регистрация / вход

Административное пресечение понятие и виды мер пресечения

ПОВОЛЖСКАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РФ Кафедра административного и муниципального права Курсовая работа по административному праву

ПОВОЛЖСКАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РФ

Кафедра административного и муниципального права

Курсовая работа

по административному праву

на тему

Административное пресечение

(понятие и виды мер пресечения)

Выполнил: студент 3 курса

факультета юриспруденция

заочной формы обучения

Лукьянов А.Н.

Проверил:

САРАТОВ 2003

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

1. Понятие и характеристика пресечения в административном праве 5

2. Виды мер административного пресечения 13

2.1 Меры административного пресечения, применяемые к нарушителю 16

2.2 Меры пресечения имущественного характера 28

2.3 Меры пресечения технического характера 35

2.4 Меры пресечения санитарно-эпидемиологического характера 37

2.5 Меры пресечения финансово-кредитного характера 38

Заключение 40

Литература 43


Введение

С развитием в Российской Федерации демократических преобразований особую актуальность принимает одна из важнейших проблем реального обеспечения прав и свобод человека, в том числе и путем защиты личности от противоправных посягательств. В зависимости от того, каким образом и как быстро данная проблема получит разрешение, находится характер будущего российского государства, а также темпы его интеграции в мировое сообщество. Но, к сожалению, на данном этапе развития в России существует большой разрыв между теоретической моделью общественных отношений в сфере прав и свобод, установленных Конституцией, и реальной ситуации, которая сложилась в стране. Вследствие высокого уровня преступных посягательств на такие важные права человека, как жизнь, здоровье, свобода и собственность, процесс правовых и экономических преобразований не может получить развития. Таким образом, данное положение оправдывает усиление правоохранительной функции государства, проводимое исполнительной властью.

Существенную роль в охране прав и свобод граждан призваны играть правоохранительные и иные органы, которые наделены соответствующими государственными полномочиями, позволяющими оперативно и своевременно реагировать на происшествия и другие события. В силу которых, они вынуждены в отдельных случаях применять различные меры принудительного воздействия в целях предотвращение и пресечения противоправных действий и недопущения наступления общественно опасных последствий.

Административно-правовое принуждение и административное пресечение как его вид, на протяжении более пятидесяти лет подвергались неоднократному исследованию, и в юридической науке сформировалось множество различных позиций, которые нередко противоречат. Таким образом, особую актуальность приобретает систематическое изучение сформировавшихся позиций для приведения накопившихся теоретических разработок в аргументированную точку зрения.

Необходимость комплексного исследования мер административного пресечения вызвана двумя основными проблемами. Во-первых, возникают теоретические разногласия по поводу отнесения тех или иных мер к мерам административного пресечения, а во-вторых, частое неправомерное применение данных мер, происходящее в силу недостаточной теоретической разработки их классификации и отсутствия их системы в едином нормативно-правовом акте. Таким образом, теоретическое осмысление названных проблем и их исключительная практическая важность определили выбор темы курсовой работы.

Объектом исследования данной работы стали нормативные основы, правоприменительная практика в сфере применения мер административного пресечения под углом зрения существующих возможностей и перспектив усиления охраны прав и свобод граждан, а также важнейших интересов государства.


1. Понятие и характеристика пресечения в административном праве

Административно-принудительные меры являются средством охраны общественных отношений от возможных нарушений, наступления вредных последствий. Реальные правонарушения ставят под непосредственную угрозу охраняемые общественные отношения и причиняют им вред. Интересы их защиты требуют неотложной помощи со стороны государства, которое оказывает ее в виде пресечения действий, нарушающих правовые предписания. Таковы административное задержание нарушителя, изъятие у браконьера орудий лова или охоты, запрещение эксплуатации неисправных машин и механизмов и т.п. Суть подобных мер административного принуждения, несмотря на их многообразие, состоит в «принудительном прекращении противоправных действий, нарушающих установленный порядок»[1] . Целевое назначение названных средств определило и их наименование – меры административного пресечения.

Значение мер административного пресечения в системе правоохранительных средств особенно велико, поскольку в ходе их применения пресекаются наиболее распространенные правонарушения - административные проступки, обеспечивается возможность привлечения нарушителей к ответственности. Однако назначение мер административного пресечения не исчерпывается, как полагают отдельные авторы, борьбой с административными проступками[2] . Они могут применятся также и для прекращения преступных действий. Так, органы Госгортехнадзора приостанавливают работы, эксплуатацию машин, механизмов, которые ведутся с нарушением правил и норм безопасности и охраны недр, независимо от того, явилось ли это следствием административного проступка или преступления. Таким образом, меры административного пресечения являются одним из наиболее эффективных средств борьбы с правонарушениями. Но некоторые меры административного пресечения могут применяться и для прекращения объективно противоправных, невиновных действий, совершаемых лицами невменяемыми, неделиктоспособными. Иными словами, круг оснований пресечения более широк, чем у административной ответственности.

О природе рассматриваемого вида административно-правового принуждения в юридической литературе высказаны различные, порой даже противоречивые суждения. Отдельные авторы, исходя из принятого в общей теории права деления санкций на карательные и восстановительные, относят к последним и меры административного пресечения. Обосновывается это тем, что важнейшей целью данных принудительных средств является ликвидация вредных последствий правонарушения, восстановления нарушенных общественных отношений, и что эти меры «могут быть только санкциями правовосстановительными»[3] .

Действительно, применение большинства мер пресечения прекращает нарушение соответствующих правил, не будучи связанным с осуществлением правосстановительных функций. Иное означало бы наделение ряда государственных органов, в частности инспекций, несвойственными им полномочиями по устранению последствий нарушений. Сказанное дает возможность утверждать, что меры пресечения не могут быть отнесены к правовосстановительным санкциями, и что термин «меры административного пресечения» более точно определяет природу анализируемых правовых средств.

Несколько иное решение вопроса о понятии рассматриваемого вида административно-правового принуждения предлагает Д.Н. Бахрах. Обоснованно возражая против толкования мер пресечения как правовосстановительных санкций, он говорит о существовании мер пресечения и о восстановительных мерах в рамках административно-правового принуждения в качестве самостоятельных его видов. К числу восстановительных мер он относит: изъятие работниками милиции огнестрельного оружия и боеприпасов к нему, хранящихся без соответствующего разрешения, у отдельных граждан, снос самовольно возведенных строений и сооружений, административное выселение из самовольно занятых жилых помещений, изъятие у организаций незаконно полученного, искание недоимки, пени[4] .

Между тем, во всех этих случаях работники соответствующих государственных органов посредством названных мер прекращают длящиеся правонарушения (незаконное хранение огнестрельного оружия и т.д.). Что же здесь устанавливается: причиненный ущерб или, по выражению автора анализируемой концепции, «прежнее состояние»? Как видно из самого характера указанных правонарушений, многие их последствия являются необратимыми, и никакими мерами административного принуждения невозможно восстановить прежнее состояние объектов. Так, трудно говорить о восстанавливающей роли изъятия документов, образцов товаров, свидетельствующих о нарушениях соответствующих правил, поскольку посредством этих мер обеспечивается установление и закрепление доказательств для последующего разрешения дела о совершенном нарушении.

Отдельные авторы обосновывают выделение некоторых мер пресечения (процессуальных мер) в качестве самостоятельного вида административного принуждения[5] . Необходимость этого мотивируется тем, что ряд мер (административное задержание и т.д.) являются вспомогательными по отношению к мерам ответственности и не решают какой-либо самостоятельной задачи. Действительно, названные меры принуждения (да и не только они) связаны с мерами ответственности и зачастую предшествуют им, обеспечивая возможность привлечения виновного к ответственности, то есть в некоторых случаях процессуальные функции. Однако сведение их назначения только к осуществлению этой вспомогательной цели не оправдано ограничивало бы правоохранительную роль данных принудительных средств. Они выполняют и самостоятельную задачу прекращения правонарушения и предотвращения причинения ущерба независимого общественного отношения. Именно эта направленность характеризует меры административного пресечения как самостоятельный вид административно-правового принуждения. Таким образом, при подготовке актов, регулирующих применение административно-принудительных средств, также следует иметь в виду эту особенность мер административного пресечения.

Как разновидность административно-правового принуждения меры административного пресечения обладают всеми его признаками, но им характерны и свои, сугубо внутривидовые признаки. Особенность их состоит в целевом назначении и в самой сущности мер.

Цель пресечения – непосредственное прекращение противоправного деяния и недопущение новых. Оно должно быть оперативным, а поэтому часто осуществляется в условиях дефицита информации об обстановке, характере противоправного деяния.

Фактическим основанием пресечения является правонарушение, виновное противоправное действие. Но меры пресечения используются и для прекращения общественно опасных действий, совершаемых лицами, не достигшими 16 лет, то есть административно-деликтоспособного возраста, а также невменяемыми. А с другой стороны, помещение в медвытрезвитель, применение огнестрельного оружия и иные средства административного пресечения могут быть использованы в связи с преступлениями. Таким образом, круг оснований пресечения более широк, чем у административной ответственности. Меры административного пресечения вызываются реальной ситуацией, в которой противоправное поведение наличествует и проявляет себя открыто. В отличие от административно-предупредительных мер, которые направлены на предупреждение правонарушения, например, специального надзора за отдельными категориями ранее судимых лиц, меры административного пресечения прекращают конкретно наступившие действия как явления материального мира. В этой связи вряд ли справедливы утверждения о том, что «кабинетное» объявление официального предостережения лица о прекращении антиобщественного образа жизни также есть мера административного пресечения[6] .

С этой особенностью теснейшим образом связана и другая: более широкий круг субъектов, в отношении которых могут быть использованы меры административного пресечения. Их могут применять и к лицам, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, и к невменяемым, и к лицам, обладающим иммунитетом (депутатским, дипломатическим), и к военнослужащим, к работникам МВД при совершении ими нарушений, за которые они могут нести дисциплинарную ответственность.

Меры пресечения используются как в интересах общества, государства, так и в интересах самого правонарушителя. Так, помещение правонарушителя, находящегося в общественном месте в сильной степени опьянения, в медицинский вытрезвитель предохраняет его от возможного ограбления, а иногда «при низкой температуре воздуха» предохраняет его от утраты здоровья и замерзания. Целям оказания медицинской помощи служит принудительное лечение. Властное прекращение антиобщественной деятельности позволяет предотвратить действия, события, которые усугубили бы ответственность виновного.

Меры административного пресечения всегда являются мгновенной реакцией органа административной власти на противоправные действия и характеризуются резким вмешательством в организационную, физическую и имущественную строну жизни подвластного лица. Как указывает, например, Л.Л. Попов: «…практически невозможно в каждом возможном случае применения мер административного пресечения доказывать правомочность требования, на котором основано принуждение»[7] . В связи с этим, замечает А.В. Серегин, нормы, устанавливающие названные принудительные меры, обращены не к лицам, в отношении которых они применяются, а к органам и должностным лицам, их осуществляющим[8] .

Меры административного пресечения связаны с прямым вмешательством в деятельность субъекта, что позволяет в большинстве случаев фактически решить его физической возможности действовать. Не случайно в группе мер административного пресечения, называемых Законом «О милиции»[9] , лишь одна мера - требование прекратить противоправное поведение, лишена свойства материального (физического) воздействия. Арсенал мер пресечения весьма разнообразен: от требования прекратить противоправное поведение до применения оружия. По своей сущности это могут меры психического (угроза применить средства принуждения), материального или физического воздействия, в том числе с использование технических (специальных) средств и оружия, а также оперативные действия, связанные с личным, организационным или имущественным ограничением, благодаря совершению которых правонарушитель лишается возможности продолжить правонарушение, побуждается к исполнению правовых обязанностей.

Таким образом, данный признак мер административного пресечения, а именно нарушение при необходимости физической неприкосновенности граждан, совершающих антиобщественные противоправные деяния, дает возможность отграничить их от карательных санкций. Если перечень последних четко установлен законом, то перечень пресекательных мер, содержащийся в нормативных актах, нельзя считать исчерпывающим. При условии их квалифицированного применения меры пресечения способны самостоятельно, вне связи с иными мерами административного принуждения, полностью реализовать заложенную в них правовую цель. В отличие от мер административного пресечения, реализация иных мер административного принуждения, например, административного взыскания, требует нередко использования иных принудительных средств, а именно административно-процессуального характера. Меры пресечения во многих случаях применяются непосредственно на основе факта нарушения без издания письменных актов, так как необходимость срочно прервать противоправные действия исключает такую возможность. Юридическим фактом, влекущим принуждение, здесь является само нарушение, для прекращения которого должностное лицо предпринимает определенные действия (использует дубинку, оружие и т.д.). Но не следует забывать, что они тоже являются правовыми актами исполнительной власти. Таким образом, применение мер административного пресечения связано с отрицательным волеизъявлением конкретного лица и не требует предварительного исследования формы вины, а также наличия вины как обязательного условия их применения[10] .

Для применения мер административного пресечения важен сам факт противоправного поведения, а не его причины, исследование которых в полной мере возможно лишь в ходе решения вопроса о привлечении лица к юридической ответственности[11] . В связи с этим, объектом принудительного воздействия в конечном итоге оказывается не сама личность с ее многообразием общественных связей и психологических состояний, а лишь ее поведение как объект. Для сравнения, например, можно сказать, что объектом воздействия уголовно-исполнительных мер (некоторая часть норм режима содержания, материально-бытовые условия) является личность осужденного во всем ее многообразии[12] .

Проанализировав вышеперечисленные признаки мер административного пресечения, четко выделяющие их среди других мер административно-правового принуждения, хотелось бы выделить еще некоторые внутривидовые особенности, которые позволяют более детально отразить сущность административного пресечения.

Особенность мер административного пресечения заключается в своеобразии проявления объективной связи «неправомерное действие – административное принуждение», которое заключается в одновременном, одномоментном существовании элементов данной системы. В отличие от них реализация, например, таких мер административного принуждения, как административные взыскания, характеризуются более или менее значительным периодом времени с момента совершения правонарушения.

Меры административного пресечения имеют небольшой круг субъектов их применения. При том, чем сильнее правоограничение, которое может вызвать та или иная мера административного пресечения, тем уже круг должностных лиц, управомоченных к их применению, и тем выше требования к их профессиональной подготовке. Вряд ли можно, учитывая исключительный характер таких ценностей, как жизнь и здоровье, согласиться с суждением о том, что меры административного принуждения по своей силе и суровости менее значительны, чем меры уголовного воздействия[13] . Это утверждение справедливо в отношении такого вида мер, как меры административного взыскания, когда речь идет о видах юридической ответственности, уголовной и административной.

С учетом всех названных признаков под мерами административного пресечения , на наш взгляд, следует понимать регулируемые нормами административного права юридические средства и способы принудительного воздействия, имеющие целью незамедлительное прекращение реально и открыто существующей противоправной ситуации на месте ее обнаружения путем прямого вмешательства субъекта административной власти, наделенного специальными полномочиями, в деятельность правонарушителя, а также применяемые в целях создания возможности для последующего привлечения нарушителя к юридической ответственности.

Выделяя меры административного пресечения в самостоятельную группу среди иных мер административно-правового принуждения, различные авторы по-разному определяют их круг. При этом, в зависимости от позиций автора, к мерам административного пресечения иногда относят такие принудительные меры, как специальный административный надзор[14] , досмотр ручной клади и багажа[15] , привод в милицию, а также официальное предостережение[16] . Очевидно, что названные меры административного принуждения либо целиком направлены на предупреждение возможных правонарушений, либо – на обеспечение производства по делам о правонарушениях. В последнем случае они имеют цель непосредственного сбора доказательств и являются мерами административно-процессуального обеспечения, о необходимости обособления которых в самостоятельную группу мер административного принуждения говорят многие авторы[17] .

К сожалению, единого нормативного акта, регулирующего систему мер административного пресечения, основания и порядок их применения нет. Пресекательная деятельность регламентируется многими законами и подзаконными актами. Думаю, что будущий кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях должен содержать систематизированный перечень мер административного пресечения, а также определять компетенцию конкретных федеральных органов исполнительной власти по применению тех или иных мер воздействия. Этот перечень, по мнению А.С. Князькова, должен включать в себя следующие меры:

- требование прекратить противоправное поведение;

- прекращение движения транспортных средств, техническое состояние которых угрожает общественной безопасности;

- отстранение от управления транспортными средствами, летательными аппаратами, речными и морскими судами лиц, находящихся в состоянии опьянения либо в болезненном состоянии, затрудняющим управление данным транспортом;

- прекращение работы предприятий и предпринимательской деятельности физических лиц, угрожающей жизни и здоровью граждан;

- применение физической силы;

- применение специальных и подручных средств;

- применение и использование огнестрельного оружия[18] .

И хотелось бы отметить, что при изменении мер пресечения, как и во всей своей деятельности, субъекты власти должны строго соблюдать принципы законности и целесообразности, а также минимизации вреда: избирать такие средства, которые максимально необходимы для предотвращения вредных последствий. Нельзя применять оружие для задержания лиц, нарушающих правила торговли, не следует приостанавливать работу всего цеха, если в неисправном состоянии находится один станок. Во всех случаях должно соблюдаться необходимое соответствие между избранной мерой принуждения, характером нарушения и, конечно, требованием правовых норм.


2. Виды мер административного пресечения

Среди других мер административно-правового принуждения меры пресечения наиболее многочисленны и разнообразны. Это обусловлено тем, что в различных условиях, в отношении различных субъектов, различные государственные органы должны применять наиболее эффективные средства для прекращения антиобщественных действий. Большое разнообразие мер пресечения свидетельствует о том, что большое внимание уделяется своевременному прекращению правонарушений, предотвращению вреда.

Система мер пресечения чрезвычайно разнообразна. Вследствие этого многими авторами не раз проводилась попытка классификации и систематизации различных мер пресечения в родовые группы.

Д.Н. Бахрах, исходя из цели и образа воздействия, различает общие, специальные и процессуальные меры пресечения[19] . К общим мерам относятся: превентивное задержание, принудительное лечение, административный надзор за лицами, прибывшими из мест лишения свободы, предписание (предостережение), запрещение эксплуатации, приостановление работ и др. Некоторые из них применяются только к гражданам, другие только к коллективным субъектам, а третьи – и к тем, и к другим.

Специальные меры пресечения применяются только к гражданам, они нарушают их физическую неприкосновенность для того, чтобы быстро прекратить противоправное поведение. В их числе средства простого физического воздействия (приемы боевой борьбы, использование служебных собак); воздействие с помощью технических средств (дубинок, наручников и т.д.); использование огнестрельного оружия, боевой техники.

Процессуальные меры пресечения названы в 238-247 и др. статьях КоАП РСФСР. Особая цель их применения – обеспечить нормальный ход производства по делам об административных правонарушениях: не позволить виновному уклониться от ответственности, собрать необходимые доказательства, обеспечить исполнение постановления. К процессуальным мерам относятся: доставление, задержание, привод, личный досмотр вещей, изъятие вещей и документов, отстранение от управления транспортными средствами, его задержание, замена исправительных работ арестом. Недостаток данной классификации, по нашему мнению, заключается в том, что Д.Н. Бахрах при делении на виды административно-правового принуждения отрицает такие его виды, как меры предупреждения (административно-предупредительные меры), а также меры административно-процессуального обеспечения. В силу этого данные меры автоматически вливаются в меры административного пресечения, хотя многие авторы[20] считают, что данные виды административно-правового принуждения должны обособляться в самостоятельные группы.

Многообразные меры административного пресечения в своей интерпретации сгруппировали в несколько видов Ю.М. Козлов и Л.Л. Попов. В частности, к ним относятся:

1) меры, применяемые непосредственно к личности правонарушителя (требование прекратить противоправное поведение, непосредственное физическое воздействие, административное задержание и доставление в милицию и др.);

2) меры имущественного характера (изъятие огнестрельного охотничьего ружья, снос самовольно возведенных строений и др.);

3) меры технического характера (запрещение эксплуатации неисправного транспорта, приостановление работы предприятий в виду нарушения правил техники безопасности, правил пожарной безопасности, запрещение или ограничение ремонтно-строительных работ на улицах и дорогах, если не соблюдаются требования по обеспечению общественной безопасности и др.);

4) меры финансового характера (прекращение кредитования, сокращение бюджетного финансирования, отзыв лицензии, дающей право осуществлять финансовые операции, изъятие (взимание) в доход бюджета сумм, полученных предприятиями, учреждениями и организациями в результате нарушения финансовой дисциплины, законодательства о ценах, о реализации нестандартной продукции и др.);

5) меры медико-санитарного характера (отстранение от работы инфекционных больных, запрещение эксплуатации предприятий торговли или общественного питания из-за их антисанитарного состояния и др.);

6) меры, связанные с осуществлением лицензионно-разрешительной системы (отказ в выдаче лицензии на тот или иной подлежащий лицензированию вид деятельности, приостановление или аннулирование лицензии и др.);

7) меры специального и исключительного назначения (применение огнестрельного оружия, химических слезоточивых веществ, водометов, резиновых палок, наручников и др.)[21] .

Данная внутривидовая классификация четко распределяет в зависимости от целей, характера и объекта воздействия предметную принадлежность каждой меры административного пресечения. Но в силу своей громоздкости она не позволяет в объеме данной дипломной работы взять ее за основу и рассмотреть каждый из видов мер административного пресечения в отдельности.

Более точной и практичной, а значит и более подходящей к исследованию в данной дипломной работе является классификация мер административного пресечения, приведенная А.П. Кореневым. Исходя из целей, характера и объекта воздействия, их можно подразделить на меры пресечения:

- применяемые к нарушителю;

- имущественного характера;

- технического характера;

- санитарно-эпидемиологического характера;

- финансово-кредитного характера[22] .

2.1 Меры административного пресечения, применяемые к нарушителю

К мерам пресечения, применяемым к нарушителю, относятся:

- требование прекратить противоправные и иные действия, препятствующие выполнению функций государственных органов и должностных лиц;

- непосредственное применение физической силы, специальных средств и оружия;

- задержание и доставление;

- принудительное лечение страдающих заболеваниями, опасными для окружающих;

- временное отстранение от работы инфекционных больных, а также лиц, находящихся в болезненном и ином состоянии, препятствующем безопасному для окружающих выполнению ими обязанностей.

Рассмотрим каждый из подвидов мер пресечения, применяемых к нарушителю в отдельности.

Уполномоченные должностные лица (сотрудники милиции и др.) имеют право требовать от граждан и должностных лиц прекращения преступления или административного правонарушения, а также действий, препятствующих осуществлению их полномочий, законной деятельности депутатов, кандидатов в депутаты, представителей государственных органов, учреждений и общественных объединений. Сущность этой меры пресечения заключается в указании правонарушителю на немедленное прекращение совершаемых им действий.

Учитывая особый характер таких мер административного пресечения, как применение огнестрельного оружия, специальных средств и физической силы, необходимо выделить их в группу специальных мер административного пресечения. Такая внутригрупповая классификация весьма значима, так как позволяет более точно отразить правовую природу названных мер. В частности, той ее стороны, что применение специальных мер административного пресечения чаще всего связано с воздействием на физическую сущность лица, подвергнутого принуждению. По данному признаку некоторые авторы называют применение физической силы, специальных средств и оружия мерами непосредственного воздействия[23] . В то же время другие авторы непосредственность воздействия связывают лишь с применением физической силы[24] . Мне хотелось бы согласиться с позицией тех авторов, которые считают, что применение физической силы, специальных средств и оружия – меры непосредственного физического воздействия, так как названные правовые средства, во-первых, применяются немедленно (непосредственно) при обнаружении правонарушения с целью его пресечения, во-вторых, представляют собой воздействие физического свойства и, в-третьих, направлено в большинстве случаев на физическую сторону объекта воздействия[25] .

Сотрудники милиции и других правоохранительных органов, а также иных государственных органов и уполномоченные на то законом представители негосударственных объединений имеют право применять физическую силу , в том числе боевые приемы борьбы, для пресечения преступлений и административных правонарушений, задержания лиц, их совершивших, преодоления противодействия законным требованиям, если ненасильственные способы не обеспечивают выполнение возложенных на них обязанностей.

Сотрудники милиции, ФСБ и других специальных служб обладают правом применять специальные средства : резиновые палки, слезоточивый газ, наручники, светозвуковые средства отвлекающего воздействия, средства разрушения преград, средства принудительной остановки транспорта, водометы, резиновые пули, бронемашины, специальные окрашивающие средства, служебных собак и др. Полный перечень специальных средств устанавливается Правительством Российской Федерации. Основания и порядок их применения регламентируется Законом «О милиции» и др., постановлениями Правительства Российской Федерации[26] и иными нормативными актами. В частности, сотрудники милиции имеют право применять специальные средства, находящиеся на вооружении милиции, для отражения нападения на граждан и сотрудников милиции, для пресечения оказываемого сотруднику милиции сопротивления, для пресечения массовых беспорядков и групповых действий, нарушающих работу транспорта, связи, предприятий, учреждение и организаций, для освобождения захваченных зданий, помещений, сооружений, транспортных средств, земельных участков и т.д.

Специальные средства и интенсивность их применения избираются с учетом складывающейся обстановки, характера правонарушения и личности правонарушителя. При их применении должна сводиться к минимуму возможность причинения вреда здоровью граждан. Запрещается применять специальные средства в отношении женщин с видимыми признаками беременности, лиц с явными признаками инвалидности и малолетних, кроме случаев оказания ими вооруженного сопротивления, совершения группового либо иного нападения, угрожающего жизни и здоровью людей, а также при пресечении незаконных собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций ненасильственного характера, которые не нарушают работу транспорта, связи, предприятий, учреждений и организаций.

Перечисленные в предыдущем параграфе особенности мер административного пресечения целиком относятся к применению огнестрельного оружия сотрудниками милиции и достаточно полно характеризуют данную меру принуждения. Вместе с тем, юридическая природа применения и использования огнестрельного оружия имеет существенные особенности, отличающие эту меру от других мер административного пресечения, в том числе специальной группы.

Применение огнестрельного оружия чаще всего связано с пресечением преступлений. Поэтому возникает вопрос, является ли эта мера административно-пресекательной, входит ли она в систему административного принуждения? Положительный ответ на данный вопрос можно аргументировать следующим:

- огнестрельное оружие применяется субъектами административной власти, и только ими, а все остальные субъекты права (должностные лица, граждане), используют его не для реализации властных полномочий, а для необходимой обороны;

- реализуется эта мера пресечения административным правом;

- применение огнестрельного оружия прямо не связано с возбуждением уголовного дела и может иметь место до возбуждения уголовного дела, после его приостановления, прекращения, а также для пресечения невиновных общественно опасных действий.

Это средство воздействия лежит на грани между административным и уголовным принуждением, но все же в большей степени относится к первому.

Главная особенность применения огнестрельного оружия, как указывают многие авторы, состоит в том, что его реализация не связана с пресечением административного проступка, а обусловлена необходимостью немедленного прекращения таких действий, которые по степени общественной опасности могут быть квалифицированны как преступные[27] . Следует заметить, что в некоторых случаях обстоятельства, служащие основаниями применения огнестрельного оружия сотрудниками милиции, внешне напоминают административные правонарушения. Так выглядит, например, попытка завладения табельным оружием работника милиции, когда задерживаемое лицо приближается к нему, отказываясь выполнить требования остановиться[28] , либо создание реальной угрозы жизни и здоровью людей, водителем транспортного средства, нарушающим административные правила дорожного движения и др.

Мы полагаем, что в данном случае с помощью огнестрельного оружия пресекаются не административные проступки, - что принципиально важно, – а такие противоправные действия, которые, благодаря существованию отдельных внешних обстоятельств (например, управление транспортом в состоянии алкогольного опьянения), достигают степени общественной опасности, присущей уголовно-правовому деянию. В ряде случае, подчеркивают отдельные авторы, при умышленном либо неосторожном нарушении правил движения, квалификация противоправного деяния, как преступления и только как проступка зависит в основном от наступления вредных последствий[29] . «Законодатель, - подчеркивает Д.Н. Бахрах – не может признавать общественно опасные деяния преступлением либо по тому, что свойства деяния не до конца опознано, либо потому, что достаточно применения мер административного принуждения, либо по другим причинам»[30] .

Применение огнестрельного оружия в отличие от других мер административного пресечения всегда носят активный характер, в то время как использование физической силы и специальных средств в некоторых случаях происходит в форме пассивного сопротивления: применение спецсредств для принудительной остановки транспорта либо препятствование движению толпы.

Характерной особенностью правовой природы применения огнестрельного оружия является своеобразный характер административного усмотрения в процессе реализации данной меры. Авторы, исследующие вопросы административного усмотрения, раскрывают его сущность главным образом в плане правового вывода: применять или не применять предусмотренное юридической нормой действие[31] . Однако, особенности исследуемой меры предупреждения таковы, что в ходе ее реализации немаловажным является усмотрение второго порядка (название чисто условное): какой ущерб может быть выбран сотрудником милиции, применяющим оружие? Следует учитывать, что возможности дозирования принудительного воздействия здесь иные, чем, скажем, при выборе приемов единоборства, а тем более – размера штрафа. Видимо поэтому статья 12 Закона «О милиции» обязывает сотрудника милиции в случаях применения огнестрельного оружия лишь стремиться к причинению минимального ущерба в каждой конкретной ситуации.

Являясь физическим средством пресечения неправомерных действий, огнестрельное оружие представляет собой такое техническое устройство, результат применения которого, как указывали еще отечественные юристы начала прошлого века, не может быть учтен заранее[32] . Эта мера может дать непредсказуемые фактические последствия: от легкой раны до смерти лица.

Одним из характерных признаков применения огнестрельного оружия является реализация данной меры в сверхэкстремальных, стрессовых условиях. Причем стресс вызывают как сами общественно опасные действия правонарушителя, так и осознание возможности причинения серьезного вреда в результате выстрела, а кроме того – и боязнь ответственности за причиненный ущерб и невыполнение служебного долга. По мнению авторов, исследовавших особенности психических процессов сотрудников милиции в ситуации действия оружием, данная мера принуждения всегда реализуется в экстремальных условиях и характеризуется особым напряжением психологических сил лица[33] .

Как правило, авторы исследований последних лет по вопросам применения и использования огнестрельного оружия выделяют такой элемент правовых основ, как основания названной меры пресечения. Данный элемент занимает в правовых основах центральное место, так как лишь при наличии оснований применения и использования оружия можно вести речь о соблюдении установленных законом условий, порядка и пределов применения данной меры пресечения.

В юридической науке нет единого мнения о том, что является основанием применения данной меры пресечения. На взгляд одних авторов, таковыми следует признавать фактические обстоятельства, свидетельствующие о возможности использования оружия по его прямому назначению, эти обстоятельства перечислены в частях 1 и 2 статьи 15 Закона «О милиции»[34] . По мнению других, возникновение реальной угрозы посягательства на исчерпывающий перечень объектов уголовно-правовой охраны, названных в части 1 статьи 15 Закона, является юридическим основанием применения огнестрельного оружия и влечет обязанность своевременного применение данной меры принуждения[35] . Третьи авторы предлагают считать таковыми исключительные по своему характеру условия, с возникновением которых Закон связывает возможность применения или использования сотрудниками милиции огнестрельного оружия. Эти основания, пишут они, в частях 1 и 2 статьи 15 Закона «О милиции»[36] .

Представляется, что перечисленные выше позиции не совсем точны. Дело в том, что на практике нередко существуют ситуации (обстоятельства), реально угрожающие объектам, перечисленным в частях 1 и 2 статьи 15 Закона «О милиции», однако оружие не может быть применено. Так, например, сотрудники милиции, преследуя у вокзала стреляющего на ходу преступника, не могли применить оружие, так как вокруг было много граждан. И законодательство о применении оружия отображает такие ситуации, устанавливая соответствующие условия (запреты). Думается, что наличие обстоятельств применения оружия в той или иной конкретной ситуации еще не предрешает вопрос о праве (возможности, обязанности) прибегнуть к данной мере принуждения. Они лишь указывают на возникшую необходимость защиты определенных прав, свобод и интересов с помощью самого строгого принудительного средства. Само же право причинить вред выстрелом возникает тогда, когда дополнительно соблюдены порядок, условия и пределы применения данной меры пресечения.

Таким образом, то или иное основание применения либо использования огнестрельного оружия, как и иных мер административного пресечения представляет из себя нормативно-определенное, типичное обстоятельство, прямо названное в законе, с которым связывается необходимость производства выстрела, удара и т.п. Причем, в большинстве случаев это обстоятельство носит характер неправомерных юридических действий. В этой связи определенный научный и практический интерес представляет вопрос о качественном состоянии обстоятельств, образующих состояние применения и использования оружия. В данном случае хотелось бы согласиться с позицией авторов, которые полагают, что основание – это такое обстоятельство, которое достигло той степени общественной опасности, с которой закон связывает необходимость действовать оружием[37] . Естественно проявляется, объективируется такая опасность в конкретных действиях правонарушителях, поэтому нельзя согласиться с В.С. Новиковым, который выделяет «раннюю» стадию возникновения основания применения огнестрельного оружия, а, следовательно, и позднюю[38] . В данном случае все же следует вести речь о качестве основания, полагая, что в отдельных случаях наивысшая степень угрозы охраняемым интересам позволяет сотруднику милиции применять огнестрельное оружие без предупреждения.

В юридической науке отсутствует сколько-нибудь широкая классификация оснований применения огнестрельного оружия, необходимость выработки которой вызвана тем, что правовое основание как элемент правовых основ законного применения и использования огнестрельного оружия тесно связан с другими их элементами – порядком, условиями и пределами данной меры пресечения. Причем правовое основание в системе данных структурных связей в полной мере определяет необходимость реализации других элементов, а следовательно, и правомерность действий должностного лица, применяющего либо использующего огнестрельное оружие в той или иной конкретной обстановке.

Предложенная А.С. Князьковым в 1998 году классификация правовых оснований применения и использования огнестрельного оружия сотрудниками милиции позволяет более взвешено судить, во-первых, о существовании реальной возможности сотрудника милиции прибегнуть к иным мерам принуждения, во-вторых, о его стремлении к причинении минимального ущерба в каждом конкретном случае действия оружием[39] .

1. По направленности выстреларазличаются основания применения и основания использования огнестрельного оружия;

2. По ситуации, вызывающей необходимость производства выстрела, можно назвать основания, связанные с нападением, задержанием и крайней необходимостью. Отдельно находится обстоятельство, связанное с обеспечением личной безопасности вооруженного сотрудника милиции;

3. По обстановке, связанной с производством прицельного выстрела возможно выделение оснований применения и использования огнестрельного оружия в неблагоприятной ситуации. Основаниями применения и использования оружия в неблагоприятной ситуации следует считать нападение на граждан и сотрудников милиции, угрожающее их жизни и здоровью; попытку насильственного освобождения лица из-под стражи; попытку скрыться лица, застигнутого при совершении определенных преступлений против жизни и др.

4. К основаниям применения оружия в благоприятной ситуации следует отнести пресечение вооруженного сопротивления, а также пресечения попытки задерживаемого лица приблизиться к сотруднику милиции, имеющему обнаженное оружие[40] . Как отмечают отдельные авторы, в отличие от нападения, инициатива правового конфликта при пресечении сопротивления внешне исходит от сотрудника милиции[41] . При этом преступник не только не пытается скрыться, но, наоборот, остается на месте. В этой ситуации, а также в ситуации, когда задерживаемое лицо пытается приблизиться к сотруднику милиции, не совершая очевидно опасных действий, должностное лицо имеет возможность более полно контролировать действия правонарушителя и адекватно реагировать на них, в том числе более прицельно производить выстрелы.

5. По содержанию обстоятельств, являющихся основаниями применения и использования оружия, последние могут быть разделены на безусловные и условные. Безусловным основанием применения либо использования огнестрельного оружия является такое, которое содержит одно конкретное, названное в законе, действие, с наличием которого связана необходимость применения данной меры пресечения. К таковым следует отнести вооруженное сопротивление задерживаемого лица, групповое нападение на помещение, вооруженное нападение на помещение, групповой или одиночный побег из-под стражи и др. При выяснении вопроса о необходимости применения огнестрельного оружия в названных случаях достаточно самого факта противоправного действия.

Задержание и доставление . Под задержанием и доставлением как мерами административного пресечения понимается временное лишение гражданина личной свободы с целью пресечения его противоправного действий и обеспечения правопорядка не в результате применения наказания (взыскания). Известны два вида задержания: уголовно-процессуальное и административное.

Административное задержание следует отличать от задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, которое регулируется УПК РСФСР[42] . Первому подвергаются лица, совершившие административные проступки, а уголовно-процессуальному – совершившие преступления, причем такие, за которые может быть назначено лишение свободы. Административное задержание проводиться в порядке, установленном нормами административного права, а задержание подозреваемого – на основе и в порядке, закрепленном нормами УПК РСФСР. Подозреваемый должен быть допрошен в 24 часа, о задержании сообщается прокурору; при административном задержании ни того, ни другого не делается, но с задержанных берется объяснение.

Административное задержание остро затрагивает честь и достоинство граждан, оказывает сильное психическое воздействие. Вопрос о задержании граждан является пунктом, где «остро сталкиваются противоречивые интересы: интерес ограждения личности от административного произвола, с одной стороны, и интерес охранения … порядка и безопасности, с другой»[43] . Это обуславливает необходимость четкого нормативного регулирования оснований и порядка производства задержания. Но правового акта, который бы устанавливал все возможные основания, сроки, исчерпывающий перечень органов и должностных лиц, которым предоставлено право производить задержание, и основные правила применения этой меры, к сожалению, нет.

Задержание препятствует противоправной деятельности и позволяет уточнить обстоятельства нарушения, выяснить личность нарушителя, составить соответствующие документы, на основании которых будет решаться вопрос о применении иных мер принуждения или общественного воздействия.

Административному задержанию не подлежат иностранцы, пользующиеся дипломатической неприкосновенностью[44] . Как правило, административное задержание не применяется к военнослужащим[45] . Однако при совершении военнослужащими серьезных нарушений порядка в общественных местах, если по близости нет представителей военного коменданта, они могут быть задержаны сотрудниками милиции с немедленным сообщением соответствующему командиру или военному коменданту.

Статьей 19 Закона «О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»[46] установлено, что депутат не может быть задержан, арестован, подвергнут обыску без согласия соответствующей палаты Федерального Собрания, кроме случаев задержания их на месте преступления.

В Законе «О статусе судей в Российской Федерации»[47] говорится, что судья не может быть в каком бы то ни было случае задержан, а равно принудительно доставлен в какой бы то ни было государственный орган в порядке производства по делам об административных правонарушениях.

Не допускается задержание, привод, личный досмотр прокурора и следователя, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других лиц, а также задержания при совершении преступления[48] .

Административное задержание также не допускается:

а) при малозначительности административного правонарушения и возможности его пресечения другими способами (выполнение правонарушителем требования о прекращении правонарушения, устное замечание, разъяснение противоправности и недопустимости того или иного действия (бездействия) и т.д.);

б) при наличии возможности на месте совершения правонарушения установить личность нарушителя и обстоятельства происшествия, составить протокол об административном правонарушении;

в) при наличии основания для наложения взыскания в виде предупреждения или штрафа на месте совершения административного правонарушения.

Законодательством предусмотрено две основные разновидности административного задержания: превентивное и процессуальное.

Превентивное преследует цель предотвращения новых противоправных деяний, оно может применяться как в связи с административным проступком, так и в связи с преступлением, а также в отношении неделиктоспособных лиц. Регулируется такое задержание разными правовыми актами. Примерами превентивного задержания являются:

- помещение в медицинский вытрезвитель;

- неотложная принудительная госпитализация лица, нуждающегося в принудительном лечении[49] ;

- помещение в центр временной изоляции для несовершеннолетних (ЦВИН) лиц, направленных в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа, а также самовольно ушедших из таких учреждений, ожидающих решения вопроса направления в эти учреждения. Несовершеннолетние, ожидающие решения вопроса о направлении в учебно-воспитательные учреждения закрытого типа, могут находиться в УВИН ОВД до 30 суток. В исключительных случаях постановлением судьи этот срок может быть продлен до 45 суток. Федеральным Законом «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24 июня 1999 года[50] предусмотрены и иные случаи задержания – помещения в УВИН ОВД несовершеннолетних;

- задержание лиц, совершивших противоправные действия на судах, находящихся в плавании. Так, в статье 67 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации сказано: «Капитан судна вправе изолировать лицо, действия которого не содержат признаков преступления…, но создают угрозу безопасности судна или находящихся на нем людей и имущества»[51] ;

- задержание нарушителей гражданского часа.

Лица, находящиеся на улицах и в других общественных местах в состоянии сильного опьянения, задерживаются и помещаются в медицинские вытрезвители при органах внутренних дел. Сильным считается такое опьянение, при котором лицо представляет опасность для себя (может стать объектом преступного посягательства или несчастного случая) и для окружающих (может совершить преступление или иное правонарушение). Такое состояние наступает при средней и тяжелой степени алкогольного опьянения.

Несовершеннолетние, задержанные в состоянии опьянения, доставляются, как правило, домой, а при тяжелом алкогольном опьянении – в лечебные учреждения. Помещение их в медвытрезвители допускается в лишь исключительных случаях, когда невозможно установить их личность, место жительства и передать родителям либо представителям учреждений, отвечающих за их воспитание и содержание. Все доставленные в вытрезвитель немедленно осматриваются медицинскими работниками. Они решают вопрос о проведении лечебно-профилактических мероприятий, а при необходимости – и о санитарной обработке.

Процессуальное задержание преследует двойную цель: предотвратить наступление вредных последствий и уклонение виновного от ответственности. Оно применяется в связи с административными правонарушениями и регулируется КоАП РСФСР.

Процессуальное административное задержание может быть произведено, если помимо общей предпосылки – совершение административного правонарушения, - имеется одно из следующих дополнительных условий:

1) наличие серьезных оснований предполагать, что активные противоправные действия будут продолжаться, что правонарушитель может причинить ущерб общественным интересам, другим гражданам, себе;

2) отсутствие возможности составить протокол о проступке и иные документы непосредственно на месте, например, личность виновного не установлена, нужно провести медицинское обследование, отказ уплатить штраф на месте или расписаться в квитанционной книжке и указать свой адрес, если отсутствуют свидетели, которые могут сообщить необходимые данные о нарушителе.

В отличие от превентивного процессуальное задержание может быть осуществлено, даже если нет угрозы совершения новых правонарушений.

По основаниям и срокам можно различать процессуальное задержание на общих основаниях и его специальные виды. Специальное задержание может проводиться только в случае совершения лицом определенного, прямо указанного в законе проступка.

Лиц, задержанных на общих основаниях, можно содержать под стражей не более трех часов. В связи с задержанием составляется протокол, по просьбе задержанного о месте его нахождения уведомляются его родственники[52] .

Таким образом, превентивное и процессуальное административное задержание различаются по:

1) нормативному основанию;

2) целям;

3) фактическим основаниям применения;

4) правовым последствиям;

5) кругу задерживаемых лиц.

Также хотелось бы отметить, что на все случаи административного задержания распространяется действие часть 2 статьи 22 Конституции Российской Федерации: «До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов».

На основании статьи 56 Конституции Российской Федерации и в соответствии с Законом РСФСР «О чрезвычайном положении» от 17 мая 1991 года[53] должностные лица государственных органов, ответственных за осуществление мер чрезвычайного положения, включая комендантский час, задерживают в административном порядке нарушителей режима чрезвычайного положения и могут содержать их до выяснения обстоятельств правонарушения в органах охраны правопорядка, но не более, чем на двое суток.

Принудительное лечение . Каждый гражданин имеет право на медицинскую помощь. Но при определенных, представляющих угрозу для окружающих заболеваниях человек не только имеет право, но и обязан лечиться.

Принудительное лечение является мерой административно-правового принуждения, ибо государственные, муниципальные организации вынуждены прибегать к нему именно потому, что гражданин не выполняет возложенных на него соответствующими правовыми актами обязанностей и законных требований компетентных органов. Особенностью этой меры пресечения является то, что она применяется в интересах общества и самого больного, является средством защиты общественной безопасности, общественного порядка, здоровья нарушителя.

2.2 Меры пресечения имущественного характера

Эти меры применяются в целях пресечения правонарушения, связанного с незаконным владением, ненадлежащим использованием и хранением имущества, предметов, вещей, а также в целях возмещения вреда, причиненного проступком.

К мерам пресечения данного вида, например, относятся:

- выселение в административном порядке лиц, самоуправно занявших жилое помещение или проживающих в домах, грозящих обвалом;

- снос самовольно возведенной постройки;

- изъятие имущества, создающего угрозу безопасности, и у незаконного владельца.

Выселение в административном порядке с санкции прокурора лиц, самоуправно занявших жилое помещение или проживающих в домах, грозящих обвалом . Дело о выселении возбуждается по заявлению органа, в ведении которого находится жилое помещение, жилой дом. С заявлением о выселении может обратиться также заинтересованный гражданин. Дело о выселении в административном порядке вправе по собственной инициативе возбудить прокурор.

Постановление прокурора о выселении в административном порядке подлежит принудительному исполнению по истечению семи дней со дня его вручения гражданам, выселяемым из жилого помещения. В случаях, не терпящих отлагательства, постановление исполняется немедленно.

Принудительное исполнение постановления о выселении в административном порядке производится судебным исполнителем районного (городского) суда по месту нахождения дома, из которого осуществляется выселение, по правилам, установленным гражданским процессуальным законодательством.

В случае отказа выселяемых лиц допустить судебного исполнителя в занимаемое помещение, совершения действий, препятствующих исполнению постановления о выселении в административном порядке, выселение производится при содействии милиции.

Лица, выселенные из самоуправно занятых жилых помещений, возмещают фактические расходы, связанные с выселением. Выселение лиц из домов (жилых помещений), грозящих обвалом, производится за счет соответствующих жилых организаций органов местного (муниципального) самоуправления.

Снос самовольно возведенной постройки . Самовольной постройкой согласно статье 222 Гражданского кодекса Российской Федерации является жилой дом, другое строение, сооружение или другое недвижимое имущество, созданные на земельном участке, не отведенном для этих целей, в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданные без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил. Самовольная постройка (дом, гараж, сарай и т.д.) подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет. Вначале орган местного самоуправления обязывает лицо, самовольно возведшее строение, добровольно своими силами снести строение и привести земельный участок, на котором оно было воздвигнуто, в надлежащий порядок. Если это предписание органа не будет выполнено в установленный срок, глава администрации местного органа самоуправления дает распоряжение соответствующей муниципальной службе о сносе строения силами этой службы. В этом случае расходы, связанные со сносом постройки, взыскиваются в судебном порядке с виновного.

Изъятие имущества, создающего угрозу безопасности, и у незаконного владельца. Во многих законах и иных правовых актах говорится о такой мере принуждения, как изъятие имущества. К сожалению, легального определения этого понятия нет. Представляется, что «под изъятием имущества следует понимать его принудительное отчуждение (отобрание) компетентными субъектами публичной власти у владельца»[54] .

Изъятие, в отличие от хищения, - это мера, применяемая на основе правовых норм в связи с неправомерными действиями. Фактическое содержание этой принудительной меры состоит в том, что имущества у владельца физически отбирается, оно перемещается, и лицо лишается возможности им владеть, пользоваться.

Существуют разнообразные виды изъятия. Для того, чтобы лучше разобраться в этом множестве необходимо использовать 3 критерия: возмездность, время, право собственности.

Возмездное, постоянное (на неограниченное время) изъятие имущества у собственника регулируется статьей 28 КоАП РСФСР и 242 ГК РФ (реквизиция). В случае того изъятия собственнику возмещается стоимость имущества.

Безвозмездное временное изъятие у владельца или собственника используется как средство обеспечения производства по административным и уголовным делам (мера процессуального обеспечения). Имущество в таких случаях изымается у собственника, у законного или незаконного владельца до принятия постановления или приговора по делу, которыми определяется правовое положение вещей. Безвозмездное временное изъятие может быть завершено возвращением вещей и без вынесения постановления или приговора по делу.

Безвозмездное постоянное изъятие имущества допускается как у законного, так и у незаконного владельца. Здесь возможны разные варианты:

- конфискация – безвозмездное отчуждение имущества в постоянную собственность государства как санкция за правонарушение;

- безвозмездное изъятие имущества у незаконного владельца;

- безвозмездное изъятие имущества у законного владельца, который нарушает действующие правила его содержания, пересылки, перевозки и тем самым создает угрозу безопасности.

Изъятие является мерой административного пресечения, если оно производиться субъектом административной власти для:

- процессуального обеспечения;

- прекращения незаконного владения;

- устранения угрозы безопасности;

- прекращения иного правонарушения.

Эти разновидности изъятия имущества регулируются нормами административного права.

Изъятие в ходе производства по делу об административном правонарушении на основании статьи 244 КоАП РСФСР является обеспечительной, несамостоятельной мерой административного пресечения. В других случаях, административное изъятие – самостоятельная мера административного пресечения, которая должна применяться независимо от того, привлекается ли гражданин к ответственности.

Имущество может стать объектом, представляющим опасность для граждан, общества по самым разным причинам: из-за того, что оно не ремонтировалось, повреждено, используется, перевозится, пересылается с нарушением действующих правил, из-за того, что оно заражено, подвергнуто радиоактивному, химическому воздействию и т.д.

Так, статья 19 Закона Российской Федерации «О ветеринарии»[55] устанавливает, что при ликвидации очагов особо опасных болезней животных по решению главного государственного ветеринарного инспектора могут быть отчуждены животные и изъяты продукты животноводства.

Статья 50 Правил оказания услуг почтовой связи, утвержденных Правительством Российской Федерации 26 сентября 1997 года[56] , содержит перечень предметов, животных, запрещенных к пересылке во внутренних почтовых отправлениях, в статье 51 Правил сказано: «Обнаруженные в почтовых отправлениях запрещенных к пересылке предметы изымаются организациями (объектами) почтовой связи в месте обнаружения. В случае обнаружения оружия, боеприпасов, наркотических средств, психотропных, сильнодействующих радиоактивных, взрывчатых, ядовитых, едких, легковоспламеняющихся и других опасных веществ, указанные предметы и вещества изымаются сотрудниками органов внутренних дел. Уничтожение этих предметов и веществ проводится в установленном порядке соответствующими организациями. Обнаруженные в почтовых отправлениях ядовитые животные и растения передаются по принадлежности в ветеринарные органы и органы фитосанитарного контроля. Иностранная валюта, изъятая из почтовых отправлений, передается по акту организациями (объектами) почтовой связи в территориальные учреждения Центрального банка Российской Федерации с одновременным уведомлением территориальных органов внутренних дел об изъятии валюты. Валюта Российской Федерации возвращается отправителю или досылается адресату почтовым переводом, при этом из обнаруженной суммы взыскиваются средства в размере установленного тарифа за пересылку. Об изъятии или уничтожении предметов, запрещенных к пересылке, организации (объекты) почтовой связи в десятидневный срок сообщают в письменной форме отправителю или адресату почтового отправителя, за исключением случаев, когда по факту обнаружения указанных предметов органами внутренних дел принимается решение о проведении оперативно-розыскных мероприятий».

Конечно, валюта сама по себе опасностей для общества не вызывает, он ее незаконная пересылка наносит материальный ущерб.

Законом Российской Федерации «Об обеспечении единства измерений» предусмотрено, что при выявлении нарушений метрологических правил, государственный инспектор имеет право запрещать применение и выпуск средств измерений неутвержденных типов или несоответствующих утвержденному типу, а также непроверенных, и при необходимости изымать средство измерений из эксплуатации»[57] .

Из приведенных выше примеров видно, что административное изъятие имущества, которое создает угрозу безопасности, может производиться на возмездной основе, но чаще проводится безвозмездно.

Незаконное владение может быть добросовестным и добросовестным, невиновным. Но соответствующие предметы все равно должны быть изъяты. Например, оружие может быть изъято в случаях: отсутствие лицензий на его производство, приобретение, торговля им, а также разрешение на хранение, аннулирование указанных лицензий, разрешений, смерти собственника гражданского оружия до решения вопроса о наследовании, смерти гражданина, имевшего на законном основании боевое или служебное оружие[58] . Изъятие производиться органами внутренних дел.

Лесной кодекс Российской Федерации[59] наделил государственную лесную охрану полномочиями изымать у граждан и должностных лиц в соответствующих случаях добытые лесные ресурсы, орудия их добывания, а также транспортные средства и в установленном порядке решать вопросы о дальнейшей их принадлежности.

Статья 59 Федерального закона «О животном мире»[60] гласит: «Незаконно добытые объекты животного мира, их части и выработанная из них продукция, а также орудия незаконного добывания объектов животного мира, в том числе транспортные средства, подлежат безвозмездному изъятию или конфискации». А такие вещи могут быть и у браконьера, и у того, кому вещь передана, подарена и у их наследников.

Даже если административное, уголовное дело по факту незаконного владения и пользования предметами, изъятыми из оборота, незаконно добытыми, не возбуждалось, было прекращено, такое имущество должно изыматься компетентными субъектами публичной власти в административном порядке.

Наркотические вещества должны изыматься и у невменяемых, и у лиц, не достигших 16-летнего возраста, то есть и у неделиктоспособных, а также в случаях прекращения дела в связи с истечением срока давности, амнистии, смерти виновного.

Алкогольная продукция и этиловый спирт считаются находящимися в незаконном обороте и подлежат изъятию и конфискации в случаях:

- реализации без соответствующей лицензии, без сертификатов соответствия, маркировки марками акцизного сбора, забракованной, произведенной с превышением предельно допустимых концентраций вредных примесей;

- поставка в упаковке, не соответствующей нормативно-техническим требованиям;

- закупки этилового спирта организациями, не имеющими квоты на его закупку и лицензии на изготовление продукции с использованием этилового спирта;

- розничной продажи этилового спирта.

Правительство Российской Федерации 16 февраля 1999 года приняло постановление «Об изъятии незаконного оборота и конфискации этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции»[61] . Федеральным министерствам внутренних дел, по налогам и сборам, торговле, Федеральной службе налоговой полиции и другим заинтересованным федеральным органам поручено обеспечить изъятие из незаконного оборота названной продукции. К сожалению, не четко определен круг субъектов таких полномочий, ибо не ясно, какие федеральные органы можно считать заинтересованными. Не названы должностные лица, которые вправе применять такую меру принуждения. И хотя изъятие спирта и алкогольной продукции производится давно, правовые нормы не устанавливают, каким документом должно оформляться изъятие, и ряд других правил осуществления изъятия.

Подобное невнимание к регламентации процедуры применения рассматриваемой меры административного принуждения создает условия для неправильного использования субъектами административной власти таких полномочий. Чрезмерно широкое применение способна повлечь и статья 3 Указа Президента Российской Федерации от 10 июля 1996 года «О неотложных мерах по укреплению правопорядка и усилению борьбы с преступностью в г. Москве и Московской области»[62] . В ней сказано: «Разрешить до внесения соответствующих изменений в федеральное законодательство органам внутренних дел г. Москвы и Московской области, федеральным органам налоговой полиции, таможенным органам Российской Федерации и органам налоговой службы Российской Федерации при обнаружении бесхозного имущества, в том числе денежных средств в рублях и иностранной валюте, не учтенного в бухгалтерских документах юридических лиц, производить его изъятие с последующей передачей в соответствии с федеральным законодательством в собственность государства». Однако нужно заметить, что не в каждом случае необходимо признавать правомерным такое изъятие, так как нельзя считать бесхозными денежные средства лишь потому, что они не учтены в бухгалтерских документах юридических лиц.

Кроме названных существуют и иные разновидности внутреннего превентивного изъятия, например, кратковременное изъятие определенных предметов у лиц, помещаемых в медвытрезвители, задержанных, арестованных. Хотя правовые нормы ничего не говорят об этом, работники милиции вынуждены изымать открытые бутылки с алкогольными напитками у лиц, которые распивают их в общественных местах. Изъятие имущества производят таможенники, судебные приставы-исполнители и многие другие должностные лица.

2.3 Меры пресечения технического характера

Рассматриваемые меры направлены на обеспечение личной и общественной безопасности, на пресечение повышенной опасности (например, транспортных средств), на приостановление работы предприятий, учреждений и организаций с нарушением технических норм и правил, которые угрожают здоровью людей, личной и общественной безопасности. Эти меры многочисленны, к ним, например, относятся:

- приостановление эксплуатации автомототранспортных и иных транспортных средств, техническое состояние которых не отвечает установленным требованиям;

- приостановление работы предприятий и иных производственных объектов в связи с нарушением правил техники безопасности или правил пожарной безопасности;

- запрещение или ограничение производства ремонтно-строительных работ на дорогах, улицах и других строительных объектах, если они ведутся с нарушением технических правил и других требований по обеспечению общественной безопасности.

В соответствии с Законом РСФСР «О милиции» и другими нормативными актами сотрудники милиции, преимущественно Государственной инспекции безопасности дорожного движения, имеют право отстранять от управления водителей или иных лиц, управляющих транспортным средством, а транспортное средство задерживать до устранения причины задержания. Такими же полномочиями обладают сотрудники Государственной инспекции по маломерным судам.

Данная мера пресечения одновременно может быть отнесена как к мерам пресечения технического характера, так как данные меры направлены на пресечение эксплуатации источников повышенной опасности (транспортного средства), так и к мерам, непосредственно применяемым к нарушителю, если вопрос об отстранении от управления транспортным средством ставится в зависимости от состояния, в котором находится управляющий транспортным средством, то есть ставится вопрос о необходимости освидетельствования на состояние опьянения.

Под отстранением от управления транспортным средством следует понимать запрещение лицу осуществлять действия, которыми транспортное средство может быть приведено в движение. Отстранение от управления выражается в изъятии ключа от замка зажигания, в освобождении лицом места водителя (судоводителя) в кабине транспортного средства и т.п.

Задержание транспортного средства – это запрещение эксплуатации с помещением его на специально охраняемую стоянку, определенную органами местного самоуправления, а маломерных судов – на базу (сооружение) для их стоянок. При отсутствии таких стоянок транспортное средство (исключая маломерные суда) может быть доставлено и сдано по акту в дежурную часть строевого подразделения ГИБДД, органа внутренних дел или на площадку у стационарного поста милиции. Если нарушение связано с управлением транспортным средством, имеющим неисправности тормозной системы, рулевого управления или тягово-сцепного устройства (в составе автопоезда), его эксплуатация может быть запрещена со снятием государственного регистрационного знака. Сотрудник, принявший решение о запрещении эксплуатации транспортного средства, составляет протокол задержания и приобщает его к протоколу о нарушении правил движения. В отношении транспортного средства принимаются меры по его сохранности.

Основаниями для отстранения от управления транспортными средствами водителей (судоводителей) и задержания транспортного средства, являются факты управления им:

1) лицом, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что оно находится в состоянии опьянения;

2) лицом, не имеющим удостоверения на право управления транспортным средством соответствующей категории (вида) или лишенным такого права;

3) лицом, не имеющим при себе документов, предусмотренных Правилами дорожного движения[63] ;

4) при наличии неисправностей рулевого управления, тормозной системы или тягово-сцепного устройства (в составе автопоездов);

5) при отсутствии отметки о регистрации транспортного средства в подразделениях ГИБДД, государственных регистрационных знаков или при наличии таких подложных знаков[64] .

Водители (судоводители) – участники дорожно-транспортных и водных происшествий, в результате которых имеются пострадавшие и причинен значительный материальный ущерб, подлежат обязательному направлению на освидетельствование на состояние опьянения. Освидетельствование производится в медицинских учреждениях, а также с использованием в установленном порядке технических средств.

При подтверждении факта нахождения водителя (судоводителя) в состоянии опьянения составляется протокол об административном правонарушении, а виновные привлекаются к административной ответственности.

За уклонение водителей (судоводителей) и иных лиц от прохождения в соответствии с установленным порядком освидетельствования на состояние опьянения наступает ответственность, предусмотренная статьей 165 КоАП РСФСР. В этом случае составляется протокол о нарушении, в котором указываются признаки опьянения и действия нарушителя по уклонению от освидетельствования.

Меры пресечения технического характера применяют контрольно-надзорные и другие органы исполнительной власти (Госгортехнадзор, Госатомнадзор, ГИБДД, Госпожарнадзор и другие органы и службы) и должностные лица.

2.4 Меры пресечения санитарно-эпидемиологического характера

Данные меры направлены на пресечение нарушений санитарного законодательства, на обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия, то есть такого состояния общественного здоровья и среды обитания людей, при котором отсутствует опасное и вредное влияние ее факторов на организм человека и имеются благоприятные условия для жизнедеятельности.

К мерам санитарно-эпидемиологического характера, которые применяются органами и должностными лицами Госкомэпидемнадзора России, относятся: приостановление до проведения необходимых мероприятий устранения имеющихся нарушений санитарных правил, а в случаях невозможности их соблюдения – прекращение:

- работы по проектированию и строительству, а также введения в эксплуатацию законченных строительством, реконструированных объектов и их пусковых комплексов;

- эксплуатации действующих предприятий, организаций, отельных производственных цехов, участков, помещений, зданий, сооружений, оборудования, транспортных средств, а также выполнения отдельных видов работ и производственной деятельности;

- разработки, постановки на производство, производства и применения (использования) промышленной и иной продукции;

- производства, хранения, транспортировки и реализации продовольственного сырья и пищевых продуктов, использования воды (водоисточников) для питьевых, хозяйственных и культурно-оздоровительных целей.

К рассматриваемым мерам пресечения относятся упомянутые ранее: временное отстранение от работы граждан, являющихся носителями возбудителей инфекционных болезней и могущих быть источниками их распространения: обязательная госпитализация и изоляция (карантин) инфекционных больных и граждан с подозрением на инфекционное заболевание, представляющих опасность для окружающих.

2.5 Меры пресечения финансово-кредитного характера

Данные меры применяются в целях пресечения правонарушений в области финансов и кредита, обеспечения финансовой дисциплины. Мерами пресечения являются:

- изъятие (взимание) в доход бюджета сумм, полученных предпринимателями, учреждениями и организациями путем нарушения финансовой дисциплины, законодательства о ценах, о реализации нестандартной продукции и др. Решения об изъятии принимаются органами исполнительной власти, осуществляющими контроль за хозяйственной деятельностью предприятий, учреждений, организаций;

- приостановление финансирования (кредитования) работ по проектированию, строительству, а также хозяйственной деятельностью предприятий, организаций и физических лиц в случае невыполнения ими санитарных правил, постановлений органов и учреждений Госкомсанэпидемнадзора России о приостановлении или прекращении этой деятельности. Эту меру пресечения применяют органы Госкомсанэпидемнадзора;

- приостановление операций юридических и физических лиц по расчетам и другим счетам в банках и иных финансово-кредитных учреждениях в случаях непредставления (или отказа предоставить) государственным налоговым инспекциям и их должностным лицам бухгалтерских отчетов, балансов, расчетов, деклараций и других документов, связанных с исчислением и уплатой налогов и иных обязательных платежей в бюджет. Приостановление этих операций по расчетам и счетам производится государственными налоговыми инспекциями. Правом приостановления указанных операций обладают также федеральные органы налоговой полиции в случае непредставления документов, связанных с исчислением и уплатой налогов.

Государственные налоговые инспекции и федеральные органы налоговой полиции имеют право требовать от руководителей и других должностных лиц предприятий, учреждений и организаций независимо от форм собственности, физических лиц устранения нарушений законодательства о налогах и других обязательных платежах в бюджет и контролировать выполнение этих требований.


Заключение

Правовое исследование о применении мер административного пресечения уполномоченными органами позволяет сделать следующие основные выводы.

В силу того, что административно-правовое принуждение представляет собой предмет постоянной правовой дискуссии, основанной на многообразии трактовок, следует прийти к выводу о необходимости различать административно-правовое принуждение как способ защиты правопорядка – с одной стороны, и меры административного принуждения – с другой, так как эти два понятия соотносятся как содержание и форма. Внешнее проявление административного принуждения и есть та или иная административно-принудительная мера, одной из которых и является административно-правовое пресечение. Посредством правового регулирования отдельных мер принуждения происходит регламентация оснований, порядка и содержания правового воздействия.

Проанализировав нормативные акты, содержащие меры административного пресечения и сопоставив различные точки зрения по поводу особенностей, присущих мерам административного пресечения, на мой взгляд, под последними следует понимать регулируемые нормами административного права юридические средства и способы принудительного воздействия, имеющие целью незамедлительное прекращение реально и открыто существующей противоправной ситуации на месте ее обнаружения путем прямого вмешательства субъекта административной власти, наделенного специальными полномочиями, в деятельность правонарушителя, а также применяемые в целях создания возможности для последующего привлечения нарушителя к юридической ответственности.

Вследствие учёта целей, характера и объекта воздействия, можно подразделить данные меры пресечения на:

- применяемые к нарушителю (например, непосредственное применение физической силы, специальных средств и оружия; задержание и доставление);

- имущественного характера (например, изъятие имущества, создающего угрозу безопасности, и у незаконного владельца);

- технического характера (например, приостановление эксплуатации автомототранспортных и иных транспортных средств, техническое состояние которых не отвечает установленным требованиям);

- санитарно-эпидемиологического характера (например, прекращение разработки, постановки на производство, производства и применения (использования) промышленной и иной продукции из-за нарушения санитарных правил);

- финансово-кредитного характера (например, изъятие (взимание) в доход бюджета сумм, полученных предпринимателями, учреждениями и организациями путем нарушения финансовой дисциплины).

Контроль за соблюдением законности при применении мер административного пресечения уполномоченными органами осуществляют общие, арбитражные и Конституционный Суд Российской Федерации, прокуратура.

Конституционный Суд Российской Федерации полномочен проверить конституционность закона и иных актов, в силу которого применена или должна быть применена мера административного пресечения, обжалованная в установленном законом порядке. Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают свою силу, а решения судов или иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях.

Значительную роль по обеспечению законности в деятельности органов, применяющих меры пресечения, играют суды общей юрисдикции. В соответствии с гражданско-процессуальным законодательством в ходе производства по делам, возникающих из административных правовых отношений среди общего объема дел, предназначенных для рассмотрения, рассматриваются в том числе и дела по жалобам на действия государственных органов, общественных организаций и должностных лиц, нарушающих права и свободы граждан.

Судебный контроль за действиями органов, управомоченных применять меры административного пресечения, осуществляют и арбитражные суды, содержание деятельности, которых состоит в проверке ими при разрешении экономических споров, вытекающих из административных правоотношений, соответствие правоприменительных актов и действий органов исполнительной власти и их должностных лиц требованиям законности и принятие мер по устранению обнаруженных нарушений действующего законодательства.

Единственным ведомством в системе государственной власти, осуществляющим надзор за исполнением все действующих в Российской Федерации законов от имени государства, является прокуратура. Прокурорский надзор распространяется на все отношения, урегулированные правом, являясь в этом смысле универсальным. Это объясняется и тем, что в связи с недостаточным законодательным урегулированием вопросов о применении тех или иных видов административного пресечения, а также порядка их обжалования, прокуратура, выступая как средство обеспечения законности в действиях органов, управомоченных применять меры административного пресечения, рассматривает большинство жалоб на неправомерное применение мер административного пресечения, которые могли бы быть рассмотрены и в судебном порядке.


Литература

1. Венская конвенция о дипломатических сношениях. Вена. 18 апреля 1961 // Справочно-правовая система Гарант.

2. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года // Российская газета. № 237. 25 декабря 1993.

3. Кодекс об административных правонарушениях РСФСР // Справочно-правовая система Гарант.

4. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР // Справочно-правовая система Гарант.

5. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР // Справочно-правовая система Гарант.

6. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации // Ведомости СНД и ВС РФ.1992. №16. ст.836.

7. Кодекс торгового мореплавания Союза ССР // Справочно-правовая система Гарант.

8. Лесной кодекс Российской Федерации // Российская газета. №23. 4 февраля 1997.

9. Федеральный закон Российской Федерации «Об оружии» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. №51. Ст.5681.

10. Федеральный закон Российской Федерации «О прокуратуре Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. №1. Ст.9.

11. Федеральный закон «О животном мире» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. №17. Ст.1462.

12. Закон РСФСР «О чрезвычайном положении» от 17 мая 1991 года // ВВС РСФСР. 1991. №22. Ст.773.

13. Закон Российской Федерации от 2 июля 1992 № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. №33.

14. Закон Российской Федерации «О статусе военнослужащих» от 22 января 1993 года // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. №6.

15. Закон РСФСР «О милиции» // Ведомости СНД и ВС РФ. №10. 1993.

16. Закон Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» // Российская газета. № 100. 30 апреля 1992.

17. Закон Российской Федерации «О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» // Российская газета. № 88. 12 июля 1994.

18. Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» // Российская газета. №170. 29 июля 1992.

19. Закон Российской Федерации «О ветеринарии» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. №24.

20. Закон Российской Федерации от 27 апреля 1993 года «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» // Российская газета. № 89. 12 мая 1993.

21. Постановление Правительства Российской Федерации от 14 августа 1992 года «Вопросы частной детективной и охраной деятельности» // Собрание актов Президента Российской Федерации. №8. 1992.

22. Постановление Правительства Российской Федерации от 16 февраля 1999 года «Об изъятии незаконного оборота и конфискации этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» // Справочно-правовая система Гарант.

23. Правила оказания услуг почтовой связи, утвержденные Правительством Российской Федерации 26 сентября 1997 года // Собрание законодательства Российской Федерации. 1992. №40. Ст.4602.

24. Агеенкова Г.Т. Меры административного пресечения: Автореф дисс... канд. юрид. наук / ВЮЗИ. - М., 1982. – 23 с.

25. Агеенкова Г.Т. Проблемы совершенствования законодательства о мерах административного пресечения // Актуальные проблемы советского административного и финансового права: Сб. науч. тр. - М., 1984. – С.32-44.

26. Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом обществе. - М.: Юрид. лит.,1966. – 224 с.

27. Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Административное право России: Учебник для вузов. - М.: ЗЕРЦАЛО; ТЕИС, 1996. – 640 с.

28. Ардашкин В.Д. Меры защиты (пресеченя) в советском административном праве: Дисс…канд. Юрид. Наук. Свердловск, 1967. с. 94

29. Бахрах Д.Н. Административное принуждение в СССР, его виды и основные тенденции развития: Автореф. дисс… д-ра юрид. наук. - М., 1972. – 37 с.

30. Бахрах Д.Н. Административная ответственность граждан в СССР: Учеб. пособие. - Свердловск: Изд-во Урал. ун-та, 1989. – 204 с.

31. Бахрах Д.Н. Административное право: Часть общая: Учебник. - М., 1993. – 301 с.

32. Бахрах Д.Н. Административное право России: Учебник для вузов. - М.: Изд-во БЕК, 1996. – 368 с.

33. Бахрах Д.Н. Административное право России: Учебник для вузов. - М.: Изд-во НОРМА, 2000. – 640 с.

34. Боровиков В.Б., Попов Л.Л. Условия правомерности применения оружия работниками милиции при задержании преступников: Учеб. пособие. - М., 1985. – 39 с.

35. Гааг Л.В. Законность как принцип деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации (по материалам Западной Сибири). Дис. канд. юрид. наук / Изд-во Том. ун-та. – Томск. 1998. – 256 с.

36. Гаген В.А. Учебник административного права. Ростов-на-Дону, 1916.

37. Додин Е.В. Основания административной ответственности. Уч. зап. ВНИИСЗ, 1964. вып.1 (18). – 110 с.

38. Дубовицкий Д.Н. Законность и усмотрение в советском государственном управлении. – Минск: Наука и техника, 1984.- 141 с.

39. Еропкин М.И. О классификации мер административного принуждения / Вопросы административного права на современном этапе / Под. Ред Ю.М. Козлова. - М., 1963. - С.60-69.

40. Еропкин М.И. Управление в области охраны общественного порядка. - М.: Юрид. лит., 1965. – 216 с.

41. Еропкин М.И., Попов Л.Л. Административно-правовая охрана общественного порядка. Л.: Лениздат., 1973. – 328 с.

42. Игитов В.И. Административно-правовые и общественные меры воздействия в области охраны советского общественного порядка: Автореф. дисс... канд. юрид. наук. - М.: Моск. ун-т. 1964. – 24 с.

43. Каплунов А.И. Правовые и тактические основы применения милицией огнестрельного оружия: Автореф. дисс... канд. юрид. наук / Академия МВД России. – М., 1994. 24 с.

44. Каплунов А.И. Применение огнестрельного оружия в системе мер административного принуждения // Совершенствование административно-правовой деятельности органов внутренних дел. - М., 1994. - С.45-49.

45. Катюргин С.И. Функции советской милиции: Учеб. пособие. - Омск: Омск. высш. шк. милиции. 1995. - 180 с.

46. Кисин В.Р. Меры административно-процессуального принуждения и их применение (по материалам деятельности органов внутренних дел): Автореф. дисс... канд. юрид. наук / МВШМ МВД СССР, - М., 1983. – 23 с.

47. Князьков А.С. Применение и использование огнестрельного оружия сотрудниками милиции как мера административно-правового пресечения: Дисс... канд. юрид. наук / ТГУ ЮИ, - Томск, 1998. – 260 с.

48. Козлов Ю.М., Попов Л.Л. Административное право России. - М.: Юристъ, 1999. – 780 с.

49. Козлов Ю.М., Попов Л.Л. Административное право Российской Федерации. - М.: Юристъ, 2000. – 810 с.

50. Кондрашов Б.П, Соловей Ю.П., Черников В.В. Внимание: оружие!: Учебно-практическое пособие. – М.: Интердетектив, 1992. – 159 с.

51. Коренев А.П. Административное право России: Часть общая. - М., 1996. – 286 с.

52. Кузнецов К.К. О теоретических и практических аспектах мер административно-процессуального обеспечения // Общетеоретические проблемы административно-процессуального обеспечения общественного порядка: Сб. науч. тр. - Киев: Киев. издат., 1982. С.127-134

53. Новиков В.С. Применение огнестрельного оружия сотрудниками милиции по законодательству Российской Федерации: Автореф. дисс... канд. юрид. наук / Академия МВД России. - М., 1996. – 22 с.

54. Новиков В.С. Правовые основы применения огнестрельного оружия военнослужащими внутренних войск: Лекция. - М.: Академия МВД РФ. 1997. – 49 с.

55. Общая теория государства и права. Академический курс / Отв. ред. М.Н. Марченко. Т.2 - М.: ЗЕРЦАЛО, 1998. – 621 с.

56. Попов Л.Л. Эффективность административно-правовых санкций. - М.: Юрид. лит., 1976. – 212 с.

57. Попов Л.Л. Убеждение и принуждение в административной деятельности советской милиции: Учеб. пособие. - М., 1983. – 89 с.

58. Розенфельд В.Г., Старилов Ю.Н. Административное принуждение; Административная ответственность; Административно - юрисдикционный процесс: Учеб. пособие. - Воронеж, 1993. – 168 с.

59. Севрюгин В.Е. Проблемы административного права: Учеб. пособие. – Тюмень: Изд-во Тюмен. высш. школы МВД РФ, Тюмен. гос. ун-та. - 1994. – 208 с.

60. Севрюгин В.Е. Теоретические проблемы административного проступка: Дисс... д-ра юрид. наук / Академия МВД РФ. - М., 1994. – 381 с.

61. Серегин А.В. Основания и порядок применения мер административного воздействия: Лекция. - М.: Академия МВД СССР, 1974. – 40 с.

62. Серегин А.В. Советский общественный порядок и административно-правовые средства его укрепления: Учеб. пособие. - М.: Академия МВД СССР, 1975. – 194 с.

63. Уткин В.А. Курс лекций по уголовно-исполнительному праву. Общая часть. Томск: Том. гос. ун-т., 1995. – 94 с.

64. Хвастунов А.А., Колюхов В.Г. Применение оружия как экстремальная ситуация деятельности сотрудников органов внутренних дел // Морально-психологическая подготовка сотрудников органов внутренних дел к действиям в экстремальных ситуациях. - Домодедово, 1994. - С.91-101.

65. Удачной сдачи студент!!!


[1] Еропкин М.И. Управление в области охраны общественного порядка. М., 1965. С.137.

[2] Игитов В.И. Административно-правовые и общественные меры воздействия в области охраны советского общественного порядка: Автореф. дисс... канд. юрид. наук. М., 1964. С.7.

[3] Додин Е.В. Основания административной ответственности. Уч. зап. ВНИИСЗ, 1964. вып.1 (18). С.72.

[4] Бахрах Д.Н. Административная ответственность. Пермь, 1966. С.19.; Административное право России: Учебник для вузов. М., 2000. С.447-448.

[5] Ардашкин В.Д. Меры защиты (пресечения) в советском административном праве: Дисс... канд. юрид. наук. Свердловск, 1967. С.94.

[6] Бахрах Д.Н. Административное право России: Учебник для вузов. М., 1996. С.262.

[7] Попов Л.Л. Эффективность административно-правовых санкций. М., 1976. С.36.

[8] Серегин А.В. Советский общественный порядок и административно-правовые средства его укрепления: Учеб. пособие. М., 1975. С.38.

[9] Ведомости СНД и ВС РФ. №10. 1993.

[10] Агеенкова Г.Т. Меры административного пресечения: Автореф. дисс... канд. юрид. наук. М., 1982. С.8.

[11] Попов Л.Л. Эффективность административно-правовых санкций. М., 1976. С.53.

[12] Уткин В.А. Курс лекций по уголовно-исполнительному праву. Общая часть. Томск, 1995. С.49.; Пахаев В.М., Раменсон А.Л. Применение методов убеждения и принуждения в деятельности ИТУ. М., 1971. С.17.

[13] Розенфельд В.Д., Старилов Ю.Н. Административное принуждение; Административная ответственность; Административно – юрисдикционный процесс: Учеб. пособие. Воронеж, 1993. С.17.

[14] Бахрах Д.Н. Административная ответственность граждан в СССР: Учеб. пособие. Свердловск, 1989. С.19-29.

[15] Агеенкова Г.Т. Проблемы совершенствования законодательства о мерах административного пресечения // Актуальные проблемы советского административного и финансового права: Сб. науч. тр. М., 1984. С.3.

[16] Попов Л.Л. Убеждение и принуждение в административной деятельности советской милиции. М., 1983. С.36-37.

[17] Кисин В.Р. Меры административно-процессуального принуждения и их применение (по материалам деятельности органов внутренних дел): Автореф. дисс... канд. юрид. наук. М., 1983. С.9.; Веремеенко В.В. О классификации мер административного принуждения // Вестник Моск. ун-та. Серия XII. Право. №4. С.75.

[18] Князьков А.С. Применение и использование огнестрельного оружия сотрудниками милиции как мера административно-правового пресечения: Дисс... канд. юрид. наук / ТГУ ЮИ, 1998. С.34-35.

[19] Бахрах Д.Н. Административное право России: Учебник для вузов. М., 2000. С.452.

[20] Кузнецов К.К. О теоретических и практических аспектах мер административно-процессуального обеспечения // Общетеоретические проблемы административно-процессуального обеспечения общественного порядка: Сб. науч. тр. Киев, 1982. С.127-134; Гижевский В.К. Меры административного принуждения, применяемые органами внутренних дел на транспорте (понятие, система, сферы и особенности реализации): Учеб. пособие. Киев, 1986. С.26.

[21] Козлов Ю.М., Попов Л.Л. Административное право Российской Федерации. М., 2000. С.304.

[22] Коренев А.П. Административное право России: Часть общая. М., 1996. С.196.

[23] Серегин А.В. Основания и порядок применения мер административного воздействия: Лекция. М., 1974. С.25.; Опарин В.Н. Правовое регулирование и применение мер непосредственного принуждения должностными лицами правоохранительных органов Российской Федерации: Автореф. дисс... канд. юрид. наук. Омск, 1998. С.13.

[24] Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М., Административное право России: Учебник для вузов. М., 1996. С.266.

[25] Князьков А.С. Применение и использование огнестрельного оружия сотрудниками милиции как мера административно-правового пресечения: Дисс... канд. юрид. наук / ТГУ ЮИ, 1998. С.35-36.

[26] Постановление Правительства Российской Федерации от 14 августа 1992 года «Вопросы частной детективной и охраной деятельности» // Собрание актов Президента Российской Федерации. №8. 1992.

[27] Катюргин С.И. Функции советской милиции: Учеб. пособие. Омск, 1995. С.95.; Каплунов А.И. Применение огнестрельного оружия в системе мер административного принуждения // Совершенствование административно-правовой деятельности органов внутренних дел. М., 1994. С.46.

[28] Часть 2 статьи 16 Закона РСФСР «О милиции».

[29] Севрюгин В.Е. Теоретические проблемы административного проступка: Дисс... д-ра юрид. наук // Академия МВД РФ. М., 1994. С.156.

[30] Бахрах Д.Н. Административная ответственность граждан в СССР: Учеб. пособие. Свердловск, 1989. С.29.

[31] Дубовицкий Д.Н. Законность и усмотрение в советском государственном управлении. Минск, 1984. С.49.

[32] Гаген В.А. Учебник административного права. Ростов-на-Дону, 1916. С.8 // Цитируется по работе А.И. Елистратова «Административное право РСФСР». Л., 1925. С.78.

[33] Хвастунов А.А., Колюхов В.Г. Применение оружия как экстремальная ситуация деятельности сотрудников органов внутренних дел. Домодедово, 1994. С.91-101.

[34] Кондрашов Б.П, Соловей Ю.П., Черников В.В. Внимание: оружие!: Учебно-практическое пособие. М., 1992. С.76.

[35] Новиков В.С. Применение огнестрельного оружия сотрудниками милиции по законодательству Российской Федерации: Автореф. дисс... канд. юрид. наук. М., 1996. С.16.

[36] Каплунов А.И. Правовые и тактические основы применения милицией огнестрельного оружия: Автореф. дисс... канд. юрид. наук. 1994. С.17-19.

[37] Князьков А.С. Применение и использование огнестрельного оружия сотрудниками милиции как мера административно-правового пресечения: Дисс... канд. юрид. наук / ТГУ ЮИ, 1998. С.97.

[38] Новиков В.С. Правовые основы применения огнестрельного оружия военнослужащими внутренних войск: Лекция. М., 1997. С.15.

[39] Князьков А.С. Применение и использование огнестрельного оружия сотрудниками милиции как мера административно-правового пресечения: Дисс... канд. юрид. наук / ТГУ ЮИ, 1998. С.98.

[40] Часть 2 статьи 16 Закона РСФСР «О милиции».

[41] Боровиков В.Б., Попов Л.Л. Условия правомерности применения оружия работниками милиции при задержании преступников: Учеб. пособие. М., 1985. С.21.

[42] Справочно-правовая система Гарант.

[43] Елистратов А.И. О личном задержании по советскому праву // Рабоче-крестьянская милиция. 1923. № 2-3. С.31.

[44] Статья 17 КоАП РСФСР; статья 31 Венской конвенции о дипломатических сношениях. Вена. 18 апреля 1961 // Справочно-правовая система Гарант.

[45] Статья 16 КоАП РСФСР; часть 3 статьи 26 Закона Российской Федерации «О статусе военнослужащих» от 22 января 1993 года // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. №6.

[46] Российская газета. № 88. 12 июля 1994.

[47] Российская газета. № 170. 29 июля 1992.

[48] Часть 2 статьи 42 Федерального закона Российской Федерации «О прокуратуре Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. № 1. Ст.9.

[49] Закон Российской Федерации от 2 июля 1992 № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. №33.

[50] Справочно-правовая система Гарант.

[51] Кодекс торгового мореплавания Союза ССР // Справочно-правовая система Гарант.

[52] Статья 240 Кодекса об административных правонарушениях РСФСР.

[53] ВВС РСФСР. 1991. №22. Ст.773.

[54] Бахрах Д.Н. Административное право: Учебник для вузов. М., 2000. С.471.

[55] Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. №24.

[56] Собрание законодательства Российской Федерации. 1992. №40. Ст.4602.

[57] Российская газета. №109. 9 июня 1993.

[58] Федеральный закон Российской Федерации «Об оружии» // СЗ РФ. 1996. №51. Ст.5681.

[59] Российская газета. №23. 4 февраля 1997.

[60] Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. №17. Ст.1462.

[61] Справочно-правовая система Гарант.

[62] Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. №29. Ст.3480.

[63] Постановление Правительства РФ от 23 ноября 1993 №1090 «О Правилах дорожного движения» // Справочно-правовая система Гарант.

[64] Статья 245 КоАП РСФСР; пункт 2.1.1 Правил дорожного движения

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий