь и подчиненным ему прокурорам проводить единую политику в осуществлении надзора за исполнением законов в стране.

Согласно п. 9 ст. 84 Конституции Генеральный прокурор Республики Беларусь назначается Президентом Республики Беларусь с согласия Совета Республики, а в соответствии с п. 11 этой же статьи освобождение Генерального прокурора производится также Президентом Республики Беларусь с уведомлением Совета Республики.

Такой порядок назначения и освобождения обеспечивает Генеральному прокурору независимость от других органов в осуществлении руководства всей системой прокуратуры Республики Беларусь.

В соответствии со ст. 14 Закона о прокуратуре все нижестоящие прокуроры назначаются на должность и освобождаются от должности Генеральным прокурором Республики Беларусь, ему подчинены и подотчетны.

Статья 125 Конституции определила полномочия прокуратуры. На Генерального прокурора Республики Беларусь и подчиненных ему прокуроров возлагается надзор заточным и единообразным исполнением законов, декретов, указов и иных нормативных правовых актов министерствами и другими подчиненными Совету Министров органами, местными представительными и исполнительными органами, предприятиями, организациями и учреждениями, должностными лицами и гражданами.

Прокуратура осуществляет надзор за исполнением законов при расследовании преступлений, соответствием закону судебных решений по гражданским, уголовным делам и делам об административных правонарушениях, в случаях, предусмотренных законом, проводит предварительное следствие, поддерживает государственное обвинение в суде.

Назначение Закона о прокуратуре, кроме того, состоит в том, чтобы определить принципы организации и деятельности прокуратуры, ее систему и структуру, кадровую политику органов прокуратуры и т.д.

Закон определяет цели, стоящие перед прокурорами, осуществляющими надзор за исполнением законов, и подчеркивает, что они состоят в обеспечении верховенства закона, единства и укрепления законности, защите прав, свобод и законных интересов граждан, законных интересов государства, субъектов хозяйствования, учреждений, организаций, общественных объединений.

Закон сохраняет традиционно сложившиеся отрасли прокурорского надзора: общий надзор, надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, деятельность прокуроров в уголовном и гражданском судопроизводстве, надзор за исполнением законов в местах содержания задержанных, предварительного заключения, при исполнении наказаний и иных мер принудительного характера, назначаемых судом.

Обеспечивая независимость прокуратуры от местных влияний, Закон содержит норму, запрещающую какое-либо воздействие на органы прокуратуры. В ст. 6 Закона подчеркивается, что воздействие в какой бы то ни было форме должностных лиц органов государственной власти и управления, представителей политических партий, иных общественных и религиозных объединений, средств массовой информации и их представителей, а также граждан на прокурорских работников с целью понудить их к принятию незаконного решения или воспрепятствовать их законной деятельности запрещается и влечет установленную Законом ответственность.

Осуществляя постоянный надзор за точным и единообразным исполнением законов, прокуратура получает самую обширную информацию о недостатках, пробелах и противоречиях в законодательстве, препятствующих их правильному применению. Поэтому Генеральный прокурор должен быть наделен правом законодательной инициативы и в пределах своей компетенции вносить в нормотворческий орган предложения о принятии, изменении, дополнении, толковании или отмене нормативного правового акта.[14]

Закон о прокуратуре на момент его принятия был прогрессивным и соответствовал требованиям того времени. Однако в настоящее время требуется принятие нового закона, который соответствовал бы и положениям Конституции, и требованиям настоящего времени.


ГЛАВА 2. СУЩНОСТЬ И ЗАДАЧИ УЧАСТИЯ ПРОКУРОРА В РАССМОТРЕНИИ СУДАМИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ

Каждое уголовное дело получает окончательное разрешение в суде. Приговор, определение и постановление судов должны отвечать требованиям законности, обоснованности и справедливости.

Вот почему надзор за соблюдением законности при рассмотрении уголовных дел выступает важной составной частью деятельности органов прокуратуры. Он осуществляется во всех судебных инстанциях и звеньях судебной системы, начиная с районного (городского) суда и заканчивая Верховным Судом Республики Беларусь.

Важной гарантией точного соблюдения законности в уголовном судопроизводстве является участие прокурора в рассмотрении судами уголовных дел. Это важная составная часть деятельности органов прокуратуры. Прокурор участвует во всех судебных инстанциях. Прокурор осуществляет свои полномочия во всех стадиях судебного разбирательства уголовных дел, начиная со стадии подготовки уголовного дела к слушанию и кончая производством по уголовным делам в порядке надзора.

Роль и значение прокурорского надзора в осуществлении правосудия существенно возросли в связи с принятием Закона Республики Беларусь «О прокуратуре Республики Беларусь». Участие прокуроров в судах направлено на неукоснительное выполнение требований закона о всестороннем, полном и объективном разбирательстве судом уголовного дела, обеспечение прав и законных интересов граждан, соблюдение равенства граждан перед законом и судом, на постановление судом по каждому уголовному делу законного, обоснованного и справедливого приговора, определения или постановления. Осуществляя уголовное преследование, прокурор поддерживает в судах государственное обвинение по уголовным делам, выступая от имени государства, представляет его интересы и является государственным гарантом прав и законных интересов граждан, вовлеченных в сферу правосудия по уголовным делам.

Прокуроры, участвующие в разбирательстве уголовных дел в судах, учитывают социальное значение своего участия в рассмотрении дел в суде как одной из важнейших гарантий законности в осуществлении правосудия по уголовным делам, особой ответственности за качественное исполнение своих полномочий. Своим участием в судебном разбирательстве прокурор помогает суду полно, всесторонне и объективно исследовать доказательства, установить вину лица, привлеченного к ответственности, дать правильную оценку совершенного им преступления, назначить подсудимому справедливое, основанное на законе наказание. Прокуроры используют судебную трибуну для создания обстановки всеобщего осуждения лиц, совершивших преступление, чтобы судебное разбирательство всегда выполняло воспитательную роль.

Установленный законом порядок проверки законности приговоров, постановлений и определений в апелляционном и кассационном порядке обеспечивает условия, при которых ошибки судов будут исправлены еще до того, как приговоры вступят в законную силу.

Участие прокуроров в уголовном судопроизводстве является также одним из условий, обеспечивающих дальнейшее совершенствование принципов гласности и демократии как одного из направлений в реализации судебной реформы. Являясь органом надзора за исполнением законов в государстве,прокуратура стоит на страже прав и законных интересов граждан.[15]

Участвуя в рассмотрении уголовных дел в судах, прокуроры руководствуются УПК, Законом о прокуратуре, а также приказами Генерального прокурора Республики Беларусь № 1 от 08 января 2001 г. «Об организации поддержания государственного обвинения в условиях состязательности, осуществления надзора за соответствием закону судебных решений по уголовным делам», № 2 от 08 января 2001 г. «О первоочередных мерах по обеспечению поддержания государственного обвинения».[16] Прокуроры обязаны руководствоваться также руководящими разъяснениями Пленума Верховного Суда БССР и Пленума Верховного Суда Республики Беларусь по вопросам применения законодательства, возникающим при рассмотрении судом уголовных дел.

Уголовно-процессуальное законодательство, а также Закон о прокуратуре определяют полномочия прокуроров при рассмотрении уголовных дел в судах, а также средства реагирования на установленные нарушения закона. Участвуя в рассмотрении судом уголовных дел, прокуроры в пределах своей компетенции:

- проверяют законность решений судьи при подготовке уголовного дела к рассмотрению в судебном заседании;

- осуществляя уголовное преследование в суде, выступают в качестве государственных обвинителей;

- дают заключения по вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства;

- предъявляют иски, если этого требует охрана государственных и общественных интересов, прав и законных интересов граждан, и поддерживают их в суде;

- опротестовывают незаконные и необоснованные приговоры, определения и постановления судов;

- дают заключения в судах кассационной и надзорной инстанций по уголовным делам, рассматриваемым по протестам и жалобам;

- проверяют законность и своевременность обращения к исполнению приговоров, определений и постановлений судов;

- осуществляют надзор за исполнением приговоров, определений и постановлений судов;

- принимают меры в случаях, предусмотренных законом, пересмотру приговоров, определений, постановлений судов в порядке надзора и возобновлению уголовных дел по вновь открывшимся обстоятельствам.

Нарушения закона, допущенные при рассмотрении уголовных дел судами всех инстанций, могут быть выявлены прокурорами различными способами: проверкой законности и обоснованности приговоров по делам, рассмотренным судом без участия прокурора; участием прокуроров в судах кассационной и надзорной инстанций; проверкой своевременности и правильности обращения, приведения приговора в исполнение, а также хода самого исполнения приговора; обобщением судебной практики по уголовным делам за определенный период или по отдельным категориям уголовных дел. К числу правовых актов, способствующих устранению нарушений законов, допущенных при рассмотрении судами уголовных дел, относятся: заявления, ходатайства, заключения, протесты и представления прокуроров. Перечисленные правовые средства выявления нарушений закона и прокурорского реагирования на установленные нарушения органически взаимосвязаны, они применяются в полном соответствии с демократическими принципами уголовного судопроизводства и с содержащимся в его основе принципом законности. В связи с этим деятельность суда по отправлению правосудия по уголовным делам имеет большое воспитательное и предупредительное действие. Всей своей деятельностью суд воспитывает граждан в духе неукоснительного исполнения законов, честного отношения к государственному и общественному долгу, уважения к правам других граждан.

Как известно, отдельные практики необоснованно сужают пределы прокурорского надзора в суде, сводят его только к надзору за законностью и обоснованностью приговоров, определений и постановлений, вынесенных судебными органами. Вывод о том, что прокурор осуществляет надзор не за исполнением законов при рассмотрении судами уголовных дел, а только за законностью и обоснованностью судебных актов, то есть приговоров, определений и постановлений судебных органов, не соответствует Конституции и Закону о прокуратуре, а также УПК.[17]

Если обратиться к содержанию указанных нормативных актов, то можно видеть, что они охватывают широкий круг полномочий прокурора, в том числе поддержание государственного обвинения, опротестование незаконного и необоснованного приговора и надзор за его исполнением и т. д. В конечном итоге все полномочия прокурора в суде сводятся к одному — установлению истины по уголовному делу, торжеству законности в правосудии по уголовным делам. Поэтому неправильно истолковывать процессуальное положение прокурора в судебном процессе, сужая его полномочия и сводя их к поддержанию обвинения и опротестованию приговоров, определений и постановлений суда. Предметом прокурорского надзора в суде является не только законность вынесенных судом решений, но и точное исполнение норм материального и процессуального права составом суда и всеми участниками судебного разбирательства, в том числе подсудимым, его защитником, потерпевшим, гражданским истцом и гражданским ответчиком, экспертом и свидетелями.

Осуществление надзора в стадии предварительного расследования и утверждение обвинительного заключения не должны препятствовать прокурору поддерживать государственное обвинение и делать это объективно и беспристрастно. На стадии судебного следствия самостоятельно исследуются доказательства, поэтому ни для суда, ни для прокурора они не имеют заранее установленной силы. Если в результате судебного разбирательства прокурор придет к убеждению, что данные судебного следствия не подтверждают предъявленного обвинения, он обязан отказаться от обвинения и изложить суду мотивы отказа.

Правильное сочетание строгой подчиненности органов прокуратуры и процессуальной самостоятельности прокуроров в судах всех инстанций является непременным условием принятия прокурором решения, отвечающего закону. Процессуальное положение прокурора обязывает его вместе с тем к тому, чтобы он при поддержании государственного обвинения следил за соблюдением требований закона о полноте, всесторонности и объективности судебного разбирательства, обеспечением всех процессуальных гарантий, чтобы деяния подсудимого были правильно квалифицированы, а мера наказания была ему назначена в строгом соответствии с законом, с учетом тяжести преступления и личности виновного.

Перед прокурорами, участвующими в рассмотрении судом уголовных дел, помимо указанных стоят следующие задачи: выявление и устранение нарушений норм материального и процессуального права; устранение причин и условий, способствующих совершению преступлений, и принятие мер по их устранению; усиление борьбы с преступностью.


ГЛАВА 3. ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПРОКУРОРА В СУДЕ

Эффективность участия прокурора в рассмотрении уголовных дел судами в существенной мере зависит от правильного определения процессуального положения прокурора в суде. Вопрос этот имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение. Когда в июне 1922 г. создавалась прокуратура как государственный орган по надзору за точным и единообразным соблюдением законности, эта функция прокуратуры прямо увязывалась с поддержанием государственного обвинения в суде.

Это нашло подтверждение в Положении о прокурорском надзоре (1922 г.). Прокурор любого ранга, выступая государственным обвинителем, является представителем Генерального прокурора Республики Беларусь, он — гарант законности в уголовном процессе. При поддержании государственного обвинения он не освобождается от обязанности обеспечивать законность при рассмотрении судом уголовных дел путем опротестования незаконных и необоснованных приговоров, определений и постановлений суда.

Судебное разбирательство – решающая и центральная стадия уголовного процесса – представляет собой рассмотрение уголовного дела в заседании суда первой инстанции. Именно на этой стадии реализуется возложенная на суд Конституцией функция правосудия.

Наделение суда исключительным правом осуществления правосудия обусловлено тем, что только в судебном разбирательстве в полном объеме действуют все принципы уголовного процесса. Здесь закон создает наиболее благоприятные условия для установления истины, в полной мере обеспечиваются права сторон, действует развернутая система процессуальных гарантий.

Согласно ст. 115 Конституции Республики Беларусь правосудие осуществляется на основе состязательности, равенства сторон в процессе.

В соответствии с ч. 1 ст. 34 УПК прокурор является должностным лицом, которое в пределах своей компетенции от имени государства осуществляет уголовное преследование и поддерживает государственное обвинение в суде.

Законом Республики Беларусь от 16 октября 2000 г.[18] введен в действие с 1 января 2001 г. новый Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь, которым регламентирован порядок судопроизводства, основанный на конституционных принципах состязательности, незыблемости прав и свобод граждан, уважения чести и достоинства личности, особой роли суда в их защите. Эти положения закреплены, в частности, в ст. 292, 293, 302, 325—327, 346, 348 раздела «Производство в суде первой инстанции» нового УПК.

Обязанность доказывания вины возлагается на представителя государственного обвинения, а всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела – на стороны.

Согласно ч. 8 ст. 34 УПК при судебном разбирательстве уголовных дел участие прокурора в качестве государственного обвинителя обязательно по делам публичного и частно-публичного обвинения, а также по делам частного обвинения, возбужденным прокурором. По подавляющему большинству уголовных дел доказывание возложено на государственного обвинителя.

Роль государственного обвинителя в судебном процессе кардинально изменена, требует значительной организационной и психологической перестройки. Объективность и профессионализм, умение и активность прокурора в представлении и исследовании доказательств становятся решающим фактором в обеспечении неотвратимости наказания за совершенное преступление. Прокуроры, выступая как государственные обвинители, не ограничиваются уголовным преследованием. Как представители органа надзора за исполнением законов они являются гарантом соблюдения прав и законных интересов всех лиц, вовлеченных в сферу судопроизводства.

Государственное обвинение, поддерживаемое прокурорами в суде, следует рассматривать не только как одно из действенных средств по борьбе с преступностью, но и как одну из форм осуществления надзора за исполнением законов при рассмотрении уголовных дел в судах.

Прокурор осуществляет надзор за соблюдением законов не только во время участия в судебном разбирательстве, но и тогда, когда он, не участвуя при рассмотрении дела судом, проверяет законность и обоснованность приговоров, постановлений и определений, не вступивших в законную силу. Если нарушение закона, по поводу которого прокурор заявлял ходатайство или реагировал иным образом в процессе судебного разбирательства, не было устранено, прокурор обязан принести протест на вынесенный в связи с этим незаконный или необоснованный приговор. Процессуальное положение прокурора как гаранта законности остается неизменным в любой стадии уголовного процесса. При поддержании государственного обвинения в суде первой инстанции, при даче заключения в апелляционной, кассационной или надзорной инстанции прокурор остается представителем органа, осуществляющего надзор за исполнением законов. При этом, разумеется, изменяются формы надзора и средства прокурорского реагирования на обнаруженные нарушения закона.

УПК не предоставляет прокурору никаких преимуществ перед другими участниками судебного разбирательства по представлению доказательств, участию в их исследовании, заявлении ходатайств. В то же время Кодекс ставит прокурора в процессуальное положение, отличное от процессуального положения иных участников судебного разбирательства. Это не привилегия прокурора, а создание необходимых условий для успешного осуществления возложенных на него функций.

Подсудимый, потерпевший, выступая от своего имени, а защитник — по поручению подсудимого, а также по назначению следователя, прокурора, суда, могут реагировать на нарушения закона, допущенные в судебном заседании, но могут и не делать этого.

Прокурор же, выступая от имени закона и государства, не только вправе, но и обязан принять меры к устранению нарушений закона независимо от того, кем они допущены. Речь в одинаковой мере идет о составе суда, защитнике, подсудимом, потерпевшем, гражданском истце или гражданском ответчике.[19] Своим участием в судебном разбирательстве прокурор способствует устранению нарушений прав и законных интересов потерпевшего, гражданского истца и ответчика, обвиняемого и других участников процесса (ст. 294—295).

Однако еще не все прокуроры, участвуя в рассмотрении уголовных дел в судах и поддерживая обвинение, ответственно выполняют возложенные на них функции. Часть из них ведет себя пассивно, не проявляет должной инициативы и принципиальности, не использует своих полномочий по изобличению лиц, участвовавших в преступлениях или причастных к ним. Некоторые не всегда должным образом реагируют на нарушения норм материального и процессуального законодательства, порой даже сами высказывают не основанные на законе и материалах дела предложения относительно доказанности преступления, его юридической оценки и меры уголовного наказания. Иногда не осознают, что участие прокурора в судебном разбирательстве уголовных дел - это не только процессуальное, но и важное социальное действие, одна из важнейших гарантий законности при осуществлении правосудия, возлагающая на него большую ответственность за качественное, добросовестное исполнение своих обязанностей и полномочий, что, кроме помощи суду в постановлении законного и справедливого приговора, они должны использовать судебную трибуну для воспитания граждан, создания обстановки всеобщего осуждения лиц, совершающих преступления, чтобы судебное разбирательство всегда выполняло воспитательную роль.

Процессуальное положение прокурора как блюстителя законности остается неизменным в любой стадии уголовного процесса. При поддержании государственного обвинения в суде первой инстанции, при даче заключения в кассационной или надзорной инстанции прокурор остается представителем органа, осуществляющего надзор заточным и единообраз­ным исполнением законов, только изменяются формы надзора и средства процессуального реагирования на обнаруженные нарушения закона.[20]

Процессуальное положение прокурора в апелляционной и кассационной инстанциях отлично от процессуального положения осужденного, защитника, потерпевшего, других участников уголовного процесса. Закон предоставляет всем участникам уголовного процесса право в течение установленного срока в кассационном порядке оспаривать законность приговора, определения или постановления суда первой инстанции или мирового судьи. Осужденный, защитник, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик данное право реализуют в апелляционной или кассационной жалобе, наличие которой обязывает вышестоящий суд проверить законность и обоснованность приговора, определения или постановления суда. При этом защитнику, потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику не ставится в упрек обжалование любого, по их мнению, неправосудного судебного акта. В иные рамки поставлен прокурор. Неопротестование прокурором незаконного или необоснованного приговора или иного судебного акта является нарушением служебного долга. В сопоставлении с жалобами других участников уголовного процесса протест прокурора как повод для рассмотрения дела в апелляционном или кассационном порядке или в порядке надзора должен отвечать закону и материалам уголовного дела. К жалобам же указанных участников процесса таких требований не предъявляется.[21]

Роль прокурора при пересмотре в порядке надзора приговоров, определений и постановлений судебных органов остается такой же, как и в предшествующих стадиях судебного разбирательства. Процессуальное положение прокурора в этой стадии процесса как гаранта законности подчеркивается и тем, что законодатель устанавливает в качестве непременного условия рассмотрения уголовных дел судами надзорных инстанций участие прокурора. Таким образом, участие прокурора при рассмотрении уголовных дел судами надзорной инстанции — одно из условий, обеспечивающих вынесение этими судами законных и обоснованных определений и постановлений.

Являясь представителем органа, осуществляющего надзор за исполнением законов, прокурор должен установить правильные взаимоотношения с судом и участниками процесса. Осуществление правосудия только судом, независимость судей и подчинение их только закону ставят суд в руководящее положение относительно всех субъектов уголовного процесса, участвующих в судебном рассмотрении, в том числе и прокурора. Для того чтобы рассмотрение дела проходило в рамках закона, необходимо установить деловые, строго официальные отношения между судом и прокурором. От прокурора требуется постоянный самоконтроль за всеми своими действиями и высказываниями, чтобы не допустить малейшего отклонения от установленного порядка судебного разбирательства уголовного дела. Прокуроры, участвующие в судах всех инстанций, обязаны строго соблюдать принцип независимости судей и подчинения их только закону, неукоснительно выполнять правила судебного разбирательства, быть дисциплинированными и всем своим поведением в судебном заседании проявлять уважение к суду. Распоряжения председательствующего в судебном заседании, а также определения суда о порядке проведения судебного разбирательства обязательны для всех участников процесса, в том числе и для прокурора. За прокурором остается право опротестовывать незаконные распоряжения председательствующего или определения суда.

Судебный процесс, проходящий в условиях гласности, требует от его участников, в особенности от прокурора, поддерживающего обвинение от имени государства, сдержанности, подтянутости, корректного и вежливого обращения с каждым, кто проходит перед судом.


ГЛАВА 4. УЧАСТИЕ ПРОКУРОРА В СУДЕБНОМ РАЗБИРАТЕЛЬСТВЕ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ

4.1. Участие прокурора в рассмотрении уголовных дел судом первой инстанции

Подготовка и поддержание государственного обвинения начинается с изучения уголовного дела, что является необходимым для прокурорских работников, не надзиравших за ходом предварительного расследования.

Судебная трибуна — это трибуна особого рода. Прокурор должен быть профессионально подготовлен к поддержанию государственного обвинения в суде. Прокурор как государственный обвинитель формируется не сразу. Для выполнения этой деятельности нужны знания не только законодательства, но и основ риторики, приемов и методов ораторского искусства, нужны широкий кругозор и определенный жизненный опыт. Генеральный прокурор Республики Беларусь, полагая, что участие прокурора в качестве государственного обвинителя при рассмотрении судом уголовных дел является одной из гарантий законности в правосудии, требует от подчиненных прокуроров последовательно расширять участие прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами. А в условиях судебно-правовой реформы активное участие в рассмотрении дела считать основным средством воздействия на судебную деятельность, постановление справедливого приговора.

Во всех стадиях судебного разбирательства прокурор должен в полной мере использовать свои права по устранению нарушений норм УПК, допущенных другими участниками процесса, которые в дальнейшем могут являться основанием для признания принятого по делу решения незаконным и подлежащим отмене.

С этой целью прокурор наделен правом:

- заявлять отводы и ходатайства;

- высказывать мнение по поводу действий участников уголовного процесса и протестовать против действий другой стороны;

- возражать против необоснованных или представляющихся ему неправильными по другим основаниям действий председательствующего;

- требовать внесения в протокол судебного заседания возражений на указанные действия (ч. 6 ст. 34 УПК).

Новации уголовно-процессуального законодательства предопределяют активную позицию государственного обвинителя в судебном разбирательстве по поддержанию предъявленного обвинения, по собиранию, представлению, исследованию и оценке доказательств, изменению обвинения и мотивированному отказу от обвинения.

Таким образом, в рамках состязательного процесса, когда в обязанность суда не входит доказывание вины обвиняемого, государственный обвинитель не может впредь, как иногда бывало ранее, быть не подготовленным к судебному процессу, а должен стать действующим лицом в судебном разбирательстве конкретного уголовного дела.

В рамках состязательного процесса роль прокурора состоит не только в надзоре за законностью и соблюдением прав и свобод личности, но и в «обеспечении достижения неотвратимости наказания за совершенное преступление».[22] Поэтому сейчас, когда в обязанности суда не входит доказывание вины обвиняемого, государственное обвинение становится одним из важнейших и, главное, значительным звеном в работе по изобличению правонарушителя и привлечению его к ответственности.

Права и обязанности государственного обвинителя в судебном заседании регламентируются разделом 9 УПК.Прокурор в подготовительной части судебного заседания участвует в решении судом вопросов об отводах участников судебного заседания, необходимости вызова в суд новых свидетелей, экспертов, специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов, возможности рассмотрения уголовного дела без присутствия кого-либо из участвующих в деле лиц.

В подготовительной части судебного заседания прокурор дает заключение по возникающим вопросам, заявляемым участниками процесса ходатайствам, сам заявляет различного рода ходатайства, высказывает свои соображения о возможности слушания дела в отсутствие кого-либо из лиц, вызванных в судебное заседание.

Заключение прокурораявляется одним из процессуальных действий, логически связанных со всей его предшествующей и последующей деятельностью. Заключение дается в устной форме, основное его содержание заносится в протокол судебного заседания.

В подготовительной части судебного заседания суд заслушивает заключение прокурора о возможности слушания дела в отсутствие кого-либо из участвующих в деле лиц. Явка обвиняемого во всех случаях обязательна, за исключением случаев, оговоренных в законе.

В случае отложения разбирательства дела суд может допросить явившихся свидетелей, эксперта или специалиста, потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика и не вызывать их вторично, если дело будет рассматриваться судом в прежнем составе.

Прокурору надлежит объективно относиться к ходатайствам, заявляемым обвиняемым, его защитником, о вызове и допросе новых свидетелей, назначении экспертизы (повторной, дополнительной, комплексной или комиссионной), истребовании вещественных доказательств или документов. Поспешное, не основанное на материалах дела заключение прокурора об отказе в удовлетворении заявляемых ходатайств только подрывает авторитет прокурора, воспринимается как проявление им предвзятости и не способствует объективности в исследовании доказательств.

В своем заключении прокурору надлежит учитывать соображения авторов заявляемых ходатайств и поддерживать те из них, которые имеют значение по делу, а в случае несогласия привести убедительные аргументы, опровергающие их доводы. Для судей мнение прокурора особенно важно тогда, когда рассматриваются ходатайства, в удовлетворении которых было отказано следователем или прокурором на предварительном следствии. В стадии судебного рассмотрения обвиняемый и защитник, как правило, повторяют эти ходатайства, поэтому для правильного их разрешения важно выслушать заключение прокурора.

Участие прокурора в судебном заседании и его заключение будут способствовать суду в принятии законного и обоснованного определения (постановления) лишь при том условии, если прокурор будет тщательно готовиться к участию в судебном процессе, проверять полноту, всесторонность и объективность произведенного дознания или предварительного следствия, давать основанные на законе и материалах дела мотивированные заключения, вносить необходимые предложения по вопросам, связанным с подготовкой к рассмотрению дела в судебном заседании. Каждое заключение прокурора, каких бы вопросов оно ни касалось, должно быть:

- объективным и доказательным.Содержащиеся в нем выводы должны отражать истину по делу, никакие произвольные толкования закона и фактических обстоятельств недопустимы. В заключении следует приводить убедительные мотивы, логически безупречные доводы, кото­рые будут определять те выводы, к которым пришел прокурор;

- всесторонним и полным.Прокурор в своем заключении не должен ограничиваться однозначным выражением своего мнения — «согласен, не согласен»; оно во всех случаях должно в полном объеме раскрывать обстоятельства уголовного дела и позицию прокурора по обсуждаемым вопросам;

- юридически обоснованным,т.е. содержать ссылки на нормы материального и процессуального права. Если возникает необходимость дать юридическую оценку преступления или решить иные сложные правовые вопросы, целесообразно использовать судебную практику, сослаться на руководящие постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь;

- определенным.Прокурор должен занять четкую позицию по обсуждаемому вопросу, высказаться положительно или отрицательно, а не альтернативно.[23]

При неявке государственного обвинителя суд откладывает судебное разбирательство, сообщая о неявке вышестоящему прокурору. В случае, когда прокурор по каким-либо причинам не может участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела, допускается замена государственного обвинителя. Однако ему должно быть предоставлено время для подготовки к судебному разбирательству. Возможен также отвод самого прокурора. Прокурор подлежит отводу, если будут обнаружены обстоятельства, перечисленные в ч. 1 ст.81 УПК. Для прокурора действуют те же основания отвода, что и для судьи. Однако участие прокурора в производстве предварительного следствия или дознания, а также поддержание им государственного обвинения не являются препятствием для его дальнейшего участия в производстве по данному делу. Вопрос об отводе государственного обвинителя разрешается судом.[24]

Судебное следствие является центральной частью судебного разбирательства, в которой суд в условиях наиболее полного осуществления принципов уголовного процесса исследует все доказательства в целях установления фактических обстоятельств совершенного общественно опасного деяния.[25]

В отличие от УПК 1960 г. государственный обвинитель не только участвует в исследовании доказательств, но и оглашает обвинение (не обвинительное заключение, не справку) и представляет доказательства. Государственный обвинитель вправе излагать суду свое мнение по существу обвинения, а также подругам вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, но не дает заключений.

Законность и обоснованность приговора во многом зависят от качества, полноты и объективности судебного следствия, так как только данные судебного следствия могут быть положены в основу приговора. Приведение в приговоре доказательств, не исследованных в судебном разбирательстве, влечет за собой отмену приговора. Состав суда должен лично и непосредственно в судебном заседании исследовать все доказательства. В судебном следствии суд проверяет доказательства, добытые на предварительном следствии, сопоставляет их между собой, производит перекрестный допрос подсудимых, потерпевших, свидетелей, исследует вещественные доказательства, производит, если это требуется, осмотр места происшествия или следственный эксперимент и т.д. Успех в исследовании доказательств во многом зависит от настойчивости прокурора и профессионального умения занять позицию, основанную на законе и исходящую из материалов уголовного дела. Прокурору следует иметь в виду, что пробел, допущенный им в судебном разбирательстве, не может быть восполнен в обвинительной речи, так как только судебное следствие наполняет содержанием обвинительную речь прокурора.

Судебное следствие начинается с оглашения государственным обвинителем предъявленного лицу обвинения. Прокурор обязан в полном объеме огласить постановление о привлечении в качестве обвиняемого, председательствующий — опросить обвиняемого (понятно ли ему обвинение); разъяснить его сущность и выяснить отношение к нему. После этого государственный обвинитель представляет доказательства, т.е. излагает суду доказательства, которые, по его мнению, подтверждают виновность лица в совершении преступления.

Особенно важным для государственного обвинителя является участие в исследовании доказательств, центральное место в котором по общему правилу занимают допросы обвиняемого и свидетелей. Довольно распространены случаи изменения в судебном следствии показаний, данных на стадии предварительного расследования обвиняемым и свидетелями. Нередко и потерпевшие по различным причинам (чаще всего из опасений за свою жизнь и здоровье, в результате угроз) меняют свои показания в пользу обвиняемого. Задача государственного обвинителя состоит в том, чтобы тактически грамотно провести допросы, попытаться выяснить причины расхождения между показаниями, прозвучавшими в суде и зафиксированными в протоколах допросов, имеющихся в уголовном деле. «Вместе с тем допросы, проводимые государственным обвинителем, не должны носить односторонний характер, содержать наводящие вопросы, подсказку ответов, желательных с позиции обвинения».[26]

Успех судебного следствия по делу в целом и судебного разбирательства в целом в определенной мере зависит от правильности предложенного прокурором порядка исследования доказательств. Этот порядок должен быть таким, чтобы в строгой последовательности и наиболее эффективно были выяснены все обстоятельства уголовного дела. Избрание порядка исследования доказательств — это не только определение очередности допросов участников процесса, это последовательная проверка доказательств, обеспечивающая наиболее полное и всестороннее исследование обстоятельств преступления. Прокурор принимает активное участие в допросе подсудимого, потерпевшего, свидетелей, в исследовании заключения экспертов и вещественных доказательств. Допрос должен быть корректным, без угроз и запугивания. При этом прокурор обязан выяснить обстоятельства как уличающие, так и оправдывающие подсудимого, как отягчающие, так и смягчающие его наказание.

Допрос следует начинать с предложения обвиняемому рассказать об обстоятельствах, подлежащих установлению судебным следствием, при этом надо избегать формулировок, заранее указывающих на виновность. Как отмечалось, сторона обвинения первой представляет доказательства, которые, по ее мнению, подтверждают виновность лица в совершенном преступлении. Сейчас прокурор первым допрашивает обвиняемого (при его согласии дать показания), а также свидетелей обвинения; может ходатайствовать об оглашении протоколов следственных действий и документов. При этом в случае удовлетворения такого ходатайства суд может поручить государственному обвинителю оглашение этих документов. Без тщательного изучения уголовного дела действия прокурора по исследованию доказательств малоубедительны.

Ведение допросов в суде предполагает также необходимость владения прокурором определенными элементами психологии, моделирования и прогноза развития процесса исследования доказательств по конкретному уголовному делу. В юридической литературе указывается, что порядок предоставления первого допроса прокурору позволяет судьям занять объективную позицию, не становясь на сторону обвинения.

При осмотре вещественных доказательств, оглашении протоколов следственных действий государственный обвинитель нередко сталкивается с необходимостью дать оценку их допустимости в связи с заявлением стороной защиты о нарушении процессуального порядка собирания доказательств и приобщения их к уголовному делу на стадии предварительного расследования. Если факты получения доказательств с нарушением закона неоспоримы, то в соответствии с ч. 5 ст. 105 УПК они должны признаваться не имеющими юридической силы. Их нельзя положить в основу обвинения. И как бы ни сложилось поддержание обвинения в результате признания таких доказательств недопустимыми, государственный обвинитель обязан следовать закону.

Эффективность поддержания государственного обвинения в суде не всегда находится в прямой зависимости от профессиональных, личных качеств прокурора, состояния производства по делу в целом. Даже тогда, когда прокурор внимательно изучил дело, избрал верную позицию, в ходже судебного следствия могут возникнуть ситуации, которые повлияют на результативность поддержания обвинения.[27]

В процессе судебного следствия прокурор обязан объективно и полно исследовать все доказательства, на основании которых было предъявлено обвинение. Прокурор должен убедиться в их достаточности для вынесения обвинительного приговора и определиться по отношению к доказанности инкриминируемых обвиняемому действий. Это имеет исключительно важное значение, так как в отдельных случаях суд безальтернативно связан с позицией обвинения. В частности, согласно ч. 8 ст. 293 УПК при отказе государственного обвинителя и потерпевшего от обвинения в ходе судебного следствия или по его окончании постановляется оправдательный приговор, даже если суд пришел к убеждению о доказанности вины обвиняемого.

Наступление столь однозначных процессуальных и правовых последствий, безусловно, требует от прокурора принципиальности и убежденности, основанных на всестороннем изучении дела.

Исключение института доследования из уголовного процесса вызвало необходимость расширения полномочий государственного обвинителя по изменению обвинения. Если раньше прокурор был вправе только отказаться от обвинения в какой-то его части, то сейчас он также вправе в трех случаях предъявить новое обвинение:

- если возникает необходимость в предъявлении более тяжкого обвинения;

- если возникает необходимость в предъявлении нового обвинения, ухудшающего положение обвиняемого;

- если возникает необходимость в предъявлении нового обвинения, существенно отличающегося по своему содержанию от предъявленного ранее.

Это может вызвать определенные осложнения, так как достаточно распространены случаи неправильной квалификации следствием действий обвиняемых, когда возникает необходимость в изменении обвинения на более тяжкое. А сейчас, с введением нового УПК, можно прогнозировать увеличение таких ошибок. И если ранее суд поправлял следствие, возвращая дела для производства дополнительного расследования, то предусмотренная новым УПК процедура составления и перепредъявления нового обвинения возможна только по ходатайству государственного обвинителя. Значит, если государственный обвинитель по причинам ненадлежащего знания дела или закона не заявил соответствующего ходатайства, суд обязан вынести приговор по предъявленному обвинению, даже будучи убежденным в его ошибочности.

Согласно ч. 5 ст. 302 УПК если в ходе судебного разбирательства уголовного дела выяснится, что предъявленных доказательств недостаточно для постановления приговора, суд по ходатайству сторон приостанавливает производство по делу и предлагает государственному обвинителю организовать проведение дополнительно следственных и иных процессуальных действий для получения новых доказательств, подтверждающих или опровергающих обвинение.

Кроме того, в действующем УПК не предусмотрена возможность возобновления судебного следствия в совещательной комнате, т.е. если в совещательной комнате выяснится, что не были исследованы какие-либо обстоятельства, имеющие значение для дела, пассивная позиция государственного обвинителя в таких случаях будет приводить к постановлению оправдательных приговоров при предоставленной и неисчерпанной возможности добывания новых доказательств. Таким образом, ненадлежащая подготовленность прокурора к поддержанию государственного обвинения может стать прямой причиной постановления судом юридически неверного приговора.

Значительно возрастает ответственность государственного обвинителя и при определении им своей позиции о мере наказания. С введением нового УК существенно, а по отдельным вопросам и кардинально изменены принципы назначения наказаний при различных видах рецидива по совокупности преступлений и приговоров. Взвешенная, аргументированная, основанная на законе позиция государственного обвинителя в значительной степени будет влиять на предотвращение судебных ошибок.

Действующим УПК предусматривается сокращенный порядок судебного следствия. В случае признания обвиняемым своей вины и когда сделанное признание не оспаривается какой-либо из сторон и не вызывает у суда сомнений, суд с согласия сторон после допроса обвиняемого и выяснения у него, не является ли его признание вынужденным, вправе ограничиться исследованием лишь тех доказательств, на которые укажут стороны, либо объявить судебное следствие законченным и перейти к судебным прениям. При этом сторонам разъясняется, что они не вправе опротестовать или обжаловать приговор в связи с неисследованием доказательств. Разумное применение такого порядка рассмотрения части уголовных дел позволяет освободить время для подготовки государственных обвинителей к рассмотрению других, более сложных дел. Однако здесь возможно злоупотребление данной возможностью.

Как высказываются прокурорские работники: «Мы против упрощенства, постановки этого порядка на «поток», особенно в первоначальный период применения нового законодательства».[28]

В теории уголовного процесса считается, что прокурор обязан отказаться от обвинения, если: не установлено событие преступления; в деянии подсудимого нет состава преступления; не доказано участие подсудимого в совершении преступления.

Однако есть мнение, согласно которому к основаниям отказа от обвинения следует относить не только случаи выявления обстоятельств, исключающих производство по делу, но и основания освобождения обвиняемого от уголовной ответственности с применением к нему мер административного воздействия.

Прокурор формулирует, обосновывает и аргументирует свой отказ от обвинения в судебных прениях (хотя в отдельных случаях он может сделать это в подготовительной части судебного заседания). Это самостоятельный вид речи прокурора в суде первой инстанции. По УПК 1960 г. вопрос о продолжении судебного разбирательства при отказе государственного обвинителя от обвинения решался судом. Сегодня этот вопрос решается потерпевшим или его представителем. Однако возможности потерпевшего либо его представителя в данном случае не совпадают с полномочиями государственного обвинителя, так как законодатель не наделяет потерпевшего правами государственного обвинителя, а только дает ему возможность поддерживать обвинение. Таким образом, потерпевший не вправе ни изменить обвинение, ни ходатайствовать о предоставлении времени для получения дополнительных доказательств. Он лишь вправе выступать со стороны обвинения и предъявлять суду доказательства, а также отказаться от обвинения. Поэтому прокурор должен отказываться от обвинения, только будучи полностью убежденным в том, что обвинение не подтверждается.

Прокурор должен неукоснительно следовать требованиям закона об отказе от обвинения при отсутствии убедительных доказательств вины. Оправдание обвиняемого либо прекращение дела в отношении его в связи с отказом от обвинения могут служить основанием для привлечения к ответственности государственного обвинителя только в случае умышленного нарушения им закона, явной недобросовестности или недисциплинированности.[29]

В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством по завершении исследования всех доказательств председательствующий опрашивает стороны, будут ли заявлены ходатайства о дополнении судебного следствия. В случае заявления ходатайств суд обсуждает их и разрешает, и после выполнения необходимых судебных действий судебное следствие объявляется законченным. Суд переходит к судебным прениям. Следует отметить, что судебные прения являются тем правовым инструментом, который позволяет суду более полно и глубоко проанализировать собранный по делу материал, правильно его осмыслить и оценить.

Участвующие в деле прокурор, общественный обвинитель, потерпевший, а также гражданский истец и ответчик или их представители, защитник, общественный защитник и подсудимый, если защитник в деле не участвует, в своих устных выступлениях подводят итог проверки исследования доказательств. Судебные прения оказывают определенное влияние на формирование убеждения судей, способствуют более полному усвоению материалов дела как составом судей, так и присутствующими в зале. Обвинительной речью заканчивается деятельность прокурора в судебном разбирательстве. Независимо от того, поддерживает ли прокурор обвинение, считая преступление доказанным, или отказывается от него, считая преступление недоказанным, он своей речью помогает суду постановить законный и обоснованный приговор. Однако речь должна способствовать суду не только правильно разрешить вопросы, связанные с постановлени­ем приговора, но и иметь воспитательное значение.

Речь государственного обвинителядолжна отвечать определенным требованиям. Прежде всего, это хорошее знание материалов уголовного дела, без этого даже самый одаренный прокурор не может произнести речи, которая бы помогла суду правильно ответить на вопросы, ответы на которые должны содержаться в приговоре, иначе говоря, постановить правосудный приговор. В речи прокурора должен содержаться глубокий социальный, правовой и психологический анализ фактов. Необходимым качеством речи является ее убедительность. Отсутствие убедительности — наиболее распространенный недостаток речей прокуроров. Он проистекает оттого, что некоторые прокуроры обходят молчанием доказательства, свидетельствующие в пользу подсудимого, тем самым прокуроры подчеркивают свою необъективность и предвзятость.

В речи прокурора должна быть безукоризненная логика, простой и ясный язык, понятный не только юристам, но и лицам, юридически не осведомленным. Украшает речь прокурора образность, использование метафор и т.п.

По своей правовой сущности и процессуальному значению речь государственного обвинителя является правовым актом, посредством которого прокурор реализует свои полномочия в суде. Чтобы речь была юридически обоснованной, прокурор приводит в строгую систему доказательства, исследованные в судебном следствии. При этом он не вправе ссылаться на доказательства, не являющиеся предметом рассмотрения в суде. От прокурора требуется не перечисление доказательств, а критический анализ и объективная их оценка. При этом он оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении дела. При построении обвинительной речи прокурор исходит из перечня вопросов, которые разрешает суд при постановлении приговора.[30]

По своей правовой сущности и процессуальному значению речь государственного обвинителя является формой реализации полномочия прокурора в суде. Чтобы речь была юридически обоснованной, прокурор приводит в строгую систему доказательства, исследованные на судебном следствии. При этом он не вправе ссылаться на доказательства, не являющиеся предметом рассмотрения на суде. Передовая практика поддержания государственного обвинения выработала единую структуру речи. В ней содержатся следующие элементы: 1) социально-общественная оценка преступления; 2) анализ и оценка доказательств; 3) предложения о мерах по предупреждению преступлений; 4) юридическая оценка преступления; 5) характеристика личности подсудимого; 6) предложения о мере наказания; 7) соображения о возмещении материального ущерба; 8) определение судьбы вещественных доказательств. Такая структура речи полностью отвечает роли прокурора в суде, на обязанности которого лежит помочь суду поставить по делу правосудный приговор. Соотношение этих частей речи, их место в ее структуре, их объем могут меняться в зависимости от конкретных обстоятельств каждого уголовного дела.

После произнесения речей участниками судебных прений государственный обвинитель может выступить с репликой, если усмотрит необходимость возразить стороне защиты по каким-либо вопросам, имеющим отношение к обвинению.[31]

4.2. Участие прокурора в суде кассационной инстанции

Участие прокурора в рассмотрении судами уголовных дел признано одним из приоритетных направлений в деятельности органов прокуратуры.[32]

Деятельность прокурора по надзору за соблюдением законности при рассмотрении судами первой инстанции уголовных дел не заканчивается поддержанием государственного обвинения. Прокурор обязан в течение кассационного срока проверить все рассмотренные судами уголовные дела и опротестовать приговоры и другие судебные решения, которые не соответствуют или противоречат закону. Поэтому следует говорить о надзоре по каждому без исключения уголовному делу, рассмотренному судом первой инстанции.

Особенностью кассационного производства является то, что предмет его проверки составляют важнейшие акты правосудия — приговор, определение и постановление суда первой инстанции, приговор и постановление суда апелляционной инстанции, которые должны быть законными, обоснованными и справедливыми. Уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает обязательного рассмотрения в кассационном порядке всех приговоров, постановленных судами первой инстанции.

Приговор, а также определение (постановление) суда первой инстанции по общему правилу не сразу обращаются к исполнению. Законом предусматривается возможность участникам уголовного процесса обжаловать, а прокурору — опротестовать вынесенное решение. Согласно ч. 1 ст. 374 УПК кассационные жалобы, протесты на приговор суда первой инстанции могут быть поданы в течение десяти суток со дня провозглашения приговора, а в отношении обвиняемого, содержащегося под стражей, — в тот же срок со дня вручения ему копии приговора.

В соответствии с ч. 3 ст. 370 УПК, п. 2 ст. 27 Закона о прокуратуре право принесения кассационного и частного протестов принадлежит прокурору, участвовавшему в рассмотрении дела в качестве государственного обвинителя. Если обвинитель этого не сделал либо дело было рассмотрено без участия прокурора, то опротестовать незаконный или необоснованный приговор либо иное судебное решение обязан прокурор, возглавляющий прокуратуру, или его заместитель.

Определяя пределы полномочий прокурора в стадии кассационного производства, необходимо подчеркнуть, что полномочия в этой стадии процесса нельзя сводить лишь к принесению прокурором кассационного или частного протеста. Участие прокурора в рассмотрении судами первой или апелляционной инстанции уголовных дел не заканчивается поддержанием государственного обвинения. Прокурор обязан в течение кассационного срока проверить все рассмотренные судами уголовные дела и опротестовать приговоры и другие судебные решения, которые не соответствуют или противоречат закону. Поэтому следует говорить о надзоре за законностью актов суда по каждому без исключения уголовному делу, рассмотренному судом первой или апелляционной инстанции. Прокурор не может оставить без кассационного опротестования ни одного незаконного или необоснованного приговора. Только такой надзор прокурора, будет конкретным, целеустремленным и достигнет своей цели.

Согласно ст. 371 УПК не вступившие в законную силу приговоры суда могут быть обжалованы в кассационном порядке обвиняемым, его защитником и законным представителем, потерпевшим или его представителем, а прокурор обязан опротестовать в кассационном порядке каждый приговор, постановленный с нарушением уголовного или уголовно-процессуального законодательств, в следующем порядке:

- приговоры районных (городских) судов — в областной, Минский городской суды;

- приговоры областных, Минского городского судов — в Верховный Суд Республики Беларусь;

- приговоры межгарнизонных военных судов — в Белорусский военный суд;

- приговоры Белорусского военного суда — в Военную коллегию Верховного Суда Республики Беларусь.

Кассационное опротестование неправосудных приговоров, определений и постановлений суда первой инстанции является наиболее оперативной и эффективной формой устранения нарушений закона. Предотвратить вступление в законную силу незаконных и необоснованных судебных решений — одна из важнейших задач прокурора.[33]

При решении вопроса о принесении кассационного протеста прокурор не должен допускать необъективности, односторонности и ведомственного подхода. Независимо от того, в пользу или в ущерб подсудимому приносится кассационный протест, прокурор стремится содействовать устранению допущенного по делу нарушения закона и способствовать установлению истины. Необоснованная суровость наказания или применение судом закона о более тяжком преступлении в одинаковой мере, как и применение судом чрезмерно мягкого наказания или осуждение по закону о менее тяжком преступлении является поводом для принесения протеста. Между тем прокуроры чаще обращают внимание на необоснованное оправдание и прекращение судами уголовных дел производством, на мягкость назначенного судом наказания и по этим основаниям в основном приносят кассационные протесты. В то же время прокуроры редко приносят протесты по таким основаниям, как нарушение уголовно-процессуальных норм, назначение несоразмерно сурового наказания, применение закона о более тяжком преступлении, необоснованное осуждение.

Эффективность прокурорского надзора за законностью судебных актов в стадии кассационного производства во многом зависит от своевременности и глубины проверки прокурором уголовных дел, рассмотренных судом без участия государственного обвинителя. Проверка рассмотренных судами уголовных дел сходна осуществлением прокурорского надзора в данном направлении. Уголовные дела с приговорами, не вступившими в законную силу, проверяет, как правило, помощник или заместитель прокурора района (города), на которого возлагается обязанность участия при рассмотрении судами уголовных дел, что, однако, не исключает обязанности прокурора района (города) самому проверять дела, в особенности, когда он поддерживал по ним государственное обвинение. В этом ему помогает учет поступивших и рассмотренных судом уголовных дел, который он систематически ведет.[34]

По общему правилу протест приносит тот прокурор, который принимал участие в рассмотрении дела, а также прокурор или его заместитель в пределах их компетенции.

Если срок принесения протеста (10 дней) пропущен по уважительной причине (несвоевременное изготовление протокола судебного заседания, задержка с рассмотрением замечаний на протоколы, болезнь или командировка прокурора (при отсутствии должностного лица, его замещающего) и т.п.), он может быть восстановлен судом, постановившим решение, по ходатайству прокурора (ст. 375 УПК).

Согласно ст. 372 УПК кассационная жалоба или протест должны содержать:

- наименование суда, которому адресуются жалоба или протест;

- данные о лице, подавшем жалобу или принесшем протест, с указанием его процессуального положения, места жительства или места нахождения;

- приговор или иное решение, которые обжалуются или опротестовываются, и наименование суда, постановившего этот приговор или принявшего решение;

- доводы лица, подавшего жалобу или принесшего протест, с указанием на то, в чем заключается неправильность приговора или иного решения и в чем состоит его просьба;

перечень прилагаемых к жалобе или протесту материалов;

дату и подпись лица, подавшего жалобу или принесшего протест.

Если жалоба или протест не соответствуют требованиям ч. 1 ст. 372 УПК или не содержат указания на обстоятельства, относящиеся к предмету кассационного рассмотрения, что препятствует рассмотрению уголовного дела, то они считаются поданными, но возвращаются судьей и назначается срок для их пересоставления. При невозвращении жалобы или протеста в установленный судом срок жалоба считается неподанной (ч. 2 ст. 372 УПК).

Закон не предусматривает каких-либо требований к содержанию протеста. Соответствующие требования выработаны теорией и прокурорской практикой. Протест можно условно разделить на три части.

Во вводной частиуказываются наименование судебной инстанции, в которую адресован протест; наименование суда, постановившего приговор или иное решение, фамилия и анкетные данные осужденного (оправданного); статья Уголовного кодекса, по которой он осужден или оправдан; краткое содержание опротестуемого судебного решения.

В описательной — наиболее важной части— приводятся обоснования требования протеста. Не следует забывать, что право окончательной оценки доказательств, решения вопросов о виновности или невиновности об­виняемого, о применении уголовного закона и назначении наказания принадлежит суду. Поэтому требования протеста должны обосновываться не изложением точки зрения прокурора, а аргументироваться критикой выводов суда, показом их ошибочности, несоответствия имеющимся в деле доказательствам, закону, разъяснениям Пленума Верховного Суда Республики Беларусь.

В резолютивной частичетко формулируются, со ссылкой на соответствующие нормы процессуального законодательства, требования прокурора об отмене или изменении опротестуемого решения.

Протест должен быть подписан прокурором с указанием его должности. К протесту могут быть приложены дополнительные документы.

Отзыв протеста производится путем направления в суд кассационной инстанции письма прокурора, принесшего протест, в котором сообщается о его отзыве. Протест возвращается прокурору.

Стадия кассационного производства — самостоятельная стадия уголовного процесса, в которой вышестоящий суд в связи с жалобой лиц, имеющих личный интерес в уголовном процессе, и их представителей или по протесту прокурора проверяет законность и обоснованность не вступивших в законную силу приговоров и определений (постановлений) суда первой инстанции.

Рассмотрение дела в кассационной инстанции отличается от разбирательства уголовного дела в суде первой инстанции. При рассмотрении уголовного дела в кассационной инстанции может участвовать прокурор. Неявка же его при своевременном извещении о времени рассмотрения уголовного дела в кассационной инстанции не препятствует рассмотрению дела судом.

Судебное заседание в кассационной инстанции состоит из системы соответствующих действий. Начинается судебное разбирательство с подготовительной части, затем один из судей, которому было поручено изучение дела, докладывает существо дела, а также доводы жалобы или протеста, после чего заслушиваются объяснения лиц, подавших кассационные жалобы.

В связи с заслушанными объяснениями прокурор высказывает свое мнение по ним или обосновывает принесенный протест. При этом он исходит из собственной оценки обстоятельств дела и не связан с позицией прокурора, опротестовавшего приговор. Однако он не вправе выйти за пределы протеста или жалобы потерпевшего и настаивать на отмене приговора по основаниям, отягчающим положение обвиняемого.

Заключение прокурора основывается на тщательном изучении дела с учетом доводов, приведенных в жалобах или протестах. Необходимо также учитывать объяснения лиц, участвующих в заседании суда кассационной инстанции, и дополнительные материалы, если они представлены.

Одной из особенностей процессуального положения прокурора в кассационной инстанции является то, что здесь идет речь о законности и обоснованности уже постановленного судом приговора. Другая особенность состоит в том, что осуществление надзора в этой стадии может перейти к прокурорам вышестоящих прокуратур, т.е. к прокурорам, которые ранее не имели отношения к надзору за соблюдением законности при рассмотрении данного дела в суде первой инстанции. И это - одно из условий, обеспечивающее объективность и процессуальную независимость этих прокуроров.[35]

Исходя из требований ст. 370 УПК, прокурор не только вправе, но и обязан опротестовать в кассационном порядке каждый приговор, постановленный с нарушениями уголовного или уголовно-процессуального закона. Неопротестование прокурором такого приговора рассматривается как нарушение им своего служебного долга.

4.3. Участие прокурора в заседании суда надзорной инстанции

Надзорное производство – регламентированная законом деятельность, состоящая в проверке управомоченными должностными лицами законности и обоснованности вступивших в законную силу судебных решений, принесение протеста в порядке надзора, проверке судом законности и обоснованности опротестованного приговора, определения, постановления и вынесения решения по делу.[36]

Суды надзорных инстанций устраняют ошибки и нарушения закона, допускаемые судами первой и кассационной инстанций. Судебные органы, осуществляющие пересмотр приговоров, определений и постановлений суда, вступивших в законную силу, не только исправляют конкретные ошибки судов первой и кассационной инстанций, но и обеспечивает единообразное понимание и применение уголовно-процессуального законодательства.

По уголовно-процессуальному законодательству пересмотр судебного решения, вступившего в законную силу, допускается лишь по протесту прокурора, председателя суда или его заместителей, указанных в законе. Вступившие в законную силу приговор, определение, постановление суда могут быть пересмотрены в порядке надзора по правилам, установленным уголовно-процессуальным законодательством.

В процессе судебной реформы получило широкое распространение мнение о том, что в судебной стадии уголовного процесса прокурор якобы занимает привилегированное положение по отношению к другим его участникам. И в качестве такой привилегии рассматривается сохранившееся до 1 января 2001 года право прокуроров областей, Генерального прокурора и его заместителей на принесение надзорного протеста, подлежащего обязательному рассмотрению в судебном заседании, а также право прокуроров, утвердивших обвинительное заключение, и вышестоящих по отношению к ним прокуроров на принесение кассационного протеста независимо от своего личного участия в судебном разбирательстве и вопреки мнению участвовавшего в нем нижестоящего прокурора.[37]

Согласно ч. 2 ст. 404 УПК протесты в порядке надзора вправе приносить:

1) Председатель Верховного Суда Республики Беларусь, Генеральный прокурор Республики Беларусь, их заместители — на приговоры, определения, постановления любого суда Республики Беларусь, за исключением постановлений Президиума Верховного Суда Республики Беларусь;

2) председатели областного, Минского городского судов, прокуроры областей, города Минска, Белорусский транспортный прокурор в пределах своей компетенции — на приговоры, определения, постановления районного (городского) суда и определения судебной коллегии по уголовным делам соответственно областного, Минского городского судов, рассматривавших дело в кассационном порядке;

3) председатель Белорусского военного суда, Белорусский военный прокурор и их заместители в пределах своей компетенции — на приговоры, определения, постановления межгарнизонного военного суда и определения судебной коллегии по уголовным делам Белорусского военного суда, рассматривавшего дело в кассационном порядке.

Лицо, принесшее протест, вправе его отозвать. Отзыв протеста допускается до начала судебного заседания, в котором протест подлежит рассмотрению (ч. 3 ст. 404 УПК).

В отличие от кассационного и частного протестов протест в порядке надзора может быть принесен на любое судебное решение. Для того чтобы решить вопрос, есть ли основания к принесению протеста в порядке надзора, прокурор проверяет уголовное дело.

Право истребования из суда для проверки в порядке надзора уголовного дела, по которому приговор, определение или постановление вступило в законную силу, принадлежит прежде всего прокурорам, управомоченным приносить надзорные протесты, причем в пределах их территориальной компетенции. Районные и городские прокуроры приносить протесты в порядке надзора не вправе. Но в соответствии с ч. 2 ст. 409 УПК и Законом о прокуратуре им принадлежит право истребования дела из районного (городского) суда. Если в результате проверки дела обнаружатся основания для принесения надзорного протеста, районный (городской) прокурор направляет дело вышестоящему прокурору, уполномоченному принести протест, со своим представлением, в котором излагает указанные основания. Подобным же образом поступает прокурор области или иной соответствующий ему прокурор, направляя дело с представлением Генеральному прокурору, если протест должен быть, принесен в Верховный Суд Республики Беларусь.

Правом обращения с жалобой по основаниям, указанным в п. 1 ст. 388 УПК (односторонность или неполнота судебного следствия; несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела; существенное нарушение уголовно-процессуального закона; неправильное применение уголовного закона; несоответствие назначенного судом наказания тяжести преступления и личности обвиняемого), обладает осужденный, оправданный, их защитники и законные представители, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик или их представители (ст. 408 УПК). Жалоба подается в письменной форме.

Жалоба должна быть рассмотрена не позднее одного месяца со дня ее поступления, а в случае истребования уголовного дела - не позднее одного месяца со дня поступления дела.

Поводом к истребованию дела также могут быть: ходатайства граждан, предприятий, учреждений и организаций о принесении протеста на приговор или иное судебное решение; сообщения в средствах массовой информации, в которых ставится вопрос о неправосудности решения, инициатива прокурора, если данные о нарушении закона получены им при непосредственном участии в рассмотрении дела (когда, например, кассационная инстанция не согласилась с его заключением или отклонила кассационный или частный протест), при проверке деятельности подчиненной прокуратуры и т.п.; представление нижестоящего прокурора либо поручение вышестоящего прокурора.

Каждое истребованное в прокуратуру дело должно быть тщательно изучено, с тем, чтобы установить, являются ли постановленные по делу приговор, определение или постановление законными и обоснованными и нет ли оснований к их опротестованию. Окончательное решение принимает прокурор, правомочный принести протест: приносит протест в порядке надзора либо сообщает лицу, предприятию, учреждению или организации, по ходатайству которых было истребовано дело, об отсутствии оснований к принесению протеста с указанием мотивов такого решения.

При разрешении жалоб прокуроры не должны допускать поверхностного, формального отношения к разрешению жалоб на судебные постановления, вступившие в законную силу; по результатам проверки дел (если не принесен протест) должны составлять мотивированное заключение с учетом доводов жалоб и направлять заявителям аргументированные ответы.

В соответствии с ч. 1 ст. 411 УПК уголовное дело по протесту на вступившие в законную силу приговор, определение, постановление суда рассматривается надзорной инстанцией в судебном заседании не позднее пятнадцати суток, а Президиумом Верховного Суда Республики Беларусь — не позднее месячного срока со дня поступления уголовного дела с протестом.

Дела в порядке надзора рассматриваются судами с участием прокурора.

В соответствии с ч. 2 ст. 411 УПК в рассмотрении уголовного дела в порядке надзора принимают участие:

- в президиумах областного, Минского городского судов — прокуроры области, города Минска, Белорусский транспортный прокурор либо их заместители;

- в судебной коллегии по уголовным делам и военной коллегии Верховного Суда Республики Беларусь — прокурор, уполномоченный Генеральным прокурором Республики Беларусь;

- в Президиуме Верховного Суда Республики Беларусь — Генеральный прокурор Республики Беларусь или его заместители.

Процедура рассмотрения дела в порядке надзора определена ч. 4 ст. 411 УПК, в соответствии с которой уголовное дело докладывается председателем суда или по его назначению членом президиума или судьей, ранее не участвовавшим в рассмотрении дела. Докладчик излагает обстоятельства дела, содержание приговора, определения, постановления, протеста. Докладчику могут быть заданы вопросы судьями, рассматривающими дело. Если в судебном заседании участвуют осужденный, оправданный, их защитники, законные представители, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, представители, они вправе после доклада судьи давать свои устные объяснения.

Прокурор, участвующий в рассмотрении дела, поддерживает принесенный им или вышестоящим прокурором протест или дает заключения по уголовному делу, рассматриваемому по протесту председателя суда или его заместителя.[38]

В обсуждении протеста принимают участие, соответственно, только члены президиумов областного, Минского городского судов, Президиума Верховного Суда Республики Беларусь. Президиумы областного, Минского городского судов и Президиум Верховного Суда Республики Беларусь выносят постановление, а судебная коллегия по уголовным делам и военная коллегия Верховного Суда Республики Беларусь - определе­ние, которые принимаются большинством голосов. При равенстве голосов протест, рассмотренный в президиумах областного, Минского город­ского судов и Президиуме Верховного Суда Республики Беларусь, счита­ется оставленным без удовлетворения.

Определение (постановление) суда надзорной инстанции составляется в совещательной комнате. Резолютивная часть вынесенного определения (постановления) немедленно оглашается в зале судебного заседания председательствующим либо одним из судей.

Поддерживая государственное обвинение, опротестовывая незаконные и необоснованные судебные решения по уголовным делам, участвуя в кассационной и надзорной инстанциях, прокуроры нередко сталкиваются со сложными спорными вопросами, связанными с применением законодательства. Зачастую те или иные нормы закона неодинаково понимаются и трактуются практическими работниками: следователями, судьями, прокурорами.[39] В подобных случаях в соответствии со ст. 32 Закона о прокуратуре Генеральный прокурор вправе обратиться в Пленум Верховного Суда Республики Беларусь с представлением о даче судам разъяснений по вопросам применения тех или иных положений закона при рассмотрении судами уголовных дел. Разъяснения Пленума имеют также значение для других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение.

В представлении обосновывается правовая позиция Генерального прокурора по поставленным вопросам, формулируются конкретные предложения о том, какие разъяснения, по его мнению, следовало бы дать судам. Согласно закону участие Генерального прокурора в заседании Пленума обязательно. Пленум заслушивает представление по докладу Генерального прокурора или уполномоченного им лица, обсуждает поставленные в представлении вопросы и принимает решение.

Производство в надзорной инстанции — исключительная стадия уголовного процесса, в которой уполномоченные на то должностные лица суда или прокуратуры при наличии оснований опротестовывают, а соответствующие судебные органы на основе материалов уголовного дела проверяют законность и обоснованность вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда первой и последующих инстанций.

Прокурор в этой стадии осуществляет функцию поддержания на заседаниях суда надзорной инстанции принесенного соответствующими прокурорами протеста или дачи заключения на протесты председателей судов.

Производство в порядке надзора имеет много общих черт, объединяющих его с производством в кассационной инстанции.

Однако в отличие от рассмотрения дела в суде кассационной инстанции в надзорной инстанции участие в судебном заседании прокурора, как это следует из ч. 2 ст. 411 УПК, является обязательным. Прокурор в судебном заседании поддерживает принесенный протест или дает заключение по делу, рассматриваемому по протесту председателя суда. Таким образом, участие прокурора при рассмотрении уголовных дел судами надзорных инстанций — одно из условий, обеспечивающих вынесение законных, обоснованных и справедливых определений и постановлений.

Особенностью процессуального положения прокурора в надзорной инстанции является то, что в этой стадии процесса речь уже идет о проверке законности и обоснованности вступившего в законную силу судебного акта. В связи с этим осуществление функции надзора переходит уже к вы­шестоящему прокурору.

Выступающий с заключением в надзорной инстанции прокурор не является представителем государственного обвинения, а потому дает заключение независимо от позиций, занимаемых по тому же делу государ­ственным обвинителем и прокурором, участвующим в заседании кассаци­онной инстанции.


4.4. Участие прокурора в пересмотре судом дел по вновь открывшимся обстоятельствам

Порядок возобновления дел по вновь открывшимся обстоятельствам регулируется ст. 418-424 УПК.

Основаниями возобновления производства по уголовному делу по вновь открывшимся обстоятельствам являются:

- установленная вступившим в законную силу приговором суда заведомая ложность показаний потерпевшего, свидетеля, заключения эксперта, подложность вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий и иных документов или заведомая неправильность перевода, повлекшие постановление незаконного приговора, вынесение незаконных определения или постановления;

- установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия должностных лиц органа уголовного преследования, повлекшие постановление незаконного приговора, вынесение незаконных определения или постановления;

- установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия судей, совершенные ими при рассмотрении данного дела;

- установленные проверкой или расследованием в порядке, предусмотренном ст. 420 УПК, и изложенные в заключении прокурора иные обстоятельства, не известные суду при постановлении приговора, вынесении определения или постановления, которые сами по себе или вместе с ранее установленными обстоятельствами свидетельствуют о невиновности осужденного или о совершении им иного по степени тяжести преступления, чем то, за которое он осужден, либо о виновности оправданного лица или лица, в отношении которого производство по делу было прекращено.

При наличии предусмотренных законом оснований прокурор, руководствуясь требованиями ст. 420 УПК, возбуждает производство по вновь открывшимся обстоятельствам и назначает расследование. Поводами к возбуждению производства по вновь открывшимся обстоятельствам служат заявления граждан, сообщения должностных лиц, государственных органов, предприятий, учреждений, организаций, объединений, а также данные, полученные в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства других уголовных дел. Если расследованием вновь открывшихся обстоятельств установлены основания для возобновления дела, прокурор направляет дело с материалами расследования и со своими заключениями в соответствующий суд (непосредственно или через вышестоящего прокурора).

Если прокурор не усматривает оснований для возбуждения производства по вновь открывшимся обстоятельствам, он отказывает в этом своим мотивированным постановлением, о чем сообщает заявителям, которые могут обжаловать постановление вышестоящему прокурору.

При отсутствии оснований для возобновления производства по уголовному делу прокурор своим мотивированным постановлением прекращает возбужденное им производство по вновь открывшимся обстоятельствам. Постановление о прекращении производства по вновь открывшимся обстоятельствам доводится до сведения заинтересованных лиц с разъяснением им права обжаловать его вышестоящему прокурору (ч. 2 и 3 ст. 421 УПК).

Заключение прокурора о необходимости возобновления производства по уголовному делу по вновь открывшимся обстоятельствам рассматривается:

- в отношении приговоров, определений (постановлений) районных (городских) судов — президиумами областного, Минского городского судов, а в отношении приговоров, определений (постановлений) межгарнизонных военных судов — Белорусским военным судом;

- в отношении приговоров, определений, постановлений областных, Минского городского судов — судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь, а в отношении приговоров, определений, постановлений Белорусского военного суда — военной коллегией Верховного Суда Республики Беларусь;

- в отношении приговоров, определений, постановлений Верховного Суда Республики Беларусь - Президиумом Верховного Суда Республики Беларусь.

Предыдущее рассмотрение уголовного дела в кассационном порядке или в порядке надзора не препятствует его рассмотрению в той же судебной инстанции в порядке возобновления производства по уголовному делу по вновь открывшимся обстоятельствам. Заключение прокурора о возобновлении производства по уголовному делу по вновь открывшимся обстоятельствам рассматривается в судебном заседании в соответствии с прави­лами ст. 411 УПК (ч. 2 и 3 ст. 422 УПК).

Суд, рассмотрев заключение прокурора о возобновлении производства по уголовному делу по вновь открывшимся обстоятельствам, в соответствии со ст. 423 УП К выносит одно из следующих определений или постановлений:

- об отмене приговора, определения, постановления суда и о передаче дела прокурору для производства нового предварительного расследования или в соответствующий суд на новое судебное разбирательство;

- об отмене приговора, определения, постановления суда и о прекращении производства по уголовному делу, когда не требуется новое предварительное расследование или судебное разбирательство для принятия окончательного решения по уголовному делу;

- об отклонении заключения прокурора.

Предварительное расследование и судебное разбирательство по уголовному делу после отмены судебных решений по нему в связи с вновь открывшимися обстоятельствами, а также обжалование и опротестовывание вынесенных новых судебных решений производятся в общем порядке (ст. 424 УПК).


Заключение

Осуществляя правосудие — важнейшую государственную деятельность по разрешению правовых конфликтов, — судебная власть становится основным гарантом правопорядка и за­конности, защиты прав, свобод и законных интересов человека и гражданина. Это коренным образом отличает суд от государственных органов, поднадзорных прокуратуре. Положение судебной власти как самостоятельной, независимой, высшей в иерархии юридических органов исключает какой-либо надзор за деятельностью суда в процессе разбирательства им дела.

Произошедшее изменение представлений о взаимоотношениях суда и прокуратуры ни в коей мере не означает ослабления роли прокуроров в уголовном судопроизводстве. Их активное, профессионально грамотное участие в судебном разбирательстве — важное условие, одна из гарантий законности и эффективности осуществления правосудия. Принимая участие в рассмотрении дела, прокурор способствует всестороннему, полному исследованию доказательств, установлению обстоятельств дела в том виде, в котором они имели место в действительности, правильному применению уголовного и уголовно-процессуального закона, постановлению законного и обоснованного приговора.

Если кратко охарактеризовать направления прокурорской деятельности, то это будут:

1) надзор за исполнением законов в сфере государственного управления, экономики, охраны прав и свобод граждан, т.е. отрасль, которую на профессиональном языке мы привыкли называть общим универсальным надзором;

2) надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие;

3) надзор за исполнением законов администрацией пенитенциарных учреждений;

4) уголовное преследование, а также координация деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью;

5) участие в рассмотрении дел судами, опротестование противоречащих закону решений, приговоров, определений и постановлений судебных органов.[40]

Участие прокурора в рассмотрении судами уголовных дел признано одним из приоритетных направлений в деятельности органов прокуратуры.[41]

Мне также наиболее важным представляется именно пятое направление деятельности прокуратуры Республики Беларусь - участие прокуроров в рассмотрении дел судами. При этом наиболее важным из этого вида деятельности я считаю участие прокурора в рассмотрении уголовных дел судами первой инстанции, то есть поддержание прокурорами государственного обвинения.

В связи с проводимыми в республике преобразованиями, направленными на формирование правового государства и системы правосудия, основанной на общепризнанных демократических принципах, значительно возросла роль, и усложнились задачи прокуроров, участвующих в судебном производстве по уголовным делам, и, прежде всего, при поддержании государственного обвинения.

Список использованных источников и литературы

1. Конституция Республики Беларусь от 15.03.1994 года №2875-XII (с изменениями и дополнениями, принятыми на Республиканском референдуме от 24.11. 1996, в редакции Решения Республиканского референдума от 17.11. 2004 №1) – Мн., 2004

2. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь от 16 июля 1999 г. N 295-З. Принят Палатой представителей 24 июня 1999 г. Одобрен Советом Республики 30 июня 1999 г. В редакции Законов Республики Беларусь от 03.11.2005 N 53-З

3. Уголовный кодекс Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. Принят Палатой представителей 2 июня 1999 года. Одобрен Советом Республики 24 июня 1999 года. С изменениями внесенными Заключением Конституционного суда от 11.03.2004 N З-171/2004 // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь 14 июля 1999 г. N 2/50

4. Закон Республики Беларусь 29 января 1993 г. N 2139-XII «О прокуратуре в Республике Беларусь» (в редакции Законов Республики Беларусь от 20.06.1996 N 491-XII. С изменениями внесенными Указом Президента Республики Беларусь от 01.09.1995 N 349, Заключением Конституционного Суда от 26.12.1995 N З-29/95). // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь 16 марта 2001 г. N2/376

5. Приказ Генерального прокурора Республики Беларусь от 08.01.2001. №1 «Об организации поддержания государственного обвинения в условиях состязательности, осуществления надзора за соответствием закону судебных решений по уголовным делам». // Приказы, указания, распоряжения Генерального прокурора Республики Беларусь, инструкции, положения 2001-2004 гг.

6. Приказ Генерального прокурора Республики Беларусь от 08.01.2001. №2 «О первоочередных мерах по обеспечению поддержания государственного обвинения». // Приказы, указания, распоряжения Генерального прокурора Республики Беларусь, инструкции, положения 2001-2004 гг.

7. Алексеев С.Н. Функции прокурора по новому УПК РФ. // Государство и право. 2002. № 5

8. Амирбеков К. Правовой статус прокурора в судебных стадиях уголовного процесса. // Законность. 2002. №8

9. Басков В.И., Коробейников Б.В. Курс прокурорского надзора. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов, с приложением нормативных актов. – М.: Зерцало, 2000

10. Басков В.И. Прокурорский надзор. Учебное пособие. – М.: БЕК, 2000

11. Басков В.И. Прокурор в суде первой инстанции. – М., 1968

12. Борико С.В. Уголовный процесс: Учебник. – 2-е изд. – Мн.: Тесей, 2004

13. Брагин А., Чеурин П. Прокурор в уголовном процессе. // Законность. 2004. №4

14. Винокуров Ю.Э. Прокурорский надзор. – М.: Норма, 2001

15. Василевич Г.А. Конституционное право Республики Беларусь. Учебник. – Мн.: Книжный Дом; Интерпрессервис. 2003

16. Василевский Л.И. Уголовно-процессуальный порядок судебного разбирательства. – Мн., 2004

17. Даев В. Г., Маршунов М. Н. Основы теории прокурорского надзора. – Л., 1990

18. Даев В.Г. Основы теории прокурорского надзора. – М., 1996

19. Ивановский А.В. Новый УПК: задачи и проблемы государственного обвинения // Юстиция Беларуси. 2000. № 4

20. Крыленко Н. В. Суд и право в СССР. Ч. 1. Основы судоустройства. – М., 1927

21. Кеник А.А. Прокуратура как конституционный орган надзора за соблюдением прав и свобод граждан // Вестник Конституционного Суда Республики Беларусь. 2003. № 3

22. Кореневский Ю.В. Государственный обвинитель. – М.: Знание, 1989.

23. Кисленко С. Поддержание государственного обвинения в проблемных ситуациях. // Законность. 2003. №3

24. Кеник А.А. Прокурорский надзор: Учебное пособие. – Мн.: Амалфея, 2005

25. Кириллова Н. Государственное обвинение в суде. // Законность. 2004. №5

26. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 45

27. Максимов Л.Г. Прокурорский надзор. Практическое пособие. – Мн.: МНО, 2001

28. Мельников Н. Участие прокурора в суде – важное условие соблюдения конституционных прав граждан. // Законность. 1999. № 8

29. Памятники русского права. Вып. 8. – М., 1961

30. Прокурорский надзор: Учебник для вузов. / Под ред. засл. юриста РФ, д.ю.н., проф. А.Я. Сухарева. – М.: Норма, 2004

31. Прокуратура Республики Беларусь. 1922-1997. / Сост. О.А. Божелко, В.М. Валюшко. – Мн.: Белфранс, 1997

32. Приказы, указания, распоряжения Генерального прокурора Республики Беларусь, инструкции, положения 2001-2004 гг.

33. Поляков С., Худяков Ю. Прокурор в судебном процессе – фигура безответственная. // Российская юстиция. 2002. №1

34. Прокурорский надзор за законностью рассмотрения в судах уголовных дел. / Под ред. А.Н. Мишутина. – М., 1963

35. Российская юридическая энциклопедия. – М., 1999

36. Рыжаков А.П., Сергеев А.И. Субъекты уголовного процесса. Учебное пособие. – Тула, 1996

37. Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. – М., 1971

38. Скуратов Ю. Полномочия прокуратуры во взаимоотношениях с судебной системой.// Российская юстиция 1999. № 3

39. Ульянов В. Нужна ли специализация в государственном обвинении? //Законность. 2002. №7

40. Чувилева А.А. Прокурорский надзор в Российской Федерации. – М.: НОРМА, 2000


[1] Басков В.И., Коробейников Б.В. Курс прокурорского надзора. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов, с приложением нормативных актов. – М.: Зерцало, 2000. С. 22

[2] Российская юридическая энциклопедия. – М., 1999. С. 821

[3] Памятники русского права. Вып. 8. – М., 1961. С. 218

[4] Максимов Л.Г. Прокурорский надзор. Практическое пособие. – Мн.: МНО, 2001. С. 21

[5] СУ РСФСР. 1917. №4. Ст. 50

[6] Крыленко Н. В. Суд и право в СССР. Ч. 1. Основы судоустройства. – М., 1927. С. 91—92.

[7] Прокурорский надзор: Учебник для вузов. / Под ред. засл. юриста РФ, д.ю.н., проф. А.Я. Сухарева. – М.: Норма, 2004. С. 44

[8] Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 45. С. 199-200

[9] Винокуров Ю.Э. Прокурорский надзор. – М.: Норма, 2001. С. 44

[10] Прокуратура Республики Беларусь. 1922-1997. / Сост. О.А. Божелко, В.М. Валюшко. – Мн.: Белфранс, 1997. С. 7

[11] Басков В.И. Прокурорский надзор. Учебное пособие. – М.: БЕК, 2000. С. 23

[12] СУ РСФСР. 1926. № 85. Ст. 624.

[13] Василевич Г.А. Конституционное право Республики Беларусь. Учебник. – Мн.: Книжный Дом; Интерпрессервис, 2003. С. 612

[14] Кеник А.А. Прокуратура как конституционный орган надзора за соблюдением прав и свобод граждан // Вестник Конституционного Суда Республики Беларусь. 2003. № 3. С. 14-20.

[15] Ульянов В. Нужна ли специализация в государственном обвинении? //Законность. 2002. №7. С 35

[16] Приказы, указания, распоряжения Генерального прокурора Республики Беларусь, инструкции, положения 2001-2004 гг. С. 3-7

[17] Поляков С., Худяков Ю. Прокурор в судебном процессе – фигура безответственная. // Российская юстиция. 2002. №1. С. 55

[18] Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2000. N° 100. 2/205. 286

[19] Алексеев С.Н. Функции прокурора по новому УПК РФ. // Государство и право. 2002. № 5. С. 101

[20] Кореневский Ю.В. Государственный обвинитель. – М.: Знание, 1989. С. 5

[21] Даев В. Г., Маршунов М. Н. Основы теории прокурорского надзора. – Л., 1990. С. 129

[22] Даев В.Г. Основы теории прокурорского надзора. – М., 1996. С. 111

[23] Басков В.И., Коробейников Б.В. Курс прокурорского надзора. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов, с приложением нормативных актов. – М.: Зерцало, 2000. С. 245

[24] Рыжаков А.П., Сергеев А.И. Субъекты уголовного процесса. Учебное пособие. – Тула, 1996. С. 151

[25] Василевский Л.И. Уголовно-процессуальный порядок судебного разбирательства. – Мн., 2004. С10

[26] Чувилева А.А. Прокурорский надзор в Российской Федерации. – М.: НОРМА, 2000. С. 242

[27] Кисленко С. Поддержание государственного обвинения в проблемных ситуациях. // Законность. 2003. №3. С. 40

[28] Ивановский А.В. Новый УПК: задачи и проблемы государственного обвинения // Юстиция Беларуси. 2000. № 4. С. 17.

[29] Об организации поддержания государственного обвинения в условиях состязательности, осуществления надзора за соответствием закону судебных решений по уголовным делам: Приказ Генерального прокурора Республики Беларусь № 1 от 1 января 2001 г. // Приказы, указания, распоряжения Генерального прокурора Республики Беларусь, инструкции, положения 2001-2004 гг. С. 3-7.

[30] Басков В.И. Прокурор в суде первой инстанции. – М., 1968. С. 108.

[31] Кеник А.А. Прокурорский надзор: Учебное пособие. – Мн.: Амалфея, 2005. С. 298

[32] Мельников Н. Участие прокурора в суде – важное условие соблюдения конституционных прав граждан. // Законность. 1999. № 8. С. 21

[33] Прокурорский надзор за законностью рассмотрения в судах уголовных дел. / Под ред. А.Н. Мишутина. – М., 1963. С. 80

[34] Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. – М., 1971. С. 32

[35] Кеник А.А. Прокурорский надзор: Учебное пособие. – Мн.: Амалфея, 2005. С. 302

[36] Борико С.В. Уголовный процесс: Учебник. – 2-е изд. – Мн.: Тесей, 2004. С. 273

[37] Амирбеков К. Правовой статус прокурора в судебных стадиях уголовного процесса. // Законность. 2002. №8. С. 7-8

[38] Брагин А., Чеурин П. Прокурор в уголовном процессе. // Законность. 2004. №4. С. 27

[39] Кириллова Н. Государственное обвинение в суде. // Законность. 2004. №5. С. 35

[40] Скуратов Ю. Полномочия прокуратуры во взаимоотношениях с судебной системой.// Российская юстиция 1999. № 3

[41] Мельников Н. Участие прокурора в суде – важное условие соблюдения конституционных прав граждан. // Законность 1999. №8.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему