Ответственность за убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны и мер, необ

ВВЕДЕНИЕ Во второй главе Конституции, как главного закона Российской Федерации провозглашены, а также признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина. Тем самым государство через Конституцию ставит под свою защиту соблюдение установленных прав и свобод человека. Но в тоже время дает право любому человеку «…защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом».

ВВЕДЕНИЕ

Во второй главе Конституции, как главного закона Российской Федерации провозглашены, а также признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина. Тем самым государство через Конституцию ставит под свою защиту соблюдение установленных прав и свобод человека. Но в тоже время дает право любому человеку «…защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом».[1]

Охране личности также служат и другие отрасли законодательства, которые обеспечивают и создают благоприятные условия для реализации установленных прав. Среди таких отраслей значительную роль играет уголовное законодательство, в котором ядром является Уголовный кодекс Российской Федерации (далее – УК РФ).

Поскольку одной из основных задач Кодекса является охрана прав и свобод человека и гражданина от преступных посягательств, в нем введены обстоятельства, исключающие наказание за причинение вреда при защите личности, прав, интересов общества или государства.

К таким обстоятельствам, выделяемым законодательством и доктриной, относятся необходимая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайняя необходимость, физическое и психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения, осуществление профессиональных обязанностей и общественного долга, согласие потерпевшего на причинение вреда, исполнение предписаний закона, осуществление своего права и др. Первые шесть обстоятельств указаны в законе — гл. 8 УК РФ. Последние обстоятельства выделяют в науке уголовного права и в правоприменительной практике.

Для любого из этих обстоятельств характерны свои условия правомерности. Если эти условия будут соблюдены, то лицо подлежит освобождению от уголовной ответственности. Если же хотя бы одно из условий будет нарушено, то лицо подлежит уголовной ответственности, но обстоятельства совершения деяния учитываются как смягчающие.

Среди обстоятельств, исключающих преступность деяния, особое место традиционно занимает необходимая оборона, поскольку именно она имеет наиболее широкое применение. Несмотря на то, что в науке уголовного права концепция необходимой обороны является достаточно полной, взаимосвязанной и логичной в правоприменительной практике нередко возникают ошибки связанные с реализацией соответствующих правовых норм. Правильное применение законодательства о необходимой обороне является важным условием широкого вовлечения населения в борьбу с преступностью.

Наравне с правом необходимой обороны уголовным законодательством для предупреждения и пресечения преступной деятельности лиц, совершающих общественно опасные посягательства в отношении других лиц, интересов общества и государства, определена возможность причинения вреда посягающему при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК РФ).[2]

Главными вопросами исследования данной курсовой работы являются:

1. Определение понятия превышения пределов при необходимой обороне и причинении вреда при задержании преступника.

2. Уголовная ответственность за превышение установленных границ (пределов).

3. Определение составов преступлений, совершенных при превышении установленных пределов необходимой обороны и причинении вреда задерживаемому лицу.

1. ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ О НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЕ

Право на необходимую оборону было присуще всем законодательным системам и практически на всех этапах человеческого общества. Оно признавалось естественным, прирожденным правом человека. Защита правового порядка, возможность для каждого пользоваться правами и благами, ему принадлежащими, есть необходимое условие существования цивилизованного общества. Еще Цицерон в своих трудах обращался к этому понятию, определяя необходимую оборону неписаным, но естественным правом человека на защиту. Во многих правовых документах содержалась регламентация необходимой обороны, так как государство использовало ее для защиты законных инте­ресов граждан, собственности, общества. Российское уголовное за­конодательство, начиная с Артикулов Петра I, достаточно полно регламентировало вопросы, связанные с необходимой обороной.[3]

В ст. 37 УК РФ необходимая оборона – это состояние, возникающее при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо непосредственно с угрозой применения такого насилия.[4] В данной статье также устанавливается два вида необходимой обороны:

- не связанная с превышением пределов необходимой обороны;

- связанная с превышением пределов необходимой обороны.

Многие вопросы, касающиеся необходимой обороны, раскрыты в Постановлении Пленума Верховного суда СССР от 16 августа 1984 года № 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств»[5] .

Необходимая оборона представляет собой акт правомерного, социально полезного поведения человека. Сущностью состояния необходимой обороны является предупреждение или пресечение общественно опасного посягательства путем правомерного причинения вреда посягателю.

Цель необходимой обороны заключается в защите правоохраняемых интересов, а причинение в процессе ее осуществления вреда посягающему носит вынужденный характер, порожденный совершением с его стороны общественно опасных действий.

Предоставление законом права на необходимую оборону является важным фактором вовлечения граждан в борьбу с общественно опасными и, как правило, преступными действиями, воспитания их в духе товарищества, взаимопомощи и нетерпимости к нарушениям правопорядка.[6]

В качестве объектов защиты при необходимой обороне может выступать личность, ее права и законные интересы, отношения собственности, интересы общества и государства. В процессе необходимой обороны могут защищаться жизнь и здоровье человека, половая свобода или половая неприкосновенность личности, собственность. Не исключена необходимая оборона и от оскорбления действием, допустим, пощечины, или попытки вывесить в общественном месте плакатов или записей с клеветническими измышлениями. Но от оскорбления словом необходимая оборона невозможна, ибо любые меры физического воздействия к оскорбителю приведут к превышению пределов необходимой обороны - явному несоответствию характера и степени общественной опасности вреда, причиненного посягающим, с вредом, причиненным оскорбленному. То же самое следует сказать и о клевете.

Необходимая оборона является субъективным правом граждан. Воспользоваться им может любой гражданин вне зависимости от того, имеет ли он возможность прибегнуть к помощи представителей власти или иных лиц или же избежать посягательства путем бегства, и т.п.

Так как необходимая оборона может быть связана с известным риском для обороняющегося, закон не возлагает на граждан ее обязательное осуществление. При наличии к тому возможности граждане должны прибегать к необходимой обороне в силу предписаний морали, которая поощряет защиту правоохраняемых интересов.

Для лиц, наделенных в силу закона или иных нормативных актов обязанностью борьбы с преступностью, необходимая оборона является не только моральной, но и правовой обязанностью. Такими лицами, например, являются работники милиции, охраны. Военнослужащие обязаны осуществлять необходимую оборону при посягательствах на установленный порядок несения военной службы и воинскую дисциплину. Невыполнение лицами, на которых лежит обязанность по охране личных интересов граждан, общества и государства, своих функций и отказ их осуществлять необходимую оборону влекут за собой дисциплинарную или даже уголовную ответственность.[7]

Сущность необходимой обороны, в конечном счете, заключается в причинении вреда посягающему для защиты правоохранительных благ. Но поскольку закон в равной мере охраняет всех граждан, то правовой охране подлежит и тот, кто нарушает закон, совершая противоправные деяния. Поэтому причинение вреда лицу, нарушающему закон при ситуации необходимой обороны, жестко и строго регламентируется. При несоблюдении требований закона защищающийся от общественно опасного посягательства сам может стать преступником. Поэтому важно учитывать условия, которые предъявляются к лицу, осуществляющему право на необходимую оборону.

2. УСЛОВИЯ ПРАВОМЕРНОСТИ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ И ЕЕ ПРЕДЕЛЫ

2.1 Условия и пределы необходимой обороны

Для признания необходимой обороны правомерной, исключающей преступность и уголовную ответственность, необходимо констатировать определенные условия. Традиционно эти условия разделяют на две группы, относящиеся к характеристике самого посягательства и относящиеся к защите от этого посягательства.

Состояние необходимой обороны порождается обществен­но опасным посягательством. Посягательство представляет собой действие (бездействие посягательством не является), направленное на причинение ущерба охраняемым уголовным законом интересам и грозящее немедленным причинением вреда. Посягательство может выражаться как в нападении, так и в иных действиях. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» нападение определено как «действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения».[8]

Нападение должно осуществляться только человеком. При этом не имеет значения, является ли этот человек субъектом преступления, т. е. обладает ли он признаком вменяемости и достиг ли он возраста, с достижением которого уголовный закон связывает возможность привлечения к уголовной ответственности.

В ст. 37 УК посягательства подразделяются на два вида: сопряженное с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, или с непосредственной угрозой его применения и не сопряженное с таким насилием или такой угрозой. Для первого вида посягательств превышение пределов необходимой обороны законом не предусмотрено.

Условиями правомерности необходимой обороны, относящимися к посягательству, являются: общественная опасность, действительность и наличность посягательства.

Признак общественной опасности посягательства означает, что совершаемые действия угрожают причинением серьезного вреда охраняемым уголовным законам интересам личности, общества, государства. Малозначительное посягательство не дает права на причинение вреда, поэтому, например, не является необходимой обороной причинение вреда лицу, пытающемуся украсть несколько яблок из чужого сада.

Необходимая оборона недопустима против действий, кото­рые сами совершены в состоянии необходимой обороны.[9]

Второе условие правомерности — действительность посягательства означает, что оборона допустима лишь против реального посягательства, которое существует в объективной действительности, а не в воображении обороняющегося. Отсутствие этого условия позволяет говорить о мнимой обороне.

Так, По приговору Московского городского суда Мосолов осужден за убийство Гуреева и Трубицыной по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Изменяя приговор, Судебная коллегия указала на то, что конфликт между Мосоловым, с одной стороны, и Гуреевым и Трубицыной, с другой - произошел в его квартире. Причиной конфликта явилось поведение потерпевших, которые отказались выполнить требование Мосолова покинуть его квартиру, что вызвало словесную перебранку. После этого Гуреев подошел к Мосолову и приставил к его шее нож.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции о том, что действия Гуреева не давали Мосолову оснований полагать, что на него совершается реальное посягательство. Учитывая конфликтную ситуацию, созданную Гуреевым и Трубицыной, во время которой Гуреев вооружился ножом и приставил его к жизненно важной части тела Мосолова, последний мог воспринять действия Гуреева как угрозу жизни и здоровью.

Однако причиненный Мосоловым вред и примененные средства защиты не вызывались конкретной обстановкой и не соответствовали характеру и интенсивности нападения.

В связи с этим действия Мосолова в отношении Гуреева переквалифицированы на ч. 1 ст. 108 УК РФ как убийство при превышении пределов необходимой обороны, а в отношении Трубицыной - на ч. 1 ст. 105 УК РФ.[10]

Мнимая оборона есть ситуация, когда лицо под влиянием фактической ошибки причиняет вред гражданину при отсутствии реального нападения (кажущееся нападение) с его стороны. Вопрос об уголовной ответственности за вред, причиненный в состоянии мнимой обороны, должен решаться по правилам фактической ошибки.

Третье условие правомерности — наличность посягательства. Существование нападения в действительности еще не порождает права на необходимую оборону. Необходимо, чтобы это нападение было налично, т. е. либо уже началось и еще не завершилось, либо непосредственно предстоит, грозит немедленно начаться, когда промедление с оборонительными действиями смерти подобно.

Каждый раз вопрос о наличности посягательства должен решаться на основе анализа всей совокупности обстоятельств и фактов, при которых оно осуществляется. Возможны случаи, когда необходимая оборона следует за оконченным посягательством, но по обстоятельствам дела для оборонявшегося не был ясен момент его окончания.

Так по делу К. суд, признав ее виновной в совершении убийства при превышении пределов необходимой обороны, в приговоре констатировал, что она, увидев в руках Сафронова нож, могла реально опасаться за свою жизнь, однако, вырвав из его рук нож, т.е. завладев им, К. не попыталась покинуть квартиру или предотвратить конфликт иным путем, менее опасным для жизни Сафронова, а, ненавидя потерпевшего, сознательно допуская возможность причинения смерти, нанесла ему со значительной силой удар ножом в жизненно важную часть тела – грудь, причинив повреждение сердца, от чего он скончался на месте преступления.

Президиум Московского городского суда дело прекратил за отсутствием в деянии К. состава преступления, указав следующее: "Как видно из материалов дела, К. находилась наедине с Сафроновым в закрытой комнате, в отсутствие соседей по коммунальной квартире. Он в этот вечер был в состоянии алкогольного опьянения, вел себя агрессивно, подошел к К., держа нож на уровне ее груди. Она, понимая, что для ее жизни существует реальная угроза, защищаясь, вырвала нож и нанесла им удар Сафронову в грудь. Следовательно, действия К. соответствовали характеру и степени общественной опасности посягательства. Поэтому осуждение ее за убийство при превышении пределов необходимой обороны нельзя признать обоснованным". В данном случае, хотя К., обезоружив нападающего, и приобрела преимущество, однако полагая, что посягательство на нее не окончилось, продолжала защищаться, используя вырванный у нападавшего нож.[11]

Существенное значение имеет момент окончания посягательства, так как в случае причинения вреда посягавшему после явного окончания нападения или его предотвращения действия оборонявшегося не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны. В этих случаях ответственность наступает на общих основаниях, но необходимо тщательно выяснять, не совершены ли эти действия в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями.[12]

Не менее важны условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к защите. К ним относятся: защита только законных прав и интересов, как своих личных, так и других лиц; причинение вреда только самому нападающему; недопущение превышения пределов необходимой обороны.

Первое условие – защищать можно только интересы, охраняемые законом, как свои личные, так и интересы других физических и юридических лиц, а также государства.

Вторым условием правомерности оборонительных действий является то, что вред при защите должен причиняться только самому нападающему (его жизни, здоровью, телесной неприкосновенности, собственности и т. д.), но никак не третьим лицам. В случае причинения вреда иным лицам содеянное может рассматриваться по правилам крайней необходимости.

Причинение смерти посягающему — особый случай, для которого судебная практика очертила определенные границы. Такие последствия признаются обоснованными, если: а) нападение сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия; б) обороняющийся вследствие неожиданности посягательства не мог объективно оценить степень и характер опасности нападения.[13]

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ в постановлении от 27 декабря 2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» под насилием, опасным для жизни, следует понимать такое насилие, которое независимо от причиненных телесных повреждений в момент применения создавало реальную опасность для жизни и здоровья потерпевшего.[14]

Защита не должна превышать пределов необходимой обороны. В науке уголовного права и в судебной практике такие пределы определяются совокупностью признаков, характеризующих интенсивность нападения (с количественной и качественной сторон), и ценностью защищаемого блага. Из смысла ч. 2 ст. 37 УК вытекает, что пределами необходимой обороны являются действия, которые соответствуют характеру и степени общественной опасности посягательства. При этом важно подчеркнуть, что обороняющийся, находясь в состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты. Основное требование при этом — не допустить явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства. Закон не раскрывает подробно всех признаков, характеризующих пределы необходимой обороны. Данное понятие является оценочным, т.е. вопрос о пределах необходимой обороны есть вопрос факта. Только на основании анализа конкретных обстоятельств дела можно определить пределы защиты, в теории же могут быть даны лишь общие принципы.[15]

2.1 Превышение пределов необходимой обороны

Для определения понятия превышения пределов необходимой обороны необходимо, прежде всего, обратиться к рассмотрению положений законодательства, регламентирующего необходимую оборону.

На законодательном уровне закрепление нормы права, определяющей понятие пределов необходимой обороны, осуществляется в уголовном законе. С точки зрения теоретиков уголовного права исследование законодательных подходов в урегулировании пределов необходимой обороны целесообразно начинать с проекта Уголовного Уложения 1903 г., в ч.2 ст.37 которого предусматривалось, что превышение пределов обороны наказывается только в случаях «особо законом указанных». Таким случаем, особо указанным в законе, была ст. 389 Уложения, предусматривающая ответственность за превышение пределов необходимой обороны.

В советском же уголовном законодательстве долгое время критерии предела необходимой обороны отсутствовали. Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. ограничивался одним общим требованием, чтобы при необходимой обороне не было допущено превышения ее пределов. Лишь в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. было сформулировано понятие превышения пределов необходимой обороны как явное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства (ст. 13), перешедшее в дальнейшем в УК РСФСР. Практически в том же виде оно фигурирует и в действующем УК РФ (ч.2 ст.37).

В соответствии с вышеизложенном в современной трактовке, сформулированной в уголовном законе, под понятием превышения пределов необходимой обороны понимаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства.[16]

По мнению подавляющего большинства исследователей, превышение пределов необходимой обороны чаще всего выражается в несоответствии характера и интенсивности защиты характеру и интенсивности посягательства. Разногласия касаются критериев и видов превышения пределов необходимой обороны. Так большинство исследователей выделяют два вида превышения пределов необходимой обороны:

- с учетом ее содержательности превышение пределов необходимой обороны именуется чрезмерной защитой, т.е. с использованием необычных средств или невероятной интенсивностью защиты и т.д.;

- с учетом пространственно-временной характеристики превышение пределов необходимой обороны именуется несвоевременной необходимой обороной, которая может быть двоякого вида - несвоевременная запоздалая или несвоевременная преждевременная необходимая оборона.

Объединяет же эти виды превышение одно – явное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства. Возникает вопрос: почему законодатель использует не просто термин «несоответствие», а «явное несоответствие»? Это сделано потому, что не любое несоответствие будет превышением пределов необходимой обороны, а только явное несоответствие, которое неожиданно даже для лица, столкнувшегося с посягательством, когда его нервная система возбуждена и он не всегда может точно, адекватно соразмерить средства защиты и средства интенсивности нападения, но даже в этих экстремальных условиях, в этом взбудораженном состоянии защита должна быть очевидно несоответствующей. При этом немаловажным является то, насколько обороняющийся:

1) осознает, что его защита не соответствует характеру и степени опасности посягательства, предвидит причинение такого вреда, который явно превышает вред, необходимый для защиты;

2) желает или сознательно допускает причинение вреда либо безразличен по отношению к последствию.[17]

В этих двух положениях проявляется вторая важная часть понятия превышения пределов необходимой обороны – умысел, при чем п.1 подразумевает интеллектуальную составляющую умысла, а п.2 – волевую составляющую. Именно при наличии этих двух составляющих можно говорить о превышении пределов необходимой обороны, в случае же малейшего сомнения в доказанности указанных моментов умысла необходимо считать, что отсутствует важнейший субъективный критерий превышения пределов необходимой обороны. Кроме того, уголовный закон устанавливает, что не является превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения (п.21 ст.37 УК РФ).

Итак, подводя итог вышеизложенному, можно сделать вывод, что превышением пределов необходимой обороны признается лишь такое явное несоответствие, при котором абсолютно точно понятно, что обороняющийся имел возможность отразить нападение более мягкими средствами и осознавал такую возможность, но, тем не менее, выбрал заведомо более опасные средства и методы защиты и без необходимости причинил тяжкий вред нападавшему.[18]

Примером такого явного несоответствия может служить следующий пример из судебной практики.

Тарадеев Н.С. 12 апреля 2001 года около 19 часов, находясь в ограде своего дома, в с. Вахрущево Коченевского района Новосибирской области, будучи в состоянии алкогольного опьянения, в ходе возникшей на почве личных неприязненных отношений, ссоры с П., умышленно, с целью причинения тяжкого вреда здоровью последнего, имеющимся при себе ножом, нанес несколько ударов в жизненно важные области - грудную клетку, шею, брюшную полость, тело П., причинив телесные повреждения, расценивающиеся как легкий вред здоровью и телесные повреждения, которые повлекли тяжкий вред здоровью. В результате полученных телесных повреждений П. скончался на месте происшествия.

Как установлено материалами дела, осужденный и потерпевший являлись родственниками, между ними сложились неприязненные отношения, переходившие в драки во время употребления спиртных напитков. 12 апреля 2001 года они употребляли спиртное, затем подрались во дворе дома осужденного, разошлись по домам. Спустя незначительное время, П. с топором в руках пришел во двор Тарадеева, а когда последний вышел из дома, замахнулся топором, пытаясь ударить осужденного. В ответ на это, Тарадеев нанес удар ножом в живот потерпевшему, они сцепились, упали на землю. Там, удерживая П. одной рукой, Тарадеев стал наносить удары ножом потерпевшему, пока тот не вырвался и не ушел за ограду.

Эти обстоятельства установлены в судебном заседании как показаниями осужденного, так и показаниями свидетелей К., Ч.

Признавая Тарадеева виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего, повлекшего по неосторожности его смерть, суд первой инстанции не дал оценки доводам Тарадеева о причинении потерпевшему ударов ножом в состоянии необходимой обороны, хотя в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, признал противоправное поведение потерпевшего.

С учетом установленного факта, что первый удар ножом в живот Тарадеев нанес П, защищаясь от нападения последнего, вооруженного топором и пытавшегося нанести удар осужденному, это действие не является преступлением в силу ч.1 ст.37 УК РФ.

Далее материалами дела было установлено, что после нанесения удара потерпевшему ножом в живот, Тарадеев и П. упали, при этом топор из рук П. выпал, возможность применения им насилия, опасного для жизни осужденного была утрачена. Действия осужденного, продолжавшего наносить удары ножом лежавшему П. в этой части явно превысили пределы необходимой обороны.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ переквалифицировала действия Тарадеева со ст. 111 ч.4 УК РФ на ст.114 ч.1 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны[19] .

3. УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПРЕВЫШЕНИЕ ПРЕДЕЛОВ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ

Умышленное превышение пределов необходимой обороны общественно опасно, а потому влечет уголовную ответственность. В двух случаях, когда при превышении пределов необходимой обороны наступили тяжкие последствия, в УК РФ предусмотрены самостоятельные составы преступления: в случаях убийства (ч.1 ст. 108 УК РФ) или причинения тяжкого вреда (ч.1 ст. 114 УК РФ). Законодатель рассматривает эти преступления как совершенные при смягчающих обстоятельствах, поэтому за их совершение предусмотрено относительно мягкое наказание. Причинение обороняющимся иного вреда, даже если оно явно не соответствовало характеру и степени общественной опасности посягательства, преступлением не является.

Рассмотрим состав превышения пределов необходимой обороны.

3.1 Объект состава превышения пределов необходимой обороны

Поскольку ответственность за превышение пределов необходимой обороны предусмотрена только двумя указанными статьями УК РФ, то можно сделать вывод, что объектом посягательства при превышении пределов является только жизнь (ч.1 ст. 108) или здоровье посягающего лица (ч.1 ст. 114). Хотя в действительности при отражении посягательства обороняющийся может причинить вред и каким–либо другим объектам, охраняемым уголовным законом (например, имущество посягающего, применяемое в качестве средства нападения). Однако в этом случае не будет состава превышения пределов необходимой обороны, так как только причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью образуют состав превышения пределов необходимой обороны.[20]

3.2 Объективная сторона состава превышения пределов необходимой обороны

Объективная сторона превышения пределов необходимой обороны характеризуется тремя признаками: деянием, последствиями в виде причинения смерти или тяжкого вреда здоровью посягающего, наличием причинной связи между деянием и наступившими последствиями (т.е. смерть или тяжкий вред здоровью наступили непосредственно вследствие превышения пределов необходимой обороной).

По мнению большинства исследователей, необходимая оборона возможна только в результате активных действий. Следовательно, превышение пределов необходимой обороны – это активное действие, направленное на отражение посягательства. При чем, это действие должно сопровождаться сознательным использованием обороняющимся при защите такими средствами и способами, которые явно не вызывались ни характером нападения, ни реальной обстановкой. Явное - значит очевидное не только для потерпевшего, окружающих и т.д., но и для самого виновного. Решая вопрос о причинении вреда (убийство или причинение вреда здоровью) при превышении пределов, следует учитывать не только соответствие (или несоответствие) средств защиты и нападения, но и характер опасности, которая угрожала оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства и иные обстоятельства, которые повлияли или могли повлиять на соотношение сил сторон (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст и физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.п.).[21]

Примером несоответствия средств защиты и нападения может служить Приговор Новодвинского городского суда Архангельской области от 24 марта 2009 г.

4 августа 2008 года, около 21 часа, в кв. по ул.50-летия Октября в г. Новодвинске Архангельской области, принадлежащую Ш. незаконно проник Л. Л. потребовал от Ш. покинуть принадлежащую ему квартиру, а также применил к нему насилие - нанес несколько ударов руками и ногами по голове и телу. Ш., защищаясь от противоправных действий Л., которые не представляли опасность для его жизни и не были сопряжены с угрозой применения такого насилия, превысил пределы необходимой обороны и причинил Л. вред, явно не соответствующий характеру и опасности посягательства, а именно: умышленно, с целью причинения смерти, из личной неприязни, схватил нож и нанес его клинком множество, 18 ударов в область шеи Л., причинив тому телесные повреждения.

Подсудимый Ш. вину признал полностью и показал, что 4 августа 2008 года, в вечернее время, он находился в своей квартире по адресу: Архангельская область, г. Новодвинск, ул. 50 лет Октября дом № 46. В квартиру незаконно проник ранее незнакомый ему Л., который потребовал от него (Ш.) покинуть квартиру, выбил дверь в комнату, затем нанес ему несколько ударов руками и ногами по голове и телу, чем причинил ему физическую боль и телесные повреждения. Он, Ш., защищаясь, схватил нож и его клинком стал наносить удары потерпевшему в область шеи, от которых Л.. упал на пол и умер. Удары наносил беспорядочно в шею в различные места. Сколько ударов нанес, не помнит. Нож потом положил в раковину в квартире. Затем он (Ш.) переоделся, вышел из квартиры. Через несколько дней, 10.08.2008 года добровольно пришел в милицию и сообщил, что убил неизвестного мужчину в своей квартире.

Виновность подсудимого подтверждается явкой с повинной, показаниями свидетелей, письменными доказательствами.

С учетом изложенного, действия подсудимого Ш. судом квалифицируются по ст.108 ч.1 УК РФ как убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны.[22]

Исходя из сущности необходимой обороны алгоритм установления превышения ее пределов с объективной стороны может быть сведен к следующим ключевым этапам исследования:

1. Установление наличия состояния необходимой обороны.

В учебной литературе встречается мнение о возможности превышения пределов необходимой обороны в условиях преждевременной или запоздалой обороны. С такой позицией согласиться нельзя, так как для ответственности за превышение пределов необходимо, чтобы была наличность нападения, т.е. нападение уже началось и еще не окончилось, или была реальная угроза его совершения.

2. Определение характера применяемого насилия на предмет установления возможного превышения пределов необходимой обороны (если посягательство сопряжено с насилием, опасным для жизни - вопрос о возможном превышении пределов необходимой обороны отпадает).

Последующие этапы исследования подлежат анализу лишь применительно к посягательству, не сопряженному с насилием, опасным для жизни:

3. Установление тяжести фактически причиненного нападающему вреда.

4. Определение тяжести вреда, предотвращенного актом необходимой обороны.

5. Оценка соответствия между причиненным и предотвращенным вредом, составляющая краеугольный камень проблемы исследования превышения пределов необходимой обороны.[23]

В ряде случаев убийство при превышении пределов необходимой обороны может сопровождаться наличием того или иного и даже двух отягчающих обстоятельств, указанных в ч.2 ст.105 УК РФ. В подобном случае возникает конкуренция уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за более опасный (ч.2 ст.105 УК РФ) и менее опасный (ч.1 ст.108 УК РФ) составы одного и того же преступления - убийства.

Исходя из общих правил конкуренции данного вида применению подлежит норма, предусматривающая состав преступления со смягчающими обстоятельствами - ч.1 ст.108 УК РФ.

3.3 Субъект состава превышения пределов необходимой обороны

Российское уголовное право признает субъектом преступления только физическое лицо, оно должно быть вменяемым и достигшим возраста уголовной ответственности (ст.19 УК РФ). Иных требований для возложения ответственности на лицо, совершившее преступление не предъявляется.Определяя возраст, по достижению которого может наступить ответственность по рассматриваемому составу хотелось бы обратить внимание на то, что ст. 10 УК РСФСР 1960г. устанавливала его в 14 лет. Это положение критиковалось. Отдельные ученые выступали за повышение возраста до 16 лет, обосновывая это тем, что даже взрослому человеку трудно здраво оценить обстановку и применить при обороне, соразмерения средства, соблюсти ряд других условий; кроме того физические возможности и средства обороны подростков 14-15 лет настолько ограничены, что вряд ли они способны совершить, обороняясь, убийство более старшего по возрасту или даже взрослого лица.Еще один аргумент это то, что при существовавшем положении образовывалась совокупность двух смягчающих обстоятельств - факта несовершеннолетия и выступающего в качестве элемента состава совершения преступления при превышении пределов необходимой обороны.В настоящее время данная проблема не существует, т.к. УК РФ 1996г. разрешил ее, установив возраст, по достижению которого может наступить ответственность по ч.1 ст. 108, с 16 лет.Признак вменяемости означает, что лицо должно обладать достаточным психическим здоровьем, чтобы быть способным понимать характер своих действий и их последствий и руководить своим поведением.[24]

Некоторые сложности иногда возникают при оценке действий лиц, превысивших пределы необходимой обороны, но которые в силу своего служебного статуса обязаны бороться с преступностью, в частности, являются сотрудниками правоохранительных органов. Сотрудники правоохранительных органов имеют оружие, применение которого специально регламентируется законами или подзаконными актами (например, Федеральный закон РФ от 18.04.1991 г. № 1026-1 «О милиции»[25] ), в соответствии с которыми сотрудники при отражении общественно опасного посягательства вправе применять оружие, но применение ими физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия с превышением полномочий влечет за собой ответственность, установленную уголовным законом. Так, исходя из ч.3 ст.37 УК РФ, можно сделать вывод, что ответст­венность в подобных случаях должна наступать в зависимости отобстоятельств дела по ч.1 ст.108 или по ч.1 ст.114 УК РФ.

3.4 Субъективная сторона состава превышения пределов необходимой обороны

Субъективная сторона — наиболее сложный и потому вызы­вающий наибольшие разногласия элемент состава превышения пре­делов необходимой обороны в догме уголовного права. Так некоторые исследователи полагали, что вина защищающегося в отношении причинения вреда при превышении пределов необходимой обороны возможна как в форме умысла, так и в форме неосторожности, и ответственность за превышение наступает в обоих случаях.

Другие исследователи, исходя из общих принципов уголовного права и служебной роли института необходимой обороны, считали, что превышение пределов необходимой обороны – это только умышленное преступление.

С момента вступления в силу УК РФ 1996 г. основания для различных суждений о характере вины при превышении пределов необходимой обороны отпали, так как в законе в настоящее время прямо указано на умышленный характер действий виновного лица при превышении пределов: в ч.2 ст.37 УК РФ предусмотрено, что превышением пределов признаются умышленные действия.

Таким образом, субъективная сторона состава предполагает вину только в форме умысла (прямого или косвенного), при котором лицо, наносящее вред посягающему в состоянии необходимой обороны, осознает, что, обороняясь от преступного посягательства, само совершает общественно опасное деяние, предвидит возможность или неизбежность причинения вреда посягающему и желает или сознательно допускает наступление этих последствий.[26]

Так, Северодвинский городской суд Архангельской области, рассмотрев в открытом судебном заседании 12 марта 2009 года уголовное дело по обвинению З. в совершении преступления, предусмотренного ст. 108 ч. 1 УК РФ, приговорил обвиняемого к лишению свободы по ст. 108 ч.1 УК РФ (убийство при превышении пределов необходимой обороны).

Преступление было совершено при следующих обстоятельствах.

З. в ходе ссоры между ним и М., возникшей на почве личных неприязненных отношений, опасаясь за свои жизнь и здоровье и защищаясь от общественно опасного посягательства со стороны последнего, выразившегося в том, что М. нанес руками множественные удары по голове и телу З., причинив ему своими умышленными действиями телесные повреждения, которые не влекут за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности и как вред здоровью не расцениваются, а также пытался нанести З. удары взятым на кухне ножом, в ходе борьбы отобрал у М. нож, и превышая пределы необходимой обороны, применив средства защиты, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства, несмотря на то, что М. прекратил наносить ему удары, умышленно из личной неприязни с целью лишения жизни нанес данным ножом не менее 9 ударов по различным частям тела М. причинив своими действиями последнему телесные повреждения, расценивающиеся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и которые состоят в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти М. В результате действий подсудимого М.скончался на месте происшествия.

Подсудимый З. полностью согласился с предъявленным обвинением, ходатайствовал о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, осознает характер и последствия такого ходатайства, которое заявлено им добровольно и после проведения консультации с защитником.

Защитник П. поддержала данное ходатайство, подтвердив, что оно заявлено подзащитным добровольно и после проведения консультации с ней.

Государственный обвинитель Семенова Л.А. и потерпевший А. выразили свое согласие с постановлением приговора без проведения судебного разбирательства.

В связи с тем, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, то судом постанавливается приговор без проведения судебного разбирательства путем применения особого порядка принятия судебного решения.[27]

4. ПРИЧИНЕНИЕ ВРЕДА ПРИ ЗАДЕРЖАНИИ ЛИЦА, СОВЕРШИВШЕГО ПРЕСТУПЛЕНИЕ

4.1 Общая характеристика

Институт задержания преступника представлен в УК РФ не так давно. Впервые законодательное регулирование возможности причинения вреда правонарушителю при его задержании было осуществлено в РФ в 1996 году. Ранее вопросы причинения вреда при задержании рассматрива­лись либо в рамках необходимой обороны, либо в рамках крайней необходимости и решался судебной практикой.

В настоящее время в соответствии со ст. 38 УК РФ не является преступлением причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании для доставления органам власти и пресечения воз­можности совершения им новых преступлений, если иными сред­ствами задержать такое лицо не представлялось возможным, и при этом не было допущено превышение необходимых для этого мер.[28]

При этом важно подчеркнуть несколько аспектов: закон не ограничивает круг субъектов, имеющих право на задержание, но для обычного гражданина это является правом, а для должностных лиц - служебной обязанностью, четко очерченной федеральными законами и иными нормативными актами; данное обстоятельство является самостоятельным, исключающим уголовную ответственность, задержание признается общественно полезным действием, которое способствует осуществлению принципа законности и принципа неотвратимости ответственности за совершенное преступление; процесс задержания представляет собой эффективное средство для осуществления частной и общей превенции, т.е. при задержании устраняется опасность продолжения преступного поведения со стороны задерживаемого и возможность совершения новых преступлений, а все остальные граждане информируются о возможности причинения вреда при попытке скрыться после со­вершения преступления.[29]

Если преступник задержан без причинения ему серьезного вреда, то не требуется никакой правовой оценки действий. Законо­датель связывает процесс задержания с причинением вреда. Уголовно-правовое задержание по смыслу ст. 38 УК РФ всегда обусловлено причинением вреда только задерживаемому (причинение вреда третьим лицам не допускается).

Практика часто показывает, что возможно причинение вреда при за­держании лиц, ошибочно принятых за преступника. В таком слу­чае подлежит тщательному анализу субъективный критерий в дейст­виях лица, осуществившего так называемое "мнимое задержание". В данном случае если лицо не сознавало ошибочности своих действий и, исходя из всех материалов дела, не могло и не должно было это сознавать, то речь идет о невиновном причинении вреда; если же могло и должно было сознавать, то следует говорить о причинении вреда по неосторожности.

Вред, причиняемый задерживаемому, может быть физическим либо имущественным. Само причинение вреда не является целью задержания, это лишь средство для достижения другой важной цели — доставления лица, совершившего преступление, в органы власти и пресечения возможности совершения им новых преступ­лений. Если же в процессе разбирательства по существу будет установлено, что субъект задержания преследовал совершенно иные цели (например месть), то правомер­ность задержания отсутствует, и лицо несет ответственность за совершение умышленного преступления на общих основаниях.[30]

В научной литературе имеются различные точки зрения по поводу тяжести вреда, причиняемого задерживаемому. Однако большинство авторов придерживается точки зрения, согласно которой не следует ограничивать меры по задержанию преступника причинением менее значительного вреда по сравнению с характером совершенного преступления. Вред при задержании может быть иболее существенным. При этом важно не нарушить границы мер, необходимых для задержания. Эти границы не определены в законе точно и исчер­пывающе и носят оценочный характер. Поэтому на практике часто ­требуется применение дополнительных разъяснений и уточнений в виде отдельных законодательных актов или поста­новления Пленума Верховного Суда РФ. Вместе с тем некоторые нормативные акты предоставляют право сотрудникам правоохра­нительных органов применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие при задержании лиц, совершив­ших преступление (федеральный закон "О милиции"). Однако применение этих действий задерживающим лицом по причинению вреда воз­можны лишь при соблюдении следующего важного условия: иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным. В подобном случае лицо не реагирует на требование проследовать в органы власти, пытается скрыться, оказывает сопротивление. Его не останавливает предупреждение о применении физического воздействия, специальных средств, оружия. Подозреваемый пытается скрыться, все ненасильственные меры исчерпаны - в этот момент и возникает право на насильственное задержание, соединенное с причинением вреда.[31]

Одним из наиболее важных и определяющих условий правомерности причинения вреда является, как уже говорилось, не превышение границы мер, необходимых для задержания. Таким превышением мер в соответствии с ч. 2 ст. 38 УК РФ признается их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред. Такое причинение вреда влечет уголовную ответственность только при наличии умысла.[32]

В науке уголовного права и в судебной практике принято выделять несколько видов действий, характеризующих превышение мер, необходимых для задер­жания:

- средства и методы задержания явно не соответствуют тяжести совершенного преступления. Например, применение оружия при задержании лица совершившего преступление небольшой или средней тяжести, при задержании несовершеннолетнего или женщины. Аналогично будет решен вопрос и при причинении вреда здоровью задерживаемого, если он упал, и его настигли, но подозреваемый и не предпринимал дальнейших попыток скрыться.

- обстановка задержания не вызывала необходимости причинения вреда задерживаемому либо причинения явно чрезмерного вреда. В данном случае учитываются многие факторы: время и место задержания, количество задерживающих и задерживаемых, их поведение и др. Если будет установлено, что вся обстановка задержания предполагала применение минимальных насильственных мер либо имелась возможность осуществить задержание вообще без применения физической силы, но тем не менее задерживаемому причинен тяжкий вред, то налицо превышение мер, необходимых для задержания.

Характеристика же явности превышения вреда при задержании определяется аналогично явности при превышении пределов необходимой обороны.

Умышленное причинение вреда при задержании признается законодательством общественно опасным деянием, в связи с чем в УК РФ предусмотрены специальные составы умышленного причинения вреда при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Это – убийство (ч.2 ст. 108 УК РФ) и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (ч.2 ст. 114 УК РФ) при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступления.[33]

4.2 Уголовная ответственность за превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Составы преступлений, предусмотренные частями 2 статей 108 и 114 УК РФ, связаны с таким обстоятельством, исключающим преступность деяния, как причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление. При этом уголовная ответственность наступает лишь при превышении мер, необходимых для задержания, только в случаях умышленного причинения вреда.

Принято выделять три условия, при которых правомерное причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, совпадает с уголовно наказуемым превышением мер задержания. Во-первых, вред может причиняться только лицу, совершившему преступление. Во-вторых, вред может причиняться только для доставления лица органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений. В-третьих, причинение вреда должно быть вынужденной мерой, когда иными средствами задержать его не представляется возможным. Только при наличии этих условий можно считать причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, обстоятельством, исключающим преступность деяния. Но наличие этих же трех условий необходимо и для признания превышения мер, необходимых для задержания и квалификации содеянного. Такое уголовно наказуемое превышение мер задержания отличается от правомерного задержания единственным признаком. В отличие от правомерного задержания вред, причиняемый лицу, явно не соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым преступления и обстоятельствам задержания, и лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред. Указанное соответствие или явное несоответствие определяется в первую очередь путем сопоставления опасности преступления, совершенного преступником, и размера вреда, причиняемого задерживаемому. Вторым условием для определения соответствия или явного несоответствия избранных мер задержания является их соответствие (несоответствие) обстоятельствам задержания (его обстановкой).[34]

При рассмотрении состава преступлений, предусмотренных ч. 2 статей 108 и 114, хочется отметить, что субъект и объект этих преступлений аналогичны соответствующим элементам составов преступлений, связанных с превышением пределов необходимой обороны (части 1 указанных статей): субъект – вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, осуществляющее задержание; объект – жизнь или здоровье задерживаемого. При этом уголовный закон не ограничивает круг субъектов, которые имеют право на задержание лица, совершившего преступление. Однако для ряда представителей правоохранительных органов задержание преступника является служебной обязанностью.

В отношении же объекта преступления необходимо отметить, что в случае превышения мер при задержании преступника уголовной ответственности подлежит причинение не только тяжкого, но и среднего вреда здоровью задерживаемого.[35]

Объективная сторона состава превышения мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление заключается в действиях, которыми лицу, совершившему преступление (задерживаемому), без необходимости причиняется смерть или вред здоровью (тяжкий или средний) непосредственно в процессе его задержания. При чем эти действия должны содержать признаки явного превышения мер по задержанию преступника. Решая вопрос о наличии или отсутствии этого признака должны учитываться следующие условия правомерности задержания:

1) своевременность, которая предполагает задержание в пределах сроков давности привлечения к уголовной ответственности либо исполнения обвинительного приговора (ст. 78 и 83 УК РФ). При этом отсутствуют основания для задержания лица, деяния которого попадают под акт амнистии, либо уголовное дело было прекращено по реабилитирующим основаниям, либо по делу был вынесен оправдательный приговор.

2) тяжесть преступления, которая является определяющим моментом при выборе средств, необходимых для задержания лица. Чем тяжелее преступление, тем большая степень насилия может применяться к задерживаемому, и наоборот.

3) обстановка, являющаяся наиболее важным условием, так как о своевременности задержания и тяжести преступления граждане могут и не знать. Факторами, определяющими обстановку задержания, считаются: поведение задерживаемого, количество задерживаемых и наличие у них оружия, место (улица, общественный транспорт, безлюдная территория за пределами селения и т.п.), время (ночь, день) и т.п.

Субъективная сторона состава превышения мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступлении, как и в случае превышения пределов необходимой обороны, характеризуется прямым или косвенным умыслом. Лицо, участвующее в задержании:

- сознает, что, производя задержание лица, совершив­шего преступление, лишает его жизни или причиняет соответствующий вред здоровью без достаточных к тому оснований;

- сознает, что обстоятельства и личность задерживае­мого позволяют эффективно провести задержание без указанного исхода;

- предвидит, что в результате его действий наступает смерть или причиняется вред здоровью потерпевшего, и желает наступления такого результата или сознательно его допускает.

Умышленное причинение смерти лицу, которое после со­вершения преступления не пытается скрыться и не оказывает сопротивления, может образовать состав «простого» убийства (ч. 1 ст. 105 УК РФ) либо (при наличии достаточных оснований) — убийства, совершенного в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ).

Причинение по неосторожности смерти лицу, совершивше­му преступление, при его задержании либо в результате случайного стечения обстоятельств (непроизвольный выстрел, рикошет пули и т.п.) не содержит состава данного преступления.[36]

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Необходимая оборона от общественно опасных посягательств – это естественное субъективное право каждого человека, признаваемое и закрепленное законом, применение которой должно осуществляться в границах, определенных уголовным законодательством. В случае умышленного превышения указанных границ с причинением пострадавшему смерти или тяжкого вреда здоровью УК РФ предусматривает уголовную ответственность в соответствии с ч. 1 ст. 108 и ч. 1 ст. 114 соответственно.

Наравне с правом необходимой обороны уголовным законодательством для предупреждения и пресечения преступной деятельности лиц, совершающих общественно опасные посягательства в отношении других лиц, интересов общества и государства, определена возможность причинения вреда посягающему при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК РФ). Однако и в этом случае законодательство накладывает определенные ограничения на меры, направленные на задержание преступника. Превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, влечет за собой ответственность лишь за умышленное причинение смерти (ч.2 ст. 108 УК РФ), тяжкого или среднего вреда здоровью (часть 2 статьи 114 УК РФ).

Уголовный кодекс РФ группирует два разных состава преступления в зависимости от причиненных последствий в двух отдельных статьях (ст. 108 и ст. 114) в связи с их значительным сходством: один субъект; одинаковый объект – жизнь или здоровье; субъективная сторона состоит в умышленных действиях. Кроме того, институт причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление «произошла» от института необходимой обороны. Однако имеется и ряд различий, не позволяющий поставить знак равенства между необходимой обороной и задержанием преступника. Прежде всего, заключаются они в том, что необходимой оборона предполагает защиту от посягательства в момент его совершения, на пресечение противоправных действий «в настоящем времени», в то время как задержание преступника направлено на его преследование уже после совершения какого-либо противоправного деяния.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Список нормативно-правовых актов

1. Конституция Российской Федерации. Гимн Российской Федерации. – Новосибирск: Сиб.унив.изд-во, 2008. – 32 с. – (Кодексы и законы России)

2. Уголовный кодекс Российской Федерации. – М.: Проспект, КНОРУС, 2009. – 160 с.

3. Федеральный закон Российской Федерации от 18.04.1991г. №1026-1 «О милиции» // Информационная система «Консультант плюс»

4. Постановлении Пленума Верховного суда СССР от 16 августа 1984 года № 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1984. № 5.

5. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 17 января 1997 года №1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 3.

6. Постановление пленума Верховного суда РФ от 27 декабря 2002 года №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 2.

Список специальной и монографической литературы

1. Курс уголовного права. Особенная часть. Том 3. Учебник / Под ред. Борзенкова Г.Н., Комиссарова К.С. – М. Зерцало, 2006 – 470 с.

2. Брагин А.П. Российское уголовное право: Учебно-методический комплекс. – М.: Изд. центр ЕАОИ. 2008. – 426 с.

3. Уголовное право: часть общая, часть особенная. Учебник. Под общей редкцией Л.Д.Гаухмана, С.В. Максимова. М.: Юриспруденция, 2008. – 583 с.

4. Уголовное право России. Общая и особенная части / Под ред. В.К. Дуюнова. М., 2008. – 273 с.


[1] Конституция Российской Федерации. Гимн Российской Федерации. – Новосибирск: Сиб.унив.изд-во, 2008. – 32 с. – (Кодексы и законы России). (ст.45)

[2] Брагин А.П. Российское уголовное право: Учебно-методический комплекс. – М.: Изд. центр ЕАОИ. 2008. – 426 с.

[3] Прохоров Л.А., Прохорова М.Л. Уголовное право: Учебник. – М.: Юрист, 2005. – 480 с.

[4] Уголовный кодекс Российской Федерации. – М.: Проспект, КНОРУС, 2009. – 160 с.

[5] Бюллетень Верховного Суда СССР. 1984. № 5.

[6] Уголовное право России. Общая и Особенная части / Под ред. В.К. Дуюнова. М., 2008. – 273 с.

[7] Курс уголовного права. Общая часть. Том 1. Учение о преступлении: Учебник /Под ред. Кузнецовой Н.Ф., Тяжловой И.М. - М.: Зерцало, 2006. - 592 с.

[8] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 3.

[9] Уголовное право: Общая и особенная части: Учебник для вузов / Под ред. Кадникова Н.В. – М.: Городец, 2006. – 911 с.

[10] Бюллетень верховного суда Рф. 2002. №9

[11] Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. № 6.

[12] Уголовное право: часть общая, часть особенная. Учебник. Под общей редакцией Л. Д. Гаухмана, Л.М. Колодкина, С.В. Максимова. М.: Юриспруденция, 2008. – 583 с.

[13] Уголовное право. Общая часть: Учебник. Изд. испр. и доп. / Под ред. д. ю. н., проф. Л.В. Иногамовой-Хегай, д. ю. н., проф. А.И. Рарога, д. ю. н., проф. А.И. Чучаева. — М.: Юридическая фирма « Контракт»: ИНФРА-М, 2005. — 379 с.

[14] Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 2.

[15] Курс уголовного права: Учебник /Под ред. Кузнецовой Н.Ф., Тяжловой И.М.

[16] Попов А.Н. Преступления против личности при смягчающих обстоятельствах. – М.: Юридический центр Пресс, С-Пб, 2001. – 465 с.

[17] Комментарий к Уголовному кодексу РФ / под ред. Кругликова Л.Л. – М., Волтерс Клувер, 2005. – с.85

[18] Уголовное право. Общая часть : учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко. — 4-е изд., перераб. и доп. — М. : Норма, 2008. - 720 с.

[19] Бюллетень Верховного суда РФ. 2005. № 7

[20] Прохоров Л.А., Прохорова М.Л. Уголовное право.

[21] Уголовное право. Особенная часть : учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко, Г. П. Новоселов. — 4-е изд., изм. И доп. - М.: Норма, 2008. - 1008 с.

[22] Судебная практика по уголовным делам // Сайт Новодвинского городского суда

[23] Истомин А. Ф. Самооборона: право и необходимые пределы. – М.: Норма, 2005. – 224 с.

[24] Уголовное право: Общая и особенная части: Учебник для вузов / Под ред. Кадникова Н.В.

[25] Федеральный закон РФ от 18.04.1991 г. № 1026-1 «О милиции» // Информационная система «Консультант плюс»

[26] Курс уголовного права. Особенная часть. Том 3. Учебник /Под ред. Борзенкова Г.Н., Комиссарова К.С. - М.: Зерцало, 2006. - 470 с.

[27] Судебная практика по уголовным делам // Сайт Северодвинского городского суда

[28] Уголовный кодекс Российской Федерации

[29] Уголовное право. Общая часть: Учебник. / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева.

[30] Брагин А.П. Российское уголовное право

[31] Уголовное право: Под общей редакцией Л. Д. Гаухмана, Л.М. Колодкина, С.В. Максимова.

[32] Уголовный кодекс Российской Федерации

[33] Уголовное право России. Общая и Особенная части / Под ред. В.К. Дуюнова

[34] Уголовное право. Особенная часть : учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко, Г. П. Новоселов

[35] Курс уголовного права. Особенная часть. Том 3. Учебник /Под ред. Борзенкова Г.Н., Комиссарова К.С

[36] Уголовное право: Общая и особенная части: Учебник для вузов / Под ред. Кадникова Н.В

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ