регистрация / вход

Отче по преддипломной практике в СЧ СУ при УВД по г. Ростову-на-Дону

Содержание Введение ….. 3 1. Процессуальная самостоятельность следователя . 4 1.1 Механизм обеспечения процессуальной самостоятельности следователя …. 4

Содержание

Введение……………………………………………………………………….. 3

1. Процессуальная самостоятельность следователя…………………………. 4

1.1 Механизм обеспечения процессуальной самостоятельности следователя………………………………………………………………………. 4

2. Предпосылки создания единого следственного аппарата…………………12

Заключение……………………………………………………………………….17

Приложения ……………………………………………………………………..19

Введение

Я, Шульженко Юлия Валерьевна, свою преддипломную практику проходила в Следственной части Следственного управления при УВД по г. Ростову-на-Дону. Основной целью преддипломной практики является:

∙ ознакомление с деятельностью СЧ СУ при УВД по г. Ростову-на-Дону;

∙ изучение функциональных обязанностей сотрудников;

∙ закрепление полученных теоретических знаний, приобретенных навыков.

Темой моей работы было « Проблемы процессуальной самостоятельности следователя».

На основании выполненных работ и приобретенного опыта при прохождении практики, я составила данный отчет.

1. Процессуальная самостоятельность следователя

1.1 Механизм обеспечения процессуальной самостоятельности следователя

Как участник уголовного процесса следователь обладает широкой процессуальной самостоятельностью. В соответствии с законом, при производстве предварительного следствия все решения о направлении следствия и о производстве следственных действий следователь принимает самостоятельно, за исключением случаев, когда предусмотрено законом согласие и получение санкции от прокурора или постановления суда, и несет полную ответственность за их законное и своевременное выполнение, то есть за ход и результаты расследования.

Обладая процессуальной самостоятельностью и независимостью, следователь принимает по делу решения по своему внутреннему убеждению, основанному на оценке материалов дела. Постановления следователя, вынесенные в соответствии с законом по находящимся в его производстве уголовным делам, обязательны для исполнения всеми предприятиями, учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами.

Значимость решений и действий, предпринимаемых следователем, позволила законодателю за незаконное осуществление некоторых из них ввести уголовную ответственность. Преступлением считается:

∙ привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности ( ст. 299 УК РФ);

∙ незаконное освобождение от уголовной ответственности ( ст. 300 УК РФ);

∙ незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей ( ст. 301 УК РФ);

∙ принуждение к даче показаний ( ст. 302 УК РФ);

∙ фальсификация доказательств ( ч. 2, 3 ст. 303 УК РФ).

Обеспечивая независимость следователя от чьего-либо влияния, уголовный закон предусмотрел ответственность за:

∙ воспрепятствование производству предварительного расследования ( ст. 294 УК РФ);

∙ посягательство на жизнь лица, осуществляющего предварительное расследование ( ст. 295 УК РФ);

∙ угрозу или насильственные действия в связи с производством предварительного расследования ( ст. 296 УК РФ);

∙ клевету в отношении следователя ( ст. 298 УК РФ);

∙ разглашение данных предварительного расследования ( ст. 310 УК РФ);

∙ разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении участников уголовного процесса ( ст. 311 УК РФ).

По законодательству Российской Федерации следователь подлежит государственной защите. Даже депутат Совета Федерации и депутат Государственной Думы не вправе вмешиваться в деятельность следователя.

УПК Российской Федерации закрепил, что свои полномочия в уголовном процессе следователь осуществляет независимо от каких бы то ни было органов и должностных лиц, и в строгом соответствии с законом. Воздействие в какой бы то и было форме на следователя с целью воспрепятствования объективному расследованию по уголовному делу влечет установленную законом ответственность.

В ходе расследования уголовного дела следователь самостоятельно выдвигает версии, проверяет их, составляет план расследования. Следователь оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью ( ст. 17 УПК РФ).

Проблема, связанная с процессуальной самостоятельностью следователя, при исследовании, как правило, сводится к его взаимоотношениям с прокурором и руководителем следственного органа.

Самостоятельность следователя нельзя понимать как бесконтрольность. В ряде случаев решения следователя должны быть санкционированы или утверждены прокурором, либо согласованы с ним. Конституция Российской Федерации и УПК России предусматривают, что наиболее важные решения, связанные с ущемлением конституционных прав граждан, принятые следователем при производстве по делу подлежат санкционированию судом.

Прокурор обязан следить за неуклонным соблюдением следователем установленного законом порядка расследования уголовных дел. Вместе с тем, прокурор вправе давать письменные указания о расследовании преступления. В случае несогласия с указаниями прокурора о привлечении лица в качестве обвиняемого, о квалификации преступления и объеме обвинения, об избрании меры пресечения либо отмене или изменении меры пресечения, избранной следователем в отношении обвиняемого, об отказе в даче согласия на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения или о производстве иных процессуальных действий, о направлении уголовного дела в суд или о его прекращении, об отводе следователя или отстранении его от дальнейшего ведения следствия следователь вправе представить дело вышестоящему прокурору с письменным изложением своих возражений ( ч. 3 ст. 38 УПК РФ). В этом случае прокурор или отменяет указание нижестоящего прокурора, или поручает производство по этому делу другому следователю. При этом следователь приостанавливает выполнение соответствующих указаний прокурора. Обжалование следователем иных указаний прокурора, не указанных в ч. 3 ст. 38 УПК России, не приостанавливает их исполнения. Однако практически всегда следователи выполняют указания прокурора.

Определенные трудности практического характера обусловлены тем, что процессуальное руководство деятельностью следователя параллельно с прокурорским надзором осуществляет и руководитель следственного органа.

В значительной мере полномочия руководителя следственного органа совпадают с полномочиями прокурора, но они меньше по объему.

Рамки компетенции по вмешательству в расследование у начальника следственного подразделения гораздо шире, нежели у прокурора, хотя последний обладает большими правами и властными полномочиями при определении направления движения дела. Наличие у прокурора полномочий на отмену незаконных и необоснованных постановлений следователя входит в содержание его надзорных функций, а руководитель следственного органа обязан по смыслу закона по каждому делу упреждать и не допускать принятие следователем незаконных и необоснованных решений.

Каким бы тесным ни казалось соприкосновение ведомственного процессуального контроля и прокурорского надзора, одно не должно подменять другое. Среди практических работников и научных работников обсуждается вопрос о возможности расширения процессуальных полномочий руководителя следственного органа. Так, И.Н. Кожевников пишет «анализируя более чем тридцатилетний опыт функционирования следственного аппарата органов внутренних дел и, в частности, деятельность руководителей следственных подразделений, считаю, что полномочия их должны быть существенно расширены. Целесообразно наделить руководителя следственного органа правом отмены незаконных постановлений подчинённых следователей о прекращении уголовного дела и приостановлении предварительного следствия. Это

позволит усилить контроль за расследованием, даст возможность оперативно

реагировать на нарушения подчинённых следователей». Таким образом, авторы считают, что отсутствие таких полномочий не позволяет

обеспечить важнейшую задачу уголовного судопроизводства по немедленному восстановлению нарушенных прав и законных интересов граждан. УПК России восполнил в себе указанную проблему. Так, полномочия руководителя следственного органа (ст. 39 УПК России) дополнились содержанием: «проверять материалы проверки сообщения о преступлении или материалы уголовного дела, отменять незаконные или необоснованные постановления следователя» (п. 2 ч.1 ст. 39).

Однако при более детальном изучении проблемы можно констатировать, что вряд ли недостаток ответственности у начальников следственных подразделений можно объяснить недостатком у них процессуальных полномочий. Так же как и упущения в прокурорском надзоре трудно оправдать избытком полномочий и обязанностей у прокурора.

Обязательное вмешательство прокурора в расследование носит эпизодичный характер и только в строго определённых случаях: при решении вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, санкционировании обыска или выемки, отстранении обвиняемого от должности, помещении подозреваемого или обвиняемого в лечебные учреждения для проведения судебно-психиатрических экспертиз, даче согласия на прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям и, наконец, при утверждении обвинительного заключения или постановления о направлении дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера, направлении дела на рассмотрение суда.

Во всех остальных случаях по закону истребование и проверка дел, принятие по ним процессуальных решений определяется усмотрением надзирающего прокурора. Поэтому прокурорский надзор является дополнительной процессуальной гарантией обеспечения надлежащего режима законности предварительного расследования, соблюдения конституционных и процессуальных гарантий и прав личности в уголовном судопроизводстве.

Совсем иное положение у руководителя следственного органа, который повседневно и непосредственно должен осуществлять свои процессуальные функции ведомственного контроля за расследованием по каждому делу. Этот ведомственный контроль является ни чем иным, как формой процессуального руководства предварительным следствием.

Указания руководителя следственного органа по уголовному делу даются в письменном виде и обязательны для исполнения следователем, но могут быть обжалованы им руководителю вышестоящего следственного органа . Обжалование указаний не приостанавливает их исполнении, за исключением случаев, когда указания касаются изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, привлечения лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объема обвинения, избрания меры пресечения, а также производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению. При этом следователь вправе представить руководителю следственного органа материалы уголовного дела и письменные возражения на указания руководителя следственного органа.

По закону руководитель следственного органа обязан осуществлять контроль за своевременностью действий следователя по раскрытию и предупреждению преступлений, принятию мер для наиболее полного, всестороннего и объективного производства предварительного следствия и т.д.

Контроль за своевременностью действий следователей означает постоянное за ними наблюдение, чтобы выполняемые ими действия (и не только чисто процессуального характера, но и организационные) обеспечивали раскрытие расследуемого преступления, принимались меры для наиболее полного, всестороннего и объективного исследования всех обстоятельств.

А.М. Ларин писал, что ни одно дело не может поступить в суд без направления прокурору, участие руководителя следственного органа в каждом уголовном деле отнюдь не обязательно. В отличие от прокурора руководитель следственного органа не участвует в судебном разбирательстве по уголовным делам и не может с той же остротой ощущать пробелы, ошибки предварительного следствия, обнаруживаемые в суде, а потому уступает прокурору в видении судебной перспективы дела. Участие

руководителя следственного органа в процессуальном руководстве деятельностью следователей как будто облегчает работу прокурора в этом же направлении. Но при этом прокурор оттесняется от следственной работы, его руководящая роль снижается.

Анализ положений ст. 39 УПК России позволяет сказать, что основной формой реагирования при осуществлении ведомственного контроля - дача письменных указаний следователю. Однако практика показывает, что нередко количество даваемых прокурором указаний следователям не своего ведомства значительно превышает количество указаний руководителей следственных подразделений.

Процессуальная самостоятельность следователя - полномочия, защищающие внутреннее убеждение следователя и позволяющие следователю настаивать на собственном мнении. Тем не менее, следователи состоят в следственных подразделениях различных ведомств, а значит, за ними осуществляется и процессуальный, и административный контроль. Так, в органах прокуратуры, прокурор - не только орган надзора, но и руководитель в административном порядке. Он назначает следователя на должность, освобождает от неё, налагает дисциплинарные взыскания.

К тому же он вправе проводить любые следственные действия и принять к своему производству любое уголовное дело. Практика свидетельствует о том, что следователи, находясь в административном подчинении прокуроров, крайне редко пользуются своим правом обжалования указаний прокурора.

Также начальники органов внутренних дел вправе осуществлять административное руководство и контроль за деятельностью следователя. Они не вправе вмешиваться в решение следователем процессуальных вопросов, но давление с их стороны, тем не менее, имеет место, несмотря на запрещающие это приказы МВД.

На данном этапе от правильно организованного прокурорского надзора за соблюдением законности и ведомственного процессуального контроля со стороны руководителя следственного органа в стадии предварительного расследования зависит обеспечение действительной процессуальной самостоятельности следователя. Одновременно это будет способствовать повышению персональной ответственности следователя за законность и обоснованность каждого из принимаемых и выполняемых им процессуальных решений и действий. Поэтому важно отметить, что в процессе расследования взаимоотношения следователя независимо от ведомственной принадлежности, со своим начальником (прокурором, руководителем следственного органа) должны носить не административный, а процессуальный характер, чётко регламентированный законом.

2. Предпосылки создания единого следственного аппарата

Следователь - это должностное лицо органов прокуратуры, внутренних дел, органов Федеральной Службы Безопасности, назначенное на эту должность в установленном порядке для осуществления предварительного расследования по уголовным делам в пределах своей компетенции. Компетенция следователей названных ведомств определена в УПК России в ст. 151, которая посвящена подследственности уголовных дел.

В законе органами предварительного следствия названы не органы расследования, а должностные лица (ст. 151 УПК России). Этим подчеркивается то, что производство предварительного следствия - исключительная компетенция следователей. Принадлежность следователя к какому-либо органу не влияет на его процессуальное положение. Закон наделяет всех следователей одинаковым объёмом процессуальных полномочий, для всех следователей всей системы правоохранительных органов. Однако нельзя не согласиться с тем, что отсутствие в настоящее время единого следственного аппарата не обеспечивает эффективности ни в организации следственной деятельности, ни в руководстве ею. Создаются объективно разные условия для прокурорского надзора за расследованием, осуществляемым различными органами, несмотря на единство процессуального регламента. Ведомственная разобщённость следственных органов только тормозит дальнейшее усиление борьбы с преступностью.

В настоящее время предварительное следствие по уголовным делам производят следователи трех ведомств: прокуратуры, органов безопасности, органов внутренних дел. Принадлежность следователей к любому из этих ведомств негативно сказывается на качестве предварительного следствия и на соблюдении прав граждан. Наличие следователей в ведомствах, отвечающих за борьбу с преступностью (в первую очередь - за раскрытие преступлений) приводит к массовым нарушениям

законности при расследовании уголовных дел. Следователь, от которого во многом зависят основные показатели работы спецслужб (раскрываемость) в свою очередь зависит от руководства ведомства (предоставление служебных помещений и транспорта, предоставление жилья, распределение социальных благ и т.п.). Не многим лучше зависимость следователя от прокурора, когда следователь служит в прокуратуре. В этом случае прокурор, осуществляя надзор за законностью на предварительном следствии, как бы осуществляет надзор за самим собой - ведь следователь это сотрудник его собственного аппарата. Отсюда и не единичные случаи некритического отношения прокуроров к даче санкций на аресты и обыски, утверждению обвинительных заключений. В немалой степени этим объясняется и обвинительный уклон прокуроров в судах, когда они поддерживают обвинение во что бы то ни стало, ведь оправдание - это брак в работе коллеги по ведомству, сослуживца. Органы различных ведомств, выполняя возложенную на них функцию борьбы с преступностью, неизбежно вовлекают в решение этой задачи подчиненного им следователя. В результате принцип процессуальной самостоятельности следователя, закрепленный в процессуальном законодательстве, оказывается декларативным. Создание единого следственного аппарата позволит выделить предварительное следствие в самостоятельную отрасль государственной деятельности, не зависящую от задач и ведомственных интересов отдельных органов государственной власти, осуществляющих предварительное следствие в настоящее время. Разграничение функций и зон ответственности органов государственной власти в сфере расследования преступлений позволит устранить элементы монополизма различных органов на различных стадиях раскрытия преступлений. Четкое разграничение полномочий и ответственности всех участников уголовного процесса на досудебных стадиях обеспечит их взаимный контроль, что затруднит возникновение так называемых "заказных" уголовных дел, сведет к минимуму возможность необоснованного прекращения уголовных дел, что явится существенным шагом на пути устранения причин и условий, порождающих коррупцию и злоупотребления в правоохранительных органах. Вопрос о создании единого следственного аппарата на протяжении многих лет привлекает внимание научных и практических работников. Он неоднократно подвергался обсуждению в юридической литературе. Свою позицию по этому вопросу высказали многие видные учёные процессуалисты и практические работники. Характерно, что почти все они, так или иначе, признают необходимость создания единого следственного аппарата. Предлагается в основном три организационные формы органа по раскрытию и расследованию преступлений:

передача всего следственного аппарата в органы внутренних дел;

передача следствия в органы прокуратуры;

создание единого следственного органа в форме Следственного

Комитета при Правительстве РФ на правах Министерства.

Следователи МВД сейчас расследуют более 80% всех уголовных дел в стране. Однако очевидно, что сосредоточение предварительного следствия в аппарате МВД, в распоряжении которого помимо этого находятся такие мощные административные рычаги государственной власти, как службы охраны общественного порядка, оперативно-розыскной работы и дознание, внутренние войска, является тормозом на пути демократизации нашего общества. Такое многообразие разноплановых функций, как приём, учёт, регистрация поступающих заявлений, сообщений о совершённых преступлениях; проведение оперативно-розыскных мероприятий; производство предварительного следствия не оправдано и не рационально. А также имеет ряд отрицательных последствий, так как не может гарантировать обеспечения прав и законных интересов участников процесса. Процессуальная деятельность, в которой реализуется проведение неотложных следственных действий и дознание, практически

сливается с оперативно-розыскной и иной административной деятельностью органов МВД. Оперативно-розыскные методы довлеют над процессуальными формами доказывания. Процессуальная деятельность следователей МВД оказывается под административным контролем, что ограничивает их независимость, поскольку реально следователи МВД находятся в подчинении не только начальника следственного отдела УВД (ОВД), но и начальника УВД (ОВД). Следственный аппарат прокуратуры приобрёл значительный опыт борьбы с коррупцией, взяточничеством, другими должностными преступлениями. Поэтому многие считают, что следствие в прокуратуре надо сохранить. Однако как отмечают противники этой позиции, переключение прокуратуры на расследование уголовных дел привело к ослаблению общенадзорной работы и надзора за следствием. Прокуратура перестала быть гарантом соблюдения законности и справедливости. Прямое руководство собственным следственным аппаратам с одновременным осуществлением функции государственного обвинения, так или иначе, ведёт к обвинительному уклону в её деятельности. Однако не следует забывать, что уголовное преследование является одной из функций прокуратуры, а руководство следственным аппаратом обусловлено надзорными полномочиями. Но тем не менее, ведомственное отделение производства предварительного следствия от функций прокурорского надзора за ним будет способствовать повышению объективности этого надзора, создаст дополнительные гарантии законности расследования и рассмотрения дел в суде. Деятельность следователей едина и специфична по своей юридической природе, задачам, принципам, содержанию и методам. Это даёт основание полагать, что процесс формирования следственного аппарата должен развиваться в направлении создания специального и самостоятельного органа в системе правоохранительных органов государства. Этой позиции придерживается большинство процессуалистов.

На практике зачастую очень сложно сразу определить окончательную юридическую оценку (квалификацию) того или иного деяния, что неизбежно порождает споры и нарушения правил о разграничении компетенции различных ведомств. Предварительное следствие, как известно, занимает в уголовном судопроизводстве самостоятельное место и является особой формой государственной деятельности, которая строго регламентирована уголовно-процессуальным законодательством. Поэтому следственный аппарат не должен быть организационно связан с розыском или прокурорским надзором. Независимое же предварительное следствие может и должно стать механизмом контроля за деятельностью оперативных служб, средством выявления беззаконий. Отсюда и стремление ведомств безопасности и внутренних дел удержать следователей в своём подчинении, противиться их независимости. Образование единого следственного аппарата и его органов на местах станет одним из средств построения правового государства, которое позволит создать единую систему подготовки и переподготовки следственных кадров, научно-технического и методического обеспечения, оптимальной организации расследования преступлений, что в конечном итоге положительно скажется на состоянии борьбы с преступностью и укреплении правопорядка, защите прав и законных интересов граждан. В настоящее время в Государственной Думе на рассмотрении находится проект закона «Об органах предварительного следствия в РФ». В законопроекте предлагается конституировать органы предварительного следствия в стране как самостоятельное ведомство - Федеральную службу расследований. Следователи, состоя на службе в ведомстве, которое кроме производства предварительного следствия никаких других функций не исполняет, сохранят зависимость от прокурора и суда - но лишь постольку, поскольку прокурор и суд осуществляют прокурорский надзор за законностью в ходе следствия и судебный контроль за соблюдением прав граждан при производстве расследования.

Заключение

За время прохождения практики была выполнена цель и решены основные задачи преддипломной практики: основная цель – ознакомление с деятельностью СЧ СУ при УВД по г. Ростову-на-Дону.

Следователь – процессуально - самостоятельный орган расследования, участник уголовно-процессуальной деятельности. Ему предоставлены широкие полномочия, которые необходимо рассматривать в неразрывной связи с целями, назначением и принципами уголовного процесса, руководствуясь требованиями уголовно – процессуального законодательства, соблюдение которых определяет реализацию, предоставленных следователю прав и возложенных на него обязанностей.

Процессуальная деятельность – совокупность функций, которая охватывает все без исключения регулируемые процессуальным законом действия и решения государственных органов, должностных лиц и граждан, участвующих в уголовно – процессуальных отношениях.

Хотя самостоятельность следователя и реализуется главным образом на досудебной стадии, но это не означает, что её реализация не отражается на осуществлении правосудия. Следователь должен принимать решения и действовать по своему внутреннему убеждению и нести полную ответственность за расследование уголовного дела. Из этого следует, что решения должны изначально приниматься следователем самостоятельно даже тогда, когда требуется санкция или согласие суда.

На сегодняшний день процессуальное положение следователя таково, что при принятии основополагающих решений следователь и дознаватель целиком и полностью зависят от прокурора.

Из рассмотренных в отчете материалов можно сделать вывод, что все споры о процессуальной самостоятельности следователя вытекают из-за недостаточной определенности их статуса, закрепления которого в УПК РФ явно недостаточно.

Изменив это мы сможем получить эффективную и справедливую юстицию, которая станет неотъемлемой частью современного демократического общества, где гарантируются все права и свободы человека и гражданина.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий