регистрация / вход

Латентная преступность в современном уголовном законодательстве

Содержание Введение 3 Глава I. Сущность латентной преступности и методы её измерения 6 1.1.Понятие латентной преступности и ее место в структуре правонарушений 6

Содержание

Введение. 3

Глава I. Сущность латентной преступности и методы её измерения. 6

1.1.Понятие латентной преступности и ее место в структуре правонарушений6

1.2.Методика измерения латентной преступности и определения состояния латентности отдельных видов преступлений. 11

Глава II. Факторы и профилактика латентной преступности. 16

2.1.Факторы латентности преступлений. 16

2.2.Теоретические основы профилактики латентной преступности. 26

Заключение. 35

Список литературы.. 38


Введение

В условиях построения правового государства особенно актуальным становится вопрос о формировании режима законности, пресечения и профилактики правонарушений. Программы борьбы с преступностью обладали бы большим коэффициентом полезности, если бы включали меры по предупреждению латентности отдельных категорий и видов преступлений.

Актуальность изучения проблемы латентной преступности определяется необходимостью реализации отправных принципов уголовно-правовой политики. Прежде всего, речь должна идти о последовательной реализации принципа неотвратимости уголовной ответственности лица, совершившего преступление, об обеспечении полноты и всесторонности расследования и разрешения уголовных дел, об адекватности и соразмернссти средств правового воздействия содеянному, что, по сути, является необходимым условием вынесения справедливого наказания, его индивидуализации. Большое практическое значение имеет выработка научно обоснованной методики выявления скрытых преступлений, изучение факторов латентности преступлений, их профилактики и предупреждения.

В основе политики борьбы с преступностью должна в первую очередь лежать идея о том, что не только возможно контролировать латентную преступность, но и воздействовать на нее посредством комплекса мер общей, криминологической и индивидуальной профилактики. Что в свою очередь предполагает точное определение самого понятия латентного правонарушения, разрабатывая которое, выделяются три основных элемента его состава: объект деяния, субъект и само деяние, которое следует рассмотреть с его субъективной и объективной стороны. Деятельность по предупреждению латентных преступлений может быть направлена непосредственно на субъект правонарушения, а может и на факторы, обусловливающие совершение преступления, причем не только на непосредственные, но и задаваемые более широкими общественными условиями. Стремительно изменяющаяся социально-экономическая и политическая ситуация в стране, криминэлизация систем управления государством, вовлечение в криминальную структуру новых слоев населения России создают условия для первоочередного роста латентной преступности (коррупция, наркомания и т.п.), составляющей на сегодняшний день основной фон криминальной картины общества.

Сегодня управление социальными процессами в сфере предупреждения латентных преступлений, являющееся одной из тех важнейших функций государства и общества, нуждается в дальнейшем совершенствовании правовых основ, что требует серьезного научного анализа этих процессов.

Цель работы заключается в том, чтобы комплексно проанализировать проблемы, связанные с латентной преступностью и ее профилактикой, комплексно и всесторонне на основе как общетеоретических и общеметодологических идей построения правового государства, так и выводов отраслевых юридических .наук.

В соответствии с целью работы были поставлены следующие основные задачи, решение которых и составило содержание настоящей работы:

- рассмотреть понятие латентной преступности в криминологии;

- проанализировать место латентной преступности в структуре правонарушений;

- изучить возможности определения состояния латентности отдельных видов преступлений;

- рассмотреть оперативно-следственные методы установления латентных преступлений;

- проанализировать факторы естественной латентности преступлений, связанные с поведением потерпевших лиц;

- осуществить анализ факторов естественной латентности преступлений, связанных с поведением преступника и деятельностью организованных преступных формирований;

- выявить факторы естественной латентности преступлений, связанные со свидетелями и причастными к преступлению лицами;

- определить социальную обусловленность, сущность и содержание профилактики латентной преступности;

- выявить особенности криминологической профилактики латентной преступности;

- показать место криминальной профилактики латентной преступности в деятельности правоохранительных органов,

Методологическую основу работы составляют общенаучные методы познания: анализ и синтез, дедукции и индукции и др., а также ряд частно-научных методов: качественный и количественный анализ, метод классификации уголовных явлений, метод сравнительного правоведения, юридико-аналитическая обработка нормативного материала, его комментирование, систематизация и классификация, разработка вопросов законодательства и его применения, юридической техники и др.


Глава I. Сущность латентной преступности и методы её измерения

1.1.Понятие латентной преступности и ее место в структуре правонарушений

При определении понятия латентной преступности нужно, прежде всего, исходить из необходимости практической реализации одного из важнейших принципов уголовно-правовой политики, - принципа неотвратимости уголовной ответственности виновного лица за совершенное преступление. Подобный подход позволяет более глубоко и полно определить сущность искомого понятия, одновременно раскрывая новые грани проявления латентной преступности

Криминологический аспект латентной преступности, если его рассматривать несколько шире, чем это традиционно было принято, и не ограничивать его содержание лишь неучтенными уголовно-правовой статистикой преступлениями, включает в себя и криминалистический, и уголовно-процессуальный аспекты, не лишая их относительной самостоятельности применительно к пониманию латентности конкретного преступления, а не преступности в целом. Таким образом, взяв за основу определения латентной преступности признак неучтенности уголовной статистикой скрытых преступлений, в это понятие должен быть, включен и признак нереагирования на совершенное преступление даже при наличии их выявлённости, иначе говоря, и проявления искусственной латентности преступлений. Традиционные подходы к уяснению предмета латентной преступности, основанному на признаках неизвестности преступлений правоохранительным органам и их неучтенности уголовно-правовой статистикой, не дают полного и объективного представления о латентной преступности и конкретных ее разновидностях, искусственно сужают ее предмет и тем самым не отвечают современным потребностям борьбы с преступностью.[1]

В условиях постсоциалистического развития российского общества, характеризующегося отсутствием отлаженной системы государственного контроля за состоянием экономики и финансов, надежно функционирующей правоохранительной и правоприменительной систем, беспрецедентными масштабами бесхозяйственности, особенно в сфере перераспределения государственной собственности, обращения финансовых средств, чиновничьим беспределом, для многих из которых чувство служебного, профессионального долга стало чуть ли не пустым звуком, ряд преступлений, традиционно считавшихся латентными, лишь условно могут быть отнесены к этой категории.[2]

В новых российских условиях многие так называемые естественно латентные преступления в своей значительной части преобразуются в искусственно латентные. Сам по себе этот процесс весьма симптоматичен. Он стал возможным именно в нынешних условиях как закономерный результат всеобщей бесконтрольности и безответственности, поразившей все структуры общества. Вполне очевидно, что эти процессы, конкретные формы их проявлений нельзя не учитывать при определении латентной преступности, в том числе и при формулировке его понятия.

К естественно-латентным следует относить совокупность преступлений, не ставших достоянием органов и учреждений, регистрирующих их и осуществляющих преследование виновных, соответственно не учтенных в уголовной статистике, и в отношении которых не приняты предусмотренные законом меры реагирования. В зависимости от специфики факторов, способствующих естественной латентности преступлений, они, в свою очередь, могут быть подразделены на четыре группы.[3]

Первая группа включает преступления, о совершении которых может не знать никто, включая и самого правонарушителя. Это - преступления, совершенные по небрежности, либо ситуации, когда в силу правовой некомпетентности участники правоотношений допускают подмену одной нормы (уголовно-правовой) другой (нравственной или административной).

Ко второй группе можно отнести преступления, где потерпевшие не сообщают о них в силу незаинтересованности в их выявлении. Мотивы такой незаинтересованности могут быть различными. Например, при изнасиловании это - нежелание потерпевшей оказаться объектом пересудов, компрометирующих ее, либо потерпевшая сторона поддается уговорам « мирно уладить дело».

Третью группу составляют преступления, где нет явно выраженной потерпевшей стороны, поэтому и некому сообщить о преступлении в компетентные органы. Нередко такое можно встретить при посягательствах на государственные или общественные интересы, особенно при экологических правонарушениях. В последнем случае сказывается также отсутствие надежно работающих систем оперативного экологического контроля, что приводит не только к анонимности виновников преступления, но и к неустановленности самого факта преступления, то есть неоправдано высока латентная (скрытая) экологическая преступность.

Четвертая группа - преступления, где факт его совершения известен узкому кругу лиц либо только виновному лицу. К подобного рода преступлениям можно отнести замаскированные хищения, взяточничество, убийство с последующим сокрытием трупа, хранение наркотических веществ, посягательства на лиц с психическими расстройствами, что затрудняет адекватную оценку происшедшего, некоторые другие.

Вторую разновидность латентной преступности - совокупность искусственно латентных преступлений - образуют как известные правоохранительным органам преступления, но не взятые ими на учет, так и учтенные, но не раскрытые либо неполно раскрытые. Искусственно латентные преступления могут быть представлены в двух группах.

Первая группа включает неучтенные правоохранительными органами преступления, по которым уголовные дела не возбуждены, хотя инс^ормацией о них располагают те или иные учреждения, предприятия, организации, она стала достоянием и правоохранительных органов, но последние не принимают необходимых мер к законной реализации этой информации.

Вторую группу составляют субъектно-латентные преступления. Это - нераскрытые (неполно раскрытые) преступления, когда сам факт их известен и учтен, но неизвестно и не привлечено к уголовной ответственности лицо, совершившее преступление, или отдельные из них, если преступление совершено в соучастии. Субъектно-латентные преступления отличаются от иных форм проявления латентности главным образом тем, что в данном случае речь идет о латентности субъекта, совершившего уголовно-противоправное деяние, а не латентности преступления. В подобных ситуациях лицо, виновное в совершении преступления, по причине его неустановленности не претерпевает тех неблагоприятных для него последствий, которые предусмотрены уголовным законом. Тем самым становится невозможным достижение целей уголовного наказания, которые предусмотрены в ч. II ст. 43 УК РФ. Безнаказанность также ведет к игнорированию, а в конечном счете и подрыву принципа неотвратимости уголовной ответственности и принципа равенства граждан перед законом, закрепленного ст.4 УК РФ как одного из важных отправных начал российского уголовного права.[4]

Момент раскрытия преступления следует увязывать с процессуальным моментом предъявления обвинения лицу, совершившему преступление. Для того, чтобы преступление считать раскрытым, по крайней мере, необходимо наличие трех обстоятельств: состава преступления в деяниях обвиняемого лица, достаточных доказательств, указывающих на совершение преступления обвиняемым лицом, и, наконец, принятие мер пресечения, лишающих возможность виновному лицу уклониться от следствия и суда. Последнее обстоятельство имеет важное значение для обеспечения реальности раскрытия преступления.[5]

В научном и практическом плане представляет определенный интерес и понятие мнимой латентности, под которым следует понимать ошибочное восприятие деяния как преступного, оставшегося без соответствующего реагирования со стороны компетентных органов. Проявлением мнимой латентности являются случаи. когда лица, считающие себя потерпевшими от преступления, заявляют об этом в официальные органы, хотя по критериям уголовного права деяние «виновного» лица не содержит состава преступления. Мнимая латентность имеет место и там, где конкретные акты поведения, например, потребление наркотиков, воспринимаются гражданами как оставшиеся безнаказанными преступные деяния, хотя объективно они таковыми не являются.[6]

Как видим, понятия «пограничные ситуации» и мнимая латентность хотя и близки по содержанию, но не совпадают. Основное их отличие состоит в характере субъективного восприятия деяния, от чего во многом зависит выбор дальнейшего поведения лица, в частности, заявить о случившемся в правоохранительные органы или нет.


1.2. Методика измерения латентной преступности и определения состояния латентности отдельных видов преступлений

Одним из наиболее важных и вместе с тем сложных направлений криминологических исследований является разработка научно-обоснованной методики измерения латентной преступности, определения состояния латентности отдельных видов преступлений. Актуальность подобных исследований определяется, прежде всего, необходимостью совершенствования деятельности правоохранительных органов на основе познания подлинных масштабов преступности, а также развитием криминологической науки, в которой всякое исследование, как и в других областях научных изысканий, должно опираться на фундамент из достоверных статистических данных. Между тем, в последнее время все более очевиден разрыв между потребностями науки и практики в полной и достоверной уголовно-статистической информации и её реальной обеспеченностью, что, в частности, и определяет теоретическое и практическое значение исследований по методике измерения латентной преступности. Все приемы и способы измерения латентных преступлений с учетом их специфики и сфер возможного применения могут быть представлены также в двух группах. В первую группу, условно названную социологической, целесообразно отнести социологические приемы и способы измерения латентной преступности и определения состояния латентности отдельных видов преступлений. В нее могут быть включены такие из них, как наблюдение (включенное наблюдение), опросы, анкетирование, экспертные оценки, обзоры виктимизации населения, контент-анализ материалов прессы и некоторые другие.[7]

Во вторую группу, которую можно назвать оперативно-следственной, мы включили совокупность приемов и способов выявления скрытых преступлений, применяемых в оперативной и следственной деятельности правоохранительных органов. Среди них можно выделить способы установления латентных преступлений, так или иначе связанные с анализом хозяйственной деятельности предприятий- В целом они образуют подгруппу методов экономико-правового анализа.

Необходимо отметить, что различия между двумя приведенными группами условно. Так, последний из указанных социологических методов - контент-анализ материалов прессы, что включает и проверку принятых мер по критическим выступлениям в печати- может с успехом применяться и порой применяется в работе правоохранительных органов. Вместе с тем изучение документов, содержащих прямые или косвенные данные /сведения/ о совершенных преступлениях, хотя и относится к социологическим приемам, но с учетом широкого его применения в оперативно-следственной практике, мы посчитали необходимым отнести в группу оперативно-следственных методов.

Выделяется и вторая группа методов выявления латентных преступлений, названная оперативно-следственной, охватывающая довольно широкий спектр способов и приемов обнаружения преступления. Среди них выделяется группа методов экономико-правового анализа, предназначенных главным образом для выявления преступлений против собственности и преступлений в сфере экономической деятельности. Разработка методов в наши дни приобретает особую актуальность в связи с радикальным реформированием экономических отношений, «перекройкой» и изменением форм собственности, способов управления ею. Все это происходит весьма болезненно, в противоборстве интересов различных социальных групп, а порой и хищнически, с явным пренебрежением государственными и общественными интересами.[8]

Изучение с помощью экономико-правового анализа современной преступности, посягающей на собственность, позволило выявить ряд присущих ей особенностей. Одной из них является расширение способов завладения чужим имуществом. Зачастую это становится преступным промыслом для организованных преступных групп, которые вовлекают в криминальные формирования высокопоставленных должностных лиц разного уровня, а также работников предприятий и организаций, имеющих свободный доступ к похищаемому имуществу, осуществляющих с ним необходимые производственно-финансовые операции. Подобные хищения, как правило, совершаются в•течение длительного периода с предварительной их организационно-технической проработкой и маскировкой. При этом посягательства на собственность при совершении их организованными преступными формированиями приобретают сегодня специфические черты, относящиеся прежде всего к выбору предмета преступного посягательства и способам совершения и сокрытия этих хищений.

Кроме экономико-правового анализа вторая группа методов выявления латентных преступлений - оперативно-следственная включает и ряд иных, не менее эффективных, приемов и способов их обнаружения. Некоторые из них сводятся к сопоставлению и сравнительному изучению сведений, нашедших отражение в соответствующих приказах, решениях, представлениях, служебных справках, отчетах и иных документах, которые содержат количественные показатели совершенных преступлений определенного вида, с официальными данными возбужденных но ним уголовных дел. Тем самым удается установить преступления, информация о совершении которых не была доведена до правоохранительных органов (естественная латентность), либо эти факты, став их достоянием, не повлекли законных мер реагирования (искусственная латентность).

Информационно-сравнительный способ выявления латентных преступлений - так можно назвать данную методику - может быть применен для установления латентности таких, в частности, преступлений, как незаконное приобретение, сбыт, хранение; перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст.222 УК РФ), незаконное изготовление оружия (ст.223 УК РФ), служебный подлог (ст.292 УК РФ), подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков (ст.327 УК РФ) и других. При этом первичная информация по этим делам обычно содержится в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел и в научно-исследовательских лабораториях судебных экспертиз органов юстиции.[9]

Если с помощью указанного метода исследования необходимо установить состояние латентности нарушения правил охраны труда {ст. 143 УК РФ) или обмана потребителей (ст.200 УК РФ), то первичную информацию соответственно следует искать в Федеральной инспекции труда при Министерстве труда Российской Федерации и соответствующих ей органах в субъектах Российской Федерации, а также в торговых инспекциях, являющихся структурными подразделениями министерств либо комитетов по торговле.

Включение в соответствующие группы определенных преступлений с учетом уровня их латентности дает возможность более четко и достовернее проследить истинные тенденции состояния и структуры преступности, установить, за счет каких преступлений происходит снижение или рост преступности и в конечном счете определить приблизительные размеры фактической преступности в том или ином регионе.

К недостаткам предлагаемой группировки латентных преступлений можно отнести спорность определения числа классификационных групп и известную условность нижних и верхних их пределов, а также присущие данному процессу элементы субъективизма.

К первой группе относятся преступления с максимальной степенью информации о них и соответственно с наименьшим уровнем латентности. В этих случаях потерпевшие, как правило, обращаются в органы власти за защитой своих прав и с целью наказания виновных, этой группой охватывается естественная латентность таких преступлений, как умышленные убийства, разбойные нападения, умышленные причинения тяжкого и средней тяжести вреда здоровью, терроризм, захват заложника нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека либо смерть нескольких лиц. Указанные преступления обладают наименьшей степенью латентности до 35% по отношению к преступлениям, предусмотренным в двух других группах. Отдельным из них например, захват заложника, терроризм, вовсе чужда естественная латентность.

Ко второй группе следует отнести преступления с уровнем латентности от 35 до 70 процентов. Эту группу составляют преступления, которые менее очевидны, чем преступления, отнесенные к первой группе. Во вторую группу следует включить мошенничество и хулиганство.[10]

Последнюю, третью группу, образуют максимально латентные преступления, в которых активность потерпевших и прикосновенных к преступлению лиц практически равна нулю. Зачастую в роли потерпевших в этой группе преступлений выступают государственные или общественные организации, Во многих случаях потерпевший и не знает о совершении преступного посягательства на охраняемые уголовным законом его права и интересы. К данной группе относятся преступления, латентность которых превышает 70 процентов. Это такие преступления, как умышленное причинение легкого вреда здоровью, вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления и в совершение антиобщественных действий (ст. ст. 150 и 151 УК РФ), хищение чужого имущества, обман потребителей, злоупотребление должностными полномочиями, взяточничество.


Глава II. Факторы и профилактика латентной преступности

2.1. Факторы латентности преступлений

При рассмотрении вопроса о понятии латентной преступности было подчеркнуто, что она имеет двоякую природу. С одной стороны, латентная преступность имеет место там, где о ее обнаружении и уголовном преследовании не проявляют заботу причастные к ней лица - потерпевшие, виновные либо прикосновенные лица, то есть те, кто непосредственно вовлечен в сферу уголовно-правовых отношений либо располагает информацией о совершенном преступлении. С другой стороны, информация о преступлении обнародуется, становится достоянием органов уголовного преследования и правосудия, но последние либо не придают ей должного значения, либо им не удается полно и всесторонне раскрыть преступление и изобличить виновных. Поэтому и факторы, способствующие латентности преступлений, следует искать в этих двух плоскостях.

Под факторами латентности преступлений следует понимать совокупность обстоятельств социального, правового, личностного и иного характера, препятствующих выявлению (установлению), регистрации и учету преступлений, а также их раскрытию, в том числе обеспечению полноты и всесторонности раскрытия преступлений. В данном случае под совокупностью обстоятельств социального свойства помимо изложенного имеются в виду и определенные издержки в деятельности, главным образом, правоохранительных, судебных, правомочных надзорных и контрольных органов, к полномочиям которых относится установление преступлений, выявление лиц, их совершивших, регистрация и учет преступлений, отправление правосудия.[11]

Разнообразие проявлений и множественность факторов латентности преступлений вызывает необходимость их классификации. Основой для этого, может служить изучение поведения субъектов уголовно-правовых отношений. Как известно, основными участниками уголовно-правовых отношений являются субъект преступления (личность преступника), потерпевший, прикосновенные лица и государство в лице органов уголовного преследования и правосудия. От всех этих сторон в значительной мере зависит исход дела: удастся ли выявить (установить) преступление и преступника, будет ли привлечен он к ответственности, понесет ли заслуженное наказание либо преступление останется неизвестным, а значит и латентным.

Факторы естественной латентности преступлений, связанные с поведением преступника, носят многообразный и разноплановый характер. Закономерности их проявления обусловлены рядом объективных и субъективных факторов. Важное значение при этом имеет характер противоправной деятельности преступника, его, так сказать, специализация на преступном поприще и уровень профессионализма, авторитет в преступной среде и занимаемое положение в сложной иерархической структуре преступного формирования, личностные качества (наличие опыта преступной деятельности, в том числе и навыки но ее конспирации, психологическая устойчивость и физическая мощь, решительность, коммуникабельность и предприимчивость, умение быстро ориентироваться и принять правильное решение в экстремальной ситуации и т.д.), обширность криминальных связей, авторитет и влияние как е преступной среде, так и в среде коррумпированной части высокопоставленных должностных лиц, материальные возможности, мобильность, техническая оснащенность и прочее.

Изощренность и оперативность проведения преступных акций, а порой и сама их возможность, в последние годы все чаще связаны с применением новейших технических средств. Преступники проявляют завидную оперативность и смекалку в этой области, включая в свой «производственный цикл» все новые и новые достижения научно-технической мысли. Так, снятие ограничений на ввоз из-за границы современной копировально-множительной техники, отмена ранее установленного порядка ее регистрации органами внутренних дел, не компенсированная какими-либо иными формами социального контроля, тут же повлекла за собой массовое изготовление на электрографических аппаратах бумажных денег. Доступность устройств цветного копирования и малая трудоемкость процесса, не требующего от преступников специальных познаний и профессиональных навыков, позволяют воспроизводить купюры, которые визуально почти невозможно отличить от настоящих.[12]

Не только среди криминологов, но и политиков разного уровня растет озабоченность нарастающим процессом «технологизации» преступности, что позволяет более изощреннее, без видимых следов совершать тяжкие преступления. По мере развития в мире техники и появления специалистов более высокой квалификации «...появляются все больше талантливых людей для изобретения новых уникальных способов совершения преступлений». Особенно это относится к технологиям, связанным с обработкой информации Именно в связи с этим фактором существенно возросла уязвимость банковских и кредитно-финансовых учреждений, где в последние годы резко увеличилось использование компьютерной техники. Обрабатывающие данные системы в настоящее время играют доминирующую роль в обработке и осуществлении всех типов финансовых операций как внутри страны, так и вне ее пределов. Поэтому преступления, связанные с использованием компьютеров, являются подлинным отражением современной модернизации экономики и одновременно возросшей ее уязвимости, возникшей в результате все более широкого использования систем электронной связи, которые не могут быть абсолютно надежны.

Заметное влияние на латентность ряда преступлений оказывают разного рода психические воздействия на потерпевших со стороны виновных лиц. Это могут быть уговоры, подкуп, шантаж, а то и физическое воздействие, направленное на устрашение потерпевшего, с тем чтобы воспрепятствовать разглашению совершенного преступления. Нередко при уговорах используют материальные стимулы, причем, в последнее время не только в виде крупных размеров денежных сумм, но и квартир, дач, автомобилей. Как правило, последнее имеет место при совершении тяжких преступлений либо при наступлении тяжких последствий.

Значительное место в структуре факторов, детерминирующих латентность преступлений, принадлежит поведению потерпевшего лица, жертвы преступления. Учение о жертве преступления - виктимология - является одним из перспективных и интенсивно изучаемых направлений в криминологии. Несообщение жертвой преступления в правоохранительные органы о преступном посягательстве на её права и интересы, причинении материального и морального ущерба в криминологической литературе получило название «латентной виктимности». Разумеется, несообщение или несвоевременное сообщение потерпевшим в соответствующие официальные органы о преступлении создает значительные дополнительные трудности в деле установления преступления и изобличения преступника.

Мотивами, сдерживающими потерпевших сообщить о случившемся, могут быть самые различные побуждения, такие, как боязнь огласки интимных сторон жизни, когда это может обернуться для жертвы глубокими душевными переживаниями или применить нравственные страдания её родным и близким. Типичные примеры подобного рода имеют место при совершении преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности, заражении венерической болезнью, при незаконном производстве аборта и др. В последнем случае наряду с основным фактором латентности проявляется и нежелание потерпевшей предавать гласности обстоятельства, носящие компрометирующий характер. Это связано с тем, что среди потерпевших от криминального аборта, как правило, более половины составляют незамужние женщины, а 48,2% имели беременность от случайной связи.

Довольно часто мотивом незаявления потерпевшими лицами о преступлении выступает их предвзятое отношение к деятельности правоохранительных органов. Некоторые респонденты это объясняют неверием в возможность правоохранительных органов раскрыть преступление либо нежеланием связываться с ними, обременять себя участием в уголовном судопроизводстве.

Приведенный мотив незаявления о преступлении особенно часто проявляется в качестве фактора латентности там, где граждане сталкиваются с фактами бюрократизма и волокиты, тем более - прямых злоупотреблений и иных противоправных действий со стороны работников правоохранительных органов. А здесь, как известно, дела оставляют желать много лучшего.

Эффективность борьбы с латентной преступностью, её решительность и наступательность во многом определяются активностью населения, его нетерпимостью к лицам, нарушающим закон. Увеличение штатов сотрудников правоохранительных органов имеет свои пределы. Даже при полной их комплектности, вполне очевидно, что они не в силах устанавливать каждый факт совершенного преступления. Особенно это касается правонарушений, имеющих широкое распространение. Успех борьбы с такого рода деяниями в первую очередь определяется отношением окружающих виновного лица к его поступку, принципиальностью их позиций.

Изучение положения дел в этой области свидетельствует о многочисленных фактах инертности, благодушия и преступного попустительства со стороны свидетелей и прикосновенных к преступлению лиц. Примером могут служить экологические правонарушения, которые во многих случаях одновременно являются и насильственными (особенно в случае браконьерства), и экономическими, поэтому и борьба с ними есть неотъемлемая и важная составляющая часть общей борьбы с преступностью в России. Общественная опасность экологических правонарушений связана с возросшими масштабами их распространенности, а также расширением в последние годы их спектра. К традиционным видам экологических преступлений (браконьерство, загрязнение водоемов и воздуха и др.) добавились ряд новых, отражающих теневые стороны проявлений современной цивилизации, о чем свидетельствуют ряд новых составов, включенных в УК РФ 1996 г.

Значительным потенциалом в деле выявления и пресечения совершенных и готовящихся преступлений располагают соответствующие подразделения государственных органов, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность. Посредством проведения соответствующих оперативно-розыскных мероприятий с использованием специальных и иных технических средств, усовершенствованных на основе применения новейших научно-технических достижений в этой области, можно было бы добиться заметных успехов в борьбе с наиболее изощренными и особо опасными преступными проявлениями, такими, как заказные убийства, терроризм, захват заложников, похищение людей с последующим требованием выкупа, замаскированные формы крупных хищений и др.

В современный период, в связи с глубокими структурными изменениями преступности, преобладания при совершении особо опасных преступлений не профессионалов-одиночек, а организованных преступных формирований, существенно возрастает значение и роль оперативно-розыскных подразделений и в борьбе с организованной преступностью.

Однако анализ положения дел в борьбе с особо тяжкими преступлениями свидетельствует о «притуплении» наиболее острого и грозного оружия правоохранительных органов, каковым является оперативно-розыскное подразделение соответствующего государственного органа.

Прежде всего, на выявлении с помощью оперативных средств преступлений не могло не сказаться резкое увеличение нагрузки на оперативных работников, что непосредственно связано с наблюдаемым в последние годы повышением криминальной активности. В силу этого значительно осложнилась раскрываемость тяжких преступлений, которые все чаще совершаются в условиях неочевидности, организованными преступными группами, с тщательным сокрытием следов, а нередко и трупов.

К объективным обстоятельствам следует также отнести снижение профессионального уровня указанных подразделений правоохранительных органов. Причиной этого явился имевший место в последние годы значительный отток квалифицированных работников из оперативно-розыскных подразделений органов внутренних дел и службы безопасности в различные государственные и коммерческие структуры. Последствием этого стала утрата профессиональных традиций, преемственности, что практически сводит на нет усилия по повышению профессионального мастерства оперативных работников.

В условиях повышения объема и сложности выполняемой работы, текучести кадров, влияния других объективных причин, значительно усложняющих работу по выявлению и раскрытию преступлений, особое значение приобретают организованность, умение маневрировать кадрами, максимальное использование опыта, овладение новейшими тактическими приемами проведения оперативно-розыскных мероприятий, строгий спрос за исполнение служебного долга. Между тем серьезные недостатки в деле выявления и пресечения тяжких преступлений есть результат того, что организаторская деятельность руководства органов внутренних дел, безопасности, налоговой полиции по отношению к своим оперативным подразделениям ослаблена, снижена требовательность и исполнительская дисциплина. Скоординированные и наступательные меры по укреплению законности и правопорядка, защите граждан от преступных посягательств с использованием всего потенциала имеющихся возможностей правоохранительными органами не осуществляются, проявляется нерешительность по пресечению деятельности организованных криминальный групп. Изучение показало, что по многим делам об опасных преступлениях отсутствует целенаправленная, постоянная оперативная работа но установлению виновных лиц, зачастую оперативная работа прекращается но истечению срока следствия по этим делам. На низком уровне находится работа по розыску скрывшихся лиц.[13]

Успех борьбы с преступностью, как и латентной ее разновидностью, в значительной мере определяется последовательностью и эффективностью деятельности правоохранительных органов, их решительностью и наступательностью в достижении поставленной цели. В системе государственных органов именно правоохранительным органам принадлежит ведущая и основная роль в обеспечении режима законности и правопорядка в стране.

Дальнейшее совершенствование деятельности правоохранительных, органов по борьбе с преступностью, прежде всего, должно вестись на путях реального снижения уровня латентной преступности, последовательного осуществления принципа неотвратимости ответственности и наказания, без чего уголовный закон теряет свой предупредительный потенциал.

В этом плане особого внимания заслуживает латентность искусственного характера, которая обусловлена как издержками регистрации, учета и статистической отчетности о преступности, так и с серьезными недостатками, упущениями в деятельности правоохранительных органов, главным образом органов внутренних дел и налоговой полиции, с попустительством, недобросовестным отношением к исполнению своего служебного долга, а нередко и со злоупотреблениями и преступной халатностью должностных лиц, призванных осуществлять функции расследования и раскрытия преступлений, уголовного преследования и изобличения виновных.

Одной из центральных организационно-управленческих проблем борьбы с преступностью, от кардинального решения которой, в конечном счете зависит незыблемость принципа неотвратимости уголовной ответственности, является постановка регистрации и учета преступлений. Последняя играет определяющую роль в обеспечении полноты и объективности показателей состояния преступности и реального контроля над ней. Однако проблема достоверности этих показателей не только для России, но и для многих стран мира по-прежнему остается сложной.

Важной областью деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью, совокупностью искусственно-латентных преступлений является обеспечение полноты и всесторонности расследования и раскрытия каждого преступления и, соответственно, полноты изобличения виновных, адекватности и соразмерности их ответственности и наказания содеянному. Главным образом это касается многоэпизодных преступлений и преступлений, совершенных в соучастии. Довольствоваться малым, обозначающим «раскрытие» преступления, ограничиваться очевидными эпизодами и лицами стало некоей болезнью органов предварительного расследования, озабоченных тем, чтобы побольше, «выдать» дел, но мало заботящихся о качестве расследования.

Изучение прекращенных производством уголовных дел свидетельствует, что порой дела, прекращаются без проведения всех необходимых следственных и оперативно-розыскных действий. В некоторых случаях в материалах дел содержатся явные признаки, указывающие на совершение преступления подозреваемым лицом, однако по вине работников следствия, слабой помощи со стороны оперативных работников, несвоевременности принятых мер и ряда иных причин виновному лицу удается избежать уголовной ответственности.

В ряде случаев работники следственных органов ограничиваются сугубо формальным пониманием, а, следовательно, и применением приведенной нормы закона. Недоказанность участия обвиняемого в совершении преступления служит им основанием для прекращения производства по уголовному делу в целом. Между тем, прекращение уголовного дела по основанию недоказанности участия обвиняемого в совершении преступления возможно лишь в тех редких случаях, когда полностью исключается совершение этого преступления другим лицом.

Факторы искусственной латентности преступлений в ряде случаев непосредственно связаны с проблемой обеспечения неотвратимости уголовной ответственности за преступление. Такая взаимосвязь прослеживается при неприменении уголовно-правовых норм к известным правоохранительным органам фактам преступных проявлений. Почему же информация не реализуется применительно к каждому случаю совершения преступления, а носит выборочный характер, зависит от субъективного усмотрения некоторых должностных лиц? Очевидно, ответ на этот вопрос не может быть однозначным, учитывая множество конкретных причин такого явления.[14]

Нормы уголовно-процессуального законодательства устанавливают общий порядок привлечения лиц, совершивших преступление, к уголовной ответственности. Однако ряд законодательных актов предусматривает несколько иной порядок производства по уголовным делам в части, касающейся получения согласия соответствующего органа на привлечение определенной категории лиц к уголовной ответственности, а также на проведение следственных и процессуальных действий, в связи, с чем правоприменитель в подобных случаях вынужден руководствоваться положениями указанных законов.

Однако нельзя не заметить, что институт неприкосновенности, при расширительном его толковании, что часто можно встретить в практике деятельности соответствующих государственных органов, не согласуется с конституционным принципом равенства всех граждан перед законом и судом (ст.19 Конституции РФ). Это обстоятельство становится непреодолимой преградой на пути привлечения лиц, обладающих иммунитетом, к уголовной ответственности. Причем, это касается депутатов всех уровней.


2.2. Теоретические основы профилактики латентной преступности

В зависимости от направленности профилактические мероприятия принято делить на общесоциальные (общая профилактика), специальные (специальная профилактика), индивидуальные (индивидуальная профилактика). На общесоциальном уровне -это решение крупных социально-экономических и иных проблем функционирования общества и как следствие - положительное воздействие на динамику, структуру и причины преступности в целом. На специальном уровне - это воздействие на конкретные социальные группы (микросреду), в которых складываются конфликтные ситуации; виды и формы преступного поведения, профилактика преступлений в определенных сферах общественной жизни (иными словами такая профилактика называется криминологической). На индивидуальном - это позитивное изменение системы ценностных ориентации лица, преодоление его антиобщественных взглядов и установок; недопущение совершения преступления конкретным лицом, попавшим в поле зрения правоохранительных органов (такую профилактику еще называют индивидуально-криминологической).

Органы внутренних дел и подразделения криминальной милиции принимают участие на всех уровнях профилактической деятельности. На общесоциальном уровне они участвуют в разработке государственных и региональных программ борьбы преступностью, вносят конкретные предложения по экономическим, социальным и иным вопросам функционирования государства. Совокупность этих действий предполагает устранение причин и условий, способствующих и порождающих совершение преступлений. Если профилактика на общесоциальном уровне осуществляется в процессе решения крупномасштабных задач, стоящих перед государством в целом, и должна решаться всеми государственными и общественными структурами, то профилактика на специальном и индивидуальном уровнях должна осуществляться исключительно государственными органами и общественными организациями, в сферу задач которых входит борьба с преступностью. И сутью такой деятельности должны являться организационные и практические меры, направленные именно на профилактику преступности в целом, преступности какого-либо вида или конкретного преступления и на то, чтобы не допустить совершения преступлений со стороны конкретных лиц.

Принцип комплексности и интегративности междисциплинарных знаний предопределил деление указанного направления на его составляющие: уголовно-правовую, уголовно-процессуальную, исправительную, административно-правовую, криминалистическую, криминологическую и профилактику, осуществляемую оперативно-розыскными подразделениями.[15]

О профилактике преступлений с использованием оперативно-розыскных возможностей подразделений органов внутренних дел ученые-криминологи стали говорить сравнительно недавно, но их высказывания ограничивались лишь допустимостью использования сил, средств и методов оперативно-розыскной деятельности в профилактической работе органов внутренних дел.

В отличие от криминологов, ученые, специализирующиеся в области оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел, не только пришли к такому выводу значительно раньше, но и теоретически обосновали необходимость использования сил, средств и методов оперативно-розыскной деятельности в профилактике преступлений.

К настоящему времени ученые-криминологи однозначно признали специфичность деятельности подразделений криминальной милиции по профилактике преступлений. Они видят ее в том, что наряду с гласными способами собирания информации, мерами воспитательного и воспитательно-правового воздействия возможно применение и оперативно-розыскных мер, а термин "оперативно-розыскная профилактика» прочно вошел в их словарный лексикон. Такой подход к профилактике преступлений, осуществляемой подразделениями криминальной милиции, является, как подчеркивается в работе, единственно верным, поскольку перед ней поставлена задача комплексного проведения опережающих, предохранительных мер, направленных на устранение причин и условий, способствующих совершению преступлений, профилактическое воздействие на лиц, склонных к их совершению. Учитывая, что подобные лица вынашивают свои замыслы втайне от окружающих, прибегают к различным ухищрениям и уловкам, пытаясь скрыть криминальную активность, решать стоящие задачи без использования оперативных возможностей подразделений криминальной милиции крайне затруднительно.

Органы внутренних дел как одна из основных структур органов уголовной юстиции решают оперативно-служебные задачи в сложной социально-политической и экономической обстановке, характеризующейся продолжением роста инфляции, ухудшением благосостояния значительных групп населения, ростом социальной напряженности. Проведение экономических реформ усилило процесс социальной дифференциации населения.

В складывающейся ситуации руководство страны поставило перед МВД России задачу увязать решение борьбы с преступностью и ее профилактики с государственной политикой в целом, выработать системное видение перспектив развития преступности и комплексный подход к ее решению. Вот почему профилактическая деятельность органов уголовной юстиции в целом, и органов внутренних дел в частности, выделяется в настоящее время в одну из ведущих приоритетных функций, обеспечивающих достижение реальных результатов в борьбе с преступностью.

Выделение профилактики преступлений в качестве приоритетной функции предполагает выбор научно обоснованного критерия ее отграничения от других. Данный вопрос чрезвычайно важен в силу того, что отсутствие единого критерия классификации ведет к обилию разнообразных мнений. К сожалению, приходится констатировать, что до настоящего времени эта проблема в теоретическом плане, применительно к деятельности криминальной милиции, не нашла своего научного толкования.

При этом следует иметь в виду, что ни одна функция криминальной милиции не выступает в "чистом" виде, не является изолированной от других, что рассматриваемая нами категория "оперативно-профилактическая функция криминальной милиции" все же не абсолютно реальная деятельность, а в значительной мере абстрактная, теоретическая категория, отражающая объективную закономерность в деятельности криминальной милиции. Превращаясь в явление, объективно существуя, эта деятельность взаимодействует с другими направлениями деятельности криминальной милиции и рассредотачивается по множеству субъектов - ее исполнителей. Вместе с тем эта функция призвана решать определенные самостоятельные задачи, стоящие в целом перед криминальной милицией, она осуществляется при соблюдении определенных принципов, присущих оперативно-розыскной деятельности, достигается путем использования специфических сил, средств и методов, присущих только подразделениям, осуществляющим агентурно-оперативную работу. Помимо этого данная функция институирована правом.[16]

Являясь одной из основных направлений деятельности подразделений - криминальной милиции, оперативно-профилактическая функция представляет собой базирующуюся на законодательной, ведомственной нормативной и научной основе деятельность по практическому воплощению в жизнь задач, стоящих перед ними, в соответствии с их компетенцией, в целях защиты жизненно важных потребностей общества от преступных посягательств и осуществляется ее структурными подразделениями путем реализации возложенных на них полномочий.

Универсальный характер методологического подхода к определению одной из приоритетных функций подразделений криминальной милиции позволяет, на наш взгляд, использовать его, с отдельными незначительными корректировками, и применительно к другим функциям подразделений криминальной милиции.

Следует также подчеркнуть, что не каждая функция подразделений криминальной милиции получает однозначное отражение а ее деятельности. Ряд функций могут реализовываться в таком объеме и содержании, что не требуют выделения в самостоятельную функцию, в основном это касается общих или сквозных функций, которые свойственны не только подразделениям криминальной милиции, но и органам внутренних дел в целом.

Комплексный подход к исследованию проблем оперативно-розыскной профилактики, использование при этом различных отраслей научных знаний позволил определить ее сущность: на индивидуальном уровне она возможна, если лицо замышляет какое-либо преступление либо подготавливает его совершение, при условии, что в содеянном нет признаков состава преступления; оперативно-розыскные мероприятия используются не в качестве средства, обеспечивающего привлечение лица к уголовной ответственности, а наоборот, в целях недопущения наступления условий привлечения к ней; первоочередная направленность оперативно-профилактических мероприятий на недопущение совершения преступлений, а не правонарушений в целом.

Все организационно-тактические формы оперативных действий МВД, сколько бы их ни предлагалось, взаимосвязаны между собой и, соответственно, взаимодополняемы Организация работы подразделений криминальной милиции в соответствии с существующими организационно-тактическими формами обеспечивает реализацию наиболее важных для этого вида деятельности принципов: наступательности и активности, поступательности и наращивания мощи в своих действиях (от единичного, инициативного использования отдельных сил, средств и методов оперативно-розыскной деятельности до комплексного и постоянного). Хотя в деятельности подразделений криминальной милиции и находят свое отражение все организационно-тактические формы МВД, но конечные цели и задачи у них различные.

Первая организационно-тактическая форма — выявление лиц и фактов, представляющих оперативный интерес, выступает как подготовительная, обеспечивающая оперативно-значимой информацией все направления деятельности, отнесенные к компетенции подразделений криминальной милиции. При ее осуществлении выявляются не только лица, замышляющие, подготавливающие или совершающие преступления, допускающие отклонения от норм поведения, другие категории лиц и материальные объекты (лица, имеющие сведения о преступлениях и лицах, их совершивших; предполагаемые места нахождения скрывшихся преступников, похищенного имущества и другие обстоятельства, имеющие значение для решения задач оперативно-розыскной деятельности; лица, которые могут быть привлечены к негласному сотрудничеству), но и причины и условия, способствующие совершению преступлений. Полученные первичные сведения о лицах и фактах подлежат обязательной и тщательной проверке в рамках этой же организационно-тактической формы. Это дозволяет определить достоверность поступившей информации, ее полноту и возможность дальнейшего использования в профилактике и раскрытии преступлений, розыске различных категорий лиц. Такая проверка необходима, прежде всего, потому, что первоначальные сведения могут не соответствовать действительности, а их использование может привести в последующем к ущемлению прав и законных интересов граждан, нарушению законности, а порой позволить преступникам более тщательно замаскировать сбою преступную деятельность.

Мероприятия по выявлению лиц и фактов, представляющих оперативный интерес для органов внутренних дел в целом и подразделений криминальной милиции, в частности, являются начальными в процессе их деятельности по профилактике и раскрытию преступлений и осуществляются непрерывно не только в рамках рассматриваемой организационно-тактической формы оперативно-розыскной деятельности, но и при определенных тактических условиях в рамках других форм. Это вызвано тем, что хотя факты, влияющие на криминогенную активность лиц, и устраняются в процессе профилактики или раскрытия преступлений, но они вновь могут со временем проявляться либо взамен устраненных появляются новые. Изменяется и контингент лиц. Вместо тех, кто вследствие принятых к ним мер либо отказался от преступного поведения, либо привлечен к уголовной ответственности, появляются новые или же часть из них возобновляет свою преступную деятельность.

Именно поэтому нужны непрерывные действия оперативных аппаратов по выявлению названной категории лиц и фактов. Б' конечном счете это позволяет обеспечить успешную деятельность органов внутренних дел по выполнению ими своих основных функций по профилактике и раскрытию преступлений, розыску преступников и лиц, пропавших без вести, исправлению и перевоспитанию осужденных, иных задач, которые возложены на них законом.

Таким образом, основной целью первой организационно-тактической формы является информационное обеспечение всей деятельности правоохранительных органов, то есть при ее осуществлении реализуется., главным образом, познавательная сторона этой деятельности, благодаря которой оперативный работник, руководствуясь миропониманием, профессиональным и житейским опытом, проверяет правильность своих умозаключений.

Оперативно-служебную деятельность подразделений криминальной милиции необходимо рассматривать как часть усилий, предпринимаемых государством и обществом, направленных на борьбу с преступностью и ее профилактику. Однако особенность решаемых подразделениями криминальной милиции задач, благодаря делегированию им исключительного права ведения агентурно-оперативной работы, строго определяет рамки их профилактической деятельности и придает ей специфическую направленность.

В настоящее время сложилось такое положение дел, при котором основным средством борьбы с преступностью фактически является уголовное преследование лиц, совершивших преступления, хотя профилактика преступлений вот уже многие годы, вплоть до настоящего времени, провозглашается главным направлением в работе всех правоохранительных органов. Следствием этого является переоценка карательной функции подразделений криминальной милиции и недооценка их оперативно-профилактической функции, включая устранение недостатков и преодоление противоречий в экономике и социальной сфере. Наряду с этим следует отметить, что в организации деятельности подразделений органов внутренних дел, в частности, криминальной милиции, был изъят такой ее важный элемент, как целеполагание. В силу чего сложилась такая ситуация, при которой разработка концепций той или иной деятельности органов внутренних дел, с одной стороны, дублируют друг друга, а с другой - дословно повторяют положения российских законов, нормативных правовых актов и реально ничего не меняют. Поэтому, только в зависимости от функциональных обязанностей, стоящих перед конкретным подразделением криминальной милиции, можно ставить вопрос о месте профилактики в их деятельности индивидуализировано и в целом.

Подводя итог, можно отметить, что мероприятия по совершенствованию организации и деятельности системы государственных органов и общественных организаций, обеспечивающих борьбу с латентной преступностью, правонарушениями, целесообразно объединить в три группы: 1) по совершенствованию предупредительной деятельности государственных органов, выступающих специализированными субъектами профилактики преступлений против личности; 2) по совершенствованию организационной структуры и укреплению правовых основ системы органов, осуществляющих общепредупредительные меры с преступлениями в сфере семейных и бытовых отношений; 3) по совершенствованию функционирования всей системы, осуществляющей превентивную борьбу с правонарушениями в рассматриваемой сфере.

В целом следует сказать, что не борьба с преступностью, а защита граждан и их собственности от преступных посягательств - вот тот краеугольный камень в социальной политике настоящего демократического государства, которая, на наш взгляд, так и не стала приоритетом в деятельности государственных структур, включая и правоохранительные органы.

Заключение

В заключение работы можно сделать следующие выводы: Специфическими признаками латентной преступности являются невыявленность (неустановленность) и неучтенность совокупности преступлений органами, осуществляющими преследование и привлечение виновных лиц к ответственности, ведущими их регистрацию и учет, а также нераскрытие (неполнота раскрытия) преступлений следственными органами, Латентные преступления порождают эвентуальные уголовно-правовые отношения. Реальность этих отношений следует связывать с их юридической фиксацией путем возбуждения уголовного дела. Совершение последующих уголовно-процессуальных действий наполняет уголовно-правовые отношения новым содержанием, которое наиболее полно раскрывается при вынесении приговора судом.

Под факторами латентности преступлений необходимо понимать совокупность обстоятельств социального, правового, личностного и иного характера, препятствующих выявлению (установлению), регистрации и учету преступлений, а также их раскрытию, в том числе обеспечению полноты и всесторонности раскрытия преступлений. Под совокупностью обстоятельств социального свойства следует иметь в виду и определенные издержки в деятельности, главным образом, правоохранительных, судебных, правомочных надзорных и контрольных органов, к полномочиям которых относится установление преступлений, выявление лиц, их совершивших, регистрация и учет преступлений, отправление правосудия.

Одним из важных слагаемых латентности преступлений, непосредственно связанных с качествами личности преступника, является умелый выбор им своей жертвы. Объектом преступного посягательства в этих случаях становятся лица, которые в силу небезупречности своей репутации или предосудительности поведения не заинтересованы в огласке преступления. Преступник предполагает, что для такой жертвы либо причиненный ущерб может показаться незначительным, либо она не заявит о происшедшем, боясь оказаться объектом внимания правоохранительных органов.

Успех борьбы с преступностью, как и латентной её разновидностью, в значительной мере определяется последовательностью и эффективностью деятельности правоохранительных органов, их решительностью и наступательностью в достижении поставленной цели. В системе государственных органов именно правоохранительным органам принадлежит ведущая и основная роль в обеспечении режима законности и правопорядка в стране. Дальнейшее совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью, прежде всего должно вестись на путях реального снижения уровня латентной преступности, последовательного осуществления принципа неотвратимости ответственности и наказания, без чего уголовный закон теряет свой предупредительный потенциал.

Одной из центральных организационно-управленческих проблем борьбы с преступностью, от кардинального решения которой, в конечном счете зависит незыблемость принципа неотвратимости уголовной ответственности, является постановка регистрации и учета преступлений. Последняя играет определяющую роль в обеспечении полноты и объективности показателей состояния преступности и реального контроля над ней.

Профилактика латентности преступности на общесоциальном уровне осуществляется в процессе решения крупномасштабных задач, стоящих перед государством в целом, и должна решаться всеми государственными и общественными структура ми; профилактика латентности отдельных видов преступлений :в специальном и индивидуальном уровнях должна осуществляться исключительно государственными органами и общественными организациями, в сферу задач которых входит борьба с преступностью. Основой такой деятельности должны являться организационные и практические меры, направленные именно на "профилактику латентности преступности в целом, преступности какого-либо вида или конкретного преступления", и на то, чтобы ме допустить совершения преступлений со стороны конкретных лиц.

Важную роль в практике латентности играет оперативно-розыскная профилактика. В данном случае оперативно-розыскные мероприятия используются не в качестве средства, обеспечивающего привлечение лица к уголовной ответственности, а наоборот, в целях недопущения наступления условий привлечения к ней, первоочередная направленность оперативно-профилактических мероприятий на недопущение совершения преступлений, а не правонарушений в целом.

Список литературы

1. Акутаев Р. М. Криминологический анализ латентной преступности. Автореферат. СПб., 1999.

2. Акутаев Р.М. К вопросу о методах измерения латентной преступности, М, 1998.

3. Акутаев Р.М. Латентная преступность: актуальность проблемы и понятие., М, 1999.

4. Вицин С.Е. Моделирование в криминологии. М., 1973.

5. Горяинов К.К. Латентная преступность. М., 1999.

6. К вопросу о методах измерения латентной преступности / Государство и право. 1998. № 7.

7. Коган В.М. Социальные свойства преступности, М., 1977.

1. Криминология и латентная преступность: Монография. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 1998.

8. Криминология и латентная преступность: Монография. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2003.

9. Криминология: Учебник / Под ред. В.Д. Малкова. М., 2009.

10. Криминология: Учебник / Под ред. Г. Ф. Хохрякова, В. Н. Кудрявцева. М., 2009.

11. Криминология: Учебник / Под ред. Г. Ф. Хохрякова. М., 2008.

12. Криминология: Учебник для вузов / Под ред. А. И. Долговой. М., 2008.

13. Латентная преступность в России 2001 – 2006. М., 2007.

14. Латентная преступность. Криминология; Учебник для юридических вузов / Под ред. В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникева. СПб.; Санкт-Петербургская академия МВД России, 1998.

15. Латентная преступность: истинная и искусственная // Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. Материалы международной научно-практической конференции. Санкт-Петербург,' 9-10 апреля 1998. Часть 2 / Под ред. О.М.Латышева, В.П.Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургская академия МВД России. 1998

16. Латентная преступность; актуальность проблемы и понятие // Государство и право. 1997. № 12.

17. Латентность как фактор воспроизводства общественно опасных преступлений // Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. Материалы международной научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 9-10 апреля 1998. Часть 2 / Под ред. О.М.Латышева, В.П.Сальникова. СПб.; Санкт-Петербургская академия МВД России. 1998.

18. Некоторые аспекты борьбы с искусственно-латентной преступностью//Государство и право. 1999. №3.

19. Некоторые аспекты борьбы с искусственно-латентной преступностью // Государство и право. 1999, № 3.

20. Некоторые способы выявления латентных преступлений в сфере экономики // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в современных условиях Материалы межвузовской научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 22 мая 1997 года / Под ред. О.М.Латышева, Б.П.Сальникова, СПб.: Санкт-Петербургская академия МВД России, 1997.

21. Профилактика латентной преступности // Деятельность государства и правоохранительных органов: отечественный и зарубежный опыт: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 22. Ч. 2 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2005.

22. Сазонова Н.В. Понятие латентной преступности // Уголовное право и современность. М., 2002, с. 180.

23. Современное состояние латентной преступности в России // Правовая система общества: становление и развитие: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 23. Ч. 1 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2009.

24. Сущность латентной преступности // Право, политика, экономика: проблемы развития и взаимосвязи: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 19. Ч. 4 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2004.

25. Факторы латентной преступности в системе правонарушений // Правовое и социальное государство: проблемы становления в России: Сб трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 21. Ч. 2 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2005.


[1] Латентная преступность; актуальность проблемы и понятие // Государство и право. 1997. № 12. С.14.

[2] Криминология: Учебник / Под ред. В.Д. Малкова. М., 2009. С.157.

[3] Латентная преступность: истинная и искусственная // Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. Материалы международной научно-практической конференции. Санкт-Петербург,' 9-10 апреля 1998. Часть 2 / Под ред. О.М.Латышева, В.П.Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургская академия МВД России. 1998. С.31.

[4] Латентная преступность: истинная и искусственная // Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. Материалы международной научно-практической конференции. Санкт-Петербург,' 9-10 апреля 1998. Часть 2 / Под ред. О.М.Латышева, В.П.Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургская академия МВД России. 1998. С.32

[5] Криминология: Учебник / Под ред. Г. Ф. Хохрякова, В. Н. Кудрявцева. М., 2009. С.201.

[6] Некоторые аспекты борьбы с искусственно-латентной преступностью//Государство и право. 1999. №3. С.22.

[7] Акутаев Р.М. К вопросу о методах измерения латентной преступности, М, 1998. С.32.

[8] К вопросу о методах измерения латентной преступности / Государство и право. 1998. № 7. С.28.

[9] Горяинов К.К. Латентная преступность. М., 1999. С.76.

[10] Акутаев Р. М. Криминологический анализ латентной преступности. Автореферат. СПб., 1999. С.65.

[11] Факторы латентной преступности в системе правонарушений // Правовое и социальное государство: проблемы становления в России: Сб трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 21. Ч. 2 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2005. С.32.

[12] Факторы латентной преступности в системе правонарушений // Правовое и социальное государство: проблемы становления в России: Сб трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 21. Ч. 2 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2005. С.33.

[13] Латентная преступность в России 2001 – 2006. М., 2007. С.45.

[14] Латентная преступность. Криминология; Учебник для юридических вузов / Под ред. В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникева. СПб.; Санкт-Петербургская академия МВД России, 1998. С.87.

[15] Профилактика латентной преступности // Деятельность государства и правоохранительных органов: отечественный и зарубежный опыт: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 22. Ч. 2 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2005. С.67.

[16] Профилактика латентной преступности // Деятельность государства и правоохранительных органов: отечественный и зарубежный опыт: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 22. Ч. 2 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2005. С.68.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий