регистрация / вход

Правовое регулирование банковской деятельности 2

ОГЛАВЛЕНИЕ Введение 3 1. Глава 1. Общая характеристика государственно-правового регулирования банковской деятельности в России. 1.1. Понятие государственно-правового регулирования банковской деятельности. 4

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3

1. Глава 1. Общая характеристика государственно-правового регулирования банковской деятельности в России.

1.1. Понятие государственно-правового регулирования банковской деятельности. 4

1.2. Законодательство о правовом регулировании банковской деятельности. 9

1.3. Особенности правового статуса Центрального Банка РФ. 15

2. Глава 2. Особенности государственно-правового регулирования банковской деятельности.

2.1. Лицензирование и регистрация деятельности коммерческих банков. 30

2.2. Контроль и надзор Центрального Банка за деятельностью коммерческих банков. 37

2.3. Доступ к сведениям, составляющим банковскую тайну.

3. Выводы. Пути совершенствования регулирования банковской деятельности.

Заключение

Введение

После встречи 24 марта 2005 г. бизнесменов и банкиров с Владимиром Путиным Ассоциация российских банков публично выступила против существующей системы банковского регулирования, центральное место в которой занимают инструкции Центробанка. «Основной массив отношений в банковской сфере регулируется подзаконными актами Банка России, что вступает в противоречие с Конституцией РФ[1] «, - говорится в распространенном пресс-релизе АРБ. Ассоциации «представляется необходимым существенное увеличение доли законодательного регулирования банковской деятельности за счет снижения доли подзаконного регулирования[2] «. Для этого АРБ предлагает написать Банковский кодекс РФ, разработкой которого займется ее рабочая группа во главе с председателем совета директоров банка «Губернский», в прошлом главой экономического управления кремлевской администрации Антоном Даниловым-Данильяном.

Необходимо перевести максимальный массив регулирования на законодательный уровень, чтобы минимизировать возможность волюнтаризма или отраслевого толкования и принятия ряда нормативных актов. Процесс кодификации начинать необходимо, поскольку объем законодательных актов, регулирующих банковскую деятельность, значительно расширился, и сейчас важно, чтобы между разными законами и нормативными актами в этой сфере не было бы коллизий. Президент Ассоциации региональных банков России Александр Мурычев встречались вместе с группой российских бизнесменов с Владимиром Путиным и, судя по всему, убедили его в необходимости скорректировать правила игры. По словам одного из участников встречи, была даже достигнута договоренность о проведении в будущем дискуссию конкретно по вопросам банковского сектора и финансовых рынков. С одной стороны, банки регулируются Центральным банком, а с другой - целый ряд полномочий в этой сфере есть даже у МВД. Помимо нормативных актов и банковских законов бизнес (в части борьбы с отмыванием преступных доходов) регулируется, например, уголовно-процессуальный кодексом[3] , и не эффективно.

В законе[4] о ЦБ РФ говорится, что Банк России тесно взаимодействует с кредитными организациями и их ассоциациями, проводит с ними консультации перед принятием важных решений нормативного характера. Для этой цели могут создаваться действующие на общественных началах комитеты и рабочие группы. Однако, как показывает опыт банков, эти важные положения не выполняются, что негативно отражается на качестве нормативных документов и, следовательно, регулировании банковской деятельности в целом. Отдельные положения принятых ЦБ РФ новых нормативных документов по банковскому надзору и регулированию недостаточно обоснованы и встретили возражение банков.

В прессе встречаются мнения экспертов, что создать единый Банковский кодекс пока «мешает качество банковского законодательства», к тому же предложение о создании кодекса выдвигалось и ранее, но не было поддержано банковским сообществом.

Глава 1. Общая характеристика государственно-правового регулирования банковской деятельности

1.1 Понятие государственно-правового регулирования банковской деятельности

Интересы общества в целом формируются исключительно общественно-экономическими условиями и соответствующими им потребностями. Интересы организаций формируются не только под воздействием этих объективных факторов, но и под воздействием субъективных факторов: воли законодателя и деятельности государственных органов в экономической области. Для формирования объективных и субъективных интересов организаций существенное значение имеют те материальные условия, в которые их ставит государство в целях реализации общественных интересов. Разумеется, при этом следует учитывать, что в любом государстве действуют объективные экономические законы, однако государство своей деятельностью может способствовать или препятствовать их проявлению.

Рассматривая вопрос, что регулирует право, необходимо выделить два подхода к определению понятия предмета (объекта) правового регулирования и, соответственно, понятия самого правового регулирования: общефилософский (теория «объекта-действия») и специально-юридический (теория «объекта-отношения»).

Сторонники общефилософского подхода основывают свою позицию на анализе философской категории «отношение», которая является родовой по отношению к категории «общественное отношение». С этой точки зрения общественные отношения представляют собой частный случай специфического проявления всеобщей связи между явлениями объективной действительности.

Правовые отношения являются, в свою очередь, разновидностью общественных отношений. Поэтому правоотношение, как и любое общественное отношение (и отношение вообще), не должно содержать внутри себя никаких компонентов (имеются в виду элементы правоотношения, выделяемые при специально-юридическом подходе). При этом понятия «поведение» и «общественные отношения» четко разграничиваются.

Согласно данному подходу[5] , суть правового регулирования заключается в установлении целесообразных отношений между субъектами в определенной социальной сфере через предоставление им субъективных юридических прав и возложение субъективных юридических обязанностей с тем, чтобы вызвать нужное поведение.

Необходимо обратить внимание на то, что в философии и психологии деятельность человека понимается достаточно широко и охватывает в том числе и внутреннюю, мыслительную деятельность. В юриспруденции понятие «поведения» ограничивается деяниями, выраженными вовне (действиями, бездействием, вербальным поведением, т. е. словесно).

Следовательно, правоотношение при таком подходе - это не общественное отношение, урегулированное нормами права (как это чаще всего определяется при специально-юридическом подходе), а самостоятельное общественное отношение, субъектов которого связывают или ставят в правовую зависимость юридические права и обязанности и которое оказывает регулирующее воздействие на поведение людей отдельно или во взаимодействии с иной общественной структурой.

Согласно описанному подходу[6] , право вообще не регулирует общественных отношений: оно регулирует поведение. И делается это через внедрение правовых отношений в определенную сферу человеческой деятельности, через наполнение последней правовыми связями и зависимостями, где правовая структура действует наряду с иной социальной структурой, имеющейся в данной сфере, совместно влияя на поведение людей. Право не может превращать общественные отношения в правовые, делать их правоотношениями: правовые связи лишь подключаются к иным общественным отношениям в обоюдном воздействии на регулируемое поведение.

Суть господствующего в настоящее время специально-юридического подхода[7] заключается в том, что предметом (объектом) правового регулирования признаются общественные отношения, акты волевого поведения людей ‑ участников общественных отношений, на которые воздействует право.

При этом общественные отношения как вид отношений отличают следующие моменты: 1) это отношения между людьми; 2) это отношения, тесно связанные с поведением (деятельностью) людей.

Существенная особенность регулируемых правом общественных отношений заключается в том, что они могут быть предметом (объектом) правового регулирования лишь постольку, поскольку выступают в качестве волевых отношений. При этом обнаруживается важная закономерность: воздействие права на общественную жизнь тем значительнее, чем сильнее правовые формы оказывают стимулирующее или «обязывающее» влияние на волю и сознание людей.

Таким образом, в качестве непосредственного объекта правового регулирования выступает волевое поведение участников общественных отношений, через которое только и можно осуществлять стимулирование или принуждение[8] .

Право при этом способно воздействовать на различные уровни поведения людей и их коллективов. Можно выделить следующие три уровня поведения: 1) действия, 2) операции, 3) деятельность. Причем с каждым из указанных уровней поведения, как правило, сопряжен соответствующий элемент системы права: действие ‑ предмет регулирования отдельных норм; операция как определенная последовательность действий ‑ предмет регулирования совокупности норм, выделяемых только по целевому признаку; деятельность как система постоянных, целенаправленных действий‑ предмет регулирования уже целой системы норм, характеризующейся внутренним единством, т. к. эти нормы охватывают определенный вид социальной деятельности и все возникающие при этом отношения.

Соответственно в рамках специально-юридического подхода правовое регулирование определяется как осуществляемое при помощи системы правовых средств (юридических норм, правоотношений, индивидуальных предписаний и др.) результативное, нормативно ‑ организационное воздействие на общественные отношения в целях их упорядочения, охраны, развития в соответствии с общественными потребностями.

Исходя из этого, можно выделить два отличительных признака правового регулирования.

Во-первых, оно представляет собой целенаправленное, нормативно-организационное опосредствование общественных отношений государством.

Во-вторых, оно осуществляется при помощи целостной системы средств, обеспечивающих достижение необходимых целей (результатов), которые ставил законодатель, издавая юридические нормы.

Учитывая то, что общественное отношение всегда тесно связано с поведением (деятельностью) людей, при определении предмета (объекта) правового регулирования в прикладном значении понятие «общественные отношения» и понятие «деятельность» в смысле поведения (системы действий) в определенной сфере этих отношений можно рассматривать как тождественные.

Содержание правового регулирования[9] (т. е. выбор способов, типов, методов правового регулирования) зависит, прежде всего, от вида (характера) предмета (объекта) правового регулирования. Те или иные виды общественных отношений (виды деятельности) способны «принимать» правовое регулирование не вообще, а только в определенном наборе приемов воздействия. Именно это обстоятельство предопределяет построение системы права.

Правовое регулирование не способно менять потребности субъектов общественных отношений (деятельности) коренным образом. Однако эти потребности напрямую зависят от условий деятельности данных субъектов, которые определяются с помощью правового регулирования. Тем самым право оказывает воздействие на формирование потребностей и соответствующих интересов не прямыми предписаниями об их возникновении, а опосредствованно ‑ через воздействие на материальные условия существования и деятельности.

С помощью формирования определенных условий деятельности субъектов общественных отношений (деятельности) возможно также способствовать возникновению и закреплению у них таких интересов, которые соответствуют интересам всего общества. В частности, установление понятной, экономически обоснованной системы налогообложения, с жестким порядком контроля за правильностью и своевременностью уплаты налогов и строгой ответственностью создает такую ситуацию, в которой налоги выгоднее платить в полном объеме и своевременно.

Понятно, что в силу действия объективных законов развития общества возможности воздействовать на коренные интересы весьма ограничены, но полностью их отрицать нельзя. Гораздо более обширной является возможность воздействия на текущие интересы, приводящие к реализации коренных интересов. В частности, установление юридических санкций оказывает на участников общественных отношений (деятельности) стимулирующее воздействие и создает у них интерес надлежащего исполнения обязательств, например, договорных.

1.2 Законодательство о правовом регулировании банковской деятельности

Законодательство о правовом регулировании банковской деятельности традиционно разделяется[10] на 4 вида:

· специальное законодательство;

· смешанное законодательство;

· отчетное законодательство;

· налоговое законодательство;

В рамках данной работы рассматривается специальное, смешанное и отчетное законодательство.

Группа специального банковского законодательства зиждется (как, впрочем, и остальные группы) на двух «основных» законах: Законе РФ «О Центральном Банке РФ (Банке России)»[11] и Законе РФ «О банках и банковской деятельности»[12] . Оба они выходили и изменялись почти одновременно, что лишний раз подчеркивает их общую фундаментальность. Эти документы охватывают всю сферу деятельности, допустимую для банков, описывают общую структуру создания, функционирования, регулирования и реформирования денежно-кредитной системы России. Управляет, направляет и контролирует текущее состояние этого процесса Центральный банк Российской Федерации.

Уполномоченный государством в ранге министерства, этот банк (непосредственно, либо через свои представительства на местах), в целях осуществления своих функций регулирования и контроля, выпускает собственные подзаконные акты: письма, телеграммы, разъяснения и прочее.

Система законодательных актов специального банковского направления создается исключительно Центральным банком России и регламентирует осуществление кредитными учреждениями только банковских операций.

Кроме прямых банковских операций (абзац 1 главы 5 Закона РФ «О банках...») кредитные учреждения имеют право осуществлять деятельность, совершая и иные сделки (описанные в той же главе).

Эта область коммерческой деятельности банков регламентируется еще большим количеством законов и подзаконных актов. Это - группа смешанного законодательства.

Она характерна тем, что сделки, осуществляемые в пределах документов этой группы, могут совершать не только банки, но и иные организации. Часть этой деятельности осуществляется свободно, часть же - при наличии соответствующей лицензии (например, лизинговая деятельность осуществляется по лицензии Министерства экономики РФ).

Законодательные акты этой группы выпускаются многими министерствами и ведомствами государства[13] , в том числе и Центральным Банком, поэтому они относятся к смешанному законодательству.

Ключевым элементом пруденциального[14] банковского регулирования выступает установление экономических нормативов[15] деятельности банков и иных кредитных организаций, позволяющих обеспечить их стабильное и надежное функционирование в интересах государства и вкладчиков. Среди общего числа экономических нормативов наиболее важные - норматив достаточности капитала и норматив крупных кредитных рисков[16] .

Термин «достаточность капитала» (capital adequacy) отражает общую оценку надежности банка, степень его подверженности риску и выражается в процентном соотношении капитала банка к сумме его активов, взвешенных по степени риска. В банковском праве выделяются два аспекта достаточности капитала: статический и динамический. Статический аспект предполагает установление фиксированной минимальной величины уставного капитала; динамический аспект представлен формулой, получившей название «коэффициент Кука»[17] и выражающей отношение капитала банка к активам, взвешенным по степени риска.

Норматив крупных кредитных рисков (large exposures) применяется в том случае, когда в деятельности банка возникает сильная концентрация рисков, связанная, например, с широкомасштабным кредитованием одного заемщика или группы аффилированных заемщиков.

Европейское банковское право[18] выработало и закрепило вышеупомянутые нормативы в ряде директив Европейских Сообществ. Вторая банковская директива ЕС установила минимальный размер собственных средств (капитала) кредитной организации для получения лицензий и ведения банковских операций не менее 5 млн. ЕВРО.

Аналогичные нормативы установлены в российском банковском законодательстве[19] . Например, установлены[20] следующие требования к минимальному размеру уставного капитала, необходимого для создания кредитной организации, и минимальному размеру собственных средств (капитала) банка, ходатайствующего о получении Генеральной лицензии на осуществление банковских операций:

1) минимальный размер уставного капитала создаваемого банка, за исключением дочернего банка иностранного банка, должен быть не менее суммы, эквивалентной 5 млн. ЕВРО;

2) минимальный размер уставного капитала, создаваемой небанковской кредитной организации, за исключением дочерней небанковской кредитной организации иностранного банка, должен быть не менее суммы, эквивалентной 500 тыс. ЕВРО;

3) минимальный размер уставного капитала создаваемой дочерней кредитной организации иностранного банка должен быть не менее суммы, эквивалентной 10 млн. ЕВРО;

4) минимальный размер собственных средств (капитала) банка, ходатайствующего о получении Генеральной лицензии на осуществление банковских операций.

Принцип консолидированного надзора детально разработан в Директиве ЕС от 6 апреля 1992 г. «О надзоре за кредитными организациями на консолидированной основе»[21] , которая заменила директиву с аналогичным названием от 13 июня 1983 г. Новая директива устанавливает, что, если большая часть операций кредитной организации сосредоточена за пределами государства происхождения, то надзорную функцию должны выполнять компетентные органы того государства, где сосредоточен основной массив таких операций.

В соответствии с Директивой ЕС от 6 апреля 1992 г. консолидированный надзор охватывает те банковские группы, в которых материнская компания представлена в виде финансового холдинга, включающего в свой состав в качестве дочерних структур главным образом кредитные или финансовые организации, либо в виде смешанного холдинга, включающего в свой состав по крайней мере одну кредитную организацию в качестве дочерней структуры[22] . Таким образом, небанковский холдинг с входящими в его состав кредитными организациями в качестве дочерних структур, будет охвачен пруденциальным банковским надзором.

Кредитные и финансовые организации, входящие в структуру холдинга, во главе которого в качестве материнской структуры находится кредитная организация, подлежат консолидированному надзору со стороны органов того государства, на территории которого лицензирована материнская компания. Когда же материнской структурой выступают финансовый или смешанный холдинги, не являющиеся кредитными организациями, то консолидированный надзор за кредитными организациями, выступающими в качестве дочерних структур, будет осуществляться органами тех государств, где они лицензированы[23] . Если рассматривать требования Директивы ЕС от 6 апреля 1992 г. в контексте Второй банковской директивы, то сочетание их действия приведет к тому, что компетентным органом, осуществляющим консолидированный надзор, будет являться орган государства происхождения кредитной организации, стоящей во главе банковской группы или входящей в ее структуру[24] .

Консолидированный надзор за деятельностью кредитных организаций осуществляется Банком России на основании Положения ЦБ РФ от 12 мая 1998 г. N 29-П «О консолидированной отчетности кредитных организаций» (в ред. от 23 мая 2000 г.)*(19). Под консолидированной отчетностью понимается отчетность о состоянии требований и обязательств, собственных средств (чистых активов), финансовых результатов консолидированной (банковской) группы. Консолидированная отчетность составляется в целях установления характера влияния на финансовое состояние кредитных организаций их вложений в капиталы других юридических лиц, операций и сделок с этими юридическими лицами, возможностей управлять их деятельностью, а также в целях определения совокупной величины рисков и собственных средств (чистых активов) консолидированной (банковской) группы (п.1.1-1.2).

Консолидированная (банковская) группа (далее по тексту - группа) - это совокупность юридических лиц, включающая головную кредитную организацию и участников группы, связь которых между собой соответствует определенным критериям. Кредитная организация признается головной в составе группы (далее по тексту - головная кредитная организация) в случае, если по отношению хотя бы к одному юридическому лицу она:

1) является основным или преобладающим обществом в соответствии с положениями Гражданского Кодекса РФ, и (или)

2) в силу права собственности на акции (доли), приобретенные с целью инвестирования, или в силу договора (в том числе доверительного управления имуществом, агентского договора, договора поручения, договора о совместной деятельности) имеет возможность:

· оказывать решающее воздействие на назначение единоличного исполнительного органа организации;

· оказывать решающее воздействие на избрание более трети членов коллегиального исполнительного органа и (или) Совета директоров;

· определять условия ведения предпринимательской деятельности организации;

· осуществлять полномочия исполнительного органа организации;

· владеть не менее 5% общего количества голосов, которыми в соответствии с учредительными документами организации принимаются решения на общем собрании учредителей (участников), при условии, что трое наиболее крупных по удельному весу в капитале учредителей (участников), не являющиеся участниками группы, в сумме владеют меньшим количеством голосов и ни одна другая организация, не являющаяся участником группы, или физическое лицо не обладают правами по отношению к участнику группы, из числа вышеперечисленных прав.

1.3 Особенности правового статуса Центрального банка РФ

Полномочия занимают центральное место в правовом статусе любого субъекта и Центральный банк РФ также не является исключением. Полномочия чаще всего рассматривают как систему прав и обязанностей. Права — это возможность выбора вида и меры поведения, а обязанности — это требования ответственного следования должному поведению.

Права и обязанности Банка России находятся в тесной взаимосвязи и направлены на реализацию стоящих перед ним целей. Банк России должен наделяться такими правами, которые позволяли бы ему эффективно выполнять возложенные на него обязанности[25] .

Согласно п. «ж» ст. 71 Конституции РФ вопросы финансового, валютного регулирования, денежная эмиссия, федеральные банки относятся к исключительному ведению Российской Федерации. Это означает, что полномочиями по регулированию этих вопросов обладают только органы федеральной власти, но не органы государственной власти субъектов РФ или органы местного самоуправления[26] . Данный пункт Конституции РФ в значительной степени производен от ст. 8 Конституции РФ, гарантирующей единство экономического пространства и свободное перемещение финансовых средств. Передача Российской Федерации вопросов финансового, валютного регулирования и денежной эмиссии как предметов исключительного ведения связано с реализацией экономических основ конституционного строя и, прежде всего, принципа единства экономического пространства. Полномочия Банка России, наделенного полномочиями в области финансового, валютного регулирования и денежной эмиссии, также должны быть реализованы в свете единого экономического пространства и свободного перемещения финансовых средств.[27]

Согласно ст. 1 Федерального закона о Центральном банке РФ полномочия Банка России установлены только Конституцией РФ и федеральными законами, подзаконные нормативные акты не могут регулировать полномочия Банка России. Поэтому Президент РФ, Правительство РФ и Банк России не могут принимать нормативные акты, устанавливающие, изменяющие или прекращающие полномочия Банка России.

Так как Конституция РФ носит учредительный характер, она закрепляет лишь конституционные основы статуса Банка России и, в том числе, конституционные основы регулирования его полномочий, но подробное закрепление полномочия Банка России находят в федеральных законах.

Полномочия Центрального банка РФ вытекают из его правового статуса, во-первых, как органа государства, а во-вторых, как юридического лица. Как те, так и другие полномочия Банка России должны быть направлены на выполнение его функций.

В зависимости от содержания полномочия Банка России можно рассмотреть как публичные и частные. Публичные полномочия Банка России непосредственно направлены на выполнение функций Банка России как государственного органа и являются основными среди других полномочий Банка России. Например, в области организации безналичных расчетов Банк России координирует, регулирует и лицензирует деятельность расчетных и клиринговых организаций[28] .

Частные полномочия Банка России непосредственно на достижение функций Банка России не направлены и предназначены для организации деятельности Банка России, поэтому эти полномочия можно считать производными от основных. В то же время реализация публичных полномочий Банка России возможна только в случае выполнения частных полномочий. Например, Банк России может получать доходы от банковских операций и сделок, а также доходы от участия в капиталах кредитных организаций, но использовать полученные доходы Банк России обязан на выполнение своих функций как государственного органа и, прежде всего, функций, закрепленных Конституцией РФ.

Особое место среди публичных полномочий Банка России занимают конституционные полномочия в области эмиссии денежных знаков, защиты и обеспечения устойчивости рубля. Данные полномочия выполняются Банком России для реализации экономических основ конституционного строя РФ, предусмотренных ст. 8 Конституции РФ. По своему статусу данные полномочия являются конституционными, несмотря на то, что предусмотрены федеральным законом о Центральном банке РФ, так как направлены на реализацию конституционных функций эмиссии денежных знаков, защиты и обеспечения устойчивости рубля.

Кроме конституционных полномочий Банк России наделен и иными публичными полномочиями. Эти полномочия конституционными не являются, так как Конституцией РФ не предусмотрены, но необходимы Банку России для реализации конституционных полномочий. Полномочия, реализуемые Банком России как государственным органом, могут быть названы основными, в то время как иные полномочия Банка России направленные на организацию внутренней деятельности Банка России могут быть названы производными.

Совместное регулирование вопросов проведения единой финансовой, кредитной и денежной политики Правительством РФ и Центральным банком Российской Федерации предусмотрено п. «б» ст. 114 Конституции РФ, а также ст. 15 федерального конституционного закона о Правительстве РФ. Однако, российское законодательство не предусматривает четких механизмов преодоления разногласий между регулирующими органами. Согласно ст. 11 Конституции РФ Правительство РФ как орган государственной власти имеет приоритет по вопросам регулирования совместных сфер деятельности. Поэтому Центральный банк РФ должен реализовывать свои публичные полномочия в соответствии с экономической политикой, проводимой Правительством РФ и федеральным законом о бюджете[29] , проект которого разрабатывается Правительством РФ.

Основной способ реализации публичных полномочий Банка России - это издание подзаконных нормативных актов в форме указаний, положений и инструкций[30] . Правом издавать нормативные акты обладает только сам Банк России, его территориальные подразделения такими полномочиями не обладают.

Согласно ч. 1 ст. 7 Федерального закона о Центральном банке РФ, нормативные акты Банка России обязательны для федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления, всех юридических и физических лиц. По мнению ряда исследователей[31] , эта норма закона не соответствует Конституции РФ, так как устанавливает приоритет нормативных актов Банка России над нормативными актами иных органов государственной власти.

Однако необходимо учитывать, что Банк России может принимать нормативные акты по строго определенному кругу вопросов[32] . Согласно Конституции РФ[33] , нормативные акты Банка России не должны противоречить нормативным актам высших органов государственной власти. Нормативные акты Банка России являются обязательными для всех субъектов, однако они не обладают приоритетом над нормативными актами высших органов государственной власти, так как принимаются во исполнение этих актов.

Таким образом, Банк России реализует конституционные полномочия:

· в области защиты и обеспечения устойчивости рубля;

· в области эмиссии наличных денег и организации денежного обращения.

Кроме конституционных полномочий Банк России наделен и иными публичными полномочиями, которые он реализует для регулирования совместных с Правительством РФ сфер деятельности:

· в области денежно-кредитной политики;

· в области банковского регулирования и надзора;

· в области регулирования государственного долга РФ;

· в области управления золотовалютными резервами;

· в области валютного регулирования и валютного контроля;

· в области регулирования деятельности валютных бирж;

· в области международной и внешнеэкономической деятельности.

Денежно-кредитная политика разрабатывается и проводится Банком России во взаимодействии с Правительством РФ. Вопросы денежно-кредитной политики регламентируются Конституцией РФ, федеральным конституционным законом о Правительстве РФ, но наиболее подробно - законом о Центральном банке РФ[34] . Закон закрепляет основные положения денежно-кредитной политики, сроки и порядок предоставления основных направлений денежно-кредитной политики в органы государственной власти, а также ее основные инструменты и методы.

Учитывая, что вопросы денежно-кредитной политики отнесены к сфере деятельности органов государственной власти, полномочия Банка России должны быть реализованы в соответствии с целями деятельности Президента РФ и Правительства РФ.

Принцип согласованности является основным при разработке и проведении денежно-кредитной политики Правительством РФ и Банком России, поскольку разделение инструментов и методов денежно-кредитной политики между этими государственными органами противоречит принципу единого экономического пространства[35] .

Публичные полномочия Банка России в области банковского регулирования и надзора можно разделить на несколько частей:

· полномочия по регистрации и лицензированию деятельности кредитных организаций;

· полномочия по установлению правил проведения банковских операций и других сделок кредитных организаций;

· полномочия по надзору и применению санкций за совершение правонарушений кредитными организациями и банковскими группами;

· полномочия по предупреждению банкротства кредитных организаций;

· полномочия по ликвидации и банкротству кредитных организаций.

Регистрация кредитных организаций является совместной сферой деятельности Правительства РФ[36] и Банка России. Банк России принимает решение о регистрации кредитной организации и выдаче лицензии на осуществление банковской деятельности в том случае, если кредитная организация соответствует всем требованиям, предъявляемым к ней Правительством РФ и Банком России. Банк России наделен правом принимать решение о регистрации кредитной организации, но регистрацию осуществляет управление МНС РФ по субъекту Российской Федерации.

Решение Банка России о регистрации кредитной организации оформляется сопроводительным письмом. Решение Банка России о выдаче лицензии сопровождается выдачей лицензии на осуществление банковской деятельности. Банк России, принимая решение о регистрации кредитной организации и о выдаче лицензии на осуществление банковской деятельности, не издает нормативного акта, несмотря на то, что данное решение, относится к компетенции Банка России[37] .

Поэтому отсутствие нормативного акта по вопросам регистрации и лицензирования деятельности кредитных организаций может являться основанием для отказа в признании решения Банка России иными субъектами.

Публичные полномочия Банка России по установлению правил проведения банковских операций и других сделок кредитных организаций предусмотрены законом о Центральном банке РФ. Банк России устанавливает обязательные для кредитных организаций и банковских групп правила проведения банковских операций, бухгалтерского учета и отчетности, организации внутреннего контроля, составления и представления бухгалтерской и статистической отчетности, а также устанавливает обязательные нормативы и обязывает предоставлять другую информацию, предусмотренную федеральными законами. Свои публичные полномочия по регулированию деятельности кредитных организаций Банк России реализует с целью поддержания стабильности банковской системы Российской Федерации а, следовательно, и для развития принципа единого экономического пространства[38] .

Полномочия по надзору и применению санкций за совершение правонарушений кредитными организациями и банковскими группами реализуются Банком России только в прямо указанных в федеральных законах случаях.

Банк России осуществляет публичные полномочия банковского надзора не только в соответствии с национальным законодательством РФ, но и в соответствии с Базельскими принципами текущего надзора за деятельностью кредитных организаций[39] . Публичные полномочия банковского надзора реализуются Банком России по двум основным направлениям: это финансовое состояние конкретной кредитной организации и банковской системы в целом. Основная цель применения полномочий Банка России в области банковского надзора – это выявление проблем в кредитных организациях и применение к ним мер надзорного реагирования[40] .

Методы, применяемые Банком России для осуществления банковского надзора, предусмотрены федеральным законом и заключаются в предоставлении ему права требования от кредитных организаций информации и документов о ее деятельности, а также в проведении проверки кредитной организации.

Публичные полномочия банковского надзора за состоянием всей банковской системы реализуются Банком России совместно с Правительством РФ. Цель применения публичных полномочий по надзору за состоянием банковской системы — это развитие и укрепление банковской системы.

Применение санкций не является самоцелью банковского надзора и используется Банком России в случае нарушения кредитной организацией федеральных законов и издаваемых в соответствии с ними нормативных актов и предписаний Банка России. Предписания Банка России не являются нормативным актом, они могут содержать лишь требование Банка России об устранении выявленных нарушений. Они не могут содержать правил проведения банковских операций или иные нормы кроме требования об устранении выявленных нарушений.

Публичные полномочия по предупреждению банкротства кредитных организаций реализуются Банком России на основе результатов банковского надзора. Предупреждение банкротства конкретной кредитной организации осуществляется для сохранения устойчивости всей банковской системы Российской Федерации, защиты интересов кредиторов (вкладчиков), а, следовательно, для сохранения единого экономического пространства в Российской Федерации, свободного перемещения финансовых средств, защиты прав человека, как наивысшей ценности в Российской Федерации.

Публичные полномочия Банка России по предупреждению банкротства реализуются путем издания нормативных актов о финансовом оздоровлении кредитной организации, о введении временной администрации или о реорганизации кредитной организации. Банк России осуществляет общее руководство деятельностью по предупреждению банкротства. В соответствии с нормативными актами Банка России реализует полномочия по предупреждению банкротства. Мероприятия по предупреждению банкротства Банк России осуществляет совместно с Агентством[41] по реструктуризации кредитных организаций путем направления взаимных предложений, например, о передаче кредитной организации под управление Агентства по реструктуризации кредитных организаций.

Публичные полномочия Банка России по ликвидации кредитных организаций осуществляются на основании федерального закона «О банках и банковской деятельности в РФ», которым закрепляются публичные полномочия по регистрации кредитной организации по поводу ликвидации, а также публичные полномочия по отзыву лицензии. Банк России наделен правом издавать нормативные акты по вопросам банкротства кредитных организаций в том случае, если отношения связанные с банкротством кредитной организации не урегулированы федеральным законом.

Полномочия Банка России в области банкротства кредитных организаций достаточно широки и осуществляются Банком России по следующим направлениям: полномочия непосредственно по банкротству кредитных организаций, например, право подать заявление в арбитражный суд о признании кредитной организации банкротом; а также публичные полномочия, направленные на организацию процесса банкротства кредитных организаций, например, полномочия по аттестации арбитражных управляющих[42] .

Как и иные публичные полномочия в области банковского регулирования и надзора, публичные полномочия в области ликвидации и банкротства кредитных организаций направлены на защиту прав кредиторов (вкладчиков) а, следовательно, и на защиту прав граждан, поддержание единого экономического пространства в Российской Федерации, свободное перемещение финансовых средств.

Публичные полномочия в области регулирования государственного долга Банк России реализует только по поручению Правительства РФ. Банк России не вправе самостоятельно возлагать на себя обязанности по обслуживанию государственного долга[43] .

В Российской Федерации отсутствует единый центр по управлению государственным долгом, поэтому общее руководство обслуживанием государственного долга осуществляет Министерство финансов РФ по поручению Правительства РФ. Банк России свои полномочия по обслуживанию государственного долга осуществляет по согласованию с Министерством финансов РФ. Полномочия Банка России в этой области реализуются путем выполнения Банком России функций оператора на рынке государственных ценных бумаг, а также консультаций Министерства финансов РФ по поводу выпуска государственных ценных бумаг с учетом их воздействия на состояние банковской системы и приоритетов единой государственной денежно-кредитной политики.

Банк России не является специализированным органом по обслуживанию государственного долга, и свои публичные полномочия в этой области он подчиняет задачам, которые имеют для него принципиальное значение: контроль над денежной массой, защита рубля, поддержка банковской системы. Политика Банка России по обслуживанию государственного долга вполне оправданна, так как управление государственными ценными бумагами, как и вся деятельность Банка России направлена на реализацию денежно-кредитной политики РФ.

Публичные полномочия Банка России в области управления золотовалютными резервами[44] можно рассмотреть как деятельность Банка России по официальному управлению высоколиквидными финансовыми активами, находящимися в распоряжении Банка России по состоянию на отчетную дату. По общему правилу золотовалютные резервы включают: монетарное золото; специальные права заимствования; резервную позицию в МВФ; остатки на текущих счетах; краткосрочные депозиты в банках; ценные бумаги иностранных правительств; другие ликвидные валютные активы. Однозначного определения содержания золотовалютных резервов не существует, так как их содержание формируется в зависимости от функций их использования и может меняться.

Собственником золотовалютных резервов является Российская Федерация, Банк России осуществляет полномочия по владению, пользованию и распоряжению золотовалютными резервами. От имени государства интересы собственника представляет Правительство РФ, которое вправе определять приоритетные направления деятельности Банка России по управлению золотовалютными резервами. Поэтому доходы, получаемые Банком России от сделок, связанных с управлением золотовалютными резервами также являются собственностью Российской Федерации.

Публичные полномочия Банка России в области валютного регулирования и валютного контроля предусмотрены федеральным законом о валютном регулировании и валютном контроле[45] . Как орган валютного регулирования, Банк России наделен правом издавать нормативные акты по вопросам регулирования расчетов, порядка совершения сделок с валютными ценностями, а также предоставления иностранным юридическим и физическим лицам кредитов и займов, ввоз, вывоз и перевод валюты за границу.

Банк России не определяет общих направлений валютного регулирования и валютного контроля, а является органом валютного регулирования и валютного контроля кредитных организаций. Валютное регулирование и валютный контроль в Российской Федерации осуществляются Правительством РФ[46] в соответствии с Конституцией РФ, федеральными конституционными законами, федеральными законами, указами Президента РФ. Банк России должен осуществлять свои полномочия в области валютного регулирования и валютного контроля в соответствии с принципами единого экономического пространства, свободного перемещения финансовых средств, защиты и обеспечения устойчивости рубля. Законами РФ, указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ могут определяться и иные задачи, направленные на достижение конституционных целей валютного регулирования и контроля.

Публичные полномочия Банка России в области регулирования деятельности валютных бирж заключаются в установлении порядка и условий осуществления валютными биржами деятельности по организации проведения операций по покупке и продаже иностранной валюты, осуществления выдачи, приостановления и отзыва разрешений валютным биржам на организацию проведения операций по покупке и продаже иностранной валюты.

Нормы[47] , предусматривающие функции Банка России по выдаче, приостановлению и отзыву разрешений валютным биржам на организацию проведения операций по покупке и продаже иностранной валюты, вступают в силу со дня вступления в силу федерального закона о внесении соответствующих изменений в Федеральный закон «О лицензировании отдельных видов деятельности». Поэтому на сегодняшний день эти публичные полномочия Банка России не реализуются.

Полномочия Банка России в области международной и внешнеэкономической деятельности осуществляются для эффективного выполнения полномочий Банка России как государственного органа. Банк России представляет интересы Российской Федерации на международной арене в соответствии с основными направлениями деятельности Правительства РФ в области осуществления банковского регулирования и надзора и взаимодействия с центральными банками иностранных государств и валютно-финансовыми организациями. Деятельность Банка России по данному направлению носит вспомогательный характер по отношению к деятельности Правительства РФ[48] .

Учитывая двойственный статус Банка России необходимо рассмотреть, также частные полномочия, переданные Банку России как юридическому лицу. Данные полномочия не нашли своего отражения в Конституции РФ, так как прямо не направлены на реализацию конституционных функций Банка России и являются производными от основных (публичных) полномочий.

Несмотря на то, что Банк России по своему статусу кредитной организацией не является, гл. 8 Федерального закона о Центральном банке РФ он наделен правом совершать как банковские операции, так и иные сделки, разрешенные кредитным организациям.

В отличие от кредитных организаций Банк России не является коммерческой организацией, поэтому доходы, получаемые Банком России от банковских операций и иных сделок, должны быть направлены на выполнение публичных функций Банка России. В то же время, как и кредитные организации, Банк России не имеет права заниматься торговой и производственной деятельностью, и вправе защищать свои интересы в суде или арбитражном суде.

Банковские операции и иные сделки Банк России может совершать только при соблюдении ограничений предусмотренных законом о Центральном банке РФ. Банк Росси наделен правом совершать банковские операции и иные сделки только с российскими и иностранными кредитными организациями, а также Правительством РФ. Банк России не имеет право обслуживать физических лиц и юридических лиц, не имеющих лицензии на совершение банковских операций, за исключением случаев, когда в регионе отсутствуют кредитные организации. В этом случае Банк России обязан осуществлять банковское обслуживание для реализации принципа единого экономического пространства в Российской Федерации и свободного передвижения финансовых средств.

Ограничения при осуществлении банковской деятельности по субъектному составу связаны, прежде всего, с неравным положением Банка России и иных кредитных организаций на рынке банковских услуг[49] . Банк России имеет более выгодное положение по сравнению с иными участниками рынка банковских услуг, поэтому наделение его правом совершать банковские операции с физическими и юридическими лицами, не имеющими лицензии Банка России, может привести к сокращению количества кредитных организаций в Российской Федерации и созданию монополии Банка России на рынке банковских услуг, что противоречит п. 2 ст. 34 Конституции РФ.

Банк России вправе осуществлять банковские операции, в том числе сделки с иностранной валютой с драгоценными металлами и иными валютными ценностями как самостоятельно, так и по поручению Правительства РФ, но только для защиты и обеспечения устойчивости рубля, развития и укрепления банковской системы, обеспечения эффективного и бесперебойного функционирования платежной системы.

Однако даже банковские операции, осуществляемые Банком России для реализации стоящих перед ним целей, не могут совершаться без ограничений. Являясь кредитором последней инстанции для кредитных организаций, Банк России может принимать в качестве обеспечения исполнения обязательств только установленные законом виды вещей при сроке кредитования не более одного года.

Таким образом, полномочия Банка России необходимо рассматривать как предусмотренные Конституцией РФ и федеральными законами права и обязанности, направленные на реализацию целей деятельности Банка России.

Полномочия Банка России могут быть как частными, так и публичными в зависимости от того, направлены ли они на выполнение полномочий государственного органа или на обеспечение деятельности непосредственно Банка России. Однако реализация публичных полномочий без выполнения частных невозможна, так как они взаимосвязаны.

Особое место среди публичных полномочий занимают конституционные полномочия, направленные на выполнение конституционных функций Банка России. Полномочиями по проведению финансовой, кредитной и денежной политики, обладает не только Центральный банк РФ, но и Правительство РФ. Банк России обязан реализовывать[50] свои публичные полномочия в соответствии с экономической политикой Правительства РФ. Однако российским законодательством не предусмотрены четкие механизмы преодоления разногласий между ними.

Основным способом реализации публичных полномочий Банка России является издание подзаконных нормативных актов, обязательных для всех субъектов. Они издаются по строго определенному кругу вопросов и не могут противоречить нормативным актам высших органов государственной власти. Однако Банк России не полностью реализует свои нормотворческие полномочия, принимая решения о выдаче лицензии на осуществление банковской деятельности, и не издавая при этом нормативно-правового акта[51] .

Частные полномочия Банка России прямо не направлены на реализацию публичных полномочий. Банк России наделен правом осуществлять банковские операции и иные сделки, но только для реализации публичных полномочий.

Глава 2. Особенности государственно-правового регулирования банковской деятельности

2.1. Лицензирование и регистрации деятельности коммерческих банков

Любой коммерческий банк в России как субъект гражданско-правовых отношений, в первую очередь, представляет собой юридическое лицо. Это означает, что на правовой статус таких организаций распространяются все нормативные положения, касающиеся юридических лиц, в том числе порядка их создания и возникновения у них правоспособности.

Согласно гражданскому законодательству правоспособность 1) юридического лица возникает в момент его создания, которым в свою очередь признается момент государственной регистрации (п. 3 ст. 49, п. 2 ст. 51 ГК РФ). Таким образом, действующее гражданское законодательство не признает решение физических и (или) юридических лиц – учредителей о создании юридического лица юридическим фактом, т.е. такое решение само по себе не влечет никаких юридических последствий, Для того, чтобы создать юридическое лицо, помимо решения учредителей, необходим факт государственной регистрации. И только с момента регистрации юридического лица в соответствующих государственных органах оно приобретает гражданскую правосубъектность.

Необходимо отметить, что ГК РФ 1994 г. не связывает момент создания юридического лица с внесением его в единый государственный реестр юридических лиц, т.е. не признает эти действия уполномоченных государственных органов в качестве юридического факта[52] .

В связи с этим основанием возникновения гражданской правосубъектности юридического лица является сложный юридический состав: учредительный договор о создании конкретного юридического лица и государственная регистрация данного юридического лица. Необходимость государственной регистрации юридических лиц объясняется не столько важностью определения момента создания юридического лица, после чего оно имеет право вступать в различные гражданские правоотношения, т.е. становится их субъектом. Основное назначение государственной регистрации -обеспечение финансового (налогового) контроля за деятельностью юридических лиц.

Большая часть юридических лиц регистрируется в регистрационных палатах. Однако из этого правила есть законодательно закрепленные исключения. К такого рода исключениям относятся и кредитные организации. В соответствии с действующим российским банковским законодательством регистрация кредитных организаций осуществляется Центральным банком РФ.

Снабжение Банка России регистрационными полномочиями относительно кредитных организаций объясняется тем, что ЦБ РФ является верхним звеном всей банковской системы России и на сегодняшний день единственным специальным органом государственной власти одной из основных целей деятельности которого является развитие и укрепление банковской системы России. В рамках реализации названной цели он наделен законодательством весьма широкими полномочиями в сфере регулирования всей кредитной системой государства. В свою очередь, полномочия по управлению и регулированию банковской системой немыслимы без возможности контроля за созданием новых кредитных организаций. Поэтому, являясь единственным органом банковского регулирования и надзора, Банк России наделен полномочиями по регистрации всех вновь создаваемых кредитных учреждений.

Законом о банках[53] предусмотрены ограничения на виды денежных средств, привлекаемых для формирования уставного капитала: для этой цели, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами, не могут быть использованы привлеченные денежные средства, средства федерального бюджета и государственных внебюджетных фондов, свободные денежные средства и иные объекты собственности, находящиеся в ведении федеральных органов государственной власти. Указанные ограничения, таким образом, устанавливают обязанность учредителей (участников) нести риск при наступлении неблагоприятных имущественных последствий только за счет собственного капитала. Кроме того, обязанность учредителей (участников) нести такой риск для кредитной организации определяется еще и тем, что в соответствии ГК РФ[54] все учредители (участники) кредитной организации должны участвовать в образовании ее уставного капитала путем оплаты акций или внесения вклада и не могут быть ни при каких условиях освобождены от выполнения этой своей обязанности.

Кроме того, в устав кредитной организации включаются:

· · сведения о системе органов управления, в том числе исполнительных и органов внутреннего контроля, о порядке их образования и полномочия, о порядке принятия мим решений , в том числе по вопросам, решения по которым принимаются единогласно, квалифицированны большинством или простым большинством голосов. Руководство текущей деятельностью кредитных организации должно осуществляться одновременно коллегиальным и единоличным исполнительными органами;

· · данные о размере вклада, дающего право одного голоса на собрании участников кредитной организации;

· · положение, касающееся учета и сохранности документов, а также своевременной передачи их на государственное хранение в установленном Росархивом порядке[55] при реорганизации и ликвидации кредитной организации.

· · Положения, регламентирующие порядок ликвидации и реорганизации кредитной организации;

· · Иные положения, не противоречащие действующему законодательству.

Устав кредитной организации, создаваемой в форме акционерного общества, кроме перечисленных выше положений, должен также содержать сведения о:

· · Типе акционерного общества (открытое или закрытое);

· · Количестве, номинальной стоимости, категории (обыкновенные, привилегированные) акции и типы привилегированных акций, размещаемых обществом;

· Права акционеров – владельце акций каждой категории (типа);

· ·Иные положения, предусмотренные Федеральным законом “Об акционерных обществах”.

Следующим этапом в довольно длительном организационном процессе создания кредитной организации является государственная регистрация вновь создаваемого юридического лица.

Как уже отмечалось органов, осуществляющим государственную регистрацию всех кредитных учреждений на территории Российской Федерации, является Центральный банк России. Поэтому ходатайство о государственной регистрации и все необходимые для этого документы, исчерпывающий перечень[56] которых установлен законом о банках, подаются в территориальное учреждение Банка России по месту предполагаемого нахождения кредитной организации. Подача документов должна быть осуществлена не позднее чем через месяц после подписания учредительного договора о создании акционерного общества[57] .

Для государственной регистрации кредитной организации представляются следующие документы:

· Заявление с ходатайством о государственной регистрации кредитной организации и выдаче лицензии на осуществление банковских операций. В заявлении должно быть дано экономические обоснования создания кредитной организации и обоснование технической возможности и квалификационной готовности кредитной организации совершать банковские операции. Кроме того, в ходатайстве предоставлена информация об учредителях кредитной организации, сфере их деятельности, финансовом состоянии, перспективах их развития, цели создания, приоритетные направления кредитной организации, планируемое управление деятельностью кредитной организации;

· Учредительный договор (для кредитных организаций, создаваемых в организационно-правовой форме общества с ограниченной ответственностью). Сведения, содержащиеся в учредительном договоре были перечислены выше;

· Устав. Не менее 50 % уставного капитала обществ с ограниченной ответственностью должно быть оплачено на момент государственной регистрации;

· Протокол собрания учредителей о принятии Устава и об утверждении кандидатур для назначения на должности руководителей исполнительных органов и главного бухгалтера;

· Свидетельство об уплате государственной пошлины. В соответствии с законом о банках за регистрацию кредитных организаций взимается сбор в размере, определяемом Банком России, но не более 1 % от объявленного уставного капитала кредитной организации. Уже упоминавшейся Инструкцией Банка “О порядке регистрации кредитных организаций и лицензирования банковской деятельности” установлен сбор в размере 1 % от объявленного уставного капитала. Указанный сбор поступает в доход федерального бюджета;

· Копии свидетельств о государственной регистрации учредителей –юридических лиц (нотариально удостоверенные), аудиторские заключения о достоверности их финансовой отчетности, а также подтверждение органами Государственной налоговой службы РФ выполнения учредителями – юридическими лицами обязательств перед федеральным бюджетом, бюджетам субъектов РФ и местными бюджетами за последние три года;

· Декларации о доходах учредителей – физических лиц, заверенные органами Государственной налоговой службы РФ, подтверждающие источники происхождения средств, вносимых в уставный капитал кредитной организации;

· Анкеты кандидатов на должности руководителей исполнительных органов и главного бухгалтера кредитной организации, заполняемых лично кандидатами и содержащие следующие сведения:

o - О наличии у этих лиц высшего юридического или экономического образования (с представлением копии диплома или заменяющего его документа об образовании) и опыта руководства отделом или иным подразделением кредитной организации, связанным с осуществлением банковских операций, не менее одного года, а при отсутствии специального образования – опыта руководства таким подразделением не менее двух лет;

o - О наличии (отсутствии) судимости.

Как уже отмечалось, все перечисленные документы представляются в территориальное учреждение Банка России по месту предполагаемого нахождения кредитной организации в двойном экземпляре (устав представляется в четырех экземплярах). В свою очередь, территориальное учреждение выдает учредителям кредитной организации письменное подтверждение о принятии от них всех необходимых документов для регистрации и получения лицензии на осуществление банковских операций.

Если представленные не все необходимые для регистрации документы или они не содержат всю требуемую информацию, территориальное управление Банка России возвращает их учредителям с письменным заключением. После внесения соответствующих изменений, дополнений и представления всего перечня документов они считаются вновь поступившими и рассматриваются в обычном порядке.

Действующее законодательство не связывает принятие решения о государственной регистрации кредитной организации с принятием какого-либо правового акта. Предполагается, что сам факт внесения кредитной организации в Книгу регистрации является правовой формой принятого Банком России индивидуально-правового решения. Вместе с тем, такая практика представляется не вполне приемлемой. Факт регистрации является лишь следствием принятого решения. Само это решение все же должно быть сформулировано в надлежащей правовой письменной форме. Целесообразно решение о регистрации кредитной организации оформлять приказом ЦБ РФ с последующим его опубликованием[58] .

Однако в регистрации кредитной организации может быть отказано. Основаниями к отказу могут быть:

1) Несоответствие кандидатов на должности руководителей исполнительных органов и (или) главного бухгалтера квалификационным требованиям, установленным в законе. Под таким несоответствием понимается отсутствие у них высшего юридического или экономического образования и опыта руководства отделом или иным подразделением кредитной организации, связанного с осуществлением банковских операций, либо опыта руководства таким подразделением не менее двух лет; а также наличие судимости за совершение преступлений против собственности, хозяйственных и должностных преступлений; совершение в течение года административного правонарушения в области торговли, финансов, установленного вступившим в законную силу постановлением органа, уполномоченного рассматривать дела об административных правонарушениях; наличие в течение последних двух лет фактов расторжения с указанными лицами трудового договора (контракта) по инициативе администрации в связи с совершением виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны администрации;

2) Неудовлетворительное финансовое положение учредителей кредитной организации или невыполнение ими своих обязательств перед федеральным бюджетом, бюджетами субъектов РФ и местными бюджетами за последние три года;

3) Несоответствие документов, поданных для государственной регистрации и получения лицензии, требованиям федеральных законов.

Решение об отказе в государственной регистрации и выдаче лицензии сообщается учредителям кредитной организации в письменной форме и должно быть мотивировано. Отказ в государственной регистрации, а также непринятие Банком России в установленный срок соответствующего решения могут быть обжалованы в арбитражный суд (ст. 16 Закона о банках).

2.2 Контроль и надзор Центрального Банка за деятельностью коммерческих банков

В современной России государственное управление банковской системой предусматривает использование рыночных механизмов опосредованного (косвенного) управления ею. В этих условиях становится актуальным государственное регулирование банковской деятельности, которое призвано решать следующие задачи:

1) повысить эффективность государственного влияния на экономику России, включая денежно-кредитную сферу;
2) обеспечить целостность Российской Федерации, единство системы ее государственной власти и экономического пространства; способствовать устойчивости экономики России, ее банковской системы и национальной валюты, т.е. способствовать соблюдению публичных интересов в процессе банковской деятельности;
3) обеспечить свободу предпринимательства, конкуренцию кредитных организаций в банковской сфере, их оперативную (хозяйственную) независимость и, наряду с этим, создать правовые гарантии прав и законных интересов потребителей банковских услуг.

Анализ нормативных правовых актов Российской Федерации, регулирующих банковскую деятельность, а также научной литературы по данному вопросу позволяет выделить следующие направления государственного регулирования этой сферы деятельности:

а) нормотворчество, в процессе которого устанавливаются правовые нормы, регулирующие организацию и принципы функционирования банковской системы Российской Федерации, порядок создания, регистрации и лицензирования кредитных организаций; порядок осуществления банковской деятельности; порядок осуществления банковского надзора и контроля;

б) регистрация и лицензирование деятельности конкретных кредитных организаций, филиалов и представительств иностранных банков, оформление разрешений на использование иностранного капитала при создании кредитных организаций в Российской Федерации, согласование сделок с долями (акциями) кредитных организаций;

в) банковское регулирование с использованием инструментов и методов денежно-кредитной политики;

г) осуществление государственного контроля и надзора за банковской системой и банковской деятельностью;

д) принятие судами судебных решений по вопросам банковской деятельности, банкротства, ликвидации кредитных организаций, назначения арбитражных управляющих и т.п.

Таким образом, осуществление государственного надзора и контроля за банковской системой и банковской деятельностью является одним из важнейших направлений государственного регулирования банковской деятельности, направленной на обеспечение надежности и эффективности функционирования банковской системы.

В широком смысле контроль, как социально-правовое явление, проявляется в виде двух самостоятельных направлений: собственно контроль и надзор. При этом наблюдение и проверка исполнения правовых норм и принятых решений, с точки зрения юридической науки и практики, несомненно, являются контрольной деятельностью.

В банковском законодательстве используются термины “банковский надзор“ (ст. 55 Закона о Банке России), “валютный контроль“ (ст. 4, 53 указанного закона, “антимонопольный контроль“ (ст. 32 Закона о банках), “исполнение лицензионных, надзорных и контрольных функций“ (ст. 26 упомянутого закона). Однако их содержание и особенности в законодательстве не раскрываются. В юридическом смысле проблемы банковского надзора и банковского контроля также разработаны явно недостаточно. Поэтому особенности контрольно-надзорной деятельности в банковской системе могут быть познаны на основе анализа федерального законодательства с учетом имеющихся в отечественной юридической науке концептуальных представлений о контроле и надзоре. Теория и практика банковской деятельности настоятельно требуют не только экономического, но и юридического анализа особенностей контрольно-надзорной деятельности в банковской сфере. Между тем в научных работах, посвященных проблемам банковского контроля и надзора, анализируются, как правило, экономические, а не юридические проблемы. Понимание юридической сущности банковского контроля и надзора требует комплексного подхода, предполагающего, что особенности того или иного вида контрольно-надзорной деятельности обусловлены его объектом, субъектом, предметом и методом.

Анализ федерального законодательства позволяет утверждать, что в банковской системе России используются несколько различных направлений государственной и негосударственной контрольно-надзорной деятельности. Конечно же, основным направлением контрольно-надзорной деятельности в банковской сфере является государственный банковский контроль и надзор за кредитными организациями.

При выделении банковского контроля и надзора как самостоятельных направлений государственной деятельности следует учитывать:

а) особую сферу их применения (банковская система и банковская деятельность);
б) специальный состав контрольно-надзорных органов, наделенных соответствующими полномочиями в банковской сфере;
в) строго определенный круг лиц, признаваемых объектами такого контроля и надзора (например, кредитные организации);
г) наличие особой группы правовых норм, объединенных в единое комплексное образование, именуемое банковским правом;
д) специальные методы и формы контрольно-надзорной деятельности.

Но помимо банковского надзора и банковского контроля федеральное законодательство предусматривает и другие виды государственной контрольно-надзорной деятельности за банковской системой. Например, государство контролирует деятельность не только кредитных организаций, но и самого Банка России, как элемента банковской системы России (контроль со стороны ГД РФ, Счетной палаты РФ, внешний аудит по назначению ГД РФ). За Банком России, как государственным контрольным органом, ведется прокурорский надзор, возложенный на органы прокуратуры.

Широко используются в банковской сфере налоговый, таможенный, финансовый, валютный контроль. Применяются и негосударственные формы контроля, например, внешний и внутренний аудит, внутренний контроль в кредитных организациях (ст. 95 Закона о Банке России, ст. 24 Закона о банках), а также общественный контроль. Общественный контроль за функционированием банковской системы и кредитных организаций проявляется в процессе деятельности Национального банковского совета при Банке России, а также общественных организаций по защите прав потребителей, вкладчиков и кредиторов. Кроме того, в процессе банковской деятельности Банк России и кредитные организации активно применяют гражданско-правовой контроль за своими клиентами (например, контроль за целевым расходованием банковских кредитов).

В рамках банковской системы применяются государственный или негосударственный финансовый и валютный контроль. Причем валютный контроль, осуществляемый кредитными организациями, неправомерно отождествляется некоторыми авторами с государственным финансовым контролем.

Помимо Банка России, являющегося органом валютного контроля, такой контроль осуществляется Правительством РФ (ст.11 Закона о валютном контроле). Таким образом, валютный контроль в России существует в двух видах: валютный контроль Банка России и валютный контроль Правительства РФ.

Следует отметить, что не вся деятельность Банка России в сфере валютного контроля является банковской с точки зрения предмета и объекта такого контроля, ибо в действующем законодательстве можно выделить два самостоятельных направления валютного контроля Банка России: банковский валютный контроль и собственно валютный контроль.

Первое направление валютного контроля связано с осуществлением контроля за проводимыми кредитными организациями валютными операциями, предметом которых являются банковские правоотношения и нормы банковского права. Оно нацелено на обеспечение законности банковских операций, а также на обеспечение соблюдения кредитными организациями норм банковского законодательства при осуществлении ими операций с валютными ценностями (п.4 ст.1 Закона о валютном контроле).

Второе направление валютного контроля реализуется Банком России в отношении валютных операций, совершаемых физическими и юридическими лицами, не являющимися кредитными организациями. Правоотношения между Банком России и упомянутыми лицами в связи с осуществлением ими операций с валютными ценностями имеют характер не банковских, а исключительно валютных правоотношений.

Таким образом, Банк России осуществляет контрольные и надзорные полномочия в сфере валютного контроля в соответствии с банковским и валютным законодательством.

Как отмечает профессор Гейвандов Я.А., Банк России согласно закону может действовать исключительно как орган валютного контроля. Его контрольная деятельность в сфере валютных правоотношений, если она напрямую не связана с банковской деятельностью и нормами банковского права, а осуществляется в интересах достижения целей налогового, таможенного и валютного законодательства, является частью единого валютно-правового режима государства. Это касается, в частности, полномочий Банка России по оформлению и выдаче всевозможных валютных разрешений юридическим и физическим лицам на вывоз (ввоз) из (в) РФ валютных ценностей не в связи с осуществлением ими банковских операций, а по иным основаниям, закрепленным в валютном законодательстве.

Некоторые авторы рассматривают банковский контроль как составную часть государственного финансового контроля. Однако анализ законодательства, в частности Бюджетного кодекса РФ (далее — БК РФ), Закона о Банке России, Закона о банках показывает, что законодательство России не содержит норм, устанавливающих контрольные полномочия Банка России в сфере государственного финансового контроля. В БК РФ он определен как орган денежно-кредитного регулирования (п.3,4 ст.151 БК РФ). Согласно действующему законодательству Банк России не вправе контролировать движение бюджетных средств по банковской системе. В соответствии со ст. 23 Закона о Банке России он лишь “хранит“ средства федерального бюджета и государственных внебюджетных фондов, если иное не установлено федеральными законами, а также осуществляет соответствующие банковские операции. Более того, с 1 января 2000 года в России упразднена банковская система кассового исполнения бюджета и введено казначейское исполнение бюджетов (ст. 215 БК РФ).

Таким образом, с вступлением в силу БК РФ Банк России юридически утратил возможность осуществлять даже ту часть полномочий в сфере финансового контроля, которые могли бы быть ему предоставлены в связи с кассовым исполнением бюджета. В этой связи положения Указа Президента РФ от 25 июля 1996 г. № 1095 “О мерах по обеспечению государственного финансового контроля в Российской Федерации“, возлагающие на Банк России функции по осуществлению государственного финансового контроля в соответствии с установленным законодательством РФ разграничением функций и полномочий, не основаны на действующем законодательстве. Таких функций и полномочий у Банка России нет.

Между тем, как отмечает профессор Гейвандов Я.А., потребность в наделении Банка России полномочиями в сфере государственного финансового контроля объективно существует. Причем упомянутое направление деятельности Банка России в действительности могло бы иметь характер именно государственного финансового контроля, а не банковского надзора. На Банк России могли бы быть возложены полномочия вневедомственного (надведомственного) государственного финансового банковского контроля за целевым расходованием бюджетных средств, обслуживаемыми им государственными органами и организациями. Такой контроль мог бы выражаться в предварительном банковском наблюдении, проверке и оценке обоснованности расчетов бюджетными средствами по гражданско-правовым сделкам, путем сопоставления предполагаемых платежей и сметы, установленной для получателей бюджетных средств, обслуживаемых Банком России. Соответствующее право могло бы быть предоставлено тем учреждениям Банка России, которые осуществляют банковское обслуживание государственных органов, органов и юридических лиц, обеспечивающих безопасность РФ, а также в некоторых иных случаях. Автор разделяет указанную точку зрения и считает необходимым начать подготовку соответствующего проекта Федерального закона.

Между тем автор считает, что мнение профессора Гейвандова Я.А. о том, что в нынешней банковской системе России вообще нет органов или организаций, компетентных осуществлять функцию государственного финансового контроля, является дискуссионным. Обосновывая свою позицию, автор отмечает, что кредитные организации, согласно ст.2 Закона о банках являющиеся составной частью банковской системы, осуществляют контроль за соблюдением их клиентами финансового законодательства, а также законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем.

Обобщая вышеизложенное, считаем, что к важнейшим направлениям контроля и надзора в сфере банковской деятельности следует отнести государственный контроль за банковской системой, контроль и надзор Банка России за кредитными организациями и контроль кредитными организациями за соблюдением их клиентами финансового законодательства.

Государственный контроль за банковской системой предусматривает целенаправленную и планомерную деятельность органов государства в соответствии с федеральным законодательством по осуществлению мер, направленных на обеспечение режима законности на всех стадиях жизненного цикла субъектов банковской деятельности, включая Банк России, в различных направлениях их деятельности. Государственный контроль за соблюдением субъектами банковской деятельности федерального законодательства (бюджетного, налогового, валютного и т.п.) осуществляют ГД РФ, Счетная палата РФ, Правительство РФ, Министерство финансов РФ, федеральное казначейство, налоговые, таможенные и иные органы в соответствии с их компетенцией.

Таким образом, в банковской системе России реализуется несколько различных направлений государственной контрольной и надзорной деятельности, осуществляемых различными государственными органами. Это и прокурорский надзор, и государственный финансовый контроль, и налоговый контроль в соответствии с действующим федеральным законодательством, находящиеся вне пределов компетенции Банка России. Это и государственный валютный контроль, который согласно закону осуществляют Банк России и Правительство РФ как органы валютного контроля. Это и государственных контроль за деятельностью кредитных организаций в качестве профессиональных участников рынка ценных бумаг, осуществляемый ФКЦБ России, и т.п.

Как отмечает профессор Гейвандов Я.А., государственная контрольно-надзорная деятельность в банковской системе России включает в себя собственно государственный банковский надзор и государственный банковский контроль за кредитными организациями.

Государственный банковский надзор осуществляется Банком России и направлен на обеспечение соблюдения кредитными организациями норм федерального законодательства и нормативов, устанавливаемых Банком России. Государственный банковский контроль за кредитными организациями осуществляется Банком России в особых случаях, предусмотренных банковским законодательством, как последствие за допущенные ими правонарушения.

Понятия контроля и надзора в теории российского права и в правоприменительной практике имеют самостоятельное значение и собственное содержание.

Контроль как способ обеспечения законности предполагает, как правило, наличие отношений подчиненности между контролирующим и контролируемым лицами. Контролирующее лицо обычно вправе вмешиваться в оперативную, хозяйственную деятельность контролируемого объекта с целью устранения допущенных нарушений. Кроме того, контроль предполагает оценку деятельности соответствующего лица с точки зрения не только ее законности, но и целесообразности.

В отличие от контроля надзор характеризуется отсутствием отношений подчиненности надзорных органов с поднадзорными объектами. В процессе надзора деятельность соответствующего лица оценивается только с точки зрения законности. Действия поднадзорного лица с точки зрения их целесообразности не оцениваются. При этом вмешательство в оперативную, хозяйственную или иную самостоятельно осуществляемую деятельность поднадзорного лица не допускается. Поэтому, если контроль может быть не только государственным, но и негосударственным, то надзор, как правило, осуществляется исключительно органами государства. Только суверенитет государства и функции, предоставленные законом его органам, позволяют им, не имея отношений подчиненности или имущественных отношений, оценивать деятельность поднадзорного лица с точки зрения законности.

Полномочия же Банка России по назначению временной администрации по управлению кредитной организацией являются не столько собственно контрольной деятельностью, сколько реализацией юридической ответственности кредитной организации за обнаруженные в процессе надзорной деятельности Банка России правонарушения.

Таким образом, о реализации государственного банковского контроля применительно к кредитным организациям правомерно говорить лишь в особых, упомянутых выше случаях, как правило, в качестве санкции за нарушение банковского законодательства. Именно подобного рода случаи (при их закреплении в банковском законодательстве), как представляется, следовало бы именовать государственным банковским контролем.

Итак, в строгом юридическом смысле слова, за соблюдением кредитными организациями норм банковского законодательства осуществляется государственный банковский надзор (ст. 55 Закона о Банке России). Такая трактовка в полной мере соответствует названию и содержанию главы 10 Закона о Банке России, установившей нормы о банковском надзоре, исключающем вмешательство в оперативную деятельность кредитных организаций. Подобные выводы основаны не только на анализе теоретических положений о контрольно-надзорной деятельности, но и на действующем банковском законодательстве. Например, из ст. 19 Закона о банках следует, что меры ответственности, предусмотренные в ст. 75 Закона о Банке России, применяются только в порядке надзора. Возможность применения Банком России каких-либо мер юридической ответственности к кредитным организациям в порядке контроля банковским законодательством вообще не предусматривается. В качестве способа обеспечения законности банковской деятельности кредитных организаций, включая валютные операции, федеральное законодательство упоминает только банковский надзор. Поэтому наиболее точно особенности государственной деятельности по обеспечению законности банковских операций кредитных организаций с валютными ценностями могли бы быть выражены термином «банковский валютный надзор».

То же самое касается антимонопольного контроля, упоминаемого в ст. 32 Закона о банках, который в большей мере является разновидностью банковского надзора, чем самостоятельным направлением банковского контроля.

Банковский валютный надзор за кредитными организациями, как представляется, включает надзор за соблюдением ими банковских правил работы с валютными ценностями, а также государственный надзор за деятельностью уполномоченных банков в качестве агентов валютного контроля.

Что же касается контрольных функций Банка России, возложенных на него другими (небанковскими) федеральными законами, то они реализуются не в связи с банковской деятельностью кредитных организаций. Поэтому соответствующие контрольные полномочия Банка России являются предметом регулирования иных отраслей российского законодательства (валютное, таможенное, налоговое, бюджетное, гражданское и т.п.) и могут именоваться банковскими с большой натяжкой, да и то лишь потому, что их осуществляет Банк России. Данный вывод имеет важное значение в вопросе о разграничении контроля и надзора в сфере банковской деятельности.

Говоря о банковском надзоре, можно выделить следующие основные направления его осуществления:

а) надзор за соблюдением государственных стандартов устойчивости кредитных организаций, в т.ч. обязательных экономических нормативов. В нормативных актах Банка России этот вид надзора часто именуется пруденциальным надзором[59] ;
б) надзор за законностью осуществления кредитными организациями банковских операций, включая операции с валютными ценностями;
в) надзор за соблюдением иных норм федерального законодательства, нормативных правовых актов Президента РФ, Правительства РФ и Банка России по различным вопросам деятельности кредитных организаций (соблюдение антимонопольных правил, правил, защищающих права потребителей банковских услуг, требований к обеспечению банковской безопасности и т.п.).

В общем виде объекты банковского надзора закреплены в банковском законодательстве. К ним относятся кредитные организации. Однако помимо самих кредитных организаций к объектам банковского надзора следует отнести филиалы и представительства кредитных организаций в РФ и за ее пределами, а также филиалы и представительства иностранных банков в России.

Субъектом банковского надзора является Банк России. Функции банковского надзора могут осуществляться Банком России, его высшими органами управления, органом банковского надзора при Банке России, создаваемым по решению Совета директоров, а также территориальными учреждениями Банка России. Банковский надзор обеспечивается путем постоянного наблюдения и проведения проверок.

Первоочередными задачами банковского надзора, осуществляемого Банком России, являются обеспечение законности организации и деятельности кредитных организаций, обеспечение надежности и устойчивости банковской системы в целом и каждой кредитной организации в отдельности, поддержание их стабильности и ликвидности, а также защита интересов вкладчиков и кредиторов.

Основными принципами банковского надзора являются: законность, постоянность, беспристрастность проверяющих лиц по отношению к поднадзорному объекту, а также непосредственность, предполагающая осуществление надзора именно Банком России. В этой связи, как указывает профессор Гейвандов Я.А., вызывает сомнение законность положений ст. 74 Закона о Банке России, позволяющих Банку России поручать проведение надзорных проверок коммерческим организациям (аудиторским фирмам). Между тем банковский надзор — это государственная функция, возложенная непосредственно на Банк России. Конституция РФ не позволяет делегировать государственные полномочия федеральных государственных органов коммерческим организациям. С учетом упомянутых противоречий, говоря о соотношении банковского надзора и банковского аудита, профессор Гейвандов Я.А. отмечает, что норма статьи 74 Закона о Банке России по сути признает разновидностями банковского надзора как проверку, проводимую Банком России, так и аудиторскую проверку, осуществляемую коммерческой (аудиторской) фирмой. Однако в процессе банковского надзора деятельность кредитной организации оценивается лишь с точки зрения законности. А банковский аудит, являясь формой негосударственного контроля, предусматривает оценку деятельности кредитных организаций с точки зрения целесообразности в интересах собственников (учредителей), самих юридических лиц, их кредиторов и лиц, пользующихся их услугами. Отношения между аудиторскими фирмами и аудируемыми лицами имеют гражданско-правовой характер.

Предметом банковского надзора является осуществляемая кредитными организациями банковская деятельность, в ходе которой должны соблюдаться банковское законодательство и иные нормативные акты, содержащие нормы банковского права России. Из содержания ст. 55 Закона о Банке России следует, что предмет банковского надзора не ограничен только обязательными нормативами. Предметом банковского надзора охватываются практически все нормы банковского законодательства и нормативных правовых актов Банка России, касающиеся кредитных организаций, их филиалов, филиалов и представительств иностранных банков.

Одним из важнейших направлений государственной контрольно-надзорной деятельности в банковской системе РФ является банковский надзор за соблюдением обязательных экономических нормативов, направленных на обеспечение устойчивости банковской системы и кредитных организаций. Во многих нормативных правовых актах Банка России этот вид банковского надзора именуется пруденциальным (от англ. Prudent — благоразумный) банковским надзором. В действующем банковском законодательстве России этот термин не упоминается. В федеральном законодательстве содержание и особенности пруденциального банковского надзора не раскрываются. Однако более чем в 150 нормативных правовых актах Банка России активно используются такие правовые категории, как “пруденциальный надзор“, “пруденциальные нормы деятельности“. Для осуществления пруденциального надзора в центральном аппарате Банка России создан специальный Департамент пруденциального надзора.

Анализ банковского законодательства позволяет сделать вывод, что пруденциальный надзор отличается от других видов банковского надзора тем, что его предметом являются государственные стандарты, обеспечивающие устойчивость банковской системы и кредитных организаций.

Задача пруденциального надзора, по мнению О.Н. Антиповой, состоит “в том, чтобы посредством постоянного контроля обнаружить на ранней стадии возникновение проблем в банке, обострение которых может вызвать неплатежеспособность и банкротство кредитной организации, в целях проведения действенных мероприятий для преодоления выявленных негативных явлений и тенденций“. Поэтому вряд ли можно признать обоснованным мнение, что отличительным признаком пруденциального надзора является его “документарный“ или “дистанционный“ характер. Банковский надзор за соблюдением государственных стандартов устойчивости кредитных организаций может осуществляться не только в документарной (дистанционной) форме, но и в процессе проверок с выездом на место. Соответствующие полномочия и процедуры банковского надзора за соблюдением кредитными организациями государственных стандартов закреплены в нормативных актах Банка России.

Надзор осуществляется на основании ежемесячных балансов кредитной организации, к которым прилагаются соответствующие справки с расчетами фактических значений обязательных экономических нормативов и расшифровка отдельных балансовых счетов, подписываемые руководителем и главным бухгалтером кредитной организации. Ответственность за достоверное и правильное составление расчетов обязательных экономических нормативов и расшифровок отдельных балансовых счетов для расчета нормативов несут банки. При этом банки, у которых отозвана лицензия на совершение банковских операций, обязательные экономические нормативы не рассчитывают.

Помимо надзора за соблюдением кредитными организациями экономических нормативов Банк России следит за соблюдением ими норм обязательных резервов, депонируемых в Банке России, за финансовым положением и т.п.

Надзорная деятельность государства может быть эффективной только при условии, что все виды банковского надзора за банковской деятельностью кредитных организаций, включая валютный надзор, применяются в комплексе.

Непосредственным предметом банковского валютного надзора, осуществляемого в порядке ст. 55 Закона о Банке России, является та часть деятельности кредитных организаций с иностранной валютой и валютными ценностями, которая непосредственным образом связана с реализацией норм банковского права. Это могут быть банковские операции, осуществляемые ими, например, в интересах своих клиентов. Это может быть надзор за использованием валюты иностранного государства и платежных средств в иностранной валюте в качестве средства платежа в России, осуществление международных расчетов, включая валютные операции, связанные с движением капитала, а также расчеты между резидентами и нерезидентами в валюте РФ. Это может быть надзор за валютными резервами кредитных организаций, за соблюдением ими банковских правил, направленных на ограничение валютных рисков, а также правил приобретения и продажи иностранной валюты и т.п. Предметом банковского валютного надзора является также осуществляемый Банком России надзор за соблюдением уполномоченными банками лимитов открытой валютной позиции.

Предметом иных направлений банковского надзора является надзор Банка России за соблюдением кредитными организациями установленных им правил осуществления банковских операций, включая наличные и безналичные расчеты в РФ, правил денежного обращения, порядком ведения кассовых операций и т.п. Кроме того, в рамках банковского надзора Банк России обеспечивает:

соблюдение кредитными организациями федеральных законов (например, антимонопольных, о защите прав потребителей банковских услуг), нормативных правовых актов Президента РФ, Правительства РФ, касающиеся банков и банковской деятельности;

соблюдение кредитными организациями требований к банковской безопасности и к банковской инфраструктуре;

соблюдение кредитными организациями требований банковского законодательства и Банка России к профессиональным и личным качествам руководителей кредитных организаций. Именно в процессе надзорно-контрольной деятельности Банк России проверяет соблюдение кредитными организациями своих предписаний и предупреждений, направленных на устранение обнаруженных правонарушений и недостатков.

Банк России не оставляет без внимания и деятельность кредитных организаций на финансовых рынках.

С принятием Закона о банкротстве возникло и развивается новое направление контрольно-надзорной деятельности за кредитными организациями. Это направление связано с необходимостью постоянного наблюдения за процессами оздоровления кредитных организаций и реализацией процедуры банкротства. Так, при осуществлении мер по предупреждению несостоятельности (банкротства) кредитных организаций Банк России в устанавливаемый им срок требует от кредитной организации представления ему плана мер по ее финансовому оздоровлению и контролирует его выполнение (ст. 13 Закона о банкротстве).

Значительный интерес для теории и практики банковского надзора имеет точное определение начального этапа этого вида государственного регулирования. В научной литературе высказано мнение, что начальным этапом банковского надзора является контроль за созданием кредитных организаций. Однако такой подход трудно поддержать в полной мере. В строгом юридическом смысле государственная деятельность по созданию, регистрации и лицензированию кредитных организаций имеет больше характер банковского регулирования, а не банковского надзора. Поскольку банковский надзор — это та стадия управленческого процесса, которая предполагает проверку выполнения принятых решений, характеризует результат фактически осуществленного процесса, то проверка законности приобретения статуса кредитной организации возможна только после ее регистрации и лицензирования. До создания и регистрации кредитной организации, предусмотренный Законом о Банке России и Законом о банках, объект банковского надзора юридически не существует, а без него нет и быть не может самого банковского надзора. Поэтому регистрация и лицензирование кредитной организации сами по себе не являются видом банковского надзора. Однако банковским надзором вполне могут быть признаны наблюдение или проверка законности регистрации или лицензирования кредитной организации после ее создания или выдачи лицензии. В этом случае в ходе банковского надзора оценивается соблюдение учредителями (акционерами), администрацией кредитной организации банковских правил, связанных с уведомлением, а в некоторых случаях с получением согласия Банка России либо антимонопольного органа на изменение уставного капитала, состава участников, назначение руководителей кредитной организации и т.п.

Таким образом, в зависимости от того, на какой стадии государственного управленческого процесса применяются регистрационные, лицензионные, согласовательные, уведомительные, в т.ч. антимонопольные, банковские процедуры, они могут иметь либо характер банковского регулирования, либо характер банковского надзора. Так, в момент создания кредитной организации упомянутые банковские процедуры являются элементами банковского регулирования. В последующем, например, при внесении изменений в состав учредителей, в уставный капитал и т.п., если, помимо регистрации, Банк России оценивает ранее проведенные сделки или принятые решения с точки зрения их законности, имеет место не только банковское регулирование, но и банковский надзор.

В заключение необходимо отметить, что исследование правовых основ банковского контроля и надзора не только способствует развитию науки банковского права, но и может иметь вполне ощутимые практические результаты, связанные с улучшением контрольно-надзорной деятельности в банковской сфере.

2.3 Доступ к сведениям, составляющим банковскую тайну

Исполнительное производство редко становится объектом внимания высших судебных инстанций. Конституционный Суд РФ фактически вообще не обращался к анализу положений законодательства в данной сфере. И вот, наконец, ситуация изменилась. Это произошло в связи с необходимостью разрешения вопроса о соотношении исполнительного производства с другим, не менее важным правовым институтом - банковской тайной.

Примечательно, что режим банковской тайны наконец-то стал предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ, поскольку участникам споров о порядке доступа к банковской тайне катастрофически не хватало мнений высших судов Российской Федерации по этому вопросу*(1). В постановлении от 14 мая 2003 г. N 8-П, принятому по запросу Лангепасского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа, КС РФ высказал свое мнение о возможности доступа судебного пристава-исполнителя к сведениям, составляющим банковскую тайну.

При этом суд признал не противоречащим Конституции РФ положение п.2 ст.14 ФЗ «О судебных приставах» в его нормативном единстве с положениями п.2 ст.12 того же Закона в той мере, в какой ими предусматривается право судебного пристава-исполнителя в связи с исполнением постановления суда запрашивать и получать в банках, иных кредитных организациях необходимые сведения о вкладах физических лиц в том размере, который требуется для исполнения исполнительного документа, и в пределах, определяемых постановлением суда.

Данную правовую позицию КС РФ можно распространить и на сведения о счетах и операциях по счетам юридических лиц и предпринимателей без образования юридического лица.

Обратимся к сути проблемы. Согласно ст.14 ФЗ «О судебных приставах» (далее - Закон о приставах) информация, документы и их копии, необходимые для осуществления судебными приставами своих функций, представляются по их требованию безвозмездно и в установленный срок.

В то же время ст.857 ГК РФ закрепляет, что сведения, составляющие банковскую тайну, государственным органам и их должностным лицам могут быть предоставлены исключительно в случаях и в порядке, установленном законом.

Как ранее отмечалось, право доступа к банковской тайне государственному органу и его должностным лицам, исходя из признания сведений, составляющих банковскую тайну, информации с ограниченным доступом (п.1 ст.12 ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации»), может быть предоставлено в случае прямого указания на это в федеральном законе с установлением соответствующего порядка доступа*(2).

Таким критериям отвечают ФЗ «О банках и банковской деятельности», Налоговый кодекс РФ, Таможенный кодекс РФ, ФЗ «О Счетной палате РФ», ФЗ«О противодействии легализации (отмыванию) денежных средств, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Наиболее развернуто право доступа к банковской тайне определено в ФЗ «О банках и банковской деятельности»[60] . В нем указано, что справки по операциям и счетам юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, выдаются кредитной организацией данным гражданам, судам и арбитражным судам (судьям), Счетной палате РФ, органам государственной налоговой службы и налоговой полиции, таможенным органам РФ в случаях, предусмотренных законодательными актами об их деятельности, а при наличии согласия прокурора - органам предварительного следствия по делам, находящимся в их производстве.

Справки по счетам и вкладам физических лиц выдаются кредитной организацией физическому лицу (владельцу счета), судам, а при наличии согласия прокурора - органам предварительного следствия по делам, находящимся в их производстве.

Отказываясь предоставлять судебным приставам-исполнителям информацию, многие банки исходили из того, что приставы не указаны в ст.26 Закона о банках. Таким образом, приоритет был отдан букве закона в соответствии с требованиями ст.857 ГК РФ.

Аналогичная позиция отражена и в Письме ВС РФ от 12.11.2001 N 110-5/общ. При этом ВС РФ предложил приставам получать нужные сведения через суд, выдавший исполнительный лист.

В то же время практически все сходились во мнении, что в силу своего предназначения судебный пристав-исполнитель должен иметь право доступа к сведениям, составляющим банковскую тайну, а ст.26 Закона о банках не соответствует реалиям времени.

По нашему убеждению, абстрактное право получать сведения и документы, перечисленные в п.2 ст.14 Закона о приставах и в некоторых иных федеральных законах, не означает права доступа к банковской тайне как несоответствующее смыслу последней.

В этой связи вызывает сомнение вывод КС РФ (абз.9 п.5 мотивировочной части постановления) о том, что п.2 ст.857 ГК РФ и п.2 ст.14 Закона о приставах корреспондируют друг с другом. Содержащееся в ст.857 ГК РФ словосочетание «в случаях и в порядке» предполагают соответствующую регламентацию в ином федеральном законе порядка получения сведений, составляющих банковскую тайну. В Законе о приставах никаких «случаев и порядка» не содержится.

«Закрепление в законе отступлений от банковской тайны... не может быть произвольным», «этим должны предопределяться устанавливаемые законодателем объем и содержание правомочий органов государственной власти и их должностных лиц, являющихся носителями публичных функций, в их отношениях с банками», - пишет КС РФ в своем постановлении (абз.5 п.3, абз.3 п.4). Но разве норма, признанная судом конституционной, закрепляет отступление от режима банковской тайны и регулирует вопросы доступа к сведениям, составляющим банковскую тайну?

КС РФ, разрешая противоречие между буквой закона и потребностями жизни, уже не в первый раз использовал прием сравнения конституционно значимых целей правового регулирования и прав, гарантированных Конституцией РФ.

Как указал КС РФ, право на тайну банковского счета, банковского вклада и операций по ним закономерно вытекает из гарантированных Конституцией РФ прав на неприкосновенность частной жизни и личную тайну (ст.23, 24 Конституции РФ). В то же время, подчеркнул КС РФ, в Российской Федерации гарантируется судебная защита прав и свобод человека и гражданина.

«Защита нарушенных прав не может быть признана действенной, если судебный акт своевременно не исполняется... « Логика постановления состоит в том, что гарантии неприкосновенности частной жизни и личной тайны не могут обеспечиваться за счет умаления гарантий на судебную защиту прав и свобод. Соотнося указанные конституционные права, КС РФ отдал приоритет последним.

Разделяя мнение, что судебный пристав-исполнитель в силу своего назначения должен иметь доступ к сведениям, составляющим банковскую тайну, хочется все же заметить следующее.

Допущение мысли, что получить доступ к сведениям, составляющим банковскую тайну, используя абстрактное право на получение информации и документов, может обесценить само понятие банковской тайны, и, кроме того, оно способно породить новые споры, поскольку подобные нормы имеются, в частности, в Законе РФ «О милиции» и в некоторых других федеральных законах.

Продолжая ход мысли КС РФ, можно обосновать, что выявление и пресечение преступлений (например, при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий) важнее обеспечения тайны личной жизни. В таком случае режим банковской тайны окончательно может потерять смысл.

Весьма примечательна идея, содержащаяся в абзаце пятом п.5 постановления.

КС РФ делает вывод, что если обязанность предоставлять необходимую информацию, закрепленная п.2 ст.14 Закона о приставах, распространяется на всех, следовательно, она распространяется и на банки. Возникает закономерный вопрос: в чем тогда разница между общедоступной информацией и информацией, составляющей банковскую тайну? Забота КС РФ об исполнении судебных актов понятна, но избранный им способ решения вопроса представляется спорным.

Чувствуя некоторые слабости своей позиции в этой части, КС РФ указывает, что «с федерального законодателя не снимается обязанность согласовать законодательство Российской Федерации, которым регламентируется режим банковской тайны и устанавливаются обусловленные им взаимные права и обязанности банка, иной кредитной организации и государственных органов и их должностных лиц, с гражданским законодательством, процессуальным законодательством и законодательством об исполнительном производстве, что предполагает принятие соответствующих нормативных решений в целях преодоления коллизии правовых норм и затрагиваемых ими публичных и частных интересов».

Это можно понимать в том смысле, что необходимо в соответствии с требованиями ст.857 ГК РФ упорядочить круг лиц, имеющих право на доступ к банковской тайне и детализировать саму процедуру доступа. Однако если бы КС РФ признал норму п.2 ст.14 Закона о приставах не соответствующей Конституции РФ, наверное, законодатель был бы более оперативен в приведении закона в соответствие с изменившимися общественными отношениями.

—————————————————————————————————————————————————————————————————————————

*(1) Единственным документом по данной проблематике оказалось Письмо Верховного Суда РФ от 19.11.2001 N 110-5/общ, по запросу Ассоциации российских банков, Письмо выражает скорее частное мнение подписавшей Письмо заместителя Председателя ВС РФ Сергеевой Н.Ю.

*(2) См.: Акимов А.К. Есть ли у банков тайны от налоговой полиции? // «эж-ЮРИСТ» N 27, 2002.

3. Выводы. Пути совершенствования регулирования банковской деятельности

Банковская реформа в России, основанная на формировании двухуровневой банковской системы, включающей Банк России и коммерческие банки, была начата более 10 лет назад.

Финансово-экономический кризис 1998 г. привел к тяжелейшим последствиям как для банковской системы, так и для экономики страны в целом. Перед Банком России, органами исполнительной и законодательной власти, перед самими кредитными организациями были поставлены сложнейшие задачи, потребовавшие не только срочных мер по стабилизации, но и переосмысления многих вопросов банковской реформы. В ноябре 1998 г. был принят важный совместный документ Банка России и Правительства Российской Федерации «О мерах по реструктуризации банковской системы Российской Федерации». Благодаря его успешной реализации было положено начало нового этапа реформирования и развития банковского сектора в России. В целом был преодолен коллапс платежной системы и системный банковский кризис, созданы основы для реструктуризации кредитных организаций.

С начала 2001 г. разгорелись жаркие дискуссии относительно дальнейшего развития реформирования банковского сектора. Первоначально проект реформирования банковской системы был представлен Центральным банком РФ, а 8 февраля опубликован в «Вестнике Банка России» под заголовком «Концептуальные вопросы развития банковской системы Российской Федерации». Позднее, в июле, был представлен альтернативный проект рабочей группы по банковской реформе Российского союза промышленников и предпринимателей. Рабочую группу возглавил А.Л. Мамут, председатель наблюдательного совета МДМ-банка. «Проект Мамута» был представлен 16 июля на заседании Совета по предпринимательству при Правительстве Российской Федерации. Однако этот документ какой-либо широкой поддержки не получил.

После длительных дискуссий 30 декабря 2001 г. Правительство Российской Федерации и Банк России приняли окончательную редакцию документа под названием «Стратегия развития банковского сектора Российской Федерации». По сравнению с предыдущими качество представленного документа заметно лучше. В нем более четко были прописаны задачи и основные средства реформирования банковской системы, уточнены многие формулировки, устранен ряд пробелов и противоречий.

К позитивным переменам следует отнести четкость ответов на те вопросы, которые вызывали наибольшее беспокойство в банковском сообществе. Речь идет прежде всего о капитализации банков. «Стратегия развития банковского сектора Российской Федерации» установила четкие ориентиры: рублевый эквивалент банковского капитала должен быть не ниже 5 млн евро (п. 4.2.3)

Скорректированы отдельные положения документа, связанные с такими острыми вопросами, как переход на международные стандарты бухгалтерского учета и финансовой отчетности. В частности, предусмотрено, что переход на международные стандарты бухгалтерского учета и финансовой отчетности должен осуществляться кредитными организациями одновременно с другими секторами экономики (п. 7.2.3).

К несомненным достоинствам «Стратегии развития банковского сектора Российской Федерации» следует отнести также и то, что она включает два приложения, которые, во-первых, закрепляют основные положения предлагаемых к разработке нормативно-правовых актов и, во-вторых, определяют перечень необходимых для их реализации мероприятий.

С момента принятия «Стратегии» прошло уже два года, и можно подвести некоторые итоги ее применения. Большая часть целей и задач, поставленных в Плане первоочередных мероприятий по реализации в 2001-2003 гг. положений Стратегии, успешно решены (20 из 32 пунктов выполнены полностью, оставшиеся находятся в процессе реализации). Реформирование банковской системы потребовало дальнейшего совершенствования не только подходов и методов, но и постановки новых стратегических задач в связи со значительными изменениями валютного и банковского законодательства, экономической ситуации в стране. Назрела необходимость принятия новой Стратегии. На заседании Правительства РФ 11 ноября 2003 г. ряду федеральных органов исполнительной власти (Минэкономразвития России, Минфину России, ФКЦБ России, МАП России) с участием Банка России было поручено дополнительно проработать вопросы развития банковской системы и до 1 февраля 2004 г. представить в Правительство Российской Федерации проект новой редакции «Стратегии развития банковского сектора Российской Федерации».

Уже в феврале 2004 г. такой проект был направлен в Правительство и тогда же в целом одобрен. Смена состава Правительства РФ дает надежду на то, что план банковской реформы может быть значительно улучшен.

«Стратегия развития банковского сектора Российской Федерации на 2004 г. и на период до 2008 г.» призвана обеспечить дальнейшее реформирование банковской системы в России. Основная задача на предстоящие четыре года состоит в повышении роли банковского сектора как основного финансового посредника в процессах трансформации накоплений в кредиты и инвестиции.

Стратегия закрепляет следующие основные цели дальнейшего реформирования банковского сектора:

1) повышение общеэкономической эффективности осуществляемых банковским сектором функций по аккумулированию денежных средств населения и их трансформация в кредиты и инвестиции;

2) укрепление функциональной роли в экономике, повышение конкурентоспособности российских кредитных организаций на внутреннем рынке по сравнению с зарубежными финансовыми организациями;

3) дальнейшее укрепление устойчивости банковского сектора, усиление защиты интересов вкладчиков и других кредиторов банков;

4) предотвращение использования кредитных организаций в недобросовестной коммерческой деятельности и противоправных целях, в первую очередь для легализации преступных доходов и финансирования терроризма;

5) развитие конкурентной среды, рыночной дисциплины и транспарентности в деятельности кредитных организаций;

6) укрепление доверия к российскому банковскому сектору со стороны инвесторов, кредиторов и вкладчиков, в первую очередь населения.

В целом указанные цели близки по содержанию к поставленным в предыдущей редакции Стратегии (2001 г.). Закреплен и ряд новых целей, в том числе развитие конкурентной среды, рыночной дисциплины и транспарентности в деятельности кредитных организаций, укрепление их функциональной роли в экономике, повышение конкурентоспособности на внутреннем рынке по сравнению с зарубежными финансовыми организациями. Указанные нововведения играют важную роль в развитии банковского сектора России.

Несмотря на некоторые позитивные сдвиги, подготовленный проект «Стратегии развития банковского сектора Российской Федерации на 2004 г. и на период до 2008 г.» (далее также - Стратегия) по многим параметрам не соответствует требованиям законодательства (в том числе и конституционного), допускает чрезмерную декларативность и по многим вопросам не разъясняет конкретных мер и механизмов выполнения поставленных задач и целей.

Главная задача состоит в выявлении ключевых недостатков Стратегии и поиске возможных путей совершенствования ее норм.

Стратегия развития банковского сектора Российской Федерации недостаточно полно отражает требования Конституции о федеративном устройстве. Только в одном вопросе - о формировании конкурентной среды - представленный документ учитывает фактор федеративного устройства Российской Федерации. В результате отдельные положения Стратегии развития банковского сектора Российской Федерации вызывают обоснованные сомнения в их конституционности.

В частности, данное замечание может быть высказано в отношении положений пункта 3.2.1, согласно которому Правительство Российской Федерации берет на себя обязательство продолжить осуществление выхода из капиталов кредитных организаций. В этом случае необходимо уточнить, что речь идет только об обязательствах федерации, а не ее субъектов. Отметим в связи с этим, что Правительство Российской Федерации не имеет права решать вопрос о целесообразности, а уж тем более принимать обязательства о сокращении участия субъектов Российской Федерации в капитале региональных банков. Такие положения противоречат требованиям Конституции Российской Федерации о разграничении предметов ведения между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации (ст. 5, 71, 72), а также о сохранении субъектами Российской Федерации всей полноты государственной власти вне пределов ведения Российской Федерации (ст. 73).

Таким образом, в текст Стратегии должны быть внесены изменения, учитывающие фактор федеративного устройства.

Несмотря на включение в число основных целей Стратегии задачи по укреплению доверия к российскому банковскому сектору со стороны инвесторов, кредиторов и вкладчиков, в первую очередь населения (п. 1.1.5), приоритет в этом документе отдан интересам кредитных организаций в ущерб правам их вкладчиков. Об этом свидетельствуют, в частности, положения, согласно которым предполагается:

«В целях обеспечения формирования реальной срочной структуры пассивов и снижения риска ликвидности банковского сектора, пересмотреть положения ст. 837 Гражданского кодекса Российской Федерации и внести в указанную статью изменения, предоставляющие кредитным организациям право предусматривать в договоре банковского вклада иные, чем по первому требованию, условия досрочного возврата вклада» (п. 5.2.4).

Отметим в связи с этим, что решение данного вопроса стоит первым пунктом в списке первоочередных мероприятий по реализации положений Стратегии в 2004-2006 гг., что свидетельствует о реальной угрозе исключения права на досрочный отзыв вкладов. Такой подход представляется неправомерным и противоречащим Конституции РФ.

Согласно Конституции Российской Федерации «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства» (ст. 2). Не менее категоричны формулировки ст. 18 Конституции: «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов». В защиту прав вкладчиков говорят также положения ч. 2 ст. 35 о праве каждого иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им единолично, а также нормы ч. 2 ст. 45 Конституции о праве каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Кроме того, ч. 2 ст. 55 Конституции устанавливает, что в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

С учетом названных конституционных норм вряд ли возможно согласиться с самой постановкой задачи по ограничению прав вкладчиков.

Вопросы конституционно-правового статуса Банка России, форм его взаимодействия с Правительством Российской Федерации в тексте Стратегии развития банковского сектора не отражены. В соответствии с Федеральным законом «О банках и банковской деятельности» банковская система Российской Федерации включает в себя Банк России, кредитные организации, а также филиалы и представительства иностранных банков (ст. 2). Следовательно, необходимо дополнить текст Стратегии развития банковского сектора Российской Федерации соответствующими положениями о Банке России.

Это необходимо сделать с учетом следующих обстоятельств:

1) устойчивость банковской системы в целом во многом зависит от устойчивости конституционно-правового статуса Банка России;

2) залогом успеха не только банковской реформы, но и экономического развития в целом является отлаженное взаимодействие Правительства Российской Федерации и Банка России.

Однако действующая редакция Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» в полной мере этим требованиям не отвечает.

Конституция Российской Федерации устанавливает целый ряд норм, регламентирующих конституционно-правовой статус Центрального банка. Особое значение имеют нормы ст. 75 Конституции:

1. Денежной единицей в Российской Федерации является рубль. Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации. Введение и эмиссия других денег в Российской Федерации не допускаются.

2. Защита и обеспечение устойчивости рубля - основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти».

Таким образом, Конституция Российской Федерации наделяет Центральный банк России особым и самостоятельным конституционно-правовым статусом.

Вместе с тем п. «б» ч. 1 ст. 114 Конституции закрепляет за Правительством Российской Федерации обязанность обеспечивать проведение единой финансовой, кредитной и денежной политики. Таким образом, Конституция непосредственно устанавливает не только гарантии независимости Центрального банка России, но и обусловливает его тесное взаимодействие с Правительством Российской Федерации.

Указанные конституционные задачи, безусловно, должны быть отражены в тексте «Стратегии развития банковского сектора Российской Федерации». При этом не требуется включать какое-либо подробное изложение вопроса о параметрах независимости Банка России либо формах его взаимодействия с Правительством Российской Федерации, а также иными органами государственной власти. Достаточно зафиксировать позицию по столь важным вопросам, что, несомненно, будет способствовать устойчивости банковской системы в целом.

Заключение

Итак, сделаем некоторые выводы проделанному исследованию.

1. Современное правовое регулирование банковской деятельности Российской Федерации строится на множестве разноуровневых актов. Большей частью правовое регулирование банковской деятельности строится на ведомственных актах Банка России.

2. Банковская система Российской Федерации включает в себя Банк России, кредитные организации, а также филиалы и представительства иностранных банков.

3. Под кредитной организацией понимается юридическое лицо, которое для извлечения прибыли как основной цели своей деятельности на основании специального разрешения (лицензии) Центрального банка Российской Федерации (Банка России) имеет право осуществлять банковские операции, предусмотренные Законом.

4. Кредитные организации делятся на две группы: банки и небанковские кредитные организации.

5. Действующее законодательство разделяет банковскую деятельность на операции и сделки. Виды банковских операций и сделок, которые могут совершать кредитные организации четко отграничены законодателем.

6. В современном законодательстве четко зафиксировано правило «четырехзвенной структуры» управления кредитной организацией, в соответствии с которым в системе органов управления кредитной организации должны присутствовать все органы управления, предусмотренные корпоративным законодательством: собрание учредителей (участников) - совет директоров - единоличный исполнительный орган - коллегиальный исполнительный орган.

7. В настоящее время в Российской Федерации действуют в два раза меньше кредитных организаций по сравнению со статистикой на лето 1998 года. В тоже время, число кредитных организаций постепенно растет. Развитие банковского сектора в настоящее время происходит на фоне позитивных изменений макроэкономической ситуации в стране, обусловленных, в том числе благоприятными условиями для осуществления внешнеэкономической деятельности. Достигаются рост производства товаров и услуг, увеличение реальных доходов населения, повышение инвестиционной активности, обеспечивается стабильная ситуация на финансовых рынках. В тоже время экономическая ситуация, сохраняющиеся финансовые риски не позволяют развиваться банковской системе.

8. Основным принципом совершенствования системы регулирования банковской деятельности, банковского надзора является внедрение в полном объеме международно признанных подходов к их методике и организации. Это потребует внесения изменений и дополнений в действующее законодательство, а также улучшения практики его применения.

9. В работе неоднократно подчеркивается о существовании новой «Стратегии развития банковского сектора… «, проводится его критический анализ.

Следующим логическим этапом развития банковского законодательства можно было бы определить принятие Банковского кодекса, который стал бы стержнем всего банковского права.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему