регистрация / вход

Международные механизмы защиты прав и свобод человека

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Контрольная работа по дисциплине: Международные механизмы защиты прав и свобод человека Дата сдачи: Дата защиты: Оценка: В данном случае представляется возможным подать письменное сообщение в Комитет ООН по правам человека.

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Контрольная работа по дисциплине:

Международные механизмы защиты

прав и свобод человека

Дата сдачи:

Дата защиты:

Оценка:

В данном случае представляется возможным подать письменное сообщение в Комитет ООН по правам человека.

Сообщение подается от имени Алексея Попова, гражданина РФ, 1955 года рождения, жителя г. Москвы, в лице представителя Царёва С.В., 1976 года рождения, жителя Московской области, Россия.

При производстве уголовного дела, возбужденного против гражданина А. Попова имелись следующие нарушения Международного Пакта о гражданских и политических правах 1966г. (далее Пакт):

1. Имело место нарушение статьи 7 Пакта, которая запрещает пытки или жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение и наказание. В деле имеются обоснованные доводы о том, что сотрудники милиции при производстве по уголовному делу подвергали А. Попова избиению с целью дать признательные показания. Факт нанесения телесных повреждений отражен в медицинской карте осужденного.

2. Имело место нарушение пункта 3 статьи 9, где сказано, что каждое арестованное или задержанное по уголовному обвинению лицо в срочном порядке доставляется к судье или к другому должностному лицу, которому принадлежит по закону право осуществлять судебную власть, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение. А. Попову после ареста не была предоставлена возможность встретиться с адвокатом, он не был доставлен к судье, с тем, чтобы оспорить правомерность его задержания.

3. Имело место также нарушение пункта 1 статьи 14, в которой говориться о праве каждого на справедливое и беспристрастное судебное разбирательство. Из дела видно, что суд РФ отвергал практически все основные доводы защиты, не принял мер к вызову важного свидетеля, свои выводы основывал на косвенных доказательствах. В данном случае было нарушено сразу несколько важнейших принципов правосудия.

4. Имело место также нарушение п.п. b пункта 3 статьи 14 Пакта, которая гарантирует право задержанного на возможность подготовки (в т.ч. с помощью защитника) к своей защите. Из дела видно, что после ареста возможность встречи с адвокатом А. Попову предоставлена не была.

Казус 2

В данном случае сообщение также подается в Комитет ООН по правам человека.

Сообщение подается от имени Виктора Журавлёва, гражданина РФ, 1947 года рождения, жителя г. Тулы, в лице представителя Царёва С.В., 1976 года рождения, жителя Московской области, Россия.

В данном случае имело место нарушение статей 2 и 7 Международного Пакта о гражданских и политических правах 1966г. (далее Пакт). В статье 7 Пакта говориться: «никто не должен подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению или наказанию».

В данном случае имело место жестокое обращение сотрудников милиции с В. Журавлевым, результаты которого отражены в медицинском диагнозе (черепно-мозговая травма, гидроцефально-гипертензионный синдром).

В пункте 3 статьи 2 Пакта говориться: «каждое участвующее в настоящем Пакте государство обязуется обеспечить любому лицу, права и свободы которого, признаваемые в настоящем Пакте, нарушены, эффективное средство правовой защиты, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

Из материалов дела видно, что прокуратура с завидной регулярностью отказывала в возбуждении уголовного дела по формальным соображениям – отсутствие доказательств, хотя сбор доказательств – обязанность следственных органов. Даже постановления Генеральной прокуратуры (их было 4) об отмене постановлений прокуратуры Тульской области не разрешили данного вопроса. Применение физической силы сотрудниками милиции за «вызывающее поведение» В.Журавлева и отказ сообщить информацию о себе является должностным преступлением, тем более, что был нанесен серьезный вред здоровью.

Следователем прокуратуры была дана неправильная квалификация содеянному. Следовательно, имело место нарушение статей 2 и 7 Пакта.

Казус 3

Сообщение подается в Комитет ООН против пыток от имени Элчина Гуссейнова, гражданина Республики Азербайджан, 1979 года рождения, жителя г. Баку, в лице представителя Путина В.В., 1952 года рождения, жителя г. Санкт-Петербурга, Россия.

Жалоба подается на нарушение Швецией статьи 3 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, которая гласит:

«Ни одно государство - участник не должно высылать, возвращать (refouler) или выдавать какое-либо лицо другому государству, если существуют серьезные основания полагать, что ему может угрожать там применение пыток».

В данном случае предоставленные материалы свидетельствуют о том, что Э. Гуссейнов имеет основания опасаться того, что он будет подвергнут пыткам на территории Азербайджана (уже имели место пытки, причинение вреда здоровью, преследование по политическим мотивам, отказ государственных органов расследовать данные случаи и т.д.).

Совет по миграции Швеции сначала принял решение о высылке Э. Гуссейнова и его супруги. Затем согласно новому закону отказал в предоставлении визы на проживание по формальным мотивам (по гуманитарным соображениям). Но данное обстоятельство не предусмотрено Конвенцией против пыток, как позволяющее выдавать граждан при угрозе причинения им пыток и других форм жестокого обращения.

Казус 4

Сообщение подается в Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин от имени Джафара Г. (отца Шахиды Г.), гражданина Австрии, 1948 года рождения, жителя г. Вены, в лице представителя Медведева Д.А., 1965 года рождения, жителя г. Санкт-Петербурга, Россия.

Сообщение подается против Австрии на нарушение статьи 2 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин.

В данном случае, сообщение подается другим лицом, т.к. Шахида Г. является погибшей.

В отношении Шахиды Г. со стороны мужа применялось насилие, что согласно статье 1 вышеуказанной Конвенции можно квалифицировать как нарушение права на свободу и личную неприкосновенность по признаку пола (ввиду более слабого физического состояния женщины).

Согласно статье 2 Конвенции государство-участник обязано «обеспечить с помощью компетентных национальных судов и других государственных учреждений эффективную защиту женщин против любого акта дискриминации», а также «принимать все соответствующие меры для ликвидации дискриминации в отношении женщин со стороны какого-либолица, организации или предприятия».

Из материалов дела видно, что прокуратура г. Вены, а при последнем инциденте и полиция не предприняли необходимых мер защиты Шахиды Г., в результате чего она была убита своим мужем.

Примечание. Жалобу можно подать при исчерпании всех национальных средств защиты, информация о чём в казусе отсутствует…

Анализ Постановления Пленума Верховного Суда РФ

от 10 октября 2003 г. N 5

Верховный Суд РФ в своём постановлении дал следующие разъяснения.

1. Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее Конвенция) признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека (далее Европейский Суд) обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации. Поэтому применение судами Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда во избежание любого нарушения Конвенции.

2. Конвенция обладает собственным механизмом, который включает обязательную юрисдикцию Европейского Суда и систематический контроль за выполнением постановлений Суда со стороны Комитета министров Совета Европы. В силу п. 1 ст. 46 Конвенции эти постановления в отношении Российской Федерации, принятые окончательно, являются обязательными для всех органов государственной власти РФ, в том числе и для судов.

3. Выполнение постановлений, касающихся Российской Федерации, предполагает в случае необходимости обязательство со стороны государства принять меры частного характера, направленные на устранение нарушений прав человека, предусмотренных Конвенцией, и последствий этих нарушений для заявителя, а также меры общего характера, с тем чтобы предупредить повторение подобных нарушений. Суды в пределах своей компетенции должны действовать таким образом, чтобы обеспечить выполнение обязательств государства, вытекающих из участия Российской Федерации в Конвенции. Если при судебном рассмотрении дела были выявлены обстоятельства, которые способствовали нарушению прав и свобод граждан, гарантированных Конвенцией, суд вправе вынести частное определение (или постановление), в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на обстоятельства и факты нарушения указанных прав и свобод, требующие принятия необходимых мер.

4. При осуществлении судопроизводства суды должны принимать во внимание, что в силу п. 1 ст. 6 Конвенции каждый имеет право на судебное разбирательство в разумные сроки. При исчислении указанных сроков по уголовным делам судебное разбирательство охватывает как процедуру предварительного следствия, так и непосредственно процедуру судебного разбирательства. Согласно правовым позициям, выработанным Европейским Судом, сроки начинают исчисляться со времени, когда лицу предъявлено обвинение или это лицо задержано, заключено под стражу, применены иные меры процессуального принуждения, а заканчиваются в момент, когда приговор вступил в законную силу или уголовное дело либо уголовное преследование прекращено.

Сроки судебного разбирательства по гражданским делам в смысле п. 1 ст. 6 Конвенции начинают исчисляться со времени поступления искового заявления, а заканчиваются в момент исполнения судебного акта.

При определении того, насколько срок судебного разбирательства являлся разумным, во внимание принимается сложность дела, поведение заявителя (истца, ответчика, подозреваемого, обвиняемого, подсудимого), поведение государства в лице соответствующих органов.

5. В соответствии с п. 1 ст. 6 Конвенции каждый при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, имеет право на суд, созданный на основании закона.

Исходя из постановлений Европейского Суда применительно к судебной системе РФ данное правило распространяется не только на судей федеральных судов и мировых судей, но и на присяжных заседателей, призванных в установленном законом порядке к участию в осуществлении правосудия.

6. При разрешении вопросов о продлении срока содержания под стражей судам надлежит учитывать, что согласно п. 3 ст. 5 Конвенции каждое лицо, подвергнутое аресту или задержанию, имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда.

В соответствии с правовыми позициями Европейского Суда при установлении продолжительности срока содержания подсудимого под стражей учитывается период, начинающийся со дня заключения подозреваемого (обвиняемого) под стражу и заканчивающийся днем вынесения приговора судом первой инстанции.

Следует учитывать, что наличие обоснованного подозрения в том, что заключенное под стражу лицо совершило преступление, является необходимым условием для законности ареста. Вместе с тем такое подозрение не может оставаться единственным основанием для продолжительного содержания под стражей. Должны существовать и иные обстоятельства, которые могли бы оправдать изоляцию лица от общества (возможность того, что подозреваемый, обвиняемый или подсудимый могут продолжить преступную деятельность либо скрыться от предварительного следствия или суда, либо сфальсифицировать доказательства по уголовному делу, вступить в сговор со свидетелями). При этом указанные обстоятельства должны быть реальными, обоснованными, то есть подтверждаться достоверными сведениями. В случае продления сроков содержания под стражей суды должны указывать конкретные обстоятельства, оправдывающие продление этих сроков, а также доказательства, подтверждающие наличие этих обстоятельств.

7. Принимая решение о заключении обвиняемых под стражу в качестве меры пресечения, о продлении сроков содержания их под стражей, разрешая жалобы обвиняемых на незаконные действия должностных лиц органов предварительного расследования, суды должны учитывать необходимость соблюдения прав лиц, содержащихся под стражей, предусмотренных ст. 3, 5, 6 и 13 Конвенции. При разрешении ходатайства об освобождении из-под стражи или жалобы на продление срока содержания под стражей суду необходимо принимать во внимание положения ст. 3 Конвенции, согласно которой никто не должен подвергаться пыткам и бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.

В практике применения Конвенции Европейским Судом к «бесчеловечному обращению» относятся случаи, когда такое обращение, как правило, носит преднамеренный характер, имеет место на протяжении нескольких часов или когда в результате такого обращения человеку были причинены реальный физический вред либо глубокие физические или психические страдания.

Следует учитывать, что в соответствии со ст. 3 Конвенции и требованиями, содержащимися в постановлениях Европейского Суда, условия содержания обвиняемых под стражей должны быть совместимы с уважением к человеческому достоинству. Унижающим достоинство обращением признается, в частности, такое обращение, которое вызывает у лица чувство страха, тревоги и собственной неполноценности. При этом лицу не должны причиняться лишения и страдания в более высокой степени, чем тот уровень страданий, который неизбежен при лишении свободы, а здоровье и благополучие лица должны быть гарантированы с учетом практических требований режима содержания.

Оценка указанного уровня осуществляется в зависимости от конкретных обстоятельств, в частности от продолжительности неправомерного обращения с человеком, характера физических и психических последствий такого обращения. В некоторых случаях принимаются во внимание пол, возраст и состояние здоровья лица, которое подверглось бесчеловечному или унижающему достоинство обращению.

Дело «Калашников против Российской Федерации»

В своем вердикте Европейский суд по правам человека признал, что в отношении Калашникова были нарушены положения статей 3, 5 и 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Статья 3 Конвенции устанавливает:

«Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».

Пункт 3 Статьи 5 Конвенции устанавливает:

«Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом (с) пункта 1 настоящей Статьи [...] имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд».

Пункт 1 Статьи 6 Конвенции устанавливает:

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона».

Нарушения касаются условий его содержания в следственном изоляторе (переполненность камеры, антисанитарные условия, постоянный шум, отсутствие возможности для сна и т.д.), а также сроков следствия и рассмотрения уголовного дела в суде. По решению суда российские власти должны выплатить Калашникову 5 тысяч евро в качестве компенсации за моральный ущерб и 3 тысячи евро в порядке возмещения судебных издержек.

Решение Европейского суда по делу Валерия Калашникова - прецедент, имеющий исключительно важное значение в вопросе соблюдения в России гражданских прав и свобод. Фактически оно означает признание того, что абсолютное большинство подследственных, содержащихся в российских СИЗО, - жертвы несовершенства российской пенитенциарной системы и пренебрежения государством правами своих граждан.

Правительство начало осуществлять две крупные реформы, которые обеспечили существенное улучшение условий предварительного заключения и последовательное соблюдение требований Конвенции:

1) Федеральная целевая программа «Реформирование уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации на 2002 - 2006 годы», утвержденная постановлением Правительства РФ от 29 августа 2001г., предусматривает строительство новых следственных изоляторов (СИЗО) на 10130 мест и реконструкцию большого числа существующих, с перспективой улучшения санитарных условий содержания в заключении. В 2002г. в российских СИЗО было создано 838 новых мест.

В результате указанных мер размер санитарной площади в расчете на одного заключенного увеличился к 1 января 2003г. до 3,46 кв.м. Предусмотрено дальнейшее улучшение. В большинстве российских регионов число лиц, содержащихся в предварительном заключении, больше не превышает предельных норм, установленных для следственных изоляторов.

Уголовно-исполнительный Кодекс РФ также претерпел значительные изменения, направленные на приведение содержащихся в нем норм в соответствие с международными стандартами в данной области.

2) Новый Уголовно-процессуальный кодекс, вступивший в силу 1 июля 2002г., обеспечил существенное сокращение числа обвиняемых, находящихся в заключении в ожидании суда, в частности, за счет передачи судам полномочий о вынесении постановлений о заключения под стражу и введения более жестких критериев, допускающих заключение под стражу до суда. Так, среднее число подследственных, заключаемых под стражу в месяц, сократилось с 10 тыс. в 2001г. до 3,7 тыс. в сентябре-октябре 2002г. В результате общее число содержащихся под стражей сократилось со 199 тыс. в октябре 2001г. до 137 тыс. в октябре 2002г., обеспечив, таким образом, существенное сокращение переполнения помещений следственных изоляторов (СИЗО);

Новый УПК РФ является хорошим средством предотвращения новых подобных нарушений, поскольку он передает в ведение судов всю полноту полномочий назначать и продлевать предварительное заключение и вводит более строгие сроки проведения расследования и судебного разбирательства (см. статьи 109, 162, 255).

Верховный суд Российской Федерации также стал уделять этой проблеме самое пристальное внимание (в частности, виновные в судебной волоките по делу В.Е. Калашникова судьи отстранены от занимаемых должностей и более в судебной системе не работают), данные проблемы начали решаться.

Кроме того, по результатам постановления по делу Калашникова Заместитель Председателя Верховного Суда РФ 5 сентября 2002 г. разослал циркулярное письмо во все районные и республиканские суды РФ, указывая на наличие необоснованных процессуальных задержек, лежащих в основе нарушений, выявленных Судом в деле Калашникова. В циркуляре подчеркивается, что постановление по делу Калашникова имеет значение прецедента, за которым последуют очень серьезные последствия, поскольку оно отражает позицию Суда по важному вопросу, касающемуся основополагающих прав лиц, подвергаемых уголовному наказанию, в том числе права на разумный срок процессуальных действий. В конце циркуляра содержится призыв ко всем судам обеспечивать строгое соблюдение сроков, установленных Уголовно-процессуальным кодексом для расследования и судебного разбирательства, и предотвращать необоснованные процессуальные задержки.

Анализ решений Европейского Суда по правам человека

в отношении дел против России за 2006-2008г.

Анализ последних дел Европейского Суда по правам человека (далее Европейский Суд) отчетливо показывает, что большинство нарушений, на которые жалуются граждане России происходит с сфере судопроизводства. Как правило, это длительное неисполнение решений судов РФ.

Статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее Конвенция) устанавливает:

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона…».

Например, по делу «Коляда против Российской Федерации» (жалоба № 31276/02), Европейский Суд установил факт неисполнения решения суда РФ на протяжении почти пяти лет. При таких нарушениях, естественно ни о какой справедливости правосудия говорить нельзя. При неисполнении решений суда правосудие само по себе вообще не имеет смысла.

Большинство вышеуказанных исков связано с присуждением денежных компенсаций (долги по зарплате, компенсация вреда и т.д.), поэтому нарушение статьи 6 Конвенции часто бывает связано с нарушением статьи 1 Протокола №1 к Конвенции, которая гласит:

«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права…».

Несколько жалоб подано гражданами в связи с длительностью судебного разбирательства по уголовным делам, что также, несомненно, является нарушением права граждан на справедливое правосудие в разумные сроки.

Достаточно много жалоб поступает в Европейский Суд от жителей Северокавказского региона РФ. В основном данные жалобы связаны с нарушением права на жизнь, права на свободу и личную неприкосновенность, запрета на пытки и негуманное обращение, права на эффективное средство правовой защиты (статьи 2, 3, 5, 13 Конвенции).

Например, по делу «Цурова и другие против России» (жалоба 29958/04) заявители жаловались на незаконное задержание и исчезновение близкого родственника, а также на неадекватное расследование указанных обстоятельств, которые имели место на территории Чеченской Республики. Европейский Суд жалобу заявителей удовлетворил, признав нарушение статей 2, 3, 5, 13 Конвенции.

Жалобы в Европейский Суд на нарушение других прав, предусмотренных Конвенцией и Протоколами к ней, подаются реже, хотя тоже имеют место (например, на нарушение права беспрепятственного пользования имуществом, которое предусмотрено статьей 1 Протокола №1 к Конвенции).

Единственное замечание, которое можно отметить в работе Европейского Суда – по поводу некорректного названия дел (например «Калашников против Российской Федерации» ). Понятия «Российская Федерация» и «Россия» включают в себя и население, и территорию, и суверенитет, и многое другое. Более корректно было бы называть дела, например, так: «Калашников против властей Российской Федерации». В первом случае человек противопоставляется всему государству, что не совсем имеет место на самом деле, а во втором случае название является более правильным, т.к. отражает реальную суть противостояния гражданина и власти, гражданина и государственного механизма). Хотя субъектом международного права является именно Россия, иск все-таки должен подаваться к власти, которая действует от имени государства и должна нести ответственность за происходящее в государстве. Иначе получается, что права граждан нарушает власть, а виновной считается вся Россия.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий