Влияние следственной ситуации на планирование расследования

Содержание ВВЕДЕНИЕ ….3 ГЛАВА 1. Понятие и значение следственных ситуаций …...6 1.1. Понятие, виды и классификации следственных ситуаций ….6

Содержание

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………….3

ГЛАВА 1. Понятие и значение следственных ситуаций …………………...6

1.1. Понятие, виды и классификации следственных ситуаций ….6

1.2. Компоненты следственных ситуаций………………………….12

ГЛАВА 2. Роль следственных ситуаций в организации расследования преступлений……………………………………………………………………19

2.1. Взаимосвязь следственной ситуации и тактических приемов..19

2.2. Методы оценки следственной ситуации для принятия тактического решения…………………………………………………………25

ГЛАВА 3. Элементы, этапы и виды следственного планирования…….30

3.1. Планирование отдельных следственных действий……………30

3.2. Значение формы планов и вспомогательной документации….41

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………...47

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ……………………………...50

ВВЕДЕНИЕ

В условиях перехода к рыночной экономике и ее развития после отхода от командно-административной экономической системы, в период формирования новых общественных отношений происходит быстрый рост преступности.[1]

Преступность в стране становится в большей степени организованной и профессиональной, и это повышает уровень требований, предъявляемых к специалистам, занимающимся борьбой с ней. Важное место в борьбе с преступностью занимает расследование преступлений, осуществляемое в конкретных условиях времени, места, окружающей его среды, взаимосвязях с другими процессами объективной действительности, поведении лиц, оказавшихся в сфере уголовного судопроизводства и под воздействием иных, порой остающихся неизвестными для следователя факторов. Это сложная система взаимодействия образует в итоге ту конкретную обстановку, в которой действует следователь и в которой протекает конкретное расследование. Эта обстановка получила в криминалистике общее название следственной ситуации.[2] Поэтому полагается, что роль и значение следственных ситуаций в расследовании и раскрытии преступлений будет возрастать. Наука и практика не стоят на месте и развиваются с изменением жизни людей и общества. Их усложнение отражается не только в росте преступности, но и в ее усложнении (т.е. появлении новых, ранее не существовавших видов и форм преступлений), а, следовательно, и в следственных ситуациях, без изучения которых невозможно расследование преступлений. О значительности роли следственной ситуации может свидетельствовать тот факт, что при выборе того или иного тактического действия следователь должен прогнозировать развитие событий после совершения этого действия. Чем сложнее следственная ситуация, тем больше усилий потребуется для ее превращения в более простую следственную ситуацию.

Объектом исследования выступают закономерности, определяющие планирование тактических действий в различных следственных ситуациях. Предметом исследования являются нормативные правовые акты определяющие проведение отдельных следственных действий и содержащих в себе рекомендации о тактических действиях как во время предварительного расследования.

Исследование темы курсовой работы проводится на основе изучения трудов отечественных и зарубежных ученых, поскольку следственные ситуации и их влияние на проблемы планирование предварительного расследования стали объектом серьезного анализа со стороны многих исследователей. Это объясняется прежде всего комплексностью и многогранностью различных проблем, связанных с следственной деятельностью.

Целью данной курсовой работы - исследование значение следственных ситуаций для планирования расследования, тактических и правовых принципов, лежащих в основе выдвижения и проверки достоверности следственных версий, а также определение основных проблем предварительного следствия связанных с планированием хода расследования.

Для достижения данной цели требуется решить следующие задачи: раскрыть понятие «следственные версии», изложить позиции различных авторов, касающиеся понятийного аппарата; рассмотреть вопрос о влияние следственного прогнозирования на развитие следственной ситуации, основываясь на существующее научное мнение отечественных и зарубежных авторов, исследовать особенности и основные проблемы следственных ситуаций в их динамическом развитии.

В данное время, правовые и тактические аспекты, связанные с планированием расследования, и особенно вопросы разрешения сложных следственных ситуаций, разработаны в значительно меньшей степени по сравнению с другими аспектами следственной и оперативно-розыскной деятельности. Тем не менее их исследование проводилось в работах ряда специалистов по криминалистике. Следует назвать Т.В. Аверьяновой, А.И. Алексеева, О.Я. Баева, С.В. Бажанова, Р.С. Белкина, А.Р. Белкина, В.П. Божьева, В.С. Бурдановой, А.Н Васильева, А.И. Винберга, И.А. Возгрина, В.К. Гавло, И.Ф. Герасимова, Г.А. Густова, В.И. Громова, Л.Я. Драпкина, А.В. Дулова, В.А. Жбанкова, Л.А. Зашляпина, Г.Г. Зуйкова, Е.П. Ищенко, М.К. Каминского, В.Н. Карагодина, Н.М. Кипниса, В.Я. Колдина, В.И. Комисарова, Ю.В. Кореневского, В.Е. Корноухова, А.Н. Колесниченко, А.М. Ларина, А.Н. Ларькова, В.И. Лебедева, А.А. Леви, А.Ф. Лубина, И.М. Лузгина, П.А. Лупинской, Г.Ю. Маннса, И.Б. Михайловской, В.А. Образцова, А.Р. Ратинова, В.И. Рохлина, Н.А. Селиванова, А.Б. Соловьева, В.Ф. Статкуса, М.С. Строговича, А.Я. Сухарева, В.Г. Танасевича, М.Е. Токаревой, Ю.Г. Торбина, С.Н. Чурилова, С.А. Шейфера, В.И. Шиканова, А.А. Эйсмана, А.А. Эксархопуло, Н.П. Яблокова и других ученых.

ГЛАВА 1. Понятие и значение следственных ситуаций

1.1. Понятие, виды и классификации следственных ситуаций

Криминалистическая тактика является важным разделом криминалистики.[3] Она включает в себя систему научных положений и разрабатываемых на их основе рекомендаций по организации и планированию предварительного и судебного следствия; определение линии поведения осуществляющих его лиц, приемов проведения отдельных следственных и судебных действий, направленных на исследование, собирание доказательств, на установлении обстоятельств, способствующих совершению преступлений.[4] Определение «криминалистическая тактика» заменило собой понятие «следственной тактики», что было не сразу принято советскими криминалистами. Например, исследователи Митричев С.П. и Васильев А.Н., Комарков В.И. продолжительное время используют старое название, но другие: Р.С. Белкин, О.Я. Баев активно применяют и убедительно защищают новое определение, наполняемое новым, более широким содержанием.

Система научных положений, на которых базируется криминалистическая тактика, включает учение о кримина-листической версии и планировании следствия; понятие следственной ситуации, применение ее оценки и использования в интересах следствия, понятия «тактического риска и тактического решения», принципы взаимодействия следователя с органами дознания, другими государственными и общественными органами и организациями, со средствами массовой информации, формы и методы использования в процессе расследования и судебного разбирательства специальных познаний.

Тема работы - рассмотрение понятия «следственная ситуация» и ее роль в организации раскрытия и расследования преступлений.

Термин «следственная ситуация» введен в научный оборот А.Н. Колесниченко (1923-1985г.) известным исследователем криминалистической методики в 1967 году, в его докторской диссертации.

Определение «следственная ситуация» в науке сложилось не сразу, а в результате продолжительной дискуссии известных ученых-правоведов. Смысл научных споров, как нам представляется, шел в первую очередь о соотношении и месте следственной ситуации в процессе расследования. Так, одна группа ученых, среди которых были В.К.Гавло,[5] И.Ф.Герасимов,[6] Л.Я.Драпкин,[7] полагали, что ее место находится внутри процесса расследования, и, в основном, определяли ситуацию, как совокупность определенных данных об определенном этапе расследования. Другие (среди них можно назвать В.И.Шиканова,[8] Н.А.Селиванова[9] и Р.С. Белкина[10] и др.) следственную ситуацию характеризовали в качестве реальной, в которой, в данный момент осуществляется процесс доказывания (расследования).

В научной литературе долго существовали споры о понятии следственной ситуации. Хотя большинство сходились на мнении, что следственная ситуация - это совокупность данных, характеризующих обстановку, в которой следователю подлежит действовать.

Так, Шиканов В.И. предлагал ввести термин «типичная следственная ситуация» как научную абстракцию высокой степени общности. Эта типичная характеристика следственных ситуаций, встречающихся на определенных этапах расследования отдельных видов преступлений2 .

Он считал, что они могут быть взяты в качестве типовых моделей соответствующего поведения следователя.

В.К. Гавло предлагал особо выделить виды - исходные следственные ситуации, проверочные и виды ситуаций расследования.3

И.А. Копылов предлагал свое определение следственной ситуации «как криминалистической характеристики расследования конкретного преступления в определенный момент, необходимой для принятия следственных решений».4

Л.Я. Драпкин - «динамичная информационная система» отражающая с различной степенью адекватности многообразные логико-познавательные связи между установленными и еще неизвестными обстоятельствами, имеющими значение для дела, тактико-психологические отношения участников (сторон) уголовного судопроизводства, а также организационно-управленческую структуру и уровень внутренней упорядоченности процесса расследования».5

Интересная характеристика следственной ситуации была дана белорусским правоведом Г.А. Зориным, определявшим ее с позиции системного подхода. Он полагает, что следственная ситуация является 1) открытой системой, в которой взаимодействие участников основано на получении информации извне, а также по каналам обратной связи с постоянным и взаимным рефлексированием позиций партнеров; 2)»целеустремленной системой, так как деятельность ее участников обусловлена определенной целью или комплексом целей, часто противоречащих друг другу; 3) контролируемой, но не в полной мере, системой (когда следователь выпускает из рук инициативу, это не может не оказать влияние на следственную ситуацию); 4) дискретной системой, которая может быть расчленена на различные процессы: а) контроля за выполнением собственных функций следователя; б) восприятия информации от участников ситуации; в) восприятия и оперативной оценки следственных ошибок, упущений; г) формирования адекватной программы исправления ошибок: предотвращения возможных негативных последствий упущений следователя; д) выполнения комплекса тактических приемов соответствующей направленности и принятия информации об их результативности; е) детерминирующей системой, поскольку она обуславливает поведение следователя и иных заинтересованных лиц, которые также как и следователь, анализируют ситуацию и делают соответствующие выводы о предстоящих следственных ситуациях».[11]

Данное определение, на мой взгляд, удачно сочетает определенные достоинства двух направлений, несомненно, относится ко второму направлению.

Принципиальные вопросы ситуационного расследования стали особенно оживленно дискутироваться в научной литературе в конце 60-х годов, когда в основном завершилось формирование системы тактических приемов проведения следственных действий. На повестку дня встал вопрос повышения их действенности. Была осуществлена разработка комплексов научных рекомендаций по тактике следственных действий в типичных ситуациях.[12] Усилиями ученых в частности: Р.С. Белкина, А.Н. Васильева, И.Ф. Герасимова, Б.А. Образцова и многих других были заложены основы криминалистического учения о следственной ситуации, указаны пути его использования в практике расследования преступлений. Этому предшествовала большая работа, промежуточным итогом которой следует, по моему мнению, считать Сборник научных трудов, изданный Всесоюзным институтом по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности в 1985 году.[13]

Этот небольшой по объему, но значительный по содержанию (20 работ - статей) сборник объединил работы известных правоведов, изучавших проблемы следственной ситуации. Несмотря на то, что многие ученые защищали разные концепции и спорили друг с другом, сборник сыграл большую роль в выработке общих перспектив в исследовании проблем следственной ситуации, наметил пути их дальнейшего решения.

Значительные споры в науке вызывает классификация следственных ситуаций. Одним из первых правоведов ее разработал и предложил Л.Я. Драпкин, который в ее основу положил степень осведомленности следователя (т.е. один из компонентов информационного характера).1

По Л.Я. Драпкину классификация следственных ситуаций выглядит следующим образом:

Следственные ситуации

Простые Сложные

Проблемные Конфликтные

Типичные

Одноэлементные

Закрытые

(конечные)

Специфические

Комплексные

Открытые

(бесконечные)

Типичные

Двусторонние

Строгого

соперничества

Специфические

Многосторонние

Нестрогого

соперничества

Данная информация, хотя и встретила возражения отдельных ученых (Белкина Р.С., Гранат Н.Л.) сыграла свою роль в развитии науки и следственной ситуации. В настоящее время наиболее распространенными и общепринятыми из многочисленных видов иллюстрации следственных ситуаций являются следующие: по времени возникновения в процессе расследования: начальные, промежуточные и конечные.

В них отражается динамизм, изменчивость ситуаций под влиянием воздействующих на них факторов.

По отношениям между участниками конфликтные и бесконфликтные. Эта классификация заимствована из психологии. Она основывается на характеристике одного из элементов психологических компонентов ситуации: соперничества и противодействия сторон, цели и интересы которых при расследовании преступления не совпадают.

По отношению и возможности достижения цели расследования: благоприятные и неблагоприятные для расследования.[14] Всякое действие следователя, направленное на достижение тех или иных целей, должно осуществляться после предшествующей ему оценки следственной ситуации, как благоприятной или неблагоприятной для достижения этой цели.[15]

Вместе с тем необходимо отметить и определенную относительность и условность данной классификации, как и многих других, так как в основании любой классификации присутствуют два фактора: статичный и динамичный, меняющиеся сочетания которых могут начальную бесконфликтную ситуацию превратить в промежуточную или конечную конфликтную и т.д.

Вместе с тем типизация следственных ситуаций возможна и необходима.

1.2. Компоненты следственных ситуаций

Содержание следственной ситуации слагается из компонентов, классифицируемых Р.С. Белкиным на 4 группы:

1) компоненты психологического характера:

психологическое состояние лиц, проходящих по расследуемому делу, психологическое состояние следователя, результат конфликта между следователем и противостоящими ему лицами; благоприятное (бесконфликтное) течение расследования и др.;

2) компоненты информационного характера: осведомленность следователя (об обстоятельствах преступления; возможных доказательствах; возможностях их обнаружения и экспертного исследования, местах сокрытия искомого, намерениях противодействующих следствию лиц и др.), осведомленность противостоящих следователю и иных, проходящих по делу лиц (о степени информированности следователя и свидетелей, об обнаруженных и необнаруженных доказательствах, о намерениях следователя и др.); последствия разглашения следственной тайны и т.п.;

3) компоненты процессуального и тактического характера:

состояние производства по делу, доказательства и их источники, наличие надежных еще не использованных источников ориентирующей информации, возможность избрания нужной меры пресечения, изоляции друг от друга проходящих по делу лиц, проведение конкретного следственного действия; наличие тактического риска и возможность его минимизации, противодействие установлению истины со стороны преступника и его связей, а иногда потерпевшего и свидетелей, последствия ошибочных действий следователя, понятых, специалистов и экспертов, непредвиденные действия, потерпевшего или лиц, не причастных к расследуемому событию и т.д.;

4) компоненты материального и организационно- технического характера:

наличие коммуникаций между дежурной частью и следственно-оперативной группой; наличие средств передачи и приема необходимой информации из учетных аппаратов органов внутренних дел, мобильность ее поиска по запросам; возможность мобильного маневрирования наличными силами и средствами, обеспеченность теми и другими и т.д.

Сочетание всех этих компонентов по мнению Р.С. Белкина и Е.М. Лившица: обуславливает индивидуальный характер каждой следственной ситуации в каждый данный момент производства расследования. Такое содержание следственной ситуации позволяет по их мнению ставить вопрос о типизации следственных ситуаций.[16]

В криминалистике нет устоявшегося подхода к проблеме типизации следственных ситуаций. Практически все исследователи разделяют точку зрения о том, что «типизация следственных ситуаций по всем составляющим их компонентам практически невозможна, поскольку она должна будет насчитывать колоссальное число вариантов".[17] О том, что в данном вопросе нет устоявшегося мнения, свидетельствует, например, нечеткость и изменение в позиции Р.С. Белкина, полагавшего, что типизация возможна по какому-либо одному, реже двум компонентам, чаще всего по информационному,[18] а затем уточняющего и углубляющего и детализирующего основание своей классификации. «Типизировать следственные ситуации можно лишь по одному компоненту, а если быть более точными, лишь по одному из образующих этот компонент элементов (наличие информации о событии и его участниках)".[19]

Интересна проблема применения тактических приемов в следственных ситуациях.

Г.Г.Доспулов, изучая структуру и психологические механизмы воздействия тактических приемов допроса, полагал, что в бесконфликтных следственных ситуациях тактические приемы реализуются при помощи речевых, вещественных, письменных средств, а также посредством имитационных звуков и движений. В конфликтных следственных ситуациях реализацией тактических приемов являются речь следователя, различные вещи, документы, фотоснимки, обстановка места происшествия.

Я полагаю, что подобная регламентация приемов по отдельным видам ситуаций, предложенная исследователям, весьма условна, так как следственная ситуация очень динамична. Значение своевременного прогнозирования ситуации состоит в том, чтобы в ходе подготовки тактического решения, избрать средства, приемы и методы реализации, предусматривающие резервные решения, на тот случай, когда она вдруг из бесконфликтной превращается в конфликтную, а следователь заготовил тактические приемы только на один тип ситуации.

Значение своевременного прогнозирования изменений следственной ситуации показывает такой пример: М. и Б. совершили разбойное нападение на П. Исходя из материалов дела и личных наблюдений, следователь сделал вывод о том, что особо опасный рецидивист Б., враждебно настроенный к правоприменительным органам, в судебном заседании может изменить свои показания. Под его влиянием мог сделать это и М.

Поэтому следователь принял решение при проведении всех допросов, очных ставок и предъявлении для опознания использовать в качестве дополнительного средства фиксации - звукозапись. Предположения следователя оправдались: Б. и М. отказались от ранее данных показаний и в судебном заседании всячески стремились опорочить следствие. Однако принятое заблаговременно и успешно реализованное тактическое решение о способах фиксации следственных действий обеспечило успех расследования.[20]

При планировании следствия следователь должен учитывать рекомендации, разработанные наукой криминалистикой, в частности относящиеся к этапу планирования следствия.Первый этап планирования заключается в определении непосредственных целей расследования и в уточнении целей более общего уровня, сформулированных в процессе построения версий и выведения из них логических следствий.Второй этап заключается в выделении общеверсионных вопросов и обстоятельств, т.е. тех логических следствий, которые повторяются при их выведении из различных версий.Третий этап планирования состоит в выявлений вневерсионных вопросов и обстоятельств, которые, не будучи составляющими какой-либо версии, тем не менее подлежат обязательному установлению в порядке так называемого «простого информационного поиска».Четвертый этап заключается в определении и учете средств, находящихся в распоряжении следователя. При планировании расследования термин «средства» понимается в широком смысле – как человеческие, материально – технические, информационные, временные и иные факторы, которые необходимо учитывать при раскрытии и расследовании преступлений.Пятый этап можно определить как этап постановки задачи, а, как известно, задача – это цель, данная в определенных условиях. Сопряжение цели и средств, выявленных на предыдущем этапе, позволяет определить характер организационно-управленческой ситуации (упорядоченная – достаточно ресурсов или неупорядоченная – ресурсов явно недостаточно) и тем самым сформулировать стоящую перед следователем задачу.В настоящее время принята классификация задач по двум наиболее общим типам – на нахождение и на доказательство. Тип важно определить сразу, потому что он предопределяет метод ее решения. Целью задачи на нахождение является поиск определенного объекта, не известного в этой задаче, но удовлетворяющего ее условию, которое связывает неизвестное с исходными данными.Цель задачи на доказательство заключается в установлении правильности или ложности некоторого положения (высказывания), его подтверждении или опровержении. Следователь в своей деятельности нередко сталкивается и с необходимостью разрешения задач третьего типа – на нахождение и на доказательство. Правильно сформулированная задача позволяет в дальнейшем успешно спланировать как отдельные действия, так и всю деятельность субъектов расследования. Именно на этом этапе следователь выявляет конкретную организационно-управленческую ситуацию, определяет ее характер (тип), делает предварительный, общий вывод о необходимом количестве сил, времени и средств.Шестой этап заключается в разработке, анализе и оценке вариантов возможных моделей процессуальных, оперативно-розыскных и других действий, направленных на подтверждение или опровержение логических следствий и установление вневерсионных обстоятельств. Именно на данном этапе следователь принимает решение использовать определенные средства. Чем разнообразнее по характеру запланированные действия, чем шире их поисковые возможности, тем больше вероятность достижения оптимального результата. На этом этапе планирования следователь принимает не только организационные, но и процессуальные, и тактические решения.При разработке и принятии тактических решений наиболее отчетливо проявляется необходимость органического сочетания планирования и прогнозирования. Хотя прогнозирование носит вспомогательный характер по отношению к планированию, оно существенно его обогащает.Интеграция конкретных приемов планирования и прогнозирования позволяет разработать оптимальные тактические решения, прогнозирование обеспечивает непрерывный стимул и ориентир для планирования.Седьмой этап планирования состоит в определении наиболее оптимальной очередности ранее намеченных действий и мероприятий. При этом следователь должен руководствоваться не только организационными, но и тактическими соображениями, в связи с чем предпочтение в смысле неотложности и срочности отдается действиям и мероприятиям, несвоевременное проведение которых может привести к уничтожению или изменению доказательств, невозможности выявления носителей информации, усложнению установления и задержания подозреваемых, которые являются общими для проверки всех или нескольких версий (эпизодов), без осуществления которых дальнейшая реализация плана становится затруднительной или даже невозможной, поскольку они служат информационной или тактической базой для проведения последующих действий, в том числе выполняемых другими лицами (следственные поручения, розыскные, оперативные, ревизионно-проверочные задания и т.п.), которые отличаются наибольшей трудоемкостью и длительностью проведения (строительные, бухгалтерские экспертизы, документальные ревизии, судебно-биологические исследования и т.д.), с тем, чтобы «на их фоне», в процессе их производства другими исполнителями осуществлять иные действия и проводить иные мероприятия.Восьмой этап планирования заключается в определении, во-первых, непосредственных исполнителей и, во-вторых, сроков выполнения и примерной продолжительности намеченных действий.Девятый этап состоит в объединении отдельных планов, разработанных по каждому эпизоду, а также планов проведения вневерсионных и общеверсионных (общеэпизодных) мероприятий в единый сводный план расследования по делу. Это объединение происходит не механически. Несмотря на предварительную оптимизацию, проводимую на предыдущих (особенно на 2-м, 7 и 8-м) этапах планирования, следователь вновь корректирует отдельные разделы (составные части) единого плана расследования.Десятый этап заключается в учете результатов реализации сформированного плана и внесении в него соответствующих изменений, что предопределяет специфику данного этапа и рассмотрение его во многих случаях как дополнительного.Десятиэтапная динамическая структура планирования является основной схемой формирования планов на первоначальном или последующем этапе расследования, а также по уголовному делу в целом. Формированию плана будущей деятельности следователя предшествует определение типа и характера следственной ситуации и выявление процессов построения версий. Практически между всеми этапами возникают не только прямые, но и обратные связи, оптимизирующие и делающие более надежной всю систему планирования.

ГЛАВА 2. Роль следственных ситуаций в организации расследования преступлений

2.1. Взаимосвязь следственной ситуации и тактических приемов

Правильное принятие тактического решения очень важно. В своей работе я не буду рассматривать тактическое решение в качестве самостоятельного криминалистического института (его понятие, содержание, структуру, виды, процесс принятия и т.д.)

Я рассмотрю две крайне важные проблемы:

а) управляющее воздействие следственной ситуации на тактическое решение и

б) оценку следственной ситуации при подготовке тактического решения.

Вид, содержание и направленность тактического решения зависит, в основном, от следственной ситуации. Посмотрим, как исследуются данные проблемы известными специалистами.

Известный правовед С.Ю. Якушин, изучая тактические приемы при расследовании преступлений, на первое место среди основных свойств тактического приема ставил:

"1) гибкость и зависимость его от следственной ситуации".[21]

Он полагает, что содержание и характер тактического приема обуславливаются сложившейся следственной ситуацией, разделяя определение ее понятия, предложенное И.Ф. Герасимовым.[22]

С.Ю. Якушин приходит к выводу о том, что поскольку характер следственной ситуации определяется совокупностью многих факторов, содержание и сочетание которых всегда индивидуально и в конечном итоге связано с особенностью расследуемого дела, постольку не может быть абсолютно одинаковых следственных ситуаций. Ввиду того, что эти ситуации все время меняются, возникает необходимость в применении и различных тактических приемов, которые нельзя рассматривать как непреложные истины.

Интересна проблема применения тактических приемов в следственных ситуациях.

Г.Г.Доспулов, изучая структуру и психологические механизмы воздействия тактических приемов допроса, полагал, что в бесконфликтных следственных ситуациях тактические приемы реализуются при помощи речевых, вещественных, письменных средств, а также посредством имитационных звуков и движений. В конфликтных следственных ситуациях реализацией тактических приемов являются речь следователя, различные вещи, документы, фотоснимки, обстановка места происшествия.

Значение своевременного прогнозирования изменений следственной ситуации показывает такой пример: М. и Б. совершили разбойное нападение на П. Исходя из материалов дела и личных наблюдений, следователь сделал вывод о том, что особо опасный рецидивист Б., враждебно настроенный к правоприменительным органам, в судебном заседании может изменить свои показания. Под его влиянием мог сделать это и М.

Поэтому следователь принял решение при проведении всех допросов, очных ставок и предъявлении для опознания использовать в качестве дополнительного средства фиксации - звукозапись. Предположения следователя оправдались: Б. и М. отказались от ранее данных показаний и в судебном заседании всячески стремились опорочить следствие. Однако принятое заблаговременно и успешно реализованное тактическое решение о способах фиксации следственных действий обеспечило успех расследования.

Правильное принятие тактического решения очень важно. Вид, содержание и направленность тактического решения зависит, в основном, от следственной ситуации.

Известный правовед С.Ю. Якушин, изучая тактические приемы при расследовании преступлений, на первое место среди основных свойств тактического приема ставит: гибкость и зависимость его от следственной ситуации. Он полагает, что содержание и характер тактического приема обуславливаются сложившейся следственной ситуацией.

С.Ю. Якушин приходит к выводу о том, что характер следственной ситуации определяется совокупностью многих факторов, содержание и сочетание которых всегда индивидуально и в конечном итоге связано с особенностью расследуемого дела, поэтому не может быть абсолютно одинаковых следственных ситуаций. В связи с тем, что эти ситуации все время меняются, возникает необходимость в применении различных тактических приемов, которые нельзя рассматривать как непреложные истины. Следственная ситуация является фактической основой принятия тактических решений следователя.

Исследователь проблемы И.А. Копылов предложил рассмотрение данной проблемы применить к типам формирования и организации тактического решения и выделяет 4 этапа:

1) возникновение необходимости в принятии и реализации тактического решения. Здесь оценка ситуации позволяет выделить “слабые места” расследования, определить направленность, конечную цель, а частично - вид и содержание тактического решения;

2) этап разработки и окончательного принятия решения - следователь, исходя из оценки следственной ситуации, подбирает средства тактического воздействия, намечает время его осуществления, способ фиксации и т.д.;

3) этап реализации намеченных мероприятий с осмыслением изменяющейся следственной ситуации, а значит и эффективной программы действий.

4) на заключительном этапе оцениваются результаты проделанной работы.

Реализация тактического решения в той или иной мере изменяет следственную ситуацию. Следователь оценивает ее и определяет, решены ли задачи тактического воздействия. Таким образом, от следственной ситуации зависит содержание всей деятельности, от момента возникновения необходимости в нем, до оценки полученных результатов. Управляющее воздействие следственной ситуации можно определить как объективно существующую зависимость разрабатываемого тактического решения от особенностей следственной ситуации.

Криминалистическое значение следственной ситуации заключается в содержании соответствующего потенциала, позволяющего определять оптимальные пути, средства и приемы расследования. Исходя из этого Р.С. Белкин взял в основу своей квалификации ситуаций - информационный признак, т.е. количество и качество информации о расследуемом событии - позволяющей судить благоприятна ли или неблагоприятна данная ситуация для расследования. Ситуация благоприятна когда у следователя нет сомнения в достоверности данных и неблагоприятна, когда объем полезной информации незначителен.

И.А. Копылов рассматривает проблему оценки следственной ситуации при подготовке тактического решения двумя способами. Первый способ исследователь видит в постоянном и всестороннем учете всех изменений каждого компонента ситуации, независимо от того, какое именно решение подготавливается. Второй способ оценки следственной ситуации заключается в первоочередном и максимально полном анализе элементов следственной ситуации, которые являются определяющими для подготавливаемого тактического решения. Данный способ позволяет, по мнению ученого, достичь больших положительных результатов, чем первый.

Главная роль в этом отводится следователю, его опыту, правовым знаниям, способностям и мыслительно-аналитической деятельности. Следователь своими действиями во многом формирует содержание следственной ситуации, воспринимает её изменения, поскольку сам является ее элементом. Поэтому чаще всего он в состоянии определить, какие элементы следственной ситуации наиболее важны для разработки тактического решения.

И.А. Копылов предложил свою квалификацию оценки следственной ситуации. К объему оценки он отнес следственную ситуацию в целом или ее элементы, имеющие тактическое значение. В основании оценки показатель отношения субъекта к объекту, т.е. те же, что и при оценке доказательств: правовые знания, философские знания, моральные воззрения, профессиональные качества и личный опыт следователя. Объективность оценки во многом зависит, по мнению автора, от критического отношения субъекта к уровню своих знаний. Автор различает две категории субъектов оценки следственной ситуации. К первой категории относятся лица, занимающие в силу должностных обязанностей или занимаемые процессуальные положения (надзирающий прокурор, эксперт, защитник) имеющие право оценивать ситуацию, но не принимать тактических решений. Оценивать ситуацию или ее компоненты могут также обвиняемый, потерпевший, подозреваемый, свидетель. Ко второй категории субъектов, относятся лица, оценивающие следственную ситуацию и правомочные принимать на этой основе тактические решения.

Результат оценки - заключительный элемент логической структуры оценки имеет форму мысленного представления об особенностях сложившейся ситуации и используется при выборе средств тактического решения. Решение любой тактической задачи на практике предполагает необходимость действовать определенным, упорядоченным образом. Каждый тактический прием реализуется применением наиболее целесообразного в конкретной ситуации образа действия следователя. Тактические решения качественно стоят выше процессуально - правовых решений, и заключаются в неоднократном моделировании, рефлексивном “проигрывании” сложившейся обстановки и возможных исходов, являются криминалистической рекомендацией, повышающей эффективность следственных действий, особенно в проблемных и конфликтных ситуациях.

Анализ следственных ситуаций следователем крайне важен для эффективной работы следователя. Неправильная их оценка и, как следствие, тактические ошибки, приводят к недочетам при производстве, как отдельных следственных действий, так и следствия в целом.

2.2. Методы оценки следственной ситуации для принятия тактического решения

Следственная ситуация является фактической основой принятия тактических решений следователя. Хотя в дальнейшем он делает оговорку, что «тактическому приему присущи и такие свойства, как свобода выбора (понимается как осознанная необходимость), гибкость, зависимость от следственной ситуации».

Исследователь проблемы И.А. Копылов предложил рассмотрение данной проблемы применить к типам формирования и организации тактического решения. И.А. Копылов выделяет 4 этапа:

1) возникновение необходимости в принятии и реализации тактического решения. Здесь оценка ситуации позволяет выделить «слабые места» расследования, определить направленность, конечную цель, а частично - вид и содержание тактического решения;

2) этап разработки и окончательного принятия решения - следователь, исходя из оценки следственной ситуации, подбирает средства тактического воздействия, намечает время его осуществления, способ фиксации и т.д.;

3) этап реализации намеченных мероприятий с осмыслением изменяющейся следственной ситуации, а значит и эффективной программы действий.[23]

На заключительном 4-ом этапе оцениваются результаты проделанной работы. Реализация тактического решения в той или иной мере изменяет следственную ситуацию. Следователь оценивает ее и определяет, решены ли задачи тактического воздействия. Таким образом, от следственной ситуации зависит содержание всей деятельности, от момента возникновения необходимости в нем, до оценки полученных результатов. Управляющее воздействие следственной ситуации можно определить как объективно существующую зависимость разрабатываемого тактического решения от особенностей следственной ситуации.

Несомненно, что информационная наполненность каждой из этих 4 групп на различных этапах расследования меняется. В процессе расследования их количество растет, содержательная база следственной ситуации увеличивается, что повышает ее значимость1

Криминалистическое значение следственной ситуации заключается в содержании соответствующего потенциала, позволяющего определять оптимальные пути, средства и приемы расследования. исходя из этого очень важный основной признак, который Р.С. Белкин взял в основу своей квалификации ситуаций - это информационный, т.е. количество и качество информации о расследуемом событии - позволяющей судить благоприятна ли или неблагоприятна данная ситуация для расследования. Ситуация благоприятна когда у следователя нет сомнения в достоверности данных и неблагоприятна, когда объем полезной информации незначителен. Были попытки, например, Копылова И.А., ввести понятие «промежуточной ситуации - когда достоверность данных сомнительна». В его квалификации существуют разделение ситуаций как конфликтные и бесконфликтные, индивидуальные и типичные. Он полагает и с этим следует согласиться, «что деление следственных ситуаций на типичные и индивидуальные имеет особое практическое значение».[24]

И.А. Копылов рассматривает проблему оценки следственной ситуации при подготовке тактического решения 2-мя способами. Причем он особо подчеркивает специфику следственной ситуации, которая, по его мнению, обусловлена сложностью структуры тактического решения, разноплановостью его компонентов; динамичностью следственной ситуации; взаимным влиянием элементов следственной ситуации; особой важностью оценки элементов следственной ситуации в связи с разнообразием видов и форм тактических решений. Исследователь первый способ видит в постоянном и всестороннем учете всех изменений каждого компонента ситуации, независимо от того, какое именно решение подготавливается.

Второй способ оценки следственной ситуации заключается в первоочередном и максимально полном анализе элементов следственной ситуации, которые являются определяющими для подготавливаемого тактического решения. Данный способ позволяет, по мнению ученого, достичь больших положительных результатов, чем первый.2

Главная роль в этом отводится следователю, его опыту, правовым знаниям, способностям и мыслительно-аналитической деятельности.[25] Следователь своими действиями во многом формирует содержание следственной ситуации, воспринимает многие её изменения, поскольку сам является ее элементом. Поэтому чаще всего он в состоянии определить, какие элементы следственной ситуации наиболее важны для разработки тактического решения.

И.А. Копылов предложил свою квалификацию оценки следственной ситуации. К объему оценки он отнес следственную ситуацию в целом или ее элементы, имеющие тактическое значение. В основании оценки показатель отношения субъекта к объекту, т.е. те же, что и при оценке доказательств: правовые знания, философские знания, моральные воззрения, профессиональные качества и личный опыт следователя. Объективность оценки во многом зависит, по мнению автора, от критического отношения субъекта к уровню своих знаний. Субъект оценки - автор различает 2 категории субъектов, относя к I лиц, занимающих в силу должностных обязанностей или занимаемого процессуального положения (надзирающий прокурор, эксперт, защитник) имеющих право оценивать ситуацию, но не принимать тактических решений. Оценивать ситуацию или ее компоненты могут также обвиняемый, потерпевший, подозреваемый, свидетель.

Результат оценки. Заключительный элемент логической структуры оценки имеет форму мысленного представления об особенностях сложившейся ситуации и используется при выборе средств тактического решения.[26]

С.Ю. Якушин разделяет и защищает точку зрения на приоритетную роль особенностей следственной ситуации, прямо влияющих на содержание и характер тактического приема при организации процесса расследования. Свою позицию он доказывает, опираясь на пример бесконфликтной следственной ситуации - что в случаях отсутствия сопротивления, «противоборства» в условиях добровольной дачи показаний, как и при осмотре места происшествия существует система приемов выполнения таких действий - это тоже тактика. Решение любой тактической задачи на практике предполагает необходимость действовать определенным, упорядоченным образом. Каждый тактический прием реализуется применением наиболее целесообразного в конкретной ситуации образа действия следователя.

По моему мнению, С.Ю. Якушин допускает смешение в данном случае тактических и процессуально - правовых решений, настолько очевидных для приводимых ученым ситуаций в качестве доказательства своей концепции. Я полагаю, что тактические решения качественно стоят выше и заключаются в неоднократном моделировании, рефлексивном «проигрывании» сложившейся обстановки и возможных исходов, являются криминалистической рекомендацией, повышающей эффективность следственных действий, особенно в проблемных и конфликтных ситуациях.[27]

Я разделяю точку зрения И.Ф. Герасимова, что тактические решения могут идти параллельно с процессуально - правовыми решениями, а в простых ситуациях могут уступать им первенство.

Главная их задача - это опережающая разработка решений тактики, поскольку именно эти решения определяют наиболее подвижную часть следственных действий и их эффективность.[28]

Анализ следственных ситуаций следователем крайне важен для эффективной работы следователя.2 Неправильная их оценка и, как следствие, тактические ошибки, приводят к недочетам при производстве как отдельных следственных действий, так и следствия в целом.[29]

ГЛАВА 3. Элементы, этапы и виды следственного планирования

3.1. Планирование отдельных следственных действий

Следственное действие – межотраслевой объект, имеющий нормативно-правовой, управленческий, этический, поисково-познавательный и иные аспекты.

В уголовно-процессуальной теории доказывания под следственным действием понимается способ собирания доказательств. Своеобразная трактовка данному понятию дается в криминалистике. Этой наукой исследуются организационные основы, логико-гносеологический и технологический механизмы деятельности, осуществляемой в рамках следственных действий.

При таком подходе каждое следственное действие как элемент более широкой системы, именуемой предварительным расследованием, рассматривается в качестве деятельности внутри другой деятельности. Являясь относительно самостоятельной, деятельность по подготовке и производству следственного действия направлена на решение специфических правовых и тактических задач на пути достижения цели (целей) данного действия. В одних случаях она охватывает целостный комплекс организационных мероприятий и операций поисково-познавательной направленности, начинаясь с поиска носителей доказательственной и иной информации, имеющей значение для уголовного дела, завершаясь исследованием обнаруженных объектов и использованием полученной информации. В других случаях эта деятельность носит укороченный характер в связи с выпадением какого-либо ее звена.

Подобные ситуации складываются, например, в том случае, когда следственное действие выполняется в отношении ранее обнаруженного и зафиксированного объекта тактического воздействия, имеющегося в распоряжении следователя.

Как и все иные системы и подсистемы деятельностного типа, следственное действие имеет свой элементно-компонентный состав, внутреннюю структуру и внешние связи. Субъектами этой деятельности являются руководители и оперативные работники органов дознания, следователи, надзирающие за дознанием и следствием прокуроры, судьи.

В большинстве случаев решение о производстве следственного действия принимается лицом, в производстве которого находится уголовное дело. Оно же является организатором и исполнителем следственного действия. Однако подчас возникают ситуации, когда производство следственного действия субъектом принятия решения нецелесообразно или невозможно по каким-либо причинам. В таких случаях его проведение может быть поручено другому лицу из числа работников правоохранительных органов (коллеге следователя по работе, члену оперативно-следственной группы, работнику органа дознания и т.д.).

На практике порой возникает необходимость выполнения следственного действия не на той территории, где проводится расследование, а в ином регионе, подчас находящемся на значительном удалении от места ведения следствия. Существуют два выхода из такой ситуации.

В одном случае следователь, в производстве которого находится уголовное дело, командируется на место выполнения следственного действия и проводит его там. Другой путь решения задачи предполагает дачу письменного или в иной форме поручения о производстве следственного действия (либо нескольких действий) следователю местного органа предварительного следствия либо дознания. Несовпадение субъекта принятия решения и исполнителя следственного действия может быть и тогда, когда решение принимается судьей, руководителем следственного подразделения, органа дознания, прокурором, надзирающим за расследованием. По их устному или письменному указанию следственное действие может производиться другим лицом.

К участию в следственном действии могут быть привлечены специалисты, потерпевшие, свидетели, подозреваемые, обвиняемые. Но круг участников следственного действиями ими не ограничивается. В случаях, указанных в законе, в следственных действиях участвуют и другие лица (переводчики, педагоги, защитники обвиняемых и т.д.). Некоторые следственные действия (такие, например, как обыск, осмотр места происшествия) проводятся в присутствии понятых и с санкции прокурора. В следственных действиях, которые проводятся в служебных и жилых помещениях, в иных ограниченных пространствах, затрагивающих отношения собственности, права и интересы трудовых коллективов, отдельных граждан, могут участвовать представители администрации предприятия, материально-ответственные работники, владельцы имущества и другие заинтересованные лица.

Целями данного вида деятельности может быть обнаружение носителей доказательственной и другой информации, ее собирание и использование, реализация иных криминалистических, а также правовых решений. Эти цели претворяются в жизнь путем решения самых различных задач (обнаружения следов преступления, получения исходной и промежуточной информации, устранения противоречий, изобличен)» во лжи, проверки алиби и т.д.).

При этом активность следователя, его партнеров по взаимодействию может быть направлена на различные искомые и познаваемые объекты (события, обстоятельства, факты, предметы, документы).

На «вооружении» работников органов дознания и предварительного следствия находятся всевозможные средства решения задач следственных действий. При их производстве применяются: средства криминалистической и иной техники: методы и методики поиска и исследования объектов полевых условиях; приемы и правила организации работы, получения, анализа и использования информации; мысленные и материальные модели; профессиональные знания и навыки следователей, специальные познания экспертов: правовая и криминалистическая информация и другие средства.

Цель и средства ее достижения находятся в состоянии непрерывного взаимодействия, взаимосвязи при определяющей роли цели следственного действия. Структура и содержание целей – задач следственного действия по ходу его выполнения – могут видоизменяться в силу изменения ситуации, что приводит к необходимости корректировки реализуемой программы деятельности. Коренное изменение ситуации может привести к возникновению новой цели, что ставит следователя в условия необходимости принятия решения об экстренном приостановлении выполняемого действия либо об отказе от его дальнейшего производства и начале другого следственного действия.

Так, проверка показаний на месте может перерасти в дополнительный осмотр места происшествия в случае получения данных, указывающих не неполноту первичного осмотра, а следственный осмотр – в эксперимент, если возникла необходимость в совершении опытных действий, не планируемых ранее. В следственной практике имеются примеры того, как в процессе осмотра жилого помещения подчас возникает необходимость в прекращении данного следственного действия и в срочном проведении обыска. Каждое следственное действие имеет свою динамично развивающуюся структуру (механизм, процедуру), отражающую особенности поэтапного решения, технологию исследования поставленных задач.

Результаты следственного действия – это его итоги, то, что достигнуто в ходе реализации цели. Промежуточные результаты, достигнутые в ходе следственного действия, используются для оптимизации процесса решения других задач данного действия (для формирования и постановки новых вопросов, проверки собранных ранее сведений, получения сведений о других, прежде неизвестных носителях информации и т.д.), а также для организации, проведения и оптимизации следственных действий, производимых параллельно. Анализ и оценка всего комплекса результатов завершенного следственного действия позволяют разработать либо скорректировать ранее созданную программу дальнейшего расследования.

И, наконец, следует сказать о том, что, как и любое иное событие материального мира, следственное действие протекает в тех или иных временных и пространственных границах, имеет свое начало и завершение. Где бы не выполнялось данное действие, оно всегда имеет окружающую среду, обстановку, на фоне под прямым или опосредованным воздействием которой осуществляется.

Одной из задач криминалистического исследования следственного действия является разработка оптимальной функциональной модели данного объекта, отражающей его организационно-технологическую структуру, динамичный механизм его развития.

Существуют четыре типа (уровня) такого рода типовой информационной модели:

· общая модель

· модели определенных групп криминалистически сходных видов следственных действий

· модели отдельных видов следственных действий

· модели тех или иных разновидностей следственных действий.

Информационное значение общей модели состоит в том, что она способствует формированию общего представления о криминалистической сущности следственного действия и таких сторонах, элементах, связях механизма его развития, которые повторяются во всех случаях при производстве самых различных следственных действий.

Остальные модели представляют собой соответствующие варианты интерпретации на том или ином уровне общей модели следственного действия, ее конкретизации, наполнения отдельных ее звеньев специфическим содержанием на основе учета своеобразия отдельных групп, видов и разновидностей следственных действий и ситуаций, для разрешения которых они проводятся.

Процесс развития следственного действия состоит из четырех стадий:

1. принятие решения о производстве следственного действия;

2. организационно-тактическое обеспечение следственного действия (стадия подготовки);

3. общеориентирующее и детальное исследование (операциональная, рабочая часть следственного действия);

4. заключительная стадия.

В свою очередь, каждая из указанных стадий состоит из ряда элементов (подстадий, частей). Базовым, определяющим элементом структуры следственного действия, на котором строится вся логически развивающаяся конструкция этого вида деятельности, является построение мысленной модели и осуществление многофакторного анализа сложившейся следственной ситуации.

Указанная модель строится на основе изучения и осмысления имеющихся фактических данных, а также использования знаний, почерпнутых из типовых информационных моделей аналогичных ситуаций.

Следственное действие – межотраслевой объект, имеющий нормативно-правовой, управленческий, этический, поисково-познавательный и иные аспекты.

В уголовно-процессуальной теории доказывания под следственным действием понимается способ собирания доказательств. Своеобразная трактовка данному понятию дается в криминалистике. Этой наукой исследуются организационные основы, логико-гносеологический и технологический механизмы деятельности, осуществляемой в рамках следственных действий.

При таком подходе каждое следственное действие как элемент более широкой системы, именуемой предварительным расследованием, рассматривается в качестве деятельности внутри другой деятельности. Являясь относительно самостоятельной, деятельность по подготовке и производству следственного действия направлена на решение специфических правовых и тактических задач на пути достижения цели (целей) данного действия. В одних случаях она охватывает целостный комплекс организационных мероприятий и операций поисково-познавательной направленности, начинаясь с поиска носителей доказательственной и иной информации, имеющей значение для уголовного дела, завершаясь исследованием обнаруженных объектов и использованием полученной информации. В других случаях эта деятельность носит укороченный характер в связи с выпадением какого-либо ее звена.

Подобные ситуации складываются, например, в том случае, когда следственное действие выполняется в отношении ранее обнаруженного и зафиксированного объекта тактического воздействия, имеющегося в распоряжении следователя.

Как и все иные системы и подсистемы деятельностного типа, следственное действие имеет свой элементно-компонентный состав, внутреннюю структуру и внешние связи. Субъектами этой деятельности являются руководители и оперативные работники органов дознания, следователи, надзирающие за дознанием и следствием прокуроры, судьи.

В большинстве случаев решение о производстве следственного действия принимается лицом, в производстве которого находится уголовное дело. Оно же является организатором и исполнителем следственного действия. Однако подчас возникают ситуации, когда производство следственного действия субъектом принятия решения нецелесообразно или невозможно по каким-либо причинам. В таких случаях его проведение может быть поручено другому лицу из числа работников правоохранительных органов (коллеге следователя по работе, члену оперативно-следственной группы, работнику органа дознания и т.д.).

На практике порой возникает необходимость выполнения следственного действия не на той территории, где проводится расследование, а в ином регионе, подчас находящемся на значительном удалении от места ведения следствия. Существуют два выхода из такой ситуации.

В одном случае следователь, в производстве которого находится уголовное дело, командируется на место выполнения следственного действия и проводит его там. Другой путь решения задачи предполагает дачу письменного или в иной форме поручения о производстве следственного действия (либо нескольких действий) следователю местного органа предварительного следствия либо дознания. Несовпадение субъекта принятия решения и исполнителя следственного действия может быть и тогда, когда решение принимается судьей, руководителем следственного подразделения, органа дознания, прокурором, надзирающим за расследованием. По их устному или письменному указанию следственное действие может производиться другим лицом.

К участию в следственном действии могут быть привлечены специалисты, потерпевшие, свидетели, подозреваемые, обвиняемые. Но круг участников следственного действиями ими не ограничивается. В случаях, указанных в законе, в следственных действиях участвуют и другие лица (переводчики, педагоги, защитники обвиняемых и т.д.). Некоторые следственные действия (такие, например, как обыск, осмотр места происшествия) проводятся в присутствии понятых и с санкции прокурора. В следственных действиях, которые проводятся в служебных и жилых помещениях, в иных ограниченных пространствах, затрагивающих отношения собственности, права и интересы трудовых коллективов, отдельных граждан, могут участвовать представители администрации предприятия, материально-ответственные работники, владельцы имущества и другие заинтересованные лица.

Целями данного вида деятельности может быть обнаружение носителей доказательственной и другой информации, ее собирание и использование, реализация иных криминалистических, а также правовых решений. Эти цели претворяются в жизнь путем решения самых различных задач (обнаружения следов преступления, получения исходной и промежуточной информации, устранения противоречий, изобличен)» во лжи, проверки алиби и т.д.).

При этом активность следователя, его партнеров по взаимодействию может быть направлена на различные искомые и познаваемые объекты (события, обстоятельства, факты, предметы, документы).

На «вооружении» работников органов дознания и предварительного следствия находятся всевозможные средства решения задач следственных действий. При их производстве применяются: средства криминалистической и иной техники: методы и методики поиска и исследования объектов полевых условиях; приемы и правила организации работы, получения, анализа и использования информации; мысленные и материальные модели; профессиональные знания и навыки следователей, специальные познания экспертов: правовая и криминалистическая информация и другие средства.

Цель и средства ее достижения находятся в состоянии непрерывного взаимодействия, взаимосвязи при определяющей роли цели следственного действия. Структура и содержание целей – задач следственного действия по ходу его выполнения – могут видоизменяться в силу изменения ситуации, что приводит к необходимости корректировки реализуемой программы деятельности. Коренное изменение ситуации может привести к возникновению новой цели, что ставит следователя в условия необходимости принятия решения об экстренном приостановлении выполняемого действия либо об отказе от его дальнейшего производства и начале другого следственного действия.

Так, проверка показаний на месте может перерасти в дополнительный осмотр места происшествия в случае получения данных, указывающих не неполноту первичного осмотра, а следственный осмотр – в эксперимент, если возникла необходимость в совершении опытных действий, не планируемых ранее. В следственной практике имеются примеры того, как в процессе осмотра жилого помещения подчас возникает необходимость в прекращении данного следственного действия и в срочном проведении обыска. Каждое следственное действие имеет свою динамично развивающуюся структуру (механизм, процедуру), отражающую особенности поэтапного решения, технологию исследования поставленных задач.

Результаты следственного действия – это его итоги, то, что достигнуто в ходе реализации цели. Промежуточные результаты, достигнутые в ходе следственного действия, используются для оптимизации процесса решения других задач данного действия (для формирования и постановки новых вопросов, проверки собранных ранее сведений, получения сведений о других, прежде неизвестных носителях информации и т.д.), а также для организации, проведения и оптимизации следственных действий, производимых параллельно. Анализ и оценка всего комплекса результатов завершенного следственного действия позволяют разработать либо скорректировать ранее созданную программу дальнейшего расследования.

И, наконец, следует сказать о том, что, как и любое иное событие материального мира, следственное действие протекает в тех или иных временных и пространственных границах, имеет свое начало и завершение. Где бы не выполнялось данное действие, оно всегда имеет окружающую среду, обстановку, на фоне под прямым или опосредованным воздействием которой осуществляется.

Одной из задач криминалистического исследования следственного действия является разработка оптимальной функциональной модели данного объекта, отражающей его организационно-технологическую структуру, динамичный механизм его развития.

Существуют четыре типа (уровня) такого рода типовой информационной модели:

· общая модель

· модели определенных групп криминалистически сходных видов следственных действий

· модели отдельных видов следственных действий

· модели тех или иных разновидностей следственных действий.

Информационное значение общей модели состоит в том, что она способствует формированию общего представления о криминалистической сущности следственного действия и таких сторонах, элементах, связях механизма его развития, которые повторяются во всех случаях при производстве самых различных следственных действий.

Остальные модели представляют собой соответствующие варианты интерпретации на том или ином уровне общей модели следственного действия, ее конкретизации, наполнения отдельных ее звеньев специфическим содержанием на основе учета своеобразия отдельных групп, видов и разновидностей следственных действий и ситуаций, для разрешения которых они проводятся.

Процесс развития следственного действия состоит из четырех стадий:

5. принятие решения о производстве следственного действия;

6. организационно-тактическое обеспечение следственного действия (стадия подготовки);

7. общеориентирующее и детальное исследование (операциональная, рабочая часть следственного действия);

8. заключительная стадия.

В свою очередь, каждая из указанных стадий состоит из ряда элементов (подстадий, частей). Базовым, определяющим элементом структуры следственного действия, на котором строится вся логически развивающаяся конструкция этого вида деятельности, является построение мысленной модели и осуществление многофакторного анализа сложившейся следственной ситуации.

Указанная модель строится на основе изучения и осмысления имеющихся фактических данных, а также использования знаний, почерпнутых из типовых информационных моделей аналогичных ситуаций.

Во внимание принимаются все элементы и связи ситуации как в их статичном, так и динамичном аспектах (сведения об известных обстоятельствах, неустановленные факты, время, прошедшее с момента.

3.2. Значение формы планов и вспомогательной документации

План расследования по форме может быть устным и письменным. В следственной практике чаще всего используется письменная форма, как наиболее эффективная, не требующая от следователя удерживать в памяти содержание плана, перечень выясняемых обстоятельств, мероприятий, сроков и очередности их выполнения.

Устным (мысленным) планом следователь ограничивается главным образом в начале расследования, когда выполняет неотложные следственные действия на месте происшествия и у него пока нет возможности составить письменный план. В этот момент он также не может обойтись без планирования расследования и должен с самого начала действовать по определенному, пусть мысленному, но всесторонне продуманному плану, иначе его работа по делу сразу, же приобретает хаотический характер и, как правило, малоэффективна.

Выполнив все неотложные мероприятия, следователь приступает к составлению письменного плана расследования. В нем находят отражение выдвинутые им следственные версии, вопросы (обстоятельства), подлежащие выяснению по каждой из них, следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия, необходимые для проверки версий, сроки и очередность их выполнения.

Если применяется бригадный метод расследования, руководителем следственно-оперативной группы с участием всех ее членов составляется общий план расследования по делу и, кроме того, каждый следователь составляет свой, индивидуальный план расследования.

Конкретное содержание индивидуальных планов зависит от того, как распределены обязанности между членами группы и какое задание получил каждый.

На практике распределение обязанностей происходит по-разному.

В одних случаях работа группы строится по версиям, когда каждый следователь осуществляет проверку одной или нескольких намеченных версий; в других – она организуется поэпизодно, и каждому члену группы поручается исследовать тот или иной эпизод или несколько взаимосвязанных эпизодов преступления; в-третьих, – если преступления совершались в нескольких городах, регионах, члены группы распределяются по этим регионам, выезжают на места м проводят расследование.

Иногда бывает целесообразным кому-то из членов следственно-оперативной группы поручить выполнение определенных следственных действий, например, производство обысков, подготовку всех экспертных исследований и т.д. По групповому уголовному делу нередко практикуется распределение работы следственно-оперативной группы в зависимости от количества обвиняемых. При этом каждому следователю поручается исследование всех фактов преступной деятельности того или иного обвиняемого, привлеченного по делу.

Структура и содержание индивидуальных планов расследования во всех приведенных случаях будут различны. Например, при региональном и поэпизодном принципе распределения работы следственно-оперативной группы индивидуальные планы будут походить на типовой план расследования и содержать все его основные реквизиты. Если же следователю (или оперативному работнику) поручена лишь подготовка и проведение по делу каких-то определенных следственных (или оперативно-розыскных) действий, то, очевидно, его индивидуальный план расследования будет фрагментарным, ограниченным рамками следственного действия (или оперативно-розыскного мероприятия).

По групповым и многоэпизодным уголовным делам наряду с общим и индивидуальными планами расследования используются вспомогательные средства планирования (документация):

1. схема структуры преступной группы

2. схема преступных связей соучастников

3. схемы документооборота, движения товарно-материальных ценностей, структуры предприятия (организации), технологического процесса производства (преимущественно по делам о должностных хищениях и преступных нарушениях правил охраны труда)

4. карточки на обвиняемых с указанием инкриминируемых каждому эпизодов преступления, наличия доказательств и др.

5. список связей обвиняемых

6. сетевой график расследования.

Как было уже сказано выше, любой план может иметь мысленную, письменную и графическую форму. О самостоятельной мысленной форме плана, конечно, можно говорить с определенной натяжкой. Эта форма практически может существовать как промежуточная до составления письменного или графического плана.Применительно к расследованию преступлений на практике сложилась определенная типовая письменная форма плана расследования, в которой рекомендуется предусмотреть следующие данные:1. наименование дела;2. время его возбуждения и время принятия к производству следователем;3. срок окончания расследования;4. лицо (лица), подвергнутые аресту;5. дата ареста;6. графы:· доверсионные вопросы (нуждающиеся в выяснении еще при отсутствии оснований для какой-либо версии);· версия;· подлежащие решению вопросы;· необходимые мероприятия;· срок выполнения каждого мероприятия;· исполнители;· отметка о выполнении мероприятия (что установлено в результате его проведения).

Рис. 1. Образец письменного плана расследования

При этом для каждой версии необходимо выделить отдельную горизонтальную полосу.

По многоэпизодным делам составляются общий и отдельные (по эпизодам, субъектам, местам совершения преступления и др.) планы с использованием указанной выше схемы.

Поскольку у каждого следователя в производстве находится не одно, а несколько уголовных дел, целесообразно на основе планов по каждому делу составить свободный план работы на любой период времени (неделю, декаду и т.п.).

В качестве вспомогательных средств фиксации к плану могут быть приложены различные схемы, раскрывающие следующее: связь и соподчиненность отдельных звеньев производства; связи подозреваемых и обвиняемых; движение материальных ценностей и т.д.

Графическая же форма плана чаще всего используется при так называемом сетевом планировании расследования. В таком плане отдельные виды намечаемых действий обозначаются с помощью различных геометрических фигур (круг, треугольник, квадрат, ромб, прямоугольник и т.д.). Подобная форма плана весьма наглядна, но техника его составления более сложна, требует более длительного времени и специальных навыков.

Как правило, представляется нецелесообразным составлять план следствия до конца расследования или даже на весьма длительный период. В нем обычно намечается производство тех следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, которые необходимо провести для первоначальной проверки следственных версий.

По мере выполнения части плана следователь с учетом новых обстоятельств дела и установленных доказательств дополняет его. Нередко выполнение одних следственных действий исключает производство других, намеченных тем же планов, или, напротив, диктует необходимость выяснения обстоятельств, которые ранее не предусматривались планом. Все это должен учитывать следователь, внося в план нужные коррективы. В этом обычно и находят свое выражение принципы динамичности планирования.

Особенно важное значение имеет планирование следствия по сложным делам, когда надо выяснить много эпизодов одного или нескольких преступлений и когда по делу имеется значительное количество обвиняемых. В таком случае рекомендуется наряду с планом составлять схемы по эпизодам или по участникам преступлений. Так на каждого обвиняемого по таким делам составляют карточки, на которых указываются эпизоды преступлений, время их совершения, доказательства, изобличающие данного обвиняемого, и листы дела, на которых имеются соответствующие протоколы, документы.

Таким образом, в настоящее время криминалистической наукой и оперативной практикой выработаны требования, которым должен удовлетворять план следственной работы:

1. Максимальная обоснованность плана относительно существенных компонентов будущего действия: условий предстоящей работы, участников, препятствий, способствующих факторов, ожидаемых событий.

2. Реальность, выполнимость плана. Он должен исходить не из благих пожеланий, а из точного расчета и учета реальных возможностей.

3. Индивидуальность плана, его пригодность для данной работы, для расследования определенного дела или группы дел.

4. Гибкость и подвижность плана.

5. Непрерывность плана.

6. Последовательность, согласованность и взаимосвязь отдельных его частей по месту, времени, исполнителям, ожидаемым результатам и иным показателям.

7. Эффективность, способность обеспечить решение тех задач, для которых он разрабатывается.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Выдвижение следственных версий и планирование расследований настолько творческий процесс, что на протяжении всей своей практики следователь постоянно совершенствуется и предела в этом нет. Опытные следователи знают, что на первый взгляд самая абсурдная версия, противоречащая логике, на практике в ходе расследования уголовного дела становятся единственно правильной моделью, объясняющей ход событий.

Изучение типичных следственных ситуаций крайне важно. Появляется возможность разработки программ для следователя, базирующихся на типичных следственных ситуациях. Эти программы могут быть посвящены расследованию отдельных видов преступлений. В них могут быть даны методические указания и рекомендации по организации и осуществлению расследований преступлений одного вида или группы: дана программа производства отдельных следственных действий в типичных следственных ситуациях, выработан комплекс соответствующих рекомендаций и т.д.

Для этого выявляются наиболее характерные для отдельных видов (групп) преступлений типичные ситуации, складывающиеся на различных этапах. При этом учитывают новые способы совершения преступлений, характерные следы, уловки преступников, их действия по маскировке, а также последние достижения науки и техники, которые можно использовать в борьбе с преступностью.

На данной основе строятся частные методики расследования с включением в них ситуационных версий, даются рекомендации по ситуационному планированию, а также определяется система необходимых следственных действий или иных мероприятий.[30] Включение типичных следственных ситуаций в частные методики расследования позволяют разработать типовую программу расследования отдельных видов преступлений.

На данной основе строятся частные методики расследования с включением в них ситуационных версий, даются рекомендации по ситуационному планированию, а также определяется система необходимых следственных действий или иных мероприятий. Включение типичных следственных ситуаций в частные методики расследования позволяют разработать типовую программу расследования отдельных видов преступлений.

Определение следственной ситуации, планирование расследования и составление следственных версий должно производиться по каждому уголовному делу. Так как при наблюдательном производстве прокурор или куратор контрольно-методического отдела следственного управления могут по составленным планам проследить ход мыслей следователя и направления расследования, дать указания и рекомендации, если сбор доказательств проведен не качественно и не в полном объеме.

В процессе изложения материала по данной теме были полностью реализованы задачи, поставленные во введении, а именно: определено понятие и значение следственных версий планирования, оценена роль версий в планировании, изучены принципы и условия планирования, обоснована необходимость в планирование следственных и тактических действий на разных этапах расследования, и в зависимости от той или иной следственной ситуации, рассмотрено планирование отдельных следственных действий, выяснены существующие формы планов и вспомогательной документации, способствующих эффективному разрешению следственных ситуациях.

Для этого выявляются наиболее характерные для отдельных видов (групп) преступлений типичные ситуации, складывающиеся на различных этапах. При этом учитывают новые способы совершения преступлений, характерные следы, уловки преступников, их действия по маскировке, а также последние достижения науки и техники, которые можно использовать в борьбе с преступностью.

На данной основе строятся частные методики расследования с включением в них ситуационных версий, даются рекомендации по ситуационному планированию, а также определяется система необходимых следственных действий или иных мероприятий.[31] Включение типичных следственных ситуаций в частные методики расследования позволяют разработать типовую программу расследования отдельных видов преступлений.

Следовательно, чтобы теория и практика криминалистики не отставали от быстро, динамично развивающейся жизни, необходимо их тесное взаимодействие. Появление новых видов преступлений, связанных с бурным развитием научно-технического прогресса (кража ЭВМ-программ, трансплантация человеческих органов и т.д.) требует анализа и обобщения для выявления типичных следственных ситуаций, которые должны проверяться на практике в расследовании и раскрытии преступлений.[32] Причем я полагаю, что в теоретических разработках и методиках ученых обязательно должны быть учтены нетипичные (внештатные) ситуации, позволяющие действовать следователям в экстремальных ситуациях. Я полагаю, что умение ситуационного прогнозирования должно находиться в основе повышения профессионализма следственных работников.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

Учебная и научная литература

1. Андреев И.С. Курс криминалистики. М. 2003.

2. Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград, 2003.-687.

3. Белкин Р.С. Курс криминологии. М., НОРМА 2007.-712 с.

4. Гаврилин Ю.В., Шурухнов Н.Г. Криминалистика: Методика расследования отдельных видов преступлений: Курс лекций. Сп.-б. 2002.

5. Герасимов И.Ф. Система процессуальных действий следователя. - Сб. “Следственные действия”. Свердловск, 1993.-556с.

6. Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск, 1985.-351 с.

7. Гусаков А.А., Филюшенко А.А. Следственная тактика, Свердловск, 1991.-254с.

8. Драпкин Л.Я. Понятие и классификация следственной ситуации. - Следственные ситуации и раскрытие преступлений, Свердловск, 1985.-245с.

9. Зорин Г.А. Криминалистическая эвристика, Гродно,1994.-225с.

10. Колдин В.Я. Криминалистика: информационные технологии доказывания. М.:- 2004.-361с.

11. Комарков В.И. Теоретические проблемы следственной тактики. Саратов, 1997.-398с.

12. Копылов И.А. Следственная ситуация и тактическое решение. Волгоград, 1998.-213с.

13. Котов Д.П., Шиханцев Г.Г. Психология следователя, Воронеж, 1986.-109с.

14. Кузьмин С.В. Системность и целенаправленность как принципы планирования – М.: Спарк, 2010.-213с.

15. Мальцев О.А. Криминалистика: конспект лекций. М.-Норма, 2001.-547с.

16. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. Учеб. пособие. М.,-Государство и право 1987.-412с.

17. Савельева М.В., Смушкин А.Б. Криминалистика. Сп.-б. Закон, 2010.-826с.

18. Салтевский М.В. Криминалистика: в современном изложении юристов. Харьков, 1987-687с.

19 .Сергеев Л.А., Соя-Серко Л.А., Якубович Н.А. Планирование расследования. М., 1995-323с.

20. Шурухнов Н.Г. Криминалистика: определения, схемы, таблицы, диаграммы, рекомендации, М. 2008.-189с.

21. Гаврилин Ю.В., Шурухнов Н.Г. Криминалистика: Методика расследования отдельных видов преступлений: Курс лекций, Сп.-б. 2002.-907с.

Научные статьи и монографии

22. Аксенов Р. Планирование этапа реализации оперативных материалов на стадии возбуждения уголовного дела // Российский следователь. – 2002 №5.с.23-28.

23. Дубровицкая Л.П. О правовой основе процесса планирования расследования // Вестник криминалистики. -2005. – №4 (16). С.61-66.

24. Кузьмин С.В. Содержание планирования расследования преступлений. // Правоведение. -2000. – №5. 78-82.

25. Кузьмин С.В. Современное состояние методологии планирования расследования преступлений // Вестник криминалистики. -2005. – №4 (16). с.123-134.

26. Кузьмин С.В. Принципы планирования расследования // Правоведение. -2006. – №1.с.45-56

27. Негода Г. Планирование работы органами юстиции. // Российская юстиция. -2004. – №7. с. 54-59.

28. Никренц О.В. Судебная версия как разновидность гипотезы. Автореф. канд. юрид. наук. М., 1964.

29. Овсянников И. Риск при планировании предварительного расследования. // Уголовное право. -2010. – №2. с.11-17

30. Теоретические основы формирования криминалистических методик расследования преступлений, под ред. Бахина В.П. Иркутск: Изд-во Иркут. юридического ин-та Генеральной прокуратуры РФ, 2003.

31. Халиков А.Н. Взаимосвязь следственных ситуаций, версий и планирования при расследовании преступлений // Следователь. -2005. – №9.с. 145-151.


[1] Болдырев В.А. Влияние развития социально- экономических условий на деятельность милиции. Воронеж. 1996, стр. 8-9

[2] Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. М. 1994, стр. 18

[3] Общая теория советской криминалистики. М., 1987, т.I, стр.206.

[4] Криминалистика. Краткая энциклопедия под ред. Р.С. Белкина. М., 2003, стр.98.

[5] Гавло К.О. О следственной ситуации и методике расследования хищений, совершаемых с участием должностных лиц - «Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования". М.,1983, стр.90.

[6] Герасимов И.Ф. Принципы построения методики раскрытия преступлений. - »Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования». М.,1983,стр.82.

[7] Драпкин Л.Я. Понятие и иллюстрация следственных ситуаций -«Следственные ситуации и раскрытие преступлений». Свердловск, 19875, стр.28.

[8] Шиканов В.И. Разработка теории тактических операций - важнейшее условие совершенствования методики расследования преступлений. - Методика расследования преступлений. М., 1986, стр. 157.

[9] Селиванов Н.А. Советская криминалистика. Система понятий. М., 1992, стр.117.

[10] Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1989, т. Ш,стр.70.

[11] Зорин Г.А. Криминалистическая эвристика. Гродно, 2004,т.I,стр.51-53.

[12] Копылов И.А. Следственная ситуация и тактическое решение. Волгоград, 1988, стр. 4.

[13] Следственная ситуация. Сборник научных трудов. М., 1995.

[14] Криминалистика. Краткая энциклопедия. М., 1993, стр. 73.

[15] Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Указ.раб., стр. 21.

[16] Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. М., 2004, стр. 20.

[17] Белкин Р.С. Курс криминалистики, т.Ш, М.,2007, стр.146.

[18] Белкин Р.С. Курс криминалистики, т.Ш, М.,2007, стр.146.

[19] Доспулов Г.Г. Понятие, структура и психологические механизмы воздействия технических приемов допроса. Алма-Ата. КГУ. Вып.3, 1983, стр. 33.

[20] Копылов И.А. Следственная ситуация и тактическое решение. ВСШ МВД. Волгоград, 1998, стр. 19.

[21] Якушин С.Ю. Тактические приемы при расследовании преступлений. Казань, 1993, стр.8.

[22] Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск, 1985, стр. 75.

[23] Копылов И.А. Указ. раб., стр. 15.

[24] Копылов И.А. Указ. раб., стр. 8.

[25] Дулов А.В., Нестеренко А. Тактика следственных действий. Минск, 1981, стр. 23-24.

[26] Копылов И.А. Указ. раб., стр. 19.

[27] Следственные действия (криминалистические и процессуальные аспекты). Сб. Свердловск, 1993, стр.10.

[28] Гусаков А.А., Филюшенко А.А. Следственная тактика. Свердловск, 2001, стр.6-7.

[29] Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника . М., 2007, стр. 72-73.

[30] «Следственные действия»(криминалистические и процессуальные аспекты). Свердловск, 1993, стр. 7-9.

[31] «Следственные действия»(криминалистические и процессуальные аспекты). Свердловск, 1993, стр. 7-9.

[32] Криминалистика. МГУ. 2005, стр. 490.