регистрация / вход

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления

ГОУ ВПО «Российская Академия Правосудия» «Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления» Шишкова И.В. 1 группа, 3 курс. Государство и его члены должны заботиться о себе и своем будущем. Что есть будущее государства? И это, конечно же, его будущие граждане – нынешние дети. В соответствии с этим должны соблюдаться нормы международного права об охране личности и человека как социального существа.

ГОУ ВПО «Российская Академия Правосудия»

«Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления»

Шишкова И.В. 1 группа, 3 курс.


Государство и его члены должны заботиться о себе и своем будущем. Что есть будущее государства? И это, конечно же, его будущие граждане – нынешние дети. В соответствии с этим должны соблюдаться нормы международного права об охране личности и человека как социального существа. В частности в ст. 38 Конституции РФ сказано, что материнство, детство, семья находятся под охраной государства. В развитие данного конституционного положения в ст.4 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 124 – ФЗ (в ред. ФЗ №326-ФЗ от 17.12.2009 г.) «Об основных гарантиях прав ребёнка в РФ»[1] указано на приоритетность государственной политики в сфере защиты, поддержки и охраны интересов материнства, детства и семьи. В ч.1 ст. 24 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1996 г. закреплено: «Каждый ребёнок без всякой дискриминации по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, национального и социального происхождения, имущественного положения или рождения имеет право на такие меры защиты, которые требуются в его положении как малолетнего со стороны его семьи, общества и государства»[2] .

Как понимать термин ВОВЛЕЧЕНИЕ в данном составе преступлении?

В юридической литературе можно встретить следующие точки зрения по данному вопросу:

Под вовлечением у А. И. Рарога понимаются действия совершеннолетнего лица, побуждающие участвовать несовершеннолетнего в совершении одного или нескольких преступлений в качестве исполнителя или пособника[3] .

Профессор В. К. Дуюнов считает, что «вовлечение – это действия, направленные на возбуждение у несовершеннолетнего желания и решимости совершить преступление»[4] . Тогда как по смыслу его работы в целом, фактор количества преступлений, способ вовлечения и заведомость несовершеннолетия он считает обязательными признаками, т.е. без наличия фактора заведомости несовершеннолетия вовлекаемого в преступление по ст.150 УК РФ исключается.

У В.С. Комиссарова вовлечение – это действия, направленные на возбуждение у несовершеннолетнего желания совершить преступление или участвовать в его совершении[5] .

А. Кладков и Т. Суспицына дают такое определение – «вовлечь во что-либо – это умышленно возбудить желание это что-либо сделать. При этом вовлекаемый должен понимать фактическую, но не обязательно понимать социальную сторону (суть) совершаемого»[6] .

Я считаю наиболее обоснованной точку зрения К. К. Сперанского, который понимал под вовлечением «умышленные действия, направленные на подготовку несовершеннолетнего к совершению преступления, подстрекательство его к совершению одного или нескольких преступлений либо привлечение его к совершению преступления в качестве соисполнителя или пособника»[7] . Хотя, как писали А. Кладков и Т. Суспицына, понятие несовершеннолетним фактической стороны совершаемого должно учитываться, т.к. это осознание является важным фактором, влияющим на развитие несовершеннолетнего как нормальной нравственной личности.

Пункт 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» определяет вовлечение как совершение определённых умышленных действий лицом достигшим 18-летнего возраста, в отношении лица заведомо не достигшего 18-летнего возраста, побуждающих его к совершению преступления. При чём, факт совершения преступления несовершеннолетним преступления вследствие его вовлечения взрослым, не учитывается – «независимо от того, совершил ли он какое-либо из указанных противоправных действий».

Я считаю, что вовлечение – это умышленные активные действия, направленные на подготовку (скорее моральную) несовершеннолетнего к совершению преступления, совершение иных действий с целью возбуждение у него желания и реальной готовности совершить преступление в качестве исполнителя или другого соучастника, т.е. получение от несовершеннолетнего согласия на совершение преступления и наличие у вовлекающего убеждённости реальности дальнейших преступных действий несовершеннолетнего.

Статья 150 УК РФ предусматривает ответственность исключительно за активные действия взрослого по вовлечению несовершеннолетнего в совершение преступления. Ответственность за такое вовлечение путем бездействия исключается. Вместе с тем в ряде случаев пассивное поведение взрослых лиц, не препятствующих преступной деятельности несовершеннолетних, представляет не меньшую общественную опасность, чем активные действия. Бездействие взрослого следует оценивать как попустительство[8] в совершении преступления несовершеннолетним лицом. А такого состава УК РФ не предусматривает, что по моему мнению является пробелом в уголовном законодательстве.

По вопросу о моменте окончания вовлечения в совершение преступления существует несколько точек зрения.

Одни авторы считают, что преступление окончено в момент, когда у несовершеннолетнего под влиянием действий взрослого возник умысел на совершение преступления, независимо от фактического совершения им какого-либо из указанных в УК РФ противоправных действий. Эту официальную позицию Пленума Верховного Суда РФ поддерживают такие учёные как: В. К. Дуюнов[9] , В. С. Комиссаров[10] , А. А. Ю.Е. Пудовочкин[11] и другие.

По мнению автора, в данном случае имеет место осуждение за «мысли», которого не должно быть и нет в законодательстве РФ. Т.к конкретный момент вовлечения, возникновения умысла, решимость совершения преступления нигде чётко не отражается и является глубоко субъективной характеристикой. Как здесь понимать момент окончания? - Как процесс, т.е. сами действия злоумышленника по вовлечению? Или как результат вовлечения, т.е. когда даётся согласие несовершеннолетнего на совершение того или иного противоправного деяния?

Другие ученые полагают, что момент окончания данного преступления наступает лишь тогда, когда несовершеннолетним была выполнена или начала выполняться объективная сторона преступления. К таким учёным относятся: А. И. Рарог[12] , А. Кладков и Т. Суспицына[13] , А. И. Чучаев[14] и другие. Данная точка зрении, по мнению автора, так же является несколько спорной, т.к. дожидаться момента когда, например, несовершеннолетний начнёт выполнять объективную сторону убийства – по меньшей мере не стоит. В таких случаях преступление следует пресекать на стадии выполнения вовлечения как процесса, потому что побуждение несовершеннолетнего к совершению тяжких и особо тяжких преступлений сильно нарушает его нормальное развитие как социальной личности.

Я считаю, что момент окончания вовлечения связать со степенью тяжести деяния, в которое лицо вовлекается. Если происходит вовлечение в преступление небольшой или средней тяжести (например, ч.1 ст.161 - грабеж)[15] , то деяние окончено с момента непосредственного совершения несовершеннолетним какого-либо преступления, обладающего соответствующими характеристиками. А по тяжким и особо тяжким - с момента получения согласия на совершение преступления и возбуждения желания и реальной готовности у несовершеннолетнего на его совершение (например, ч.1 ст. 126 – похищение человека, ст. 186 - изготовление, хранение, перевозка или сбыт поддельных денег или ценных бумаг, ч.3 ст. 131 – изнасилование, ст. 358 – экоцид и т.п.)[16] .

Следующий вопрос, требующий рассмотрения – возможно ли соучастие в вовлечении?

Возьмём любой словарь русского языка. Слово «подстрекнуть» - значит вызвать, возбудить, побудить к чему-либо[17] . Словарь Ушакова говорит о том же самом только относительно слова «вовлекать» - соблазнять, склонять к чему-нибудь[18] . Значит, это является в любом случае оконченным действием, которое привело к конкретному результату – к возникновению желания у подстрекаемого лица совершить преступление, выразившееся в его фактическом исполнении. Иначе, подстрекательство будет считаться как неудавшееся.

Я согласна с К. К. Сперанским в вопросе приравнивания понятий «вовлечение» и «подстрекательство», т.к. подстрекатели и вовлекатели всегда конкретны в своих действиях, т.е. внушают «другому лицу мысли о необходимости совершения определённого преступления»[19] . По законодательству, вовлечение превращается в специальный вид подстрекательства, «но не приобретает какое-либо иное отличие от подстрекательства».

Это подтверждает идентичность понятий «вовлечение» и «подстрекательство», исходя из которого делается вывод, что в вовлечении возможно так же и соучастие, которое реально имеет место, но при условии начала выполнения несовершеннолетним объективной стороны преступления.

Остальные действия злоумышленника по вовлечению будут квалифицироваться как посредственное исполнение, либо как совокупность, что напрямую разъясняет нам указанный выше Пленум Верховного Суда РФ в п.9.

Статья 150 УК РФ предусматривает умышленную форму вины. То же положение прямо указано и в вышеназванном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ.

В юридической литературе в отношении данного состава презюмируется умышленная вина. Но возможность существования неосторожной формы вины, по моему мнению, в составе вовлечения не исключается. Ведь подростки и малолетние, в силу своего возраста, не всегда и не полно осознают большинство совершаемых ими действий, т.е. по мнению В. Н. Кудрявцева, непосредственным источником преступления является взаимодействие конкретной жизненной ситуации и свойств личности[20] , а несовершеннолетний правонарушитель, как правило, редко действительно задумывается о последствиях. Так же не редко встречаются и весьма легкомысленные взрослые. Но, в данном случае ответственность будет иметь место только тогда, когда преступление было совершено, т.е. возникла реальная общественная опасность и наступили последствия. Если же опасность возникла только на стадии приготовления или покушения в неосторожном преступлении, но не наступило никаких последствий – преступления по ст. 150 УК РФ не будет, т.к. Кодексом не предусмотрены стадии неосторожного преступления[21] . Да, иначе бы оно считалось умышленным.

Исходя из вышеизложенного, автор считает что статьи 150 и 151 УК РФ следует пересмотреть в отношении самой фабулы и, что ч.1 статьи 150 должна выглядеть следующим образом:

Статья 150. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления.

1. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления небольшой или средней тяжести путём обещаний, обмана, угроз или иным способом, совершённое лицом, достигшим 18-го возраста, в случае выполнения несовершеннолетним объективной стороны преступления, наказывается…

2. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления путём обещаний, обмана, угроз или иным способом, совершённое лицом, достигшим 18-го возраста, в независимости от того, было ли в итоге совершено данное преступление, наказывается…

3. … совершённое родителем, педагогом и т.д…

Дополнить постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» пунктом следующего содержания: преступление по ч.1 ст.150 является оконченным с момента совершения самого преступления лёгкой или средней тяжести, в которое вовлекался несовершеннолетний, т.е. наступление последствий по ч.1 ст.150 – это обязательный признак. Тогда как по ч.2 ст.150 такого признака нет и преступление считается оконченным с момента вовлечения несовершеннолетнего в тяжкое или особо тяжкое преступление, т.е. после появления у несовершеннолетнего желания и стремления совершить преступление, в которое он вовлекается.


Список использованной литературы:

1. Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 124 – ФЗ (в ред. ФЗ № 326-ФЗ от 17.12.2009 г.) «Об основных гарантиях прав ребёнка в РФ». СПС «Консультант Плюс».

2. Международное публичное право. Сборник документов. Т.1. М.; БЕК, 1996 г. С.570.

3. Указание Генпрокуратуры РФ №268/85 МВД РФ №2 от 16.12.2008 г. «О введение в действие Перечней статей УК РФ, используемых при формировании статистической отчётности»//Перечни № 4, 5, 6 и 7. СПС «Консультант Плюс».

4. Уголовное право России /под ред. В. К. Дуюнова. М., РИОР 2009 г. С. 663.

5. А. Кладков и Т. Суспицына. Вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления и иных антиобщественных действий//Уголовное право. 2002 г. №3. С.26.

6. Уголовное право России. Учебное пособие /под ред. В. С. Комиссарова. М., Проспект. 2009 г. С. 381.

7. В. Н. Кудрявцев. Причинность в криминологии. М., Юридическая литература. 1968 г. С.176.

8. С. И. Ожегов. Словарь русского языка. Электронная версия 2007-2010 www.ozhegov.org.

9. А.Э. Побегайло. О законодательной регламентации профилактики семейного неблагополучия как криминогенного фактора//Законы России: опыт, анализ, практика. 2006 г. №12. СПС «Консультант Плюс».

10. Ю.Е. Пудовочкин. Ответственность за преступления против несовершеннолетних. Спб, Юридический центр Пресс. 2002 г. С. 293.

11. Уголовное право России. Курс лекций /под ред. А.И. Рарога. М., Проспект. 2010 г. С. 542.

12. К. К. Сперанский. Понятие вовлечения несовершеннолетних в преступную деятельность//Советская юстиция. 1989 г. №13. С.25.

13. А. И. Чучаев. Вовлечение в совершение преступления: спорные вопросы трактовки//Российский следователь. 2006 г. №9. С.20-21.

14. Д.Н. Ушаков. Словарь русского языка. Электронная версия 2008-2009 www.ushakovdictionary.ru.

15. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних».


[1] СПС «Консультант Плюс».

[2] Международное публичное право. Сборник документов. Т.1. М.; БЕК, 1996 г. С.483.

[3] Уголовное право России. Курс лекций /под ред. А.И. Рарога. М.,Проспект. 2010 г. С. 266.

[4] Уголовное право России /под ред. В. К. Дуюнова. М., РИОР 2009 г. С. 387.

[5] Уголовное право России. Учебное пособие /под ред. В. С. Комиссарова. М., Проспект. 2009 г. С. 184.

[6] А. Кладков и Т. Суспицына. Вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления и иных антиобщественных действий//Уголовное право. 2002 г. №3. С.26.

[7] К. К. Сперанский. Понятие вовлечения несовершеннолетних в преступную деятельность//Советская юстиция. 1989 г. №13. С.25.

[8] А.Э. Побегайло. О законодательной регламентации профилактики семейного неблагополучия как криминогенного фактора//Законы России: опыт, анализ, практика. 2006 г. №12. СПС «Консультант Плюс».

[9] Уголовное право России /под ред. В. К. Дуюнова. М., РИОР. 2009 г. С. 387.

[10] Уголовное право России. Учебное пособие /под ред. В. С. Комиссарова. М., Проспект. 2009 г. С. 184.

[11] Ю.Е. Пудовочкин. Ответственность за преступления против несовершеннолетних. Спб, Юридический центр Пресс. 2002 г. С. 100-101.

[12] Уголовное право России. Учебное пособие /под ред. В. С. Комиссарова. М., Проспект. 2009 г. С. 184.

[13] А. Кладков и Т. Суспицына. Вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления и иных антиобщественных действий//Уголовное право. 2002 г. №3. С.26.

[14] А. И. Чучаев. Вовлечение в совершение преступления: спорные вопросы трактовки//Российский следователь. 2006 г. №9. С.20-21.

[15] Указание Генпрокуратуры РФ №268/85 МВД РФ №2 от 16.12.2008 г. «О введение в действие Перечней статей УК РФ, используемых при формировании статистической отчётности»//Перечни № 4, 5, 6 и 7. СПС «Консультант Плюс».

[16] Там же.

[17] С. И. Ожегов. Словарь русского языка. Электронная версия 2007-2010 www.ozhegov.org.

[18] Д.Н. Ушаков. Словарь русского языка. Электронная версия 2008-2009 www.ushakovdictionary.ru.

[19] А. И. Чучаев. Вовлечение в совершение преступления: спорные вопросы трактовки//Российский следователь. 2006 г. №9. Ст.20-21.

[20] В. Н. Кудрявцев. Причинность в криминологии. М., Юридическая литература. 1968 г. Ст.39.

[21] А. Кладков и Т. Суспицына. Вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления и иных антиобщественных действий//Уголовное право. 2002 г. №3. Ст.26.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий