регистрация / вход

Виды и характеристика соучастников преступления в уголовном праве

ПЛАН 1. ВВЕДЕНИЕ 2. ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ СОУЧАСТИЯ В ПРЕСТУПЛЕНИИ 2.1 Объективные признаки соучастия в преступлении 2.2 Субъективные признаки соучастия в преступлении

ПЛАН

1. ВВЕДЕНИЕ

2. ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ СОУЧАСТИЯ В ПРЕСТУПЛЕНИИ

2.1 Объективные признаки соучастия в преступлении

2.2 Субъективные признаки соучастия в преступлении

3. ВИДЫ СОУЧАСТНИКОВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПО УГОЛОВНОМУ ПРАВУ

4. ХАРАКТЕРИСТИКА СОУЧАСТНИКОВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

4.1 Исполнитель

4.2 Организатор преступления

4.3 Подстрекатель

4.4 Пособник

5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

6. ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. ВВЕДЕНИЕ

В отличие от других социальных идей и политических ориентаций демократическое правовое государство при верховенстве правового закона и приоритете прав человека и гражданина практически воспринято обществом как будущее государственного строя Украины. Решение этой задачи связано не только с созданием современного законодательства, обеспечением законности деятельности государства и его органов, муниципальной системы и общественных формирований, надежной, быстрой и справедливой юстиции, независимого правосудия, но с преодолением достигшего опасных пределов правового нигилизма, находящегося ныне на грани беспредела во всех сферах государственной и общественной жизни, и, главное, формирование высокого уровня правовой культуры общества и каждого человека.

Это потребует высокопрофессионального состава юристов и достаточной правовой грамотности государственных служащих и других лиц, занятых юридической деятельностью. Общественная полезность и престижность этой деятельности значительно возрастает в период революционных преобразований, социальной конструкции общества, его новых экономических и политических ориентаций. Все вышесказанное относится к различным отраслям права, а к уголовному праву как ведущей отрасли права - вдвойне.

Институт соучастия в преступлении обоснованно признается одним из наиболее сложных в уголовном праве. На протяжении многих лет ему уделялось большое внимание в науке уголовного права, однако до настоящего времени вопрос о понятии соучастия нельзя назвать окончательно решенным. Еще в 1902 году видный русский ученный профессор Н. С. Таганцев писал, что учение о соучастии находится в хаотическом состоянии(1) . Более чем через 80 лет профессор Ф. Г. Бурчак констатирует, что вопрос о понятии соучастия, несмотря на многочисленную литературу, относится к числу спорных. Почти каждый автор, касавшийся проблемы соучастия, предлагал свое, пусть немного да отличающееся от других определение соучастия(2) .

Вместе с тем нельзя не отметить, что современная преступность в Украине характеризуется ростом числа преступлений, совершаемых в соучастии. Особую опасность для общества представляет организованная преступность, поскольку в структуре общества действуют организованно, сплоченно и целенаправленно криминальные объединения, которые препятствуют осуществлению не только уголовно-правовой, но и социально-экономической политики государства.

1. Русское уголовное право. Спб., 1902. Т. 1 С. 735

2. Бурчак Ф. Г. Соучастие: социальные, криминологические и правовые проблемы. К. 1986. С 92

Предлагаемая ниже тема - ВИДЫ И ХАРАКТЕРИСТИКА СОУЧАСТНИКОВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПО УГОЛОВНОМУ ПРАВУ - дает возможность разобраться в столь сложной и многогранной проблеме, как проблема уголовной ответственности за соучастие в преступлении.

2. ОБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ СОУЧАСТИЯ В ПРЕСТУПЛЕНИИ 2.1 Статья 19 УК Украины определяет соучастие как умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении преступления. Исходя из законодательного определения выделяют объективные и субъективные признаки соучастия в преступлении.

С объективной стороны соучастие характеризуется следующими признаками: 1) участием в совершении преступления двух или более лиц, т.е.

множественностью субъектов; 2) совместностью их действий либо бездействий.

2.2 Субъективная сторона соучастия заключается в умышленном характере совместной деятельности лиц (субъектов) , участвующих в совершении умышленного преступления. Речь идет не только о совместности действий, но и о совместности умысла всех участников. Каждый из них сознает, что совместно (сообща) с другими соучастниками совершает общественно опасное деяние и желает либо сознательно допускает совершение преступления в целом.

3. ВИДЫ СОУЧАСТНИКОВ ПО УГОЛОВНОМУ ПРАВУ

Соучастниками называются лица, объединившиеся между собой для умышленного совместного совершения умышленного преступления. При совершении преступления роли, исполняемые соучастниками, могут быть как однородными, так и разнородными. Уголовное право Украины - ст. 19 УК различает следующие виды соучастников: - исполнитель (ч. 3 ст. 19 УК Украины) ; - организатор (ч. 4 ст. 19 УК Украины) ; - подстрекатель (ч. 5 ст. 19 УК Украины) ; - пособник (ч. 6 ст. 19 УК Украины) ; В основу деления соучастников на виды положена объективная роль, выполняемая каждым из них в совместно совершаемом преступлении.

4. ХАРАКТЕРИСТИКА СОУЧАСТНИКОВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПО УГОЛОВНОМУ ПРАВУ

4.1 Под исполнителем уголовный закон (ст. 19 УК Украины) понимает лицо, непосредственно совершающее преступление, т.е. выполняющее действия (бездействия) , входящие в объективную сторону состава преступления. Следовательно, для того чтобы быть признанным исполнителем, соучастник должен выполнить полностью или хотя бы частично действия, входящие в объективную сторону состава преступления.

Однако следует сказать, что законодатель, описывая объективную сторону различных составов преступлений делает это не одинаково, использует различные приемы.

Ряд составов преступлений описан таким образом, что в законе указывается лишь на достижение определенного преступного результата. При этом пути достижения такого результата остаются за пределами состава преступления. Так, в ст. 101 УК Украины предусмотрена ответственность за причинение тяжкого телесного повреждения. Способы же причинения такого повреждения законодателем не указываются. Исходя из этого, соисполнителем такого преступления при наличии субъективных признаков будет признано лицо, которое принимало участие в применении к потерпевшему любого насилия (например, связывало, наносило удары) , а не только то, от непосредственного воздействия которого наступило тяжкое телесное повреждение.

В других случаях при описании объективной стороны состава преступления законодатель, напротив, отдает предпочтение обрисовке именно преступного действия либо описывает как действие, так и преступные последствия. Кроме этого, в уголовном праве некоторые составы преступлений описывают совершение не одного, а нескольких действий. Например, при насильственном грабеже один из соисполнителей может применять насилие к потерпевшему, а другой выполнять действия, направленные на завладение имуществом; при совершении изнасилования одно лицо может применять насилие к потерпевшей, а другое - совершать с ней половой акт. Как видно, действия таких лиц являются вовсе не однородными, а напротив, различны по своему характеру. В таких случаях для признания лица соисполнителем будет достаточно, чтобы оно выполнило хотя бы частично одно из этих действий.

В науке уголовного права вопрос о том, кого считать исполнителем преступления, является дискуссионным.

Представители субъективных теорий соучастия считают, что исполнителем является лицо, которое желает этого деяния как исполнитель, т.е. как собственное действие, объективные же формы участия в преступлении в расчет не принимаются. Эта теория соучастия получила наиболее широкое распространение в Германии. Как свидетельствуют Н. Ф. Кузнецова и Л. Вельцель, судебная практика Германии последовательно следует субъективной теории соучастия, согласно которой решающим является не объективный вклад соучастника в совершении преступления, а его " злая", "преступная воля", "желание соучастников деяния как своего или как чужого" (1) .

Как уже говорилось, в соответствии с ч. 3 ст. 19 УК Украины исполнитель определяется как лицо, непосредственно совершающее преступление. Однако совершение преступления посредством использования малолетнего либо невменяемого наукой уголовного права и судебной практикой также признается исполнением преступления независимо от той роли, которую фактически исполняло такое лицо в преступлении. Это же правило распространяется и на случаи, когда преступление совершается посредством использования лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу иных обстоятельств, предусмотренных уголовным законом Украины, например действовавшего в состоянии крайней необходимости. Очевидно, что здесь имеет место не посредственное, а опосредованое совершение преступления, а поэтому ч. 3 ст. 19 УК Украины видимо, нуждается в уточнении.

Для определения понятия исполнителя важным является вопрос об отграничении его от пособника, деяния которого характеризуются единством места и времени с исполнением преступления. Один из возникающих здесь вопросов связан с возможностью соисполнения в случаях, когда один из соисполнителей действует активно, а второй бездействует, хотя объективная сторона состава преступления описана как активные действия. Особую актуальность эта проблема приобретает в связи с ростом числа вымогательств. Нередко из группы вымогателей требования о передаче имущества и соответствующие угрозы высказывает лишь один из членов группы, остальные же какой-либо активности не проявляют, однако своим присутствием, внешним видом оказывают психическое воздействие на потерпевшего. Поскольку в приведенном примере объективная сторона состава преступления - вымогательства - описывается законодателем как активные действия, то соисполнение путем бездействия в таких случаях невозможно. При наличии субъективных признаков такие лица должны быть признаны пособниками.

1. (Кузнецова Н. Вельцель Л. Уголовное право ФРГ. М., 1980. С. 102) .

К этой проблеме близко примыкает и такой достаточно распространенный в судебной практике и дискуссионный в науке уголовного права вопрос, как квалификация действий "стояния на страже". В ряде стран наука уголовного права и судебная практика рассматривает такие действия как исполнение преступления. Так, уголовное право Японии признает такие действия соисполнительством, поскольку они устраняют факт, препятствующий выполнению преступного деяния и в "соединении с действиями исполнения преступления необходимы для реализации преступного деяния, а следовательно, они представляют собой не что иное, как действия совершения"(1) . Такого же мнения придерживается и судебная практика Франции. Так, по свидетельству А. Легаля, "с древних времен французский кассационный суд считает стояние на страже, действиями исполнения. Однако подобные выводы противоречат основным положениям объективной теории соучастия в преступлении. Лица, "стоящие на страже", не выполняют ни полностью, ни частично действий, входящих в объективную сторону состава преступления, а поэтому должны признаваться пособниками, а не соисполнителями преступлениями.

Следовательно, со стороны объективной, деятельность исполнителя может быть выражена в выполнении полностью или частично действий либо бездействий, входящих в объективную сторону состава преступления, или в совершении преступления посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности.

Со стороны субъективной деятельность исполнителя может совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Под исполнением понимается лицо, непосредственно совершившее преступление, т.е. выполнившее полностью или частично действия (бездействия) , входящие в объективную сторону состава преступления, а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных уголовным законом Украины.

4.2 В соответствии с ч. 4 ст. 19 УК Украины организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его совершением. Исходя из буквального смысла уголовного закона под организатором понимается лицо, организовавшее совершение конкретного преступления либо руководившее его совершением.

Однако наука уголовного права и судебная практика признают наличие двух форм организаторской деятельности, к которым относятся: 1) организация и руководство преступными группами: 2) организация и руководство совершением конкретного преступления.

1. Японское уголовное право //Современное зарубежное уголовное право. М. 1957. Т. 1 С. 372.

2. Цит. по кн.: Ковалев М. И. Соучастие в преступлении. Свердловск: Изд-во Свердл. юрид. ин-та, 1962. Ч. 2 С. 40.

Криминологические исследования организованной преступности, проведенные в последние годы, свидетельствуют о наличии стойкой тенденции к разграничению функций организатора преступной группы и организатора конкретных преступлений, ею совершаемых. Так, А. Волобуев и Е. Галкин, давая определение организованной преступности, в качестве одного из основополагающих признаков приводят выделение лидеров, " не участвующих в конкретных преступлениях, а осуществляющих организаторские, управленческие, идеологические функции: коррумпирование, вовлечение в преступную деятельность ответственных работников аппарата, государственных (в том числе и правоохранительных) органов для обеспечения безопасности и гарантий участникам сообщества; монополизация и распределение сфер противоправной деятельности с целью получения максимальных доходов при максимальной защищенности ее лидеров от ответственности"(1) .

Эти выводы нельзя не учитывать при уголовно-правовой регламентации организаторской деятельности. Следует, по нашему мнению, четко разграничить в качестве самостоятельных форм деятельности организатора, организацию и руководство организованной преступной группой и организацию и руководство конкретными преступлениями, такой группой совершаемыми.

На основании произведенного анализа считаем необходимым ч. 4 ст. 19 УК Украины изложить в следующей редакции: " Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его совершением, а также лицо, создавшее организованную преступную группу или руководившее ею. " Таким образом, со стороны объективной, организаторская деятельность характеризуется.

- во-первых, совершением действий по формированию преступной группы, обеспечению ее деятельности и общему руководству такой деятельностью; - во-вторых, действиями, направленными на организацию совершения конкретного преступления, совершаемого соучастниками, и руководство ими непосредственно в процессе его совершения.

Думается, что именно ко второй форме организаторской деятельности относится весьма четкое и яркое определение, предложенное Ф. Г. Бурчаком: " Для того, чтобы явиться организатором, лицо должно не только возбудить в другом лице решимость совершить преступление, не только принять непосредственное участие в его осуществлении, но сделать и нечто большее.

1. Волобуев А., Галкин Е. Организованная преступность и ее сущность Сов. юстиция. 1989. N 21. С. 9;

Оно должно, как говорит закон, организовать совершение преступления, т.е. разработать его план, распределить роли между соучастниками или даже точно в деталях определить роль одного исполнителя. Иными словами, оно должно не только привить исполнителю намерение совершить преступление, но и продумать за него, преподнести ему готовый план действий. При этом возможно, что сам организатор и не примет участия в осуществлении исполнительских функций".

Субъективная сторона первой формы организаторской деятельности организации и руководства преступными группами - может характеризоваться как прямым, так и косвенным умыслом. т.е. такой организатор может как желать, так и сознательно допускать совершение тех или иных преступлений созданной либо руководимой им группой. Однако при этом следует подчеркнуть, что косвенный умысел допустим только по отношению к совершению общественно деяния и наступлению общественно опасных последствий преступления в целом. По отношению же к собственным действиям либо бездействиям умысел должен быть прямым и только прямым.

Вторая форма организаторской деятельности - организация и руководство совершением конкретных преступлений- по общему правилу может осуществляться только с прямым умыслом, при котором организатор желает наступления общественно опасных последствий.

Вместе с тем нельзя не признать, что в уголовном кодексе ряд составов сформулирован таким образом, что посягательство одновременно осуществляется на несколько непосредственных объектов - основной и дополнительный. Кроме того, в практике достаточно часто совершаются преступления при наличии "идеальной совокупности", т.е. одним общественно опасным деянием субъект совершает несколько преступлений, предусмотренных уголовным законом, а следовательно, и причиняет вред двум или более объектам. Применительно оно должно не только привить исполнителю намерение совершить преступление, но и продумать за него, преподнести ему готовый план действий.

При этом возможно, что сам организатор и не примет участия в осуществлении исполнительских функций" (Бурчак Ф. Г, Учение о соучастии по советскому уголовному праву: К.: Наук. думка, 1969. С. 142) . Субъективная сторона первой формы организаторской деятельности -- организации и руководства преступными группами -- может характеризоваться как прямым, так и косвенным умыслом, т.е. такой организатор может как желать.

так и сознательно допускать совершение тех или иных преступлений созданной либо руководимой им группой. Однако при этом следует подчеркнуть, что косвенный умысел допустим только по отношению к совершению общественно опасного деяния и к наступлению общественно опасных последствий преступления в целом. По отношению же к собственным действиям либо бездействиям умысел должен быть прямым и только прямым. Вторая форма организаторской деятельности - организация и руководство совершением конкретных преступлений - по общему правилу может осуществляться только с прямым умыслом, при котором организатор желает наступления общественно опасных последствий. Вместе с тем нельзя не признать, что в уголовном кодексе ряд составов сформулирован таким образом, что посягательство одновременно осуществляется на несколько непосредственных объектов - основной и дополнительный. Кроме того, в практике достаточно часто совершаются преступления при наличии "идеальной совокупности", т.е. одним общественно опасным: деянием субъект совершает несколько преступлений, предусмотренных уголовным законом, а следовательно, и причиняет вред двум или более объектам. Применительно к таким преступлениям с косвенным умыслом может совершаться любой вид соучастия в преступлении, в том числе и действия по организаций конкретных преступлений. Например, соучастниками совершается убийство по заказу.

В соответствии с требованиями заказчика - подстрекателя к совершению преступления - в автомобиле потерпевшего устанавливается взрывное устройство. Все соучастники, в том числе организатор и подстрекатель, осознают, что в результате взрыва могут погибнуть и другие лица, находящиеся в автомобиле или возле него, однако, желая наступления смерти потерпевшего, соучастники к побочному результату своих действий относятся безразлично - не желают его наступления, но сознательно допускают, т.е. действуют с косвенным умыслом.

1. Бурчак Ф. Г. Учение о соучастии по советскому уголовному праву. К.: Наук. думка, 1969. С. 142

Отметим, что совершение преступления с косвенным умыслом в таких случаях возможно только при соблюдении следующих условий: во-первых, по отношению к собственным действиям у организатора преступления, подстрекателя и пособника возможен только прямой умысел; во-вторых, по отношению к основному общественно опасному последствию все соучастники должны действовать с прямым умыслом. Отношение же к побочному, дополнительному результату может выражаться как в его желании, так и в сознательном допущении. В некоторых случаях может иметь место деятельность организатора, совмещающего как организацию и руководство группой, так и организацию и руководство совершением такой группой конкретного преступления. Однако, чем крупнее организованная группа, чем масштабнее ее преступная деятельность, чем выше степень организации, тем меньше вероятность исполнения обеих ролей - форм организаторской деятельности - одним и тем же лицом.

ВЫВОД:

Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его совершением, а также лицо, создавшее организованную преступную группу или руководившее ею.

4.3 В соответствии с ч. 5 ст. 19 УК Украины подстрекателем признается лицо, склонившее к совершению преступления. Объективная сторона деятельности подстрекателя характеризуется совершением активных действий, направленных на возбуждение у исполнителя либо иных соучастников решимости совершить преступление. Очевидно, что сам характер подстрекательства исключает его совершение путем бездействия.

Законодатель не указывает на конкретные способы подстрекательства. Наука же уголовного права относит к их числу принуждение и угрозы, приказ, убеждение, обещание вознаграждения или дачу его, обещание выгоды от совершенного преступления, просьбу и др. Следует отметить, что трудно определить в абстрактном плане действенность того или иного способа подстрекательства. Как пишет М. И. Ковалев, "для того, чтобы принудить человека помимо его воли к совершению каких-либо нежелательных действий, порой употребляются весьма жесткие средства, но они разбиваются, натыкаясь на стойкость и несокрушимую волю человека. Однако иногда бывает и так, что незначительный жест, едва заметное движение глаз, вскользь брошенное слово являются достаточными, чтобы человек согласился на самый серьезный по своим последствиям поступок"(1) .

При большом разнообразии способов подстрекательства следует заметить, что формы такой деятельности ограничены. Они определяются способом общения и передачи информации от одного человека к другому. Поэтому формами подстрекательства являются словесная, передаваемая устно или письменно, а также конклюдентные действия. Последняя форма в судебно-следственной практике встречается достаточно редко и в основном используется на месте совершения преступления. Таким образом, со стороны объективной, подстрекательство представляет собой совершение активных действий, направленных на склонение другого лица к совершению преступления.

Со стороны субъективной, в подавляющем большинстве случаев подстрекательство совершается с прямым умыслом, при котором виновный желает наступления общественно опасных последствий. Однако при совершении посягательств одновременно на несколько непосредственных объектов, при определенных условиях, допускается косвенный умысел (более подробно об этом сказано при характеристике организатора преступления) .

ВЫВОД: Подстрекателем признается лицо, склонившее путем уговоров, подкупа, приказа, угроз, принуждения или каким-либо иным способом другое лицо к совершению преступления) .

4.4. Одним из наиболее распространенных видов соучастников преступления является пособник

1. (Ковалев М. И. Соучастие в преступлении. Свердловск: Изд-во Свердл. юрид. ин-та, 1962. Ч. 2, С. 69) .

. В соответствии с ч. 6 ст. 19 УК Украины пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением средств или устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, орудия и средства совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем.

Объективная сторона пособничества характеризуется совершением деяний (в большинстве случаев действий, но иногда и бездействий) направленных на содействие исполнителю либо иным соучастникам в совершении преступления. Анализ предусмотренных уголовным законом способов совершения пособничества позволяет разделить его на интеллектуальное и физическое.

Интеллектуальное пособничество состоит в содействии совершению преступления советами, указаниями, а также в заранее данном обещании скрыть преступника, орудия и средства совершения преступления, а также предметы, добытые преступным путем.

Ha пepвый взгляд, интеллектуальное пособничество в виде дачи советов и указаний напоминает подстрекательство к преступлению, способами совершения которого также могут являться дача советов и указаний.

Однако эти виды соучастников существенно отличаются друг от друга.

Сущность подстрекательства состоит в том, что такими действиями у исполнителя и остальных соучастников создается решимость совершить преступления. В отличие от подстрекателя, интеллектуальный пособник лишь укрепляет решимость совершить преступление, которая к моменту совершения его действий уже имела место.

К интеллектуальному пособничеству относится, как уже говорилось, и заранее данное обещание скрыть преступника, орудия и средства совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем. Несмотря на то, что такое пособничество связано с выполнением физических действий, оно отнесено к интеллектуальному. Это объясняется тем, что уголовно-правовое значение придается лишь заранее данному обещанию оказать помощь преступнику путем выполнения таких действий. Такое обещание, данное до начала исполнения преступления, укрепляет у исполнителя либо иных соучастников решимость его совершать. При этом сам факт исполнения этого обещания на квалификацию действий пособника не влияет, поскольку такие действия уже не находятся в причинной связи с совершением преступления. Отказ пособника от заранее данного им обещания скрыть преступника, орудия и средства совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, не освобождает его от уголовной ответственности, а может быть учтен лишь при назначении наказания.

Физическим пособничеством признается способствование совершению преступления предоставлением средств или устранением препятствий.

Под предоставлением средств для совершения преступления следует понимать активные действия, состоящие в передаче исполнителю либо иным соучастникам любых предметов, использование которых облегчает совершение преступления.

Устранение препятствий, в отличие от предыдущего способа пособничества, может быть выражено как путем активных действий (например, взлом входной двери с целью совершения убийства находящегося в квартире потерпевшего) , так и путем бездействия при несовершении лицом действий, которые он мог и обязан был совершить.

Наряду с этим возможно осуществление именно пособнических (а не каких-либо иных) деяний путем бездействия. В этих случаях в причинной связи с наступлением общественно опасных последствий находится не обещание воздержаться от исполнения возложенных на лицо обязанностей, а само неисполнение таких действий.

Так, например, рабочие кожзавода были застигнуты охранником при попытке перебросить через забор два рулона кожи. Когда охранник попытался задержать воров, они, ничего не говоря, передали ему один из рулонов. Тогда охранник, также ничего не говоря, взял рулон кожи и в дальнейшем совершению хищения не препятствовал. В приведенном случае не что иное, как сам факт преступного бездействия охранника кожзавода, который по корыстным мотивам не выполнил возложенных на него обязанностей по охране государственного имущества, находится в причинной связи с совершением преступления.

В рассмотренном случае имело место пособничество в соучастии без предварительного соглашения. Однако пассивное пособничество возможно и при наличии такого соглашения, Так, пособничество продавца магазина, который по предварительному соглашению с исполнителем кражи не запирает двери, является не интеллектуальным, а физическим. Условия для совершения преступления создаются не заранее данным обещанием, а именно фактом оставления двери магазина открытой, что дало возможность исполнителю беспрепятственно проникнуть в помещение и совершить кражу госимущества. Именно преступное бездействие продавца магазина находится в необходимой причинной связи с причинением общественно опасных последствий. При рассмотрении заранее обещанного бездействия, заключающегося в устранении препятствий, уместна аналогия с совершением активных действий в рамках данной формы пособничества. Так, при заранее обещанном изготовлении дубликата ключа от входной двери квартиры, где планируется совершение кражи, значение пособнические действия приобретают не в момент заранее данного обещания такой ключ изготовить, а в момент передачи этого ключа исполнителю преступления.

К соучастию в виде пособничества следует также отнести деятельность лиц, поддерживающих функционирование (в том числе и осуществляющих финансирование) и обеспечивающих безопасность организованных преступных групп. Полагаем, что такая деятельность должна рассматриваться соответственно как пособничество в виде предоставления средств и устранения препятствий. Однако особенность данной деятельности состоит в том, что она представляет собой не непосредственное содействие совершению каждого конкретного преступления, а содействие организованной группе в целом, благодаря которому такая группа имеет возможность совершать преступления. Данное обстоятельство обуславливает особенности привлечения к уголовной ответственности таких пособников, о чем сказано далее.

В связи с развернувшейся в последние годы в литературе полемикой по вопросам борьбы с организованной преступностью некоторыми: авторами высказано мнение о том. что перечень способов совершения пособничества необходимо дополнить указанием на действия, направляемые на оказание физического или интеллектуального содействия преступнику. В частности, при привлечении к уголовной ответственности дельцов наркобизнеса к ответственности в качестве пособников должны быть привлечены охранники, кухарки, парикмахеры и другие лица, обеспечивающие жизнедеятельность участников организованной преступной группы(1) . Думается, что подобные высказывання противоречат основополагающим принципам уголовного права. По-видимому, авторы забывают, что оказание содействия преступнику и оказание содействия совершению преступления понятия, далеко не идентичные. Какой бы существенной не была для преступника помощь кухарки, готовящей обеды, и парикмахера, делающего прическу, на ни при каких обстоятельствах не будет находится в необходимой причинной связи с совершением преступления, а следовательно, отсутствует основание привлечение к уголовной ответственности за соучастие в преступлении. П рактическое осуществление подобных признаков привело бы к привлечению к уголовной ответственности лиц, невиновных в совершении преступлении, а в дальнейшем к произволу в карательной политике государства в целом. Лица так называемого технического персонала, знающие о преступной деятельности участников организованной преступной группы при наличии необходимых оснований могут быть привлечены к уголовной ответственности лишь как недоносители.

Вместе с тем считаем необоснованным наличие в уголовном законе -ч. 6 ст. 19 УК исчерпывающего перечня способов совершения пособничества. Такой перечень необоснованно сужает сферу деятельности пособника. Как бы ни был совершенен уголовный закон, он не в состоянии охватить все многообразие способов оказания содействия совершению преступления.

1. Кривошеин П., Слесаренко В., Предмет полемики новый, аргументация старая//Голос Украины. 2 мая 1993 г.

В такой ситуации на сегодняшний день судебная практика вынуждена идти по пути расширительного толкование ч. 6 ст. 19 УК, что само по себе является недопустимым, поскольку ужесточает уголовную репрессию.

Постановлением Пленума Верховного суда CCCP от 31.07.62 "0 судебной практике по делам о за ранее не обещанном укрывательстве преступлений, приобретении и сбыте заведомо похищенного имущества, действующим и в настоящее время на территории Украины, рекомендовано рассматривать в качестве пособничества заранее обещанное приобретение и сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем. За признание заранее обещанного приобретения и сбыта имущества, добытого преступным путем, в качестве способа совершения пособничества высказывался и Н. Д. Дурцанов, который в принципе предлагал считать установленный в законе перечень примерным(1) .

Думается, что в принципе такой подход к решению рассматриваемой проблемы следует признать правильным. Однако при этом следует четко указать, что пособничеством может быть признана только такая деятельность, которая находится в необходимой причинной связи с совершением преступления и содержанием, которой является оказание содействия именно совершению преступления. Полагаем, что такое решение этого вопроса, с одной стороны, позволит дать правильную уголовно-правовую оценку всем возможным способам оказания содействия совершению преступления и, с другой - исключит привлечение к уголовной ответственности лиц, деятельность которых не находится в необходимой причинной связи с совершением преступления. Поэтому я считаю необходимым дополнить ч. 6 ст. 19 УК словами- "а также иным способом содействовало совершению преступления".

Следовательно, со стороны объективной, пособничество выражается в выполнении активных действий либо бездействий, направленных на содействие совершению преступления советами, указаниями, предоставлением средств или устранением препятствий, также в даче заранее обещания скрыть преступника, орудия и средства совершения преступления, следы преступления либо предметы добытые преступным путем. Со, стороны субъективной, пособничество может характеризоваться как прямым, так и косвенным умыслом, однако, как и при соучастии вообще, косвенный умысел пособника возможен только по отношению к совместно совершаемому преступлению. По отношению к собственным действиям (бездействиям) умысел должен быть только прямым.

ВЫВОД: Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением средств или устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, орудия и средства совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем.

В целях совершенствования уголовного законодательства определение понятия пособника необходимо дополнить словами: "... а также иным способом содействовало совершению преступления", внеся соответствующие изменения в ч. 6 ст. 19 УК Украины.

5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Конечно, в объеме 1-й контрольной работы трудно полностью осветить такую глубокую и обширную проблему как проблема уголовной ответственности за соучастие в преступлении, однако фундаментальные понятия и базовые положения в указанной работе приведены. Несмотря на то, что по-российскому и по-украинскому законодательству определения соучастия в преступлении несколько отличаются друг от друга, но эти отличия не столь существенные и к тому же по ряду объективных и субъективных причин российская правотворческая мысль немного опережает украинскую, что дает нашим законодателям использовать положительный опыт накопленный российскими юристами после принятия тех или иных нормативных актов, и избегать ошибок, обязательно встречающихся на таком тернистом пути как правотворчество.

Используя положительный опыт не только России, но и других развитых государств, учитывая национальные и исторические особенности нашего народа Украина станет демократическим и правовым государством.

1. Дурманов Н. Д. Вопросы соучастия в судебной практике Верховного Суда СССР //Соц. законность. 1.947. Х 8, С. 17-13) .

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий