Доказательства в гражданском процессе 7 (стр. 1 из 2)

ГЛАВА I Свидетельские показания в гражданском процессе

1.1. Доказательства в гражданском процессе

Как известно, в ходе всякой человеческой деятельности приобрета­ется некая определенная сумма знаний. Знание, получаемое в рамках гражданского судопроизводства, как и в других областях человеческо­го функционирования, является результатом познания. Проблема су­дебного познания заключается в его характере, особенностях и формах, а также в соотношении с судебным доказыванием.

В течение длительного времени судебное познание трактовали как звено научного познания, его разновидность, поскольку познава­тельные механизмы, происходящие в суде, полностью соответству­ют научным стандартам, резко отличающимся от обыденных. Высказывалось также мнение о специфичности и са­мостоятельности судебного познавательного процесса. Обосновыва­лось это тем, что судебное познание сугубо преднамеренно, в нем заранее установлен круг фактов, подлежащих исследованию, оно не претендует на раскрытие всеобщих закономерностей[1] .

Восприятие судей, как и любого человека, являет собой биологиче­ское устройство воспроизведения действительности в том виде, в ка­ком она существует фактически. Однако это не дает право заявить о полной научности познавательной судебной деятельности по следую­щим причинам. Во-первых, действия суда, как специального государ­ственного органа, занимающегося отправлением правосудия, построе­ны с целью обеспечить объем знаний, который ведет к быстрому и пра­вильному разрешению правового конфликта и не более, для чего зако­нодатель четко предусмотрел временные рамки познавательных мероприятий1 .

Во-вторых, познавательное отношение не может быть реализовано без согласия на то заинтересованных лиц и проходит при соблюдении единой процессуальной формы, в условиях существова­ния процессуальных фикций и презумпций, что обусловливает ту или иную степень вероятности познания. В-третьих, объектом исследова­ния здесь являются правоотношения, права и обязанности сторон, зна­ния о которых постигаются посредством юридически значимых фак­тов, т.е. познание в суде по сути сугубо фактическое, что сужает объем познаваемого. В-четвертых, для связи структуры «субъект-объект» ис­пользуются своеобразные способы, средства и юридический инстру­ментарий. И главное — особую организацию подчеркивает цель, яв­ляющаяся соединительным звеном между описанными элементами.

Правильное решение вопроса о соотношении судебного познания и судебного доказывания видится не в их противопоставлении, а в изуче­нии взаимосвязи2 .

Следует учесть, что как любое иное познание, судеб­ный познавательный процесс заключает в себе две основные формы: непосредственную и опосредованную. Непосредственная форма по­знания имеет место при восприятии судом и участвующими в деле ли­цами фактов-состояний (например, размер помещения) и средств до­казывания (вещественные, письменные доказательства)3 .

Судебное доказывание является сложным правовым образованием, исходя из чего различают его элементы. М.К. Треушников полагает, что доказывание слагается из утверждения о фактах, указания заинтересо­ванных лиц на доказательства, их представления, истребования, иссле­дования и оценки1 .

И.В. Решетникова говорит о стадиях доказывания. Например, в стадии доказывания в ходе подготовки дела к судебному разбирательству присутствуют такие действия, как выявление, собира­ние доказательств и их представление в суд, здесь же идет предваритель­ная оценка материала; в стадии рассмотрения дела исследуются доказательства, но могут быть собраны и оценены иные доказательства; выне­сение решения сопровождается окончательной оценкой, в которой уча­ствуют все без исключения субъекты доказывания, в том числе суд2 .

Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы, вследствие чего положить их в основу судебного решения нельзя, что прямо запрещает ч. 2 ст. 50 Конституции РФ и ч. 2 ст. 5. ГПК. При этом необходимо иметь в виду постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995г. № 8. «О некоторых вопроса применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»3 , п. 16 которого гласит, что при отправления правосудия не допускается использование доказательств, приобретенных с нарушением федерального закона.

В ГПК РФ понятие доказательств определяется через «сведения по фактах», что явилось результатом продолжительной дискуссии в науке гражданского процессуального права относительного того, как еле дует интерпретировать доказательства. Ряд авторов полагал, что доказательства есть не что иное, как факты, полученные из предусмотрен иных законом источников и установленным законом способом, которые находятся с искомыми обстоятельствами в строго определенной связи1 .

В связи с изложенным аргументированные нарекания вызывала ст. 49 ГПК РСФСР, содержавшая тезис о доказательствах как любых фактических данных, что ставило знак равенства между доказательст­вами и фактами.

Анализ доказательств только с помощью средств доказывания зна­чительно обедняет их понятие: внимание концентрируется лишь на их форме. Кроме того, суд может воспринимать факты лично и непосред­ственно, если они существуют на момент рассмотрения дела, например путем осмотра на месте.

Наиболее обоснованной представляется точка зрения, согласно ко­торой доказательства представляют собой сложную юридическую кон­струкцию, указывающую на единство и взаимосвязь содержания и формы судебных доказательств. Доказательства — сведения о фактах, но не сами факты, ведь суд использует не обстоятельства, а информа­цию о них. Одновременно источником получения информации, ее но­сителем служат конкретные средства доказывания: объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные до­казательства, аудио- и видеозаписи, а также заключения экспертов. Именно поэтому в последнее время в процессуальной теории при опре­делении понятия судебных доказательств широко употребляют равно-порядковые термины «сведения» и «информация», со ссылками на Федеральный закон от 20 февраля 1995г. № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации»2 , который раскрывает ин­формацию через сведения о лицах, предметах, фактах и явлениях3 .

Классификация судебных доказательств осуществляется по раз­личным основаниям. По характеру связи с искомыми обстоятельствами доказательства подразделяются на прямые и косвенные. Прямые доказательства непосредственно взаимосвязаны с фактами граждан­ского дела, опровергая или подтверждая их. Например, в порядке под­готовки к судебному разбирательству дела о признании гражданина недееспособным суд назначает судебно-психиатрическую экспертизу. В этом случае прямым доказательством наличия у лица психического расстройства является соответствующее заключение эксперта. Кос­венные доказательства, напротив, прямо не указывают на тот или иной факт, но их присутствие позволяет суду выстроить цепь логических выводов по поводу искомого обстоятельства. Данные выводы во мно­гом вероятны, поэтому судебному органу необходима совокупность косвенных доказательств, не противоречащих друг другу, а решение, основанное только на косвенном доказательственном материале, может быть отменено по мотивам необоснованности.

Некоторые авторы дополнительно выделяют смешанные доказа­тельства. С.В. Курылев указывает, что смешанные доказательства из­влекаются судом из двух источников формирования: личного и вещественного. Если последние образуются целиком или в основной части до суда и вне процессуальной формы, то смешанные формируются в суде и в зависимости от его воли. В связи с этим анализировалось заключение эксперта, которое, с одной стороны, содержит ответы экспер­та о фактах, а с другой, - источником этих фактов служат предметы, исследуемые экспертом1 .

Помимо вышеперечисленных классификационных групп, изоли­рованно выделяют необходимые доказательства. Дело в том, что по каждой правовой коллизии имеются такие доказательства, без кото­рых не представляется возможным вынести судебный правопримени­тельный акт. Деятельность суда настолько детерминирована этими до­казательствами, что орган правосудия в любом случае обязан их полу­чить от участников гражданского судопроизводства. Необходимые до­казательства в каждом случае определяются судом, опираясь на нормы материального права. Так, в ходе рассмотрения спора о признании не­действительным договора купли-продажи автомобиля суду, по мень­шей мере, необходимы: документы, подтверждающие заключение до­говора купли-продажи автомобиля, копия технического паспорта, ко­пия свидетельства о регистрации транспортного средства, документа­ция о стоимости вещи, если ее нельзя вернуть в натуре1 .

Иногда необходимые доказательства очерчиваются в процессуаль­ных нормативно-правовых предписаниях, в частности, ст. 271 ГПК подчеркивает, что к заявлению об усыновлении должны быть приложены: копия свидетельства о рождении усыновителя (при усы­новлении ребенка лицом, не состоящим в браке), копия свидетельства о браке усыновителей (при усыновлении ребенка лицами, состоящими в браке), медицинское заключение о состоянии здоровья усыновите­лей, справка с места работы о занимаемой должности и заработной пла­те либо копия декларации о доходах и другие документы2 .


Литература

Нормативно-правовые источники

Конституция РФ от 12 декабря 1993 г1 .

Гражданский кодекс РФ от 30 ноября 1994 г.

Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г.


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.