регистрация / вход

Процессуальные особенности рассмотрения дел о лишении родительских прав

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОУВПО «МАРИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Юридический факультет Специальность: 030501.65 – Юриспруденция

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОУВПО «МАРИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Юридический факультет

Специальность: 030501.65 – Юриспруденция

Кафедра частного права России и зарубежных стран

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ (ДИПЛОМНАЯ) РАБОТА

студентки 5 курса 54 группы очной формы обучения

Горячкиной Екатерины Алексеевны

на тему: «ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ О ЛИШЕНИИ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ»

Допустить к защите Научный руководитель

Зав. кафедрой Воронцова И.В.,

Мустакимов Н.С., к.ю.н., доцент

канд. юрид. наук, доцент

……………………

………………………… (подпись)

(подпись)

«______» __________ 200___ г. Рецензент

………………….. (подпись)

Студент

………………….

(подпись)

Йошкар-Ола, 2009

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

1. Основания лишения родительских прав 7

2. Лица, участвующие в делах о лишении родительских прав 20

3. Возбуждение и подготовка дела к судебному разбирательству 36

4. Судебное разбирательство 52

5. Последствия лишения родительских прав 66

Заключение 77

Список использованных источников 81

ВВЕДЕНИЕ

Особенность положения ребенка, как в семье, так и за ее пределами проистекает из его беззащитности, вызванной полной или частичной физической, психической и социальной незрелостью. Самой природой родителю предназначена роль защитника своих детей. В правовой интерпретации такая роль выглядит как формула, согласно которой «обеспечение, защита прав и интересов детей возлагается на их родителей». Что же понимается под интересами детей? А это, прежде всего надлежащие семейное воспитание, тот самый стержень, на котором основывается формирования здоровой во всех отношениях личности. В понятие «надлежащие семейное воспитание» вкладывается сохранение и развитие физического, психического здоровья ребенка, передача ему своего жизненного опыта, знаний навыков, создание нормальных материально-бытовых условий его жизни.

Государство, будучи заинтересованным в качестве подрастающего поколения, возлагает на родителей права и обязанности по воспитанию, образованию, защите и содержанию своих детей. И предоставляются родительские права не только для удовлетворения материнских и отцовских потребностей, но и в целях обеспечения интересов детей. Именно по средством реализации этих прав и достигается полноценное развитие ребенка. Но осуществление родителями своих прав не должно осуществляться в противоречии интересам детей. Именно обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей.

Чаще всего в семье дети страдают по вине родителей, в результате безразличного отношения к родительским правам или их использования не по назначению. А в результате – искалеченная судьба, ущербная личность, имеющая асоциальные установки, словом, все то, что подрывает корни физического и психического здоровья будущих граждан. Ведь именно семья оказывает активное воздействие на развитие духовной культуры, на социальную направленность личности, мотивы поведения. Являясь для ребенка микромоделью общества, семья оказывается важнейшим фактором в выработке системы социальных установок и формирование жизненных планов.

Но все чаще и чаще используется термин «неблагополучная семья». Что же понимается под семейным неблагополучием: материальная неустроенность семьи, неполная семья или неблагополучие отношений между родителями и детьми? Мне видится, что именно последние является основным критерием попаданием семьи в данную категорию. Семейное неблагополучие выражается чаще всего в сочетании таких факторов, как деформация семейных связей и отношений; низкий культурный, общеобразовательный и профессиональный уровень родителей; примитивный круг интересов; искаженные нравственные и правовые воззрения. Проблема заключается в том, что число таких неблагополучных семей, где родители не могут, а часто и не хотят заботиться о естественных потребностях своих детей, воспитывать детей в духе моральных и правовых норм, проявляют безразличие, отрицательно влияют на них своим образом жизни и психологией, с каждым годом растет. Следует отметить, что влияние стиля жизни неблагополучной семьи на формирование личности несовершеннолетнего настолько высоко, что представляется необходимым какое-то счастливое стечение обстоятельств, чтобы подросток из такой семьи не имел антиобщественной или аморальной ориентации или не стал на путь правонарушений. Беда заключается в том, что ребенок не получая от родителей, прежде всего, удовлетворения в своих естественных потребностях: в пище, тепле, безопасности, вынужден удовлетворять их сам вставая на путь бродяжничества, попрошайничества, преступности. На улице появились не единицы, а десятки и сотни беспризорных детей, которые «болтаются» на вокзалах, рынках, в поездах. Они отличаются от других детей внешним видом, развязанным поведением, грубой нецензурной речью. Будущее этих детей с уверенностью можно предсказать. Они пополнят армию безработных, т.к. уже лишены возможности получения полноценного образования, в будущем хорошей профессии, встанут на путь наркомании и преступности. В чем же причина этого явления, принимающий массовый характер? Прежде всего, в родителях, на которых лежит обязанность по воспитанию своих детей, обязанность заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии несовершеннолетних, именно родители обязаны обеспечить получение детьми основного общего образования.

Но многие родители, и их число с каждым годом растет, не чувствуют ответственности за судьбу своих детей. Одни уклоняются от выполнения обязанностей родителей, что проявляется в нежелании заботиться о потребностях своего ребенка, оставление его без надзора; другие отказываются от своих детей, оставляя их в родильных домах; третьи, при осуществлении родительских прав причиняют вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию.

Появление таких родителей в нашем обществе не случайность, а закономерность. В современных социально-экономических условиях с особой остротой проявились негативные тенденции резкого ухудшения материального положения российских семей, бедность, повышение уровня безработицы, жилищные проблемы, алкоголизм, наркомания. Все эти социальные явления являются основой неблагополучия в семейных отношениях. Таким образом, тема, на мой взгляд, является весьма и весьма актуальной.

Лишение родительских прав регламентируется в основном нормами Семейного и Гражданского процессуального кодексов. Данный вопрос отображается в нормативно-правовых актах довольно неплохо, но существуют проблемы, которые я постараюсь в своей дипломной работе выявить и предложить способы их восполнения. Это является одной преимущественной целью данной работы.

В связи с этим необходимо определить задачи для достижения поставленной цели, а именно изучить действующее законодательство по вопросам основания лишения родительских прав, участников данной категории дел, проследить подготовку дела к судебному разбирательству, а также само разбирательство дел о лишении родительских прав в суде и выяснить последствия. К тому же одной из задач является изучение судебной практики по данной категории дел.

1. ОСНОВАНИЯ ЛИШЕНИЯ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ

Прежде, чем рассказать о лишении родительских прав и о процедуре лишения, хотелось бы рассказать, что, собственно, представляют собой родительские права.

Итак, в соответствии со ст. 47 Семейного кодекса РФ, права и обязанности родителей и детей основываются на происхождении детей, удостоверенном в установленном законом порядке. Родительские права — это совокупность прав и обязанностей родителей перед своими несовершеннолетними детьми. Они имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих несовершеннолетних детей. Родительские права прекращаются по достижении детьми возраста восемнадцати лет, а также при вступлении несовершеннолетних детей в брак и в других установленных законом случаях приобретения детьми полной дееспособности до достижения ими совершеннолетия. Родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей. Они несут ответственность за воспитание и развитие своих детей, обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. Родители имеют преимущественное право на воспитание своих детей перед всеми другими лицами. В обязанности родителей входит обеспечение получения детьми основного общего образования. Родители с учетом мнения детей имеют право выбора образовательного учреждения и формы обучения детей до получения детьми основного общего образования.

Защита прав и интересов детей возлагается на их родителей. Родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе в судах, без специальных полномочий.

Обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей. При осуществлении родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей.

Все вопросы, касающиеся воспитания и образования детей, решаются родителями по их взаимному согласию исходя из интересов детей и с учетом мнения детей. Родители (один из них) при наличии разногласий между ними вправе обратиться за разрешением этих разногласий в орган опеки и попечительства или в суд.

Родитель, проживающий отдельно от ребенка, имеет права на общение с ребенком, участие в его воспитании и решение вопросов получения ребенком образования.

Родитель, с которым проживает ребенок, не должен препятствовать общению ребенка с другим родителем, если такое общение не причиняет вред физическому и психическому здоровью ребенка, его нравственному развитию.

Родители вправе заключить в письменной форме соглашение о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка.

Родитель, проживающий отдельно от ребенка, имеет право на получение информации о своем ребенке из воспитательных учреждений, лечебных учреждений, учреждений социальной защиты населения и других аналогичных учреждений. В предоставлении информации может быть отказано только в случае наличия угрозы для жизни и здоровья ребенка со стороны родителя. Отказ в предоставлении информации может быть оспорен в судебном порядке.

Родители вправе требовать возврата ребенка от любого лица, удерживающего его у себя не на основании закона или не на основании судебного решения. В случае возникновения спора родители вправе обратиться в суд за защитой своих прав.

Лишение родительских прав рассматривается как мера семейно-правовой ответственности, которая применяется судом в случае совершения родителями (одним из них) семейного правонарушения либо умышленного преступления против жизни или здоровья своих детей.

Под семейным правонарушением понимается виновное противоправное действие (бездействие), нарушающее нормы семейного законодательства. Оно и является одним из оснований лишения родительских прав. Другим основанием применения этой меры ответственности является совершение родителями умышленного преступления против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга.

Оба основания подлежат установлению в ходе судебного разбирательства. Первое может быть подтверждено любыми относимыми и допустимыми доказательствами. Второе – приговором суда, а в случаях, предусмотренных законом, также постановлением уполномоченных правоохранительных органов или суда (постановление о применении акта об амнистии и т.д.).

Условиями для лишения родительских прав являются противоправность и вина в форме умысла (так называемый «усеченный состав»). О последствиях противоправного поведения в ст. 69 Семейного кодекса РФ не сказано. В связи с этим суды не выясняют наличие вреда личности либо имуществу ребенка. Субъектом является родитель, обладающий полной или неполной семейной дееспособностью. Речь идет как о родителе, достигшем совершеннолетия, так и о родителе, не достигшем совершеннолетия (в возрасте от 14 до 18 лет).

В соответствии со статьей 69 Семейного кодекса Российской Федерации:

Родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если они:

· уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов;

· отказываются без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иного лечебного учреждения, воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения или из аналогичных организаций;

· злоупотребляют своими родительскими правами;

· жестоко обращаются с детьми, в том числе осуществляют физическое или психическое насилие над ними, покушаются на их половую неприкосновенность;

· являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией;

· совершили умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга.

Уклонение от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов.

Оно чаще всего выражается в форме бездействия, влекущего за собой создание ситуации, опасной для ребенка. Может выражаться в отсутствии заботы об их нравственном и физическом развитии, обучении, подготовке к общественно полезному труду.

Родители обязаны обеспечить получение детьми основного общего образования. Ч.1 ст.80 СК предусматривает обязанность родителей содержать своих несовершеннолетних детей. Ее невыполнение напрямую связано с воспитанием, свидетельствует об отсутствии заботы о жизненно важных потребностях ребенка.

Наконец, закон предусматривает еще одну обязанность. Она заключается в защите прав и интересов своих несовершеннолетних детей. Подчеркивая, что эта обязанность лежит именно на родителях, закон тем самым исходит из того, что мать и отец в первую очередь отвечают за соблюдение прав и интересов своих детей. Предметом защиты являются все права детей, перечисленные в ст.54-58,60 СК. В круг объектов защиты входят также жилищные, наследственные и другие права ребенка, в числе которых и его права как члена общества (на охрану жизни и здоровья, социальное обеспечение, защиту чести и достоинства и др.). Способы защиты зависят от специфики принадлежащих ребенку прав, характера правонарушения, возраста несовершеннолетнего и др. Родители в полной мере защищают права и интересы ребенка, которому нет 14 лет. А подросткам старшего возраста они помогают себя защищать.

Таким образом, Семейный кодекс, называя в качестве одного из условий лишения родительских прав уклонение от выполнения обязанностей родителей, имеет в виду весь комплекс поступков и действий родителей, из которых эти обязанности складываются.

Для лишения родительских прав мало убедиться в неисполнении обязанностей по воспитанию, содержанию, защите. Надлежит так же установить, что родители уклоняются от их выполнения. А это означает, что они упорно, систематически, несмотря на все меры предупреждения, продолжают не выполнять своего родительского долга. При этом имеется в виду наличие системы в действиях (бездействии) родителя, т.е. неоднократные поступки, свидетельствующие о нежелании заботиться, о жизненно важных потребностях своих детей (в пище, одежде, лечении, воспитании и т.п.). В результате создается невыносимая для жизни, здоровья, воспитания несовершеннолетнего обстановка. Обычно она представляет угрозу для маленького и беспомощного ребенка, который может легко погибнуть, т.к. дети, оставленные без присмотра, часто оказываются в опасности и становятся жертвами несчастных случаев.

Суды признают злостным уклонением от уплаты алиментов случаи, когда лицо в течение длительного времени без уважительных причин не оказывает помощи в содержании детей и его поведение свидетельствует о нежелании выполнять решение суда.

Отказ без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иного лечебного учреждения, воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населений или из аналогичных организаций.

Не расценивается как основание для лишения родительских прав, если несовершеннолетний ребенок находится с недостатками физического или психического развития (по заявлению или с согласия родителей) в учреждениях системы социальной защиты населения, в том числе несовершеннолетний в возрасте до пятнадцати лет - в психиатрическом стационаре, так как родители имеют право устроить такого ребенка на полное государственное обеспечение.

Высказывается мнение о том, что заявление об отказе несовершенного родителя в возрасте до 16 лет взять ребенка из родильного дома (отделения) или иного указанного в законе учреждения, а также иные действия, свидетельствующие о таком отказе, не могут повлечь лишения родительских прав, поскольку он не наделен в этом случае в полном объеме правом на воспитание ребенка и дееспособностью.

Злоупотребление своими родительскими правами.

Может выражаться и в том случае, если родители препятствуют в реализации права ребенка на обучение, поощряют попрошайничество, воровство, употребление спиртных напитков и т.д.

Часто злоупотребление родительскими правами заключается в расходовании денежных средств, предназначенных для нужд ребенка. Общеизвестны случаи, когда в неблагополучных семьях нигде не работающие родители, зачастую злоупотребляющие спиртными напитками, живут на детские пособия, не заботясь о детях, не уделяя никакого внимания их воспитанию и содержанию, совершая злоупотребления правом в форме бездействия, выражающегося в оставлении ребенка без пищи и тепла.

Другим примером злоупотребления родительскими правами может быть побуждение ребенка к чрезмерным занятиям спортом, музыкой или каким-либо иным видом деятельности в такой степени, что это становится опасным для его здоровья. А.А. Малиновский приводит ужасающий пример последствий такого злоупотребления родительскими правами: "...один семиклассник (лидер хоккейной команды) покончил жизнь самоубийством из-за того, что родители запретили ему играть в хоккей, пока он не окончит музыкальную школу"[1] .

К случаям злоупотребления родительскими правами можно отнести такие случаи, когда один из родителей препятствует другому осуществлять свои родительские права, особенно в случаях, когда этот порядок уже определен судом. Когда второй родитель препятствует ребенку в посещении зарубежных стран, куда требуется согласие второго родителя (большинство стран Шенгенского соглашения). Кроме того, несмотря на то, что выезд из России возможен без согласия второго родителя, при условии сопровождения одним из родителей, нередки случаи, когда ребенок едет в составе сборной команды, или туристической группы, — без сопровождения матери. В этом случае даже для выезда из РФ требуется согласие обоих родителей. Отказ от дачи такого согласия также можно рассматривать как злоупотребление родительскими правами. Однако одного этого основания для лишения родительских прав, к сожалению, недостаточно.

Жестокое обращение с детьми, в том числе осуществление физического или психического насилия над ними, покушение на их половую неприкосновенность.

Жестокое обращение с детьми может проявляться не только в осуществлении родителями физического или психического насилия над ними либо в покушении на их половую неприкосновенность, но и в применении недопустимых способов воспитания (в грубом, пренебрежительном, унижающем человеческое достоинство обращении с детьми, оскорблении или эксплуатации детей). Жестокое обращение родителей с ребенком может послужить основанием для возбуждения в отношении родителей уголовного дела. Покушение на половую неприкосновенность детей является уголовно наказуемым деянием.

Жестокое обращение с детьми, также чаще всего совершается в виде активных действий, однако возможно жестокое обращение и в форме бездействия, которое выражается в оставлении ребенка без пищи и воды. Так, мать закрывала своего малолетнего сына на несколько дней в узком шкафу, в котором ребенок мог только стоять, а сама тем временем придавалась пьяному веселью со своим сожителем. Малыш мог длительное время находиться там без пищи и воды.

Так, например, приговором мирового судьи судебного участка N 1 г.Йошкар-Олы Сибагатуллин Р. осужден по ст.ст.116 ч.1, 119, 130 ч.1, 156 УК РФ.

Сибагатуллин осужден за нанесение побоев своему малолетнему сыну, его оскорбление, угрозу убийством и ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего.

Приговор пересмотрен ввиду неправильного применения уголовного закона. Рассмотрев заявление прокурора, 9 июня 2004 года суд вынес заочное решение о лишении Сибагатуллина родительских прав в отношении его сына.

Согласно п.1 ст.71 Семейного кодекса РФ родители, лишенные родительских прав, утрачивают все права, к которым в частности относится и право на воспитание и образование ребенка. Таким образом, на момент совершения преступления, предусмотренного ст.156 УК РФ, Сибагатуллин не мог являться субъектом данного преступления. По указанному основанию приговор был изменен: производство по делу по ст.156 УК РФ прекращено за отсутствием состава преступления.

В отношении Сибагатуллина был пересмотрен и другой приговор по основаниям неправильного применения уголовного закона. Приговором мирового судьи судебного участка N 1 г.Йошкар-Олы Сибагатуллин был осужден по ст.ст.116, 119, 156 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с применением ст.73 УК РФ.

Сибагатуллин был признан виновным в нанесении побоев своему сыну, 1991 года рождения, угрозе убийством, а так же систематическом неисполнение возложенных обязанностей по воспитанию сына, выразившиеся в жестоком обращении с ним.

Пересматривая приговор, Президиум отметил, что нанесение побоев не выходит за рамки преступления, предусмотренного ст.156 УК РФ, т.к. является одной из форм жестокого обращения с несовершеннолетним, поэтому не требует квалификации дополнительно по ст.116 ч.1 УК РФ.

Кроме того, по тс.156 УК РФ Сибагатуллин был осужден к наказанию в виде лишения свободы сроком на один год. Однако санкция ст.156 УК РФ в редакции ФЗ от 8.12.2003 г. не предусматривает такой вид наказания. Приговор изменен: исключено указание об осуждении по ст.116 ч.1 УК РФ, наказание по ст.156 УК РФ назначено в виде исправительных работ.

Наличие заболевания хроническим алкоголизмом или наркоманией.

Хронический алкоголизм или заболевание родителей наркоманией должны быть подтверждены соответствующим медицинским заключением. Для лишения родителей родительских прав по данному основанию в принципе достаточно установить факт наличия у родителей таких заболеваний, так как они представляют особую опасность для ребенка. Ребенок оказывается в нездоровой семейной обстановке, предоставлен самому себе, страдает нравственно и физически. Совершение родителями противоправных действий против ребенка при этом необязательно, хотя они, как правило, имеют место. Для установления наличия у родителей хронического алкоголизма или наркомании и степени влияния этих заболеваний на детей возможно проведение специальной экспертизы (наркологической, психиатрической, психологической и др.). При лишении родительских прав родителей, больных хроническим алкоголизмом или наркоманией, их вина очевидно не прослеживается. Однако в связи с тем, что алкоголизм и наркомания возникают в результате сознательного доведения родителями себя до такого состояния, то и в данном случае можно говорить о виновном поведении родителей. Хотя на практике при рассмотрении данной категории дел вопрос о вине родителей не обсуждается. Важно то, что хронический алкоголизм и наркомания родителей создают реальную угрозу для ребенка, его физического, психического и нравственного развития, подтверждены соответствующими медицинскими документами. Лишение родительских прав по этому основанию может быть произведено независимо от признания родителя ограниченно дееспособным.

Отсутствие всякой заботы о насущных потребностях детей - их пище, одежде, тепле, элементарной чистоте - в таких условиях живут дети, чьи родители хронические алкоголики и наркоманы. Именно они бьют и истязают своих детей, обрекая их на мучительное существование. К тому же родители алкоголики или наркоманы чаще всего притягивают к себе подобных. Поэтому в их доме устраиваются притоны, где пьяные компании развлекаются днями и ночами не стесняясь присутствия детей. Такое поведение родителей губительно воздействует на формирование личности несовершеннолетнего.

Совершение умышленного преступления против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга.

речь идет о покушении на убийство, нанесении тяжких телесных повреждений, доведении до самоубийства, побоях, истязаниях и т.д.

Причинить вред ребенку могут не только умышленные преступные действия родителя, направленные непосредственно против его жизни или здоровья. Ребенок может быть травмирован морально и в случаях, когда умышленное преступление родителя совершено против жизни или здоровья супруга (т.е. другого родителя ребенка или его отчима, мачехи). При этом для лишения родительских прав не требуется, чтобы такое преступление было совершено в присутствии ребенка.

По данному виду виновного поведения родителей необходимо учитывать следующие обстоятельства. Во-первых, основания для лишения родительских прав отсутствуют при совершении преступления родителями по неосторожности (случайное причинение вреда здоровью ребенка в ходе игры, при домашних работах и т.п.). Во-вторых, следует иметь в виду, что, согласно ст. 49 Конституции РФ, виновность гражданина в совершении преступления может быть установлена только вступившим в законную силу приговором суда. И, в-третьих, виновность родителей (одного из родителей) в совершении умышленного преступления, направленного не в отношении детей или супруга, не может являться основанием для лишения их (его) родительских прав.

Помимо оснований лишения родительских прав, предусмотренных Семейным кодексом РФ, необходимо наличие вины. Виновное поведение родителей в отношении их ребенка может иметь различные аспекты его содержания и обязательно в его основе должно лежать осознанное понимание родителями тех действий, которые причиняют вред здоровью или психике ребенка.

Нет единого мнения и по вопросу о том, в отношении всех ли детей производится лишение родительских прав, когда в семье несколько детей.

В литературе высказано мнение о том, что нецелесообразно применять лишение родительских прав в отношении всех детей, если установлено неправомерное осуществление права на воспитание в отношении только одного из них, в то время как к остальным детям родители относятся хорошо и проявляют заботу о них.

Вместе с тем существует мнение, что лишение родительских прав возможно к правам родителей в отношении всех детей, поскольку неправомерное поведение относительно одного из них показывает, что он недостоин пользоваться родительскими правами вообще.

Это утверждение не может не вызвать возражений. Лишение права на воспитание – крайняя мера, имеющая прежде всего моральные последствия. Нельзя лишать родителя его права на воспитание всех детей; некоторые из них могут жить отдельно от родителей. Это может привести к нарушению личных связей, взаимопонимания, потере личных контактов и доверия.

Не следует забывать и о том, что может возникнуть вопрос о детях, родившихся позже, т.е. после вынесения решения о лишении родительских прав их родителя (родителей).

Что касается практики рассмотрения и разрешения дел данной категории, то судьи дифференцировано решают этот вопрос, даже если был предъявлен иск о лишении родителей их права на воспитание детей в отношении всех детей. И с этим следует согласиться

Не могут быть лишены родительских прав лица, не выполняющие свои родительские обязанности вследствие стечения тяжелых обстоятельств и по другим причинам, от них не зависящим (например, психического расстройства или иного хронического заболевания, за исключением лиц, страдающих хроническим алкоголизмом или наркоманией). В указанных случаях, а также когда при рассмотрении дела не будет установлено достаточных оснований для лишения родителей (одного из них) родительских прав, суд может вынести решение об отобрании ребенка и передаче его на попечение органов опеки и попечительства, при условии, что оставление ребенка у родителей опасно для него.

В таком же порядке может быть разрешен вопрос об отобрании детей от усыновителей, если отсутствуют установленные законом основания к отмене усыновления.

Отмена усыновления — институт, близкий по своему содержанию и правовым последствиям к лишению родительских прав, поскольку по существу происходит лишение усыновителей родительских прав, хотя основания и в том, и другом случаях различны.

Усыновление, произведенное с соблюдением всех требований закона, порождает между усыновителями и усыновленным ребенком правоотношения, аналогичные тем, которые существуют между родителями и детьми.

Закон содержит общее положение, касающееся оснований к отмене усыновления, указывая, что ими являются уклонение от воспитания ребенка, злоупотребление родительскими правами, в том числе жестокое обращение с ребенком, хронический алкоголизм или наркомания.

Отмена усыновления, безусловно, происходит и по другим основаниям, исходя из интересов ребенка.

Нельзя отменить усыновление в случаях, когда усыновленный ребенок достиг совершеннолетия. Однако оно допускается, если имеется взаимное согласие ребенка и его усыновителей, а также согласие его родителей, если они не лишены родительских прав и отсутствует решение суда о признании их недееспособными.

При этом разрешение вопроса об отмене судом усыновления ребенка остаются его интересы (ст. 143 СК РФ).

2. ЛИЦА, УЧАСТВУЮЩИЕ В ДЕЛАХ О ЛИШЕНИИ

РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ

«Одна из примечательных особенностей прав родителей на воспитание – их не отчуждаемость. Сам родитель не может отказаться быть их обладателем. Это обстоятельство имеет два объяснения. Во-первых, налицо так называемое естественное право, возникшее в силу самого факта рождения, неотъемлемая часть человеческой сущности. С другой стороны, давший жизнь ребенку связан с ним навсегда, а необходимостью его воспитывать до совершеннолетия. Утрата родительских прав может быть следствием лишь лишения этих прав в судебном порядке»[2] .

Специального анализа требует решение вопроса о составе сторон в таких делах, как споры о лишении родительских прав, о восстановлении в родительских правах, об отмене усыновления, об ограничении родительских прав.

В этих делах предметом судебного рассмотрения является спорное правоотношение, которое существует между родителями (усыновителями) и ребенком. Лицо, предъявившее иск, доказывает, что родители (усыновители) должны быть лишены или ограничены в родительских правах и т.д., поскольку они не выполняют своих обязанностей по воспитанию ребенка.

Иски в таких случаях (в зависимости от характера) предъявляются одним из родителей (ст. 70 СК), лицами, их заменяющими, приемными родителями, усыновителями ребенка, близкими родственниками (ст. 73 СК), опекунами (попечителями), а также органы или учреждения, на которые возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей (органы опеки и попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних, учреждения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, дома ребенка, школы-интернаты, детские дома, дома инвалидов, детские реабилитационные центры для несовершеннолетних, центры помощи детям, оставшимся без попечения родителей, территориальные центры социальной помощи семьям и детям, социальные приюты для детей и подростков, интернаты для детей с физическими недостатками (комментарий к ст. 70 СК).

Иск об ограничении родительских прав может быть предъявлен близкими родственниками ребенка (бабушка, дедушка, сестры, братья), органами и учреждениями (п. 1 ст. 70 СК РФ).

Нередко иски по соответствующим категориям дел могут быть предъявлены органами опеки и попечительства.

Во всех этих случаях иск предъявляется в защиту интересов ребенка и в силу закона, поэтому ребенок является лицом, участвующим в деле и занимает процессуальное положение истца. Родители — чаще ответчики, хотя, в силу закона они не теряют статуса законного представителя, но во многих случаях по отдельным категориям дел (лишение родительских прав, отмена усыновления) они уже не могут выполнять этих функций, поскольку их поведение нарушает интересы детей.

Интересы ребенка в этих делах будет представлять лицо, которому законом предоставлено право на предъявление иска.

Характеристика состава лиц, участвующих в спорах о праве на воспитание, в частности, при определении вопросов, связанных с осложнением процесса по субъектному составу, была бы неполной без анализа вопросов, связанных с процессуальным соучастием по этим делам. Споры, касающиеся воспитания ребенка, не исключают участия нескольких лиц, как на стороне истца, так и на стороне ответчика.

Своеобразной особенностью участия в процессе по этим делам процессуальных соучастников (соистцов или соответчиков) является сосуществование их прав и обязанностей. Требование каждого из них может существовать наряду с требованиями остальных, они совместимы и не исключают друг друга. Для этого института по данным делам характерно отсутствие спора между соучастниками.

Именно эта взаимообусловленность прав и обязанностей родителей, осуществление права на воспитание одновременно со стороны двух лиц по отношению к одному и тому же ребенку, их взаимосвязь между собой, настолько специфична, что не оставляет сомнения в возможности действия института соучастия по таким категориям дел, как дела о лишении родительских прав, в делах об ограничении родительских прав, в делах об отмене усыновления.

В этих делах обязанность одного из привлеченных к участию в деле родителей в качестве соответчика не может исключать обязанности другого родителя по воспитанию ребенка.

Если оба родителя нарушают обязанности по воспитанию ребенка (алкоголизм, оставление ребенка без внимания и т.д.), то вряд ли целесообразно предъявление иска о лишении родительских прав отдельно по отношению к каждому из них. Наличие связи, состоящей в том, что основанием иска, предъявляемого к обоим родителям, являются одни и те же юридические факты, предусмотренные одними и теми же гипотезами юридических норм (ст. 69, 141 СК) и входящие в предмет доказывания по делу, обусловливает необходимость предъявления этих требований к соответчикам. При этом суду важно установить, насколько действия одного из них связаны с действиями другого.

При рассмотрении исковых требований о лишении родительских прав или об отобрании детей у обоих родителей суд должен устанавливать одни и те же факты.

Именно это обстоятельство, а также совместное участие обоих родителей на ответной стороне, позволяет выяснить, насколько условия, в которых находится ребенок, соответствуют его интересам или же свидетельствуют о необходимости удовлетворения иска.

Совместное рассмотрение исковых требований одновременно к обоим родителям, основанных по существу на одних и тех же обстоятельствах дела, дает возможность установить правомерность предъявления иска сразу к обоим родителям. Подобный порядок исключает возможность его повторного рассмотрения, вынесения противоречивых решений при их раздельном рассмотрении и в конечном итоге способствует более эффективной защите интересов ребенка.

Необходимость участия обоих родителей в качестве соответчиков в делах данной категории объясняется во многом тем обстоятельством, что на них распространяется в равной мере законная сила судебного решения.

Следует иметь в виду, что иск о лишении родительских прав может быть предъявлен к родителю в случае нарушения другого родителя прав на воспитание ребенка. Поскольку права второго родителя осуществляются в интересах ребенка и никем не оспариваются, то речь будет идти о прекращении правоотношения по воспитанию ребенка только между ним и родителем, к которому предъявлен иск о лишении родительских прав. В этом случае разрешается не спорное правоотношение между родителями, а между ребенком и тем лицом, к которому предъявлен иск, нарушающим обязанности по воспитанию ребенка.

Предъявляя такие иски родитель, возбудивший процесс, должен рассматриваться, на наш взгляд, как законный представитель интересов ребенка, выступая в его защиту.

В случае рассмотрения иска о восстановлении родительских прав истцом будет лицо, которое обратилось в суд с таким требованием. Ответчиком будет выступать другой родитель.

Следует отметить, что по поводу участия в делах о лишении родительских прав фактических воспитателей высказаны различные мнения. Одни ученые считают, что фактические воспитатели в случае заявления требования о передаче ребенка на воспитание являются истцами. По мнению других - фактические воспитатели не вправе предъявлять требования о лишении родительских прав.

А как быть в случае, когда эти обстоятельства не известны органу опеки и попечительства до возбуждения дела в суде либо по другим причинам фактические воспитатели не назначены опекунами (попечителями)? Думается, фактический воспитатель вправе предъявить иск о лишении родительских прав. Кроме того, возможны ситуации, когда фактический воспитатель уже получает с родителей алименты на ребенка. Судебная практика свидетельствует о том, что суды принимают к рассмотрению заявления фактических воспитателей.

Истцом по делу о лишении родительских прав следует считать самого ребенка. Лицо, по заявлению которого возбуждено дело, является представителем ребенка (заявителем).

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что усыновители вправе предъявить иск по делам о лишении родительских прав родителя усыновленного ребенка лишь в случае, если при установлении усыновления сохранены отношения усыновленного ребенка с этим родителем (ст. 137 СК РФ)[3] .

В судебной практике возникал вопрос: вправе ли уполномоченный по правам ребенка в субъекте РФ обратиться в суд в интересах несовершеннолетнего гражданина с заявлением о лишении одного из родителей родительских прав, когда такое полномочие определено в законе субъекта РФ?

Согласно ст. 46 ГПК РФ в случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц. Заявление в защиту законных интересов недееспособного или несовершеннолетнего гражданина в этих случаях может быть подано независимо от просьбы заинтересованного лица или его законного представителя.

Перечень лиц, указанных в ч. 1 ст. 70 СК РФ, не является исчерпывающим.

Однако гражданское процессуальное законодательство находится в исключительном ведении Российской Федерации (п. «о» ст. 71 Конституции РФ).

Частью 1 ст. 1 ГПК РФ установлено, что порядок гражданского судопроизводства в федеральных судах общей юрисдикции определяется Конституцией РФ, Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации», Гражданским процессуальным кодексом РФ и принимаемыми в соответствии с ними другими федеральными законами, а порядок гражданского судопроизводства у мирового судьи – также Федеральным законом «О мировых судьях в Российской Федерации». Следовательно, право обращение в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц может быть установлено только федеральным законом.

Закон субъекта РФ не относится к нормативным правовым актам, регулирующим порядок гражданского судопроизводства, и поэтому не может предоставить право уполномоченному по правам ребенка в субъекте РФ обратиться в суд в интересах несовершеннолетнего гражданина с заявлением о лишении одного из родителей родительских прав.

Таким образом, действующее процессуальное законодательство исключает возможность обращения уполномоченного по правам ребенка в субъекте РФ в суд в интересах несовершеннолетнего гражданина с заявлением о лишении одного из родителей родительских прав (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за II квартал 2004 г. (по гражданским делам), утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 6 октября 2004 г.)

По делам о восстановлении в родительских правах иски предъявляют родители» лишенные родительских прав, ответчиками в этих случаях выступают другой родитель либо опекун (попечитель), приемные родители или детское учреждение. Определение ответчика в этом случае диктуется тем обстоятельством, на чьем попечении находится ребенок (п. 2 ст. 72 СК и п. 19 Постановления № 10 Пленума Верховного суда РФ от 27 мая 1998 г.).

Ребенок фактического участия в процессе (за исключением случаев, предусмотренных ч. 3 ст. 37 ГПК РФ) принять не может в силу своей недееспособности.

За ребенка такие требования предъявляют либо его законные представители, либо, в делах, связанных с защитой его права на воспитание, органы опеки и попечительства. Юридически же процессуальное положение истца занимает ребенок, поскольку во многих случаях он является субъектом спорного материального правоотношения и о его правах и законных интересах идет речь.

В литературе же достаточно давно была высказана обоснованная точка зрения о том, что ребенок является истцом по делу, возбуждаемому в его интересах.[4]

Действующее законодательство закрепило позицию, предусмотрев правило о том, что лицо, в интересах которого дело начато по заявлению лиц, обращающихся за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц, извещается судом о возникшем процессе и участвует в нем в качестве истца (ч. 2 ст. 38 ГПК РФ).

Право на участие в гражданском процессе в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц предусмотрено действующим законодательством. Согласно ст. 46 ГПК РФ в случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц.

Основанием участия этих органов в процессе является не только наличие специальных указаний в законе на возможность их участия в процессе в защиту прав и интересов других лиц, но и социальная направленность, особая значимость тех прав и охраняемых законом интересов, в защиту которых они выступают.

Это в полной мере относится к их участию в спорах, связанных с воспитанием детей. Пункт 9 Постановления № 10 Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. содержит конкретное указание на тех лиц, которые могут возбудить определенные категории дел по спорам о детях, а именно: орган или учреждение, на которые возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей, в частности, органы опеки и попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних, учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, дома ребенка, школы-интернаты, детские дома, социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних, центры помощи детям, оставшимся без попечения родителей, территориальные центры социальной помощи семье и детям, социальные приюты для детей и подростков, интернаты для детей с физическими недостатками и др.

При участии в процессе разрешения спора они входят в число лиц, участвующих в деле. Основанием их участия в спорах о детях является интерес государства в правильном разрешении дел, имеющих важную социальную направленность в защиту интересов детей, не имеющих в большинстве случаев возможности самостоятельно участвовать в процессе в защиту своих интересов. При этом они могут участвовать в процессе по строго определенным категориям споров, определяемых характером их служебной компетенции, реализуя которую они защищают права и интересы детей.

В частности, органы опеки и попечительства являются участниками в спорах о лишении родительских прав.

Государственные органы, которым законом предоставлено право защищать права и охраняемые законом интересы других лиц, имеют право на защиту прав других лиц и участвовать в процессе по собственной инициативе в тех случаях, когда становится известно о нарушении чьих-либо прав.

В соответствии со ст. 78 СК РФ «при рассмотрении судом споров, связанных с воспитанием детей, независимо от того, кем предъявлен иск в защиту ребёнка, к участию в деле должен быть привлечен орган опеки и попечительства».

Орган опеки и попечительства вправе обратиться в суд с иском для защиты прав и законных интересов ребенка и по собственной инициативе.

Орган опеки и попечительства имеет право на предъявление иска об отобрании ребенка у лица, отстраненного от выполнения обязанностей по опеке (попечительству), отказывающегося передать его на воспитание органу опеки и попечительства (п. 16 Постановления № 10 Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г.). Данное право основано на содержании норм ст. 39 ГК РФ, согласно которой в случаях ненадлежащего выполнения опекуном (попечителем) их обязанностей они могут быть отстранены от их выполнения (п. 16 Постановления Пленума ВС РФ).

Закон предусматривает две формы участия в гражданском процессе органов опеки и попечительства (ст. 46 и 47 СК РФ): 1) возбуждение дела и 2) вступление в начатый процесс для дачи заключения по делу.

Участвуя в процессе, органы опеки и попечительства обосновывают требование об отобрании ребенка. Органы опеки и попечительства помогают суду правильно разрешить спор, связанный с воспитанием ребенка.

В силу возложенных на них обязанностей и в целях защиты прав и интересов детей органы опеки и попечительства не только могут, но и обязаны участвовать в гражданском процессе по всем гражданским делам, связанным с воспитанием детей, идет ли речь о возбуждении дела путем предъявления иска в защиту права на воспитание ребенка, или же речь идет о вступлении в процесс, начатый другими лицами, для дачи заключения по делу.

Рассмотрение судами дел о лишении родительских прав без участия органа опеки и попечительства является безусловным основанием к отмене судебного решения.

В тех случаях, когда родители не подчиняются решению органа опеки и попечительства, то возможно обращение последнего в суд, исходя из необходимости защиты интересов ребенка и в силу своей служебной компетентности.

Это может произойти в тех случаях, когда орган опеки и попечительства, получив сведения о невыполнении отдельными лицами их обязанностей по воспитанию ребенка или о наличии условий, создающих опасность для дальнейшего пребывания ребенка у этих лиц, часто при этом пользуясь материалами, предоставленными в его распоряжение администрацией детского учреждения (школы, детского сады и т.д.), органами внутренних дел (детской комнаты милиции) и т.д.

Предъявление иска органом опеки и попечительства обусловлено в этих случаях наличием юридической заинтересованности органа опеки и попечительства в исходе дела и вытекает из функций, возлагаемых на него законом, в силу обязанности добиваться защиты прав и интересов ребенка уже в рамках судебного разбирательства.

Действующее законодательство усилило защиту прав и интересов недееспособного или несовершеннолетнего, предусмотрев, что заявление в защиту законных интересов данных лиц в этих случаях может быть подано независимо от просьбы заинтересованного лица или его законного представителя (ч. 1 ст. 46 ГПК).

В законе указывается, что лица, подавшие заявление в защиту законных интересов других лиц, пользуются всеми процессуальными правами и несут все процессуальные обязанности истца (ч. 2 ст. 46 ГПК), за исключением права на заключение мирового соглашения и обязанности нести судебные расходы (ч. 2 ст. 46 ГПК).

Таким образом, по существу ст. 46 ГПК РФ регламентирует участие государственных и иных органов в гражданском процессе в случае возбуждения ими дела в защиту чужих интересов, когда они занимают положение так называемых процессуальных истцов[5] .

Орган опеки и попечительства, являясь лицом, участвующий в деле, предъявляет иск не от имени ребенка, а от своего имени, следовательно, законным представителем ребенка в процессе не является и осуществляет все процессуальные права ребенка, который в процессе не участвует.

Специфика правового положения органов опеки и попечительства в случае возбуждения им процесса в защиту интересов ребенка, состоит в том, что недееспособное лицо (в данном случае ребенок) может участвовать в процессе только через своего законного представителя. Но в некоторых случаях это исключается по той простой причине, что в этих делах он не может участвовать в процессе ни лично, ни через своего законного представителя потому, что он сам недееспособен, не достиг определенного возраста, а его законный представитель занимает процессуальное положение ответчика, поскольку к нему предъявляется иск о лишении родительских прав и, естественно, он не может занимать в процессе положения лица, защищающего интересы ребенка.

Таким образом, орган опеки и попечительства осуществляет все процессуальные действия в защиту интересов ребенка и от своего имени. Именно он возбуждает спор с ответчиком, защищает и обосновывает предъявленный иск и по существу пользуется всеми процессуальными правами стороны в этих делах (кроме заключения мирового соглашения).

Вполне логично говорить о понятии истца в процессуальном смысле в тех случаях, когда орган опеки и попечительства предъявляет иск, а само заинтересованное лицо в процессе участвовать не может, и кроме того, его законный представитель лишен этой возможности.

Орган опеки и попечительства не является субъектом спорного материального правоотношения (в данном случае по воспитанию ребенка), но для защиты этого права он наделяется всеми правами и обязанностями истца. Основанием его участия в процессе всегда остается защита прав и интересов ребенка.

Участие органа опеки и попечительства в спорах о лишении родительских прав не ограничивается возбуждением дела путем предъявления иска в защиту чужих интересов. Гораздо чаще они используют предоставленную им законом возможность участия в процессе для дачи заключения по делу.

Согласно ст. 47 ГПК РФ орган опеки и попечительства до принятия решения судом первой инстанции вступают в процесс ПО своей инициативе или по инициативе лиц, участвующих в деле, для дачи заключения по делу в целях осуществления возложенных на них обязанностей и защиты прав других лиц.

Вместе с тем суд может по своей инициативе привлечь орган опеки и попечительства к участию в деле.

Общее правило об обязательном участии в делах, связанных с воспитанием детей, органа опеки и попечительства вне зависимости от характера спора, содержится в ст. 78 СК РФ.

Важность этого правила отмечена и в Постановлении № 10 Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г., где указано, что при рассмотрении дел, связанных с воспитанием детей, необходимо иметь в виду, что в соответствии со ст. 42 ГПК РСФСР (ныне ст. 47 ГПК РФ) и ст. 78 СК РФ к участию в деле независимо от того, кем предъявлен иск в защиту интересов ребенка, должен быть привлечен орган опеки и попечительства, который обязан провести обследование условий жизни ребенка и лица (лиц), претендующего на его воспитание, а также представить суду акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора.

Согласно ст. 34 ГК РФ и ст. 121 СК РФ органами опеки и попечительства являются органы местного самоуправления.

Правовая природа участия в процессе этих органов вытекает из соответствующих функций данного органа и состоит в том, что он выполняет свои обязанности по защите прав и интересов ребенка.

Для реализации этих функций он наделен определенными правами и обязанностями, как и остальные лица, участвующие в деле.

Однако их объем несколько ограничен в случае реализации им своего права на дачу заключения по делу при вступлении в процесс, начатый другими лицами. Например, он не располагает диспозитивными правами стороны (ст. 39 ГПК).

Участие органа опеки и попечительства в процессе является гарантией вынесения законного и обоснованного решения по делу.

Давая заключение по делу, он пользуется не только теми данными, которые он получает от суда, вступая в процесс. Как правило, используются те сведения, которые получены ими при проведении обследования условий жизни лиц, претендующих на воспитание ребенка.

Лицо, проводящее обследование по поручению органа опеки и попечительства, собирает и исследует материалы. Он имеет право затребовать различные документы, необходимые для составления заключения, провести опрос тех лиц, которые, по его мнению, могут дать необходимые сведения о, том, насколько правомерно лица, претендующие на воспитаниё ребенка, реализуют это право.

Заключение всегда дается от имени соответствующего органа местного самоуправления и должно, как правило, иметь две подписи, руководителя этого органа или уполномоченного на это должностного лица подразделения этого органа, на которое возложено осуществление функций по охране прав детей (п. 3 Постановления № 10 Пленума ВС РФ), кроме этого должна быть подпись лица, производившего обследование. Основная задача органа опеки и попечительства состоит в том, что он должен изложить свое мнение по поводу того, как должен быть разрешен спор в интересах ребенка. Сама дача мотивированного заключения по этим делам осложняется тем, что сами факты, интересующие суд, относятся к прошлым событиям, имели место в течение достаточно долгого времени. Выявление этих фактов, из которых слагалось отношение родителей и иных лиц к ребенку, может быть эффективным и может быть установлено только путем тщательного обследования, проводимого органом опеки и попечительства, оно должно носить объективный характер и не содержать личного мнения лица, проводившего обследование. Роль органа опеки и попечительства не должна сводиться лишь к установлению только каких-то фактов.

Заключение органа опеки и попечительства должно касаться не только фактической, но и правовой сущности спора.

В заключении органа опеки и попечительства находит выражение точка зрения этого органа по вопросу о том, насколько обоснованы исковые требования и следует ли их удовлетворять или отказать в иске.

Что касается содержания акта обследования, то в нем можно выделить: введение, описание (исследовательская часть) и выводы.

Акт обследования органа опеки и попечительства является письменным доказательством и оценивается судом наряду с другими доказательствами. При этом рекомендации, содержащиеся в этом документе, не являются для суда обязательными. Оценив этот документ, суд может прийти к иному выводу, но в решении суда необходимо подробно мотивировать несогласие с заключением органа опеки и попечительства.

Практика рассмотрения споров о детях допускает возможность повторного обследования. Основанием для этого может быть отмена решения суда. Повторное обследование может быть проведено ввиду нечеткости выводов, некомпетентности лица, проводившего обследование, неубедительности мотивов, приведенных в этом документе и т.п.

Если представитель органа опеки и попечительства при рассмотрении дела в судебном заседании придет к иному выводу, нежели чем тот, который сделан в заключении, то он может занять другую позицию, мотивируя ее появлением новых обстоятельств, возникших в ходе рассмотрения дела и подкрепленных убедительными доказательствами.

Обследование, как правило, не проводится единолично. Помимо лица, уполномоченного органом опеки и попечительства, к участию в обследовании могут быть привлечены и иные лица, в частности, представители органов внутренних дел, педагоги, врачи-педиатры, врачи-психологи и т.д.

Участие прокурора обязательно в делах о лишении родительских прав.

Согласно приказу Гнепрокуратуры РФ от 02.12.2003 г. «Об обеспечении участия прокуроров в гражданском судопроизводстве» прокурор должен вступать в процесс и давать заключения по делам, по которым участие прокурора предусмотрено ГПК РФ и другими федеральными законами. В частности по делам о лишении родительских прав.

Если прокурор вступает в процесс для дачи заключения по делу в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 45 ГПК РФ, председательствующий после исследования всех доказательств предоставляет ему слово наряду с представителем государственного органа или органа местного самоуправления, дающим заключение по делу в соответствии со ст. 47 настоящего Кодекса.

В судебных прениях прокурор по делам указанной категории выступает первым (ст. 190 ГПК РФ).

Прокурор всегда вправе предъявить требование о лишении родительских прав в защиту прав и интересов ребенка. Возбуждение им дела о лишении родительских прав имеет смысл в делах, характеризующихся особым общественным значением, а также в исключительных по своему характеру случаях противоправного поведения родителей (одного из них).

Однако согласно ч. 3 ст. 45 ГПК РФ неявка прокурора, извещенного о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела.

3. ВОЗБУЖДЕНИЕ И ПОДГОТОВКА ДЕЛА К СУДЕБНОМУ РАЗБИРАТЕЛЬСТВУ

Рассмотрение и разрешение гражданских дел происходит по общим правилам гражданского судопроизводства, с учетом специфики и характера правоотношений, являющихся предметом рассмотрения и разрешения этих дел.

Как известно, материально-правовая природа гражданских дел, в том числе и споров о лишении родительских прав, рассматриваемых судами, оказывает определенное влияние на процессуальную форму их рассмотрения.

Влияние материально-правовой структуры гражданских дел о лишении родительских прав наиболее ярко проявляется в отдельных процессуальных особенностях рассмотрения этих дел в порядке гражданского судопроизводства.

Дела по спорам, связанным с лишением родительских прав, рассматриваются в порядке исковой формы защиты, предоставляющей максимум гарантий правильного рассмотрения и разрешения дел и вынесение законного и обоснованного решения суда.

Как известно, наиболее тесная взаимосвязь существует между гражданским правом и гражданским процессом. Это объясняется тем, что многие черты и принципы этих отраслей права довольно близки по своему характеру и содержанию норм.

То же самое можно сказать и о взаимосвязи норм семейного и гражданского процессуального права. Во многом отношения субъектов этих отраслей права характеризуются свободой вступления в эти отношения и равноправием субъектов отношений.

В Семейном кодексе РФ специально подчеркнуто, что защита Семейных прав осуществляется судом по правилам гражданского судопроизводства (ст. 8).

Этим и объясняется то обстоятельство, что защита субъектов этих правоотношений происходит в рамках гражданского судопроизводства в порядке исковой формы защиты прав участников процесса, и в частности, по спорам о лишении родительских прав.

Таким образом, характерной особенностью рассмотрения и разрешения дел о лишении родительских прав является то обстоятельство, что в них достаточно ярко присутствует действие основных институтов гражданского процесса, обеспечивающих процессуальный порядок рассмотрения этих дел и защиту прав и охраняемых законом субъектов процесса и в первую очередь детей, по поводу права на воспитание которых идет спор в суде.

Специфика рассмотрения этих дел проявляется в содержании всех основных институтов, действующих в стадиях процесса.

Возбуждение гражданского дела в суде — важнейший акт реализации права родителей (и других лиц — усыновителей, опекунов, попечителей) и ребенка на защиту своих прав и законных интересов (ст. 46 Конституции РФ, ст. 56 СК РФ).

Обращение в суд за защитой нарушенного или оспоренного права, в том числе и по спорам о лишении родительских прав, предполагает наличие правомочий на предъявление иска, т.е. правомочие на возбуждение процесса связано с наличием предпосылок права на предъявление иска.

Наличие их проверяется судьей при подаче искового заявления в суд, и в зависимости от того, обладает ли заинтересованное лицо этими предпосылками права на предъявление иска, судья примет исковое заявление или откажет в его принятии, либо возвратит его заявителю.

К числу общих предпосылок права на предъявление иска, в том числе и по делам, связанным с воспитанием детей, относится наличие гражданской процессуальной правоспособности. Она означает предоставленную законом способность (возможность) иметь гражданские процессуальные права и нести процессуальные обязанности, возникает со дня рождения и прекращается со смертью гражданина.

Что касается гражданской правоспособности, то она означает способность иметь гражданские права и нести обязанности (ст. 17 ГК РФ).

В литературе указывается, что семейная правоспособность, как и гражданская, может быть определена как способность иметь имущественные и личные неимущественные права и обязанности.

Семейная правоспособность определяется и как способность в соответствии с законом совершать семейно-правовые акты и иметь личные неимущественные права и обязанности, предусмотренные законодательством.

Думается, что по существу оба эти определения совпадают и с этим можно согласиться.

Исковое заявление, которым возбуждается дело по спорам, связанным с воспитанием детей, должно подлежать рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства (п. 1 ст. 134 ГПК РФ).

Критерий отнесения этих дел к подведомственности судов обусловлен тем, что в данном случае об этом свидетельствует как характер спорного правоотношения, так и его субъектный состав. В данных спорах суды рассматривают исковые дела с участием граждан, органов государственной власти, органов местного самоуправления по спорам о лишении родительских прав.

Следующей предпосылкой права на предъявление иска, встречающейся в практике рассмотрения споров о детях, является отсутствие вступившего в законную силу решения суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, или отсутствие определения о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон (п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ).

Применительно к делам данной категории следует отметить, что стороны, в отношении которых состоялось решение суда по спору между ними, могут использовать возможность предъявления повторного иска в случае отказа в удовлетворении иска в тех случаях, когда изменились обстоятельства, послужившие поводом к предъявлению первоначального иска.

В литературе также было высказано мнение о том, что одна из категорий дел о праве на воспитание ребенка, а именно дела о лишении родительских прав должны рассматриваться в порядке особого производства. В обоснование этой позиции утверждается, что в делах этой категории отсутствует спор о праве, поскольку они носят бесспорный характер, а суды проверяют "наличие или отсутствие юридических фактов, с которыми законодатель связывает возможность применения этой семейно-правовой санкции"[6] .

Доводы, приводимые в обоснование этой позиции, на мой взгляд, неубедительны, поскольку в делах этой категории присутствуют признаки, характеризующие сущность, и признаки исковой формы защиты права: наличие спора о праве на воспитание и наличие спорящих сторон (истца и ответчика). Трудно представить себе, как будет защищено право ребенка на надлежащее воспитание — только на основании установления наличия или отсутствия юридических фактов.

Для того чтобы возникло право на иск, недостаточно только наличия предпосылок права на предъявление иска. Требуется правильно осуществить это право.

Если заинтересованное лицо обладает правом на предъявление иска, судья должен проверить, соблюдены ли условия осуществления этого права.

В теории их принято называть условиями осуществления (реализации) права на предъявление этого права. В случае отсутствия одного из этих условий судья должен решить вопрос о возвращении искового заявления (ст. 135 ГПК).

Важным условием реализации права на предъявление иска и возбуждение дела о лишении родительских прав является правильное определение подсудности.

Согласно закону гражданские дела, подведомственные судам, за исключением дел, подсудных мировым судьям (ст. 23 ГПК), военным и иным специализированным судам (ст. 25 ГПК), верховным и другим приравненным к ним судам (ст. 26 ГПК), Верховному Суду Российской Федерации (ст. 27 ГПК) подсудны районным судам (ст. 24 ГПК).

Отсюда следует сделать вывод, что дела о лишении родительских прав, с точки зрения родовой подсудности относятся к ведению районных судов.

При определении правил территориальной подсудности важно иметь в виду, что споры о лишении родительских прав рассматриваются по общим правилам этой подсудности, т.е. исковое заявление подается по месту жительства ответчика (ст. 28 ГПК). При этом следует иметь в виду, что местом жительства несовершеннолетних, не достигших 14 лет, признается место жительства их законных представителей.

Вместе с тем стороны не лишены возможности использовать право договорной подсудности, когда они могут договориться о рассмотрении дела по месту жительства каждой из них или по месту нахождения ребенка, если это вызывается его интересами (ст. 32 ГПК РФ).

При возвращении искового заявления ввиду неподсудности спора данному суду судья должен указать, в какой конкретно суд следует обратиться по данному спору.

В случае предъявления иска к обоим родителям соответчикам, проживающим в разных местах, как свидетельствует судебная практика, иск может быть предъявлен в любом из судов по месту жительства любого из соответчиков. Изучение судебной практики показывает, что в подобных случаях целесообразно предъявлять иск по месту жительства того родителя, у кого находится на воспитании ребенок. При проживании родителя, которого хотят лишить родительских прав, на территории СНГ действует законодательство государства, на территории которого постоянно проживают дети.

Следующим условием возбуждения дела в суде является дееспособность лица, подающего исковое заявление (п. 3 ч. 1 ст. 135 ГПК). Институт гражданской процессуальной дееспособности регламентируется ст. 37 ГПК и характеризуется достижением определенного возраста и состоянием здоровья.

В отношении установления дееспособности несовершеннолетних граждан следует руководствоваться общими правилами, содержащимися в нормах материального права (гражданского и семейного).

Именно в силу достижения совершеннолетия (ст. 21 ГК РФ) граждане, достигшие 18 лет, могут участвовать в процессе в качестве истцов и ответчиков.

Однако гражданская процессуальная дееспособность может наступить и до достижения 18 лет.

Так, несовершеннолетний может лично осуществлять свои права и выполнять обязанности после вступления в брак (ст. 13 СК РФ) или в случае эмансипации, когда он приобретает полную дееспособность (ст. 27 ГК РФ).

В случае, когда родители нарушают свои права и обязанности
по воспитанию детей, злоупотребляют родительскими правами,
ребенок вправе самостоятельно обращаться за защитой своих
прав по достижению им 14 лет — в суд, предъявляя иск о защите
своих прав и законных интересов (п. 2 ст. 56 СК РФ).

Важное значение имеет четкое определение предмета и основания иска, поскольку судья должен возвратить исковое заявление ввиду отсутствия одного из условий права на предъявление иска, если в производстве этого или другого суда имеется дело по спору между этими же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям (п. 5 ч. 1 ст. 135 ГПК).

Соблюдение надлежащей формы и содержания искового заявления по делам данной категории имеет важное значение для правильного и эффективного рассмотрения и разрешения дел данной категории. Это предопределяется тем важным обстоятельством, что речь идет о защите интересов несовершеннолетнего ребенка.

Прежде всего исковое требование должно быть облечено в письменную форму.

Необходимо отметить, что содержание искового заявления кроме реквизитов, общих для всех категорий гражданских дел, рассматриваемых судом, должно отражать специфику спора, подлежащего разрешению.

При этом особое внимание следует обратить на содержание двух элементов иска, указание на которые обязательно для всех категорий гражданских дел и определяется их спецификой.

Исходя из этого, в исковом заявлении должно содержаться требование истца к ответчику о лишении родительских прав.

По существу просьба истца, реализованная в виде этого требования, и составляет просительный пункт искового заявления.

Закон подчеркивает, что в исковом заявлении должно содержаться указание на то, в чем заключается нарушение или угроза нарушения прав, свобод и законных интересов истца и его требования (п. 4ч. 1 ст. 131 ГПК РФ).

Особое значение имеет указание обстоятельств, на которых истец основывает свое исковое требование к ответчику, т.е. юридических фактов, составляющих основание иска.

Это может выражаться в противоправном поведении родителей, вовлечении детей в преступную деятельность, жестокое обращение с детьми (как физическое, так и психическое насилие), хронический алкоголизм или наркомания родителей (п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 27 мая 1998 г., ст. 69 СК РФ).

Новеллой действующего законодательства являются нормы, регулирующие вопрос о необходимости приложения документов к исковому заявлению. Согласно ст. 132 ГПК к исковому заявлению должны быть приложены копии по числу ответчиков, документ, подтверждающий уплату государственной пошлины.

Исковое заявление подписывается истцом или его представителем при наличии у него полномочий на подписание заявления и предъявление его в суд. Копия доверенности прилагается к исковому заявлению. Также должны быть приложены документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, копии этих документов для ответчиков и третьих лиц.

При этом следует учитывать своеобразие дел о лишении родительских прав. Оно обязывает к предоставлению в суд свидетельства о рождении ребенка, в отношении которого ставится вопрос о лишении родительских прав. Если у родителей несколько детей и они находятся в разных местах, истец должен не только их перечислить, но и по возможности указать место их пребывания.

Приняв исковое заявление к производству и вынеся определение о назначении подготовки дела к судебному разбирательству, судья приступает к реализации действий, преследующих этой стадией процесса.

Как известно, объем подготовительных процессуальных действий по конкретным категориям гражданских дел и методика подготовки отдельных категорий гражданских дел имеют свою специфику, определяемую характером спорного правоотношения, сложностью дела, трудностями доказывания, степенью спорности аргументов каждой стороны, другими обстоятельствами дела.

Цель этой стадии состоит в том, чтобы до вынесения дела в стадию судебного разбирательства совершить действия, обеспечивающие своевременное и правильное рассмотрение и разрешение дела (ст. 147 ГПК).

При подготовке дел данной категории к судебному разбирательству судье следует правильно определить обстоятельства, имеющие значение для разрешения возникшего спора и подлежащие доказыванию сторонами, обратив особое внимание на те из них, которые характеризуют личные качества родителей либо иных лиц, воспитывающих ребенка, а также сложившиеся взаимоотношения этих лиц с ребенком (п. 2 Постановления Пленума ВС РФ № 10 от 27 мая 1998 г.).

Задачи, стоящие перед судьей в стадии подготовки дела о лишении родительских прав, аналогичные и совпадают с общими целями, преследуемыми судом в этой стадии процесса применительно ко всем остальным категориям гражданских дел.

К ним прежде всего относится установление юридических фактов, обстоятельств, составляющих предмет доказывания по данному делу и входящих в основание иска.

Важное значение имеет правильное определение состава лиц, участвующих в деле, определение круга необходимых доказательств по делу (ст. 148 ГПК).

Ознакомившись с исковым заявлением и приложениями к нему, судья, как правило, должен опросить лицо, предъявившее иск и подавшее исковое заявление.

Если же заявление было направлено по почте (раздел 2 инструкции по судебному делопроизводству в районном суде), то должен последовать вызов истца для опроса по существу заявленных им требований. Это помогает судье, вступив в личный контакт с истцом, уточнить предмет и основание иска, выяснить позицию стороны, уточнить, какими доказательствами он располагает и в случае, если их не хватает, судья предлагает истцу представить их дополнительно. Если необходимо, принимает меры к их истребованию.

В необходимых случаях истец может реализовать свои процессуальные права в стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Согласно ст. 149 ГПК истец передает ответчику копии

доказательств, обосновывающих фактические основания иска, и заявляет перед судьей ходатайство об истребовании доказательств, которые он не может получить самостоятельно без помощи суда (п. 1 ч. 1 ст. 149, п. 1 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ).

Вызов же так называемых процессуальных истцов, т.е. лиц, предъявивших иск в защиту прав и интересов ребенка, а ими являются представители прокуратуры или органов опеки и попечительства, во многих случаях нецелесообразен. Однако это не исключается, и вызов диктуется конкретными обстоятельствами дела.

Что же касается вызова ответчика то, учитывая большую значимость этих споров, где речь идет о судьбе ребенка, представляется, что он должен носить обязательный характер.

Во-первых, это позволяет в личной беседе выяснить отношение ответчика к предъявленному исковому требованию. Судья устанавливает с ним личные контакты, которые помогают составить представление о личности ответчика, его отношении к ребенку, даже выяснить причины, которые побудили истца возбудить процесс и обратиться за помощью к суду для разрешения возникшего конфликта и отношение ответчика к делу.

При этом не следует забывать и о значении новых норм в ГПК, которые регламентируют действия ответчика в этой стадии. В законе обращается особое внимание на содержание действий ответчика при подготовке дела к судебному разбирательству. Так, ответчик уточняет исковые требования истца и фактические основания этих требований, т.е. речь вдет об элементах иска (предмете и основании иска); представляет истцу и суду возражения в письменной форме относительно исковых требований; передает истцу и судье доказательства, обосновывающие возражения относительно требований, содержащихся в иске и, наконец, заявляет перед судьей ходатайства об истребовании доказательств, которые он не может получить самостоятельно без помощи суда (п. 2 ч. 1 ст. 149 ГПК РФ).

Эти новеллы действующего ГПК РФ вполне оправданы и имеют, в частности, большое значение при проведении подготовки дела по спорам о лишении родительских прав.

Важной особенностью этой стадии процесса является то обстоятельство, что непременным условием, выполнение которого должно предшествовать рассмотрению дела, должны предшествовать действия, преследующие цель проведения обследования условий жизни и ребенка, и лиц, претендующих на его воспитание.

Эту обязанность суд возлагает на органы опеки и попечительства, которые должны представить акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора, которое является одним из самых важных доказательств.

Приняв исковое заявление от заинтересованных лиц, судья незамедлительно должен принять необходимые меры к получению этого документа.

Дело может быть назначено к слушанию только после получения от органов опеки и попечительства актов обследования, составленных в установленном порядке. Если же обследование было уже произведено и суду известно мнение органов опеки и попечительства о том, как должно быть разрешено дело в интересах ребенка, то судья извещает последнего о времени и месте разбирательства дела на основании прямого указания закона (п. 6 ч.1 ст. 150 ГПК).

Если же обследование не было произведено, что судья выносит мотивированное определение о производстве такого обследования. В этом определении должно быть обязательно указано, помимо необходимых реквизитов, какие конкретно обстоятельства должны быть установлены в процессе обследования, у кого конкретно оно должно быть произведено и к какому выводу пришел орган опеки и попечительства, т.е. как должен быть разрешен спор по мнению этого органа. Таким образом, в определении суда о привлечении в процесс органа опеки и попечительства должен быть указан подробный перечень вопросов, подлежащих выяснению при обследовании условий жизни ребенка, претендующих на его воспитание. Определение направляется в орган опеки и попечительства.

При получении этого определения судьи дается поручение одному из сотрудников провести все необходимые действия, связанные с проведением обследования. Подобное поручение в некоторых случаях (и об этом свидетельствуют материалы судебной практики) может быть также возложено на педагогов по месту учебы ребенка, воспитателей детских учреждений, работников органов здравоохранения.

Мотивированное определение судьи дает возможность органу опеки и попечительства надлежащим образом выполнить постановленную перед ним задачу и помочь суду вынести законное и обоснованное решение, оказать помощь в решении вопроса, есть ли основания для положительного решения вопроса о лишении родительских прав или отобрании ребенка.

Как свидетельствует судебная практика, наиболее часто при рассмотрении дел данной категории формулируется необходимость получения ответов на следующие вопросы: какова обстановка, в которой находится ребенок; насколько условия воспитания соответствуют его интересам; каково отношение родителей к ребенку, правильно ли они понимают родительские обязанности. В последнем случае характеристика родителей (лиц, воспитывающих ребенка) наиболее важна при разрешении дел о лишении родительских прав. Судью, как правило, интересуют вопросы, дающие ответ на то, каков образ жизни, духовные запросы, культурный уровень развития, поведение в семье, в быту и даже на работе. Указывается на необходимость выяснить и мнение самого ребенка по возникшему вопросу, особенно, если ребенку уже исполнилось 10 лет.

При проведении обследования должны соблюдаться определенные правила. Так, прежде чем приступить к проведению обследования лицо, проводящее обследование, должно, как правило, ознакомиться с содержанием искового заявления и с другими, имеющимися в распоряжении суда, материалами дела. Вместе с тем он обязан знать о содержании и других документов, поступивших в орган опеки и попечительства. Это могут быть материалы комиссий по делам несовершеннолетних, детских комнат милиции, заявления различных организаций, касающихся данного дела, и отдельных граждан, содержащие сведения о жизни родителей и ребенка и т.д.

Обследование начинается с того, что лицо, проводящее обследование, обычно выясняет обстановку, в которой воспитывается ребенок.

Проведение обследования предполагает ознакомление с материально-бытовыми условиями лиц, претендующих на воспитание ребенка, знакомство с лицами, претендующими на воспитание ребенка, когда проводится беседа и выясняется мнение лиц, которые могли наблюдать, как живет и в каких условиях воспитывается ребенок, степень его привязанности к обоим родителям. Иногда целесообразно опросить сослуживцев, соседей, родителей детей, с которыми ребенок учится или ходит в детский сад, педагогов, воспитателей. В зависимости от того, насколько эти лица могут помочь суду в установлении фактических обстоятельств дела, судья решает вопрос о вызове их в судебное заседание по делу в качестве свидетелей.

Особое внимание при проведении обследования должно быть, безусловно, обращено на выяснение личных качеств лиц, претендующих на воспитание ребенка.

Надлежащее соблюдение порядка обследования — важное условие правильного проведения подготовки дела к судебному разбирательству.

Как правило, суды должны в определении указать на необходимость проведения обследования у обоих лиц, претендующих на воспитание ребенка. При этом обследование условий жизни сторон, проживающих в одном районе, должно проводиться одним и тем же уполномоченным лицом.

Если же стороны проживают в разных местностях и известно место жительство каждой из них, то должностное лицо органа опеки и попечительства по месту жительства ответчика должно обратиться в орган опеки и попечительства по месту жительства истца с просьбой провести у него обследование. В его запросе должны быть изложены все необходимые сведения. Акт обследования после того, как оно произведено, направляется адресату, т.е. органу по месту жительства ответчика, где и постановляется единое заключение.

Однако данное правило представляется нецелесообразным, и суды поступают следующим образом.

Поручение о производстве обследования сторон, одна из которых живет вне района деятельности суда, дает не орган опеки и попечительства по месту жительства ответчика, а должен давать районный суд, в производстве которого находится дело. Обращение следует в адрес двух органов опеки и попечительства, которые обязаны составить акты обследования, ознакомившись с условиями жизни сторон, и представить заключения.

Проводя обследование условий жизни ребенка, орган опеки и попечительства должен дать ответы на вопросы, поставленные в определении суда, имеющие значение для оценки возможностей каждой из сторон на воспитание ребенка как воспитателя.

Должна быть дана объективная оценка действительному положению вещей, сложившемуся на момент рассмотрения дела, и перспективе развития событий.

После того, как обследование закончено, составляется, как правило, единый акт, в котором содержится заключение по существу спора и дается ответ на вопрос, какое решение, по мнению органа опеки и попечительства, может быть постановлено судом по данному делу. Акт обследования является письменным доказательством, подлежащим оценке суда наряду с другими доказательствами. Нельзя проводить какую-либо аналогию с таким средством доказывания, как заключение эксперта, где содержится лишь ответ на вопросы, поставленные судом и требующие компетентного ответа на них.

На практике допускаются случаи представления в суд двух актов обследования условий жизни сторон, претендующих на воспитание ребенка. Заключение органа опеки и попечительства, исходя из п. 1 ст. 34 ГК РФ и п. 2 ст. /121 СК РФ, должно быть подписано руководителем органа местного самоуправления либо уполномоченным на это должностным лицом подразделения органа местного самоуправления, на которое возложено осуществление функций по охране прав детей (п. 3 Постановления Пленума ВС РФ № 10 от 27 мая 1998 г.). На практике, как правило, акт обследования подписывает лицо, производившее обследование и выступающее впоследствии в качестве представителя этого органа в стадии судебного разбирательства.

Помимо всех названных действий, совершаемых судьей в стадии подготовки дела к судебному разбирательству, судья определяет дополнительный круг доказательств, имеющих важное значение для дела. Так, учитывая заинтересованность сторон в исходе дела, судья должен разобраться в целесообразности удовлетворения ходатайства сторон о необходимости истребования тех или иных документов в качестве письменных доказательств.

К юридическим фактам, входящим в предмет доказывания по данной категории дел, прежде всего относится факт происхождения детей, подтвержденный в установленном порядке. В первую очередь необходимо истребование письменных доказательств, содержание которых подтверждает факт родства.

Если при подготовке дела у судьи возникает вопрос о способности лица воспитывать ребенка в связи с его душевным заболеванием, то возможно его разрешение путем проведения судебной экспертизы, которая может дать заключение относительно того, будет ли в состоянии данное лицо осуществлять воспитание ребенка, независимо от его способности понимать значение своих действий или руководить ими.

По делам о лишении родительских прав судья выносит определение об участии в процессе прокурора (п. 2 ст. 70 СК РФ).

Принимая дело к производству, суд может столкнуться с такой ситуацией, которая свидетельствует о необходимости применения мер по обеспечению иска. Эти меры могут быть предприняты судом или единолично судьей как по ходатайству истца, так и по собственной инициативе, а также по инициативе прокурора, органа опеки и попечительства.

Под обеспечением иска о лишении родительских прав понимается временное отобрание детей у ответчика. Оно осуществляется судом в день, когда принимается исковое заявление, без извещения ответчика и других лиц, участвующих в деле. Надобность в таком отобрании возникает, если дети живут с родителями, а органы опеки и попечительства почему-либо не отобрали их до предъявления иска о лишении родительских прав. Для оказания помощи в обеспечении иска суд может привлечь органы опеки и попечительства.

Закончив подготовку дела к судебному разбирательству, судья выносит определение о назначении дела к разбирательству в судебном заседании, где указывает срок и место проведения заседания, состав лиц, подлежащих вызову в суд при рассмотрении данного спора (ст. 153 ГПК РФ).

4. РАЗБИРАТЕЛЬСТВО В СУДЕ

Закон гарантирует каждому гражданину Российской Федерации судебную защиту его прав и свобод (ст. 46 Конституции Российской Федерации). Согласно ст. 1, 56 СК РФ, ст. 11 ГК РФ судебная защита гражданских и семейных прав и интересов ребенка является основной юрисдикционной формой защиты.

Защита семейных прав ребенка осуществляется в рамках гражданской процессуальной формы по правилам искового производства, которое содержит максимум правовых гарантий правильности рассмотрения и разрешения гражданских дел, в том числе и споров о праве на воспитание ребенка.

"Под судебной защитой гражданских и семейных прав ребенка следует понимать осуществляемую в порядке гражданского судопроизводства и основанную на конституционных принципах, принципах гражданского, семейного, гражданского процессуального права и моральных принципах деятельность судов, направленную на восстановление (признание) нарушенных оспоренных гражданских и семейных прав ребенка, посредством предусмотренных гражданским и семейным законодательством способов защиты"[7] .

Суд является главным и основным органом, осуществляющим права на воспитание ребенка.

Стадия судебного разбирательства, в порядке которой происходит рассмотрение споров о детях, содержит максимум правовых гарантий правильности разрешения спора.

Процесс рассмотрения и разрешения споров, связанных с лишением родительских прав, содержит все основные части судебного разбирательства и происходит в той последовательности, которая предусмотрена нормами гл. 15 Гражданского процессуального кодекса РФ, характерными для порядка судопроизводства по гражданским делам, начиная с подготовительной части и заканчивая вынесением решения суда.

Вместе с тем следует обратить внимание и выделить некоторую специфику данной стадии применительно к порядку рассмотрения этих дел.

Наиболее оптимальным для разрешения дела в стадии судебного разбирательства с последующим вынесением законного и обоснованного решения является личное участие в судебном заседании всех лиц, участвующих в деле.

Вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие одной из сторон возникает чаще всего при решении вопроса о лишении родительских прав, когда ответчик, будучи неоднократно извещенным о дне судебного разбирательства, сознательно уклоняется от явки в суд, и лицо, предъявившее иск, дает согласие на рассмотрение дела в его отсутствие.

Неявку ответчика в суд по этим делам по существу можно расценить как отказ от воспитания ребенка. В литературе высказано мнение о рассмотрении в таких случаях дела о лишении родительских прав в порядке заочного производства.

Предмет доказывания, как известно, состоит в первую очередь из юридических фактов, которыми истец обосновывает исковые требования, и из юридических фактов, лежащих в основании возражений ответчика, а также тех фактов, которые суд исследует по собственной инициативе, поскольку они имеют существенное значение для дела, независимо от того, ссылаются на них стороны или нет[8] .

Поскольку лишение родительских прав является крайней мерой, суды должны очень тщательно исследовать все обстоятельства, входящие в предмет доказывания по этим делам. Суд не может ограничиваться только проверкой обстоятельств, указанных в исковом заявлении о лишении родительских прав, а должен проверить, насколько действия ответчика, его виновное противоправное поведение несовместимы с основным назначением родительских прав — осуществлением их только в интересах детей.

Факты, входящие в предмет доказывания, как правило, могут быть предоставлены в основном сторонами. Объяснения сторон являются наиболее эффективным средством доказывания по спорам, связанным с лишением родительских прав. Отсутствие объяснений сторон в судебном заседании не только затрудняет работу суда по рассмотрению спора по существу, но и нередко отрицательно сказывается на возможности правильно разрешить спор и вынести правосудное решение.

Отсутствие одной из сторон в стадии судебного разбирательства может привести к негативным последствиям, поскольку суд лишен возможности воспользоваться доказательствами, которыми располагает отсутствующая сторона, а также учесть ее возражения против предъявленного иска, оспорить утверждения другой стороны, наконец, в случае присутствия ребенка в процессе должным образом повлиять и отреагировать на его поведение.

Объяснения сторон как источник сведений о фактах имеют свои особенности. Стороны заинтересованы в исходе дела, поскольку об их правах и обязанностях идет речь. Они обладают наибольшими возможностями для сообщения об обстоятельствах, имеющих существенное значение для дела, поскольку, будучи субъектами спорного правоотношения, как правило, являются участниками событий, послуживших причиной возникновения спора. Они в наибольшей мере могут помочь суду устранить противоречия в доказательственном материале или дать фактам, приводимым другими участниками процесса, иное истолкование.

Следует отметить, что присутствие сторон при проведении обследования сотрудником органа опеки и попечительства также имеет немаловажное значение, поскольку предполагает сообщение стороной фактов, имеющих значение для дела, которые могут повлиять на формирование заключительной части акта обследования. Значимость сообщения стороной об этих фактах предопределена и тем обстоятельством, что оно делается непосредственно сразу после тех событий, свидетельствующих о поступках сторон, очевидцами которых они недавно были. Эти факты излагаются с большей точностью, нежели это может иметь место в заседании суда по истечении длительного времени.

В процессе же самого судебного заседания доводы мотивы, соображения, приводимые сторонами признаются доказательствами лишь в той мере, в какой они могут служить суду источником сведений об искомых фактах, необходимых для разрешения дела.

При оценке объяснений сторон дел этой категории суд должен учитывать проблему личностного отношения сторон к рассматриваемым делам, поэтому объяснения сторон обязательно требуют своего подтверждения из иных источников.

Кроме объяснений сторон в спорах о праве на воспитание детей в качестве доказательств встречаются письменные доказательства. Как правило, сведения, необходимые для установления фактических обстоятельств дела, содержатся в документах, прилагаемых к исковому заявлению еще при возбуждении производства по делу.

В качестве письменных доказательств может использоваться переписка сторон, жалобы и заявления соседей, родственников, фактических воспитателей ребенка, подаваемые ими в различные органы, документы, исходящие из различных органов при нарушении жилищных прав детей, при предъявлении исков о лишении родительских прав, требований о признании недействительными актов о приватизации, о передаче или продаже жилой площади, на которой были зарегистрированы дети и другие лица.

В качестве доказательств по этим делам может быть использовано медицинское заключение о состоянии здоровья ребенка, документы, содержащие сведения о фактах жестокого обращения с ребенком (побои, истощение и т.д.). В не которых случаях это могут быть и судебные документы, копии решений, протоколы судебных заседаний по ранее рассмотренным делам в суде в отношении конкретного ребенка.

В судебном заседании нередко используются в качестве доказательств и показания свидетелей.

В качестве свидетелей могут быть приглашены ближайшие родственники ребенка, его фактические воспитатели, соседи, педагоги и воспитатели несовершеннолетнего ребенка, сотрудники органов милиции, которые по служебному долгу сталкивались с фактами нарушения прав ребенка и нанесения вреда его психическому и физическому здоровью.

Практика рассмотрения дел данной категории свидетельствует о том, что суды могут прибегать к использованию в качестве доказательств, рассматриваемых в стадии судебного разбирательства, заключения эксперта. Необходимость в проведении судебно-психиатрической экспертизы возникает в тех случаях, когда возникают сомнения в состоянии его психического здоровья и возможности воспитывать ребенка.

Помимо судебно-психиатрической экспертизы практика знает случаи проведения судебно-психологической экспертизы.

Нередко основанием для назначения такого вида экспертизы связано с хроническим алкоголизмом родителей, приводящим к деградации личности. В связи с этим у суда возникнут сомнения в способности родителя воспитывать ребенка не в силу его виновного или противоправного поведения, а вследствие объективных причин, связанных с состоянием его психологии, которые могут быть обусловлены психическими заболеваниями, нарушением деятельности центральной нервной системы и другими заболеваниями. Тогда суд может назначить судебную медико-психологическую экспертизу.

В ряде случаев суды используют достаточно новый институт, введенный в действующее гражданское процессуальное законодательство. В качестве самостоятельной нормы ГПК РФ предусматривает возможность привлечения в процесс специалистов для получения необходимых пояснений и консультаций. Задача специалиста по детской психологии состоит в том, чтобы, используя свои профессиональные знания и навыки, войти в доверие к ребенку, попытаться достичь необходимого контакта, разговорить ребенка и в процессе непосредственного общения с ребенком получить максимально достоверные ответы по поводу обстоятельств дела, выяснить отношение ребенка к каждому из родителей и закрепить результаты своих действий.

Консультация специалиста (ст. 188 ГПК РФ) может быть проведена как в стадии подготовки дела к судебному разбирательству, так и в самом судебном заседании по спору о праве на воспитание ребенка.

Специалист, используя свои знания, может оценить высказывания ребенка, сделанные им в суде при его опросе, в том числе и с точки зрения объективности и правдивости его мнения, необходимого для разрешения дела, касающегося его судьбы.

При установлении обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного рассмотрения и разрешения спора по данной категории дел, необходимо выяснить мнение ребенка.

Для наиболее полного выявления юридических фактов, входящих в предмет доказывания, важно использовать такой институт, как опрос ребенка.

Как известно, ранее действовавшее семейное законодательство не предусматривало такой возможности, как выяснение мнения ребенка в ходе судебного разбирательства. Если это и разрешалось в исключительных случаях, то в практике рассмотрения этих дел допускался вызов ребенка, достигшего возраста, когда он мог вполне осознанно и адекватно реагировать на окружающую обстановку и отвечать на вопросы суда. При этом его положение расценивалось (приравнивалось) к статусу свидетеля и опрос проходил по правилам, предусмотренным ГПК для допроса несовершеннолетнего свидетеля.

Вопрос о сущности и содержании права ребенка выражать свое мнение и быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, предусмотренный ст. 57 СК РФ, основан на нормах ст. 12 Конвенции о правах ребенка. Акцент сделан на праве ребенка выражать свое мнение по любому вопросу, затрагивающему его интересы.

В настоящее время опрос ребенка и выявление его мнения проводится как органами опеки и попечительства, так и судом в стадии судебного разбирательства. В этих случаях действует возрастной критерий. Ребенка, не достигшего 10 лет, опрашивают представители органа опеки и попечительства и включают результаты собеседования в акт обследования. При этом выяснять мнение ребенка могут и другие лица (педагога, воспитатели детских учреждений по месту учебы и нахождения ребенка в детском саду и т.д.). При опросе ребенка могут присутствовать лица, которым он доверяет и к которым, безусловно, привязан. В то же время следует избегать присутствия родителей, между которыми идет спор по поводу воспитания ребенка.

Результаты фиксируются в соответствующих документах, представляющихся для ознакомления в процессе рассмотрения дела в судебном заседании. В том же порядке может быть опрошен и ребенок, достигший 10 лет, в тех случаях, когда орган опеки и попечительства в лице своего представителя, проводившего обследование, убедится в том, что опрос ребенка в судебной обстановке может существенно повлиять на его психику, полноту и правдивость сообщенных им фактов. Желательно избежать присутствия родителей и других лиц в тех случаях, когда судья убедится в том, что результаты опроса ребенка могут иметь отрицательные последствия.

В последнее время при рассмотрении судами исков о лишении родительских прав особенно остро возник вопрос выяснения мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет, относительно заявленного требования. Нередко суды, руководствуясь ст. 57 Семейного кодекса РФ, отказываются рассматривать подобные дела, если органы опеки и попечительства не представят заявление ребенка о согласии с иском. При этом, формально исполняя требования закона, судьи часто вызывают ребенка в судебное заседание. В результате такое выяснение его мнения приносит больше вреда, чем пользы, самому "оберегаемому", поскольку решение об опросе в суде нередко принимается без учета интересов несовершеннолетнего.

Между тем быть заслушанным в ходе судебного разбирательства - это право, а не обязанность ребенка, которое должно реализовываться только в его интересах. Недаром законодатель, определяя перечень случаев, когда принятие решения без учета мнения ребенка недопустимо, не включил в него непосредственно ст. ст. 69, 70 и 73 СК, регламентирующие порядок рассмотрения исков о лишении и ограничении родительских прав.

По мнению специалистов в области детской психологии и педагогики, подобное "прямое" выяснение мнения ребенка может иметь для него негативные последствия. По требованию прокуратуры специалисты Северного государственного медицинского университета и Поморского государственного университета провели соответствующие исследования и подготовили заключения о формах и способах выяснения мнения ребенка по вопросу лишения (ограничения) родителей родительских прав.

Согласно заключениям специалистов вопрос о вызове ребенка в суд необходимо решать в каждом конкретном случае индивидуально, учитывая, что само посещение ребенком суда может вызвать у него серьезную психическую травму. Особенно травматична ситуация, когда ребенок вынужден сам заявлять о лишении родительских прав, поскольку при этом он может испытывать страх перед родителями и чувство вины, что в дальнейшем может привести к нервно-психическим расстройствам.

В отличие от других вопросов, затрагивающих интересы ребенка, лишение родительских прав - особая категория дел: ребенок изначально не готов отказаться от родителей даже в случаях, когда в семье нет элементарных условий для его жизнеобеспечения (продуктов питания, игрушек, постельных принадлежностей, ребенок голодает, его унижают и даже бьют). Дети, "изъятые" из семьи, особенно в подростковом возрасте, все равно стремятся вернуться к родителям, какими бы плохими они ни были, самовольно уходят из интернатных учреждений, какие бы хорошие условия в них ни были созданы.

Таким образом, ребенок, вынужденный отвечать на вопрос, согласен ли он с лишением родителей родительских прав, может расценивать это как отречение от отца и матери, возложение на него ответственности за свою дальнейшую судьбу и судьбу его родителей. Груз такой ответственности может быть непосилен для ребенка ввиду его эмоциональной и психической незрелости. Возлагать такую ответственность на ребенка, который и так лишен нормального детства, находится в трудной жизненной ситуации и в социально опасном положении, недопустимо.

Сам факт требования от ребенка ответа на прямой вопрос или предложение написать заявление об отказе от родителей или о согласии с лишением их родительских прав противоестествен и может привести в дальнейшем к формированию искаженных моральных и нравственных установок. Поэтому психологи предлагают лишь выяснять мнение ребенка относительно решения, которое может быть принято судом. Например: как он относится к тому, что его родителей лишат родительских прав. И не надо бояться, что ребенок не согласен с иском, его мнение в силу ст. 57 СК не может служить непреодолимым препятствием к удовлетворению иска, поскольку мнение ребенка учитывается, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам.

Вызывать детей в судебное заседание, по мнению специалистов, необходимо лишь в исключительных случаях. А мнение ребенка может быть выяснено непосредственно органом опеки и попечительства и отражено в соответствующем заключении, которое представляется в суд. Действующее законодательство и правоприменительная практика допускают опосредованное выяснение мнения ребенка по вопросу лишения родителей родительских прав. Однако суды не всегда признают достаточным заключение органов опеки и попечительства, в котором указывается, что ребенок согласен с лишением родительских прав или возражает против заявленных исковых требований.

Вопрос выяснения мнения ребенка требует взвешенного подхода, что подтверждается нормами закона, содержащими исключения, и правоприменительной практикой, определяющей способы выяснения мнения ребенка таким образом, чтобы не причинить ему душевных страданий.

Представляется, трудно избежать опроса в суде ребенка, например, когда между родителями, проживающими раздельно, решается спор об определении места жительства ребенка либо требования о лишении родительских прав заявлены одним из родителей или родственниками при возникновении спора о праве на воспитание ребенка, т.е. когда он не "изымается" из семьи. Хотя и в этих случаях, как отмечают специалисты, ребенок становится "средством" манипуляции родителей, каждый из которых пытается опорочить противоположную сторону, "подкупить" ребенка и "перетянуть" его на свою сторону. Не исключено, что родители "готовят" ребенка к судебному заседанию, поэтому рассчитывать, что ребенок в суде в своем волеизъявлении выразит свою волю, не приходится.

В конечном счете гарант прав несовершеннолетних - органы опеки и попечительства. Именно они обязаны убедить суд, в какой форме может выясняться мнение ребенка, в заключении грамотно обосновать свою позицию с точки зрения интересов ребенка. Однако не всегда у конкретных специалистов есть необходимая квалификация и способность отстоять интересы несовершеннолетнего. Не исключен еще и формальный подход, нежелание вникать в существо проблемы. Кроме того, авторитет суда остается непререкаемым для сторон, и органы опеки и попечительства нередко безоговорочно подчиняются его требованиям, не смея оспаривать даже неверную позицию суда. Поэтому так важно, чтобы дела этой категории рассматривал если не ювенальный суд с полным штатом квалифицированных психологов, педагогов, социальных работников, то хотя бы судья со специальной подготовкой в этой области.

Между тем соответствующие нормы, определяющие процедуру, порядок и формы выяснения мнения ребенка, особенно получения его согласия на лишение (ограничение) родителей родительских прав, ни ГПК, ни СК не установлены. В результате при отсутствии специализированных органов ювенальной юстиции в правоприменительной практике допускается формальный подход, не только не способствующий охране интересов ребенка, но и грубо противоречащий им, наносящий вред его нравственному развитию и здоровью.

Полагаю, прокурорский надзор за исполнением законов о несовершеннолетних - именно тот элемент ювенальной юстиции, который дает возможность в соответствии со ст. 3 Конвенции ООН о правах ребенка во всех действиях в отношении детей первоочередное внимание уделять наилучшему обеспечению интересов ребенка. К сожалению, возможности прокурорского надзора не всегда позволяют отстоять интересы детей, а в ряде случаев и прокуроры при наличии оснований не добиваются устранения нарушений. Прежде всего это бывает в случаях, когда к участию в судебных заседаниях привлекаются прокурорские работники, не специализирующиеся на проблемах детей.

Если в суде опрашивается ребенок в возрасте от 14 до 16 лет, то выяснение его мнения и опрос должны производиться с участием педагогического работника, который вызывается в суд.

Несмотря на отсутствие в ст. 69 СК указаний на последствия противоправного поведения родителей (вред), следует в судебном заседании тщательно изучить и этот вопрос, в установленном порядке разрешить его.

Вред надо понимать как любые негативные последствия, выражающиеся в умалении личных неимущественных и имущественных прав ребенка.

При возмещении вреда, причиненного ребенку, во внимание принимаются, как правило, физический (телесный) вред и имущественный интерес. Между тем противоправные действия родителей зачастую вызывают задержки и недостатки умственного, нравственного и психического развития детей. Эти формы причинения вреда здоровью не всегда учитываются.

В зависимости от этих обстоятельств суд может определить размер имущественной компенсации, который будет складываться из всех расходов на восстановление здоровья.

Суды не должны оставлять без внимания выявленные при рассмотрении дел данной категории факты несвоевременного принятия органами опеки и попечительства мер к защите прав и охраняемых законом интересов детей, неправильного отношения к несовершеннолетним со стороны работников детских воспитательных учреждений, школ и других учебных заведений, а также родителей; суды обязаны реагировать на эти нарушения путем вынесения частных определений в адрес соответствующих органов и организаций.

При рассмотрении дела о лишении родительских прав суд решает вопрос о взыскании алиментов на ребенка с родителей (одного из них), лишенных родительских прав, поскольку лишение родительских прав не освобождает родителя от обязанности содержать своего ребенка.

Этот вопрос должен быть разрешен независимо от того, предъявлен ли такой иск. Если иск о взыскании алиментов в установленном порядке предъявлен, то в соответствии со ст. 39 ГПК РФ истец вправе отказаться от иска. Однако суд не должен принимать отказ от иска, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

При наличии заявления об отказе от иска о взыскании алиментов на несовершеннолетнего ребенка, суд должен установить, не противоречит ли этот отказ закону и не нарушает ли права и законные интересы несовершеннолетнего ребенка.

Например, указанные обстоятельства не были установлены Кировским районным судом г. Кемерово при наличии заявления истца об отказе от взыскания алиментов, а также не был разрешен вопрос о взыскании алиментов на несовершеннолетнего ребенка, поэтому суд кассационной инстанции отменил решение суда по делу по иску Есина О.П. к Есиной М.Г. о лишении родительских прав и направил его на новое рассмотрение.

Если суд при рассмотрении дела о лишении родительских прав обнаружит в действиях родителей (одного из них) признаки уголовно наказуемого деяния, он обязан уведомить об этом прокурора.

Проведя исследование доказательств, председательствующий предоставляет слово прокурору и представителю органа опеки и попечительства для дачи заключения по делу. Затем в судебных прениях выступают стороны, после чего суд удаляется в совещательную комнату для принятия решения по делу, оглашением которого и заканчивается судебное разбирательство по конкретному делу.

Результатом рассмотрения дела могут стать: отказ в удовлетворении, удовлетворение иска, отказ в иске о лишении родительских прав и принятие решения об ограничении родительских прав. Отказу в иске о лишении родительских прав обычно сопутствует предупреждение суда о недопустимости в дальнейшем нарушения родителем прав ребенка. Эта мера носит профилактический характер и в отдельных случаях оправданна. Вместе с тем отказ в иске как таковой нуждается в серьезной аргументации, касающейся не только прав родителя-ответчика, но и интересов его детей.

В решении суда о лишении родительских прав должно быть указано, кому передается ребенок на воспитание: другому родителю, органу опеки и попечительства или опекуну (попечителю), если он уже назначен в установленном порядке.

При невозможности передать ребенка другому родителю или в случае лишения родительских прав обоих родителей, когда опекун (попечитель) еще не назначен, ребенок передается судом на попечение органа опеки и попечительства.

При этом необходимо иметь в виду, что передача ребенка на воспитание родственникам и другим лицам допускается только в случае, когда эти лица назначены его опекунами или попечителями.

При передаче ребенка на попечение органов опеки и попечительства суду не следует решать вопрос о том, как должна быть определена этими органами судьба ребенка (помещение в детское учреждение, школу-интернат, назначение опекуна и т.п.), поскольку выбор способа устройства детей относится к компетенции указанных выше органов.

Суд обязан в течение трех дней со дня вступления в законную силу решения суда о лишении родительских прав направить выписку из этого решения суда в орган записи актов гражданского состояния по месту государственной регистрации рождения ребенка.

Полагаю, суду должно быть предоставлено право в необходимых случаях устанавливать испытательный срок до одного года перед принятием решения о лишении родительских прав. К числу оснований для испытательного срока можно отнести улучшение отношения к детям во время рассмотрения дела в суде, начало добровольного лечения родителей (родителя) от алкоголизма или наркомании и т.д.

5. ПОСЛЕДСТВИЯ ЛИШЕНИЯ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ

Вынесение решения о лишении родительских прав влечет за собой утрату родителями (одним из них) не только тех прав, которые они имели до достижения детьми совершеннолетия, но и других, основанных на факте родства с ребенком, вытекающих как из семейных, так и иных правоотношений.

К ним, в частности, относятся следующие права: на воспитание детей (ст.ст.61, 62, 63, 66 СК РФ), на защиту их интересов (ст.64 СК РФ), на истребование детей от других лиц (ст.68 СК РФ), на согласие либо отказ в даче согласия передать ребенка на усыновление (ст.129 СК РФ), на дачу согласия на совершение детьми в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет сделок (п.1 ст.26 ГК РФ), за исключением сделок, названных в п.2 ст.26 ГК РФ, на ходатайство об ограничении или лишении ребенка в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет права самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами (п.4 ст.26 ГК РФ), на дачу согласия на эмансипацию несовершеннолетнего (п.1 ст.27 ГК РФ), на получение содержания от совершеннолетних детей (ст.87 СК РФ), на пенсионное обеспечение после смерти детей, на наследование по закону (п. 1 ст. 1141 ГК РФ).

Что касается содержания от совершеннолетних детей, то в силу диспозитивности механизма семейно-правового регулирования обязанность по содержанию может возникать и из соглашения сторон; родитель может быть прощен уже взрослым ребенком и материально поддержан в старости.

В соответствии со ст. 79 Семейного кодекса РФ, исполнение решений суда по делам, связанным с воспитанием детей, производится судебным исполнителем в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории РФ.

Если родитель (другое лицо, на попечении которого находится ребенок) препятствует исполнению судебного решения, к нему применяются меры, предусмотренные гражданским процессуальным законодательством. Неисполнение судебного постановления, а равно иное проявление неуважения к суду влечет за собой ответственность, предусмотренную федеральным законом (ст. 13 ч. 2, 3 ГПК РФ). А воспрепятствование законной деятельности судебного пристава, находящегося при исполнении служебных обязанностей влечет наложение административного штрафа (статья 17.8 КоАП РФ).

Учитывая, что лицо, лишенное родительских прав, утрачивает и право получать назначенные детям пенсии, пособия, иные платежи, а также алименты, взысканные на ребенка (п.1 ст.71 СК РФ), суду после вступления в законную силу решения о лишении родительских прав необходимо направить его копию органу, производящему указанные выплаты, или в суд по месту вынесения решения о выплатах для обсуждения вопроса о перечислении платежей на счет детского учреждения или лицу, которому передан ребенок на воспитание.

Лица, лишенные родительских прав, утрачивают право на получение льгот, установленных законодательством для граждан, имеющих детей, в частности право на дополнительные льготы женщинам и лицам с семейными обязанностями, позволяющие сочетать труд с воспитанием детей. К таким льготам относятся следующие:

а) привлечение к работе в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни, к сверхурочным работам и направление в служебные командировки женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, работников, имеющих детей-инвалидов или инвалидов с детства до достижения ими возраста восемнадцати лет, только с их письменного согласия и при условии, если такая работа не запрещена им по состоянию здоровья в соответствии с медицинским заключением. При этом указанные работники должны быть в письменной форме ознакомлены со своим правом отказаться от работы в ночное время и от сверхурочных работ (ст. 96, 99, 113, 259 ТК);

б) привлечение к работе в ночное время матерей и отцов, воспитывающих без супруга (супруги) детей в возрасте до пяти лет, только с их письменного согласия и при условии, если такая работа не запрещена им по состоянию здоровья в соответствии с медицинским заключением. При этом указанные работники должны быть в письменной форме ознакомлены со своим правом отказаться от работы в ночное время и от сверхурочных работ (ст. 96, 264 ТК);

в) предоставление родившим женщинам ежегодного оплачиваемого отпуска (независимо от стажа работы в данной организации) (ст. 122, 260 ТК);

г) предоставление отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет (ст. 256 ТК);

д) сохранение места работы (должности) на период отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет (ст. 256 ТК);

е) установление неполного рабочего дня или неполной рабочей недели работникам, имеющим детей в возрасте до четырнадцати лет или ребенка-инвалида в возрасте до восемнадцати лет (ст. 93 ТК);

ж) предоставление четырех дополнительных оплачиваемых выходных дней в месяц родителям, воспитывающим ребенка-инвалида (ст. 262 ТК);

з) перевод женщин, имеющих детей в возрасте до полутора лет, на другую работу (в случае невозможности выполнения прежней работы) с сохранением среднего заработка по прежней работе до достижения ребенком возраста полутора лет (ст. 254 ТК);

и) зачет отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет в общий и непрерывный трудовой стаж, а также в стаж работы по специальности (за исключением случаев назначения пенсии на льготных условиях) (ст. 256 ТК);

к) ежегодные дополнительные отпуска без сохранения заработной платы продолжительностью до четырнадцати календарных дней работнику, имеющему двух или более детей в возрасте до четырнадцати лет, работнику, имеющему ребенка-инвалида в возрасте до восемнадцати лет, одинокой матери, воспитывающей ребенка в возрасте до четырнадцати лет, отцу, воспитывающему ребенка в возрасте до четырнадцати лет без матери, в удобное для них время (устанавливаются коллективным договором) (ст. 263 ТК);

л) иные льготы, предусмотренные законодательством.

Целесообразность дальнейшего совместного проживания в жилом помещении ребенка и родителей (одного из них), лишенных родительских прав, решается судом в порядке, установленном жилищным законодательством. Так, если ребенок и родители проживают в жилом помещении государственного или муниципального жилищного фонда по договору социального найма, то родители, лишенные родительских прав, могут утратить право на совместное проживание с детьми. Для этого в судебном порядке должно быть признано невозможным их совместное проживание с несовершеннолетними детьми. В этом случае родители, лишенные родительских прав, подлежат выселению без предоставления другого жилого помещения (ч. 2 ст. 91 ЖК). Истцами в делах о выселении из жилого помещения родителей, лишенных родительских прав, могут выступать органы опеки и попечительства, опекуны (попечители) ребенка или прокурор. Если родитель, лишенный родительских прав, проживает в доме или квартире, принадлежащей на праве собственности ребенку или другому родителю, то вопрос о праве пользования данным жилым помещением следует решать по правилам ч. 4 ст. 31 ЖК.

Например, заочным решением Нижнеилимского районного суда Иркутской области удовлетворено заявление прокурора Нижнеилимского района Иркутской области в защиту интересов несовершеннолетней, находящейся на воспитании в детском доме вследствие лишения ее матери Л. родительских прав. Требование прокурором заявлено о выселении Л., которая систематически разрушает жилое помещение, закрепленное за несовершеннолетней. Ответчица длительное время нигде не работает, злоупотребляет спиртными напитками. По причине задолженности по оплате за квартиру и коммунальные услуги в квартире отключена электроэнергия. В жилом помещении антисанитария, оно приведено в непригодное для проживания состояние. Предупреждение наймодателя об устранении нарушений оставлено Л. без внимания. Установив наличие обстоятельств, на которые ссылался прокурор, суд на основании ст. 91 ЖК РФ выселил ответчицу из квартиры без предоставления другого жилого помещения.

Трудноразрешимой будет ситуация в случае сохранения брачных отношений лица, лишенного родительских прав, с супругом - собственником жилья, если родитель-собственник не лишен родительских прав. С одной стороны, необходимо защитить ребенка от родителя, чье влияние и присутствие не отвечает интересам ребенка; с другой - необходимо дать возможность проживать вместе супругам; с третьей - родитель, не лишенный родительских прав, имеет право и несет обязанность по личному воспитанию своего ребенка и обязан совместно с ним проживать до 14-летнего возраста.

При проживании родителей и детей в жилом помещении, принадлежащем им на праве общей собственности, или в жилом помещении, собственником которого является родитель (родители), лишенный родительских прав, выселить его (их) невозможно. Лишение родительских прав родителя не является основанием для лишения его права собственности на жилое помещение. Право ребенка пользоваться жилым помещением, собственником которого является родитель, лишенный родительских прав, сохраняется в силу п. 4 ст. 71 СК. В силу невозможности проживания совместно с родителем, лишенным родительских прав, ребенок переселяется ко второму родителю (если последний проживает отдельно) или на площадь опекуна (попечителя).

Кроме того, на родителя, лишенного родительских прав, суд может возложить ответственность за вред, причиненный его несовершеннолетним ребенком в течение трех лет после лишения родителя родительских прав, если поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, явилось следствием ненадлежащего осуществления родительских обязанностей (ст. 1075 ГК).

Лишение родителей (одного из них) родительских прав приводит к прекращению всех личных неимущественных отношений между ними и ребенком. В то же время ребенок сохраняет все свои имущественные права, основанные на факте родства с родителями, лишенными родительских прав, и другими родственниками (п. 4 ст. 71 СК).

За ребенком сохраняется имевшееся у него (на момент лишения родителей родительских прав) право собственности на любые виды имущества (см. комментарий к ст. 60 СК), включая жилое помещение. Если же жилое помещение не находилось в собственности родителей ребенка, а семья проживала в нем по договору социального найма или по договору найма, то ребенок вправе продолжать пользоваться жилым помещением.

Статья 18 ГК РФ закрепляет примерный перечень элементов правоспособности граждан, одним из которых является возможность наследования имущества. Нельзя утверждать, что с лишением родительских прав родитель утрачивает этот элемент правоспособности. Однако он существенно ограничен и затрагивает лишь возможность наследования по закону. Принцип свободы завещания позволяет гражданам по своему усмотрению распорядиться своим имуществом на случай смерти, поэтому нет никаких запретов в отношении того, чтобы лицу, лишенному родительских прав, завещанием было передано имущество в случае смерти ребенка, в отношении которого он лишен родительских прав.

Лишиться права наследования по закону могут не только родители. Семейное законодательство предусматривает основания возникновения алиментных обязательств двух очередей, в которые входит алиментирование детей, родителей, супругов, иных членов семьи (ст. 80, 85, 87, 89, 93, 94, 95, 97 СК РФ). Цель этих обязательств - оказать материальную поддержку нуждающимся нетрудоспособным членам семьи: несовершеннолетним детям, совершеннолетним нетрудоспособным детям, нетрудоспособным нуждающимся родителям, нетрудоспособным нуждающимся супругам и бывшим супругам, несовершеннолетним нуждающимся братьям (сестрам), совершеннолетним нетрудоспособным нуждающимся братьям (сестрам), несовершеннолетним нуждающимся внукам, нетрудоспособным нуждающимся бабушкам (дедушкам), нетрудоспособному нуждающемуся отчиму (мачехе). Из субъектного состава этих алиментных обязательств видно, что они связывают лиц, относящихся к наследникам по закону разных очередей: дедушки (бабушки) и внуки по праву представления (ст. 1142 ГК РФ), братья и сестры (ст. 1143 ГК РФ), пасынки (падчерицы) и мачеха (отчим) (ст. 1145 ГК РФ).

В отличие от родителей, лишенных родительских прав, ребенок не утрачивает право на получение наследства по закону после смерти родителей или их родственников (п. 1 ст. 1117 ГК), право на получение пенсии по случаю потери кормильца и др. Из сказанного следует, что полного прекращения правовой связи между родителями, лишенными родительских прав, и ребенком не происходит.

Также хочу обратить внимание, что усыновление ребенка в случае лишения родителя родительских прав допускается не ранее истечения шести месяцев со дня вынесения решения суда о лишении родительских прав.

Если родители в дальнейшем изменили свое отношение к детям, стали заботиться о них, они могут быть восстановлены судом в родительских правах.

Восстановление в родительских правах допускается, если родитель изменил:

- свое поведение;

- образ жизни;

- отношение к воспитанию ребенка.

Для восстановления родительских прав суду необходимо удостовериться в наличии всех трех перечисленных обстоятельств. Каждого из них в отдельности для восстановления в родительских правах недостаточно. Восстановление в родительских правах допускается не ранее 6-ти месяцев с момента вынесения судом решения о лишении родительских прав. Восстановление в родительских правах не может быть произведено, если ребенок, достигший 10 лет, возражает против этого. Мотивы его несогласия значения не имеют, даже если они представляются неразумными и необоснованными.

С момента вступления в силу решения суда о восстановлении родительских прав восстанавливаются все права и обязанности родителя, утраченные им при лишении родительских прав.

О восстановлении родительских прав могут просить только родители, лишенные родительских прав. Иск о восстановлении в родительских правах предъявляется к тому, кто ранее предъявлял иск о лишении родительских прав (второй родитель, опекун (попечитель), органы опеки и попечительства). При рассмотрении дела обязательно привлекаются органы опеки и попечительства, а также прокурор.

Не допускается по общему правилу восстановление в родительских правах в случае усыновления ребенка. Родитель, лишенный родительских прав, может обратиться в суд с иском о восстановлении в родительских правах и отмене усыновления. В случае отказа в отмене усыновления восстановление в родительских правах исключается.

Усыновленные дети и их потомство по отношению к усыновителям и их родственникам, а усыновители и их родственники по отношению к ним приравниваются в личных неимущественных правах и обязанностях к родственникам по происхождению и утрачивают все права и освобождаются от обязанностей по отношению к своим родителям (ст. 137 СК РФ).

Правоотношения, возникшие в результате акта усыновления между усыновленным и усыновителем, не прекращаются, за исключением случаев нарушения основных условий усыновления, предусмотренных законом.

В случае отмены усыновления ребенка на основании решения суда взаимные права усыновителей и усыновленного ребенка (ст. 143 СК РФ) прекращаются и восстанавливаются взаимные права родителей и ребенка. Ребенок на основании решения суда возвращается его родителям или передается на попечение органа опеки и попечительства.

Важно отметить, что в этом случае на бывшего усыновителя возлагается обязанность выплачивать средства на содержание ребенка.

В случае отказа в удовлетворении иска о лишении родительских прав суд вправе разрешить вопрос об отобрании ребенка у родителей и передаче его органам опеки и попечительства, если этого требуют интересы ребенка (п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г.).

Если же родители не изменят своего поведения, то орган опеки и попечительства по истечении шести месяцев после вынесения решения об ограничении родительских прав обязан предъявить иск о лишении родительских прав. Однако закон предусматривает, что предъявление такого иска в интересах ребенка может последовать и до истечения этого срока (п. 2 ст. 73 СК РФ).

Отобрание детей у родителей без лишения их права на воспитание детей (ограничение родительских прав) может произойти в том случае, когда по материалам дела можно сделать вывод о том, что родители изменят свое поведение в отношении ребенка.

Эта мера является одним из правовых средств воздействия, которые государство применяет в отношении родителей, ненадлежащим образом осуществляющих воспитание детей, но при отсутствии достаточных оснований для лишения их родительских прав.

Однако чаще всего отобрание детей (ограничение родительских прав) и передача их на попечение органов опеки и попечительства происходит в случае, когда невыполнение родителями своих обязанностей связано с причинами, которые нельзя поставить им в вину и не зависят от них (психическое расстройство или иное хроническое заболевание, стечение тяжелых обстоятельств и др.). На это указывается в п. 2 ст. 73 СК РФ.

Ограничение родительских прав означает, что родители утрачивают права, связанные с личным воспитанием ребенка, и теряют права на льготы и государственные пособия.

Однако, как и при лишении родительских прав, на них возлагается обязанность по содержанию детей.

Ребенок же остается носителем всех прав, которые принадлежат детям.

Закон предусматривает право ребенка на контакты с родителями, если это не оказывает на него вредного влияния. Однако это может происходить только с согласия органа опеки и попечительства, либо с согласия лиц, осуществляющих его воспитание, например, опекунов, попечителей, приемных родителей (ст. 75 СК РФ).

Вместе с тем ограничение родительских прав после устранения оснований, послуживших для этого поводом, может быть отменено в том случае, если отпали основания, по которым произошло отобрание ребенка (ст. 76 СК).

Восстановление в родительских правах — одна из форм охраны субъективного права, каковым является право на воспитание ребенка.

Закон не содержит нормы, указывающей на срок лишения родительских прав. Такое правовое состояние по существу носит бессрочный характер.

Но отсутствие указания в законе срока лишения родительских прав не означает, что оно является окончательным, и родители не могут быть восстановлены в родительских правах.

В случае лишения права на воспитание родители впоследствии могут осознать неправильность их отношения к своим детям или же могут отпасть обстоятельства, послужившие основанием для лишения родительских прав.

Восстановление в родительских правах может произойти в тех случаях, когда отпадут причины, послужившие поводом к этому. Суд должен убедиться в том, что они изменили поведение, образ жизни или отношение к воспитанию ребенка (п. 1 ст. 72 СК РФ)1.

Важно отметить, что условия, являющиеся основанием для восстановления в родительских правах, должны быть установлены судом в их совокупности.

Однако суд не вправе удовлетворить иск родителей о восстановлении в родительских правах, даже если будет установлено, что они изменили свое поведение и могут надлежащим образом воспитывать ребенка в том случае, если он уже усыновлен и усыновление не отменено. Основанием для отказа в иске о восстановлении в родительских правах является и отсутствие согласия ребенка, достигшего десяти лет, когда он возражает, независимо от мотивов, которые приводит в обоснование своих доводов (п. 4 ст. 72 СК).

Отказ в удовлетворении иска объясняется исключительно интересами ребенка, который привык к новой семье, считает новых воспитателей своими родителями, а возврат в прежнюю семью был бы для него тяжелой травмой и по существу родители становятся для него чужими.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исходя из проделанной мною работы, можно сделать вывод, что такой институт семейного законодательства, как лишение родительских прав достаточно полно раскрывает основания лишения родительских прав:

уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов;

отказываются без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иного лечебного учреждения, воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения или из других аналогичных учреждений;

злоупотребляют своими родительскими правами;

жестоко обращаются с детьми, в том числе осуществляют физическое или психическое насилие над ними, покушаются на их половую неприкосновенность;

являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией;

совершили умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга; порядок рассмотрения дел о лишении родительских прав в суде; а также последствия лишения родительских прав.

Семейное законодательство часто относиться к числу традиционных, достаточно стабильных отраслей права, которые не находятся в прямой конъюнктурной зависимости от перемен в государстве и обществе. В определенной степени это так, поскольку в результате длящегося веками процесса развития брачно-семейных отношений, регулируемых, в частности, нормами семейного права, появились устойчивые нормы поведения в семье, присущие практически всем цивилизованным государствам. Однако любое законодательство обладает способностью обнаруживать такие пробелы и недостатки, которые порой даже трудно предвидеть. В семейных отношениях опосредовано отражаются особенности окружающей действительности.

Проблема, рассмотренная в работе, лишь малая грань большого многогранника – права и интересы несовершеннолетних детей. И не смотря на это заслуживает дальнейшей разработки.

Абсолютное большинство норм семейного законодательства рассчитано на граждан с позитивной направленностью, а субъекты семейного неблагополучия не воспринимают их вообще. Безусловно, для большинства родителей, применение таких мер семейно-правовой ответственности как лишение или ограничение родительских прав является действительно исключительными, а, следовательно, и высокоэффективным наказанием. Но в силу того, что указанные меры применяются к лицам деморализованным, утратившим понятие ценности отцовства и материнства, они не только не достигают ожидаемого эффекта, но и окончательно снимают с родителей ответственность за воспитание детей. В настоящие время цель защиты интересов ребенка от противоправного поведения со стороны родителей считается достигнутой, если будет предотвращено отрицательное влияние такого поведения на детей, т.е. система права не предусматривает каких-либо мер по отношению к родителям из неблагополучной семьи после достижения этой цели. Следовательно, ликвидация семейного неблагополучия сводиться пока лишь к устранению отрицательного влияния на несовершеннолетних членов семьи.

Семейный кодекс предоставил ребенку право на защиту от злоупотреблений со стороны родителей (лиц их заменяющих), а также в случаях невыполнения или ненадлежащего выполнения с их стороны обязанностей по воспитанию и образованию несовершеннолетнего. Своеобразие такой постановки вопроса вызвана тем, что чаще всего дети в семье страдают по вине родителей, что обнаружит совсем непросто. Причем, обратится за защитой в органы опеки и попечительства может несовершеннолетний любого возраста, а в суд лишь тот, кому исполнилось четырнадцать лет. С одной стороны, закон предоставляет право подростку обратится с иском в суд в защиту своих прав, нарушаемых родителями, а с другой стороны не включает его в перечень истцов по делу о лишении родительских прав. Семейный кодекс эту коллизию никак не разрешает. На мой взгляд, в этой ситуации необходимо обратиться к процессуальному законодательству, которое предоставляет, в случаях предусмотренных законом, по делам, возникающим из брачно-семейных правоотношений, несовершеннолетнему право лично защищать в суде свои права и охраняемые законом интересы.

Ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного разбирательства. Поэтому необходимо дополнить ГПК РФ положением, регламентирующим выражение ребенком своего мнения в ходе судебного заседания, так как данный порядок в гражданском процессуальном законодательстве не определен, поэтому здесь часто допускаются ошибки. Приглашение ребенка для выражения мнения часто отражается в протоколах судебного заседания как вызов для допроса в качестве свидетеля. Однако допрос несовершеннолетнего свидетеля и выражение ребенком своего мнения - это совершенно разные правовые институты. Такое нарушение может послужить основанием для отмены судебного решения в связи с существенным нарушением норм процессуального права.

Также существует проблемы психологического состояния ребенка, так как зачастую выяснение мнения ребенка приносит больше вреда, чем пользы самому «оберегаемому». Вопрос о вызове ребенка в суд необходимо решать в каждом конкретном случае индивидуально, учитывая, что само посещение ребенком суда может вызвать у него серьезную психологическую травму. Ребенок изначально не готов отказаться от родителей даже в случаях, когда в семье нет элементарных условий для его жизнеобеспечения. Таким образом, ребенок, вынужденный отвечать на вопрос, согласен ли он с лишением родителей родительских прав, может расценивать это как отречение от отца и матери, возложение на него ответственности за свою дальнейшую судьбу и судьбу его родителей. Груз такой ответственности может быть непосилен для ребенка ввиду его эмоциональной и психологической незрелости. Возлагать такую ответственность на ребенка, который итак лишен нормального детства, находится в трудной жизненной ситуации и в социально опасном положении, недопустимо. Это также может привести к искажению моральных и нравственных установок ребенка. В случае возникновения обоснованного сомнения в способности конкретного ребенка в возрасте шести лет и более сформулировать и выразить свое мнение должна быть назначена соответствующая судебная экспертиза. Поэтому к обязательным участникам процесса по делам, связанным с воспитанием, следует отнести эксперта-психолога, чье обоснованное заключение представляет собой одно из весомых доказательств по делу, подлежащих оценке на общих основаниях.

И в завершении, изложенных выводов, хочется сказать о необходимости создания нормативной основы для ведения профилактической работы в области семейного неблагополучия. Это требует определения правовых оснований для признания семьи неблагополучной и вмешательства в брачно-семейные отношения ее субъектов, т.к. основная масса неблагополучных семей не попадает в число объектов профилактики.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Законодательство и официальные документы

1.1. Конституция Российской Федерации: Принята 12 дек. 1993 г. – М., 2003. – 56 с.

1.2. Конвенция ООН «О правах ребенка» // Ведомости Верховного Совета СССР. 1990. -№ 45. -Ст.955.

1.3. Гражданский кодекс Российской Федерации: Части первая, вторая, третья, четвертая (по сост. на 10 февраля 2009 г.). – М.: Юрайт-Издат, 2009. – 561 с.

1.4. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. – М.: Проспект, 2008. – 192 с.

1.5. Семейный кодекс Российской Федерации. Последняя редакции. – М.: Юрайт-Издат, 2005. – 77 с.

1.6. «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» Федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ

1.7. «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» Федеральный закон от 21 декабря 1996 г. № 159-ФЗ

1.8. «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» Федеральный закон от 29 декабря 2006 г. № 256-ФЗ

1.9. «О комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав» Закон Республики Марий Эл от 3 марта 2005 г. №2-З

1.10. «Об утверждении Положения о порядке рассмотрения вопросов гражданства Российской Федерации» Указ Президента РФ от 14 ноября 2002 г. № 1325

1.11. «О порядке выдачи государственного сертификата на материнский (семейный) капитал» Постановление Правительства РФ от 30 декабря 2006 г. № 873

1.12. «О социальной поддержке и социальном обслуживании отдельных категорий граждан в Республике Марий Эл» Закон Республики Марий Эл от 2 декабря 2004 г. № 50-З

1.13. «О неотложных мерах по улучшению положения женщин, охране материнства и детства, укреплению семьи» Постановление ВС СССР от 10 апреля 1990 г. № 1420 – I

1.14. «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 10

1.15. «Об организации и осуществлении деятельности по опеке и попечительству в отношении несовершеннолетних» Письмо Министерства образования и науки РФ от 25 июня 2007 г. № АФ-226/06

2. Специальная литература

2.1. Алиментные обязательства: Комментарии. Судебная практика. Образцы документов/Л.В. Тихомирова. – М.: Изд-е Тихомирова М.Ю., 2006. – 141 с.

2.2. Беседина Н.И. Основания лишения родительских прав/Н.И. Беседина//»Черные дыры» в Российском законодательстве, 2007, № 5. – С. 110-111

2.3. Беспалов Ю. Основания и порядок лишения родительских прав/Ю. Беспалов//Российская юстиция, 2000, № 12. – С. 26-27.

2.4. Беспалов Ю. Средства судебной защиты прав ребенка// Российская юстиция. 1997. № 3. С. 25.

2.5. Большакова О.Г. Основания ограничения родительских прав как способа защиты прав и интересов ребенка/О.Г. Большакова//Ученые трубы Российской Академии адвокатуры, 2008, № 4. – С. 27-34

2.6. Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов, 1970.- 215 с.

2.7. Интересы ребенка в семейном праве Российской Федерации/О.Ю. Ильина. – М.: Городец, 2006. – 192 с.

2.8. Кириченко К.А. Современные теории оснований возникновения родительских прав/К.А. Кириченко//Семейное и жилищное право, 2008, № 6. – с. 2-4

2.9. Комментарий к постановлениям Пленума ВС РФ по гражданским делам. М., 1999. – 423 с.

2.10. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации/Л.М. Пчелинцева. – 4-е изд., перераб. – М.: НОРМА, 2006. – 816 с.

2.11. Королева Г. Не свидетельствовать против родителей.../Г. Королева//Законность, 2006, № 10. – с. 6-9

2.12. Лысова А.З. Обеспечение права ребенка на воспитание средствами гражданского процессуального права при рассмотрении дел о лишении родительских прав: Автореф. дис. ...канд. юрид. наук. Саратов, 2003. – 22 с.

2.13. Малиновский А.А. Злоупотребление правом. М., 2002. – 124 с.

2.14. Матерова М.В. Судебное рассмотрение дел об установлении отцовства. - ​М.: Юрид. лит., 1972. - 112 с.

2.15. Научно-практический комментарий к ГПК РФ. – 321 с..

2.16. Нечаева А.М. Правонарушения в сфере личных семейных отношений. – М.,1991.- 238 с.

2.17. Особенности рассмотрения и разрешения дел о защите семейных прав ребенка: учебное пособие/Ю.Ф. Беспалов. – М.: Юрлитинформ, 2008. – 376 с.

2.18. Особенности рассмотрения и разрешения отдельных категорий гражданских дел (Исковое производство)/Под ред. И.К. Пискарева. – М.: Городец, 2005. – 512 с.

2.19. Постатейный комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации/Под ред. П.В. Крашенникова. – М.: Статут, 2006. – 557 с.

2.20. Проблемы интереса в семейном праве Российской Федерации/О.Ю. Ильина. – М.: Издат. Дом «Городец», 2007. – 192 с.

2.21. Семейное право: Актуальные проблемы теории и практики/А.М. Нечаева. – М.: Юрайт-Издат, 2007. – 280 с.

2.22. Семейное право России: учебник для вузов/Л.М. Пчелинцева. – 5-е изд., перераб. – М.: НОРМА, 2008. – 704 с.

2.23. Словарь-справочник по семейному праву России: Вопросы и ответы. Образцы документов. Судебная практика/Л.Ю. Грудцына. – М.: Эксмо, 2006. – 416 с.

2.24. Смирновская С.И. Понятие и виды ограничения родительских прав/С.И. Смирновская//Право и государство: теория и практика, 2007, №7. – с. 71-75

2.25. Старосельцева М.М. О принципах осуществления родительских прав/ М.М. Старосельцева//Современное право, 2008, № 11. – с. 36-39

2.26. Судебная практика по семейным спорам/рук. Кол. Сост. П.В. Крашенинников. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Статут, 2008. – 653 с.

2.27. Треушников М.К. Судебные доказательства. – М.: Городец, 2995. – 287 с.

2.28. Шакарян М.С. Субъекты советского гражданского процессуального права. М., 1970. – 360 с.

3. Судебная практика

3.1. Надзорная практика рассмотрения уголовных дел Президиумом Верховного суда Республики Марий Эл за 3 квартал 2005 года//Система Гарант. – 2009.

3.2. "Обзор практики рассмотрения судами дел по заявлениям прокуроров в защиту жилищных прав несовершеннолетних детей, подпадающих под категорию лиц, которые имеют право на дополнительную социальную защиту в соответствии со ст. 1 Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей"//Система Консультант Плюс. – 2009.


[1] Малиновский А.А. Злоупотребление правом. М., 2002. С. 79

[2] Нечаева А.М. Правонарушения в сфере личных семейных отношений. – М.,1991.

-Стр.40

[3] Комментарий к постановлениям Пленума ВС РФ по гражданским делам. М., 1999. С. 423.

[4] См.: Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов, 1970. С. 104; Шакарян М.С. Субъекты советского гражданского процессуального права. М., 1970. С. 140; Матерова М.В. Судебное рассмотрение дел об установлении отцовства. М., 1972. С. 67: и др.

[5] Научно-практический комментарий к ГПК РФ. С. 169.

[6] Лысова А.З. Обеспечение права ребенка на воспитание средствами гражданского процессуального права при рассмотрении дел о лишении родительских прав: Автореф. дис. ...канд. юрид. наук. Саратов, 2003. С. 13.

[7] Беспалов Ю. Средства судебной защиты прав ребенка// Российская юстиция. 1997. № 3. С. 25.

[8] Треушников М.К. Судебные доказательства.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий