регистрация / вход

Развитие советского гражданского права в 1917-1945 гг.

Содержание Введение. 3 1. Общая характеристика гражданского права в период с 1917 по 1945 гг. 4 2. Изменения гражданского права в 1917 г. 5 3. Гражданское право в период с 1918-1920 гг. 9

Содержание

Введение. 3

1. Общая характеристика гражданского права в период с 1917 по 1945 гг. 4

2. Изменения гражданского права в 1917 г. 5

3. Гражданское право в период с 1918-1920 гг. 9

4. Гражданское право в период НЭПа (1921-1929 гг.) 13

5. Гражданское право в период коренной ломки общественных отношений (1930-19141 гг.) 20

6. Гражданское право в период Великой отечественной войны (1941-1945 гг.) 25

Заключение. 29

Список литературы.. 30

Введение

Закономерности развития гражданского права как науки могут быть познаны на базе изучения истории российского общества и сопутствующих ей систем законодательства.

В этом отношении российское право в целом, в том числе и гражданское право, представляет собой уникальное явление. Современное гражданское право несет на себе воздействие трех социально-экономических и политических систем организации общества: капиталистического до Октябрьской революции 1917 г., социалистического до начала 90-х гг. XX в. и современного общества с рыночной экономикой, движущегося в направлении капитализма.

Цель настоящей работы – показать развитие гражданского права в период с 1917 по 1945 гг.

Для достижения поставленной цели будут решены следующие задачи: раскрыть основные тенденции развития гражданского законодательства в исследуемый период, раскрыть содержание гражданского законодательства в период с 1917 по 1945 гг., разбив на более короткие отрезки времени, соответствующие изменениям в общественной жизни советского общества и изменениям советского гражданского законодательства.

Для решения поставленных задач будут применены методы анализа и синтеза, системный, исторический.

Настоящая контрольная работа состоит из введения, шести параграфов, заключения и списка литературы.

1. Общая характеристика гражданского права в период с 1917 по 1945 гг.

В первый период существования советского государства (1917 - 1922 гг.) широкое распространение получила марксистско-ленинская теория отмирания государства и права при социализме. В условиях вакуума законов юристы стали увлекаться психологическими и социологическими теориями, теорией социальных функций Дюги. Один из наиболее известных юристов того времени А.Г. Гойхбарх писал, что если правом буржуазного владычества является законодательство, а его детищем - закон, то храмом пролетарского и социалистического строя является управление[1] . Другой видный государственный деятель и юрист первых лет советской власти П.И. Стучка допускал существование права без закона, официально признавая возможность осуществления правосудия на основе социалистического правосознания[2] . Гражданское право признавалось буржуазным, а законы и иные правовые акты, принимаемые в области регулирования имущественных отношений, стали называться хозяйственным (хозяйственно-управленческим) правом.

С переходом к новой экономической политике в 1922 г. вновь стали получать признание товарно-денежные отношения в частном секторе народного хозяйства страны. В государственном секторе продолжали действовать воззрения на роль права, появившиеся в первые годы советской власти. В условиях ограниченного признания государством товарно-денежных отношений в 1922 г. был принят первый Гражданский кодекс РСФСР. В связи с многоукладностью в области экономики в конце 20-х гг. появилась теория двухсекторного права, основным создателем которой был П.И. Стучка. В соответствии с данной теорией хозяйственно-административное право должно регулировать отношения внутри социалистического сектора; гражданское право, основанное на ГК РСФСР, - отношения между частными собственниками и отчасти межсекторные отношения. С ростом социалистической собственности расширяется сфера действия хозяйственно-административного права и, наоборот, с уничтожением частной собственности гражданское право отмирает[3] . При ликвидации многоукладности в экономике в начале 30-х гг. теория двухсекторного права утратила значение. На смену ей пришла теория единого хозяйственного права, основными создателями которой были Е.Б. Пашуканис и Л.Я. Гинзбург[4] . Теория единого хозяйственного права была связана с принижением и по существу с полным отрицанием роли гражданского права в регулировании имущественных отношений при социализме.

После принятия в 1936 г. Конституции СССР, провозгласившей построение социализма в стране и закрепление за советскими гражданами имущественных и неимущественных прав, данная теория была признана вредительской и, как результат этого - прекратила существование. Гражданское право восстановило свое положение в системе советского права в качестве единой отрасли права, регулирующей имущественные и неимущественные отношения на началах юридического равенства участников этих отношений, что было закреплено в Основах гражданского законодательства СССР и союзных республик 1961 г. и Гражданском кодексе РСФСР 1964 г.

2. Изменения гражданского права в 1917 г.

Изменения в экономических отношениях, курс на социалистическое строительство не могли не отразиться и на гражданском праве. Прежде всего изменился статус субъектов гражданских правоотношений, в особенности физических лиц. Были сняты всякого рода ограничения, которые существовали до революции по половому, национальному, вероисповедному принципам. Теперь все граждане получили совершенно одинаковую гражданскую правоспособность. Если в политических правах полного равенства не существовало, то в гражданских оно осуществлялось последовательно. Что касается юридических лиц, то их круг и права заметно менялись по мере национализации различных объектов и других изменений в хозяйственном обороте.

Изменились отношения собственности. Масса объектов, притом наиболее ценных, перешла в государственную собственность. Это земля, большой круг промышленных предприятий, транспорт и т.д. Вместе с тем в силу сохраняющейся многоукладности экономики оставалась в значительном объеме и частная собственность на средства производства.

Переход крупнейших хозяйственных объектов в собственность государства породил новую отрасль, которую впоследствии стали называть хозяйственным правом. Дело в том, что по отношению к национализированным объектам государство выступало сразу в двух качествах: с одной стороны, как собственник, а с другой - как административная система. То есть хозяйственные объекты, по существу, переходили из сферы чисто гражданских правоотношений в сферу административного регулирования. Вот этот своеобразный сплав цивилистических и административно-правовых отношений и называют хозяйственным правом.

Для данного периода характерно сужение спектра гражданско-правовых отношений. Национализация вывела из гражданского оборота достаточно широкий круг объектов. Они перестали продаваться, покупаться, обмениваться и могли теперь передаваться от субъекта к субъекту лишь в порядке административного распоряжения.

Гражданский оборот сузился и за счет введения довольно широкого круга монополий. То есть возник круг объектов, которые могли продаваться только государством, частная торговля ими была запрещена. Например, для того, чтобы получить из деревни хлеб, было монополизировано распределение таких товаров, как ткани, обувь, нитки, спички и т.д.

Была введена монополия внешней торговли. В этой сфере любые товары могли покупаться или продаваться только надлежащими государственными органами, что позволило установить полный контроль над валютным оборотом, воспрепятствовать вывозу капиталов за границу.

В апреле 1918 г. был издан Декрет об отмене наследования. Он реализовал давнюю идею марксистов о ликвидации права наследования как способе упразднения частной собственности. Представлялось, что таким образом можно наиболее безболезненно лишить эксплуататоров возможности накопления и передачи средств производства. Декрет именно так и решил эту задачу. Всякое имущество, оцениваемое на сумму свыше 10 тыс. руб., после смерти собственника переходило в доход государства. Эта сумма была довольно значительной в начале 1918 г. Например, прожиточный минимум в то время определялся в размере 240 руб. в месяц. Совершенно очевидно, что никакое более или менее крупное предприятие уже не могло теперь перейти по наследству. Важно, что интересы основной части населения этот Декрет не затрагивал, поскольку стоимость его имущества в большинстве случаев не превышала названной суммы. Декрет оговаривал, что в случае, если на иждивении наследодателя состояли нуждающиеся нетрудоспособные лица, они имели право получать содержание из имущества умершего.

До революции нормы семейного права считались частью гражданского и содержались в Своде законов гражданских. Это подчеркивало приоритет имущественных прав в семейно-правовом регулировании. Характер брака как гражданско-правовой сделки не менялся и от того, что большое место в семейном законодательстве занимали канонические нормы, обращенные как будто не к презренной материи, а к душе.

Марксизм считал семью порождением классового общества, в силу чего она с ликвидацией капитализма должна была отмереть. Однако сразу взять курс на ликвидацию семьи новая власть не решилась. Дело ограничилось тем, что было отброшено архаичное прежнее законодательство и введены нормы по существу буржуазные, но в их лучшем варианте, что поставило Россию по регулированию семейных отношений в ряд наиболее цивилизованных стран.

Прежде всего, это коснулось формы брака. Был отвергнут феодальный церковный брак и установлен вполне современный светский, гражданский брак. Идея гражданского брака возникла у протестантов еще в эпоху реформации. В России она появилась в ходе реформ XIX в., но встретила жесткое сопротивление прежде всего, конечно, со стороны церкви. Гражданский брак был допущен лишь в виде исключения, например для староверов, которых нельзя было венчать в официальной церкви[5] .

Только Октябрь открыл дорогу для коренных преобразований в этой сфере. Уже 18 декабря 1917 г. после полуторамесячного обсуждения был принят Декрет о гражданском браке, о детях и о ведении книг актов гражданского состояния. В связи с отделением церкви от государства Декретом отменялся церковный и устанавливался гражданский брак, регистрируемый в соответствующих государственных органах. Вступающие в брак признавались равноправными сторонами. Они могли сохранить свои фамилии или принять фамилию одного из супругов. Внебрачные дети уравнивались с рожденными в браке по правам и обязанностям как родителей к детям, так и детей к родителям. В спорных случаях отец внебрачного ребенка мог быть установлен в судебном порядке.

Необходимым условием для вступления в брак была добровольность. В связи с этим специальная Инструкция НКЮ РСФСР предписывала, чтобы отделы записи браков спрашивали, добровольно ли, без принуждения и угроз вступают стороны в брак.

Был принят Декрет о расторжении брака. Так же как и заключение брака, расторжение его не входило в ведение церкви. Развод при обоюдном согласии супругов оформлялся на основе их заявления в органы загса путем соответствующей отметки в книгах записи актов гражданского состояния. Декрет отменял ранее установленные препятствия для расторжения брака. Брак мог быть расторгнут по просьбе обоих или одного из супругов - как мужа, так и жены. При этом органы, оформляющие развод, вызывали супругов или их поверенных для опроса разводящихся и выяснения истинных мотивов развода. При заявлении о разводе со стороны одного супруга требовалось предварительное определение суда, который одновременно разрешал вопросы о судьбе детей, присуждении алиментов на их содержание или оказании помощи одному из супругов.

Светский характер брака, ослаблявший влияние церкви на массы и подрывавший ее материальную базу, утверждался в обстановке упорного сопротивления церкви. Только в 1920 г. церковь обязалась прекратить церковный бракоразводный процесс.

Введение гражданского брака затрагивало интересы не только православной, но и других конфессий. К примеру, сохраняя принцип моногамии, свойственной христианству, Декрет отрицал полигамию, закрепленную канонами мусульманства и некоторых других религий.

3. Гражданское право в период с 1918-1920 гг.

Стремление перейти от товарно-денежных отношений к бестоварному продуктообмену, от рынка к распределению привело к существенному изменению основных институтов гражданского права. Продолжилось сужение сферы регулирования имущественных отношений нормами гражданского права, место которых теперь занимают административные нормы. Изменяется соотношение между важнейшими гражданско-правовыми институтами: вещным, обязательственным и наследственным правом. Особое внимание законодатель уделяет вещному праву[6] .

В декретах Советской власти центральное место занимает институт права собственности. Законодательство знает две формы собственности: государственную и частную; собственность кооперативов рассматривается как разновидность частной, если речь идет о "старой", т.е. дореволюционной, кооперации, и государственной, если это касается коммун, поскольку последние создавались за счет национализированного имущества прежних помещиков (земли, инвентаря, скота и пр.).

Продолжается национализация различных объектов собственности. В августе 1918 г. был издан Декрет об отмене права частной собственности на недвижимости в городах, в ноябре 1918 г. национализированы торговые оптовые и розничные предприятия и страховые компании, а в 1920 г. - средние и мелкие промышленные предприятия. По декретам, принятым 26 ноября 1918 г. и 30 июня 1919 г., могли объявляться достоянием республики произведения творческого труда (научные, литературные, музыкальные, художественные), а также изобретения.

В годы гражданской войны широкое распространение получают государственные монополии. Помимо сокращения до минимума спекуляции, в Советской России введение государственных монополий должно было способствовать переходу к прямому продуктообмену.

Статус частной собственности также менялся. Из "священной и неприкосновенной" она превратилась в наименее защищенную законом. Распространенными в годы войны были реквизиция и "контрибуция", ограничивалось право распоряжения имуществом. Так, постановлением НКЮ была запрещена продажа строений в сельских местностях.

Центральный институт гражданского права - обязательственное право - тесно связан с состоянием рыночных отношений. Эквивалентный обмен - база для развития договорного права, да и иные обязательства - из причинения вреда, из спасания, даже из неосновательного обогащения, опираются на товарно-денежные отношения. Поскольку большевики взяли курс на искоренение товарно-денежных отношений, постольку из гражданского права постепенно исчезает и такой раздел, как обязательственное право. Юридически старые нормы обязательственного права не отменялись, они просто не использовались. Национализация промышленности и транспорта и подчинение управления ими единому центру привели в конечном счете к уничтожению договорных связей как основы хозяйственных отношений. Продуктообмена между городом и деревней тоже не получилось, поскольку не было достаточного количества промышленных товаров для обмена на сельскохозяйственную продукцию. Серия декретов, принятых летом 1918 г., об обязательном обмене продуктов сельского хозяйства (прежде всего хлеба), установлении твердых цен на хлеб и другие продукты не привела к уничтожению торговли хлебом, официально называемой спекуляцией, усилилось насильственное изъятие запасов зерна.

Торговля товарами промышленного производства также была существенно преобразована. Вначале национализировали розничную и оптовую торговлю, затем сократился фактический товарооборот, поскольку промтовары использовались для обмена на сельхозпродукты и в качестве натуральной части заработной платы.

Деньги как всеобщий эквивалент перестали осуществлять свою роль. Денежная эмиссия привела, как уже отмечалось, к обесценению денег. Планировалось уничтожение их в самом ближайшем будущем. Расчеты между государственными предприятиями должны были осуществляться безналичным способом, в частности чеками Народного банка.

Разные услуги предприятиям и трудящимся предоставлялись бесплатно: пересылка писем, телеграмм, пользование телефоном, водопроводом, канализацией, газом, электроэнергией, жильем, транспортом.

В ряде нормативных актов ограничивалась возможность заключения договоров подряда, поставки, комиссии, а договор дарения вообще отменялся. Тем не менее вовсе обойтись в хозяйственной жизни без договоров оказалось невозможно, и в ограниченных рамках они все же применялись. Нормативные акты устанавливали условия их заключения и действия.

Договор купли-продажи, хотя и имел основное применение в быту, регулировал также приобретение изделий, материалов, продуктов отдельными советскими учреждениями у частных производителей. В повседневной жизни все больше использовался договор мены, поскольку деньги постоянно обесценивались. Немаловажную роль должен был играть договор купли-продажи во внешнеторговых операциях. Ограничение его применения в этой области связывалось не с сужением сферы действия, а с переходом монопольного права заключения договоров с иностранными государствами и фирмами к Наркомату торговли и промышленности, органу государства, с которым западные соседи пока не желали иметь никаких дел.

Особое внимание законодателя приковывала деятельность железных дорог. Поскольку в годы гражданской войны все перевозки осуществлялись государством, то, чтобы оградить его от исков о возмещении ущерба за порчу или хищение груза, закон еще в августе 1918 г. ввел ограниченную ответственность перевозчика за сохранность груза. Правила, касающиеся порядка перевозки грузов, пассажиров, багажа, содержал принятый в 1920 г. Устав железных дорог. В связи с тем что в 1920 г. перевозки стали осуществляться бесплатно, а грузы, перевозимые железными дорогами, принадлежали государству, то железная дорога, согласно Уставу, не несла никакой материальной ответственности за утрату и повреждение груза (о частных грузах Устав не упоминает).

Серьезные изменения произошли и в области найма жилья. До Октябрьской революции эти отношения регулировались нормами гражданского права: договором найма или, в ряде случаев, трудовым соглашением. После революции в этой сфере стали действовать главным образом нормы административного права: реквизировались жилые (свободные и занятые) помещения, осуществлялось принудительное выселение эксплуататоров из Москвы. После муниципализации жилых строений в городах этот процесс упростился. 25 мая 1920 г. СНК принял Декрет о принудительном подселении в квартиры, где имелись излишки жилой площади. Тем самым была подведена правовая основа под институты пользования коммунальными квартирами, которые существовали и до революции, но только для бедняков. Теперь же так называемое уплотнение было направлено, с одной стороны, на решение жилищной проблемы - смягчение острой нехватки жилья, а с другой - на ограничение привилегий имущих классов.

4. Гражданское право в период НЭПа (1921-1929 гг.)

Гражданское право развивалось исходя из задачи обеспечить правовыми средствами ведущую роль социалистического сектора в системе народного хозяйства.

Постановление о введении в действие ГК РСФСР определяло, что действие норм Кодекса, хотя и не имело обратной силы, могло распространяться в некоторых случаях на правоотношения, возникшие до его принятия. Споры же по гражданским правоотношениям, сложившимся до Октябрьской революции, не рассматривались судами, и нормы ГК к ним не применялись.

Допущение в гражданский оборот частного капитала не означало реставрации в нормах советского гражданского права принципов буржуазного частного права. Напротив, было узаконено широкое вмешательство государства в гражданско-правовые отношения, существенно ограничена свобода частной собственности. Данный принцип нашел отражение в законе и твердо проводился на практике[7] .

Законодатель различал две категории субъектов гражданско-правовых отношений: правоспособных граждан и юридические лица. Права юридического лица предоставлялись учреждениям, организациям и объединениям лиц, причем в 1924 г. было установлено, что участие государственных учреждений и предприятий в гражданском обороте определяется особыми правилами. Поскольку законодатель допускал частный капитал в гражданский оборот, возникла необходимость предоставления государственным предприятиям ряда преимуществ. Ограничивается, например, их имущественная ответственность. Государственные предприятия, находившиеся на хозяйственном расчете, отвечали по обязательствам лишь частью своего капитала, а именно оборотным. На основной капитал, в который входила стоимость машин, оборудования, зданий и т.п., не могло быть наложено взыскание. Сводилась к минимуму возможность использования государственными предприятиями коммерческих посредников. Это объяснялось тем, что коммерческие посредники, т.е. частные лица, помогавшие предприятиям заключать между собой различные сделки, могли обогащаться за счет государственных предприятий, заключая сделки, более выгодные частному сектору. Кроме того, государство было гораздо более заинтересовано в развитии плановых начал экономики и рассматривало деятельность коммерческих посредников как временное явление.

Закон строго следил, чтобы юридические лица действовали согласно цели, определенной их уставами. Так, предприятие, созданное для производства станков, не могло выпускать кастрюли или заниматься коммерческим посредничеством, хотя бы это и давало ему гораздо большие прибыли.

Особую группу юридических лиц составляли государственные предприятия, переведенные на хозяйственный расчет. Среди них в первую очередь надо отметить тресты. Тресты, обладая широкими полномочиями, действовали в то же время на основе планов. В 1923 г. ВЦИК и СНК РСФСР приняли Декрет о государственных трестах. В тресты входило одно или несколько предприятий, причем правом юридического лица обладал лишь трест в целом. Тресты объединяли не только промышленные, но также коммунальные и сельскохозяйственные предприятия.

Для защиты интересов государственных предприятий в сфере обмена и распределения создавались синдикаты. На них была возложена роль крупной оптовой торговли по сбыту и заготовкам в целях укрепления экономической позиции государственной торговли. Синдикаты являлись не просто торговыми объединениями. Они занимались не только реализацией продукции трестов, но и заготовительными операциями, финансированием, даже производственными вопросами.

В гражданских кодексах союзных республик много внимания было уделено праву собственности. Различались три ее вида: государственная, кооперативная и частная.

В исключительной собственности государства были земля, ее недра, леса, воды, железные дороги общего пользования и их подвижной состав, летательные аппараты. Интересно отметить, что морские суда не только не признавались исключительной государственной собственностью, но и могли находиться в собственности отдельных граждан и акционерных обществ. Это было вызвано стремлением государства привлечь частный капитал к восстановлению флота, особенно рыболовного и малого каботажа.

Закон допускал широкий круг объектов кооперативной собственности, приравнивая ее во многих отношениях к государственной. Так, размеры промышленных предприятий, принадлежащих кооперативным организациям, не ограничивались числом рабочих. Собственность этих предприятий усиленно охранялась, как и государственная.

Частная собственность, напротив, допускалась только на мелкие промышленные предприятия и немуниципализированные строения. Мелкие промышленные предприятия и маломерные жилые строения денационализировались. Это была не столько уступка частному капиталу, сколько мера, создававшая удобство для государственного управления социалистическим сектором экономики. Государство освобождалось от мелких хозяйственных объектов, руководство которыми затруднительно и нерентабельно.

В годы восстановления народного хозяйства государство пользовалось услугами частного капитала в области производства, организуя концессии. В каждом отдельном случае частному предпринимателю предоставлялись определенные права и изъятие из действующих законов (разъяснение НКЮ РСФСР к ст. 55 ГК РСФСР). Правда, концессии не получили в СССР широкого распространения.

Особый способ использования частного капитала был предложен Декретом ЦИК СССР от 13 июля 1923 г. "О недрах земли и разработке их". Согласно Декрету все граждане и юридические лица при получении соответствующего разрешения и внесении платы могли реализовать право на горнопромысловые работы, поиск, разведку, добычу и переработку полезных ископаемых. Частные предприниматели и кооперативные организации имели возможность арендовать государственные промышленные предприятия. При этом государство снимало с себя обязанность снабжения арендуемых предприятий сырьем, финансовыми средствами и пр.

Расширение товарооборота, рост рыночных связей увеличивали необходимость детальной разработки норм, регулирующих обязательственные отношения, особенно обязательства, вытекающие из договоров. Роль административно-правовых способов регулирования хозяйственной деятельности социалистических предприятий падает, уступая место договорным отношениям. Хотя в ряде случаев используется сочетание административно-правовых и гражданско-правовых методов регулирования. Так, по Положению о промышленных трестах было разрешено занаряживание продукции, т.е. обязанность трестов заключать договоры с определенными предприятиями по заранее полученным нарядам.

Буржуазный принцип свободы договоров не мог быть воспринят советским правом. Государство было особенно заинтересовано в строгом соблюдении договорных обязательств между социалистическими предприятиями, что должно было способствовать планомерному развитию социалистического хозяйства. Государственные предприятия должны были в натуре, реально исполнять свои обязательства друг перед другом, а не ограничиваться лишь возмещением вреда и уплатой штрафа в случае нежелания исполнять договор. Принцип реального исполнения обязательств социалистическими предприятиями строго проводился в жизнь органами арбитража. Что касается договоров, заключенных между гражданами, то здесь принцип прочности договора проводился с определенными ограничениями. Договоры, заключенные на кабальных условиях, признавались недействительными. 8 июля 1922 г. ВУЦИК принял Постановление "О признании недействительными кабальных сделок на хлеб". Принятие этого нормативного акта было вызвано тем, что кулаки, пользуясь неурожаем, на условиях явно кабальных ссужали бедняков зерном.

Гражданские кодексы советских республик подробно регламентировали различные виды договоров, в том числе мены, займа, поручительства, поручения и доверенности, товарищества.

Рост рыночных связей вызвал широкое распространение договора купли-продажи, причем во внешней торговле Советское государство сохранило свою монополию. Статья 138 ГК РСФСР восстановила договор дарения.

Договор имущественного найма был направлен главным образом на урегулирование отношений, возникающих из аренды государственных предприятий и найма жилого помещения. В связи с крайне тяжелым положением с жилым фондом возникла необходимость привлечь частный капитал и в эту сферу. Маломерные жилые строения демуниципализировались. В домах местных Советов стала взиматься квартплата, причем она рассчитывалась таким образом, чтобы обеспечить самоокупаемость жилого фонда при учете одновременно и классового положения квартиросъемщиков.

Договор подряда широко использовался государственными предприятиями. При этом он заключался не только между социалистическими организациями. Государственные предприятия могли вступать в подрядные отношения также с частными организациями и гражданами. Законодатель усиленно охранял интересы социалистических предприятий. В Положении о государственных подрядах и поставках предусматривались меры для ограждения социалистических предприятий от недобросовестных подрядчиков и поставщиков. Государственные подряды и поставки сдавались с публичных торгов, т.е. устраивался своеобразный аукцион, в процессе проведения которого выявлялся наиболее выгодный для государства контрагент. Договоры на большие суммы утверждались соответствующим наркоматом или губернским исполкомом, от частных контрагентов требовалось внесение залога.

Гражданские кодексы давали развернутое определение наследования, закрепляли институты нового, социалистического наследственного права. Сохранение в рассматриваемый период частного сектора в экономике заставило законодателя ввести определенные ограничения в право наследования. Так, имущество, которое можно было передать по наследству, ограничивалось 10 тыс. золотых руб. (ст. 416 ГК РСФСР). Одновременно устанавливался прогрессивный налог на наследство, превышающее 1 тыс. руб. Лимит наследования был отменен в 1926 г., одновременно был повышен и налог с наследства. Если по первоначальным правилам максимальный налог устанавливался в размере 50% с суммы наследства, то теперь при оценке наследства более чем в 500 тыс. руб. налог доходил до 90% этой суммы.

Гражданские кодексы устанавливали право наследования как по закону, так и по завещанию. Наследовать могли супруги, нисходящие родственники и лица, находившиеся в течение последнего года жизни наследодателя на его иждивении. По смыслу закона понятие "иждивенец" теперь включало в себя не только родственников, но и посторонних лиц. Нормы кодексов устанавливали одновременное призвание к принятию наследства всех наследников. Такой порядок, с одной стороны, способствовал дроблению частного капитала, а с другой - практически не оказывал никакого влияния на наследование малоимущими слоями населения.

Право завещательного распоряжения имуществом ограничивалось кругом наследников по закону, которых наследодатель мог лишить причитающейся им доли, он же мог увеличивать или уменьшать доли наследников. Выморочное имущество поступало в доход государства. В 1928 г. в ГК РСФСР появилось дополнение, запрещавшее наследодателю лишать наследства несовершеннолетних. Кодекс установил обязательную долю несовершеннолетнего наследника в 3/4 той доли, которая причиталась бы ему при наследовании по закону.

В 1928 г. были разрешены завещания в пользу государства, его органов, партийных, профессиональных и других общественных организаций[8] .

В данный период возникает и общесоюзное гражданское законодательство. В 1925 г. ЦИК и СНК СССР приняли постановление "Об основах авторского права". Издание общесоюзного акта вызвало изменения в законодательстве республик, принявших свои законы об авторском праве. В Азербайджанской ССР нормы авторского права вошли в ГК АзССР. На Украине не было принято в этот период специального закона, а применялись непосредственно общесоюзные нормы.

Советское авторское право распространялось на любое произведение науки, литературы и искусства, каковы бы ни были способ и формы его воспроизведения, а равно достоинство и назначение. Это право принадлежало автору и его правопреемникам лишь в течение 25 лет после создания произведения, что существенно ущемляло права авторов. Такое ограничение вызвало определенную критику. А.В. Луначарский писал, что эта норма ставит в тяжелое положение пожилых авторов, не публиковавших в последние годы ничего нового, для которых переиздание их старых работ было материальной поддержкой. Однако норма была направлена не против авторов, а против частных издателей, приобретавших у авторов их права. После ликвидации частных издательств данная норма исчезла из авторского права. Это было закреплено новыми Основами авторского права, принятыми в 1928 г.

5. Гражданское право в период коренной ломки общественных отношений (1930-19141 гг.)

Конституция 1936 г. закрепила имущественные отношения, сложившиеся к этому времени. Она четко зафиксировала систему форм собственности, реально существующую в обществе.

Ведущей формой собственности признавалась социалистическая. Она, в свою очередь, подразделялась на государственную и колхозно-кооперативную.

Государственная считалась высшей формой собственности, общенародной, т.е. принадлежащей всему обществу. В законодательстве был закреплен принцип единства государственной собственности. Это означало, что любой ее объект - земля, предприятие, транспорт и т.д. - принадлежит государству в целом. Каждое госпредприятие в отдельности не является собственником машин, материалов, помещений. Они выделяются ему лишь в управление. Соответствующие государственные органы - наркоматы, СНК - в любой момент были вправе передать имущество одного предприятия другому, и притом безвозмездно. Само предприятие не могло без разрешения передавать кому-либо даже ненужное и демонтированное оборудование.

Другая форма социалистической собственности - колхозно-кооперативная. Ее субъектами являлись колхозы, предприятия промкооперации и т.п., т.е. достаточно многочисленные группы граждан. В силу этого имущественные отношения между кооперативами строились на основе возмездности. Так же они строились и с государством, т.е. государство передавало кооперации любое имущество за плату, и кооперативы, соответственно за плату, продавали свое имущество.

Конституция вводила понятие личной собственности граждан - имущество, предназначенное для обеспечения их личных потребностей[9] . Допускалась и мелкая частная собственность - единоличников и кустарей. Если личная собственность граждан не могла использоваться для извлечения доходов, носила чисто потребительский характер, то частная предполагала возможность извлечения дохода, являющегося средством существования собственника. Закон выдвигал два необходимых требования к частной собственности: она должна быть мелкой и, главное, исключающей применение наемного труда - эксплуатацию человека человеком. Таковы были основы вещного права.

Что касается права обязательственного, то здесь следует отметить преимущественное развитие так называемых хозяйственных договоров, т.е. договоров между государственными предприятиями, среди которых ведущее место занимали подряд и поставка. В условиях построения социализма договоры между гражданами, чисто гражданские договоры, занимают все меньшее место в обороте, зато договоры между государственными и вообще социалистическими предприятиями теперь преобладают в сфере имущественных отношений, гражданские правоотношения вытесняются хозяйственными, хозяйственное право теснит гражданское право.

Когда страна перешла к нэпу, перед промышленностью была поставлена задача рентабельного, безубыточного производства. С течением времени понятие "хозрасчет" включило в себя и полную имущественную самостоятельность предприятий, которые должны были организовать производство по возможности прибыльно, чтобы обеспечить накопления для социалистического расширенного воспроизводства. Однако для социалистической экономики прибыль не является самоцелью. Советское государство заботилось о том, чтобы производились не самые прибыльные, а самые нужные обществу товары и предметы. Поэтому промышленное производство развивалось под контролем государства, по плану.

Советское государство стремилось сочетать творческую инициативу хозяйственных руководителей и трудовых коллективов с централизованным плановым руководством. Лучшим средством для этого было регулирование хозяйственных договоров. В связи с этим проводится ряд мероприятий, направленных на упорядочение договорной системы. Основная цель их - сохраняя инициативу снизу, обеспечить плановое руководство сверху, направить промышленность на выполнение первоочередных задач.

В 1931 г. ЦИК и СНК СССР обязали хозяйственные органы оформлять заказы и поставки договорами. К началу каждого хозяйственного года, когда проводилась договорная кампания, издавались специальные постановления, регламентирующие порядок заключения договоров. Устанавливаются формы договоров - генеральные и локальные. Генеральные договоры заключаются между центрами двух систем, например между каким-то промышленным наркоматом и торговым ведомством. На основе генерального договора заключаются локальные - между конкретными поставщиками и потребителями. Исходя из общих принципов, установленных генеральным договором, локальные договоры определяют конкретные условия, на которых должны производиться поставки или выполняться подряды.

Усиливается внимание к договорной дисциплине, поскольку теперь выполнение договора означает одновременно и выполнение плана. В 1933 г. на это обратил особое внимание СНК СССР. Постановление правительства требовало, чтобы в договорах обязательно указывались последствия их неисполнения: пеня, неустойка, штраф, взыскание убытков. При этом санкции не освобождали от обязанности выполнить договор. Закон запрещал включать в договоры пункты об освобождении сторон от исполнения обязательства в силу "не зависящих от них обстоятельств". Запрещались также односторонний отказ от исполнения договора, одностороннее расторжение или одностороннее изменение его условий.

Важное место в развитии хозяйственного права занимает кредитная реформа, внесшая существенные изменения в договор займа, заключаемый хозяйственными организациями. Она также имела цель усилить плановое руководство, контроль государства в кредитных отношениях.

Предоставление хозяйственной самостоятельности предприятиям при нэпе привело к допущению так называемого коммерческого кредитования. В этом случае одна хозяйственная организация могла свободно кредитовать другую, что обычно проводилось в форме отсрочки платежа за поставленную продукцию или в форме авансирования за еще не поставленную. Такой заем мог оформляться векселем, который поступал в оборот, т.е. получивший вексель мог расплатиться им с другим контрагентом, а тот передать его третьему и т.д. Следовательно, вексель становился платежным средством наряду с деньгами. Такая система если и не исключала, то резко снижала возможность неплатежей. В то же время коммерческий кредит позволял предприятиям свободно маневрировать, чтобы достигать нужного экономического эффекта. Директор того или иного предприятия мог выделять деньги на те цели, которые он считал первоочередными.

Теперь это было запрещено. Все дело кредитования сосредоточивалось в Государственном банке, который на основе плана давал деньги взаймы нуждающимся предприятиям и организациям, контролировал всю их финансовую деятельность. Все расчетные операции хозорганов были теперь сосредоточены в банке, где у них имелись расчетные счета. Были установлены четкие формы таких операций, проводимых под контролем банка.

Основной формой расчета стал акцепт. При нем расчетные отношения строятся следующим образом. Организация, поставляющая товар другой или оказывающая ей возмездную услугу, направляет в банк, где имеется расчетный счет плательщика, платежное требование. Банк оплачивает это требование при согласии (акцепте) со стороны плательщика и, конечно, если на его счете имеются средства. Такая форма расчета позволяет заказчику проверить количество и качество товара или работы и в соответствии с этим оплатить товар или услуги.

Была предусмотрена и другая форма расчетов - аккредитивная. Она применялась к неисправным плательщикам, когда кредитор имеет основания не доверять клиенту. В этом случае заказчик должен заранее перевести в банк поставщика определенную сумму - выставляет аккредитив. Кредитор предъявляет платежное требование, которое банк оплачивает по предъявлении документов об отгрузке товара клиенту. Здесь, следовательно, оплата производится еще до получения товара клиентом. Эта форма употреблялась редко, но опять же гарантировала оплату поставляемой продукции или услуги.

Важное изменение следует отметить в развитии договора купли-продажи. Поскольку нэп шел к концу, в 1932 г. законом было запрещено открытие магазинов и лавок частными торговцами. Закон требовал "всячески искоренять перекупщиков и спекулянтов, пытающихся нажиться за счет рабочих и крестьян". То, что при капитализме считалось нормальным предпринимательством, при социализме стало рассматриваться как преступление.

В это же время государство обратило большое внимание на улучшение работы кооперации, которая являлась главной формой организации снабжения населения, главной формой организации экономической смычки между городом и деревней.

6. Гражданское право в период Великой отечественной войны (1941-1945 гг.)

Советское гражданское право с его акцентом на приоритет права социалистической собственности, на защиту имущественных интересов государства в годы войны оказалось в значительной части вполне приспособленным для решения особых задач военного времени. Больше того, некоторые принципы гражданского и хозяйственного права именно в условиях войны помогли обеспечить налаживание военной экономики, мобилизацию всех средств на разгром врага. Весьма важную роль здесь сыграл такой принцип советского права, как принцип единства государственной собственности - ведущей формы собственности в СССР.

Где бы и в чьем бы ведении ни находилось то или иное государственное имущество, государство всегда могло использовать его для своих потребностей, с соблюдением, конечно, им самим установленных правил распоряжения этим имуществом, прибегая в одних случаях к административному акту, роль которого в военной экономике возросла, а в других - к гражданско-правовой сделке, в частности к договору.

Чтобы увеличить выпуск военной продукции, перебазировать промышленность на восток, а позже и восстановить предприятия на освобожденной территории, приходилось широко прибегать к перераспределению основных фондов. Расширение прав хозяйственных наркоматов, проведенное уже в начале войны, позволило упростить порядок передачи предприятий, сократить количество участвующих в ней инстанций.

Часто возникавшая потребность увеличения выпуска той или иной оборонной продукции требовала добавочных средств, которые в мирное время могли быть получены предприятием извне в порядке перераспределения лишь через те органы, которым оно было подчинено. Расширение прав наркоматов в годы войны упростило и этот порядок.

Правовой механизм передачи продукции в собственность потребителя основывался, как и ранее, на плановых актах и договорах. Но в годы войны формы планирования изменились, и, как уже указывалось, главной формой планирования стали квартальные, месячные и декадные планы. Хозяйственные связи регулировало в основном оперативное, текущее планирование.

Там, где действовали договорные связи, условия войны требовали их строжайшего соблюдения, твердой договорной дисциплины. Но и четко выраженной была тенденция к сокращению гражданско-правовых договорных отношений в пользу отношений властных, административно-правовых. Это было особенно заметно в случаях передачи военной продукции, стратегических материалов - металла, угля, сланцев, нефти и т.п. Такого рода передача оформлялась не договорами, а плановыми заданиями и другими административными актами[10] .

Наркоматам предоставлялось право распределять и перераспределять материальные ресурсы, излишки материалов и оборудования, списывать убытки предприятий. Был упрощен порядок регламентации капитального строительства, сокращен объем необходимых проектных документов, допускались мотивированные отступления от проектов и смет. Право пуска объектов в строй предоставлялось самим наркоматам с последующим уведомлением СНК СССР. Были также расширены права руководителей предприятий.

Не забывались и гражданско-правовые методы защиты прав и законных интересов советских граждан. Такие чрезвычайные методы регулирования в гражданско-правовой сфере, как реквизиция, применялись сравнительно ограниченно (реквизиция лодок в месте переправ, тягловой силы в прифронтовой зоне, временная сдача радиоприемников и т.п.).

Законодательство военного времени в особом порядке защищало жилищные права военнослужащих и членов их семей. Были приостановлены в судах все дела о выселении из жилых домов лиц, призванных в ряды армии и флота, и членов их семей. За всеми военнослужащими сохранялась жилая площадь, квартирная плата с них не взималась. Для членов их семей был установлен льготный размер квартирной платы. Временные жильцы, занимавшие жилплощадь военнослужащего, обязаны были ее освободить по его возвращении. Они подлежали выселению в административном порядке без предоставления другого жилья.

Особый жилищно-правовой статус имели рабочие и служащие предприятий, эвакуированных во время войны на восток. Они получали здесь новую жилую площадь, а их прежнее жилье поступало в распоряжение соответствующих советских органов и предоставлялось в первую очередь рабочим и служащим оборонных предприятий. Другие же граждане, возвратившиеся из эвакуации, застав свои комнаты и квартиры занятыми, имели право требовать в судебном порядке выселения новых жильцов. Их иски удовлетворялись при соблюдении трех условий: эвакуация должна была быть надлежащим образом оформлена, квартирная плата эвакуированными своевременно вносилась, а лица, проживающие на их жилой площади, вселены были туда не в связи с разрушением дома, в котором они раньше жили.

Во время войны были усовершенствованы нормы советского наследственного права. Массовая гибель людей потребовала расширения круга наследников по закону и установления очередности призвания наследников. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. "О наследниках по закону и по завещанию" ввел две новые категории наследников по закону: трудоспособных родителей, а также братьев и сестер. Наследники по закону были разделены на три очереди: к наследникам первой очереди были отнесены дети, в том числе и усыновленные, супруг, нетрудоспособные родители и другие нетрудоспособные лица, находившиеся на иждивении покойного. При отсутствии этих наследников призывались наследники второй очереди - трудоспособные родители, а если их не было - наследники третьей очереди - братья и сестры наследодателя. Наследство должно было делиться между наследниками соответствующей очереди на равные доли.

Каждый гражданин мог завещать свое имущество, как все, так и часть его, одному или нескольким лицам из числа наследников по закону, а также государственным органам и общественным организациям. При этом завещатель не мог лишить своих несовершеннолетних детей и других нетрудоспособных наследников доли, которая причиталась бы им при наследовании по закону. При отсутствии наследников по закону имущество могло быть завещано любому лицу.

Исходя из принципа, по которому на территории, временно оккупированной фашистскими захватчиками, продолжали действовать советские законы, все сделки, заключенные на данной территории, противоречащие этим законам, считались недействительными и не порождали для сторон, их заключивших, каких-либо юридических последствий.

Заключение

Таким образом, можно сделать следующие выводы.

Изменения в экономических отношениях, курс на социалистическое строительство не могли не отразиться и на гражданском праве. Прежде всего, изменился статус субъектов гражданских правоотношений, в особенности физических лиц. Были сняты всякого рода ограничения, которые существовали до революции по половому, национальному, вероисповедному принципам. Теперь все граждане получили совершенно одинаковую гражданскую правоспособность.

Гражданское право с приходом советской власти прошло следующие этапы: 1917, 1918-1920 гг., 1920-1929 – период НЭПа, 1930-1941 – период коренных изменений, как в обществе, так и в гражданском праве, 1941-1945 – период гражданского права в военных условиях.

Гражданское право прошло путь от полного уничтожения выработанных русским гражданским правом норм и принципов, до их частичного восстановления.

Список литературы

1. Гражданское право. Часть первая: учебник / Под. ред. В.П. Мозолина. М., 2004.

2. Исаев И.А. История государства и права России. М., 2004.

3. История государства и права России. Учебник / Под ред. Ю.П.Титова. - М.: «Проспект», 1999.

4. История государства и права СССР. Сборник документов. - М., 1968.

5. История отечественного государства и права. Учебник. Т.2. /Под ред. О.И. Чистякова. – М.: БЕК, 1997.


[1] См.: Гойхбарх А.Г. Пролетариат и право. Сборник статей. М., 1919. С. 12.

[2] См.: Стучка П.И. 13 лет борьбы за революционно-марксистскую теорию права. М., 1931. С. 77 и далее.

[3] См.: Стучка П.И. Курс советского гражданского права. Т. 3. М.; Л., 1931. С. 10 - 11.

[4] См.: Курс советского хозяйственного права / Под ред. Е.Б. Пашуканиса и Л.Я. Гинзбурга. Т. 1. М., 1935.

[5] Исаев И.А. История государства и права России. М., 2004. С. 45.

[6] Исаев И.А. История государства и права России. М., 2004. С. 47.

[7] Исаев И.А. История государства и права России. М., 2004. С. 49.

[8] Исаев И.А. История государства и права России. М., 2004. С. 50.

[9] Исаев И.А. История государства и права России. М., 2004. С. 52.

[10] Исаев И.А. История государства и права России. М., 2004. С. 56.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий