регистрация / вход

Субъективная сторона состава преступления 2

Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение Высшего профессионального образования Тульский государственный университет

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

Тульский государственный университет

Кафедра УППК

Уголовное и уголовно – процессуальное право

КОНТРОЛЬНО-КУРСОВАЯ РАБОТА

Субъективная сторона состава преступления.

Выполнил студент группы 730483 Окроян Г.Р.

Проверил доц. каф. УППК Дяблова Ю.Л.

Тула 2009

Содержание:

Введение.................................................................................................................3

1.Общая характеристика субъективной стороны состава преступления.........5

2.Обязательный признак субъективной стороны преступления.......................7

3.Факультативные признаки субъективной стороны преступления...............23

Заключение...........................................................................................................27

Список источников и литературы......................................................................29

Введение.

Субъективная сторона преступления - это психическая деятельность лица, непосредственно связанная с совершением преступления. Она образует психическое, то есть субъективное, содержание преступления, поэтому является его внутренней стороной.

Основную трудность в восприятии этого понятия представляет термин «психическая деятельность». Психика ( от греческого psyche – душа ) – есть продукт и условие сигнального взаимодействия живого существа и его среды. Непосредственно для человека психика выступает в виде явлений субъективного мира: ощущений, восприятий, представлений, мыслей, чувств. Таким образом, имея дело с психической деятельностью лица, мы обращаемся к его душе и его внутреннему миру.

К сожалению, доказывая внутренние побуждения лица, имеющие уголовно-правовое значение, мы имеем лишь материальные следы преступления как инструмент доказывания. Мы не можем заглянуть человеку в душу, в его мысли и с достоверностью определить, виновен он или нет. Но и имеющиеся средства доказывания суды должны использовать максимально при установлении субъективной стороны преступления. Правда, на практике судам не всегда удается это сделать с должной эффективностью, что зачастую ведет к отмене приговоров, необоснованному привлечению невиновных.

Тема данной контрольно-курсовой работы является актуальной, так как правильное установление субъективной стороны имеет важное значение и для обоснования уголовной ответственности, и для правильной квалификации преступления, и для назначения наказания.

Объектом исследования данной работы является субъективная сторона, предметом же являются нормы уголовного законодательства, учебная и научная литература.

Цель данной работы - попытаться сделать правовой анализ субъективной стороны преступления, дать определение и характеристику основных понятий.

Задачи курсовой работы:

1.Дать общую характеристику субъективной стороны состава преступления;

2.Проанализировать понятие и формы вины;

3.Рассмотреть факультативные признаки субъективной стороны: мотивы, цели и эмоции.

1.Общая характеристика субъективной стороны состава преступления.

Под субъективной стороной преступления понимается психическая деятельность лица, непосредственно связанная с совершением преступления. Если объективная сторона преступления составляет его фактическое содержание, то субъективная сторона образует его психологическое содержание, т.е. характеризует процессы, протекающие в психике виновного. Она не поддается непосредственному чувственному восприятию, а познается только путем анализа и оценки всех объективных обстоятельств совершения преступления. Содержание субъективной стороны преступления раскрывается с помощью таких юридических признаков, как вина, мотив и цель.

Эти признаки, выражая различные формы психической деятельности, органически связаны между собой и взаимозависимы. Вместе с тем, вина, мотив и цель - это самостоятельные психологические явления с самостоятельным содержанием, ни одно из них не включает в себя другое в качестве составной части[1] .

Вина, как психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию, составляет ядро субъективной стороны преступления, хотя и не исчерпывает полностью ее содержания. Вина - обязательный признак любого преступления. Но она не дает ответа на вопросы, почему и для чего виновный совершил преступление. На эти вопросы отвечают мотив и цель, которые являются не обязательными, а факультативными признаками субъективной стороны преступления.

Иногда в содержание субъективной стороны преступления включают эмоции, т.е. переживания лица в связи с совершаемым преступлением.

Субъективная сторона преступления имеет важное юридическое значение:

Во-первых, как составная часть основания уголовной ответственности она отграничивает преступное поведение от непреступного. Так, не является преступлением причинение общественно опасных последствий без вины ( ст. 5, 28 УКРФ), неосторожное совершение деяния, которое по закону наказуемо лишь при наличии умысла (ст. 115 УКРФ), а также предусмотренное нормой уголовного права деяние, если оно совершенно без цели, указанной в этой норме (ст. 158 - 162 УКРФ), или по иным мотивам, указанным в законе ( ст. 153 - 155 УКРФ).

Во-вторых, субъективная сторона преступления позволяет разграничить преступления, сходные по объективным признакам. Так, убийство (ст. 105 УКРФ) и причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УКРФ) различаются только по форме вины; терроризм (ст. 205 УКРФ) отличается от диверсии (ст. 281 УКРФ) только по содержанию цели.

В-третьих, фактическое содержание факультативных признаков субъективной стороны преступления, даже если они не указаны в норме Особенной части Уголовного Кодекса, в значительной мере определяет степень общественной опасности как преступления, так и лица, его совершившего, а значит, характер ответственности и размер наказания за совершение определенного преступления определяется с учетом предписаний, изложенных в статьях 61, 63, 64 УК РФ[2] .

2.Обязательный признак субъективной стороны преступления.

Понятие и формы вины.

Принцип ответственности только за деяния, совершенные виновно, всегда был

присущ российскому уголовному праву. Однако четкое законодательное закрепление данный принцип впервые получил в статье 5 Уголовного Кодекса

Российской Федерации, которая гласит: «уголовной ответственности подлежит только то общественно-опасное деяние, которое совершено виновно». Эта норма категорически запрещает объективное вменение, то есть – уголовной ответственности без вины быть не может.

Вина - это психическое отношение лица к совершаемому им общественно-опасному деянию, предусмотренному уголовным законом, и его последствиям[3] .

Человек несет полную ответственность за свои поступки только при условии, что он совершил их, обладая свободой воли, т.е. способностью выбирать линию социально значимого поведения. Указанная способность включает отражательно-познавательный и преобразовательно-волевой элементы, воплощенные в уголовно-правовой категории вменяемости, которая является предпосылкой вины, ибо виновным может признаваться только вменяемое лицо, т.е. способное осознавать фактическое содержание и социальное значение своих действий и руководить ими.

Элементами вины как психического отношения являются сознание и воля, которые в своей совокупности образуют ее содержание. Таким образом, вина характеризуется двумя слагаемыми элементами: интеллектуальным и волевым.

Интеллектуальный элемент вины носит отражательно-познавательный характер. Он включает осознание характера объекта и характера совершенного деяния, а также дополнительных объективных признаков (место, время, обстановка и тому подобное), если они введены законодателем в состав данного преступления. В преступлениях с материальным составом интеллектуальный элемент включает, кроме того, и предвидение (либо возможность предвидения) общественно-опасных последствий.

Содержание волевого элемента вины также определяется конструкцией состава конкретного преступления. Предметом волевого отношения субъекта является очерченный законодателем круг фактических обстоятельств, определяющих юридическую сущность преступного деяния. Сущность волевого процесса при совершении умышленных преступлений заключается в сознательной направленности действий на достижение поставленной цели, а при неосторожных преступлениях - в неосмотрительности, проявленной лицом в поведении, предшествующем наступлению вредных последствий.

Различное сочетание интеллектуального и волевого элементов вины дает две формы вины - умысел и неосторожность[4] .

Форма вины в конкретном виде преступления может быть либо прямо названа в диспозиции статьи Особенной части УК, либо она может подразумеваться или устанавливаться толкованием.

Во многих нормах УК прямо указывается на умышленный характер преступления. В других случаях умышленная форма вины с очевидностью вытекает из цели деяния (например, терроризм, разбой, диверсия), либо из характера описанных в законе действий (например, изнасилование, клевета, получение взятки), либо из указания на заведомую незаконность действий или на их злостный характер. Но если преступление предполагает только неосторожную форму вины, это во всех случаях обозначено в соответствующей норме Особенной части УК. И только в отдельных случаях деяние является преступным при его совершении как с умыслом, так и по неосторожности; в подобных случаях форма вины устанавливается посредством толкования соответствующих норм.

Юридическое значение формы вины разнообразно:

Во-первых, форма вины является объективной границей, отделяющей преступное поведение от непреступного.

Во-вторых, форма вины определяет квалификацию преступления, если законодатель дифференцирует уголовную ответственность за совершение общественно-опасных деяний, сходных по объективным признакам, но различающихся по форме вины.

В-третьих, форма вины во многих случаях служит основанием законодательной дифференциации уголовной ответственности.

В-четвертых, форма вины предопределяет условия отбывания наказания в виде лишения свободы, определяет вид исправительного учреждения[5] .

Умышленная форма вины.

Прямой умысел.

В ст. 25 УК впервые законодательно закреплено деление умысла на прямой и косвенный.

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо, его совершившее, осознавало общественную опасность своего действия (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч. 2 ст. 25 УК)[6] .

Закон определяет умысел применительно к материальному составу: он указывает на характер психического отношения субъекта как к действию или бездействию, так и к последствию. В формальных составах форма вины определяется психическим отношением к деянию, и давая характеристики преступления как умышленного, достаточно сознания лицом общественно-опасного характера своего действия или бездействия[7] .

В чем же выражается повышенная социальная опасность преступления, совершенного с прямым умыслом? Прежде всего, умышленное деяние, сознательно направленное на причинение вреда обществу, создает большую вероятность фактического причинения вреда, чем неосторожное действие. Субъект умышленного преступления избирает такой способ действия, который заведомо для него сможет причинить вред обществу[8] . Есть и другой аспект проблемы, по которому в умышленном преступлении проявляется отрицательное отношение лица к интересам общества.

Интеллектуальный элемент прямого умысла создает сознание общественно-опасного характера совершаемого деяния и предвидение общественно-опасных последствий, как это следует из определения.

Осознание общественной опасности деяния не тождественно осознанию его противоправности, т.е. запрещенности уголовным законом. В подавляющем большинстве случаев при совершении умышленных преступлений виновный осознает их противоправность. Однако закон не включает осознание противоправности совершаемого деяния в содержание этой формы вины, поэтому преступление может быть признано умышленным и в тех (весьма редких) случаях, когда противоправность совершенного деяния не осознавалась виновным.

Предвидение - это отражение в сознании тех событий, которые произойдут, должны или могут произойти в будущем. Поэтому предмет предвидения общественно-опасных последствий деяния составляет мысленное представление виновного о том вреде, который причинит его деяние общественным отношениям, поставленным под защиту уголовного закона.

При прямом умысле предвидение включает:

- представление о фактическом содержании предстоящих изменений в объекте

посягательства;

- понимание их социального значения, то есть вредности для общества;

-сознание причинно-следственной зависимости между деянием и общественно-опасными последствиями.

Интеллектуальный элемент определяет содержание умысла, а волевой элемент - его направленность.

Содержание умысла, а именно сознание и предвидение, определяется совокупностью тех фактических обстоятельств, имеющих значение для квалификации преступления, которые отражаются сознанием виновного, охватываются его умыслом. Направленность умысла определяется той целью, которой руководствовался субъект, теми последствиями, которые представлялись виновному желаемыми в связи с достижениями желаемых им последствий.

Волевой элемент прямого умысла, характеризующий направленность воли субъекта, определяется в Законе как желание наступления общественно-опасных последствий[9] . Желание - это воля, мобилизованная на достижение цели, это стремление к определенному результату. Желаемыми следует считать не только те последствия, которые доставляют виновному внутреннее удовлетворение, но и те, которые при внутренне отрицательном эмоциональном отношении к ним виновного, представляются ему, тем не менее, нужными или неизбежными на пути к удовлетворению потребности, ставшей побудительной причиной деяния, его мотивом. Как признак прямого умысла желание заключается в стремлении к определенным последствиям, которые могут выступать для виновного в качестве:

конечной цели, промежуточного этапа - убийство с целью облегчить совершение другого преступления, либо средства достижения цели - убийство с целью получения наследства.

Косвенный умысел .

Законодатель дает следующее определение косвенного умысла (ч. 3 ст. 25 УК РФ), «...лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично».

Сравнительный анализ двух видов умысла целесообразней проводить, сопоставляя его элементы[10] .

Интеллектуальный элемент почти не отличается от прямого умысла. Но почти.

Тоже существует осознание лицом общественной опасности своего деяния, но

предвидение возможности, а не неизбежности, отличает косвенный умысел от

прямого.

В УК предвидение неизбежности наступления общественно опасных последствий связывается исключительно с прямым умыслом (ч. 2 ст. 25). Напротив, косвенному умыслу свойственно предвидение только возможности наступления общественно опасных последствий (ч. 3 ст. 25). При этом субъект предвидит возможность наступления таких последствий как реальную, т.е. считает их закономерным результатом развития причинной связи именно в данном конкретном случае. Таким образом, предвидение неизбежности наступления преступных последствий исключает косвенный умысел (правда, отдельные ученые вопреки закону высказывают мнение, что предвидение неизбежности наступления общественно опасных последствий может иметь место и при косвенном умысле ).

Волевой элемент косвенного умысла характеризуется в законе как отсутствие желания, но сознательное допущение общественно опасных последствий либо безразличное к ним отношение (ч. 3 ст. 25 УК). В этом случае в отличие от прямого умысла, лицо не желает, а лишь сознательно допускает наступление преступных последствий, безразлично относится к их наступлению. Преступное последствие при косвенном умысле является побочным результатом действия или бездействия виновного, к достижению которого он не стремится, но соглашается с возможностью его наступления. При этом субъект может даже надеяться на то, что эти последствия не наступят. Субъект причиняет вред общественным отношениям «не задумываясь» о последствиях совершаемого деяния, хотя возможность их причинения представляется ему весьма реальной.

Косвенный умысел встречается в законодательстве и в реальной жизни реже, чем прямой. Косвенный умысел невозможен при совершении преступлений с формальным составом, в преступлениях, в состав которых включают специальную цель деяния, при покушении на преступление и приготовлении к нему, а также в действиях организатора, подстрекателя и пособника[11] .

Установление вида умысла очень важно для правильной квалификации преступления.

Рассмотрим пример.

М. был осужден за покушение на убийство Ч. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР переквалифицировала действия М. по ч. 1 ст. 108 УК РСФСР исходя из того, что М. действовал с косвенным умыслом, а значит, деяние должно квалифицироваться по фактически наступившим последствиям. Не соглашаясь с таким выводом, Президиум Верховного Суда РСФСР отменил кассационное определение и указал, что при решении вопроса о содержании умысла виновного суд "должен исходить из совокупности всех обстоятельств преступления и учитывать, в частности, способы и орудие преступления, количество, характер и локализацию ранений и иных телесных повреждений (например, в жизненно важные органы человека), причины прекращения преступных действий виновного и т.д" . Конкретные обстоятельства совершения данного преступления: нанесение сильного удара ножом в шею (в часть тела, где расположены жизненно важные органы), попытка ударить вторично, не удавшаяся из-за активного сопротивления потерпевшей, пресечение дальнейшего посягательства с помощью посторонних лиц, а также предотвращение тяжких последствий благодаря своевременному оказанию медицинской помощи - свидетельствуют в совокупности, что М. не только предвидел последствия в виде смерти потерпевшей, но и желал их наступления, т.е. действовал с прямым умыслом.

Неосторожная форма вины.

По неосторожности совершается лишь одно из десяти преступлений. Совершение неосторожных преступлений объясняется главным образом недисциплинированностью некоторых лиц, их пренебрежительным отношением к выполнению своих профессиональных обязанностей, невнимательным отношением к жизни и здоровью окружающих, принятием на себя функций, которые виновный не способен осуществить из-за отсутствия должной квалификации, опыта, образования, по состоянию здоровья либо по иным причинам[12] .

Закон определяет неосторожность лишь как отношение субъекта к последствиям своего деяния. Соответственно, и составы неосторожных преступлений в большинстве случаев построены как материальные.

Ответственность за преступления, совершенные по неосторожности, обычно

наступает в случае причинения общественно опасных последствий. При их отсутствии само по себе действие или бездействие не влечет уголовной ответственности[13] . Игнорирование этого положения влечет необоснованное привлечение к ответственности, нарушение принципа вины. Лишь в отдельных случаях законодатель допускает ответственность за совершенные по неосторожности действия вне зависимости от наступления общественно опасных последствий, либо за такие действия, которые создавали угрозу причинения тяжких последствий (ст. 217 УК РФ).

Второй необходимый признак, по которому можно определить, что деяние является преступным, и что преступление совершено в форме неосторожности - это точное указание на неосторожность в диспозиции нормы Особенной части УКРФ.

УКРФ впервые законодательно закрепил деяние по неосторожности на виды, хотя оно давно используется в теории уголовного права и на практике. Закон предусматривает как виды неосторожности - легкомыслие и небрежность.

Легкомыслие.

Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение (ч. 2 ст. 26 УКРФ).

Как и в других видах вины, в легкомыслии можно выделить интеллектуальный и волевой элементы.

Предвидение возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия составляет интеллектуальный элемент легкомыслия, а самонадеянный расчет на их предотвращение - это волевой элемент.

Характеризуя интеллектуальный элемент легкомыслия, законодатель указывает только на возможность предвидения общественно опасных последствий, но опускает психическое отношение к действию или бездействию[14] . Это объясняется тем, что сами действия, взятые в отрыве от последствий, обычно не имеют уголовно-правового значения. По своему интеллектуальному элементу легкомыслие имеет некоторое сходство с косвенным умыслом. Но если при косвенном умысле виновный предвидит реальную возможность наступления общественно опасных последствий, то при легкомыслии эта возможность предвидится как абстрактная: субъект предвидит, что подобного рода действия вообще могут повлечь за собой общественно опасные последствия, но полагает, что в данном случае они не наступят. Предвидение абстрактной, то есть отвлеченной от данной конкретной ситуации, возможности наступления общественно опасных последствий характеризуется тем, что виновный не осознает действительного развития причинной связи, хотя при надлежащем напряжении своих психических сил мог бы осознать это.

Основное, главное отличие легкомыслия от косвенного умысла заключается в содержании волевого элемента. Если при косвенном умысле виновный сознательно допускает наступление общественно опасных последствий, то есть одобрительно к ним относится, то при легкомыслии отсутствует не только желание, но и сознательное допущение этих последствий и, наоборот, субъект стремится не допустить их наступления, относится к ним отрицательно[15] .

Закон характеризует волевое содержание легкомыслия не только как надежду, а именно расчет на предотвращение общественно опасных последствий. При этом виновный рассчитывает на конкретные, реальные обстоятельства, способные, по его мнению, противодействовать наступлению преступного результата: на собственные личные качества, на действие других лиц, а так же на иные обстоятельства, значение которых он оценивает неправильно, вследствие чего расчет на предотвращение преступного результата оказывается не основательным, самонадеянным, не имеющим достаточных к тому оснований.

Небрежность.

Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо, его совершившее, не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть (ч. 3 ст. 26 УК).

Небрежность - это единственная разновидность вины, при которой лицо не предвидит общественно опасных последствий своего деяния ни как неизбежных, ни как реально или даже абстрактно возможных.

Сущность этого вида неосторожной вины заключается в том, что лицо, имея реальную возможность предвидеть общественно опасные последствия совершаемых им действий, не проявляет необходимой внимательности и предусмотрительности, чтобы совершить волевые действия, нужные для предотвращения указанных последствий, не превращает реальную возможность в действительность[16] . Преступная небрежность представляет своеобразную форму психического отношения виновного к общественно опасным последствиям своих действий, где волевой элемент характеризуется волевым характером совершаемого виновным действия или бездействия и отсутствием волевых актов поведения, направленных на предотвращение общественно опасных последствий.

Небрежность характеризуется двумя признаками: отрицательным и положительным.

Отрицательный признак небрежности - непредвидение лицом возможности наступления общественно опасных последствий - включает, во-первых, отсутствие осознания общественной опасности совершаемого деяния, а во-вторых, отсутствие предвидения преступных последствий. Положительный признак небрежности состоит в том, что виновный должен был и мог проявить необходимую внимательность и предусмотрительность и предвидеть наступление фактически причиненных общественно опасных последствий. Именно этот признак превращает небрежность в разновидность вины в ее уголовно-правовом понимании. Он устанавливается с помощью двух критериев: долженствование означает объективный критерий, а возможность предвидения - субъективный критерий небрежности.

Объективный критерий небрежности имеет нормативный характер и означает обязанность лица предвидеть наступление общественно опасных последствий при соблюдении требования необходимой внимательности и предусмотрительности[17] . Эта обязанность может основываться на законе, на должностном статусе виновного, на профессиональных функциях или на обязательных правилах общежития и т.д. Отсутствие обязанности предвидеть последствия исключает вину данного лица в их фактическом причинении . Но и наличие такой обязанности само по себе еще не является достаточным основанием для признания лица виновным. При наличии обязанности предвидеть последствия (объективный критерий небрежности) необходимо еще установить, что лицо имело реальную возможность в данном конкретном случае предвидеть наступление общественно опасных последствий (субъективный критерий), но эту возможность не реализовало и последствий не избежало.

Субъективный критерий небрежности означает персональную способность лица в конкретной ситуации и с учетом его индивидуальных качеств предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий[18] . Это означает, что возможность предвидения последствия определяется, во-первых, особенностями ситуации, в которой совершается деяние, а во-вторых, индивидуальными качествами виновного. Ситуация не должна быть чрезмерно сложной, чтобы задача предвидеть последствия была в принципе осуществимой. А индивидуальные качества виновного (его физические данные, уровень развития, образование, профессиональный и жизненный опыт, состояние здоровья, степень восприимчивости и т.д.) должны позволять воспринять информацию, вытекающую из обстановки совершения деяния, дать ей правильные оценки и сделать обоснованные выводы. Наличие этих двух предпосылок делает для виновного реально возможным предвидение общественно опасных последствий.

Можно привести следующий пример совершения преступления по небрежности. Распивая спиртные напитки вместе с К., М. поссорился с нею и в тот момент, когда К. поднесла фарфоровую чашку ко рту, чтобы напиться, ударил ее рукой по лицу. Разбившейся чашкой было причинено повреждение глаза, которое само по себе, по оценке экспертизы, явилось средней тяжести вредом здоровью, но повлекло стойкие изменения разреза глаза, которые могут означать неизгладимое обезображение лица. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ изменила приговор суда, которым М. был осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, и квалифицировала действия М. как причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, поскольку, нанося удар по лицу, он не предвидел наступления тяжкого вреда здоровью, хотя должен был и мог предвидеть такие последствия .

Преступления с двумя формами вины.

В подавляющем большинстве случаев преступления совершаются с какой-то одной формой вины. Но иногда законодатель усиливает ответственность за умышленное преступление, если оно по неосторожности причинило последствие, которому придается значение квалифицирующего признака. В таких случаях возможно параллельное существование двух разных форм вины в одном преступлении[19] .

Две формы вины могут параллельно сосуществовать только в квалифицированных составах преступлений: умысел как конструктивный элемент основного состава умышленного преступления и неосторожность в отношении квалифицирующих последствий.

Понятие преступлений с двумя формами вины законодательно закреплено в ст. 27 УК: "Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно".

Своеобразие состава преступления с двумя формами вины состоит в том, что законодатель как бы сливает в один состав два самостоятельных преступления, одно из которых является умышленным, а другое — неосторожным, причем оба могут существовать самостоятельно, но в сочетании друг с другом образуют качественно новое преступление со специфическим субъективным содержанием.

Преступления с двумя формами вины сконструированы по одному из следующих типов[20] .

Первый тип образуют преступления с двумя указанными в законе и имеющими неодинаковое юридическое значение последствиями. Речь идет о квалифицированных видах преступлений, основной состав которых является материальным, а в роли квалифицирующего признака выступает более тяжкое последствие, чем последствие, являющееся обязательным признаком основного состава. Характерно, что квалифицирующее последствие, как правило, заключается в причинении вреда другому, а не тому непосредственному объекту, на который посягает основной вид данного преступления. Так, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 111 УК) имеет объектом здоровье человека, но если оно сопряжено с неосторожным причинением смерти потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК), то объектом этого неосторожного посягательства становится жизнь. Это, а также другие преступления подобной конструкции, например умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия (ч. 2 ст. 167 УК), характеризуются умышленным причинением основного последствия и неосторожным отношением к квалифицирующему последствию.

Второй тип преступлений с двумя формами вины характеризуется неоднородным психическим отношением к действию или бездействию, являющемуся преступным независимо от последствий, и к квалифицирующему последствию. При этом квалифицирующее последствие состоит в причинении вреда, как правило, дополнительному объекту, а не тому, который поставлен под уголовно-правовую охрану нормой, формулирующей основной состав данного преступления. К этому типу относятся квалифицированные виды преступлений, основной состав которых является формальным, а квалифицированный состав включает определенные тяжкие последствия. Они могут указываться в диспозиции в конкретной форме (например, смерть человека при незаконном производстве аборта, при угоне судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава - ч. 3 ст. 123, ч. 2 ст. 211 УК) либо оцениваться с точки зрения тяжести (крупный ущерб, тяжкие последствия). В составах подобного типа умышленное совершение преступного действия (бездействия) сочетается с неосторожным отношением к квалифицирующему последствию.

3. Факультативные признаки субъективной стороны преступления.

В отличие от вины мотив, цель преступления и эмоциональное состояние лица при совершении преступления не являются необходимыми признаками состава преступления. Они включаются законодательством в число признаков не всех, а лишь некоторых преступлений, и в этих случаях они также превращаются в основание уголовной ответственности. Тем не менее, даже не будучи признаками состава преступления, они могут оказывать существенное влияние на назначение наказания, выступая в качестве смягчающих и отягчающих обстоятельств[21] .

мотив и цель преступления.

Психология учитывает, что все действия человека обусловлены определенными мотивами и направлены на определение цели. Правильная оценка любого поведения невозможна без учета его мотивов и целей.

Мотив и цель - это психические явления, которые вместе с виной образуют субъективную сторону преступления. Мотивом преступления называют обусловленные определенными потребностями и интересами внутренние побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствовалось при его совершении[22] .

Цель преступления - это мысленная модель будущего результата, к достижению которого стремится лицо при совершении преступления. Цель преступления возникает на основе преступного мотива, а вместе мотив и цель образуют ту базу, на которой рождается вина как определенная волевая и интеллектуальная деятельность субъекта, связанная с совершением преступления и протекающая в момент его совершения. Общественно опасные последствия преступления охватываются мотивами и целями только в умышленных преступлениях. Поэтому применительно к преступлениям, совершенным по неосторожности, нельзя говорить о преступных мотивах и целях, и законодатель не включает этих признаков в составы неосторожных преступлений.

Для правильной уголовно-правовой оценки большое значение имеет классификация мотивов и целей. Наиболее практически полезной представляется классификация, базирующаяся на моральной и правовой оценках мотивов и целей. С этой точки зрения все мотивы и цели преступлений можно подразделить на две группы: 1) низменные и 2) лишенные низменного содержания.

К низменным следует отнести те мотивы и цели, с которыми УК связывает усиление уголовной ответственности либо в рамках Общей части, оценивая их как обстоятельства, отягчающие наказание, либо в рамках Особенной части, рассматривая их в конкретных составах преступлений как квалифицирующие признаки, либо как признаки, с помощью которых конструируются специальные составы преступлений с усилением наказания по сравнению с более общими составами подобных преступлений. Низменными следует признать такие мотивы, как корыстные (п. «з» ст. 105 УК РФ), хулиганские (п. «п» ст. 105 УК РФ). К низменным целям относятся такие цели, как цель облегчить или скрыть другое преступление, цель использования органов и тканей потерпевшего (п. «м» ст. 105, п. «ж» ст. 111 УК РФ). Прочие мотивы и цели, с которыми Закон не связывает субъективное основание уголовной ответственности или ее усиление, относятся к не имеющим низменного содержания[23] .

Значения мотива и цели преступления следующие:

Во-первых, мотив и цель преступления могут превращаться в обязательные признаки состава преступления, если законодатель вводит их в состав конкретного преступления в качестве необходимого условия уголовной ответственности.

Во-вторых, мотив и цель могут изменять квалификацию, то есть служить признаками, при помощи которых образуется состав того же преступления с отягчающими обстоятельствами.

В-третьих, мотив и цель могут служить обстоятельствами, которые без изменения квалификации смягчают или отягчают наказание, если они не указаны законодателем при описании основного состава преступления и не предусмотрены в качестве квалификационных признаков.

Мотивы и цели преступления могут в отдельных случаях служить исключительно смягчающими обстоятельствами и в этом качестве обосновать назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление санкцией нормы Особенной части УКРФ (статья 64 УК РФ),либо лечь в основу решения об освобождении от уголовной ответственности или от наказания.

Эмоции.

Эмоции - это испытываемые человеком переживания по поводу собственного состояния, совершаемого деяния или событий окружающей действительности[24] . Они не являются источником действий человека непосредственно, но они придают психическим процессам особый фон, способствуют возникновению мотива, ориентируют человека на постановку определенной цели. Эмоции характеризуются различной степенью интенсивности, напряженности. Интенсивность эмоциональных реакций и степень их влияния на психологическую деятельность человека выражается через такие понятия как эмоциональный отклик, эмоциональная вспышка, аффект.

Эмоциональный отклик - распространенная реакция на сложившуюся или ожидаемую ситуацию в обыденной жизни. Влияние этой реакции на эмоциональное состояние человека невелико[25] .

Эмоциональная вспышка - это реакция по своей напряженности значительно сильнее отклика и способна воздействовать на эмоциональное состояние, хотя и не приводит к утрате контроля над собой.

В отличие от эмоционального отклика и вспышки аффект - это чрезвычайно сильное, бурно протекающее, кратковременное эмоциональное возбуждение взрывного характера, которое находит разрядку в действии при ослабленном волевом контроле либо полном его отсутствии.

Ослабление волевого контроля и торможение интеллектуального процесса характерны для физиологического аффекта, при котором сознательное поведение лица дезорганизуется, но не исключается полностью. Действия, совершаемые в состоянии физиологического аффекта считаются, признаются преступлением.

Патологический аффект заключает в себе эмоциональный заряд такой силы, взрыв которого полностью помрачает сознание и порождает неуправляемое импульсивное действие. На этом основании патологический аффект исключает уголовную ответственность (статья 21 УК).

Эмоции также, как и другие составные преступления, входят в предмет доказывания по уголовному делу и подлежат установлению в ходе судебного разбирательства. Они устанавливаются путем оценки всех фактических данных, указывающих на психическое состояние, в котором находилось лицо, совершившее преступление.

Заключение.

Проделав данную работу можно сделать следующие выводы:

Субъективная сторона — это элемент состава преступления, дающий представление о внутренних психических процессах, происходящих в сознании и воле лица, совершающего преступление.

Вина составляет ядро субъективной стороны преступления, это обязательный признак любого преступления. Вина- психическое отношение лица к совершаемому им общественно-опасному деянию. Лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно-опасные деяния и наступившие общественно-опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

Выделяют 2 формы вины: умысел и неосторожность. В свою очередь умысел бывает прямым и косвенным, неосторожность — в виде легкомыслия и небрежности.

В некоторых случаях законодатель усиливает ответственность за умышленное преступление, если оно по неосторожности причинило последствие, которому придается значение квалифицирующего признака. В таких случаях возможно параллельное существование двух разных форм вины в одном преступлении.

Однако российское уголовное право не ограничивается принципом виновной ответственности, не стоит на позиции субъективного вменения. Это означает, что при решении вопроса об уголовной ответственности и наказании лица, совершившего преступление, принимается во внимание не только виновное отношение лица к совершенному общественно-опасному деянию (действию или бездействию) и его последствиям, но учитываются и другие элементы субъективной стороны преступления - его мотивы, цели и эмоциональное состояние в момент совершения преступления.

Мотивом преступления называют обусловленные определенными потребностями и интересами внутренние побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствовалось при его совершении.

Цель преступления - это мысленная модель будущего результата, к достижению которого стремится лицо при совершении преступления.

Эмоции - это испытываемые человеком переживания по поводу собственного состояния, совершаемого деяния или событий окружающей действительности.

Необходимо отметить, что для следственной и судебной практики из всех элементов состава преступления наиболее сложной для установления и доказывания является именно субъективная сторона. Это вполне понятно, так как проникнуть в мысли, намерения, желания и чувства лица, совершившего преступление, гораздо труднее, чем установить объективные обстоятельства.

Поэтому не может и не должно быть какого-то общего подхода к установлению психического отношения лица к совершенному им общественно опасному деянию и его последствиям, к установлению мотивов и целей данного деяния.

Список источников и литературы.

Нормативно-правовые акты:

1.Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 год// Российская газета.-25.12.1993.-№237.

2.Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 года №64-ФЗ// Российская газета.-18.07.2001.-№243.

Литература:

1.Васецов А.И. Квалифицирующее значение субъективной стороны состава преступления // Российская юстиция.-2006.-№5.-С.73.

2. Ветрова Н.И., Ляпунова Ю.Л. Уголовное право. Общая часть.– М.: Новый Юрист. КноРУс, 2005.-С.540.

3. Дагель П.С. Субъективная сторона преступления и ее установление. - М.: Юрид. Лит., 2005.-С.635.

4. Дагель П.С. Неосторожность: уголовно-правовые и криминологические проблемы. - М.: Юрид. Лит., 2007. -С.575.

5. Здравомыслов Б.В. Уголовное право России. Общая часть. -М.: Юристъ, 2006.-С.714.

6.Исталин А.Ф. Общая часть уголовного права.-М.: Юристъ, 2007.-С.683.

7.Кадникова Н.Г. Уголовное право. Общая и особенная части.-М.: Городец, 2006.- С. 820.

8.Козаченко И.Я., Незнамова З.А.Уголовное право.Общая часть.-М.:ИНФРА-М,2008.-С.516.

9.Кудрявцева В.Н., Лунива В.В., Наумова А.В. Уголовное право России. Общая часть.-М.: Юристъ,2004.- С.523.

10.Прохоров В.С. Преступление и ответственность.-М.: Право и Закон,2008.-С.428.

11. Смирнов В.П. Умысел как форма вины // Российская юстиция.-2003.-№3.-С.85.

12.Суханов Е. А. Уголовное право России. Учебник в 2т. Т. 2.- М.: БЕК, 2007.-С.476.


[1] Здравомыслов Б.В. Уголовное право России. Общая часть. -М.: Юристъ, 2006.-С.224.

[2] Васецов А.И. Квалифицирующее значение субъективной стороны состава преступления // Российская юстиция.-2006.-№5.-С.73.

[3] Ветрова Н.И., Ляпунова Ю.Л. Уголовное право. Общая часть.– М.: Новый Юрист. КноРУс, 2005.-С.249.

[4] Исталин А.Ф. Общая часть уголовного права.-М.: Юрист, 2007.-С.412.

[5] Здравомыслов Б.В. Уголовное право России. Общая часть. -М.: Юристъ, 2006.-С.246.

[6] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 года №64-ФЗ// Российская газета.-18.07.2001.-№243.

[7] Кудрявцева В.Н., Лунива В.В., Наумова А.В. Уголовное право России. Общая часть.-М.: Юристъ,2004.- С.243

[8] Смирнов К.П. Умысел как форма вины // Российская юстиция.-2003.-№3.-С.35.

[9] Исталин А.Ф. Общая часть уголовного права.-М.: Юрист, 2007.-С.478.

[10] Смирнов К.П. Умысел как форма вины // Российская юстиция.-2003.-№3.-С.39.

[11] Кудрявцева В.Н., Лунива В.В., Наумова А.В. Уголовное право России. Общая часть.-М.: Юристъ,2004.- С.296.

[12] Дагель П.С. Неосторожность: уголовно-правовые и криминологические проблемы. - М.: Юрид. Лит., 2007. -С.176.

[13] Кадникова Н.Г. Уголовное право. Общая и особенная части.-М.: Городец, 2006.- С. 340.

[14] Сергеев А.П., Толстой Ю.К. Уголовное право России - М.: БЕК, 2006.-С.523.

[15] Козаченко И.Я., Незнамова З.А.Уголовное право.Общая часть.-М.:ИНФРА-М,2008.-С.127.

[16] Дагель П.С. Неосторожность: уголовно-правовые и криминологические проблемы. - М.: Юрид. Лит., 2007. -С.241.

[17] Суханов Е. А. Уголовное право России. Учебник в 2т. Т. 2.- М.: БЕК, 2007.-С.376.

[18] Кадникова Н.Г. Уголовное право. Общая и особенная части.-М.: Городец, 2006.- С. 365.

[19] Козаченко И.Я., Незнамова З.А.Уголовное право.Общая часть.-М.:ИНФРА-М,2008.-С.230.

[20] Дагель П.С. Субъективная сторона преступления и ее установление. - М.:Юрид. Лит., 2005. С.283.

[21] Прохоров В.С. Преступление и ответственность.-М.: Право и Закон,2008.-С.147.

[22] Дагель П.С. Субъективная сторона преступления и ее установление. - М.:Юрид. Лит., 2005.-С.316.

[23] Ветрова Н.И., Ляпунова Ю.Л. Уголовное право. Общая часть.– М.: Новый Юрист. КноРУс, 2005.-С.287.

[24] Кадникова Н.Г. Уголовное право. Общая и особенная части.-М.: Городец, 2006.- С. 396.

[25] Козаченко И.Я., Незнамова З.А.Уголовное право.Общая часть.-М.:ИНФРА-М, 2008.-С.341.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий