регистрация / вход

Сущность и задачи кассационного производства в уголовном процессе

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕРАРУСЬ Частное учреждение образования «БИП – институт правоведения» МОГИЛЕВСКИЙ ФИЛИАЛ Кафедра юридических дисциплин

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕРАРУСЬ

Частное учреждение образования «БИП – институт правоведения»

МОГИЛЕВСКИЙ ФИЛИАЛ

Кафедра юридических дисциплин

Допускается к защите

Зав. Кафедрой__________________

Довгун Светлана Ивановна

«___» ___________________2010 г.

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

По дисциплине «Уголовный процесс»

На тему: «СУЩНОСТЬ И ЗНАЧЕНИЕ СТАДИИ КАССАЦИОНННОГО ПРОИЗВОДСТВА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ»

Работу выполнила :

Студентка 5-го курса

Специальность: правоведение

Специализация: Хозяйственное

Право Н.В.Ховратович

Научный руководитель :

К.ю.н.доцент С.И. Довгун

Рецензент:

К.ю.н.доцент Л.Ф. Лазутина

Могилев, 2010

ПЛАН

ПЕРЕЧЕНЬ УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ………………………………

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………..

ГЛАВА 1. СТАДИЯ КАССАЦИОННОГО ПРОИЗВОДСТВА – САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ СТАДИЯ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА…………..

1.1 Понятие, задачи и значение стадии кассационного производства………

1.2 Основные черты кассационного производства…………………………..

ГЛАВА 2. ОСНОВАНИЯ, ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК И СРОКИ КАССАЦИОННОГО ОБЖАЛОВАНИЯ И ОПРОТЕСТОВАНИЯ………..

2.1 Кассационные основания к отмене или изменению приговора…………

2.2 Порядок и сроки кассационного обжалования и опротестования………

ГЛАВА 3. РАССМОТРЕНИЕ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ПО КАССАЦИОННЫМ ЖАЛОБАМ И ПРОТЕСТАМ………………………………………………….

3.1 Процессуальный порядок рассмотрения дел в кассационной

Инстанции……………………………………………………………………..

3.2 Роль и значение судов в стадии кассационного производства………….

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………….

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ…………………………..

ПЕРЕЧЕНЬ УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ

УК РБ – уголовный кодекс Республики Беларусь

УПК РБ – уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь

ВВЕДЕНИЕ

Кассационное производство является одной из форм контроля за судебной деятельностью со стороны вышестоящих судов, позволяющей осуществлять проверку законности и обосно­ванности не вступивших в силу приговоров, определений и постановлений судов первой ин­станции. Оно направлено на защиту законных интересов физических и юридических лиц путем предупреждения вступления в законную силу незаконных и (или) необоснованных пригово­ров, определений и постановлений, позволяет в кратчайшие сроки исправлять судебные ошиб­ки, способствует повышению качества работы нижестоящих судов и формированию судебной практики в строгом соответствии с требованиями законодательства. Таким образом, кассаци­онное производство представляет собой гарантию отправления правосудия, выполнения задач уголовного судопроизводства, обеспечения законности и охраны прав лично­сти в уголовном процессе.

Актуальность темы моей работы заключается в том, что право на обжалование решения любого суда является важнейшей гарантией прав и свобод человека. В судопроизводстве существует порядок пересмотра судебных решений, не вступивших в законную силу - кассационный. Кассационная жалоба или протест подаются на решения суда. Кассационная форма обжалования и пересмотра судебных решений выступает надежной и эффективной гарантией реализации неотъемлемых прав и законных интересов участников процесса на справедливое правосудие; обеспечения своевременного и эффективного выявления и устранения ошибок по делу; недопущения вступления в силу незаконных, необоснованных и несправедливых судебных решений

В настоящее время вопросы кассационного производства детально регламентированы законодательством. Имеются обобщения су­дебной практики по рассмотрению дел в касса­ционном порядке, принято постановление Пле­нума Верховного Суда Республики Беларусь от 27 сентября 2007 г. №12 «О практике при­менения судами норм Уголовно-процессуально­го кодекса, регулирующих кассационное произ­водство», направленное на обеспечение правильного и единообразного применения суда­ми кассационной инстанции норм УПК Республики Беларусь, по­вышение эффективности самого кассационного производства.

Анализ кассационной практики Верховного Суда свидетельствует о том, что количество уголовных дел, поступающих в Верховный Суд на рассмотрение в кассационном порядке, в последние годы посте­пенно уменьшается.

Если в 2004 году судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда рассмотрено в кассационном порядке 299 дел, в 2008 году - 254 дела, то в 2009 году - 252 дела. Однако сложность дел, их объемность, коли­чество обвиняемых по этим делам заметно возросли.

Так, по сравнению с предыдущим 2008 годом по ко­личеству обвиняемых произошло увеличение с 366 до 402, то есть на 36 лиц.

Среди рассмотренных в кассационном порядке уголовных дел фактически каждое четвертое состояло из 5 и более (до 135) томов.

Целью дипломного исследования является:

рассмотрение кассационного производства, как стадии уголовного процесса;

выявление субъекта и предмета кассационного обжалования;

рассмотрение процессуальных особенностей процедуры кассационного производства, оснований и порядка вынесения определений;

Эти основные цели выражены в комплексе взаимосвязанных задач, теоретический поиск решения которых обусловил структуру и содержание дипломной работы.

Исходя из названных целей, определены следующие основные задачи дипломного исследования:

анализ белорусского уголовно-процессуального законодательства, а также практики применения норм о кассационном производстве;

комплексное изучение основных теоретических и практических вопросов механизма реализации норм о кассационном производстве;

оценка законодательной конструкции статей с точки зрения социальной обоснованности ее содержания и соответствия современным задачам;

Объектом исследования дипломной работы являются общественные отношения возникающие в области обеспечения защиты законных прав и интересов граждан при применении норм о кассационном производстве.

В прямой зависимости от объекта находится предмет исследования , который составляют:

• практика реализации норм, предусматривающей кассационное производство;

Методология и методика исследования . Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: статистического и логико-юридического.

Нормативную базу работы составили: Конституция РБ, уголовный и уголовно-процессуальный кодексы РБ, постановления Пленумов Верховного Суда РБ, материалы судебной практики.

Теоретической основой исследования явились научные труды отечественных ученых в области уголовно-процессуального права, а также иные литературные источники и материалы периодической печати, относящиеся к проблемам дипломной работы, в той мере, в какой они были необходимы для возможно более полного освещения вопросов избранной темы.

Структура и объем работы соответствует целям и задачам. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, включающих в себя четыре параграфа, заключения и приложений.

ГЛАВА 1

СТАДИЯ КАССАЦИОННОГО ПРОИЗВОДСТВА – САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ СТАДИЯ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

1.1 Понятие, задачи и значение стадии кассационного производства


Стадии уголовного процесса – это этапы (части) уголовного судопроизводства.

Каждая стадия отличается друг от друга:

1. непосредственными задачами;

2. кругом участников;

3. процессуальной формой.

Уголовный процесс состоит из следующих стадий:

· возбуждение уголовного дела;

· предварительное расследование;

· назначение и подготовка судебного разбирательства;

· судебное разбирательство;

· кассационное производство;

· исполнение приговора.

Кроме названных обычных стадий уголовному процессу присущи две исключительные стадии:

производство в порядке надзора и возобновление дел по вновь открывшимся обстоятельствам.

Кассационное производство - урегулированная законом деятельность по обжалованию и опротестованию не вступивших в законную силу судебных решений (приго­воров, определений, постановлений), рассмотрению су­дом второй инстанции уголовных дел по кассационным жалобам и протестам и решению вопроса о законности и обоснованности обжалованного или опротестованного приговора, определения суда или постановления судьи.

Кассационное производство – часть уголовного процесса, в ходе которой осуществляется обжалование, опротестование и рассмотрение судом второй инстанции в установленном законом порядке не вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда первой инстанции.

Право на кассацион­ное обжалование предоставлено участникам, защита прав и интересов которых связана с решениями, принимаемыми в приговоре. Каждый из них может:

· обжаловать любой приговор любого суда, кроме приго­вора Верховного Суда Республики Беларусь;

· обжаловать приговор в объеме, необходимом и доста­точном для защиты своих прав и законных интересов или прав и законных интересов представляемых лиц;

· составить жалобу в соответствии с требованиями ст. 372 УПК;

· подать жалобу на своем родном языке и независимо от использования принадлежащих прав в судебном разби­рательстве принести жалобу как через суд, вынесший приговор, так и непосредственно в кассационную инстанцию;

· отозвать поданную жалобу и устранить кассационный пересмотр дела.

Задачи, поставленные перед кассационной стадией:

- Недопустимость ухудшения положения осужденного в результате рассмотрения его кассационной жалобы. Кас­сационная инстанция может смягчить назначенное судом первой инстанции наказание или применить закон о менее тяжком преступлении, но не вправе усилить наказание, а равно применить закон о более тяжком преступлении.

В соответствии со ст. 386 УПК приговор может быть отменен в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении либо за мягкостью наказания. Такое решение может быть принято лишь в случаях, когда по этим основаниям подана жалоба потерпевшим или его представителем либо принесен протест прокурора. Оправда­тельный приговор может быть отменен в кассационном по­рядке не иначе как по жалобе потерпевшего или его пред­ставителя либо по жалобе лица, оправданного судом, либо по протесту прокурора. В то же время кассационная инстан­ция может изменить режим отбывания наказания как в сторону смягчения, так и в сторону усиления, установить фактическое начало исчисления срока отбывания наказания и решить иные вопросы, связанные с изменением приговора.

- Проверка как законности, так и обоснованности. Кас­сационная инстанция должна проверить не только закон­ность приговора, то есть соблюдение при производстве по делу норм уголовно-процессуального и уголовного права, но и его обоснованность, то есть соответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела и наличие доказательств, подтверждающих выводы суда первой инстанции.

- Ревизионный характер кассационной проверки. Суд второй инстанции обязан рассмотреть каждое уголовное дело в полном объеме, не ограничиваясь доводами кассаци­онной жалобы или протеста. Он обязан проверить все дело в полном объеме в отношении всех осужденных, в том числе и тех, которые жалоб не подавали и в отношении которых не принесен протест.

- Представление дополнительных материалов. Для подтверждения или опровержения доводов, приведенных в жалобе или протесте, участники процесса вправе предста­вить в кассационную инстанцию дополнительные материа­лы как до рассмотрения уголовного дела, так и во время его рассмотрения. Однако эти дополнительные материалы не могут быть получены путем производства следственных дей­ствий. Представленные дополнительные материалы могут послужить основанием для изменения приговора или его отмены с прекращением производства по уголовному делу.

- Широкие полномочия кассационной инстанции. В кас­сационном порядке суд вправе не только отменить приговор и передать дело на новое рассмотрение, но и непосредствен­но изменить приговор, а также отменить его и прекратить производство по уголовному делу.

Значение стадии кассационного производства заключается в том, что она является одной из форм надзора за судебной деятельностью со стороны вышес­тоящих судов, позволяет осуществить проверку законности и обоснованности не вступивших в законную силу приговоров, определений (постановлений) су­да; дает возможность наиболее быстро исправить судебную ошибку; способ­ствует повышению качества работы нижестоящих судов и формированию еди­нообразия судебной практики.

1.2. Основные черты кассационного производства

Сущность и демократизм стадии кассационного производства проявляются в следующих ее чертах:

1. Свобода кассационного обжалования приговора, постановления (определе­ния) суда проявляется:

· во-первых, в том, что уголовно-процессуальный закон наделяет широкий круг заинтересованных в деле лиц правом кассационного обжалования су­дебных решений, среди которых первостепенное значение имеет при­говор. Согласно статье 370 УПК обжаловать приговор имеют право обви­няемый, его защитник и законный представитель, потерпевший или его представитель, а также гражданский истец и гражданский ответчик или их представители в части, относящейся к гражданскому иску. Обжало­вать приговор в кассационном порядке может и лицо, оправданное по су­ду, если оно не согласно с мотивами и основаниями оправдания. Что же касается прокурора, то закон, как указано выше, наделяет его обязан­ностью опротестовать в кассационном порядке каждый приговор, по­становленный с нарушениями уголовного и уголовно-процессуального зако­на. Опротестовать приговор могут прокурор, участвующий в рассмотрении дела в качестве государственного обвинителя, Генеральный прокурор, про­куроры областей, городов, районов, приравненные к ним военные и транспортные прокуроры и их заместители в пределах своей компетенции;

· во-вторых, лицо, не владеющее языком, на котором ведется уголовный процесс, подает жалобу на своем родном языке или на языке, которым оно владеет (ч.2 ст.21 УПК);

· в-третьих, до начала судебного заседания кассационная жалоба или принесенный протест могут быть отозваны, что устраняет кассационный пересмотр уголовного дела (ч.З ст.376 УПК);

· в-четвертых, обжалованию подлежит любой приговор любого суда судебной системы, за исключением приговоров Верховного Суда Республики Беларусь.

Несколько меньшие возможности закон предоставляет в обжаловании и опротестовании определений (постановлений) суда. Перечень не подлежащих обжалованию и опротестованию указанных судебных решений приведен в статье 377 УПК. Они касаются, как правило, вопросов, составляющих исключитель­ную прерогативу суда в силу направленности их на организацию судебного процесса, передачу дел по подсудности, приостановление и прекращение про­изводства по уголовному делу, поддержание распорядка в судебном заседании и т.п. (ст.ст.278-280, 302, 307, 310 и др.).

2. Проверка законности и обоснованности приговора.

В кассационном порядке проверяется законность приговора, т.е. его соот­ветствие требованиям уголовного и уголовно-процессуального законов, и обоснованность приговора, что означает соответствие выводов суда, изложен­ных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, а также наличие доказа­тельств, подтверждающих выводы суда первой инстанции (ст. ст. 378, 390 УПК). Так, кассационная инстанция обязана отменить приговор, если он постановлен незаконным составом суда, если дело рассматривалось без участия защитника в тех случаях, когда по закону его участие обязательно, нарушена тайна совещания судей при постановлении приговора и др.

3. Представление дополнительных материалов в кассационную инстанцию (ст. 383 УПК).

Для подтверждения или опровержения доводов, изложенных в жалобе или протесте, обвиняемый, его защитник, потерпевший и иные заинтересованные участники процесса, их представители и прокурор имеют право представить в кассационную инстанцию дополнительные материалы. Они представляются как до начала судебного заседания, так и во время рассмотрения дела. Закон не раскрывает содержания термина «дополнительные материалы». Но при этом устанавливает правило, что эти материалы не могут быть получены пу­тем проведения следственных действий. Лицо, представившее суду дополни­тельные материалы, должно указать, каким путем они получены и в связи с чем возникла необходимость их получения. Такими материалами могут быть всевозможные справки, характеристики, документы, квитанции, больничные листы и т. п. Кроме того, они могут быть истребованы по ходатайству сторон и са­мим судом кассационной инстанции. В частности, суд вправе назначить повторную или дополнительную экспертизы, истребовать документы, связанные с состоянием здоровья, семейным положением, вызвать в суд свидетелей, экспертов, допрошенных в суде первой инстанции для дачи разъяснений по существу данных ими показаний или заключений (чч.5 и 6 ст. 384 УПК). Ре­шая вопрос о принятии или отклонении дополнительных материалов, суд выслушивает мнение сторон и выносит соответствующее определение (поста­новление). Дополнительные данные должны отвечать требованиям относи- мости к обстоятельствам рассматриваемого дела и допустимости, т. е. пригод­ности быть использованными. Они подлежат оценке в совокупности с другими материалами дела и могут послужить основанием для изменения приговора или его отмены с прекращением дела. В случае, когда содержащие­ся в дополнительных материалах фактические данные требуют проверки или оценки судом первой инстанции, приговор отменяется, а уголовное дело направляется на новое судебное разбирательство.

4. Ревизионный порядок рассмотрения дела (ст. 378 УПК).

Кассационная инстанция не связана доводами кассационных жалоб или

протеста. Проверка правосудности приговора как по существу, так и по форме включает проверку его в целом, а не только в той части, которая обжалована или опротестована. Исходя из этого кассационная инстанция проверяет закон­ность и обоснованность приговора в связи с жалобой или протестом, а не в пре­делах жалобы или протеста. Дело рассматривается в отношении всех обвиняе­мых, а не только тех, которые обжаловали приговор или в отношении которых приговор был опротестован. Таким образом, дело проверяется под углом зрения всех кассационных оснований и при обнаружении хотя бы одного из них при­говор отменяется или изменяется. Ревизионный порядок способствует осущес­твлению действенного надзора за деятельностью суда первой инстанции и одновременно обеспечивает наиболее полную реализацию прав и законных интересов участников уголовного процесса.

5. Пределы рассмотрения уголовного дела кассационной инстанцией или не­ухудшение положения обвиняемого (ст. 386 УПК).

Суд при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке может смягчить назначенное судом первой инстанции наказание или применить за­кон о менее тяжком преступлении, изменить режим отбывания наказания, установить фактическое начало исчисления срока отбывания наказания и решить иные вопросы, связанные с изменением приговора, но не вправе уси­лить наказание осужденному, а равно применить закон о более тяжком преступлении.

Приговор может быть отменен в связи с необходимостью применения зако­на о более тяжком преступлении либо за мягкостью наказания лишь в тех слу­чаях, когда именно по этим основаниям принесен протест прокурором или по­дана жалоба потерпевшим или его представителем.

Оправдательный приговор может быть отменен не иначе как по жалобе по­терпевшего или его представителя либо по жалобе лица, оправданного судом, либо по протесту прокурора (ст. 387 УПК).

При рассмотрении дела после отмены приговора в новом судебном разбира­тельстве ухудшение положения осужденного возможно только тогда, когда бу­дут установлены обстоятельства, свидетельствующие о совершении обвиняе­мым более тяжкого преступления, или будут установлены новые эпизоды преступной деятельности

ГЛАВА 2

ОСНОВАНИЯ, ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК И СРОКИ КАССАЦИОННОГО ОБЖАЛОВАНИЯ И ОПРОТЕСТОВАНИЯ.

2.1. Кассационные основания к отмене или изменению приговора

Каковы же основания к отмене или изменению приговора кассационной инстанцией?

Ими являются:

1) односторонность или неполнота дознания, предвари­
тельного следствия или судебного следствия (ст. 389 УПК);

2) несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела (ст. 390 УПК);

3) существенное нарушение уголовно-процессуального за­кона (ст. 391 УПК);

4) неправильное применение уголовного закона (ст. 392 УПК);

5) несоответствие назначенного судом наказания тяжести со­вершенного преступления и личности осужденного (ст. 393 УПК).

Односторонность или неполнота судебного следствия имеет место в том случае, когда остались невыясненными обстоятельства, установление которых могло иметь существен­ное значение при постановлении приговора. Односторонность может выражаться в проверке не всех возможных версий, в обвинительном или оправдательном уклоне при производстве по делу. Неполнота исследования представляет собой выясне­ние не всех обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Пробелы предварительного расследования в ряде случаев не­возможно восполнить при судебном разбирательстве дела. Именно поэтому закон относит к кассационным основаниям не только односторонность или неполноту судебного след­ствия, но и односторонность или неполноту дознания и пред­варительного следствия.

Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела может выражаться в том, что выводы суда не подтверждаются доказательствами, иссле­дованными в судебном заседании; суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на его выводы; при наличии противоречивых доказательств, имеющих существен­ное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие; выводы суда, изложенные в приговоре, содер­жат существенные противоречия, которые повлияли или мог ли повлиять на решение вопроса о виновности или невинов­ности обвиняемого, правильность применения уголовного за­кона или на определение меры наказания.

Существенное нарушение уголовно-процессуального зако­на подрывает общую основу установленного законом порядка производства по делу и, как правило, влечет за собой отмену приговора. В ст. 391 УПК существенными нарушениями уго­ловно-процессуального закона признаются такие, которые пу­тем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников уголовного процесса при судебном рассмотрении уголовного дела или иным путем помешали суду всесторонне, полно и объективно рассмотреть уголовное дело и повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснован­ного приговора.

Приговор подлежит отмене во всяком случае, если суд при наличии к тому оснований не прекратил производство по уголовному делу; приговор постановлен незаконным составом суда; дело рассмотрено в отсутствие обвиняемого в тех случа­ях, когда по закону его участие обязательно; дело рассмотре­но без участия защитниках случаях, когда по закону его участие обязательно; нарушена тайна совещания судей при постановлении приговора; приговор не подписан кем-либо из судей, кроме случаев, предусмотренных ст. 354 УПК; в деле отсутствует протокол судебного заседания. Однако перечень этих случаев не является исчерпывающим. К ним можно отне­сти такие, как невручение обвиняемому копии постановления о направлении дела в суд, не предоставление обвиняемому переводчика, если по закону он имеет на это право, не предо­ставление обвиняемому (при отсутствии у него защитника) слова для защитительной речи или последнего слова и др.

Неправильное применение уголовного закона выражается:

1) в применении закона, не подлежащего применению;

2) неприменении закона, подлежащего применению;

3) истолковании закона, противоречащем его настоящему
смыслу.

Несоответствие назначенного судом наказания тяжести преступления и личности обвиняемого означает, что наказа­ние, хотя оно и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующим уголовным законом, по своему сроку, размеру является явно несправедливым как вследствие мягкости, так и вследствие строгости.

Следует иметь в виду, что оправдательный приговор, оп­ределение о прекращении производства по делу или иное решение, вынесенное в пользу обвиняемого, не могут быть отменены по мотивам существенного нарушения уголовно-процессуального закона, если невиновность обвиняемого не оспаривается сторонами.

Таким образом, главное значение кассационного произ­водства как самостоятельной стадии уголовного процесса зак­лючается в том, что на данной стадии устраняются наруше­ния, допущенные судом первой инстанции, определение кас­сационной инстанции является окончательным и может быть опротестовано лишь в порядке надзора.

2.2. Порядок и сроки кассационного обжалования и опротестования

С момента принесения протеста или подачи жалобы на судебное решение начинается стадия кассационного производства. Жалобы или протест приостанавливают приведение приговора в исполне­ние (ч.1 ст.376 УПК) и порождают обязанность вышестоящего суда рассмотреть дело в кассационном порядке. Исключение составляют:

1. оправдательный приговор;

2. обвинительный приговор без назначения наказания;

3. обвинительный приговор, освобождающий обвиняемого от наказания.

Указания в приговоре приводятся в исполнение немед­ленно после провозглашения приговора (ст.366, ч.4 ст.399 УПК).

Приговор, определение, постановление суда, не подлежащие кассационным обжалованию и опротестованию, вступают в силу с момента их провозглашения (ч.2 ст.399 УПК)[1] .

Субъектами кассационного опротестования и обжалования приговора являются прокурор и участники уголовного процесса

(ст.370 УПК). Пределы полномочий каждого из них определяются их процессуальным положением.

Прокурор. Согласно ч.2 ст.370 УПК прокурор[2] обязан опротес­товать в кассационном порядке каждый приговор, постановленный с нарушениями уголовного или уголовно-процессуального закона.

Прокурор обязан опротестовать каждый незаконный или нео­боснованный приговор независимо от того, поддерживал ли он по данному делу обвинение или нет[3] . Прокурор обязан прежде всего обеспечить своевременное опротестование приговоров того суда, за исполнением законов которым при рассмотрении дел он непосред­ственно осуществляет надзор (прокурор района — на приговоры ра­йонного суда, прокурор области — на приговоры областного суда).

Право принесения протеста принадлежит прокурору, участво­вавшему в рассмотрении дела в качестве государственного обвини­теля (им может быть любое лицо, указанное в п.32 4,1 ст.6 УПК). Генеральный прокурор, прокуроры областей, городов, районов, приравненные к ним прокуроры и их заместители в пределах своей компетенции вправе опротестовать приговор независимо от учас­тия в судебном разбирательстве уголовного дела.

Обвиняемый, его защитник и законный представитель имеют право обжаловать приговор в полном объеме по любому основа­нию. Защитник вправе обжаловать приговор в интересах обвиняе­мого независимо от желания последнего, а иногда и вопреки его желанию, и изложить в жалобе свою позицию. Вместе с тем защит­ник обязан поставить в известность обвиняемого, который в свою очередь может отказаться от защитника и отозвать его жалобу. Однако такой отказ не обязателен в случаях, указанных в законе (ч.З ст.47 УПК).

Оправданное судом лицо вправе обжаловать в кассационном порядке оправдательный приговор в части мотивов и оснований (ч.5 ст.370 УПК). Оправданному иногда небезразлично, по каким основаниям он признан невиновным. Например, при оправдании за отсутствием состава преступления, в случае вступления в силу нового закона (пп.2, 4 ч.1 ст.357 У ПК), в порядке гражданского су­допроизводства с лица может быть взыскано возмещение причи­ненного вреда.

Право кассационного обжалования приговора принадлежит потерпевшему или [4] его представителю. При этом потерпевший вправе обжаловать приговор в той части, в какой он признан по­терпевшим от преступления[5] .

Гражданский истец, гражданский ответчик или их предста­вители вправе обжаловать в кассационном порядке приговор в части, относящейся к гражданскому иску (ч.4 ст.370 УПК).

Рамки обжалования приговора для гражданского истца, уста­новленные законом, касаются лишь учреждений, предприятий и организаций. Если же в качестве гражданских истцов выступают граждане, то они (как и их представители) вправе обжаловать при­говор по любому основанию, поскольку они одновременно занима­ют в процессе положение потерпевших.

Содержание кассационных жалоб и протестов (ст.372 УПК).

УПК 1999 г. в отличие от УПК 1960 г. содержит ряд требова­ний к жалобам[6] и протестам. Кассационные жалоба или протест должны содержать:

1. наименование суда, которому адресуются жалоба или протест;

2. данные о лице, подавшем жалобу или принесшем протест, с указанием его процессуального положения, места жительства или места нахождения;

3. приговор или иное решение, которые обжалуются или опро­тестовываются, и наименование суда, постановившего этот приго­вор или принявшего решение;

4. доводы лица, подавшего жалобу или принесшего протест, с указанием на то, в чем заключается неправильность приговора или иного решения и в чем состоит его просьба;

5. перечень прилагаемых к жалобе или протесту материалов;

6. дату и подпись лица, подавшего жалобу или принесшего протест.

Если жалоба или протест не соответствуют указанным требо­ваниям или не содержат указания на обстоятельства, относящиеся к предмету кассационного рассмотрения, что препятствует рассмот­рению уголовного дела, то они считаются поданными, но возвра­щаются судьей и назначается срок для их пересоставления. При невозвращении жалобы в установленный судом срок жалоба счи­тается неподанной (ст.372 УПК).

Кассационные жалобы подаются , а кассационные протесты приносятся через суд, постановивший приговор. Подача жалобы или принесение протеста непосредственно в кассационную инстан­цию не является препятствием для рассмотрения жалобы или про­теста. В этом случае жалобы и протесты направляются в суд первой инстанции для приобщения к уголовному делу.

Не вступившие в законную силу приговоры могут быть обжа­лованы и опротестованы в кассационном порядке:

приговоры районных (городских) судов — в областной, Минский городской суды;

приговоры областных, Минского городского судов — в Верховный Суд Республики Беларусь1 ;

приговоры межгарнизонных военных судов — в Белорус­ский военный суд;

приговоры Белорусского военного суда — в военную колле­гию Верховного Суда Республики Беларусь.

' Кассационные жалобы, по которым проводит разбирательство Верховный Суд, подают всего 25% осужденных. Это значит, как отмечает В. Сукало, что 75% дел находится вне поля зрения Верховного Суда. См.: Юрий Потемкин. В 1999 г. Верховный Суд отменил 1282 приговора// Экспресс-НОВОСТИ. 2000. 25февр.

Кассационные жалобы и протесты на приговор суда первой инстанции могут быть поданы в течение десяти суток со дня про­возглашения приговора, а в отношении обвиняемого, содержащего­ся под стражей, — в тог же срок со дня вручения ему копии приго­вора (ч.1 ст.374 УПК).

О подаче жалобы или принесении протеста суд первой инстан­ции извещает обвиняемого и других участников процесса, интере­сов которых касаются жалоба или протест (ч.1 ст.373 УПК).

Под "другими участниками" понимаются участники процесса, указанные в ст.370 УПК.

Заинтересованные участники уголовного процесса вправе озна­комиться с поступившими жалобами и протестами. В течение сро­ка, установленного для обжалования и опротестования приговора, уголовное дело не может быть истребовано из суда.

После ознакомления с жалобами (протестом) участники про­цесса вправе подать на них свои возражения, которые приобщают­ся к уголовному делу или направляются в дополнение к нему в те­чение суток (если дело направлено в кассационную инстанцию). Обвиняемому по его просьбе вручается копия жалобы или протеста.

Иногда участники процесса по тем или иным причинам не мо­гут сразу составить обоснованную жалобу в соответствии с требо­ваниями, указанными в ст.372 УПК. Чтобы не пропустить срок обжалования, участники процесса вправе подать основную жалобу (протест), а затем подать дополнительные кассационные жалобы и протест и письменные возражения в кассационную инстанцию не позднее чем за трое суток до начала рассмотрения уголовного дела (ч.4 ст.374 УПК). При этом в дополнительном протесте про­курора или его заявлении об изменении протеста, равно как и в до­полнительной жалобе потерпевшего, частного обвинителя или их представителей, поданных по истечении срока обжалования и опротестования приговора, не может быть поставлен вопрос об ухудшении положения обвиняемого, если такое требование не со­держалось в первоначальных жалобе или протесте (ч.4 ст.376 УПК).

В случае пропуска срока на обжалование или опротестование приговора по уважительным причинам лица, имеющие право на подачу кассационной жалобы или принесение кассационного про­теста, могут ходатайствовать перед судом, постановившим приговор, о восстановлении пропущенного срока. Вопрос о восстановлении срока решается судом, постановившим приговор, а при единоличном рассмотрении дела — судьей, которые вправе вызвать лицо, возбудившее ходатайство, для дачи объяснений (ч.1 ст.375 УПК). Определение суда, постановление судьи об отказе в восстановле­нии пропущенного срока могут быть обжалованы или опротестова­ны в общем порядке в вышестоящий суд, который вправе восстано­вить пропущенный срок и рассмотреть уголовное дело по жалобе или протесту по существу.

Уважительными причинами пропуска срока могут быть приз­наны стихийное бедствие, нахождение лица в длительной коман­дировке, болезнь, несвоевременное изготовление протокола судеб­ного заседания, смерть близких, другие трагические и непредвиден­ные события в жизни лица, обратившегося с просьбой.

По истечении срока, установленного для обжалования или опротестования, суд, постановивший приговор, направляет уголов­ное дело с поступившими жалобами и протестом в кассационную инстанцию и извещает заинтересованных лиц о дне рассмотрения дела в кассационной инстанции.

Лицо, подавшее жалобу или принесшее протест, вправе отозвать их до начала судебного заседания суда кассационной инстанции. Отзыв жалобы или протеста равносилен их неподаче. Следует иметь в виду, что защитник вправе отозвать жалобу, поданную вопреки воле обвиняемого, при этом он должен немедленно уведомить подзащитно­го. Снять жалобу, принесенную с согласия обвиняемого, защитник не имеет права, так как это лишило бы обвиняемого защиты.

Об отзыве жалобы или протеста извещаются участники уголов­ного процесса, интересов которых это касается (ч.5 ст.373 УПК)

ГЛАВА 3

РАССМОТРЕНИЕ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ПО КАССАЦИОННЫМ ЖАЛОБАМ И ПРОТЕСТАМ.

3.1. Процессуальный порядок рассмотрения дел в кассационной инстанции

Стадия кассации начинается с момента провозглашения приговора. Однако реальное проявление ее возможно только в случае поступления кассационной жалобы или кассаци­онного протеста на приговор, определение (постановление) суда первой инстанции, которые приостанавливают приведение этих решений в исполне­ние. Это правило не касается оправдательного приговора, а также приговора, освобождающего обвиняемого от наказания, которые приводятся в исполне­ние немедленно по их провозглашении, т. е. еще до вступления в законную силу.

После истечения кассационного срока дело вместе с жа­лобами и протестом поступает в вышестоящий суд, который рассматривает его в день, назначенный судом первой ин­станции, но не позднее одного месяца со дня его поступле­ния. Сроки: областной и равный ему суд - не позднее десяти суток со дня поступления дела, а Верховный суд - не позднее одного месяца. При особой сложности дела или в других исключительных случаях председатель областного суда (соответствующего ему суда) своим постановлением может продлить указанный срок, но не более чем на десять
суток.

В исключительных случаях Председатель Верховного суда или его заместитель своим постановлением также могут продлить названный срок, но не более чем на один месяц. В случае продления срока рассмотрения дела в кассационной инстанции участвующие в деле лица должны быть об этом заблаговременно извещены (ст. 333 УПК).

Указанный довольно короткий срок обжалования в кассационную инстан­цию установлен в целях обеспечения своевременного реагирования на допу­щенные нарушения закона при постановлении приговора; быстрого оформле­ния уголовного дела судом первой инстанции с тем, чтобы участники процесса могли ознакомиться с материалами судебного производства, в частности с про­токолом судебного заседания, и, при несогласии с ним, обосновать свои жалобы или протест; быстрого рассмотрения жалоб или протеста в суде второй инстан­ции с тем, чтобы обеспечить скорейшее вступление в законную силу право­судного приговора и, наоборот, отмену или изменение незаконного и необосно­ванного приговора.

Соблюдение кассационного срока обеспечивается распиской обвиняемо­го в получении копии приговора, отметкой администрации места лишения свободы о приеме жалобы, почтовым конвертом со штемпелем, почтовой квитанцией.

Пропущенный по уважительным причинам кассационный срок может быть восстановлен судом или судьей, постановившими приговор (ст. 375 УПК). Если же уважительность причин пропуска срока не будет подтверждена, жало­ба возвращается лицу, ее направившему. Не рассматривается и жалоба, направ­ленная ненадлежащим лицом, т.е. лицом, которое не имеет на это права, или ненадлежаще оформленная.

Кассационные жалобы, равно как и протест, должны содержать наименова­ние суда, которому они адресуются; данные о лице, подавшем жалобу или при­несшем протест, с указанием его процессуального положения, места житель­ства или места нахождения, приговор либо иное решение, которые обжалуются или опротестовываются, и наименование суда, постановившего (принявшего) их; доводы лица, подавшего жалобу или принесшего протест, с указанием на то, в чем заключается неправильность приговора или иного решения и в чем состоит его просьба; перечень прилагаемых материалов; дату и подпись лица, направляющего жалобу или протест. При несоблюдении требований, предъяв­ляемых к жалобе или протесту, судья возвращает их для пересоставления, уста­навливая для этого определенный срок.

В течение срока, установленного для кассационного обжалования и опро­тестования приговора, уголовное дело не может быть никем истребовано из су­да (ч.2 ст. 374 УПК). Это позволяет заинтересованным участникам процесса ознакомиться с поступившими жалобами и протестом.

По истечении срока на обжалование приговора, но не позднее чем за трое суток до начала судебного заседания в суде кассационной инстанции разреша­ется изменить либо дополнить жалобу или протест (ч. 4 ст. 376 УПК). Поводом для их изменения или дополнения может быть результат ознакомления с уже поступившими в суд жалобами или протестом, а также приложенными к ним документами. Однако в данном случае не может ставиться вопрос об ухудше­нии положения обвиняемого, если такое требование не содержалось в первона­чальных жалобе или протесте.

Лицо, подавшее жалобу или принесшее протест, вправе отозвать их до на­чала судебного заседания. Защитник, подавший жалобу вопреки воле подза­щитного, также вправе ее отозвать, о чем обязан известить обвиняемого. Снять же жалобу, направленную с согласия обвиняемого, защитник не имеет права.

По истечении срока на обжалование или опротестование суд, постановив­ший приговор, направляет уголовное дело с поступившими жалобами и протес­том в кассационную инстанцию.

Лица, обжаловавшие приговор или подавшие возражения на жалобы или протест, своевременно уведомляются о дне слушания дела. Верховный суд извещает о дне рассмотрения дела в кассационном порядке тех участников процесса, которые просят об этом в кассационных жалобах либо в возражениях на протест или жалобу (ст. 336 УПК). В целях полной и объективной проверки правосудности приговора в условиях гласности и состязательности судам кассационной инстанции следует по каждому делу обеспечивать участникам процесса возможность реализации предоставленных им законом прав на участие в рассмотрении дела в кассационном порядке (ст. 335 и 338 УПК). Явившиеся в судебное заседание осужденный, защитник и другие участники процесса во всех случаях допускаются к участию в деле и даче объяснений. Однако неявка прокурора и участников процесса, своевременно оповещенных о дне рассмотрения дела, не препятствует его слушанию.

Судами кассационной инстанции являются областной, Минский городской суды, Белорусский военный суд, Вер­ховный Суд Республики Беларусь.

Уголовное дело по кассационным жалобам и протесту прокурора рассмат­ривается коллегией судей в составе трех профессиональных судей, один из которых является председательствующим (ч.4 ст. 32, ст. 379 УПК). В заседании суда могут участвовать прокурор, защитник, законный представитель, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский от­ветчик, представители. Неявка этих лиц в суд не препят­ствует рассмотрению дела по существу. Участие обвиняемо­го, приговоренного к смертной казни, и его защитника при рассмотрении дела в суде кассационной инстанции обяза­тельно. Однако вопрос об участии обвиняемого, содержаще­гося под стражей, в заседании суда разрешается этим судом. Явившийся в судебное заседание обвиняемый в любом слу­чае допускается к даче объяснений.

Судебное заседание происходит при открытых дверях, за исключением случаев, указан­ных в статье 23 УПК, предусматривающей основания для закрытого судебно­го процесса. Здесь действуют обычные правила об отводе судей, об участии переводчика, о тайне совещания судей, о неизменности состава суда, о распо­рядке судебного заседания.

Вместе с тем рассмотрение дела в кассационной инстанции отличается от разбирательства уголовного дела в суде первой инстанции:

составом суда (в кассационной инстанции не участвуют народные заседатели);

участниками су­дебного разбирательства (в кассационном разбирательстве свидетели и экспер­ты не выступают в качестве носителей доказательственных фактов, за исключе­нием случаев, предусмотренных частью 5 статьи 384 УПК);

в кассационном суде непосредственно не исследуются доказательства, не ведется протокол су­дебного заседания.

Судебное заседание в кассационной инстанции состоит из системы соответ­ствующих действий.

Начинается судебное разбирательство с подготовительной части, которая начинается открытием председательствующим судебного заседания.

Открыв судебное заседание, председательствующий объявляет, какое уголовное дело подлежит рассмотрению, удостоверяется, кто явился по уголовному делу, объявляет состав суда, фамилии прокурора и переводчика, если он присутствует, и опрашивает явившихся по делу лиц, име­ются ли у них заявления об отводе. Эти заявления разреша­ются судом на общих основаниях. Далее председательству­ющий опрашивает явившихся по делу лиц об имеющихся у них ходатайствах. По заявленным ходатайствам суд выно­сит определение.

Рассмотрение дела начинается докладом одного из су­дей, который излагает существо дела, доводы жалобы или протеста. После доклада судьи лица, подавшие жалобу, дают объяснения, они отстаивают основания и мотивы своих жалоб, возражений, могут обра­тить внимание суда и на другие нарушения при производстве по делу, которые, по их мнению, повлекли ущемление их законных прав и интересов. Эти объяснения участников нельзя считать показаниями и они не являются источником доказательств по предмету обвинения.

По заслушанным объяснениям прокурор высказывает свое мнение, а также о законности и обоснованности приговора. При этом он исходит из собственной оценки обстоятельств дела и не связан с позицией прокурора, опротестовавшего приговор суда первой инстанции. Однако он не вправе выйти за пределы протеста или жалобы потерпевшего и настаивать на отмене приговора по основаниям, отягчающим положение обвиняемого. В случае рассмотрения дела по протесту после изложения судьей существа дела прокурор обосновывает протест, а за­тем заслушиваются объяснения других участников процес­са. В случае предоставления дополнительных материалов председательствующий или судья знакомит с ними участни­ков заседания. Другие участники (обвиняемый, защитник, потерпевший и др.) дают объяснения.

Новым уголовно-процессуальным законом в суде кассационной инстанции разрешено, как это указывалось выше, в определенных рамках исследование су­дом доказательств. Согласно частям 5 и 6 статьи 384 УПК суд кассационной инстанции вправе вызвать на заседание суда свидетелей, экспертов, допрошен­ных в суде первой инстанции. Вызываются они, если это признает необходи­мым суд, по ходатайству сторон для дачи разъяснений по существу их показа­ний (заключений) суду первой инстанции. Данное правило впервые вводится в уголовный процесс нашей республики и является в какой-то мере проявлением элементов апелляции при кассационном производстве. Не приняв позицию кон­цепции «О судебно-правовой реформе в Республике Беларусь», о введении апелляционной инстанции, законодатель предоставил возможность вышестоя­щему суду в определенных пределах исследовать доказательства в судебном за­седании.

При рассмотрении уголовного дела суд по ходатайству сторон или по собственной инициативе вправе:

1) назначить судебно-психиатрическую экспертизу;

2) назначить повторную или дополнительную экспертизу, если ее проведение возможно по имеющимся в деле ма­териалам;

3) истребовать документы, связанные с состоянием здоро­вья, семейным положением и данными о прошлых су­димостях осужденного. Рассмотрение дела при этом от­кладывается.

Заслушав участников судебного заседания, суд удаляется в совещательную комнату для вынесения кассационного определения по результатам кассационного рассмотрения уголовного дела.

Кассационное определение — это решение, вынесенное судом вто­рой инстанции по вопросу о законности и обоснованности обжалован­ного или опротестованного приговора, определения (постановления) суда, не вступивших в законную силу.

Состоит оно, как и любое другое процессуальное решение, из трех частей — вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной.

В вводной части определения указываются время и место вынесения опре­деления, наименование суда и состав кассационной коллегии, вынесшей опре­деление; лица, подавшие кассационную жалобу или принесшие протест; лица, участвовавшие в рассмотрении дела в кассационной инстанции.

В описательно-мотивировочной части излагается содержание резолютив­ной части приговора; краткое содержание доводов лица, обжаловавшего или опротестовавшего приговор, возражения других лиц. Если жалоба или протест оставлены без удовлетворения, указываются основания, по которым доводы жалобы или протеста признаны необоснованными или несущественными.

В случае отмены или изменения приговора в определении указывается, тре­бования каких статей уголовного и уголовно-процессуального закона наруше­ны, в чем состоят эти нарушения, основания, по которым назначенное судом первой инстанции наказание признано несправедливым.

При направлении дела на новое судебное разбирательство в определении указывается, какие нарушения закона должны быть устранены. При этом кассационная инстанция не предрешает вопрос о доказанности или недоказан­ности обвинения, достоверности или недостоверности того или иного доказа­тельства и преимуществах одних доказательств перед другими, применении су­дом первой инстанции того или иного уголовного закона и о мере наказания.

В резолютивной части определения указывается решение суда кассацион­ной инстанции.

Указания суда второй инстанции обязательны при новом рассмотрении де­ла судом первой инстанции.

Определение кассационной инстанции является окончательным, вступает в силу с момента оглашения и может быть опротестовано только в порядке надзора.

Суд кассационной инстанции может принять одно из следующих решений:

1) оставляет приговор без изменения, а жалобы или протест — без удовлет­ворения. Такое решение принимается при отсутствии в деле кассационных оснований, а также в том случае, когда применение конкретного основания вле­чет ухудшение положения осужденного;

2) отменяет приговор и направляет уголовное дело на новое судебное разби­рательство в суд первой инстанции — это решение может иметь место по любо­му из кассационных оснований, указанных в статье 388 УПК.

Следует иметь в виду, что отмена приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение возможна при обязательном соблюдении требования о недопустимости ухудшения положения обвиняемого, за исключением случа­ев, когда принесен протест прокурора или подана жалоба потерпевшего или его представителя именно на мягкость приговора (ст. 386 УПК). Поэтому и оправдательный приговор может быть отменен в кассационном порядке толь­ко по жалобе потерпевшего или его представителя, либо по протесту прокуро­ра, а также по жалобе лица, оправданного судом, в случае несогласия этого лица с мотивами оправдания.

Если приговор был отменен в силу нарушений, допущенных при разбира­тельстве в суде первой инстанции, дело направляется на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе или в другой суд и рассматривается там по общим правилам судебного разбирательства.

Суд ре­агирует на грубое нарушение законодательства при расследовании уголовных дел.

Так, например, по делу Г. Витебский областной суд в частном определении обратил внимание Генерального прокурора Республики Беларусь на ненадлежащую организацию и проведение органом уголовного преследования предва­рительного расследования, что повлекло необоснованное содержание под стражей К. с 26 октября по 4 декабря 2008 г., его явку с повинной и дачу признательных показа­ний в совершении убийства А., которого он не совершал.

Частный протест государственного обвинителя на данное определение суда оставлен без удовлетворения.

3) отменяет приговор и прекращает производство по уголовному делу. В дан­ном случае имеется в виду в первую очередь обвинительный приговор. Основа­ниями для данного решения является наличие обстоятельств, указанных в статьях 29, 30 УПК, а также, если доказательствами, рассмотренными судом первой инстанции, предъявленное лицу обвинение не подтверждено и нет осно­ваний для нового судебного разбирательства.

4) изменяет приговор, если будет установлено, что судом первой инстанции был неправильно применен уголовный закон в части наказания или квалифи­кации преступления. Однако изменения приговора возможны только в сторону улучшения положения обвиняемого, т. е. чтобы наказание по измененному при­говору не превышало первоначально назначенное наказание, а равно не был применен закон о более тяжком преступлении.

Судебное разбирательство судами областного звена нередко проводилось поверхностно; обстоятельства, имеющие существенное значение, не выяснялись, обо­снованные ходатайства обвиняемых и защитников не принимались во внимание, материалы предваритель­ного следствия критической оценке не подвергались.

Например, Минским областным судом был поста­новлен обвинительный приговор в отношении К. и Л. Однако суд пришел к поспешному выводу, что К. совершил убийство 3. из хулиганских побуждений, а Л. применил насилие к Л., выполнявшему общественный долг по пресечению противоправных действий К.

Из показаний обвиняемых К. и Л., свидетелей X., Т., Л-а и других следует, что оба потерпевших вели себя вызывающе. Они несколько раз с посетителями ресто­рана вступали в конфликты и были их инициаторами, в том числе и по отношению к обвиняемым.

Это же зафиксировано на видеозаписи с камер видео­наблюдения.

Вместе с тем суд в должной мере не исследовал пока­зания указанных лиц и содержание видеозаписи, поэтому приговор был отменен.

При повторном рассмотрении дела Верховным Судом по первой инстанции из обвинения К. исключен квалифицирующий признак убийства из хулиганских побуждений, а Л. полностью оправдан. Согласно ч. 1 ст. 17 УК преступление признается совершенным группой лиц, если хотя бы два лица со­вместно участвовали в совершении данного престу­пления в качестве его соисполнителей.

Следует помнить, что в кассационной инстанции не ведется протокол судебного заседания. Содержание основ­ных действий и решений фиксируется в кассационном опре­делении. Объяснения участников судебного заседания не яв­ляются показаниями, их нельзя воспринимать как доказа­тельства. Эти объяснения используются судом не как сред­ство установления фактов, а для разъяснения определенных обстоятельств, их более глубокой и всесторонней проверки.

Рассмотрев уголовное дело, кассационная инстанция принимает одно из следующих решений:

1) оставляет приговор без изменения, а жалобы или про­тест - без удовлетворения. Такое решение принимается при отсутствии в деле кассационных оснований, а так­же когда применению конкретного кассационного осно­вания препятствует правило недопустимости «поворота к худшему»;

2) отменяет приговор и направляет дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции. Это может иметь место по любому кассационному основанию;

3) отменяет приговор и прекращает производство по уго­ловному делу. Это имеет место при наличии к тому ос­нований;

4) изменяет приговор. Это имеет место в случаях, преду­смотренных УПК;

5) откладывает разбирательство уголовного дела в случа­ях, предусмотренных ч. 6 ст. 384 УПК, то есть при назначении экспертизы или истребовании документов о состоянии здоровья, семейном положении осужденного.

При рассмотрении дела после отмены первоначального приговора суд не связан выводами, изложенными в кассаци­онном определении. В данном случае уголовное дело подлежит рассмотрению в общем порядке. Однако усиление наказания (по сравнению с первым приговором) либо применение закона о более тяжком преступлении судом первой инстанции допус­кается только при условии, если первоначальный приговор был отменен по жалобе потерпевшего или его представителя либо по кассационному протесту прокурора за мягкостью наказания или в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении.

Вопрос об участии в судебном заседании осужденного, содержащегося под стражей, разрешается судом (ст. 335 УПК). Суд должен учитывать, что участие осужденного при рассмотрении дела может иметь важное значение для его правильного разрешения, почему отказ в удовлетворении ходатайства осужденного вызове его в кассационную инстанцию должен быть мотивирован в кассационном определении. Кассационный пересмотр приговоров строится на основе гласности, национального языка судопроизводства, неизменности состава суда, правил о тайне совещания судей, об отводах и т.д. вместе с тем он существенно отличается от порядка судебного разбирательства. Основное отличие состоит в том, что в суде второй инстанции не проводится судебного следствия.
Дело рассматривается в составе трех профессиональных судей. Открыв судебное заседание, председательствующий объявляет, какое дело подлежит рассмотрению, удостоверяется, кто из оповещенных лиц отсутствует в судебном заседании, объявляет состав суда, фамилии прокурора, переводчика, если он присутствует, и опрашивает лиц, явившихся в судебное заседание, имеются ли у них заявления об отводе. Заявления эти разрешаются судом на общих основаниях. После того как установлена законность состава суда, председательствующий спрашивает, имеются ли ходатайства у явившихся лиц. По заявленным ходатайствам суд выслушивает мнение прокурора и остальных участвующих в заседании лиц и выносит определение. При выполнении этого действия участникам процесса целесообразно разъяснить принадлежащие им права. Рассмотрение дела начинается докладом одного из членов суда, который излагает существо дела, доводы жалобы и протеста, поданные на них возражения, иные материалы, имеющие значение для дела, не высказывая при этом своего мнения по вопросам, которые предстоит разрешить. В случае представления дополнительных материалов председательствующий либо член суда оглашает их и передает для ознакомления прокурору и явившимся участникам процесса.


Дальнейший порядок рассмотрения дела таков. Если дело рассматривается
по протесту прокурора, то он выступает с обоснованием протеста после доклада судьи. Затем слово для объяснений предоставляется участникам процесса, а после них снова прокурору для заключения.

Если дело рассматривается по жалобе, то вслед за докладом члена суда участники процесса дают объяснения, после чего прокурор выступает с заключением (ст. 338 УПК). Так как в силу ст. 33 Закона о прокуратуре протест нижестоящего прокурора не может быть отозван вышестоящим прокурором, представляется правильным, если представитель вышестоящей прокуратуры при несогласии с протестом ограничится дачей заключения, в котором выразит свое отношение к протесту. Участники процесса отстаивают в объяснениях основания и мотивы своих жалоб и возражений, но могут обратить внимание суда и на иные нарушения по делу, которые, по их мнению, имели своим последствием ущемление их прав и законных интересов.
Личные объяснения участников процесса не являются показаниями, и их нельзя воспринимать как доказательства. Объяснения используются судом не как средства установления фактов, а для разъяснения определенных обстоятельств, их более глубокой всесторонней проверки.
Участники процесса не подлежат допросу, но им могут быть предложены вопросы для уточнения и дополнения данных объяснений. Прокурор в своем заключении излагает соображения по вопросам, разрешаемым кассационной инстанцией. Он исходит из собственной оценки всех обстоятельств дела и не связан позицией прокурора, опротестовавшего приговор. Однако он не вправе выйти за пределы протеста или жалобы потерпевшего и настаивать на отмене приговора по основаниям, отягчающим положение осужденного.
УПК разрешает осужденному или оправданному и их защитникам после
заключения прокурора выступить с дополнительными объяснениями. Такой порядок в наибольшей степени гарантирует право осужденного на защиту.
При рассмотрении дела суд удаляется в совещательную комнату для вынесения определения.

В кассационной инстанции не ведется протокола судебного заседания.
Содержание основных действий и решений фиксируется в кассационном
определении.


3.2. Роль и значение судов в стадии кассационного производства

Первым нормативно-правовым актом о суде после октября 1917 г. был Декрет о суде 1, изданный Советом Народных Комиссаров РСФСР 24 ноября 1917 г. [3]. Значение этого Декрета заключалось в том, что он упразднил дореволюционную судебную систему и заложил основы для создания советских судов.

Согласно Декрету о суде 1 начали создаваться местные суды, которые рассматривали уголовные и гражданские дела в составе постоянного судьи и двух заседателей. Уголовные дела на фронтах рассматривались местными судами, которые избирались полковыми Советами, а где их не было - полковыми комитетами. Предварительное следствие по уголовным делам возлагалось на местных судей и проводилось ими единолично. В развитие указанного Декрета изданы Декрет 2 о суде и Декрет 3 о суде [4].

Параллельно с системой общих судов существовала система революционных трибуналов, которая была ликвидирована в ходе реформы 1922 г., что привело к образованию единой судебной системы.

Окончание гражданской войны, переход к мирному строительству, полное овладение большевиками властью уже не требовали осуществления правосудия в том виде, который был присущ революционным трибуналам. Революционные трибуналы порождаются революцией и с ее победой или поражением исчезают. По своей политической природе они носят временный характер и стабильному обществу не присущи.

Одним из наиболее важных нормативно-правовых актов, регулирующих судоустройство в Беларуси, было Положение о судоустройстве, изданное ЦИК ССРБ 30 марта 1923 г. [1]. В нем была закреплена судебная система, в которую входили суды общей и специальной юрисдикции.

К судам общей юрисдикции относились: 1) народный суд в составе постоянного народного судьи; 2) народный суд в составе постоянного народного судьи и двух народных заседателей; 3) Высший Суд Республики; 4) Верховный Суд Республики и его коллегии.

В Положении отмечается, что специальные суды являются временными и к ним относятся: 1) военные трибуналы - для рассмотрения дел о воинских преступлениях; 2) особые трудовые сессии народных судов - по делам о преступлениях, совершенных с нарушением законов о труде, и земельные комиссии - по земельным делам. Особые трудовые сессии образовывались в каждом уездном городе в составе одного постоянного народного судьи и двух постоянных членов суда, одного избранного от профсоюзных органов и другого от местного уездного отдела труда. Они имели ту же компетенцию, что и народные судьи; 3) Белорусская Арбитражная комиссия, состоящая при

СНК, - по делам о спорах об имущественных правах между государственными органами. Народным судьей могли быть неопороченные по суду гражданин и гражданка БССР, которые имели стаж политической или юридической работы. Они избирались сроком на один год по представлению Высшего Суда Республики, в уездах - уездными исполкомами, а в Минске - городским исполкомом и утверждались Наркоматом юстиции.

Для формирования состава народных заседателей образовывались специальные комиссии, которые носили название Комиссия по разверстке. В их состав входили член местного уездного исполкома (председатель комиссии), помощник прокурора и один народный судья. Эти комиссии определяли, сколько народных заседателей должно быть при определенном суде из расчета: 50 % - из рабочей среды, 35 % - от крестьян, 15 % - из воинских частей. Эти списки отсылались в трудовые коллективы и воинские части, где проходили выборы народных заседателей. Уездная комиссия утверждала общий список избранных народных заседателей.

Высший Суд Республики состоял из председателя, двух его заместителей и двенадцати постоянных членов суда, а также народных заседателей. Председатель избирался ЦИК, а его заместитель и члены суда - исполкомом Минского городского Совета сроком на один год и утверждались Наркоматом юстиции. Списки народных заседателей составлялись исполнительной комиссией и утверждались СНК. Высший Суд действовал как суд первой и кассационной инстанции. Он состоял из уголовного и гражданского отделений. Верховный Суд БССР действовал в составе: 1) Президиума; 2) пленарного заседания Верховного Суда; 3) кассационных коллегий Верховного Суда по уголовным и гражданским делам. Председатель и члены Верховного Суда назначались Президиумом ЦИК.

Президиум Верховного Суда БССР состоял из Председателя Верховного Суда и председателей кассационных коллегий. В его компетенцию входило: распределять обязанности между членами Верховного Суда; ведать отчетностью суда; осуществлять надзор за судебными местами, путем назначения ревизий Высшего Суда по предложению Прокурора республики и заслушивать результаты этих ревизий; возбуждать дисциплинарные производства против членов Верховного Суда, Председателя Высшего Суда и его заместителей.

Пленарное заседание Верховного Суда состояло из всех судей Верховного Суда, Председателя Высшего Суда, Прокурора республики или его старшего помощника. В его компетенцию входило следить за правильным истолкованием судами законов, рассмотрением, отменой и изменением приговоров, выборами дисциплинарной коллегии и т. д.

Кассационные коллегии при рассмотрении дел действовали в составе трех членов Верховного Суда, из них один был председательствующим. При кассационных коллегиях состояли по два помощника прокурора Верховного Суда.

Дисциплинарная коллегия Верховного Суда состояла из судей этого суда в количестве трех человек. Правом возбудить дисциплинарное производство обладали: Прокурор республики, состоящий при Верховном Суде, помощник Прокурора республики, Председатель Верховного Суда республики, Председатель Высшего Суда. Поводом для возбуждения дисциплинарного производства являлись проступки судей, несовместимые с их служебными полномочиями. Видами дисциплинарных взысканий являлись: замечание, выговор, перемещение и смещение на низшую должность; отстранение от службы с запрещением работы в должности судьи на определенный срок.

Положение о судоустройстве ССРБ от 30 марта 1923 г. Заложило основы статуса Верховного Суда в Беларуси как высшей судебной инстанции. Оно регулировало статус следователей, которые состояли при следственных участках и именовались народными следователями, а также при отделе Прокуратуры Наркомата юстиции и назывались следователями по важнейшим делам. Назначение народных следователей производилось определением Высшего Суда Республики, а следователей по важнейшим делам - отделом Наркомата юстиции.

Все это и многое другое, произошедшее почти за столетнюю историю, послужило зарождением нового Кодекса и уже 29 июня 2006 г. был утвержден Кодекс Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей (далее - Кодекс) [41], состоящий из следующих шести разделов:

- раздел 1 Основы, задачи и принципы деятельности судебной системы,

- раздел 2 Порядок формирования и комплектования судов,

- раздел 3 Статус судьи и народного заседателя,

- раздел 4 Органы судейского сообщества,

- раздел 5 Обеспечение деятельности судов и органов судейского сообщества,

- раздел 6 Заключительные положения.

Статьей 2 Основного Закона Республики Беларусь – Конституцией человек, его права, свободы и гарантии их реализации провозглашены высшей ценностью и целью общества и государства.

К основным правам, принадлежащим гражданам и закрепленным в Конституции Республики Беларусь остаются право на жизнь, обеспечение свободы неприкосновенности и достоинства личности, защита от незаконного вмешательства в личную жизнь, жилищные права, избирательные права, трудовые права, право на обращение в государственные органы, суд, право собственности и другие.

Статьей 60 Конституции Республики Беларусь защиту прав и охраняемых законом интересов осуществляют суды. Каждый гражданин имеет право обратиться в суд за восстановлением нарушенного, оспариваемого права или охраняемого законом интереса. Это право может быть реализовано путем подачи данным лицом либо его представителем в суд надлежаще оформленного искового заявления, заявления по делам особого производства либо заявления о судебном приказе в приказном судопроизводстве.

Право на обращение обеспечивается системой принципов судопроизводства и порядка рассмотрения и разрешения дел. К основным принципам осуществления правосудия относятся:

- законность;

- независимость судей, подчинение их только закону;

- гласность судебного разбирательства;

- осуществление правосудия только судом;

- состязательность и равенство сторон;

- равенство граждан перед законом;

- право пользования юридической помощью;

- надзор вышестоящих органов, прокурорский надзор;

- обязательность исполнения судебных постановлений.

Давно известно, что ничто так не подрывает авторитет суда, как неправомерно вынесенное судебное решение. Если в районном суде заинтересованное в исходе дела лицо не получает законного разрешения сво­их проблем, то пытаются доказать свою правоту в суде более высокой инстанции, где в кассационном порядке проверяет­ся законность и обоснованность не вступивших в законную силу судебных постановлений суда первой инстанции.

Суд второй инстанции призван устранить судебную ошиб­ку, если она имела место. В последнее время в нашей стра­не многое делается для того, чтобы права граждан были наиболее полно защищены, чтобы суд был и скорым и пра­вым. Хорошо, когда все это выполняется. Но не страдает ли иногда качество судебных решений из-за поспешности? Как избежать судебной ошибки, не потерять доверие граж­дан к суду, не подорвать веру человека в справедливость? Как улучшить качество суда второй инстанции? Имеются ли для этого резервы?

В кассационной инстанции в год у нас рас­сматривается более тысячи дел. Но судьи област­ных судов заняты не только рассмотрением дел в кассационном порядке, но и рассмотрением дел по первой инстанции, рассмотрением жалоб и изу­чением дел в порядке надзора, анализом судеб­ной практики по различным категориям дел.

Хорошо, когда по делу принято законное и обо­снованное решение, суд первой инстанции учел все факты, входящие в предмет доказывания. А если нет? Только изучить объемное дело необходимо время, при этом нужно тщательно вник­нуть в суть исковых требований, исследовать до­казательства, представленные сторонами, опреде­лить, являются ли они достаточными и достовер­ными.

Гарантией вынесения законного, обоснованного, справедливого судебного постановления является наличие института кассационного и надзорного обжалования судебных постановлений. Заинтересованные в исходе дела лица, обжалуют путем написания кассационной жалобы в случае несогласия с не вступившим в законную силу судебным постановлением, а также, по вступившим в законную силу судебным постановлениям, могут обратиться в надзорную инстанцию. Судами кассационной инстанции являются специализированные судебные коллегии областного суда , а также коллегии Верховного Суда Республики Беларусь. К лицам, имеющим право принесения протеста относят: Председателя Верховного суда Республики Беларусь, Генерального прокурора Республики Беларусь и их заместителей, председателей областных, Минского городского судов, прокуроров областей.

Проверка правильности приговора по существу включает в себя оценку
доказательств. Чтобы решить, правильны ли выводы суда первой инстанции,
необходимо проверить правильность той оценки доказательств, которая привела суд к этим выводам, т. е. дать новую оценку этим доказательствам и, согласно ей, сделать заключение о выводах, изложенных в приговоре.
В основе оценки доказательств, производимой судом второй инстанции,
лежит метод сравнения, сопоставления. В отличие от суда первой инстанции
кассационная инстанция не проводит судебного следствия и не воспринимает
доказательства на основе принципов устности и непосредственности. Суд
знакомится с содержанием доказательств в том их виде, в каком они отражены в материалах дела. Не имея возможности собрать новые доказательства и передопросить ранее допрошенных лиц, чтобы при их помощи проверить, проконтролировать, дополнить доказательственный материал, суд не в состоянии устранить неполноту, неясности или противоречия, имеющиеся в тех или иных доказательствах. Поэтому кассационная инстанция не вправе устанавливать или считать доказательными факты, не установленные приговором или отвергнутые
им, как не вправе предвосхищать ценность одних доказательств перед другими и связывать нижестоящий суд своим мнением о доказанности или недоказанности обвинения (ст. 352 УПК). Оценивая доказательства с точки зрения их допустимости и относимости, кассационная инстанция выясняет, все ли необходимые доказательства привлечены к делу, получены ли они из законных источников и законным методом, соблюдена ли процессуальная форма их обнаружения и закрепления. Проверка этого этапа процесса доказывания производится применительно к кассационным основаниям, названным в ст. 343 и 345 УПК. В случае обнаружения нарушений, влекущих отмену приговора, кассационная инстанция вправе дать указания, предрешающие выводы об относимости и допустимости доказательств
как необходимых условиях их доброкачественности. Проверяя правильность данной судом первой инстанции оценки доказательств и выводов, кассационная инстанция устанавливает, достоверно ли каждое отдельное доказательство, каков его удельный вес и значение, и по совокупной оценке всех доказательств решает, соответствуют ли выводы суда фактическим обстоятельствам дела. Важное значение принадлежит здесь мотивировке приговора. В ней указываются доказательства, послужившие базой
для выводов суда по делу, приводятся аргументы в обоснование того, почему
одни доказательства приняты во внимание, а другие нет. Неполнота мотивировки всегда оставляет сомнение в том, какие оценочные суждения привели нижестоящий суд к сделанному в приговоре выводу.
При оценке доказательств кассационная инстанция учитывает доводы
протеста, жалоб, возражений на них, выступление прокурора, объяснения
участников процесса и новые материалы. В целях проверки полноты и точности протокольных записей и порядка производства отдельных процессуальных действий она может воспроизвести магнитофонные записи, кино- и фотосъемки. Проверка правильности оценки доказательств, данной в предшествующих стадиях процесса, осуществляется под углом зрения кассационных оснований, предусмотренных ст. 343, 344 и 345 УПК.
Если кассационная инстанция придет к выводу, что тот или иной факт,
установленный в приговоре, не доказан, не имел места в действительности или что отдельные доказательства, признанные достоверными, не достаточны, ложны, не доброкачественны или что обвинение, признанное судом доказательным, не доказано, она либо исключает данные факты из приговора и вносит в него необходимые изменения, либо возвращает дело для производства дополнительного расследования или нового судебного разбирательства, либо признает обвинение недоказанным в целом и при невозможности устранения неполноты доказательственного материала в ходе дальнейшего производства отменяет приговор и дело производством прекращает.

Как и суд первой инстанции, кассационная инстанция оценивает доказательства по внутреннему убеждению. Рассмотрение дела в кассационной инстанции происходит в пределах того обвинения, по которому подсудимый признан виновным или оправданным.
Изменение обвинения допускается, если этим не ухудшается положение осужденного и не нарушается его право на защиту. Отсюда следует, что запрет преобразования к худшему распространяется на все элементы обвинения в материальном смысле слова, а не только на одну его часть – квалификацию преступления.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Активный и достаточно длительный поиск наиболее оп­тимальных и социально ориентированных процедур в сфере уголовного процесса завершился принятием нового УПК, одним из самых последовательных и наиболее вы­раженных направлений которого явилось усиление правового статуса граждан, являющихся участниками уголовного процес­са, в том числе расширение их права на судебную защиту. Это право является несомненным атрибутом любого правового госу­дарства. Республика Беларусь, объявившая себя унитарным правовым государством, закрепила данное положение в ст. 60 Конституции. Не вдаваясь в дискуссию о пределах применения гражданами нашей республики названного права, необходимо все-таки заметить, что поскольку Основной Закон является за­коном прямого действия, то имеющие место в юридической ли­тературе суждения и в отдельных правовых актах положения, допускающие игнорирование данного принципа, идут вразрез с Конституцией.

Одной из правовых сфер, закрепляющих исключения из кон­ституционного института судебной защиты прав граждан, явля­ется уголовный процесс. Именно из норм уголовно-процессу­ального закона вытекают ограничения возможности обжалова­ния в суд действий органа уголовного преследования (органы предварительного расследования и прокуратуры), хотя этот за­прет прямо и не закреплен в УПК. Но он следует, в частности, из главы 16 УПК «Обжалование действий и решений органа, ве­дущего уголовный процесс», нормы которой адресуют граждан - участников уголовного процесса обращаться с жалобами на дей­ствия и решения органа дознания, дознавателя, следователя не­посредственно к надзирающему или вышестоящему прокурору, за исключением обжалования заключения под стражу, задержа­ния, отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения пред­варительного расследования уголовного дела либо уголовного преследования, которое может адресоваться непосредственно в суд (ч. 2 ст. 139, ст. 253).

Сложившемуся положению имеются объективные обоснова­ния, вполне оправданные в наше время и в наших условиях. Однако такое возможно только там, где действия правоприме­нительных органов не затрагивают существенно конституци­онные права личности. В случаях же очевидного нарушения кон­ституционных прав участников уголовного процесса допустимым указанное ограничение быть не может.

Серьезной гарантией прав заинтересованных участников уголовного судопроизводства (потерпевшего, обвиняемого, граж­данского истца и гражданского ответчика) является их право на пересмотр в кассационной инстанции не вступившего в закон­ную силу приговора суда. Это самая доступная в ряду аналогич­ных процедур и наиболее реальная форма пересмотра состо­явшегося решения суда первой инстанции. Доступность ее оп­ределяется такими чертами кассационного производства, как свобода обжалования (достаточно широкий круг лиц, обладаю­щих правом принесения кассационной жалобы, написание ее на родном языке или языке, которым владеет жалобщик, право на отзыв поданной жалобы или на дополнение ее), запрет ухудше­ния положения обвиняемого в результате пересмотра дела, ре­визионный порядок рассмотрения уголовного дела (рассмотре­ние дела в полном объеме, а не в пределах жалобы или протес­та), возможность представления в суд второй инстанции дополнительных материалов и, наконец, проверка судом касса­ционной инстанции законности и обоснованности судебного ре­шения.

В соответствии с законом поданная кассационная жалоба или кассационный протест обязательно влекут пересмотр уголовно­го дела в суде второй инстанции и здесь не имеют значения какие бы то ни было личные усмотрения соответствующих долж­ностных лиц.

Сравнивая ранее действовавший и новый УПК, следует от­метить, что правовая регламентация института кассационного производства достаточно стабильна. Вместе с тем в новом уго­ловно-процессуальном законе появились серьезные новеллы в отношении данного производства. Одной из них является пред­ставление в кассационную инстанцию дополнительных матери­алов. Согласно ст. 383 УПК лица, имеющие право кассационно­го обжалования или опротестования, могут в подтверждение или опровержение доводов, приведенных в кассационной жалобе или протесте, представить в кассационную инстанцию дополнитель­ные материалы. Новый закон, как и прежний, не дает перечня таких материалов, но указывает на запрет получения их след­ственным путем, то есть путем проведения следственных дей­ствий. В соответствии со сложившейся практикой к дополни­тельным материалам относятся всевозможные справки, харак­теристики, выписки из истории болезни, больничные листы, квитанции, чеки и т. п. Наряду с этим новый УПК разрешил суду при рассмотрении уголовного дела назначать по ходатайству сто­рон или по собственной инициативе судебно-психиатрическую, повторную и дополнительную экспертизы. Кроме того, если это признают необходимым стороны или суд, то в суд кассационной инстанции могут быть вызваны свидетели и эксперты для дачи разъяснений по существу данных ими в суде первой инстанции показаний или заключений. Эти действия, так же как и преду­смотренные ч. 2 ст. 383 УПК, влекут дополнительные факти­ческие данные и материалы, но получены они следственным путем, что не согласуется с приведенной выше нормой закона.

Обнаружение, закрепление, представление в суд названных и других документов, их последующая оценка является не чем иным, как элементом процесса доказывания (ст. 103 УПК), сами документы - источником доказательств, а полученная из них информация - фактическими данными, которые при условии их относимости и допустимости обладают свойствами доказа­тельств (ст. 88 УПК). Это позволяет утверждать, что суд касса­ционной инстанции законом наделен правом исследовать дока­зательства в судебном заседании, что по классической форме уголовного процесса является прерогативой апелляционного производства.

Апелляционное производство - известная мировой практи­ке форма обжалования и пересмотра приговоров, не вступив­ших в законную силу. В апелляционной инстанции уголовное дело рассматривается вновь, в ходе чего проверяется правильность как установления фактических обстоятельств дела, так и при­менения уголовного и уголовно-процессуального закона. В су­дебном заседании, в частности, непосредственно исследуются доказательства по общим правилам производства в суде пер­вой инстанции, то есть проводятся заново судебно-следственные действия, но, возможно, не в таком объеме, как в суде пер­вой инстанции, поскольку пересмотр в данном случае осуще­ствляется в пределах поданной жалобы или принесенного протеста, а не в полном объеме, как это происходит в кассаци­онном производстве. По результатам рассмотрения дела в апел­ляционной инстанции приговор суда первой инстанции либо подтверждается, либо изменяется, либо постановляется новый приговор. Так, по протесту обвинителя, жалобе потерпевшего на мягкость приговора наказание может быть увеличено, а по жа­лобе стороны защиты - уменьшено.

Кассационная инстанция официально таким правом не об­ладала, хотя и практические работники, а также в завуалирован­ной форме и сам закон это допускали, что предопределялось обязанностью кассационной инстанции проверять доказанность фактических обстоятельств дела, поскольку как прежде, так и по действующему УПК кассационным основанием к отмене приго­вора является несоответствие выводов суда, изложенных в приго­воре, фактическим обстоятельствам дела, односторонность и неполнота судебного следствия (ч. 1 ст. 388).

Если вспомнить Концепцию судебно-правовой реформы 1992 года, то из многих нереализованных ее позиций можно на­звать и апелляционное производство, предлагаемое как одна из гарантий обеспечения правосудности приговоров, но по ряду объективных и субъективных причин не воспринятое УПК 1999 года, в отличие от УПК Российской Федерации, которым данная процессуальная форма пусть не по всем делам, но все-таки предусмотрена (ст. 354 УПК Российской Федерации).

И именно этот пробел в уголовном судопроизводстве зако­нодатель вынужден был в силу недостаточности гарантий по­становления законного и обоснованного приговора (сокращен­ное судебное следствие, рассмотрение уголовных дел по пер­вой инстанции единолично судьей, возможность рассмотрения дел в отсутствие обвиняемого и др.) восполнить путем наделе­ния кассационной инстанции правом исследования фактиче­ских обстоятельств преступления, а значит, и доказательств в судебном заседании.

Известно, что в традиционном варианте пересмотр судеб­ных постановлений в кассационном порядке происходит толь­ко по письменным материалам уголовного дела. Суд кассацион­ной инстанции проверяет законность и обоснованность таких по­становлений в первую очередь в части правильности применения материального и процессуального закона и не должен вторгать­ся в анализ правильности установления фактических обстоя­тельств, что возможно только путем осуществления полноцен­ного процесса доказывания. Во Франции, например, где систе­ма кассационного и апелляционного производства имеет наиболее классические формы, кассационная жалоба приносит­ся по поводу формального нарушения закона. Очевидно, такая форма пересмотра приговора исключает возможность проверки правильности установления судом первой инстанции факти­ческих обстоятельств дела. Поскольку у нас не предусмотрено апелляционное производство, то практика сформировалась с уче­том законодательного закрепления элементов апелляции, что допускает как проверку правильности установления судом пер­вой инстанции фактических обстоятельств дела, так и способы этой проверки - посредством процесса доказывания, который таковым не именуется и к тому же не регламентируется.

Таким образом, включив в процедуру кассационного произ­водства элементы процесса доказывания, законодатель вместе с тем не указал на их природу и на процессуальный порядок проведения. Так, в частности, открытыми остались вопросы, как и в каких случаях назначаются экспертизы, какую роль при этом играют участники судебного разбирательства, можно ли зада­вать вопросы им при получении объяснений или разъяснений, не являются ли эти объяснения и разъяснения завуалирован­ной формой допроса, в каких пределах разрешено вторжение в исследование доказательств и в предмет доказывания, как от­ражается заключение эксперта, полученное в кассационном раз­бирательстве, на сути кассационного определения.

Понятие «разъяснение свидетеля и эксперта» закон вво­дит в уголовно-процессуальный оборот впервые и при этом не раскрывает ни сути этого действия, ни его процессуальной формы. Теории и практике уголовного судопроизводства нашей республики известно такое процессуальное действие, как полу­чение объяснений. Последнее является источником доказа­тельств для получения оснований для возбуждения уголовного дела, для установления наличия состава преступления и для принятия решения о направлении уголовного дела в суд по ускоренному производству. Объяснения дают явившиеся в су­дебное заседание кассационной инстанции обвиняемый, потер­певший, гражданский истец и т. д. Несмотря на достаточную распространенность в законе и в практике данного действия, и в прежнем и в новом УПК ему не дано определения, что не исклю­чает аналогии его допросу: это, как и допрос, - устное сообще­ние допрашивающему лицу интересующей его информации, это источник доказательств. Лицо, дающее объяснение, как и допра­шиваемое лицо, может отказаться от дачи объяснений против самого себя, членов своей семьи, близких родственников (ч. 4 ст. 10 УПК), одинаково не может принуждаться к даче как показа­ний, так и объяснений (ч. 3 ст. 18 УПК). Можно указать на такое, по сути, единственное существенное отличие объяснения от до­проса, заключающееся в том, что лицо, дающее объяснение, не предупреждается об ответственности за дачу заведомо лож­ных показаний. Специальные исследования, проведенные на этот счет, показали, что граждане, вызываемые для дачи объяснений в орган уголовного преследования, считали, что их допрашивали.

В рассматриваемом ракурсе в кассационном производстве этот устоявшийся в уголовном процессе термин оказался неприемлемым и дополняется термином «разъяснение», а зна­чит, и суть обозначаемых им действий не соответствует «объяснению». И вместе с тем как по форме, так и по содер­жанию «объяснение» трудно отграничить от получившего пра­во на существование «разъяснения». Им можно давать раз­личные толкования, но очевидно, что целью как «объяснения», так и «разъяснения» является получение каких-то фактиче­ских данных либо в подтверждение ранее даваемых, либо во изменение их. Эти данные, равно как и заключение эксперта, берутся во внимание при принятии кассационного решения.

Считаю, что практическим работникам далеко не безразлич­на позиция законодателя относительно вкладываемого им содер­жания в применяемую терминологию, так как любые процессу­альные «вольности», судейские усмотрения и интерпретации лиц, ведущих уголовный процесс, могут повлечь существенные нару­шения процессуальной формы и процедуры, а следовательно, и соответствующие процессуальные последствия.

Поскольку в кассационной инстанции не ведется протокол судебного разбирательства, то нельзя и проанализировать прак­тику процессуального порядка получения и закрепления объяс­нений и разъяснений в судебном заседании. Но можно допус­тить, что суд кассационной инстанции при получении объясне­ний у лица все-таки вторгается в вопросы существа его показаний, данных в суде первой инстанции, а возможно, и на предварительном следствии. Тем более если в кассационной инстанции возникают серьезные сомнения во всесторонности и полноте исследования обстоятельств преступления по уголов­ному делу, по которому судебное следствие в суде первой ин­станции в соответствии с ст. 326 УПК проведено в сокращенном порядке. Не является гарантией правосудности приго­вора и то, что уголовное дело в большинстве случаев рассмат­ривается судьей единолично. Небезынтересно в этом плане предложение Е.И. Коваленко2 о закреплении в законе права суда второй инстанции в гражданском судопроизводстве на допрос свидетелей, в том числе тех, которые не были допрошены в суде первой инстанции, избегая таким образом направления дела на новое судебное разбирательство. Однако в рамках кас­сационного производства при рассмотрении как уголовных, так и гражданских дел представляется это невозможным. В про­тивном случае совершенно определенно создается абсолютно новая процессуальная форма и процедура - гибрид апелляци­онного и кассационного производств. И уж если это отстаивать, то законодателю следует четко регламентировать, в каких слу­чаях, пределах и по каким уголовным делам возможно такое соединение.

И вместе с тем, думается, что соединение, как это произошло -по по законодательству Республики Беларусь, в одном произ­водстве кассационного и апелляционного процессов вряд ли выдержит испытание временем и законодатель вернется к воп­росу о создании апелляционного производства. Это следует и из заявления Президента Республики Беларусь на втором съез­де судей. А с позиций сегодняшнего дня необходимо если не толкование законодателя, то, во всяком случае, разъяснение Пленума Верховного Суда.

Обращает на себя внимание также проблема обеспечения права обвиняемого на защиту в кассационной инстанции. Но­вый УПК серьезно усилил это право, в частности, относительно обвиняемого, осужденного к смертной казни, закрепил обязатель­ность его участия в судебном разбирательстве (ч. 3 ст. 382). Однако и здесь законодатель не до конца последователен. Про­тиворечивой является норма ч. 2 ст. 382 УПК, частично изме­ненная Законом от 4 января 2003 г., гласящая, что вопрос об участии обвиняемого, содержащегося под стражей, в заседании суда, рассматривающего уголовное дело в кассационном поряд­ке, разрешается этим судом. Если любой из остальных заинте­ресованных в исходе дела участников уголовного процесса (по­терпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их пред­ставители) имеет право на участие в судебном разбирательстве, то закон, по сути, не наделяет указанным правом обвиняемого. Поскольку рассмотрение дел в судах открытое (ст. 114 Консти­туции), то возможно присутствие там любого гражданина и уж тем более обвиняемого. Именно такой случай мог иметь в виду законодатель, изменяя норму закона, однако применил ее толь­ко в отношении обвиняемого, содержащегося под стражей. Но даже с учетом этого нарушаются такие принципы уголовного процесса, как право обвиняемого на судебную защиту (ст. 60 Конституции, ч. 1 ст. 10 УПК) и равенство граждан перед зако­ном и судом (ст. 22 Конституции, ст. 20 УПК), поскольку в ч. 1 ст. 382 УПК, приводящей перечень лиц, имеющих право на уча­стие в суде кассационной инстанции, обвиняемый вообще не упоминается. Безусловно, явившийся по своей инициативе или инициативе суда в кассационную инстанцию обвиняемый допускается к участию в судебном разбирательстве и имеет право дать свои объяснения.

Что же касается явки обвиняемого, содержащегося под стра­жей, то, исходя из ст. 60 Конституции, он, как и каждый гражда­нин, имеет право на судебную защиту и при его на то желании -и право на участие в суде второй инстанции вне зависимости от усмотрения суда. Поэтому нормы ч.ч. 1 и 2 ст. 382 УПК не согласуются с Конституцией и рядом норм УПК как в части права на судебную защиту, так и в части права на защиту от обвинения.

С правом на судебную защиту тесно связана и проблема кассационного обжалования приговоров и других решений Верховного Суда Республики Беларусь. На это уже обращалось внимание и ученых, и практиков, и органов конституционного контроля. Так, специально рассмотрению данного вопроса посвящено Заключение Конституционного Суда № 3-81/99 от 23 июня 1999 г.

Известно, что Верховным Судом рассматривается незначи­тельная часть уголовных дел, но, как правило, во-первых, по боль­шому количеству обвиняемых и, во-вторых, связанных с тяжкими и особо тяжкими преступлениями, влекущими самые жесткие меры уголовного наказания. Именно по такого рода преступлени­ям, если дело о них рассмотрено по первой инстанции Верхов­ным Судом, заинтересованные участники процесса не могут об­жаловать в кассационном порядке судебное постановление, рав­но как и прокурор принести на него протест. Статьей 53 Закона «О судоустройстве и статусе судей в Республике Беларусь» до внесения в нее изменений Законом от 11 ноября 2002 г. предусматривалось кассационное обжалование и опротестование приговоров и определений, вынесенных Верховным Судом по пер­вой инстанции, в Президиуме Верховного Суда. Однако данная нор­ма оставалась мертворожденной и не воспринятой новым УПК.

Трудно объяснить такую позицию законодателя. Она не со­гласуется с конституционными правами граждан на судебную защиту и обжалование приговоров и других судебных постанов­лений (ст. 60, ч. 3 ст. 115 Конституции), ставит в неравное по­ложение участников уголовного процесса.

Требует уточнения с позиции обеспечения равенства прав участников процесса и срок на кассационное обжалование. Со­гласно ч. 1 ст. 374 УПК кассационные жалобы или протесты на приговор суда первой инстанции могут быть поданы в тече­ние десяти суток со дня провозглашения приговора, а в отноше­нии обвиняемого, содержащегося под стражей, - в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. Вместе с тем обоснован­ность, аргументированность жалобы во многом зависит как от текста приговора, так и от протокола судебного заседания. Протокол согласно ч. 6 ст. 308 УПК должен быть подготовлен и подписан не позднее десяти суток после окончания судебного разбирательства, а в соответствии с ч. 1 ст. 309 УПК в течение пяти суток после ознакомления с протоколом стороны вправе подать на него свои замечания. Вместе с тем далеко не всегда по уголовным делам возможно выполнить вышеназванные дей­ствия в указанные сроки. Таким образом, после окончания су­дебного разбирательства в соответствии с ч. 6 ст. 308, ч. 1 ст. 309 УПК кассационная жалоба реально может быть составле­на в течение 15 суток, то есть когда 10-дневный кассационный срок на обжалование был пропущен не по вине обвиняемого.

В результате нередко складывается ситуация, когда, напри­мер, для защитника обвиняемого, для потерпевшего кассацион­ный срок уже истек, а для обвиняемого, находящегося под стра­жей, он еще не наступил. И кроме того, ему, равно как потерпев­шему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику, вообще не представилось возможным увидеть до написания жалоб из­готовленный протокол судебного разбирательства. Поэтому мож­но согласиться с имеющимся в литературе предложением3 о том, что если обвиняемому, находящемуся под стражей, не вру­чена копия приговора в течение установленного срока или к мо­менту истечения кассационного срока участники не смогли оз­накомиться с протоколом судебного разбирательства или при­нести на него замечания, то срок для принесения кассационной жалобы, а равно и протеста особым определением (постанов­лением) суда должен быть удлин ен. Восстановление срока на кассационное обжалование и опротестование в порядке ст. 375 УПК в данном случае вряд ли приемлемо, так как в этой статье речь идет о пропуске срока по вине лица, имеющего пра­во на подачу кассационной жалобы или принесение кассацион­ного протеста, а не по вине суда.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Международные правовые акты:

Нормативные правовые акты:

Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изм. и доп.). Принята на

республиканском референдуме 24 ноября 1996 г. // Национальный реестр право-

вых актов Республики Беларусь. - 1999.

Кодекс Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей: 29 июня

2006 г. 139-З. - Минск: Амалфея, 2008. - 148 с

Материалы судебной и иной практики:

Юридическая литература:

Комментарии к кодексам, книги, монографии:

Учебники, учебные пособия, материалы лекций:

Сборники научных трудов:

Право и демократия, сборник научных трудов, выпуск 21, Минск, БГУ, 2010г В. Н. Бибило

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ БЕЛОРУССКОГО

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О СУДОУСТРОЙСТВЕ, стр.179-181.

Статьи в журналах:

Кассационное производство в уголовном и гражданском процессе

Ольга Савич,

Юстыцыя беларусь, №6/2010,

Материалы конференций:

Материалы из периодических печатных изданий:

Материалы из Интернет:

Национальный Интернет-портал Республики Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ.Беларусь. – Минск, 2010. – Режим доступа : http: // www.pravo.by . – Дата доступа :


[1] Судовы весник. 1994. №1. С.20. В соответствии с ч.б ст.370 УГ1К приговоры Верховного Суда Республики Бела­русь обжалованию и опротестованию в кассационном порядке не подлежат (сог­ласно ч.З ст. 115 Конституции "стороны и лица, участвующие в процессе, имеют право на обжалование решений, приговоров и других судебных постановлений"). Согласно ч.4 ст.399 нового ГПК Республики Беларусь решение Верховного Суда обжалованию и опротестованию в кассационном порядке не подлежит. Представ­ляется, что данная норма нарушает принцип равенства граждан перед законом (по­лучается, что обвиняемому "выгоднее, целесообразнее", чтобы дело было рассмот­рено судами первого и второго звена, но не Верховным). Во время действия старо­го ГПК в Конституционном Суде Республики Беларусь рассматривалось дело "О соответствии Конституции Республики Беларусь и международно-правовым актам ч.2 ст.207, ч.1 ст.268, ч.1 ст.269 и ч.1 ст.291 ГПК Республики Беларусь". Согласно заключению Конституционного суда положения ГПК, запрещающие обжаловать и опротестовывать решения Верховного Суда, не соответствуют Конституции и международно-правовым актам (Ведомости Национального собрания. 1999. № 31. Ст.452). Определения суда и постановления судьи, которые не могут быть обжа­лованы и опротестованы, указаны в ст.377 УГ1К.

[2] Прокурор — действующие в пределах своей компетенции Генеральный прокурор Республики Беларусь и подчиненные ему прокуроры, их заместители и помощ­ники, начальники управлений (отделов) и их заместители, прокуроры управле­ний и отделов, если иное не оговорено в соответствующих статьях Уголовно-про­цессуального кодекса (п.32 ч.1 ст.6 УПК).

[3] По мнению Н.А. Колоколова, целесообразно уголовно-процессуальный закон до­полнить положением, в силу которого приговор не может быть опротестован, если он постановлен в соответствии с позицией государственного обвинителя в процессе. См.: Колоколов Н.А. Установление материальной истины - основная цель доказывания в уголовном процессе // Рос. следователь. 2000. № 1. С. 11.

[4] Законодатель употребляет союз "или" (ч.1 ст.370 УПК); вместе с тем защитник, законный представитель обвиняемого обжалуют приговор наряду с обвиняемым (т.е. подразумевается союз "и").

[5] Представитель потерпевшего и законный представитель — разные участники уго­ловного процесса; законный представитель вправе приглашать для представляемого им лица представителя (п.21 ч.1 ст.57 УПК). Не всегда несовершеннолетний потер­певший имеет представителя, но всегда — законного представителя (ст.56 УПК). Возникает вопрос; имеет ли право законный представитель обжаловать в кассацион­ном порядке приговор? Если следовать строго 4.1 ст.370 У11К, то нет. Однако такое право за законным представителем закреплено в п.16 ч.1 ст.57 УПК. Правом подачи кассационной жалобы наделен и частный обвинитель (ч.4 ст.376 УПК).

[6] Каких-либо формальных требований к кассационным жалобам УПК 1960 г. не содержал (за исключением их подачи в письменной форме).

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий