регистрация /  вход

Смертная казнь как вид уголовного наказания 2 (стр. 1 из 3)

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ИНСТИТУТ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ, ЭКОНОМИКИ И ПРАВА

Контрольная работа

По курсу «Уголовное право»

Смертная казнь как вид уголовного наказания

Выполнил: студент 2

курса ФВК, заочного

отделения, специальность

«Юриспруденция»

Иванов Д.А.

Проверил:

Карявцев Е.Д.

Гатчина

2010 г.

План

Введение………………………………………………..с. 3

Смертная казнь в истории……………………………..с. 4

Смертная казнь в России………………………………с. 9

Заключение …………………………………………….с. 14

Список использованной литературы…………………с. 15

Введение

Смертная казнь - одно из древнейших наказаний. Она применялась еще до того, как возникло уголовное право в современном смысле этого слова. «Лишение жизни как вид общественной расправы с преступниками встречалось несравненно ранее», - писал один из виднейших российских ученых Н.С.Таганцев.

Среди умнейших людей планеты уже долгие годы идут споры по поводу того, имеет ли право на существование такое уголовное наказание, как смертная казнь. Видимо, эти споры будут продолжаться. Если несколько веков назад лишь отдельные мыслители высказывались за ее отмену, то ныне против смертной казни выступают многие люди и правозащитные организации, в том числе в России, целые государства и международные сообщества.

Сторонники сохранения смертной казни ссылаются на рост преступности и на необходимость восстановления с помощью казни так называемой «социальной справедливости». Сторонники ее отмены на основании научных исследований доказывают, что смертная казнь фактически не сдерживает преступности, что ее применение является нарушением права человека на жизнь, а существование ожесточает нравы общества в целом, что людей, вершащих даже самые тяжкие преступления, возможно обезвредить, не лишая жизни (например, путем пожизненного лишения свободы), что судебные ошибки, состоящие в необоснованном осуждении человека на казнь, не поддаются исправлению, и пока еще количество государств, сохраняющих смертную казнь превышает число стран, отказавшихся от ее применения, тем не менее последних становится в мире все больше.

Смертная казнь в истории

Проблема «за» и «против» смертной казни возникла в умах человечества еще задолго до новой эры. До нас дошли свидетельства того, что этот вопрос дебатировался уже в Древней Греции во времена Пелопонесской войны, когда город Митилена, расположенный на острове Лесбосе, восстал против Афин и переметнулся на сторону противника. Разгневанные афиняне, захватив Митилену, решили жестоко наказать изменников и предать казни все мужское население города, а женщин и детей обратить в рабство. Во время решения участи митиленцев на Народном собрании возник диспут и было высказано два противоположных мнения. Афинский демагог Клеон высказался за смертную казнь, приведя ряд веских доводов и призывал покарать митиленцев за восстание смертью.

Иного мнения придерживался афинянин Диодот. Вот фрагмент его выступления, запечатленный знаменитым греческим историком Фукидидом: «По своей натуре все люди склонны совершать недозволенные проступки как в частной, так и в общественной жизни, и никакой закон не удержит их от этого. Государства перепробовали всевозможные карательные меры, все время усиливая их, в надежде, что будут меньше страдать от деяний преступников. В древности кары даже за тягчайшие преступления, вероятно, были более мягкими, но со временем почти все наказания были заменены смертной казнью, так как законы постоянно нарушали. Однако и от этой меры преступления не уменьшились. Итак, следовало бы либо придумать еще более страшные кары, либо признать, что вообще никаким наказанием преступника не устрашить»[1]

Этот исторический факт свидетельствует о том, что уже 2500 лет тому назад подвергалась глубокому сомнению идея устрашающего воздействия смертной казни и эффективного ее воздействия на сокращение преступности. В споре Клеона и Диодота победителем оказался последний - Народное собрание Афин проголосовало против казни мужской половины Митилены.[2]

Споры «за» и «против» смертной казни начались еще в конце XVIIIстолетия. В эпоху, предшествовавшую буржуазным революциям в Европе конца XVIII века, смертная казнь была во многих государствах основным способом борьбы с уголовными преступлениями самого различного характера. В ряде стран Европы и Америки на протяжении нескольких веков по приговорам трибуналов инквизиции публично сжигали на кострах или иным способом казнили сотни и тысячи еретиков и «ведьм». Нередко смертная казнь служила и главным орудием расправы после подавления революционных выступлений крестьян, ремесленников, участников национально-освободительных движений.

Господствовавшие в эту эпоху законы - например, уголовное уложение «Каролина», изданное императором Карлом V в середине XVI века, но продолжавшее действовать в ряде европейских стран чуть ли не до конца XVIII века, - предписывали, чтобы смертные приговоры приводились в исполнение по большей части особенно жестокими способами: сожжением, колесованием, четвертованием, утоплением, погребением заживо и т.п.

Не приходится удивляться тому, что в центре внимания философов, писателей и юристов, выступивших в эпоху буржуазного просвещения XVIII века с уничтожающей критикой произвола и жестокости феодальной системы правосудия, оказалась и проблема смертной казни, оправданности и целесообразности ее сохранения в арсенале средств уголовного наказания на будущее и, прежде всего, вопрос о том, допустимо ли вообще использовать квалифицированные виды смертной казни.[3]

Уголовно-правовые воззрения этого круга мыслителей наиболее представлены в трудах Монтескье, Беккариа и Вольтера, образуют самостоятельное «просветительно-гуманистическое» направление в истории уголовного права XVIII века. Сторонники этого направления призывали запретить пытки подозреваемых в преступлениях и отменить членовредительские наказания для осужденных. Они требовали отменить смертную казнь или же свести до минимума число преступлений, за которые она может быть назначена.

Основателем прогуманистического направления был выдающийся французский мыслитель XVIII века Монтескье, выступавший за проведение более гуманной уголовной политики, за общее смягчение уголовных наказаний. Он указал на связь уголовной политики с государственным строем, с общим характером политического режима в стране. В частности, Монтескье сравнивал уголовные законы Японии и Индии, изображая первые как воплощение жестокости, а вторые - кротости и сострадания. Однако в отличие от своих учеников и последователей, Монтескье не выступал с требованием отмены смертной казни. Но он поднял свой голос протеста против сожжения на костре тех, кого обвиняли в волшебстве и ереси, против смертной казни за «оскорбление величества» и другие трудно доказуемые преступления, наконец, он был против наказания смертной казнью за имущественные преступления.

Призывая к общему смягчению карательной политики, Монтескье высказал исключительно глубокую мысль, на которую следует обратить внимание и сегодня: «Вникните в причины всякой распущенности и вы увидите, что она проистекает от безнаказанности преступлений, а не от слабости наказаний».

Решающую роль в борьбе со смертной казнью как основным методом уголовной репрессии суждено было сыграть итальянскому просветителю, юристу и публицисту Чезаре Беккариа. Его имя обессмертила небольшая книга-памфлет «О преступлениях и наказаниях» (1764 г.), написанная, когда автору было всего 25 лет. Эта книга содержала блестящую по форме, математически строго аргументированную критику феодального законодательства. Вместе с тем в книге излагалась развернутая программа преобразований в области уголовного права и процесса, которую предстояло реализовать в будущем.

Говоря о «лестнице наказаний», Беккариа подчеркивал, что высшую ступень в ней не должны занимать излишне жестокие наказания, так как невозможно будет сохранять соразмерность между преступлениями и наказаниями, если будет совершено крайне «вредное и ужасное преступление», а высшая ступень наказаний уже будет использована для менее тяжких преступлений. Главное же соображение Беккариа против излишне жестоких наказаний состоит в том, что «чем более жестокими становятся наказания, тем более ожесточаются души людей... и по истечении сотни лет жестоких наказаний колесование внушает не больше страха, чем прежде внушала тюрьма».

Смертная казнь, по мнению Беккариа, была бы необходима, если бы смерть была «действительным и единственным средством удержать других от совершения преступления». Однако опыт веков показывает, что смертная казнь не останавливает преступников. Как средство устрашения окружающих смертная казнь, по мнению Беккариа, уступает пожизненному рабству, ибо «ужасное, но мимолетное зрелище казни злодея» производит меньшее впечатление, чем «длительный и бедственный пример» человека, подвергнутого пожизненному рабству. Против смертной казни, по словам Беккариа, служит и то обстоятельство, что она подает пример жестокости и тем самым способствует совершению новых преступлений.

Призыв Беккариа к отмене смертной казни нашел непосредственное отражение в законодательстве некоторых европейских государств. Так, в 1765 году в Великом герцогстве Тосканском было прекращено исполнение смертных казней (в столице этого герцогства - Ливорно была напечатана книга Беккариа). Другое конкретное свидетельство влияния призыва Беккариа - упразднение в 1779 году смертной казни, кроме случаев измены и отцеубийства, шведским королем Густавом III, который сослался на книгу «О преступлениях и наказаниях» как на источник своего гуманного решения. В других же европейских государствах призыв Беккариа первоначально привел лишь к сокращению круга деяний, наказуемых смертной казнью (например, в австрийском уголовном кодексе «Терезиане», принятом в 1768 году в правление императрицы Марии Терезии). Гораздо важнее было не законодательное воплощение призыва Беккариа к отмене смертной казни, а его огромное воздействие на общественное правосознание во многих странах, где смертная казнь оставалась привычным орудием уголовной репрессии.[4]


Дарим 300 рублей на твой реферат!
Оставьте заявку, и в течение 5 минут на почту вам станут поступать предложения!
Мы дарим вам 300 рублей на первый заказ!