регистрация / вход

добровольный отказ от совершения преступления 2

Московский Университет МВД РФ Тульский филиал Курсовая работа по Уголовному праву «Добровольный отказ от совершения преступления» Тула -2004 План.

Московский Университет МВД РФ

Тульский филиал

Курсовая работа по Уголовному праву

«Добровольный отказ от совершения преступления»

Тула -2004

План.

Введение.

I. Понятие и юридическая природа добровольного отказа от совершения преступления.

II. Признаки добровольного отказа от совершения преступления.

III. Добровольный отказ на стадиях преступной деятельности.

IV. Особенности добровольного отказа от совершения преступления при соучастии.

Заключение.

Список использованной литературы.


Введение.

Большое влияние на становление правового государства в России в XXI веке играет сложившаяся тяжелая криминальная ситуация. Об этом нам свидетельствует рост числа умышленных преступлений, борьба с которыми является приоритетной задачей правоохранительных органов, а, следовательно, и уголовного права. Для решения данной проблемы следует применять весь комплекс норм как охранительных, так и поощрительных, особое место среди которых выделяют добровольный отказ от совершения преступления. Данные нормы призваны стимулировать поведение людей на социально полезное поведение, а, значит, способствовать снижению роста преступлений и улучшения криминальной обстановки.

Тема добровольного отказа от совершения преступления вызывает особый интерес и относится к числу наиболее важнейших и сложных проблем уголовного права, как в национальной правовой системе, так и в правовых системах зарубежных стран. Различные аспекты данного вопроса освещены в научных работах таких ученых, как П.Ф. Гришанина, Д.Е. Дядько, Г.Г. Кривопалова, Н.Ф. Кузнецовой, С.И. Никулина, А.А. Пионтковского, К.А. Панько, С.С. Рожкова, А.Д. Сафронова, А.А. Тер-Акопова.

Но большинство вопросов до сих пор остаются дискуссионными. По этому, на мой взгляд, цель данной работы является дать правовую оценку института добровольного отказа от совершения преступления, раскрыть сущность и основные признаки данного правового явления.


I.Понятие и юридическая природа добровольного отказа от совершения преступления.

При поверхностном анализе может показаться, что сама формулировка «добровольный отказ» не вызывает особой сложности и не требует дальнейшего толкования.

Ведь слово «отказаться» в общеупотребительном значении означает «выразить свое несогласие с чем-либо», «не пожелать делать что-либо».[1] Если лицо по собственной воле добровольно отказалось («не пожелало») от совершения преступления, то вполне естественно, что оно не должно нести ответственность за преступление, которое данное лицо фактически не совершало.

Например, у лица есть реальная возможность совершить преступление (украсть что-либо, изготовить что-либо и т.п.), будучи уверенным, что о данном факте никто не узнает, но этот человек отказывается («не желает») совершать такое деяние, то вопрос о его ответственности является риторическим.

Но стоит только рассмотреть данный правовой институт глубже – возникают проблемы: существует и другое определение понятия «отказаться»: «перестать продолжать что-либо»[2] .

С этим значением данного слова связано юридическое понятие добровольного отказа от совершения преступления. О таком отказе можно говорить только в том случае, если налицо определенные действия, выполненные лицом для достижения преступного намеренья. Лишь в этих случаях вопрос об освобождении уголовной ответственности имеет место, причем он не только перестает быть бессмысленным, но и образует в уголовном законодательстве целую совокупность правовых норм, которая носит название «институт добровольный отказ от совершения преступления».

Не мало важно дать оценку термина «добровольный», на мой взгляд, он раскрывается толковым словарем русского языка, где ему дается понятие «сделанный кем-нибудь по своей воле, без принуждения»[3] . То есть это отказ по субъективному убеждению человека. Мотивы добровольного отказа от совершения преступления могут быть разными: страх перед опасностью, малая ценность имущества. А в некоторых случаях уговоры и угрозы со стороны потерпевшего. В данной ситуации Дурманов Н.Д. предлагает решать вопрос о виновности или невиновности подсудимого на основе мельчайших деталей и оттенков события.[4]

Поэтому я склоняюсь к мнению Сахарова – следует избегать расширительного толкования такого интеллектуального момента добровольного отказа, как наличие у лица осознания возможности доведения преступления до конца, ибо это может привести к необоснованному освобождению от уголовной ответственности[5] .

Принятый в 1996 году уголовный кодекс Российской Федерации сделал шаг вперед по сравнению с предыдущим, уголовно-правовые разработки которого уступали дореволюционному законодательству. Прогресс законодательства затронул и институт добровольного отказа от совершения преступления: формулировка стала лаконичной и отвечающей требования законодательной техники добровольного отказа, новеллой явилось положение о порядке и условиях освобождения от уголовной ответственности соучастников преступления, добровольно отказавшихся от его совершения.

Итак, уголовный кодекс РФ дает следующее определение добровольного отказа от совершения преступления. Добровольным отказом, согласно статье 31 УК РФ признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца. При этом оно не подлежит уголовной ответственности за преступление, если данное лицо добровольно, окончательно отказалось от совершения этого преступления до конца, уголовная же ответственность наступает в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления. Как видно из определения, даже на первый взгляд, в Настоящем уголовном кодексе наиболее полно дано понятие добровольного отказа в отличие от предыдущего УК, так как перечислено больше существенных признаков данного понятия.

Статья 16 УК РСФСР 1960 года гласит о том, что лицом, добровольно отказавшимся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности лишь в том случае, если фактически совершенное им деяние содержало состав иного преступления. Данная формулировка явно неудачна, так как не полностью отражает данное правовое явление.

Выяснение же понятия добровольного отказа служит отправным пунктом для правильного определения основания освобождения от уголовной ответственности и наказания при добровольном отказе и доведении преступления до конца[6] .

Таким основанием является сам отказ. Уголовному праву РФ известны и другие условия освобождения от уголовной ответственности, которые имеют внешнее сходство с рассматриваемым институтом. Разрешение этих вопросов тесно связано с более широкой проблемой – что является основанием уголовной ответственности в российском законодательстве. По поводу данной проблемы велось множество дискуссий, но большинство ученых считает, что наиболее правильной точкой зрения является то, что определяется ст. 8 УК РФ.

Исходя из этого положения, что единственным основанием уголовной ответственности является состав преступления, можно правильно решить вопрос об основании, освобождающем от уголовной ответственности при добровольном отказе. Добровольный отказ от доведения преступления до конца выражается в сознательном акте, направленном на прекращение преступной деятельности, т.е. данный акт свидетельствует о том, что у лица отпал преступный умысел, а, следовательно, отпала и общественная опасность – основной материальный признак преступления. Таким образом, в действиях лица, добровольно отказавшегося от совершения преступления, отсутствует элемент состава преступления. А согласно положению о единстве элементов состава преступления (при отсутствии хотя бы одного из элементов состава преступления отсутствует и весь состав преступления) можно сделать вывод, что в деянии лица, добровольно отказавшееся от преступления нет состава преступления, следовательно, данное лицо не будет привлечено к уголовной ответственности.

Но встречаются такие случаи, когда преступник, намереваясь совершить одно преступление, добровольно отказывается от его совершения, но тут же приступает к совершению другого преступления. Происходит своеобразное «замещение» виновным одного преступления другим более тяжким или более легким.[7]

Так, преступник, намереваясь совершить убийство, отказывается от доведения данного преступления и отбирает у него деньги, т.е. совершая разбой.

Во всех таких случаях признается добровольный отказ от того преступления, которое лицо собиралось совершить вначале, но виновный будет привлечен к уголовной ответственности за преступление, которое он фактически совершил.[8]

Так же иногда выполняются действия объективно похожие на подготовку к совершению преступления, но внешнее сходство не всегда дает основание говорить о намерении лица совершить преступление. Для этого следует необходимо учитывать субъективное отношение лица к деянию: стремилось ли лицо к достижению преступного результата. Если нет, то совершенные действия не образуют стадию преступной деятельности, а, значит, добровольное их прекращение нельзя рассматривать как добровольный отказ от совершения преступления, т.к. отсутствует умысел.

Таким образом, добровольный отказ является основанием освобождения от уголовной ответственности, т.к. отсутствуют признаки состава преступления, а исходя из ст. 8 УК РФ лицо не будет привлечено к уголовной ответственности.

С данным положением не согласна профессор Н.Ф. Кузнецова. Так она проводит идею о признании добровольного отказа от совершения преступления обстоятельством, исключающим уголовную ответственность и наказание. При добровольном отказе от совершения преступления, она считает, что в деятельности лица нет состава преступления ни оконченного, ни неоконченного, т.е. прерванного по независящим от него обстоятельствам приготовления или покушения[9] . Исходя из этого, Н.Ф. Кузнецова считает верным относить добровольный отказ от совершения преступления к видам исключения от уголовной ответственности, а не освобождения от нее.

Ее теория критикуется большинством ученых:

Во-первых, если исходить из установившегося в уголовном праве мнения, что единственным основанием уголовной ответственности является наличие в деяние лица необходимых признаков состава преступления, то следует признать, что отсутствие в деяние лица таких признаков представляет основание, исключающее уголовную ответственность и наказание. Наличие же обстоятельства, освобождающего от уголовной ответственности, всегда предполагает, что до его появления основание уголовной ответственности было налицо, что, впрочем, не отрицает и Н. Ф. Кузнецова. Но ведь до того момента, когда лицо в силу собственного волеизъявления отказывается от реализации преступного намерения, его деяние содержит необходимые признаки состава неоконченного преступления, следовательно, имеется основание для его привлечения к уголовной ответственности.

Во-вторых, лицо, утратившее умысел на продолжение преступной деятельности, на совершение преступления в целом не представляет в данных условиях опасности для общества. Однако сам по себе акт позитивного поведения лица не может свидетельствовать о нейтрализации общественной опасности предварительной преступной деятельности, реально объективированной во внешнем проявлении[10] . Именно поэтому законодатель установил: лицо подлежит уголовной ответственности, если фактически совершенное им деяние содержит состав иного преступления.

Таким образом, следует поддержать тех, исследователей, которые рассматривают добровольный отказ от совершения преступления в качестве вида освобождения от уголовной ответственности по нереабилитирующим обстоятельствам[11] .

Наряду с добровольным отказом от совершения преступления существуют и другие нормы, освобождающие от уголовной ответственности, это гл. 8, гл. 11. В главе восьмой дается перечень обстоятельств, исключающих преступность деяния. Каждый вид обстоятельств отличается от добровольного отказа по своей юридической природе.

Принципиально неправильным является суждение, приравнивающее добровольный отказ к необходимой обороне и крайней необходимости. Это утверждение было подвергнуто справедливому осуждению в силу того, что действия совершенные при необходимой обороне и крайней необходимости правомерны и общественно полезны от начала и до конца, ибо совершаются при защите интересов личности. Учитывая эти обстоятельства, законодатель специально их выделяет и указывает, что они исключают уголовную ответственность. При добровольном отказе происходит прекращение общественно опасной деятельности, погашающее уголовную ответственность за совершение преступления.

Также нельзя считать причинение вреда при задержании лица совершившего преступление. Очевидно, что данное обстоятельство наряду с обоснованным риском представляют собой активные действия, направленные на разумное, соразмерное причинение вреда преступнику и на достижение общественно полезной цели. Эти действия не создают угрозу общественным отношениям, охраняемым уголовным законом. Тогда как грань между угрозой и причинением вреда при добровольном отказе очень тонка.

Что касается исключения приказа или распоряжения как обстоятельства исключающего преступность деяния, то здесь в соответствии с темой важно сравнять неисполнение заведомо незаконного приказа или распоряжения и добровольный отказ. Неисполнение преступного приказа находится за стадиями преступной деятельности. Добровольный отказ предполагает прекращение преступной деятельности в момент ее начала.

Для того чтобы глубже уяснить юридическую природу добровольного отказа необходимо выяснить различие оснований освобождения от уголовной ответственности предусмотренные ст. 31 и ст. 76,77, 78. Но ст. 77 УК РФ утратила силу по Федеральному закону Российской Федерации от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации»

Из анализа содержания этих статей гл. 11 УК РФ вытекает то, что основанием освобождения от уголовной ответственности и наказания являются обстоятельства:

-вследствие примирения с потерпевшим, если лицо загладило причиненный потерпевшему вред;

-с истечением сроков давности.

Необходимо подчеркнуть, что в действия лица освобожденного от уголовной ответственности и наказания по основаниям ст. 76, 78 УК РФ содержится состав преступления (в прошлом). Хотя, освобождение от уголовной ответственности и наказания в порядке этих статей является полным, окончательным и безусловным, но оно связано с обязательным требованием - примирение с потерпевшим или истечением сроков давности[12] . Отсутствие этих условий исключает возможность применения ст. ст. 76, 78 УК РФ. Освобождение от уголовной ответственности по основанию, предусмотренному ст. 31 УК РФ, не связано с такими условиями – и является безусловным.

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что основания освобождения от уголовной ответственности и наказания предусмотренными в ст. ст. 76, 78 и 31 УК РФ не идентичны, а, следовательно, различна их юридическая природа. Это проявляется в том, что освобождение от уголовной ответственности и наказания по основаниям, предусмотренным ст. ст. 76, 78 УК РФ, являются правом, а по основанию, предусмотренному ст. 31 обязанностью судебно-следственных органов.

Также не следует путать добровольный отказ от деятельного раскаяния. Необходимо поподробнее остановиться на данном институте, чтобы выявить главные отличительные признаки деятельного раскаяния от добровольного отказа.

В УК РФ институт деятельного раскаяния по сравнению с УК РСФСР раскрыт более полно и последовательно. Суть его в том, что лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, в случае явки с повинной, сдачи орудий или средств совершения преступления, способствования его раскрытию и пресечению, а также выполнения ряда других указанных в законе требований может быть освобождено от уголовной ответственности, т.к. перестало быть общественно опасным.

Юридическое отражение этот институт нашел в ст. 75 УК РФ и примечаниях к ряду статей Особенной части Кодекса. Наряду с этим необходимо учитывать и нормы п.п. «и», «к» ст. 61, а также ст. 62 УК РФ. В соответствии с ними явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличение других соучастников преступления, розыск имущества и т.д. является смягчающими вину обстоятельствами.

В то же время следует заметить: юридическая природа оснований освобождения уголовной ответственности при деятельном рассмотрении различна. Их можно разделить на две группы. Первая закреплена в п. 1 ст. 75 УК РФ, в соответствии с которой лицо может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления небольшой тяжести, добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб. Иным видом оснований освобождения от уголовной ответственности при деятельном раскаянии выступают положения ч.2 ст. 75 УК РФ: совершение преступления тяжкого и особо тяжкого преступлений и наличии условий указанных в ч. 1 этой статьи лицо может быть освобождено от уголовной ответственности лишь в случаях, специально предусмотренных Особенной частью УК РФ. Это, например, самовольное оставление части и дезертирство (ч.ч. 3 и 4 ст. 337 и ч.1 ст. 338 УК РФ).

Для указанных выше двух групп общим является то, что освобождение от уголовной ответственности носит «возможный характер». Здесь учитывается не только наличие или отсутствие указанных в ч.1 ст.75 и примечаниях к ст.ст.337 и 338 УК РФ признаков, но и другие обстоятельства: предыдущее поведение лица, совершившего преступление, полнота и своевременность возмещения причиненного вреда, степень тяжести сложившихся обстоятельств и т.п.

Исходя из этого, можно выделить отличительные признаки деятельного раскаяния. Во-первых: деятельное раскаяние возможно лишь после оконченного преступления, тогда как добровольный отказ находится на стадии предварительной преступной деятельности. Во-вторых: освобождение от уголовной ответственности при деятельном раскаянии, является возможным; при добровольном отказе лицо полностью освобождается от уголовной ответственности за преступление, которое оно намеревалось совершить, но добровольно, осознанно, окончательно от него отказалось. Освобождение от уголовной ответственности возможно и в случаях, специально указанных в Особенной части УК при соблюдении закрепленных условий. В примечаниях к статьям особенной части подчеркивается, что лицо в случае совершения определенных действий, либо воздержании от них освобождается от уголовной ответственности.

Итак, в действующем УК РФ институт добровольного отказа вобрал в себя достижения дореволюционной и советской юридической техники, и в настоящем УК представлен более четко и последовательно, нежели в предыдущем УК 1966 года, хотя нельзя сказать, что в этом институте правовая мысль достигла результата крайней точки развития (существуют недоработки, что очевидно из анализа практического применения норм данного института).

Наряду с этим, добровольный отказ, являясь основанием освобождения от уголовной ответственности, отличается по своей юридической природе от сходных институтов уголовного права.

Также для признания отказа добровольным безразлично какими мотивами руководствовалось лицо, отказываясь от продолжения и завершения начатой преступной деятельности. Отсутствие в законе указания о том, что добровольный отказ имеет место только при наличии определенных мотивов, свидетельствует, что для закона все мотивы равны.


II.Признаки добровольного отказа от совершения преступления.

Добровольный отказ в российском уголовном праве (как отрасли права) характеризуется ограниченным сочетанием и тесным переплетением многих основных признаков.

Согласно ч. 2 ст. 31 УК РФ, одним из них является добровольное оставление преступного намерения, а не приостановление его в силу внешних обстоятельств, которые сделали невозможным дальнейшее продолжение преступной деятельности и возникли помимо воли виновного.

Справедливое решение не может находиться в зависимости лишь от того, как ответит на указанные вопросы само лицо, подозреваемое (обвиняемое) в преступлении[13] . Следовательно, так же важно определить, не противоречат ли эти объяснения объективным данным. А для этого необходимо найти объективные критерии, помогающие прийти к обоснованию решения о добровольном отказе от совершения преступления, в каждом случае, по любому уголовному делу.

Критерием добровольности отказа лица от доведения преступления до конца могут быть лишь его собственные действия. Оценка этих действий, разумеется, должна быть основана на требованиях закона. В ст. 31 УК РФ в полном объеме даются эти оценки, хотя добровольный отказ как институт уголовного права опирался на иные статьи УК, а также на принципы российского уголовного права. Нужно выделить наиболее важные из них для правильной оценки поставленного вопроса.

Одним из важных объективных признаков добровольности отказа от
совершения преступления это наличие фактических данных, свидетельствующих о том, что у человека, начавшего преступление, имелась реальная возможность , а также осознанная возможность довести это преступление до конца.

Напротив, фактические данные, свидетельствующие о том, что преступник не имел возможности завершить начатое им преступление, могут указывать на вынужденный характер его дальнейшего поведения, а, значит, данное лицо будет подлежать уголовной ответственности.

Например, виновный оказывается не в состоянии преодолеть возникшие препятствия (вор не смог открыть замок и вынужден был прекратить попытку проникновения в помещение; убийца встретил эффективное сопротивление со стороны потерпевшего и не смог довести до конца начатое им преступление) или возникают обстоятельства, которые виновное лицо не мог предвидеть (вор, открыв сейф, не обнаружил там денег, хотя он был в полной уверенности, что они хранятся в этом сейфе), или действия виновного пресекаются иными лицами, или появляется реальная возможность (опасность) задержания. В каждом из этих вариантов обстоятельства складываются таким образом, что виновным не в состоянии довести до конца начатое им преступление.

Наряду с этим бывают случаи, когда преступник оказывается не в состоянии дать правильную оценку сложившейся обстановке и приходит к ошибочному выводу об отсутствии у него реальной возможности довести начатое преступление до конца, хотя в действительности такая возможность имелась. В подобной ситуации отказ от продолжения преступления ясно не соответствовал истинным намерениям виновного, и, несмотря на то, что реального препятствия для окончания преступного действия не было, мнимая угроза опасности сыграла свою роль[14] . Однако она повлекла не добровольный отказ виновного от доведения, начатых им преступных действий.

Возможна и противоположная ситуация, когда отсутствуют фактические условия для совершения преступления, но виновный, тем не менее, ошибочно считает, что нет препятствий для осуществления его преступного замысла, и все же, несмотря на это он отказывается от совершения преступления.

Следует также отметить, что само по себе наличие или отсутствие реальной возможности довести преступление до конца не позволяет еще сделать вывод, действительно ли имелся добровольный отказ от совершения преступления. Надо учитывать всю совокупность обстоятельств происшедшего события, принимать во внимание субъективную оценку этих обстоятельств самим виновным[15] .

Наряду с признаком реальности немаловажным является признак осознанности . Осознанная возможность доведения до конца начатого преступления - это сформированное сознание лица, принявшего решение о добровольном прекращении начатого, намеченного преступления. Если признак добровольности обусловлен волей лица, то осознанная возможность сознанием, то есть пониманием того, что может совершить, довести до конца начатые преступные действия, однако в силу волевого самостоятельного желания прекратить начатое оставляет и не приступает в будущем к начатому преступлению. Например, «киллер», нацелив снайперскую винтовку на потерпевшего, в последний момент принял решение о прекращении своих общественно опасных действий, хотя понимал, что ему стоит только нажать на спусковой крючок, но он воздержался от этих действий по собственной воле. Таким образом, отказался от доведения преступления до конца, что освобождает его от уголовной ответственности за покушение на убийство.

В советском уголовном праве некоторые ученые не выделяют признак осознанной возможности как самостоятельной, считая, что он является производным от признака добровольности. Так Тер-Акопов считал, что воля контролирует не только помысел, но и действует на осознание лицом своих действий[16] . Соотношение воли и сознания это философская проблема, взгляды на которую представляли ученые-философы немецкой классической философии и их противники (например, Шопенгауэр). Однако законодатель выделяет данный признак как самостоятельный и он по ряду критериев имеет право на независимость.

Другим признаком добровольного отказа от совершения преступления являются фактические данные, указывающие на то, что лицо отказалось от преступного намерения полностью и окончательно .

Важно, чтобы человек, отказавшийся от доведения до конца конкретного преступления, вместе с тем, не преследовал бы цели вернуться к: завершению данного преступного деяния в будущем.

Если виновный не отказывается от намерения совершить преступление, а лишь временно отложил осуществление этого намерения до более «благоприятного» случая, то такая отсрочка исключает добровольность отказа от совершения преступления. Она свидетельствует о том, что виновное лицо, не перестало быть общественно опасным[17] .

При этом не имеет значения, на какой срок переносится исполнение задуманного – на короткий или долгий, определенный или неопределенный. Ни длительность срока, ни его определенность не влияют на юридическую оценку содеянного. Для нее существенную роль играет тот факт, что виновное лицо не отказалось от преступного намерения.

Добровольный отказ от совершения преступления должен быть не только полным и окончательным, но и безусловным. Лицо, добровольно прекращающее свою преступную деятельность, не оговаривает это прекращение никакими условиями. Единственным условием, на которое оно может рассчитывать, является установленная законом гарантия: если оно действительно добровольно отказывается от доведения преступления до конца, то ему обеспечивается освобождение от уголовной ответственности за данное (неоконченное) преступление.

Как уже отмечалось, лицо может быть привлечено к уголовной ответственности, если до принятия им решения о добровольном отказе от совершения намеченного преступления оно совершило действия, образующие состав иного преступления.

Способы совершения преступлений различны. Ряд преступлений совершается такими способами, элементы которых сами по себе не опасны. Однако если существуют аналогичные по форме действия, не связанные с намерением лица совершить преступление, то вполне ясно, что они не представляют никакой общественной опасности.

Если способы, используемые при подготовке и совершении, сами по себе не являются преступными, то добровольный отказ от доведения преступления до конца исключает всякую уголовную ответственность. Совершив подобные приготовительные действия, не содержащие состава преступления, лицо может отказаться от дальнейшей деятельности, не опасаясь уголовной ответственности[18] .

Однако некоторые преступления по своему характеру таковы,что их общественная опасность состоит не только в конечном результате, т.е. в тех последствиях, достичь которых стремилось данное лицо. Преступными могут быть и сами способы, приемы достижения этого результата. При таких обстоятельствах и приготовительные действия, и покушение на «основное» преступление могут образовать самостоятельное преступление. Соотношение «основного» преступления и «промежуточного» такое, что конечное более опасно, чем предшествующее ему преступление.

В качестве самостоятельного преступления могут расцениваться и те действия, которые были совершены виновным в процессе покушения на «основное» преступление[19] .

Однако в некоторых видах преступлений невозможно выделить стадию покушения. Так, трудно себе представить покушение на оскорбление, клевету, хулиганство и другие преступления. В них действие, направленное на совершение преступления, образует собственное преступление.

Поскольку в таких случаях невозможно ограничить покушение на преступление от самого преступления, то нельзя говорить о добровольном отказе от совершения преступления на стадии покушения.

Ряд преступлений носят длительный характер. В частности, к ним относятся преступления, выражающиеся в уклонении от исполнения определенной обязанности: злостное уклонение от уплаты алиментов или от содержания детей. Все эти преступления характеризуются тем, что лицо обязанное выполнить определенное действие, в течение какого-либо относительно длительного периода умышленно уклоняется от исполнения этой обязанности, причиняя тем самым ущерб интересам общества, отдельных граждан.

Длящиеся преступления считаются законченными с того момента, как только лицо, обязанное совершить определенное действие, уклонилось от исполнения своей обязанности. В этот момент виновное лицо уже причинило общественно опасный вред.

Поэтому последующий отказ от продолжения тех же действий не освобождает виновного от уголовной ответственности, за исключением случаев, специально предусмотренных законом.[20]


III.Добровольный отказ на стадиях преступной деятельности.

В уголовном праве существует деление на оконченное и неоконченное преступление. Исходя из ст.31 УК, можно заключить, что добровольный отказ от совершения преступления возможен на стадии неоконченного преступления. Ст. 30 УК выделяет две стадии неоконченного преступления, на которых может произойти добровольный отказ от доведения преступления до конца это приготовление к преступлению и покушение.

Отказ от совершения преступления на стадии приготовления состоит в том, что лицо воздерживается от дальнейших действий, непосредственно направленных на достижение преступного результата, либо ликвидирует условия, созданные и для совершения преступления.

В частности, обзаведясь орудием совершения преступления или приспособив для этого какой-то предмет, лицо фактически не делает попытки использовать данное орудие (предмет) «по назначению» или даже вовсе уничтожает его; или, договорившись с кем-то о совместном совершении преступления, либо подготовив план преступления, заманив предполагаемую жертву в удобное для расправы место и так далее, уничтожает разработанный план и не выполняет иных, ранее намеченных преступных действий. Вопрос о возможности добровольного отказа от совершения преступления на стадии покушения спора не вызывает[21] .

Добровольный отказ в стадии покушения на преступление возможен не всегда, т.к. данная стадия связана с окончательным составом[22] .

Как правило, добровольный отказ допустим лишь при неоконченном покушении, когда лицо еще не выполнило всех действий, которые, по его мнению, были необходимы для достижения преступного результата. Добровольно отказываясь от совершения преступления, данное лицо воздерживается от выполнения «оставшихся» действий, сознавая при этом, что вполне может довести преступление до конца.

Добровольный отказ возможен и при оконченном покушении. Оконченное покушение выражается в совершении всех действий, которые, по мнению лица, были необходимы для достижения преступного результата. Преступный результат притом не наступает по причинам, не зависящим от воли виновного. Например, преступник умышленно наносит удары с целью причинить тяжкие телесные повреждения, но потерпевший уклоняется от этих ударов. Действие, которое виновный считал необходимым для причинения телесных повреждений, выполнено, но опасные последствия не наступили – этому воспрепятствовал потерпевший; если бы последний не уклонился от ударов, то преступник достиг бы желаемой цели. Совершенное деяние будет квалифицироваться в данном случае как покушение на умышленное нанесение тяжких телесных повреждений. Хотя вредный результат и не наступил, тем не менее, добровольный отказ от доведения преступления до конца здесь отсутствует, поскольку все действия, необходимые и достаточные, по мнению виновного, для достижения намеченной им цели, он выполнил.

На первый взгляд в ситуации никакой сложности нет: преступник умышленно совершил общественно опасные действия, направленные на достижение преступного результата, но коль скоро он не смог добиться желаемого, то должен нести ответственность за покушение на преступление. Этот вывод верен и не вызывает сомнений, когда перед преступником возникают препятствия, которые он не в силах преодолеть (например, потерпевший оказывает активное сопротивление или убегает). Но бывает и так, чтопреступник не встречает подобных препятствий, либо преодолевает их. Не сумев достичь цели с первой попытки, преступник иногда имеет возможность повторить покушение (например, нанесение повторного удара, второй выстрел или использовать иные средства воздействия) и таким образом добиться желаемых для него последствий. Если в конечном итоге преступный результат наступил, то все предыдущие действия, не достигшие цели, не могут оцениваться отдельно от этого результата. Их нельзя рассматривать как покушение, т.к. совершенное деяние составляет единое целое. Оно образует законченное преступление.

С совершением определенных действий, которые, по мнению виновного, были достаточны для доведения преступления доконца, оно считается законченным. Как только задуманное им преступное действие выполнено, добровольный отказ от доведения преступления до конца становится объективно невозможным. Такого рода подобие добровольного отказа (отказ от первоначального намерения после неудавшегося покушения) может быть учтено судом при назначении наказания, как свидетельство чистосердечного раскаяния данного лица[23] .

Можно провести некоторую аналогию и с решением вопроса о добровольном отказе в случае совершения преступления, которое считается оконченным с момента выполнения преступного действия независимо от наступления вредных последствий. Как только это действие выполнено, говорить об отказе от доведения преступления до конца становится практически невозможно, поскольку преступление фактически уже совершено[24] .

Например, разбой представляет собой нападение с целью завладения имуществом, соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего или с угрозой применения такого насилия. Данное преступление считается законченным с момента нападения. Если преступник, совершив разбойное нападение, по каким-то причинам не стал изымать имущество, хотя этому ему ничто не препятствовало, то все равно добровольный отказ от доведения преступления до конца в этом случае немыслим, т.к. преступление уже совершено в результате самого фактического нападения. Виновный будет отвечать за разбой как за окончательное преступление.

Так же и бандитизм считается оконченным с момента организации вооруженной банды (с целью нападения на государственные, общественные учреждения или предприятия либо на отдельных лиц, даже если такие нападения и не были совершены).

Но добровольный отказ от совершения преступления наступает лишь на ранних стадиях - в момент приготовления кпреступлению, либо в момент неоконченного покушения на преступление.

Вместе с тем есть отдельные виды преступлений, добровольный отказ от совершения которых имеет место и при оконченном покушении. Но к их числу не относятся те преступления, для которых характерно наличие умышленных действий, непосредственно направленных на достижение результата, с наступлением которого преступление считается законченным.

Результат таких преступлений связан с самими действиями и прямо вытекает из них. Для его наступления не требуется каких-либо дополнительных факторов. Кроме того, интервал во времени между окончательным действием и последствием может либо вообще практически отсутствовать, либо быть явно малым[25] . Совершение действия, способного непосредственно вызвать преступный результат, в сочетании с ограниченностью времени наступления отрицательного результата практически исключает возможность добровольного отказа от доведения преступления до конца: если бы преступник, совершив подобное действие, и захотел воспрепятствовать наступлению вредного последствия, он объективно был бы лишен такой возможности.

Добровольный отказ на стадии оконченного покушения имеется только тогда, когда преступный результат не следует непосредственно из совершенного действия и не наступает сразу после него, когда между действием и последствием лежит определенный промежуток времени, в течение которого виновный имеет возможность активно вмешаться в начатый им процесс причинения общественно опасного результата и предотвратить его.

В таких преступлениях причинная связь между действиями и окончательным результатом еще продолжает зависеть от виновного и может изменяться по его усмотрению. Но часто результат зависит от других обстоятельств, которые могут и не благоприятствовать наступлению желаемых последствий, но предотвратить которые виновный оказывается уже не в состоянии.

Допустим, преступник, нанеся удар ножом в живот жертве, до наступления смерти потерпевшего пытается спасти его жизнь, но смерть наступает. При таком положении виновный отвечает за оконченное преступление. Следовательно, о добровольном отказе от доведения преступления до конца не может быть и речи.


IV.Особенности добровольного отказа от совершения преступления при соучастии.

Преступление может быть совершено как одним лицом, так и несколькими лицами, действовавшими совместно. Умышленное совместное участие двух иди более лиц в совершении умышленного преступления является соучастием в преступлении (ст.32 УК РФ). В отличие от предыдущего в новом российском уголовном законодательстве содержатся нормы, определяющие добровольный отказ соучастников (ст.31 УК РФ).

По сравнению с добровольным отказом индивидуально действующего субъекта добровольный отказ соучастников имеет свои особенности, так как неразрывно связаны с учением о соучастии, в этом выражается сложность возникающих вопросов при определении и выявлении добровольного отказа при соучастии.

Добровольный отказ от совершения преступления имеет строго индивидуальный характер. От ответственности освобождаются только то лицо, которое добровольно отказалось от совершения преступления. Особенности добровольного отказа соучастников обусловлено, прежде всего, формой соучастия, конструкцией состава преступления и тем, как конкретносостав выполняется[26] .

При соучастии добровольный отказ может иметь место со стороны любого соучастника. Исходя из той роли, которую исполняет каждый соучастник при совершении преступления, формы добровольного отказа будут различны.

Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление, поэтому добровольный отказ исполнителя ничем не отличается от добровольного отказа индивидуально действующего субъекта, а также соисполнители при простой форме соучастия. Добровольный отказ имеет строго индивидуальный характер и от ответственности освобождается только то лицо, которое добровольно отказалось от совершения преступления.

Если при простом соучастии все соисполнители по собственной инициативе, по предложению кого-либо добровольно откажутся от дальнейшего продолжения преступной деятельности и окончания преступления, то добровольный отказ не вызывает сомнения. В данном случае воздержание от действий по доведению преступления до конца означает для каждого соисполнителя добровольный отказ.

Иногда решается вопрос о добровольном отказе соучастников, действующих по предварительному сговору. В подобных ситуациях лицо должно не только воздержаться от продолжения преступных действий, но и нейтрализовать усилия других соучастников, т.е. его поведение должно выражаться в активной форме. Это объясняется тем, что если в соучастии без предварительного сговора каждый соучастник является исполнителем, выполняя только свою роль в преступной деятельности, то при предварительном сговоре обещание лица участвовать в совместном совершении преступления усиливает и укрепляет решимость у других соучастников достичь преступного результата.[27] А значит, при пассивном поведении в случае отказа одного из соисполнителей от совершения преступления, он не устраняет то психическое воздействие и влияние, которое им было оказано на других при даче согласия участвовать в преступлении.[28] Следовательно, при соучастии лицо с предварительным сговором лицо в случае добровольного отказа обязано предпринять активные усилия для пресечения или нейтрализации задуманного преступления. Если ему не удается достичь данного результата, то данное лицо обязано уведомить о предстоящем или уже начавшемся преступлении органы власти.

Добровольный отказ при соучастии с предварительным распределением ролей зависит от той роли, которую выполняет каждый из соучастников при совершении преступления. Так деятельность исполнителя отличается от преступной деятельности подстрекателя, организатора или пособника. Вместе с тем, нельзя не учесть тот факт, что действия всех соучастников в совершаемом преступлении обусловлены общей направленностью и взаимосвязаны[29] .

Добровольный отказ исполнителя заключается в том, что он, сознавая возможность доведения преступления до конца, не совершает обусловленных сговором преступных действий либо прекращает их на стадии приготовления или покушения. При этом не обязательно сообщение исполнителем другим соучастникам об отказе совершать то или иное преступное действие. Конечно, это сообщение может подвигнуть других соучастников к добровольному отказу.

Отмечаясь по совершаемым действиям (бездействию), деятельность подстрекателя, организатора и пособника непосредственно связана с деятельностью исполнителя, без которого не может быть совершено преступление. Но и каждый из соучастников в то же время создаст условия, способствующие совершению им преступления. В связи с этим для добровольного отказа со стороны подстрекателя, организатора и пособника требуется активное воздействие на исполнителя, что бы устранить те условия, которые они предопределили для начала его преступного намерения[30] .

Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его совершением (ч.3 ст. 33 УК РФ), то есть организатор преступления это не только тот, кто заранее организует преступление, не участвуя в нем непосредственно, но и тот, кто руководит его совершением. Для организатора характерна активная форма поведения, независимо от того, какое преступление намечается совершить.

Добровольный отказ организатора преступления иногда выражается в пассивной форме. Это может быть на самой начальной стадии приготовления к преступлению, когда организатор приступил, например, к подысканию соучастников, а затем прекратил свои действия. В большинстве же случаев действия организатора при добровольном отказе должны быть активными. Активные действия организатора и его роль при совершении преступления, обуславливают определенные особенности добровольного отказа этого лица от совершения преступления. Необходимы только активные действия. В тех случаях, когда организатор выполняет функцию руководителя преступления, он должен прервать этот процесс, не дать наступить общественно опасным последствиям.

Если организатор выступает как инициатор преступления, то его деятельность должна привести к устранению намерения исполнителя.

При добровольном отказе организатора как бы нейтрализуется деятельность подстрекателя и поэтому подстрекатель, как и пособник в этом случае несет ответственность за приготовление к совершению преступления.

Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом (ч. 4 ст. 33 УК РФ). Как и организатор, он выступает инициатором преступления, но в отличие от него подстрекатель не организует преступление и не руководит им, а возбуждает у другого участника намерение, решимость, направленную на совершение преступления[31] .

Склонив исполнителя к совершению преступления, подстрекатель в случае добровольного отказа обязан предпринять активные меры, которые повлияют на исполнителя и заставят его отказаться от совершения преступления либо на стадии приготовления к преступлению либо неоконченного покушения.

Интересна точка зрения Тер-Акопова о том, что подстрекатель несет уголовную ответственность за свои действия независимо от того, склонил ли он подстрекаемого к совершению преступления или нет. Если ему не удалось добиться преступного замысла, то он несет ответственность за приготовление к преступлению.

Иначе обстоит дело, когда подстрекатель приложит все усилия для того, чтобы исполнитель отказался от совершения преступления, но тот не сделал этого. Для освобождения от уголовной ответственности в таких случаях необходимо, чтобы подстрекатель не только настойчиво убеждал исполнителя не начинать преступную деятельность, но принял другие меры, чтобы не допустить негативных последствий. Так они обязаны сообщить органам власти о готовящемся преступлении. Таким образом, добровольный отказ подстрекателя должен всегда носить активную форму[32] .

Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления (ч.5 ст. 33 УК РФ). Пособничество может быть оказано разными способами (советы, указания, предоставление информации, средств или орудий совершения преступления и т.п.), перечень которых дается в законе (ч.5 ст. 33 УК РФ) и является исчерпывающим.

Из всех соучастников пособник – наименее активная фигура, он не порождает у исполнителя намеренья совершить преступление, а только укрепляет его решимость[33] . На формирование добровольного отказа не влияет то обстоятельство, что к содействию по совершению преступления он может быть привлечен не только исполнителем, но и организатором и подстрекателем.

Заранее обещанное укрывательство содержит опасность уже в самом факте обещания (скрыть орудие взлома, уничтожить следы обуви, предоставить убежище и т.п.) Такое обещание дается, как правило, до совершения преступления. Если же укрывательство не было обещано, то, естественно, отсутствует причинная связь между действиями укрывателя и уже совершенным преступлением; в этом случае укрывательство не является соучастием.

В теории уголовного права в зависимости о способа оказания содействия принято деление пособничества на физическое и интеллектуальное. Способ, на мой взгляд, которым оказывается содействие совершению преступления, играет большую роль, т.к. он влияет на форму добровольного отказа пособника.

При интеллектуальном пособничестве добровольный отказ от совершения преступления пособника выражается в совершении активных действий. Пособник должен нейтрализовать результаты своих усилий по укрепления умысла исполнителя, убедить отказаться от преступных намерений или физически воспрепятствовать исполнителю в совершении преступления.

При физическом пособничестве добровольный отказ пособника выражается в активных и пассивных действиях. Так если его помощь выражалась в предоставлении средств для совершения преступления, он должен изъять их у исполнителя. Если его помощь выражалась в устранении препятствий, он обязан эти препятствия восстановить. Добровольный отказ пособника может быть осуществлен и путем простого воздержания от дальнейшего участия в совершении преступления, то есть в пассивной форме, это возможно в тех случаях, когда пособник лишь обещает исполнителю содействие, но никаких конкретных действий для выполнения обещания не предпринимает.

Наличие же добровольного отказа со стороны подстрекателя и пособника зависит от факта отсутствия преступных действий со стороны исполнителя, прекратившего их мерами, предпринятыми организатором и подстрекателем (уговорами, приказами, подкупом и т.д.), если эти меры не помогли, то организатор и подстрекатель обязаны своевременно сообщить органам власти о предстоящем совершении преступления. Сообщение может быть сделано любым способом: через письмо, телефонный разговор с представителем власти, передачу информации через третье лицо и т.п.

Важно, чтобы сообщение было своевременным. Суть своевременности сообщения заключается в том, что оно должно реально способствовать предотвращению преступления. В противном случае если сообщение не отвечает смысловым и ценностным требованиям, то оно не является условием для освобождения от уголовной ответственности.

Таким образом, добровольный отказ соучастников имеет специфические особенности, нежели добровольный отказ от преступления совершенного индивидуально. И важно то, что в настоящем Уголовном Кодексе указаны признаки добровольного отказа соучастников (подстрекателя, организатора, пособника), что облегчает его правоприменение.


Заключение.

Нормы о добровольном отказе прошли большой эволюционный путь от разработок закрепленных в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1985 года до современного УК, который учел все наработки: определение понятия добровольного отказа от совершения пре­ступления; содержание основных признаков, характеризующих доброволь­ный отказ.

Данный правовой институт, закрепленный детально в ст.31 УК РФ, важен для построения гражданского общества и правового государства на принципах гуманизма и справедливости.

Основные положения добровольный отказ от совершения преступления:

1. Существенные признаки: добровольность, окончательность, осознанность, указывают на то, что добровольный отказ от со­вершения преступления возможен лишь при приготовлении к совершению преступления и неоконченном покушении на преступление.

На стадии приготовления добровольный отказ выражается как в форме бездействия (в тех случаях, когда оконченное преступление должно быть совершено путем действия), так и в форме действия (в тех случаях, когда оконченное преступление совершается путем бездействия).

При неоконченном покушении добровольный отказ возможен и выражается обычно в воздержании от дальнейших действий, за исключени­ем преступлении, осуществляемых путем бездействия, где добровольный отказ проявляется в действии. Добровольный отказ от совершения престу­пления при оконченном покушении невозможен.

2. Взаимосвязь и зависимость наличия уголовной ответственности и
оснований, исключающих ее, таковы, что если основой уголовной ответственности является состав преступления, то основанием, исключающим уголовную ответственность, - отсутствие такового.

Отсутствие в действиях лица состава преступления и является основанием для освобождения его от уголовной ответственности при добровольном отказе от совершения преступления.

3. Добровольный отказ от совершения преступления является обстоятельством, освобождающим от уголовной ответственности, которое ипредполагает, что до его появления основание уголовной ответственности было налицо.

4. Нельзя приравнивать добровольный откат от совершения преступления к необходимой обороне и крайней необходимости, так как действия, совершенные в состоянии необходимой обороны и крайней необходимости, общественно полезны от начала до конца, а добровольный откат представляет собой прекращение общественно опасном деятельности, погашающее уголовную ответственность.

5. Установление отличий добровольного отката от совершения преступления от деятельного раскаяния есть отграничение преступного от непреступного. Это отграничение обеспечивает правильное применение нормы о добровольном откате и тем самым служит укреплению законности и предупреждению преступлений.

6. Добровольный отказ от совершения преступления имеет строго индивидуальный характер, от уголовной ответственности при соучастии освобождается только то лицо, которое добровольно отказалось от совершения преступления. Для исполнителей (независимо от форм соучастия) добровольный отказ, как правило, проявляется в пассивной форме и совпадает с добровольным отказом индивидуально действующего лица Добровольный отказ пособника, как правило, выражается в активных действиях, своим вмешательством пособник должен уничтожить свой вклад в преступление. Путем не совершения действий, пособник может добровольно отказаться от преступления только в том случае, когда он обещал исполнителю содействие, без которого последний не в состоянии совершить преступление, но никаких конкретных действий для выполнения обещанного не предпринял. Это составляет особенность добровольного отказа пособника по сравнению с добровольным отказом организатора и подстрекателя, а по форме он в данном случае совпадает с добровольным откатом исполнителя.


Список использованной литературы.

1. Конституция РФ 1993 г.

2. Уголовный кодекс РФ 1996 г.

3. Уголовный кодекс РФ 1960 г.

4. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М.1978. - Т.1.

5. Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву.

6. Дьяков С. Добровольный отказ от совершения преступления // Соц. Законность. 1978. №10.

7. Дядько Д. Добровольный отказ соучастников преступления // Соц. законность, 1974. №2.

8. Иванов В. Добровольный отказ от совершения преступления при согласии // Советская юстиция, 1992. №23-24.

9. Новое уголовное право России. Общая часть // Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. М., 1996.

10. Панько К.А. Добровольный отказ от совершения преступления по советскому уголовному праву. Воронеж. 1975.

11. Пушкин А.В. Скорилкин Н.М. Некоторые вопросы добровольного отказа от совершения преступления // Актуальные проблемы совершенствования деятельности ОВД в новых экономических и социальных условиях. Сб. научных трудов. // Под ред. Шурухнова Н.Г., Ветрова Н.И., Химчевой Н.П.: ЮИ МВД РФ. М.,1997.

12. Сахаров А. Добровольный отказ // Советская юстиция. 1961. №21.

13. Селезнев М. Неоконченное преступление и добровольный отказ // Российская юстиция. 1997. №11.С.2[1] Михайлов В. Признаки деятельного раскаяния // Советская юстиция, 1998. №4.

14. Скорилкин Н.М. Добровольный отказ от совершения преступления и его место в системе обстоятельств, освобождающих от уголовной ответственности. М., 1998. С.31.

15. Тер-Акопов А.А. Добровольный отказ от совершения преступления. М., 1982. С.18.


[1] Тер-Акопов А.А. Добровольный отказ от совершения преступления. М., 1982. С.18.

[2] Панько К.А. Добровольный отказ от совершения преступления по советскому уголовному праву. Воронеж. 1975. С.140-141.

[3] Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М.1978. - Т.1. - С.444.

[4] Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. С.78.

[5] Сахаров А. Добровольный отказ // Сов. юстиция. 1961. - №21. - С.12

[6] Пушкин А.В. Скорилкин Н.М. Некоторые вопросы добровольного отказа от совершения преступления // Актуальные проблемы совершенствования деятельности ОВД в новых экономических и социальных условиях. Сб. научных трудов. // Под ред. Шурухнова Н.Г., Ветрова Н.И., Химчевой Н.П.: ЮИ МВД РФ. М.,1997. С.88.

[7] Панько К.А, Добровольный отказ от совершения преступления по советскому уголовному праву. Воронеж., 1975. С.23.

[8] Дьяков С. Добровольный отказ от совершения преступления // Соц. Законность. 1978. №10. С.51.

[9] Новое уголовное право России. Общая часть // Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. М., 1996. С.55-56.

[10] Пушкин А.В. Скорилкин Н.М. Некоторые вопросы добровольного отказа от совершения преступления // Актуальные проблемы совершенствования деятельности ОВД в новых экономических и социальных условиях. Сб. научных трудов. // Под ред. Шурухнова Н.Г., Ветрова Н.И., Химчевой Н.П.: ЮИ МВД РФ. М.,1997. С.89.

[11] Там же. С.90.

[12] Панько К.А, Добровольный отказ от совершения преступления по советскому уголовному праву. Воронеж, 1975. С.28.

[13] Скорилкин Н.М. Добровольный отказ от совершения преступления и его место в системе обстоятельств, освобождающих от уголовной ответственности. М., 1998. С.31.

[14] Скорилкин Н.М. Добровольный отказ от совершения преступления и его место в системе обстоятельств, освобождающих от уголовной ответственности. М., 1998. С.33.

[15] Тер-Акопов А.А. Добровольный отказ от совершения преступления. М., 1982. С. 53.

[16] Тер-Акопов А.А. Добровольный отказ от совершения преступления. М., 1982. С. 50.

[17] Иванов В. Добровольный отказ от совершения преступления при согласии // Советская юстиция, 1992. №23-24. С.30.

[18] Иванов В. Добровольный отказ от совершения преступления при соучастии // Советская юстиция, 1992. №23-24. С.187.

[19] Панько К.А. Добровольный отказ от совершения преступления по советскому уголовному праву. Воронеж, 1975. С.109.

.

[20] Иванов В. Добровольный отказ от совершения преступления при соучастии // Советская юстиция, 1992. №23-24. С.191.

[21] Панько К.А. Добровольный отказ от совершения преступления по советскому уголовному праву. Воронеж, 1975. С.111.

[22] Селезнев М. Неоконченное преступление и добровольный отказ // Российская юстиция. 1997. №11.С.20.

[23] Панько К.А. Добровольный отказ от совершения преступления по советскому уголовному праву. Воронеж, 1975. С.111.

[24] Иванов В. Добровольный отказ от совершения преступления при соучастии // Советская юстиция, 1992. №23-24. С.191.

[25] Михайлов В. Признаки деятельного раскаяния // Советская юстиция, 1998. №4. С.28.

[26] Панько К.А. Добровольный отказ от совершения преступления по советскому уголовному праву. Воронеж, 1975. С.106.

[27] Иванов В. Добровольный отказ от совершения преступления при соучастии // Советская юстиция, 1992. №23-24. С.190.

[28] Тер-Акопов А.А. Добровольный отказ от совершения преступления. М., 1982. С. 61.

[29] Иванов В. Добровольный отказ от совершения преступления при соучастии // Советская юстиция, 1992. №23-24. С.190.

[30] Там же. С.191.

[31] Тер-Акопов А.А. Добровольный отказ от совершения преступления. М., 1982. С. 65.

[32] Дядько Д. Добровольный отказ соучастников преступления // Соц. законность, 1974. №2. С.64.

[33] Тер-Акопов А.А. Добровольный отказ от совершения преступления. М., 1982. С. 65.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий