регистрация / вход

Субъекты современного международного права 3

Содержание Введение .3 1 Государство как первичный и основной субъект международного права 6 2 Особенности международной правосубъектности государств (признанных, частично

Содержание

Введение ………………………………………………………………………………………….3

1 Государство как первичный и основной субъект международного права……………………6

2 Особенности международной правосубъектности государств (признанных, частично

признанных и непризнанных)…………………………………………………………………..10

3 Особенности правосубъектности международных организаций (на примере одной из

международной организации)…………………………………………………………………..13

4 Особенности правосубъектности народов (наций), борющихся за свою независимость

(на примере одного их таких субъектов международного права)……………………………15

5 Ватикан как субъект международного права …………………………………………………18

6 Физические и юридические лица как участники международных отношений

(проблема признания физических и юридических лиц в качестве субъектов

международного права)………………………………………………………………………... 21

Заключение……………………………………………………………………………………….25

Список использованных источников…………………………………………………………...27

Введение

Актуальность темы. Субъектами международного права являются как государства, так и частные лица, и частные общества, и части государств. Этот взгляд проводится сравнительно немногими учеными. Поскольку дело идет о сношениях между государствами, как целыми, субъектами прав являются только государства, но если говорить вообще о международном сношении и вытекающем из него правопорядке, то здесь субъектами прав могут быт как государства, так и не государства.

Характерные черты международного права определяются особенностями его субъектов. Оно существует для регулирования отношений между суверенными субъектами, для обслуживания их интересов. Круг субъектов международного права отличается от субъектов внутригосударственного права. Специфика международного права как особой системы права выражается, в частности, и в том, что его субъекты выступают не только адресатами международно-правовых норм, но и их создателями. Государства являются основными субъектами международного права. Складывающаяся политическая обстановка в мире позволяет утверждать, что вопросы о международном признании и правопреемстве государств являются на сегодняшний день очень важными и актуальными.

Объектом курсовой работы является определение статуса субъектов международного права.

Целью курсовой работы является исследование, международной правосубъектности субъекта, вытекающие из международно-правовых норм.

Как отмечает Бирюков П.Н., особенности международного права как особой системы права предопределяют специфику международной правосубъектности и в конечном итоге качественные характеристики субъектов международного права. Субъект международного права – это независимый (не подчиненный какой-либо политической власти извне) участник международных отношений, обладающий правами и обязанностями, установленными международными договорами. Необходимо заметить, что содержание термина «международная правосубъектность» в нормах международного права не раскрывается; существуют лишь теоретические конструкции, характеризующие юридическую природу, основания и пределы международной правосубъектности.[5, с.98]

В самом общем плане международную правосубъектность можно определить как юридическую способность лица быть субъектом международного права. Содержание международной правосубъектности образуют основные права и обязанности такого субъекта, вытекающие из международно-правовых норм. Международная правосубъектность по своему происхождению подразделяется на фактическую и юридическую. Любой субъект международного права обладает правоспособностью, дееспособностью и деликтоспособностью. Правоспособность – это способность субъекта международного права иметь субъективные права и юридические обязанности.

Дееспособность означает осуществление субъектами международного права самостоятельно, своими осознанными действиями своих прав и обязанностей. Деликтоспособность – способность нести юридическую ответственность за совершенные правонарушения. Признаки субъектов международного права:

1) субъекты международного права – это лица, участники международных отношений, которые могут быть носителями субъективных юридических прав и обязанностей. Для этого они должны обладать определенными свойствами, к числу которых относятся: известная внешняя обособленность; персонификация (выступление в международных отношениях в виде единого лица); способность вырабатывать, выражать и осуществлять автономную волю; участвовать в принятии норм международного права.

2) все субъекты международного права – это такие лица, которые приобрели свойства субъекта в силу норм международного права, констатирует Ушаков Н.А. [26, с.114]

Иначе говоря, юридические нормы образуют обязательную основу деятельности акторов как субъектов международного права. Субъекты международного права обладают общей, отраслевой и специальной правосубъектностью. Общая правосубъектность – это способность акторов ipso facto быть субъектом международного права вообще. Такой правосубъектностью обладают только суверенные государства, а также нации, борющиеся за свою независимость (первичные субъекты). Отраслевая правосубъектность – это способность акторов быть участниками правоотношений в определенной области межгосударственных отношений.

Такой правосубъектностью обладают межправительственные организации. Специальная правосубъектность – это способность акторов быть участником лишь определенного круга правоотношений в рамках отдельной отрасли международного права. Специальной правосубъектностью обладают, например, физические лица. Их правосубъектность, в частности, признана Всеобщей декларацией прав человека 1948 г. (ст. 6), Международным пактом о гражданских и политических правах 1966 г. (ст. 2). [1, с.2] Категории субъектов международного права: Первичные (основные, суверенные) – государства; нации и народы, борющиеся за свою независимость; Производные (несуверенные) – международные организации; государственно-подобные образования (Ватикан, Мальтийский орден).

Первичные (основные) субъекты международного права (государства и нации, борющиеся за независимость) в силу присущего им государственного или национального суверенитета ipso facto признаются носителями международно-правовых прав и обязанностей. Суверенитет (государственный или национальный) делает их независимыми от других субъектов международного права и предопределяет возможность самостоятельного участия в международных отношениях. Не существует норм, наделяющих правосубъектностью первичные субъекты международного права; имеются лишь нормы, подтверждающие наличие у них правосубъектности с момента образования. Иными словами, в этом случае правосубъектность не зависит от чьей-либо воли и имеет по своей природе объективный характер. Юридическим источником правосубъектности для производных (несуверенных) субъектов международного права служат их учредительные документы.

Такими документами для международных организаций являются их уставы, принимаемые и утверждаемые субъектами международного права (прежде всего, первичными) в форме международного договора. Производные субъекты международного права обладают ограниченной правосубъектностью, которая обусловлена признанием этих участников международных отношений со стороны первоначальных субъектов. Таким образом, объем и содержание правосубъектности производных субъектов зависят от воли первичных субъектов международного права. Таким образом, субъекты международного права должны обладать способностью самостоятельно участвовать в урегулированных международным правом международных отношениях, непосредственно вступать в юридическое взаимодействие с другими управомоченными или обязанными международным правом лицами.

1 Государство как первичный и основной субъект международного

права

Государства являются основными субъектами международного права по следующим основаниям:

а) долгое время государства были единственными субъектами международно-правовых отношений;

- нормы современного международного права предполагают регулирование главным образом отношений между государствами;

- правосубъектность других субъектов международного права проявляется прежде всего в их взаимоотношениях между государствами;

- в отличие от других субъектов международного права, государство обладает универсальной правоспособностью, не ограниченной во времени.[5, с.76.]

Создавая международное право, государства закрепили в нем объективно присущее только им особое юридическое свойство - суверенитет, т. е. право в пределах собственной территории осуществлять законодательную, административную власть без вмешательства со стороны других государств, а также самостоятельно проводить свою внешнюю политику. Исходя из суверенности каждого государства, международное право признает, что суверенитет присущ любому государству с момента его возникновения. Следовательно, исключительно в результате своего существования государство становится субъектом международного права, т. е. носителем юридических прав и обязанностей. Субъектом международного права государство остается на протяжении всего периода своего существования. Правосубъектность прекращается лишь с прекращением существования данного государства в связи, например, с его вхождением в состав другого государства или разъединением его на ряд независимых государств.

Современная доктрина международного права признает, что международная Правосубъектность государств не зависит от волеизъявления других участников международно-правовых отношений. Один только факт его образования порождает его международную правоспособность. Признание или непризнание государств не влияет на международную Правосубъектность государств. Вместе с тем с исчезновением и появлением новых государств появляется ряд юридических вопросов, которые регулируются институтом международно-правового признания.

Институт международно-правового признания не кодифицирован, единого подхода и всеобщей практики нет. В современной теории международного права существуют две теории международно-правового признания: декларативная и конститутивная. Согласно декларативной теории, существование государств как субъектов международного права не зависит от их признания другими субъектами. В основе концепции принятая под эгидой ООН Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам, которая констатировала, что все народы имеют право на самоопределение и в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие. По декларативной теории, признание — это лишь декларация или подтверждение существующего правового и фактического положения, поскольку правосубъектность возникла уже раньше в силу самого права. Сторонники декларативной теории также ссылаются на факт декларирования Французской Республики Наполеоном Бонапартом, декларирования Советского государства, провозглашение 21 марта 1990 г. независимости Намибии последней колонии в Африке и т. д. [15, с.129]

Согласно конститутивной теории, государство как субъект международного права возникает только после его признания другими государствами. В качестве формы международного признания традиционно признается форма письменного послания от признающего государства. Речь идет о важном внешнеполитическом акте государства, которым оно считает целесообразным вступить в юридические отношения с признаваемой стороной и установить с ней дипломатические отношения. Такими сторонами могут быть вновь возникающие государство, нация или национально-освободительное движение. Таким актом признания стали: Заявление «двенадцати» о будущем статусе России и других бывших республик СССР от 21 декабря 1991 г., Указы Президента Российской Федерации от 28 декабря 1992 г. о признании Чехии и Словакии. На современном этапе признание государств другими государствами как условие его международной правосубъектности представляется единственно возможной объективной оценкой реальной суверенности и других слагаемых статуса субъекта международного права.

Все более утверждается точка зрения, что в отличие от национального права, в котором правосубъектность (правоспособность) лиц определяется законодательно, в международном праве она определяется и устанавливается коллективно с согласия государств. Признание государств является выражением такого согласия, а следовательно, выражением утверждения реальной правосубъектности, т. е. реальной возможности обладать правами и обязанностями. Наиболее признанной и прогрессивной считается признание государств путем принятия их в круг государств ? членов ООН (согласно утвержденной в Уставе ООН процедуре).

В качестве основных субъектов международного права выступают государства, различные по своему устройству, — унитарные и сложные (федерации, союзы). Члены подавляющего большинства современных федеративных государств, согласно конституций, не являются субъектами международного права. Федеративное государство выступает в межгосударственных отношениях как целостный субъект международного права. В ряде международных договоров (Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. (ст. 28), Международном пакте о гражданских и политических правах и Международном пакте о социальных, экономических и культурных правах (1966 г.) особо подчеркивается, что положения договора распространяются на все части федеративных государств без каких-либо ограничений или изъятий. Это положение отражено также в конституциях многих стран мира. Так, ст. 6 Конституции США квалифицирует заключенные от имени США договоры, наравне с Конституцией и законами, как «верховное право страны», которому должны следовать судьи в каждом штате. В то же время Конституция США, по существу, запрещает штатам осуществлять внешние сношения. Согласно ч. 3 ст. 32 Основного закона Германии, земли в сфере своей компетенции могут с согласия федерального правительства заключать договоры с иностранными государствами. [9, с.80.]

При освещении вопроса о соблюдении субъектами Российской Федерации международных обязательств России в сфере защиты прав человека следует исходить из того, что любое федеративное государство выступает в межгосударственных отношениях как целостный субъект международного права. Статья 29 Венской конвенции о праве международных договоров обусловливает обязательность договора «для каждого участника», в том числе и для субъектов федеративных государств.

Статья 28 Пакта об экономических, социальных и культурных правах и ст. 50 Международного пакта о гражданских и политических правах также говорят о том, что их положения «распространяются на все части федеративных государств без каких-либо ограничений и изъятий». Аналогичный подход присущ целому ряду конституций зарубежных стран.

Специфика государственного устройства может лишь влиять на механизм реализации международной правосубъектности федеративного государства. Юридические системы различных стран мира по разному решают эти вопросы. Юридическая процедура приведения в действие норм международного договора внутри государства в разных странах различна. Об этом свидетельствует законодательное регулирование, характерное для федеративных государств.

Так, США, опираясь на свою Конституцию, пытаются ограничить распространение содержащихся в основополагающих международных актах норм в сфере зашиты прав человека на всю территорию своего федеративного государства. Они исходят из того, что федеративное государство не может гарантировать осуществление прав и свобод, в них закрепленных, на территории всех его составных частей. Статья 6 Конституции США квалифицирует заключение от имени США договоры, наравне с Конституцией и законами, как «верховное право страны», которому должны следовать судьи в каждом штате. Вместе с тем, ст. 6 Конституции США гласит, что все договоры, которые заключены или будут заключены Соединенными Штатами, являются высшими законами страны, судьи каждого штата обязаны к их исполнению, хотя бы в Конституции и законах отдельных штатов встречались противоречащие постановления. [9, с.126.]

Конституция Австрии (ст. 9) провозглашает, что общепризнанные нормы международного права действуют в качестве составной части федерального права.

Так, Комиссия международного права ООН, рассматривая вопрос о соответствии договоров, заключаемых субъектами федерации, предложила следующее положение:

«Государства — члены федеративного союза могут обладать правоспособностью заключать международные договоры, если такая правоспособность признается федеральной конституцией и не уходит за установленные ею пределы». При этом остается незыблемым, что международным правом регулируются договорные отношения только между субъектами международного права. В силу приведенных доводов договоры субъектов федерации не могут рассматриваться иначе, как в рамках государственного права той или иной страны, а субъекты существующих в современном мире федераций не являются субъектами международного права. Остается в силе принципиальное положение: одна федерация — один субъект международного права.

В отечественной науке международного права преобладает точка зрения, что субъектом международного права является само государство, а не органы и должностные лица, представляющие его. Поэтому не должны вводить в заблуждение выражения «межправительственная организация», «межправительственное» или «межведомственное соглашение». Субъектом во всех этих случаях является государство, которое несет полную ответственность за действия своих органов. Первичными субъектами современного международного права признаются также нации и народы, которые ведут борьбу за независимость. Это вытекает из права наций на самоопределение — одного из важнейших международно-правовых принципов. Борющиеся нации признаются как субъекты международного права в лице органов национального освобождения.

2 Особенности международной правосубъектности государств

(признанных, частично признанных и непризнанных)

Признание в международном праве представляет собой международно-правовое действие субъекта международного права, которым он констатирует наличие юридически значимого события, факта или поведения субъекта международного права. Посредством акта признания государство соглашается с соответствующими изменениями в международном правопорядке и/или международной правосубъектности. Признание, в частности, констатирует выход на международную арену нового государства или правительства и направлено на установление между признающим и признаваемым государствами правоотношений, характер и объем которых зависит от вида и формы признания.

Возникающие на основе акта признания правоотношения существуют независимо от установления между признающим и признаваемым субъектом дипломатических, консульских или иных отношений. Правоотношения признания и дипломатические, консульские правоотношения вытекают из различных норм международного права. Признание как юридический факт является базой для всех последующих отношений между субъектами международного права; дипломатические и консульские отношения устанавливаются после признания. [10, с.113.]

В настоящее время существуют две теории признания (конститутивная и декларативная) и соответственно две формы поведения государств на международной арене. По мнению сторонников конститутивной теории, признание обладает правообразующим значением: оно (и только оно) конституирует (создает) новых субъектов международного права. Без признания со стороны группы ведущих государств новое государство не может считаться субъектом международного права. Такой позиции придерживаются некоторые западные державы. [10, с.98]

С точки зрения представителей декларативной теории, признание лишь подтверждает правомерность каких-то определенных международно-правовых действий или событий. Иными словами, признание носит декларативный характер и направлено на установление стабильных, постоянных международных правоотношений между субъектами международного права. Статья 9 Устава Организации американских государств, например, закрепляет: политическое существование государства не зависит от его признания другими государствами. Даже до признания государство имеет право на защиту своей целостности и независимости.

Государства, обладают международной правосубъектностью в силу самого факта своего существования. Они могут пользоваться (и пользуются) международными правами и несут обязанности, вытекающие, в частности, из Устава ООН, независимо от их признания другими субъектами международного права. Конститутивная теория была широко распространена до Второй мировой войны. Затем большее распространение получила декларативная теория, которой сейчас и придерживается в основном значительное число международников, в том числе и российских. Однако в последнее время, на мой взгляд, в практике международного общения наблюдается определенный возврат к конститутивной теории, когда непризнание новых государств со стороны ведущих держав мира означает фактическое невключение их в круг субъектов международного права. Данное обстоятельство во многом обусловлено распадом СССР и изменением соотношения сил на международной арене в пользу одной сверхдержавы.

Нужно сказать, что институт признания не кодифицирован: его образует группа международно-правовых норм (главным образом обычных), которые регулируют все стадии признания новых государств и правительств, включая юридические последствия признания. В международных договорах содержатся лишь отдельные нормы о признании. Следует также учитывать, что институт признания носит комплексный характер. Основной массив его норм содержится в праве международной правосубъектности, однако отдельные нормы зафиксированы в праве международных договоров, праве международных организаций и др.

Таким образом, акт признания является юридическим фактом, с которым международное право связывает возникновение, изменение или прекращение международных правоотношений. [20, с.207]

Существуют две формы признания: признание де-юре и признание де-факто.

Признание де-факто — это признание официальное, но неполное. Этой формой пользуются, когда хотят подготовить почву для установления отношений между государствами либо когда государство считает признание де-юре преждевременным. Так, в 1960 г. СССР признал де-факто Временное правительство Алжирской Республики. Как правило, через некоторое время признание де-факто трансформируется в признание де-юре. Сегодня признание де-факто встречается достаточно редко. Признание де-юре — признание полное и окончательное. Оно предполагает установление между субъектами международного права международных отношений в полном объеме и сопровождается, как правило, заявлением об официальном признании и установлении дипломатических отношений.

Как специфический вид признания можно рассматривать признание ad hoc (признание на данный случай). Это происходит, когда одно государство вступает с другим государством или правительством в какие-то «разовые» отношения (скажем, защита своих граждан, находящихся в данном государстве) при политике официального непризнания. Такие действия не рассматриваются как признание.

Иногда признание выступает в форме действий, явно свидетельствующих о признании (т.н. «молчаливое признание»). Примерами могут служить установление дипломатических отношений с новым государством, заключение двустороннего договора или продолжение отношений с новым правительством, пришедшим к власти в результате революции. Однако не рассматривается как признание факт участия не признающих друг друга субъектов международного права в одном международном договоре или одной международной организации (ст. 82 Венской конвенции о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера 1975 г.), так как участие в договоре и представительство в международной организации, с одной стороны, и признание, с другой стороны, представляют собой различные правоотношения, регулируемые разными институтами и нормами международного права. [5, с.37]

Различают признание государств и признание правительств. Признание государств происходит, когда на международную арену выходит новое независимое государство, возникшее в результате революции, войны, объединения или раздела государств и т.д. Основной критерий признания в данном случае — независимость признаваемого государства и самостоятельность в осуществлении государственной власти.

Признание правительства происходит, как правило, одновременно с признанием нового государства. Однако возможно признание правительства без признания государства, например, в случае прихода правительства к власти в уже признанном государстве неконституционным путем (гражданские войны, перевороты и т.п.). Основной критерий для признания нового правительства — это его эффективность, т.е. действительное фактическое обладание государственной властью на соответствующей территории и независимое ее осуществление. В этом случае правительство признается единственным представителем данного государства в международных отношениях. Особым видом признания правительств является признание эмигрантских правительств или правительств в изгнании. Практика их признания была широко распространена во время Второй мировой войны. Однако эмигрантское правительство часто теряет связь с соответствующей территорией и населением и поэтому перестает представлять данное государство в международных отношениях. В настоящее время признание правительств в изгнании используется достаточно редко. [15, с.175]

В середине XX в. получил широкое распространение и такой вид признания, как признание органов сопротивления и национально-освободительных движений. Это признание не было ни признанием государства, ни признанием правительства. Органы сопротивления создавались внутри уже признанных государств, а их полномочия отличались от традиционных полномочий правительств. Как правило, признание органов сопротивления предшествовало признанию правительства и имело задачей представить борющийся за освобождение народ в международных отношениях, обеспечить ему международную защиту и возможность получения помощи. В современных условиях наблюдается стремление отдельных лидеров национально-сепаратистских движений получить статус органов сопротивления и соответственно права и преимущества, вытекающие из этого.

3 Особенности правосубъектности международных организаций

(на примере одной из международной организации)

В начале XXI века в международных отношениях международные организации играют важную роль как форма сотрудничества государств и многосторонней дипломатии. Международные организации как вторичные, производные субъекты международного права создаются (учреждаются) государствами. Наиболее распространенным способом является заключение международного договора.

В настоящее время в науке широко признается положение, что государства, создавая международные организации, наделяют их определенной право- и дееспособностью, признавая за ними способность: иметь права и обязанности; участвовать в создании и применении норм международного права; стоять на страже соблюдения норм международного права. Этим признанием государства создают новый субъект международного права, который наряду с ними осуществляет правотворческие, правоприменительные и правоохранительные функции в сфере международного сотрудничества. Вместе с тем объем их правосубъектности значительно меньше обладаемой государствами – основными субъектами международного права и носит целевой и функциональный характер. [1, с.98.]

Международные организации наделяются договорной правоспособностью, то есть вправе заключать самые разнообразные соглашения в рамках своей компетенции. Согласно ст. 6 Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями, правоспособность международных организаций заключать договоры регулируется правилами этой организации. Пункт 1 ст. 2 указанной Конвенции разъясняет, что правила организации означают, в частности, учредительные акты, принятые в соответствии с ними решения и резолюции, а также установившуюся практику организации. Чтобы выполнять свои функции, международные организации должны обладать необходимыми юридическими средствами. В ст. 104 Устава ООН предусмотрено в этих целях, что Организация Объединенных Наций пользуется на территории каждого из своих Членов такой правоспособностью, которая может оказаться необходимой для выполнения ее функций и достижения ее целей. Аналогичные положения содержатся в большинстве учредительных актов. Анализ учредительных актов международных организаций, отмечается в науке международного публичного права, свидетельствует, что договорная правоспособность закрепляется в них, как правило, двумя способами: либо в общем положении, предусматривающем право заключать любые договоры, способствующие выполнению задач организации (например, ст. 65 Чикагской конвенции о международной гражданской авиации 1944 г.); либо в специальном положении или положениях, определяющих возможность заключения организацией определенных категорий соглашений (например, ст. 43 и 63 Устава ООН) и с определенными сторонами (с любыми государствами или только с государствами-членами, с любыми международными организациями или только с некоторыми из них).

Международные организации обладают способностью участвовать в дипломатических сношениях. При них аккредитуются представительства государств, они сами имеют представительства в государствах (например, информационные центры ООН) и обмениваются представителями между собой. В Москве имеются Информационный центр ООН и представительства ЮНЕСКО, МОТ. Международные организации и их должностные лица пользуются привилегиями и иммунитетами (например, Конвенция о привилегиях и иммунитетах ООН 1946 г., Конвенция о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений ООН 1947 г., Конвенция о правовом статусе, привилегиях и иммунитетах межгосударственных организаций, действующих в определенных областях сотрудничества, 1980 г. и др.) Как субъекты международного права международные организации несут ответственность за правонарушения и нанесение ущерба своей деятельностью и могут выступать с претензиями об ответственности.

Международные организации наделяются также правом набирать персонал на контрактной основе. Это не представители государств, а международные должностные лица, подчиняющиеся исключительно международной организации и действующие от ее имени и в ее интересах. Как отмечено в ст. 100 Устава ООН, Генеральный секретарь и персонал Секретариата не должны запрашивать или получать указания от какого бы то ни было правительства или власти, посторонней для Организации. Они должны воздерживаться от любых действий, которые могли бы отразиться на их положении как международных должностных лиц, ответственных только перед Организацией. Международные организации действуют также со всеми правами юридического лица по внутреннему праву государств. Так, ст. 39 Устава Международной организации труда устанавливает, что МОТ имеет все права юридического лица, в частности право заключать договоры, право приобретать движимое и недвижимое имущество и распоряжаться им, право возбуждать судебные дела. Такие же права предоставлены ООН и ее органам, программам и фондам, а также их Объединенному представительству Соглашением между Правительством РФ и ООН от 15 июня 1993 г. [18, с.128.]Каждая международная организация располагает финансовыми средствами, которые хотя и складываются в большей части из взносов государств-членов, но расходуются исключительно в общих интересах организации.

4 Особенности правосубъектности народов (наций), борющихся за

свою независимость (на примере одного их таких субъектов

международного права)

Субъектами международного права являются только те нации и народы, которые борются за свое национальное освобождение и создание собственных независимых государств. Отнесение наций и народов к числу субъектов международного права, как правило, возникает после того, когда они создают какой-либо координирующий борьбу орган (например, таковым является Организация освобождения Палестины), который до создания независимого государства выступает от их имени. В настоящее время зависимыми являются примерно 15 территорий: Американское Самоа, Бермуды, Британские Виргинские острова, Каймановы острова, Фолклендские (Мальвинские) острова, Гибралтар, Гуам, Новая Каледония, остров Святой Елены, подопечные территории тихоокеанских островов, Западная Сахара и др. [23, с.209.]

Принцип равноправия и самоопределения народов закреплен в Уставе ООН (п. 2 ст. 1). Сама Организация на основе этого принципа преследует цель развивать дружественные отношения между нациями. В порядке имплементации данного принципа ООН создала под своим руководством международную систему опеки для управления теми территориями, которые включены в нее индивидуальными соглашениями, и для наблюдения за этими территориями. Согласно ст. 76 Устава ООН одной из основных задач системы опеки является способствование политическому, экономическому и социальному прогрессу населения территорий под опекой, его прогрессу в области образования и его прогрессивному развитию в направлении к самоуправлению или независимости.

В дальнейшем принцип равноправия и самоопределения народов был развит и конкретизирован в Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам, единогласно принятой Генеральной Ассамблеей ООН на своей XV сессии 14 декабря 1960 г. В преамбуле Декларации справедливо отмечается, что все народы имеют неотъемлемое право на полную свободу, осуществление своего суверенитета и целостность национальной территории. Народы в собственных интересах могут свободно распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами, не нарушая каких бы то ни было обязательств, вытекающих из основанного на принципе взаимной выгоды международного экономического сотрудничества и норм международного права. Декларация провозглашает следующие принципы и обязательные условия предоставления независимости колониальным странам и народам:

1) подчинение народов иностранному игу и господству и их эксплуатация являются отрицанием основных прав человека, противоречат Уставу ООН и препятствуют развитию сотрудничества и установлению мира во всем мире;

2) все народы имеют право на самоопределение; в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие;

3) недостаточная политическая, экономическая и социальная подготовленность в области образования никогда не должны использоваться как предлог для задержки достижения независимости;

4) любые военные действия или репрессивные меры какого бы то ни было характера, направленные против зависимых народов, должны быть прекращены, с тем чтобы предоставить им возможность осуществить в условиях мира и свободы свое право на полную независимость; целостность их национальных территорий должна уважаться;

5) в подопечных и несамоуправляющихся территориях, а также во всех других территориях, еще не достигших независимости, должны быть незамедлительно приняты меры для передачи всей власти народам этих территорий в соответствии со свободно выраженными ими волей и желанием, без каких бы то ни было условий или оговорок и независимо от расы, религии или цвета кожи, с тем чтобы предоставить им возможность пользоваться полной независимостью и свободой;

6) всякая попытка, направленная на то, чтобы частично или полностью разрушить национальное единство и территориальную целостность страны, несовместима с целями и принципами Устава ООН.

Нормативный характер этого единогласно принятого документа четко выражен в ее п. 7, содержащем прямое указание на обязанность государств "строго и добросовестно соблюдать положения... настоящей Декларации".

Данный принцип конкретизирован также в Декларации о принципах международного права 1970 г., во Всеобщей декларации прав человека 1948 г., Международных пактах о правах человека 1966 г., Заключительном акте Совещания в Хельсинки 1975 г. и во многих других источниках международного права.

В силу принципа равноправия и самоопределения народов все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие, и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями Устава ООН. [26, с.98.] Каждое государство обязано содействовать с помощью совместных и самостоятельных действий осуществлению принципа равноправия и самоопределения народов.

Способами осуществления народом права на самоопределение являются создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом.

Территория колонии или другая несамоуправляющая территория имеет статус, отдельный и отличный от статуса территории государства, управляющего ею. Такой отдельный и отличный статус может существовать до тех пор, пока народ данной колонии или несамоуправляющейся территории не осуществит свое право на самоопределение в соответствии с Уставом ООН, особенно с его целями и принципами.

Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г. призывает государства уважать равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой, действуя постоянно в соответствии с целями и принципами Устава ООН и соответствующими нормами международного права. Исходя из принципа равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой, все народы всегда имеют право в условиях полной свободы определять, когда и как они желают, свой внутренний и внешний политический статус без вмешательства извне и осуществлять по своему усмотрению свое политическое, экономическое, социальное и культурное развитие. Следует отметить, что Заключительный акт особо подчеркивает важность исключения любой формы нарушения принципа равноправия и самоопределения народов.

Согласно ст. 1 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие. Все народы могут свободно распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами. Все государства -участники Пакта, в том числе те, которые несут ответственность за управление несамоуправляющимися и подопечными территориями, должны в соответствии с Уставом ООН поощрять осуществление права на самоуправление и уважать это право. [24, с.138]

Юридической основой права наций на самоопределение является присущий им национальный суверенитет, означающий реализацию каждой нацией своего права на самостоятельное и независимое существование как в политическом смысле, так и с точки зрения свободного и всестороннего развития всех иных сфер общественной жизни. Национальный суверенитет неприкосновенен и неотчуждаем. В силу этого международная правосубъектность наций и народов не зависит от волеизъявления других участников международных отношений.

В качестве субъекта международного права нации и народы, борющиеся за свое самоопределение, в лице своих постоянных органов могут заключать соглашения с государствами и международными организациями, подписывать международные договоры (например, Организация освобождения Палестины подписала Конвенцию ООН по морскому праву 1982 г.), направлять своих представителей для участия в работе межправительственных организаций и конференций. Они пользуются защитой норм международного права.

5 Ватикан как субъект международного права

Ватикан – абсолютная выборная теократическая монархия. Глава государства – Верховный Понтифик (Римский Понтифик, Папа Римский), обладающий полнотой законодательной, исполнительной и судебной власти. В период Sede vacante (когда Престол не занят) эта власть вверяется Коллегии Кардиналов. Законодательная власть, помимо самого Верховного Понтифика, осуществляется от его имени Комиссией, состоящей из Кардинала Президента и других Кардиналов, назначаемых на пятилетний срок. Исполнительная власть вверена Президенту Комиссии, который, в этом качестве, именуется Президентом Губернаторства, которому оказывают помощь Генеральный Секретарь и заместитель Генерального Секретаря. Ему подчиняются центральные Дирекции и Департаменты, образующие Губернаторство (Governatorato) – комплекс учреждений, по отношению к которым осуществляется эта власть. Судебная власть осуществляется от имени Верховного Понтифика органами, учрежденными в соответствии с судебным порядком Государства. [27, с.164]

Государство Град Ватикан имеет собственный флаг, герб и гимн; чеканит собственную монету (в настоящее время – евро, до 2002 года – ватиканскую лиру, имевшую хождение наравне с итальянской), выпускает собственные почтовые марки. В Ватикане издается еждневная газета «L’Osservatore Romano» («Римский обозреватель»), основанная в 1861 году. С 1931 года работает Ватиканское радио, вещающее на весь мир на нескольких языках, в том числе, на русском. Телетрансляции из Ватикана ведет Ватиканский телевизионный центр.

Для обеспечения безопасности Папы и Государства в Ватикане расквартирован Корпус швейцарской гвардии, созданный в 1506 году. Функции ватиканской полиции выполняет Папская жандармерия.

Ватикан является вспомогательной суверенной территорией Святого Престола как суверенного субъекта международного права, и как таковой неразрывно связан со Святым Престолом в лице Верховного Понтифика. Святой Престол имеет дипломатические отношения со 176 странами, Европейским Союзом и Суверенным Военным Орденом Мальты; отношения особого характера с Россией и Организацией Освобождения Палестины. Святой Престол также участвует в различных международных и региональных межправительственных организациях; является постоянным наблюдателем с правом голоса при Организации Объединенных Наций.

Официальный язык Ватикана не определен нормами права, но официальные документы государства публикуются на итальянском языке. Языком Понтификальной швейцарской гвардии является немецкий; кроме того, употребляются также и другие официальные языки Швейцарской Конфедерации (итальянский, французский, ретороманский). Основной вариант официальных документов Святого Престола публикуется, как правило, на латинском языке, однако в последние десятилетия из этого правила всё чаще делаются исключения. Тем не менее, «собственным языком» Католической Церкви продолжает оставаться латинский язык.

Территория Ватикана находится под защитой Гаагской конвенции от 14 мая 1954 года, предусматривающей охрану культурных ценностей в случае вооруженных конфликтов. Кроме того, в 1984 году Ватикан был включен в список Всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО, охраняемого согласно Конвенции от 16 ноября 1972 года.

Хотя Ватикан не имеет прямого доступа к морю, тем не менее, в соответствии с Барселонской декларацией 1921 года, он имеет право на морскую навигацию с собственными кораблями под понтификальным флагом. Однако в действительности Ватикан не пользуется этим правом.

Уже со Средних Веков Престол Епископа Рима признавался суверенным субъектом. Святой Престол (не Государство Град Ватикан) поддерживает формальные дипломатические отношения со 178 суверенными государствами, Европейским Союзом и Суверенным Военным Орденом Мальты. 69 из дипломатических миссий, аккредитованных при Святом Престоле, расположены в Риме, хотя таким образом эти страны имеют сразу два посольства в одном городе, поскольку, в соответствии с соглашениями, заключенными между Святым Престолом и Италией, одно и то же лицо не может быть аккредитовано и там, и там. В то же время, для других стран (кроме Италии) допускается двойная аккредитация, независимо, расположена ли миссия в Риме или за его пределами. Святой Престол также имеет отношения особого характера с Организацией Освобождения Палестины (Офис с Директором). Святой Престол поддерживает 179 постоянных дипломатических миссий за границей, из которых 73 являются нерезиденциальными; таким образом, он имеет 106 конкретных миссий, некоторые из которых аккредитованы не только в той стране, в которой они расположены, но и еще в одной или более странах или международных организациях. Дипломатическая активность Святого Престола руководится Государственным Секретариатом (возглавляемым Кардиналом – Государственным Секретарем), посредством Отдела отношений с государствами. У Святого Престола нет отношений с 17 странами. 9 из них – это исламские государства (Афганистан, Саудовская Аравия, Бруней, Коморские острова, Малайзия, Мальдивы, Мавритания, Оман и Сомали), 4 коммунистические (Народная Республика Китай, Северная Корея, Лаос и Вьетнам); оставшиеся 4 – это Бутан, Ботсвана, Бирма и Тувалу. [24, с.167]

Святой Престол имеет самую древнюю историю дипломатической деятельности в мире, которая берет начало по меньшей мере в 325 году в его посольстве на Первый Никейский Собор.

Святой Престол является единственным европейским субъектом международного права, имеющим дипломатические отношения с Республикой Китай (Тайвань). Он поддерживал официальные отношения с Китаем с 1942 года, и когда победу в Китайской гражданской войне одержала Коммунистическая партия Китая, дипломатический представитель Святого Престола предпочел не удаляться в Тайбэй вместе с гоминьданским правительством. Тем не менее, коммунистическое правительство изгнало его, и дипмиссия Святого Престола была перемещена в Тайбэй. Когда в 1971 году место Китая в ООН было присуждено правительству Народной Республики Китай, Святой Престол понизил статус своей миссии в Тайбэе, и с того времени она возглавляется лишь Поверенным в делах (chargé d’affaires). Сообщалоссь, что переговоры между материковым правительством и Святым Престолом продолжаются; главной проблемой в них является трактовка статуса католиков в материковом Китае. Правительство отвергает духовный авторитет Святого Престола над ними, используя т.н. Китайскую патриотическую католическую ассоциацию как средство для борьбы с влиянием Святого Престола.

6 Физические и юридические лица как участники международных

отношений (проблема признания физических и юридических лиц

в качестве субъектов международного права)

Международная правосубъектность индивида и корпораций с определенными оговорками признается таким авторитетным учреждением, как Американский институт права. Правда, оговорки весьма существенны: "Хотя индивиды и корпорации обладают некоторым независимым статусом в международном праве, основные отношения между индивидами и международным правом все еще проходят через государство.

Физические лица. Международная правосубъектность индивида нашла широкое признание в западной литературе. В последнее время и ряд российских авторов поддержали эту идею. Известный специалист в области прав человека В.А. Карташкин считает, что "индивид стал непосредственным субъектом международного права".

Нет сомнений в том, что становление в международном праве отрасли, посвященной правам человека, представляет собой революционное событие. Оно имеет огромное значение как для международного, так и для внутреннего права государств. Еще в Древней Греции была высказана мысль о том, что человек - мера всех вещей. Однако международное право на протяжении всей своей истории имело дело только с государствами, полностью игнорируя человека. Начало становлению нового подхода к правам человека было положено Уставом ООН. В качестве одной из главных целей Устав определил поощрение и развитие уважения к правам человека. Одним из основных прав человека признано право на международный порядок, в котором могут осуществляться его права и свободы (ст. 28 Всеобщей декларации прав человека). [5, с.144]

Устав ООН достаточно четко определил межгосударственный характер международной защиты прав человека: "Осуществлять международное сотрудничество... в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам". Осуществляя сотрудничество, государства принимают на себя обязательства признать за индивидом определенные права, создают соответствующие механизмы их реализации, включая международные.

Анализ конвенций о правах человека не оставляет сомнений в том, что они обязывают государства обеспечить эти права. В тех исключительных случаях, когда речь идет о непосредственном создании права, используются иные формулировки. Право народов на самоопределение может реально существовать при условии, что оно непосредственно вытекает из международного права и не зависит от права государств. Как известно, подавляющее большинство конституций не содержит положений о праве на самоопределение. Поэтому в Международном пакте о гражданских и политических правах говорится: "Все народы имеют право на самоопределение". В отношении прав человека Пакт содержит иную формулировку: "Каждое участвующее в настоящем Пакте государство обязуется уважать и обеспечивать всем находящимся в пределах его территории лицам права, признаваемые в настоящем Пакте ...". [20, с.134]

Объектом регулирования и в данном случае являются межгосударственные отношения - отношения сотрудничества в поощрении уважения к правам человека. Непонимание этого принципиального положения ведет к превратному представлению о самой природе международного права, которая определяется тем, что его объектом являются межгосударственные отношения, и только они.

О том, что такая опасность реальна, свидетельствуют встречающиеся в литературе высказывания, согласно которым международные нормы непосредственно регулируют внутриобщественные отношения, а нормы о правах человека регулируют отношения между государством и его гражданами. Договоры о правах человека "содержат обязательства государств не только перед другими государствами-участниками, но и перед своими гражданами".

Особым случаем непосредственного создания международным правом прав и обязанностей для индивида является тот, когда с помощью внутреннего права цель не может быть достигнута. В приговоре Международного военного трибунала в Нюрнберге говорилось: "Преступления против международного права совершаются людьми, а не абстрактными образованиями, и только путем наказания индивидов, совершающих такие преступления, предписания международного права могут быть принудительно осуществлены".

Речь идет о непосредственной уголовной ответственности индивида по международному праву за особо тяжкие международные преступления - преступления против мира и безопасности человечества. На этом основаны статуты международных трибуналов, включая Статут Международного уголовного суда. Заметим, что такое преступление, как пиратство, издавна считалось международным, но никто на этом основании не считал индивида субъектом международного права. Как видим, в определенных случаях международное право предусматривает уголовную ответственность индивида непосредственно на основе международных норм.

Судебная практика государств всегда придерживалась правила, согласно которому международное право непосредственно создает права и обязанности для государств, а не для физических и юридических лиц.

Так, в решении по спору между двумя авиационными компаниями от 10 декабря 1984 г. окружной суд США отверг принцип, согласно которому международное право наделяет ответчиков более широкими правами, чем право США и Великобритании.

При рассмотрении канадским судом дела "Винсент" (1993 г.) местная индианка, обвиненная в контрабанде сигарет, апеллировала к Договору Джея 1794 г. между США и Великобританией. Она утверждала, что договор дает ей право ввозить товары без пошлины. Однако суд определил, что, как и любой иной договор, Договор Джея предоставляет права только участвующим государствам, а не индивидам. Признание индивида субъектом международного права потребовало бы изменения самой природы этого права. Кроме того, есть существенные сомнения в том, что такое признание явилось бы лучшим способом обеспечения прав человека. Индивид едва ли смог бы пользоваться своими правами наряду с государствами. Необходимо учитывать специфику правового статуса индивида, находящегося в сфере действия суверенной власти государства, а также его реальные возможности защищать свои права на международном уровне. [11, с.156]

Международное сообщество в состоянии обеспечить права человека лишь через государство, оказывая на него соответствующее влияние. С другой стороны, всеобщее уважение прав человека было бы нереальной задачей без сотрудничества государств.

В юридической литературе промышленно развитых стран активно поддерживается идея признания за крупными корпорациями статуса субъекта международного права. Малые и средние компании немногое могли бы извлечь из этого статуса. Иное дело гигантские транснациональные корпорации (ТНК). Они контролируют крупные сектора производства и финансов, играют огромную роль в мировой экономике, превосходя в этом отношении многие государства. Поэтому они добиваются, чтобы их интересы учитывались как в национальном, так и в международном праве, стремятся предельно сократить контроль государств за своей деятельностью. Заметим, что правительства промышленно развитых стран с пониманием относятся к повышению статуса корпораций.

Постоянный представитель Японии при ООН Хиташи Овада считает, что "современный мир страдает от разрыва, который возник между быстро развивающейся социально-экономической реальностью, состоящей в том, что предприниматели как индивиды участвуют в деятельности на глобальной основе, и столь же стойкой реальностью, заключающейся в том, что эта деятельность все еще ограничивается национальными государствами...".

Однако статус субъектов международного права, тем более в той или иной мере ограниченный, не удовлетворяет ТНК. Они заинтересованы в создании особого права, которое бы формировалось ими и осуществлялось с помощью ими же созданного механизма. Отсюда концепция квазимеждународного права.

Вот как излагает эту концепцию известный британский юрист Б. Ченг: квазимеждународное право "состоит из соглашений, заключаемых образованиями, обладающими международной правосубъектностью по существующей системе, и частными образованиями, такими как многонациональные корпорации, соглашениями, которые находятся вне норм и юрисдикции какой бы то ни было системы национального права...". [9, с.189]

Сторонники рассматриваемой концепции утверждают, что ТНК не являются продуктом какой-либо правовой системы. Они не контролируются и не могут эффективно контролироваться какой-либо из существующих правовых систем или их общими усилиями. Иными словами, ТНК ставятся вне и над правом. Между тем, как свидетельствует опыт, деятельность ТНК может и должна регулироваться в процессе взаимодействия международного и национального права. В противном случае не смогут быть обеспечены государственные, общенациональные интересы. Все это не отрицает и необходимость значительной автономии заключаемых ТНК соглашений, но в рамках общего правопорядка.

Концепция международной правосубъектности ТНК обсуждалась Комиссией международного права в ходе кодификации права договоров, но была отклонена. Международный Суд ООН также признал, что споры, возникающие из соглашения иностранной корпорации с государством, должны решаться на основе национального права.

Тот факт, что компании не являются субъектами международного права, ни в коей мере не означает отрицания их роли в мировой экономике, а также настоятельной необходимости регулирования их деятельности, в том числе и с помощью международного права. В разработке соответствующих правовых и иных международных норм принимают участие и компании. Декларация тысячелетия ООН предусматривает предоставление больших возможностей частному сектору внести свой вклад в реализацию целей и программ ООН.

ООН разработала программу действий в рамках проекта "Глобальный договор", определяющего основы сотрудничества Организации с деловым миром. Последний в своей деятельности обязан уважать трудовые права и признавать ответственность за соблюдение природоохранительных норм. В целом речь идет о сотрудничестве с миром корпораций на условиях глобальной ответственности в целях реализации идеи "глобализация с человеческим лицом".

Заключение

Понятие «субъект права» выработано общей теорией права применительно к праву в целом и тесно связано с юридическим понятием «правоотношения», которое предполагает наличие у сторон юридических прав и обязанностей. Субъект права — необходимая составная часть правоотношений, их обязательный компонент. В понятие субъекта права сливаются две основные характеристики: возможность участвовать в правоотношениях и реальное участие в них. Это относится как к нормам внутригосударственного, так и нормам международного права. Вместе с тем, поскольку внутреннее и международное право имеет круг своих субъектов, они представляют собой самостоятельные системы. При всех различиях этих двух систем признаки субъекта международного права принципиально те же.

Субъекты международного права — это стороны, наделенные юридическими правами и обязанностями в общественных правоотношениях, возможность участия или реальное участие в которых урегулировано международным правом. Международные права и обязанности субъекта международного права возникают в соответствии с общими нормами международного права либо предписаниями международно-правовых актов. Обязанности субъектов международного права также определяются на основе международного права.

Характерной особенностью международного права является то, что объем прав и обязанностей субъектов международного права, т. е. объем их правоспособности, неодинаков. При этом важно подчеркнуть, что международная правосубъектность не зависит от количества прав и обязанностей, т. е. от объема правоспособности.

Круг субъектов международного права определяется способностью лиц (в собирательном смысле) участвовать в международных отношениях, регулируемых международным правом, объективно подпадать под прямое воздействие международного права.

Отличительной особенностью международного права является то, что в нем различают первичных и производных его субъектов. Первичных субъектов международного права никто не создает. Их появление и существование — объективная реальность, результат естественно-исторического процесса. Это прежде всего государства и в отдельных случаях народы и нации, которые, возникнув как социальные организмы, неизбежно вступают в контакт друг с другом, создавая для себя правила взаимного общения. К первичным субъектам современного международного права относятся также государственно-подобные образования. Это — создаваемые в прошлом на основе международного договора вольные города (Венеция, Гамбург, Новгород, Данциг). В наше время международной правосубъектностью обладает Ватикан. При этом Ватикан выступает не как государство, а как административный центр Католической церкви. Он имеет дипломатические отношения с целым рядом государств (включая Россию), является членом ряда международных организаций, имеет статус наблюдателя при ООН, является участником ряда международных договоров.

В отличие от первичных, производные субъекты создаются первичными. Объем их международной правосубъектности, который, как правило, закрепляется в международном договоре, зависит от намерения и желания их создателей. Это могут быть межправительственные организации или другие субъекты. При этом создатели наделяют их правом вступать в межгосударственные отношения от собственного имени. Международное право как самостоятельная система права возникло в силу объективной потребности правового регулирования взаимоотношений между государствами.

Современная доктрина международного права признает, что международная правосубъектность государств не зависит от волеизъявления других участников международно-правовых отношений. Один только факт его образования порождает его международную правоспособность. Признание или непризнание государств не влияет на международную правосубъектность государств. Вместе с тем с исчезновением и появлением новых государств появляется ряд юридических вопросов, которые регулируются институтом международно-правового признания.

Институт международно-правового признания не кодифицирован, единого подхода и всеобщей практики нет. В современной теории международного права существуют две теории международно-правового признания: декларативная и конститутивная. Согласно декларативной теории, существование государств как субъектов международного права не зависит от их признания другими субъектами. В основе концепции принятая под эгидой ООН Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам, которая констатировала, что все народы имеют право на самоопределение и в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие. По декларативной теории, признание — это лишь декларация или подтверждение существующего правового и фактического положения, поскольку правосубъектность возникла уже раньше в силу самого права.

Список использованных источников

1 Международный пакт о гражданских и политических правах // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1994. - № 12.-Ст.53.

2 Венская конвенция о дипломатических сношениях, Вена, 18 апреля 1961 г. // Сборник международных договоров СССР . - 1962. - № 1. - С. 114 - 121.

3 Венская конвенция о консульских сношениях, Вена, 24 апреля 1963 г // Сборник международных договоров СССР . - 1964. -С. 110-136.

4 Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций от 24 октября 1970 г. // Сборник международных договоров СССР. - 1970.- С. 151 -155.

5 Аваков М. М. Правопреемство освободившихся государств / М. М Аваков.- М.:Норма, 2003.- 191с.

6 Бирюков П.Н. Международное право: Учебное пособие / П.Н. Бирюков . – М.: Юристъ, 2004.- 416с.

7 Даниленко Г.М. Обычай в современном международном праве/ Г.М. Даниленко . - М.: Юристъ, 2005.-192с.

8 Лукашук И.И. Функционирование международного права/ И.И. Лукашук. - М.: Юристъ, 2004.-432с.

9 Лукашук И.И. Правопреемство государств в отношении договоров/ И.И. Лукашук //Журнал российского права.- 2006.- №7.-С.10-17.

10 Мюллерсон Р.А. Соотношение международного и национального права/ Р.А Мюллерсон. – М.: Юрид. лит, 2002.-136с.

11 Международное право / Г.В.Игнатенко, О.И Тиунов.- М.: Норма, 1999. - 584 с.

12 Международное право / Ю. М. Колосов, Э. С. Кривчикова.- М.:, 2000. -720с.

13 Тункин Г. И. Теория международного права/ Г. И.Тункин.- М.:, 2007.-318с.

14 Бекяшева К.А. Международное публичное право/ К.А.Бекяшева.- М., 2007.- 780с.

15 Кузнецова В.И. Международное право: учебник / В.И. Кузнецова. М.:, 1999.-622с.

16 Талалаев А.Н.Международное право: сборник документов / А.Н.Талалаев. – М.: Юридическая литература, 2000.-816с

17 Ю. М. Колосов Действующее международное право/Ю. М. Колосов,Э.С. Кривчикова .-М., 1997. -211-223с.(Учебники и учебные пособия)

18 Черниченко С. Р. Теория международного права/ С. Р.Черниченко. - М , 1999- 131с.

19 Черниченко, С. В. Еще раз о международной правосубъектности индивидов / С. В. Черниченко // Московский журнал международного права, 2005. - 11-26с.

20 Ушаков Н. А. Государство в системе международно-правового регулирования/ Н. А. Ушаков.- М., 1997.-64с.

21 Ушаков Н.А. Проблемы теории международного права/ Н. А. Ушаков. - М.: Юридическая литература, 2000.-304с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий