регистрация / вход

Пробелы в праве 4

Содержание: Введение _3 1. Понятие «пробела в праве» _4

Содержание:

Введение___________________________________________________3

1. Понятие «пробела в праве» _________________________________4

1.1. Понятия и сущность пробелов в праве_______________________4

1.2. Виды пробелов в праве____________________________________7

2. Проблема и пути устранения пробелов в праве________________11

2.1 Проблематика пробелов в праве в правоприменительной

деятельности ___________________________________________11

2.2 Способы устранения и преодоления пробелов в праве_________13

3.Аналогия, как способ преодоления пробелов в праве ___________18

3.1 Аналогия закона_________________________________________18

3.2 Аналогия права__________________________________________20

Заключение________________________________________________23

Список использованных источников___________________________25

Введение

Проблематика пробелов в праве возникает в результате дефектов в изложении государственной воли и ее оформлении. Они обусловлены неполным или недостаточным использованием средств юридической техники, наличии пропусков и противоречий в действующем праве. Разрабатываются новые технологии, развивается промышленность, наука и, как следствие – возникают связанные с этим новые общественные отношения, которые законодатель не всегда может предусмотреть, предвидеть. Пробел в праве – это понятие, в основе которого лежит неполнота юридической базы применения права. Случаи полного неурегулирования тех или иных отношений тоже можно назвать пробелами в праве. Однако это качественно иные явления, нежели неполнота в действующих нормативных актах. Восполнение «полных пробелов» осуществляется путем правотворческой деятельности компетентного государственного органа.

Пробелы в праве, а также поиск наиболее эффективных способов их устранения - одна из существенных проблем правоприменительной практики. Актуальность настоящей работы обусловлена, с одной стороны, большим интересом к теме "Пробелы в праве" в современной науке, с другой стороны, ее недостаточной разработанностью.

Цель работы – рассмотреть проблему пробелов права, дать понятия пробела в праве, его различные трактовки с точки зрения теории государства и права. Задачи - определить виды пробелов, причины их возникновения, а также способы их возможного восполнения, раскрыть понятия аналогии права и аналогии закона, условия и возможности их применения в различных отраслях российского законодательства, а также практика восполнения пробелов судами на фоне разграничения судебной и законодательной власти. Объектом исследования являются проблемы, возникшие в процессе применения права, вызванные отсутствием юридических норм, регулирующих те или иные общественные отношения, предметом – непосредственно «пробелы в праве», способы их выявления и устранения. В работе были использованы диалектический метод научного познания, а также исторический, логический, сравнительно-правовой и другие частные методы научно-исследовательской работы.

1.Понятие «пробела в праве»

1.1 Понятие и сущность пробелов в праве

В правоприменительной практике довольно часто встречаются случаи, когда компетентный орган или должностное лицо не могут разрешить имеющееся в правотворчестве юридическое дело из-за отсутствия конкретных правовых норм или их частей, прямо регулирующих обстоятельства рассматриваемого дела. Такая ситуация означает наличие пробела в действующем позитивном праве.

Пробел в праве - это отсутствие конкретного нормативного предписания в отношении фактических обстоятельств, находящихся в сфере правового регулирования, иными словами, это отсутствие нормы права для урегулирования какого-либо вида общественных отношений.

Существуют объективные и субъективные причины пробелов в праве. К объективным относится неизбежное отставание законодательства от более динамично развивающихся общественных отношений, связей, явлений, которые не предвидел, да и не мог предвидеть законодатель и, которые действующими нормами права еще не предусмотрены. Субъективные причины связаны, во-первых, с несовершенством законодательства, ошибками и упущениями самого законодателя, его некомпетентностью, неспособностью достаточно глубоко осмыслить концепцию закона, игнорирования им требования законодательной техники. Во-вторых, с недостатками юридической техники, порождающими несовершенство нормативно-правового регулирования.

Пробелы представляют собой своего рода «пропуски» в правовом пространстве, которые нежелательны и в принципе должны быть исключены из общего правила, адекватного правового регулирования социальной сферы. Вопрос о пробелах в праве в юридической науке возникает преимущественно в связи с применением и толкованием правовых норм, а также при решении общеметодологических задач правотворческого и правоприменительного процесса. В научной литературе, посвященной проблеме пробелов в праве существует несколько подходов к определению понятия «пробел в праве». По определению П.Е. Недбайло, «пробел в праве это фактический пробел в законодательстве в смысле отсутствия конкретной нормы для разрешения определенных случаев, находящихся в сфере воздействия права». Это так называемый «узкий» подход. Основным положением, общим для всех представителей узкого подхода к определению пробела в праве является то, что правовое регулирование не охватывает и не должно охватывать собой всего многообразия общественных отношений. Другой подход к пониманию сущности пробелов в праве связан с более широкой трактовкой сферы общественных отношений, попадающих в сферу интересов правового воздействия. Исходя из, условно говоря, «широкого» понимания пробела в праве В.В. Лазарев определяет его как «полное или частичное отсутствие нормативных установлений, необходимость которых обусловлена развитием общественных отношений и потребностями практического решения дел, основными принципами, политикой, смыслом и содержанием действующего законодательства, а также иными проявлениями классовой воли, направленных на регулирование жизненных фактов в сфере правового воздействия». Из представленных точек зрения на проблему определения понятия пробела в праве можно выделить и некую третью — центристскую, умеренную — позицию при решении вопроса о сущности пробела в праве.

Так в рассуждениях Д.Н. Рябовой было затронуто понятие «правового вакуума», которое подводит нас к необходимости разграничить понятие пробела в праве и понятие «правового вакуума», под которым понимается отсутствие правовых норм, необходимых для регламентации не урегулированных ранее, но нуждающихся в правовой регламентации вновь возникших общественных отношений. С этой точки зрения пробел в праве — это полное или частичное отсутствие правовых норм, необходимость которых обусловлена развитием уже сложившихся общественных отношений и потребностями практического решения дела.

Понимание понятия пробел в законе или праве достаточно сложное и юридической литературе нет однозначной его трактовки, так как смешение фактических общественных отношений с правоотношениями и, особенно, их включение в понятие права, затрудняет уяснение вопроса о пробелах. Определяя право через нормы или совокупность норм, необходимо обращать внимание на применение права в общественных отношениях. В целом же следует заметить, что довольно большое количество определений пробелов в праве, приводимых в массовой (учебной, энциклопедической) литературе, в принципе не отражает представлений о различных сферах общественных отношений, одни из которых попадают в рамки законодательного регулирования, а другие — нет. Соответственно смешиваются и представления о пробелах как недостающем элементе уже действующих правовых норм и пробелах как полном отсутствии требуемой нормы.[1]

Говоря о понятии такой категории как пробел в праве можно остановиться на следующих его определениях. Пробел в праве – несовершенство права, отсутствие реального содержания, которое должно являться необходимым его компонентом. Некоторые видят в праве и намеренные пробелы, что значит - законодатель сознательно оставил вопрос, находящийся в поле его зрения, открытым с целью предоставить его решение течению времени или отдавал его на усмотрение практики. Необходима теоретическая разработка оснований оставления законодателем тех или иных вопросов без внимания. Пробелы в праве – это своего рода дефекты в волеизъявлении законодателя, когда не осознаются объектами праворегулирования институты, подлежащие закреплению в праве. Пробелы – это дефекты системы права, когда отсутствуют отдельные нормы, а возможно и целые их совокупности. Учитывая все, представленные выше мнения и подходы к определению пробела в праве, можно выделить несколько моментов, которые должны способствовать определению сущности пробела в праве: пробел в праве возникает в тех случаях, когда в процессе столкновения определенных интересов (личных или общественных) возникает необходимость юридической квалификации спорной ситуации (факта, отношения) и если необходимость такой квалификации охватывается правосознанием; пробел в праве связан с полным или частичным отсутствием правовых норм, необходимых для профессиональной юридической оценки данного спора (факта, отношения); пробел в праве может возникнуть лишь в такой сфере общественных отношений, которые: в определенной степени уже подвергнуты регулированию при помощи норм права, т.е. уже стали предметом правового воздействия; в принципе допускают их юридическую регламентацию, но ранее в ней не нуждались; в последнем случае сам факт возникновения ситуации, требующей профессиональной юридической квалификации, свидетельствует о том, что данные отношения нуждаются в их регламентации посредством правовых норм.

1.2 Виды пробелов в праве

Выделение различных видов пробелов в праве необходимо для более глубокого познания их природы, уяснения их понятия и причин появления. В этом заключается теоретическое значение классификации пробелов. Практические цели проведения такой классификации раскрываются в процессе установления пробелов и затем в ходе их восполнения. В зависимости от принадлежности пробела к определенному классу по-разному решается вопрос об его преодолении правоприменительными органами и, в частности, органами юрисдикции. Предварительным условием всякой классификации в области права является глубокое изучение государственно-правовой практики в широком смысле этого слова. При выделении различных видов пробелов в праве это налагает обязанность хорошего знания нормативного материала, практики и результатов правотворческой и правоприменительной деятельности. Следует, кроме того, учитывать, что в каждый данный момент либо в силу объективных причин всеобщего развития, либо по причине субъективного выбора метода исследования меняется положение исследователя по отношению к объекту познания. Чтобы обеспечить научно обоснованный результат в проводимой классификации, нужно правильно определить ее критерии.[2] Существуют действительные и мнимые пробелы в праве. Действительный пробел – это отсутствие нормы права (или ее части), регулирующей конкретное общественное отношение, в том случае, когда такое отношение входит в сферу правового регулирования. Пробел в праве имеется, когда с очевидностью можно констатировать, что определенный вопрос входит в сферу правового регулирования, должен решаться юридическими средствами, но конкретное его решение в целом или в какой-то части не предусмотрено или предусмотрено не полностью. Его следует отличать от мнимого или кажущегося пробела. Действительный пробел в праве может возникнуть с начала правового регулирования или вследствие развития новых отношений, которые не могли быть предусмотрены законодателем. Пробелы в праве объективно возможны, а в некоторых случаях просто неизбежны.[3] Вместе с тем, действует правило, что если существует пробел, то нельзя на этом основании отказать в официальной правовой оценке поведении лиц, оказавшихся в ситуации, которая находится в сфере правового регулирования.

Мнимым является пробел, когда определенный вопрос не регулируется правом, хотя, по мнению того или иного лица, группы лиц, должны быть урегулированы нормами права. Мнимые (кажущиеся) пробелы вытекают из представлений, когда полагают, что общественное отношение должно быть урегулировано правовой нормой, хотя на самом деле оно вообще находится вне той сферы, которое правом регулируется (любовь, дружба и т.п.). Обычно, такие представления характерны для людей несведущих в праве. Не существует реального пробела тогда, когда определенный вид общественных отношений, входящий в сферу правового регулирования, недостаточно регламентирован нормами права конкретного содержания, однако имеются нормы более общего характера, которые с полным основанием могут быть применимы к данному конкретному виду общественных отношений. Еще одна, выделяемая в литературе, разновидность пробелов — пробелы «коллизионные». Причиной их возникновения является наличие «абсолютного противоречия» в нормах одного акта либо противоречия в требованиях норм различных нормативных актов. В результате того, что и те и другие нормы являются действующими, они нивелируют друг друга, образуя пробел в праве. В то же время противоречащие друг другу нормы не всегда свидетельствуют о коллизионном пробеле, т.к. здесь все зависит от характера и формы противоречий. Если, скажем, действие субъекта регулируется в одно и то же время обязывающей и запрещающей нормой, то, по мнению В.В. Лазарева, есть основания говорить о пробеле. Если же речь идет о регулировании одного и того же вопроса обязывающей и управомочивающей нормами, то можно говорить об их противоречивости, но как такового пробела в этом случае не будет. Следовательно, сама по себе коллизия норм права, равно как и иное нечеткое или неверное регулирование вопроса, еще не означает наличия пробела в праве. Однако отмеченные обстоятельства способствуют появлению пробелов. В.В. Лазарев называет следующие критерии, которые могут быть использованы для деления пробелов на виды: 1) содержание и структура правового материала; 2) причины и время возникновения; 3) отношение законодателя к пробелам и его вина в их появлении; 4) способы установления; 5) средства устранения.

Наряду с этим также наиболее приемлемым и простым с точки зрения последующего устранения пробелов является их деление на виды по следующим признакам: 1) по структуре права с точки зрения форм его выражения: можно говорить о пробелах в законе, в постановлении, решении и т.д.; 2) по отраслям права; 3) по времени возникновения. По времени возникновения ряд авторов делит пробелы на первоначальные и последующие. Первоначальные пробелы появляются в момент издания нормативного акта. В отечественной правовой системе они возникают вследствие того, что законодатель или не знал вообще о наличии обстоятельств, требующих нормативного урегулирования, или не осознавал необходимости урегулирования известных ему общественных отношений, или, наконец, зная о них и сознавая необходимость их закрепления в праве, упустил их регулирование при издании акта. Последующие пробелы появляются после издания нормативного акта. Их возникновение обусловлено, во-первых, появлением совершенно новых, не существовавших ранее, общественных отношений, новых обстоятельств, требующих правового опосредования, во-вторых, возникновением потребности нормативного регулирования таких явлений, к которым ранее право было безразлично.

Для определения некоторых видов существующих в отечественном законодательстве пробелов зачастую используется понятие «технического» пробела, под которым понимаются такие недостатки правовых норм, которые связаны с несовершенством законодательной техники. При этом саму законодательную технику характеризуют как «совокупность правил наиболее правильного и рационально изложения правовых институтов, норм, статей в правовых актах в целях достижения совершенства форм их выражения». При отсутствии таких правил, а тем более — при нарушении их, в нормативных актах встречаются непостоянство в выражениях, многословие, беспорядочность расположения материала и т.п., что в свою очередь порождает двусмысленность, пробельность и другие несовершенства права.

2.Проблемы и пути устранения пробелов в праве

2.1 Проблематика пробелов в праве в правоприменительной деятельности

Проблема пробелов в праве вставала перед правоведами во все времена, и каждая историческая эпоха требовала своего решения. Так еще Аристотель полагал, что пробелы в праве надо восполнять неизменными законами природы, естественным правом Наличие пробелов способствует возникновению не только мошенничества, но и целенаправленных экономических преступлений. Механизмы восполнения пробелов в Российской Федерации должны разрабатываться юридической наукой в первую очередь потому, что законодательная власть не в состоянии в один миг решить огромный возрастающий спектр пробелов российского законодательства.[4] Единственным механизмом устранения пробелов, помимо законотворческой деятельности, в российской практике выступают Постановления Конституционного и Высшего Арбитражного Суда России. О правильности данного суждения свидетельствует многократный рост исследований, посвященных нетипичным, спорным ситуациям в праве, т.е. пробелам в праве, механизмам их толкования и применения аналогии.

Необходимость построения и укрепления основ правового государства, каковым, должна стать Россия, поставила перед российским обществом непростую задачу создания эффективной и целостной правовой системы, способной обеспечить приоритет общепризнанных прав и свобод личности, защиту права собственности, свободу предпринимательской деятельности и т.п. Выполнение этой задачи сопровождалось стремительным обновлением всей системы права и системы законодательства. Однако результатом такой стремительности, а равно — продолжающихся процессов ускоренного развития экономических, политических, трудовых и других отношений, явилось возникновение многочисленных ситуаций не урегулированных, либо недостаточно полно урегулированных правовыми нормами. Другой немаловажной предпосылкой недостатков сформированного в современной России правового пространства являются недоработки механизма подготовки и принятия законопроектов. Не вдаваясь в анализ проблем, существующих в настоящее время в сфере законотворчества, отметим лишь, что в числе важнейших из них исследователи называют: недостаток конституционного контроля на стадии законотворчества; ошибки формирования текста законодательного акта — перевода разработанного законодательного решения в юридические конструкции и формулы; недостаток организации и экспертного обеспечения законодательного процесса; отсутствие полной, корректной и практичной модели качественного закона (нормы закона); отсутствие логики и последовательности в изменении законодательства; ошибки проектирования законодательного решения. В итоге многие действующие федеральные законы перегружены отсылочными нормами, содержат неясности, а в субъектах Федерации принимается большое число нормативно-правовых актов, противоречащих Конституции Российской Федерации и федеральным законам РФ. К сказанному можно добавить низкий в целом уровень правового сознания и правовой культуры населения, широко распространенный в обществе правовой нигилизм. Как следствие, действующее сегодня в России законодательство изобилует, пробелами, противоречиями и положениями, допускающими различное толкование, что ведет к возникновению многочисленных проблем в правоприменительной деятельности, нарушению прав и законных интересов граждан и хозяйствующих субъектов.

О том, что процесс создания в России правовой системы идет сложно и противоречиво, аналитики пишут давно. Ведущими российскими правоведами в связи с этим неоднократно ставился вопрос о повышении требований к ее внутреннему единству, органичности и целостности, воспринимаемых в качестве обязательного признака реального, действующего права[5] . Актуальность предъявляемых требований подтверждается созданием в России Центра мониторинга правового пространства и правоприменительной практики, действующего сегодня при верхней палате российского парламента и ставящего своей целью организацию гуманитарной экспертизы нормативных правовых актов, отслеживания динамики их действенности и эффективности. Совершенно не удивляет то обстоятельство, что в государствах, где только начинают утверждаться принципы демократии и разделения властей и еще идет поиск непротиворечивых решений, существует атмосфера неуверенности. Тем не менее, необходимо констатировать, что подобная неуверенность только таким может быть плодотворно использована для решений, где есть реальная борьба за разделения властей, а не просто констатация неких прав и свобод в конституциях, которые не принимаются всерьез. Проблемы и неуверенность проявляется на многих уровнях и в различных ситуациях, причем постановка вопросов, спектр мнений и палитра решений в принципе почти не изменилась за 250 лет, на зато меняется, само собой разумеется, соответствующий социальный и политический контекст. Запутанность и неопределенность, так называемая «пробельность» права в России является одной из существенных проблем периода реформирования.

2.2 Способы устранения и преодоления пробелов в праве.

В юриспруденции выделяют три способа преодоления пробелов – аналогия закона, субсидиарное применение права, аналогия права. В общем виде эти три способа сводятся к двум, так как субсидиарное применение права – это разновидность аналогии закона.

Собственно говоря, проблема устранения пробелов в праве по-разному решается в различных отраслях законодательства. Это обусловлено прежде всего методом урегулирования тех или иных правоотношений в той или иной отрасли права, ценностью охраняемых законом отношений, предметом регулирования и пр. Необходимо отметить те условия, при которых допускается устранения пробелов в праве.

Во-первых, для установления пробела недостаточно обнаружить отсутствие или неполноту норм. Следует доказать необходимость их существования в действующей системе права.

Во-вторых, необходимо установить, что факты, призванные быть урегулированными, находятся в сфере правового воздействия. Правовому воздействию подвергаются лишь те общественные отношения, регулирование которых объективно возможно, экономически и политически необходимо.

В-третьих, нужно помнить, что в каждом отдельном случае применение действующих норм к непредусмотренным ими фактам или неприменение норм, фактически утративших силу, должно быть конкретно и четко определено законодательством. В интересах законности требуется четкая регламентация условий и области использования аналогии закона и права.[6]

Со времени начала большой гражданско-правовой кодификации, вероятно, со времени прусского пандектного права 1794 г., и уж, конечно, со времени французского Гражданского Кодекса 1804 г. и по сегодняшний день проблематика толкования законов, восполнения пробелов в праве, создания аналогий и развития судами права занимает центральное и все еще весьма оспариваемое место в юридической методологии и практике. У некоторых толкователей права была такая позиция: судьи должны ограничиваться строгим применением текста закона. Об этом гласит приказ прусского короля в 1780 году: «…мы не будем позволять, чтобы судья интерпретировал, расширял или ограничивал наши законы и тем более издавал новые законы». В ст. 46 Введения в прусское пандектное право говорится: «При принятии решений по спорным правовым вопросам судья не может придавать законам никакой смысл, кроме того, который четко определен в словах и в их связи относительно оспариваемого предмета или вытекает из следующей несомненной сущности закона». Первоначальная, впоследствии измененная ст. 5 французского Гражданского Кодекса также запрещала толкование.[7]

Реформаторы - законодатели знали, конечно, уже тогда, что быть кодекса без пробелов не может, что никакой закон не может предусмотреть решение всех проблем, возникающих в жизни, что человеческий язык неизбежно многозначен. Но в этом случае право должны были интерпретировать не судьи, а специальные комиссии, которые работали то при исполнительной, то при законодательной власти. Типична формулировка ст. 47 Введения в прусское пандектное право: «Если судья считает, что смысл закона вызывает сомнение, он должен заявить свои сомнения законодательной комиссии и запросить ее суждение, не называя стороны, ведущие процесс».

Теоретически эта позиция восходит к законодательству эпохи Просвещения, учению Монтескье о разделении властей, оказавшему чрезвычайно большое влияние на законодательство эпохи Просвещения. Его точка зрения: «В деспотических государствах закон не существует: судья сам себе руководящий принцип…В условиях республиканского правления в природу государственной формы входит правило: судьи следуют тексту закона». «Судьи нации являются, как уже говорилось, только рупором, озвучивающим текст закона, это существа без души, которые не могут уменьшать ни силу, ни строгость закона».

Для изменений постоянно свершающихся в потоке жизненных обстоятельств, законодатель рекомендовал судейское толкование и даже аналогию, однако их результаты не должны находиться «вне позитивного права». Даже императивный и диспозитивный характер нормы должен со временем меняться.

Еще одним способом преодоления пробелов в праве являются обычаи делового оборота. Гражданские отношения, кроме законов, указов Президента РФ, постановлений правительства, актов Министерств, договоров, регулируются обычаями делового оборота (т.е. обычно предъявляемыми требованиями), которые рассчитаны исключительно на предпринимательские отношения. В Гражданском кодексе под обычаями делового оборота понимается сложившееся и широко применяемые в предпринимательской деятельности правила поведения, не предусмотренные законодательством, и неважно, зафиксировано оно в каком-либо документе или нет. Обычай - это дополнительный источник права, что вытекает из ст. 5 Гражданского кодекса РФ. Обычно предъявляемые требования такого общего статуса в Гражданском кодексе РФ не получили и, следовательно, приравниваться к обычаю не должны. Вопрос о применении и содержании таких требований должен решаться судом с учетом широкого круга факторов, в том числе хозяйственных возможностей должника и кредитора. На основе обычно предъявляемых требований могут складываться обычаи, однако такое перерастание должно быть признано практикой их применения и получить свое подтверждение в наличии признаков обычая, названных в ст. 5 Гражданского кодекса РФ. Для определения обычая делового оборота необходимо наличие названных в Гражданском кодексе ч.1 ст. 5 признаков: а) сложившегося, т.е. устойчивого и достаточно определенного в своем содержании;

б) широко применяемого;

в) не предусмотренного законодательством правила поведения;

г) в какой-либо области предпринимательства;

Названные признаки, могут вызывать при разрешении практических вопросов неясности, которые в случае спора должны разрешаться судом. Понятие области предпринимательства следует толковать расширительно: это может быть и отрасль экономики, и отдельная ее подотрасль; не исключены и межотраслевые обычаи делового оборота; возможны так называемые локальные обычаи делового оборота, действующие в крупных территориальных регионах, для которых характерно развитие и распространение предпринимательской деятельности определенного вида (текстильной, угледобывающей и т.д.) Обычай делового оборота не обязательно должен быть зафиксирован в письменном документе, хотя нередко они имеются и являются желательными, ибо это вносит определенность в отношения сторон и исключает возникновение коммерческих споров. Суд или другой правоприменительный орган обязан, обнаружив в нормативном (правовом) акте пробел, который не восполняется

договором, может применить обычаи делового оборота. Они используются не только в качестве источника права (правила поведения), но и как обстоятельство, которое должно учитываться при толковании права. При этом обычай делового оборота, воспроизведенный в договоре, приобретает правовую силу условий договора и занимает место договора.

В.В. Лазарев в своей научной работе считает: «Повсеместно распространенное в литературе утверждение о том, что аналогия является средством восполнения пробелов, не отвечает действительному положению вещей и не ориентирует на своевременное издание законодателем новых необходимых норм права. Решая дело по аналогии, суды не восполняют пробел, а лишь преодолевают его. Причем аналогия не единственное средство преодоления пробелов. Сколько бы дел ни разрешили судебные органы при отсутствии конкретной нормы права, пробел остается вплоть до устранения его компетентным нормотворческим органом.»

3. Аналогия, как способ преодоления пробелов в праве

3.1 Аналогия закона

Аналогия закона – это применение к не урегулированному в конкретной норме отношению нормы закона, регламентирующей сходные отношения. Необходимость применения данного приема заключается в том, что решение по юридическому делу обязательно должно иметь правовое основание. Поэтому если нет нормы, прямо предусматривающей спорный случай, то надо отыскать норму, регулирующую сходные со спорным отношения. Правило найденной нормы и используется в качестве правового основания при принятии решения по делу.

Применение закона по аналогии заключается в следующем. Возможно, например, что при решении какого-либо гражданского или уголовного дела окажется, что данный случай прямо законом не предусмотрен, но поскольку суд не может отказаться от разрешения дела по тем мотивам, что в законе есть пробел, он должен решить дело на основании закона, предусматривающего случай, наиболее сходный (аналогичный) с рассматриваемым.

Применение закона, предусматривающего наиболее сходный случай, при отсутствии закона, прямо предусматривающего рассматриваемый случай, называется применением закона по аналогии. Аналогия закона заключается в следующем. Когда закон прямо не предусматривает рассматриваемого судом случая, но предусматривает другой случай, сходный с первым в существенных чертах и различающихся лишь во второстепенных, несущественных признаках, суд решает дело на основании закона, предусматривающего этот иной, но сходный случай. Отличие применения закона по аналогии от распространительного толкования заключается в том, что при распространительном толковании применяется тот закон, который предусматривает данный рассматриваемый случай; при применении же закона по аналогии применяется закон, предусматривающий не данный случай, а наиболее сходный с ним, потому что как раз рассматриваемый случай законом вообще не предусмотрен. Применение закона по аналогии обусловливается тем обстоятельством, что ни один закон, ни один кодекс, как бы подробны они ни были, заранее предусмотреть все многообразие жизненных явлений, всех случаев, не могут. Поэтому всегда может возникнуть случай, требующий разрешения, но непосредственно законом не предусмотренный. Тогда приходится применять закон по аналогии, т.е. применять закон, предусматривающий наиболее сходный случай. Понятие «аналогия закона» следует отличать от понятия «аналогия», применяемого в логике, где аналогией (или умозаключением по аналогии) называется умозаключение, в котором из сходства двух предметов в одних признаках делается вывод об их сходстве в других признаках. Практическое применение закона по аналогии может иметь различный смысл.Допускается аналогия не против закона и не вопреки закону, а только на основании закона и в пределах закона. Поэтому совершенно исключается применение аналогии, когда данный случай предусмотрен законом. Если же данный рассматриваемый случай прямо законом не предусмотрен, то необходимо установить, как решает закон другие случаи того же рода, одинаковые с данным случаем по существу, но отличающиеся каким-либо отдельными второстепенными признаками, и применять закон, предусматривающий наиболее сходный по существу случай. Таким образом, аналогия может применяться лишь как исключение, а не как правило; ее применение ограничивается узкими рамками и производится лишь как средство восполнения неизбежных пробелов в законе, который всех случаев жизни вообще предусмотреть заранее никогда не может. Например, ст. 5 Семейного кодекса РФ регламентирует, что «если отношения между членами семьи не урегулированы семейным законодательством, соглашением сторон и при отсутствии норм гражданского права, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяются нормы семейного и (или) гражданского права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона)» При отсутствии таких норм права обязанности членов семьи определяются исходя из общих начал и принципов семейного и (или) гражданского права (аналогия права).

3.2 Аналогия права

Наряду с аналогией закона в юридической литературе обычно указывается аналогия права. Под аналогией права понимается решение дела на основе общих принципов, заложенных в данной правовой системе, а под аналогией закона – решение дела на основе закона, предусматривающего наиболее сходный случай. Этот прием применения права возможен в самых исключительных случаях, так как развернутое и стабильное законодательство регулирует общественные отношения достаточно полно и устанавливает правовые нормы, дающие суду возможность решить на основе закона любой спор о праве гражданском. Следует признать, что такое применение права нет основания именовать аналогией права, так как в данном случае нет никакой аналогии (т.е. сходства): речь идет не о применении сходного (аналогичного) закона, так как такого закона в данном случае не оказывается (иначе была бы аналогия закона), а о решении непредусмотренного законом случая на основании общих принципов законодательства по данному вопросу. В первом случае, когда пробел восполняется нормой, регулирующей наиболее сходное общественное отношение, имеет место аналогия закона, а во втором, когда речь идет о вынесении решения на основе общих принципов и смысла законодательства, мы имеем дело с аналогией права. Последняя особенно часто используется в периоды революционных переходов от одного типа общества к другому, когда старое законодательство уже ликвидировано, а новое еще не создано. По существу вся правоприменительная деятельность Советского государства с 1918 по 1922 год, т.е. в период отсутствия кодексов, осуществлялась в соответствии с общими принципами «революционного правосознания». Индивидуальный характер правоприменительной деятельности допускает, а иногда делает неизбежной возможность выбора различных вариантов решения одного и того же юридического дела. Правоприменяющий субъект часто имеет достаточно большой диапазон возможностей неодинакового решения юридически значимых проблем. Это создает почву для произвола и злоупотреблений государственных органов и должностных лиц. Институты аналогии закона и аналогии права еще более увеличивают такие возможности.

В уголовном и административном праве аналогия не допускается в принципе. Здесь действует правовая аксиома: «Нет преступления и нет проступка, как нет наказания и нет взыскания, если нет закона». В сфере правового регулирования, касающегося запрещения определенного поведения и установления санкций за те деяния, которые опасны и вредны для общества, то или иное запрещенное деяние должно быть четко, полно и недвусмысленно отражено в нормативно-правовом акте. Если этого нет, то единственным выходом из сложившейся ситуации является отказ в возбуждении производства по делу. Отсутствие применения аналогии права и аналогии закона при привлечении к уголовной, административной, дисциплинарной ответственности – гарантия неприкосновенности личности, стабильности правового регулирования, уверенности граждан в том, что они не будут привлечены к ответственности без законных на то оснований. Это обстоятельство в первую очередь существует потому, что при применении норм уголовного права последствия для личности гораздо существеннее, чем в гражданском праве, и в целях безопасности личности, обеспечения прав и свобод применение аналогии запрещено. Вместе с тем, следует отметить, что и в уголовном праве исключить вероятность возникновения пробелов практически не возможно.

Статья 6 Гражданского Кодекса Российской Федерации допускает применение гражданского законодательства по аналогии. Так, часть 1 настоящей статьи гласит, что в случаях, когда предусмотренные гражданским законодательством отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона).

А часть 2 ст. 6 Гражданского кодекса в свою очередь пояснят, что при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости.

Таким образом, для применения положений данной статьи требуется соблюдение двух необходимых условий. Во-первых, отношения, о которых идет речь в статье, должны находиться в границах правового поля, регулируемого гражданским законодательством (ст. 2 Гражданского кодекса). Во-вторых, данные отношения не урегулированы конкретными правовыми нормами, содержащимися в законах, иных нормативных актах или обычаях делового оборота. Иными словами, в части рассматриваемых отношений имеется пробел в источниках гражданского права. Аналогия закона имеет приоритет перед аналогией права. Также следует пояснить, что аналогия закона и аналогия права ранее предусматривались лишь в гражданско-процессуальном законодательстве.[8]

Заключение

В данной работе рассмотрено понятие, причины возникновения, способы устранения пробелов в праве, а также применение права по аналогии, как способ преодоления пробелов в законодательстве. Определена сущность пробела: пробел в праве представляет собой полное или частичное отсутствие правовых норм, необходимых для профессиональной юридической оценки спора, возникшего или способного возникнуть в такой сфере общественных отношений, которая входит или должна входить в сферу правового воздействия (в силу действующих в обществе экономических, социальных, политических и др. отношений). Также рассмотрена классификация пробелов в праве, определено ее значение в правоприменительной практике, разграничение пробелов на мнимые и действительные.

Исследованы способы преодоления и устранения пробелов в праве, применение аналогии закона и аналогии права в деятельности судов.

На данный момент именно судьи несут ответственность за восполнения пробелов в праве, в связи с чем, появляется еще один изъян в аспекте четкого разделения трех ветвей власти, провозглашенного ст. 10 Конституции РФ. Другими словами, судья из применителей права превращаются неизбежно в его толкователей и создателей.

Такая ситуация, себя может оправдать только в том случае, если судьи будут мотивировать вынесенные решения, мотивировать толкование той или иной нормы, должным образом обосновывать их. Кроме того, по моему мнению, усугубляет положение еще то обстоятельство, что при применении аналогии права судьи должны руководствоваться критериями справедливости и добросовестности, которые являются чисто субъективными, и в свою очередь, гибкими и зыбкими.

Да, безусловно, не бывает беспробельного законодательства, но решить проблему или по крайней мере сузить рамки ее негативного воздействия можно только путем своевременного реагирования законодателя на изменения охватываемых правом отношений, на появления новых отношений и отмирании старых. Именно своевременность – существенный фактор решения данной проблемы.


Список использованных источников

1. Конституция Российской Федерации./ Принята всенародным голосованием 12.12.1993 г.

2. Гражданский Кодекс Российской Федерации, часть первая от 30.11.1994 г.

3. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996

4. Журнал «Правоведение» № 4, 1997 г., статья «Пробелы в праве» автор Я.М.Магазинер

5. Аввакумов. С.Р. Основы логики и дедукции. М.: ГРП. Магнум.2000г. 344с

6. Абдулаев М.И. Проблемы теории гражданства и права.: СПб., 2005,

7. Алексеев С.С. Государство и право, М., 1993 г.

8. Ахно В.В. Проблемы теории государства и права. М.: Юристъ, 2004

9. Васильев А.В. Теория государства и права. Изд-во РАГС, 2004

10. Венгеров А.Б. Теория государства и права, М., 1998

11. Власов В.И. Теория государства и права Н/Д Феникс М., 2004.

12. Лазарев А.Е. «Пробелы в праве», М., 1974

13. Лазарев В.В. Теория государства и права, М., 1992

14. Марченко М.Н. Теория государства и права. МГУ им. М.В. Ломоносова. М., 2005

15. Морозова Л.А. Теория государства и права М.: Юристъ 2005-344с.

16. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. М., 2000

17. Мозолин В. П., Малеина М.Н. Научно-практический комментарий к Гражданскому Кодексу Российской Федерации, части первой. М., 2005.

18. Перевалов В.Д. Теория государства и права М.: Норма, 2004

19. Седых В.М. Теория государства и права М.: Юстицинформ, 2000

20. Спиридонов Л.И Теория государства и права М., 2001

21. Уранский Ф.Р. К вопросу о понятии и видах пробелов в праве, М.: Вестник МГУ, 2004


[1] Уранский Ф.Р. К вопросу о понятии и видах пробелов в праве, М.: Вестник МГУ, 2004

[2] Лазарев В.В. Пробелы в праве и пути их устранения. — М.: Юрид. лит., 1974. С. 3.

[3] Теория государства и права. /Под редакцией Н.И. Матузова и В.Малько М. 1997 г. С. 143.

4 В.И. Власов, Теория государства и права. Ростов-на-Дону, 2003г., с. 179

[5] Общая теория права и государства. В 2-х т. / Под ред. Марченко М.Н. — М„1998. Т. 1, с. 11.

[6] Лазарев А.Е. Пробелы в праве. М. 1974 г. С. 43-46.

[7] Лазарев В.В. Теория государства и права, М.,1992

[8] Научно-практический комментарий к Гражданскому Кодексу Российской Федерации, части первой/ под ред. Мозолина В. П., Малеиной М. Н. М., 2005. С. 16-20.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий