Вопросы реализации принципов уголовного процесса

КУРСОВАЯ РАБОТА по уголовно-процессуальному праву тему: «вопросы реализации принципов уголовного процесса» план: введение ….. 2 1. Понятие и значение принципов уголовного

КУРСОВАЯ РАБОТА

по уголовно-процессуальному праву

натему: « вопросы реализации принципов уголовного процесса »

план:

введение………………………………………………………………….. 2

1. Понятие и значение принципов уголовного

ПРОЦЕССА…………………………………………………………………. 4

2. Система принципов уголовного процесса…………. 9

3. ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ОТДЕЛЬНЫХ ПРИНЦИПОВ НА СУДЕБНЫХ СТАДИЯХ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА……………….24

Заключение……………………………………………………………..30

Список использОВАННой литературы……………...………32

в в е д е ние

Принципы — это основные, наиболее общие и руководящие положения какого-либо процесса, явления, они не­ выводимы из других понятий, первичны. Существует несколько точек зрения относительно некоторых признаков (свойств), присущих принципам уголовного процесса, что в конечном итоге сказывается на их теоретическом определении.

Итак, под принципами уголовного процесса необходимо понимать закрепленные в уголовно-процессуальном законе основополагающие, исходные положения, определяющие суть и характер досудебного и судебного производства по уголовному делу, осуществляемого уполномоченными государством органами и должностными лицами, а также юридическими лицами и гражданами, вовлеченными в уголовный процесс[1] .

Принципы всегда представляют собой первичные нормы права, не выводимые друг из друга и обнимающие более частные нормы, в которых конкретизируется содержание принципов и которые подчинены этим принципам. Нормы - принципы носят им­перативный, властно-повелительный характер, содержат обязательные предписания, выполнение которых обеспечивается всей совокупностью правовых средств, имеющихся на вооружении у государства. Своей целью они имеют человека и гражданина и соответствующие государственные органы. Органы государства, ведущие процесс, должны действовать на основе установленных принципов и несут ответственность за их нарушение.

Конституция РФ закрепила общеправовые принципы, кото­рые, выражая природу и сущность демократического государства, содержат гарантии прав и свобод человека и гражданина.

Эти принципы исходят из признания человека, его прав и свобод высшей ценностью.

Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства (ст. 2 Конституции РФ). Сознавая себя частью мирового сообщества, народ РФ принял Конституцию РФ, в которой записаны общепризнанные и отра­женные в ряде международно-правовых документах права чело­века и гражданина, принципы правосудия.

В соответствии с конституционными принципами в отрас­левом законодательстве - УПК содержатся нормы, имеющие основное, определяющее значение для всего судопроизводства и отдельных его стадий.

Основные принципы записаны в Конституции РФ, часть - в отраслевом законодательстве - УПК и некоторых других законодательных актах. Все принципы неразрывно связаны между собой и образуют единую совокупность правовых начал, оди­наково значимых для достижения целей уголовного процесса. Каждый из них определяет такую сторону судопроизводства, без которой невозможно правильное осуществление его задач.

Степень разработанности темы: разработанностью данной темы занимались Басков В.И., Беляев Н.А., Добровольская Т.Н., Штеренберг М.И., Вандышев В.В., Демидов И.В., Алексеев С.С., Алиев Т.Т. и др.

Целью курсовой работы является рассмотрение принципов уголовного процесса и актуальные вопросы, связанные с их реализацией.

Задачи, необходимые для достижения поставленной цели:

- дать понятие принципам уголовного процесса;

- дать понятие системе принциповуголовного судопроизводства;

- указать проблемы реализации принципов на разных стадиях уголовного процесса.

1. Понятие и значение принципов уголовного

процесса

Правовые положения, определяющие наиболее существенные черты, характер и особенности уголовного судопроизводства, основные направления реализации и качества предварительного расследования, судебного разбирательства уголовных дел, принято именовать принципами уголовного процесса. Представляя собой закрепленные в законодательстве правовые идеи руководящего значения, они определяют построение всех его основных конструкций, форм производства и правовых институтов, предмет и метод процессуального регулирования. Принципы уголовного судопроизводства служат реализации его целевого назначения, определенного уголовно-процессуальным законом, прежде всего как защита прав и законных интересов потерпевших от преступлений лиц и организаций, а так же обеспечение защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ч. 1 ст. 6 УПК РФ)[2] .

Значение принципов как руководящих и обязательных положений при применении процессуального законодательства выражается в том, что они обязательны для любого органа уголовного преследования и суда вне зависимости от занимаемого ими положения в правоохранительной системе, подлежат неукоснительному соблюдению не только гражданами, должностными лицами и государственными органами, призванными соблюдать и исполнять законы, но и законодательными органами при создании новых законов, изменении и дополнении действующих процессуальных норм.

Соблюдение и исполнение этих установлений обеспечивается всем комплексом уголовно-процессуальных норм, регламентирующих общественные отношения в сфере уголовного судопроизводства. Нарушение велений этих принципов ведущими уголовный процесс государственными органами и должностными лицами, безусловно, должно вызывать наступление предусмотренной законом ответственности, в частности отмену вынесенных в ходе такого производства решений либо признание собранных при этом материалов не имеющими доказательственной силы.

Принятие законодательства об уголовном судопроизводстве относится к ведению Российской Федерации, поэтому правовой базой принципов уголовного судопроизводства могут являться лишь Конституция РФ и федеральное законодательство. Конституция РФ, провозглашая высшей ценностью права и свободы человека, признает основной задачей государства их соблюдение и защиту. Руководствуясь этой гуманистической идеей, Конституция РФ значительно расширяет круг процессуальных установлений, поднимаемых до уровня конституционных принципов правосудия и уголовного судопроизводства.

В силу прямого действия Конституции РФ (ст. 15) ее правовые нормы могут применяться правоохранительными органами непосредственно. Вместе с тем следует признать, что установления принципиального характера, содержащиеся в Конституции РФ, требуют для своего применения специального правового механизма, детализирующего условия их применения и указываемого в федеральном уголовно-процессуальном законодательстве[3] .

Принципы правосудия, составляющие часть общей системы принципов уголовного судопроизводства, содержатся также в законодательстве о судоустройстве. Так, Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» к числу принципов, положенных в основы организации судебной системы, относит такие не указываемые в УПК РФ установления, как независимость судей и присяжных заседателей, равенство граждан перед законом и судом, гласность и другие положения, включаемые одновременно в систему принципов уголовного процесса.

Многообразие правовых источников системы принципов уголовного судопроизводства свидетельствует об их универсальном значении для организации как уголовного процесса, так и системы правосудия.

Все принципы уголовного судопроизводства тесно взаимосвязаны и образуют единую совокупность правовых основ. Имея каждый собственное содержание, они взаимно обусловливают действие друг друга и составляют систему, которая определяет демократическое содержание и форму уголовного судопроизводства в Российской Федерации.

Эта система призвана обеспечить единообразное понимание законности и применение всех правовых предписаний в деятельности органов уголовного преследования, служить методологической сновой развития и совершенствования законодательства об уголовном процессе.

Совершенствование законодательства правового государства, насыщение его демократическими и гуманитарными элементами, восприятие многих установлений международного опыта, а также развитие теории уголовного процесса привели к расширению круга принципиальных основ уголовного судопроизводства. В интересах более углубленного изучения их содержания и особенностей правового регулирования возникла необходимость классификации (группировки) принципов уголовного процесса с учетом определенных критериев[4] .

Существуют известные различия между ними по содержанию, источникам регламентирования и пределам действия.

В теории уголовного процесса отмечается, в частности, неравно> мерность действия принципов процесса в зависимости от стадии прохождения уголовного дела. Если в судебном разбирательстве принципы уголовного процесса действуют в полной мере, то условия предварительного расследования требуют ограничения применения таких установлений, как гласность, участие представителей населения. Непосредственность оценки доказательств и устность производства не в полной мере могут быть реализованы в кассационной и надзорной инстанциях. Очевидно, учитывая это обстоятельство, УПК РФ относит устность и непосредственность к общим условиям судебного разбирательства. Поэтому оправданно деление общего массива принципиальных основ уголовного судопроизводства на общеправовые и отраслевые, на закрепленные в Конституции РФ и регламентированные в УПК РФ, на всеобщие и действующие лишь в некоторых стадиях уголовного процесса.

Классификация принципов уголовного судопроизводства должна учитывать их системные свойства и основные тенденции развития их системы: укрепление взаимосвязей, расширение сферы демократизма, усиление внимания к гуманитарным качествам правового регламентирования (защиты прав личности), повышение ответственности за нарушение процессуальных норм, воплощающих конституционные принципы правосудия[5] .

Рассмотрение принципов уголовного судопроизводства, исходя из их содержания, целесообразно осуществить в следующей последо-вательности: 1) общеправовые начала; 2) принципы — гарантии личности; 3) основные начала правосудия; 4) иные принципы уголовного судопроизводства и обеспечения прав его участников.

Таким образом, на основе изложенного можно прийти к вы­воду, чтопринципы уголовного процесса — это закрепленные в законе исходные, руководящие положения (идеи), определяющие его сущность, единство и построение и представляющие собой не что иное, как государственно-властные требования, обращенные к участникам уголовного судопроизводства.

Изложенное позволяет выделить следующие признаки, кото­рые характеризуют идею, положение как принцип уголовного су­допроизводства. К числу таковых, в частности, относятся:

—нормативно-правовой характер, т.е. закрепление в законе идей, положений, научных разработок;

—концептуальный (относительно абстрактный), обобщающий уровень идеи, положения, из которой, в свою очередь, могут сле­довать нормы более частного характера;

—действие идеи, положения на всех стадиях уголовного про­цесса или как минимум на его центральной стадии (судебное раз­бирательство);

—уголовно-процессуальная природа идеи, положения;

— тесная взаимосвязь и взаимообусловленность принципов,
что позволяет не без оснований рассматривать их в юридической ли­тературе как систему, ибо только определенная совокупность прин­ципов может гарантировать выполнение стоящих перед уголовным процессом задач.

Назначение принципов уголовного процесса заключается в обеспечении прав и законных интересов лиц и организаций, потер­певших от преступлений, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод[6] .

2. Си с т е м а при нц и п ов уголовного процесса

Все принципы уголовного судопроизводства тесно взаимосвя­заны и образуют некую совокупность правовых основ. Имея каж­дый собственное содержание, они тем не менее взаимно обуславли­вают действие друг друга и составляют систему[7] , которая определя­ет демократическое содержание и форму отечественного уголовногопроцесса.

Следует отметить, что вопрос о системе принципов уголовного судопроизводства России считается традиционно дискуссионным и в юридической литературе решается весьма неоднородно:

- одни процессуалисты разделяют принципы по месту их закрепления на конституционные и специальные (т.е. закрепленные и иных законодательных актах)[8] ;

- другие делят их по сфере влияния — на судопроизводствен­ные (функциональные) и судоустройственные (организационные)[9] ; - третьи подразделяют их на общепроцессуальные (служащие основой для всей системы уголовного процесса) и специфические (характерные для его подсистем досудебное и судебное произ­водство)[10] ;

- кроме того, в литературе выделяются межотраслевые (обще­правовые) и отраслевые принципы[11] , а также принципы отдельных стадий[12] .

Но, как справедливо отмечает В. В. Городилов, провозглашае­мые различными авторами системы принципов уголовного процес­са вместо того, чтобы отражать его сущность, отражают лишь взгляды того или иного процессуалиста на уголовный процесс.

Представляется, что правы те процессуалисты, которые утвер­ждают, что в связи с одинаковой значимостью всех принципов уго­ловного процесса для надлежащего отправления правосудия и ре­шения задач уголовного судопроизводства нельзя признать право­мерными попытки деления принципов уголовного процесса на раз­личные категории вообще.

Более того, всякая попытка оспорить правовую равноценность процессуальных начал, установить среди них внутрисистемную ие­рархию, верховенство одних над другими заведомо обречена на не­удачу[13] .

Поэтому целесообразнее придерживаться мнения большинства современных процессуалистов, полагающих, что принципы уго­ловного процесса действуют в рамках целостной системы, где сущ­ность и значение каждого принципа обуславливается не только собственным содержанием, но и функционированием всей систе­мы, где нарушение любого принципа приводит обычно к наруше­нию других принципов, однако благодаря все той же неделимости системы она обладает способностью к сохранению своей целостно­сти, самовосстановлению, благодаря чему нарушение какого-либо принципа процесса необязательно парализует систему, и не исклю­чает возможность решения задач уголовного процесса[14] . Так, нару­шение принципа обеспечения обвиняемому права на защиту может быть устранено путем последовательного полного и объективного исследования обстоятельств дела, осуществления правосудия толь­ко судом и др.

Нельзя не отметить, что система принципов уголовного судо­производства постоянно совершенствовалась и дополнялась по ме­ре развития государственной и политической системы в России. Следуя курсу гуманизации уголовного судопроизводства, законо­датель включил в ее состав такие принципы, как уважение чести и достоинства личности, охрана прав и свобод человека и граждани­на, состязательность сторон и некоторые другие принципы, которые ранее к таковым не относились; и, наоборот, упразднил (на наш взгляд, необоснованно) принцип всесторонности, полноты и объ­ективности исследования обстоятельств уголовного дела.

В настоящее время, базируясь на положениях действующего уголовно-процессуального закона, в систему принципов россий­ского уголовного процесса, можно включить: за­конность (ст. 7); осуществление правосудия только судом (ст. 8); уважение чести и достоинства личности (ст. 9); неприкосновен­ность личности (ст. 10); охрану прав и свобод человека и гражда­нина в уголовном судопроизводстве (ст. 11); неприкосновенность жилища (ст. 12); тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных сообщений и иных сообщений (ст. 13); презумпцию невиновности (ст. 14); состязательность сторон (ст. 15); обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16); свободу оценки доказательств (ст. 17); язык уголовного судопроизводства (ст. 18); право на обжалование процессуальных действий и решений (ст. 19).

Указанные принципы уголовного процесса прямо предусмотре­ны в специализированной главе УПК РФ (гл. 2), которая так и на­зывается — принципы уголовного судопроизводства.

Рассмотрим вышеперечисленные принципы более подробно:

Принцип законности.

Законность как особое общественное явление неразрывно свя­зана с соответствием закону конкретных действий и актов, с неук­лонным исполнением законов всеми участниками общественных отношений. Будучи в правовом обществе принципом политической жизни, режим законности распространяется на все сферы жизни общества, на все виды государственной деятельности[15] .

Следовательно, соответствие законам конкретных действий и актов должностных лиц и граждан не является специфическим на­чалом только уголовно-процессуальной деятельности, однако это свойство не может препятствовать тому, чтобы рассматривать его в качестве одного из принципов уголовного процесса.

Данный принцип закреплен, в частности, в статьях 15, 49, 120, 123 Конституции РФ и в статье 7 УПК РФ, а кроме того, развит в иных многочисленных нормах уголовно-процессуального права.

Нарушение судом, прокурором, следователем, органом дозна­ния или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства норм или отдельных предписаний уголовно-процессуального закона влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказа­тельств[16] .

Таким образом, законность можно определить как универсаль­ный, всеохватывающий принцип, который находит свое выражение во всех принципах и нормах процессуального права, распространя­ется на все стадии уголовного процесса и заключает в себе требова­ние точного и неуклонного соблюдения и исполнения законов, рег­ламентирующих уголовное судопроизводство, всеми участниками этой сферы деятельности.

Принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту.

Обобщенное законодательное закрепление данный принцип получил в статьях 48, 49, 50 и 51 Конституции РФ, где предусмотре­ны гарантии права на получение квалифицированной юридической помощи при защите прав и свобод граждан[17] .

Более детально данный принцип раскрыт в статье 16 УПК РФ: подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя.

Суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозре­ваемому и обвиняемому их права и обеспечивают им возможность защищаться всеми не запрещенными уголовно-процессуальным за­коном способами и средствами, как лично, так и с помощью защит­ника и (или) законного представителя.

Если подозреваемый или обвиняемый не в состоянии оплатить услуги защитника, указанные лица могут пользоваться помощью за­щитника бесплатно.

Из содержания данной статьи следует, что право подозреваемо­го и обвиняемого на защиту не замыкается на предоставлении ему защитника, а охватывает всю совокупность принадлежащих им прав, осуществление которых дает возможность оспаривать выдви­нутое против него подозрение или обвинение, доказывать свою не­причастность к преступлению, невиновность или меньшую степень вины, а также защищать другие законные интересы в деле.

Содержание прав указанных участников уголовного судопроиз­водства достаточно разнообразно и находит свое выражение во мно­гих уголовно-процессуальных нормах (ст. 46—53, 72, 86, 91—96, 171-175 и др. УПК РФ).

Участие в уголовном деле защитника обвиняемого не является основанием для ограничения какого-либо права обвиняемого (ч. 5 ст. 47 УПК РФ).

Принцип презумпции невиновности.

Сущность данного принципа сформулирована в статье 49 Кон­ституции РФ и в статье 14 УПК РФ, из содержания которых следует, что обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в со­вершении преступления не будет доказана в предусмотренном уго­ловно-процессуальным законом порядке и установлена вступив­шим в законную силу приговором суда[18] .

Презумпция невиновности выражает собой не личное мнение того или иного лица, ведущего производство по делу, а объективное правовое положение. Тем самым обвиняемого невиновным считает закон, т.е. государство, общество считают гражданина добросовест­ным, добропорядочным до тех пер, пока иное не доказано и не уста­новлено в предусмотренном законном порядке, компетентной су­дебной властью.

Кроме того, данный принцип определяет некоторые особенно­сти доказывания в уголовном судопроизводстве. В частности, из презумпции невиновности следует:

· подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою неви­новность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на сто­роне обвинения (п. 2 ст. 49 Конституции РФ и ч. 2 ст. 14 УПК РФ);

· все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого (п. 3 ст. 49 Конституции РФ и ч. 3 ст. 14 УПК РФ);

· обвинительный приговор не может быть основан на предполо­жениях (ч. 4 ст. 14 УПК РФ).

Принцип национального языка уголовного судопроизводства.

Конституция РФ (ч. 2 ст. 26) устанавливает право каждого на Пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества.

Применительно к уголовно-процессуальной деятельности зако­нодатель в статье 18 УПК РФ установил, что уголовное судопроиз­водство ведется на русском языке, а также на государственных язы­ках входящих в Российскую Федерацию республик. В военных су­дах производство по уголовным делам ведется на русском языке.

Участвующим в деле лицам, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовно­му делу, обеспечивается право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользо­ваться помощью переводчика.

Если в соответствии с законом следственные и судебные доку­менты подлежат обязательному вручению подозреваемому, обви­няемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства, то указанные документы предоставляются им в переводе на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет.

Принцип состязательности сторон.

Данный принцип закреплен в статье 123 Конституции РФ и в статье 15 УПК РФ, где, в частности, сказано, что функции обвине­ния, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо. Суд не является органом уголовного преследова­ния, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты, а при­зван создавать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

Таким образом, в качестве основных элементов рассматривае­мого принципа можно выделить: 1) разделение уголовно-процессу­альных функций; 2) наделение сторон равными процессуальными правами для осуществления своих функций; 3) руководящее поло­жение суда в уголовном процессе.

Выделение обвинения и защиты в качестве самостоятельных функций, их размежевание между собой и отделение от судебной деятельности составляют ту основу, на которой стоит и действует принцип состязательности.

Принцип права на обжалование процессу­ альных действий и решений.

Конституционное право каждого на обжалование решений и действий (бездействия) органов государственной власти и должно­стных лиц (ст. 46 Конституции РФ) в настоящее время возведено в ранг уголовно-процессуального принципа.

В соответствии со статьей 19 УПК РФ действия (бездействие) и решения органов дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда могут быть обжалованы как участниками уголовного судопро­изводства, так и иными лицами в той части, в которой эти действия или решения затрагивают их интересы (ст. 123 УПК РФ).

Действующее уголовно-процессуальное законодательство пре­дусматривает три формы обжалования действий и решений выше­названных органов и должностных лиц[19] .

Первая форма предоставляет возможность принесения жалобы на действия или решения органов дознания, дознавателя и следова­теля прокурору (ст. 124 УПК РФ).

Вторая форма предусматривает обращение с соответствующей жалобой в суд, причем не только на действия или решения назван­ных органов, но и на действия и решения прокурора (ст. 125 УПК РФ). Следует иметь в виду, что принесение данной жалобы в суд не лишает соответствующее лицо права одновременно обра­титься с подобной жалобой к прокурору.

Третья форма предусматривает возможность обжалования при­говоров, определений, постановлений суда, как вступивших, так и не вступивших в законную силу, а также его решений, принимае­мых в ходе досудебного производства по уголовному делу в порядке, установленном главами 43—45 УПК РФ (ст. 127 УПК РФ).

Принцип уважения чести и достоинства личности.

Являясь конституционным положением (ст. 21 Конституции РФ устанавливает, что достоинство личности охраняется государст­вом, и ничто не может быть основанием для его умаления), данный принцип закреплен в статье 9 УПК РФ. В соответствии с данным принципом в ходе уголовного судопроизводства запрещается осу­ществление действий и принятие решений, унижающих честь уча­ствующих в нем лиц, а также обращение, унижающее их человече­ское достоинство либо создающее опасность их жизни и здоровью. Никто из участников уголовного судопроизводства не может под­вергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

Названный принцип служит преградой для выполнения дейст­вий, могущих причинить личности физический, моральный или иной ущерб. Так, при производстве следственных действий в соот­ветствии с частью 4 ст. 164 УПК РФ запрещено применение наси­лия, угроз и иных незаконных мер, а равно создание опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц.

Принцип неприкосновенности личности.

Данный принцип уголовного судопроизводства закреплен не только внутренними законами Российской Федерации, но и раз­личными международными договорами, ратифицированными Рос­сией. В частности, в Международном пакте о гражданских и поли­тических правах установлено, что каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность.

В соответствии с Конституцией РФ право каждого на свободу и личную неприкосновенность гарантируется тем, что арест, заклю­чение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов (ст. 22 Конститу­ции РФ). Аналогичные требования предусмотрены и в УПК РФ (ст. 10, 107, 108 и др.).

Предоставление права только суду ограничивать личную непри­косновенность гражданина в связи с производством по уголовному делу вытекает из особых полномочий суда и не должно быть вверено органам, ведущим уголовное преследование и обвинение.

Лицо, в отношении которого все-таки избрано в качестве меры пресечения заключение под стражу, а также лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, должно содержаться в ус­ловиях, исключающих угрозу его жизни и здоровью[20] .

Принцип неприкосновенности жилища.

Статья 25 Конституции РФ устанавливает, что «жилище непри­косновенно». Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц, иначе как в случаях, установленных феде­ральным законом или на основании судебного решения. Аналогич­ное требование содержит и УПК РФ (ст. 12, 29, 176, 182, 183 и др.).

Действие данного принципа в уголовном судопроизводстве про­является: во-первых, в том, что закон устанавливает конкретные ос­нования для проведения осмотра жилища, обыска и выемки в жи­лище (эти действия осуществляются исключительно для обнаруже­ния следов преступления и выяснения обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела — ст. 176, 182, 183 УПК РФ); во-вторых, в том, что разрешает производство указанных следственных действий только на основании судебного решения (ст. 12, 29, ч. 5 ст. 177, ст. 182, 183 УПК РФ); в третьих, де­тально регламентирует порядок производства этих следственных действий и фиксации их результатов (ст. 164, 177, 180, 182, 183 и др. УПК РФ).

Следует отметить, что за незаконное проникновение в жилище предусмотрена ответственность, вплоть до уголовной (ст. 139 УК РФ).

Принцип осуществления правосудия только судом.

Этот принцип, предусматривающий исключительное право суда осуществлять правосудие, не допускает переложения данной функ­ции ни на один внесудебный орган государства.

Указанный принцип, сформулированный в статьях 49 и 118 Конституции РФ, раскрывает саму суть правосудия: признать лицо виновным в совершении преступления, а также подвергнуть его уголовному наказанию полномочен только суд своим приговором. Только суд вправе принять решение о применении к лицу принуди­тельной меры медицинского характера. Аналогичное условие со­держит и Уголовно-процессуальный кодекс (ст. 8).

Рассматриваемый принцип придает судебному разбирательству значение важнейшей стадии процесса, а суд выделяет из всех иных органов, ведущих производство по делу, ставит в особое положение, обязывая выступать гарантом прав и свобод человека и гражданина[21] .

Принцип осуществления правосудия только судом не ограничи­вается судебным разбирательством в суде первой инстанции, а ха­рактеризует все судебные стадии процесса. В каждой из них право­судие осуществляется в тех формах, какие соответствуют характеру и назначению разрешаемых в данной стадии задач.

Принцип тайны переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Право на неприкосновенность частной жизни, личную и семей­ную тайну, защиту чести, доброго имени, а также право на тайну пе­реписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений предусмотрено Конституцией РФ (ст. 23). Положения, гарантирующие данное право, закреплены также в некоторых меж­дународных актах, в частности пункт 1 ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод предусматривает, что «каждый че­ловек имеет право на уважение... его корреспонденции». Ограниче­ние этого права допускается исключительно на основании судебно­го решения (ст. 13, 29, 185, 186 УПК РФ).

В соответствии с данным принципом для проведения таких следственных действий, как обыск, наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления и их выемка в учреждениях связи, а также контроль и запись телефонных и иных переговоров, должностное лицо, осуществляющее уголовное судопроизводство, должно полу­чить соответствующее разрешение судьи (ч. 2 ст. 13 УПК РФ).

Следует отметить, что принцип обеспечения права на тайну пе­реписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений не перестает действовать с момента ограничения этого права на основании судебного решения в указанных выше случаях. Закон обеспечивает сохранение в тайне полученных сведе­ний на протяжении всего производства по уголовному делу (ч. 3 ст. 161 УПК РФ).

Принцип охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве.

Содержание указанного принципа составляет ряд положений, закрепленных в статье 11 УПК РФ.

Первое заключается в том, что государственный орган или долж­ностное лицо, осуществляющее уголовное судопроизводство, обяза­но разъяснять всем иным участникам уголовного процесса их права и обязанности и обеспечивать возможность реализации этих прав[22] .

Второе положение предусматривает, что при наличии достаточных данных о том, что участникам уголовного судопроизводства, а также их родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их иму­щества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности, предусмотренные законом.

Третье положение данного принципа предусматривает, что пред, причиненный лицу в результате нарушения его прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уголов­ное преследование, подлежит возмещению в порядке, предусмот­ренном законом[23] .

Принцип свободы оценки доказательств.

Основным содержанием принципа свободы оценки доказа­тельств, закрепленного в статье 17 УПК РФ, является независи­мость судьи, присяжных заседателей, а также прокурора, следовате­ля и дознавателя от чьего-либо влияния при оценке собранных по делу доказательств. В соответствии с указанным принципом лицо, оценивающее совокупность собранных по делу доказательств, руко­водствуется исключительно внутренним убеждением, законом и со­вестью[24] .

Следующим условием, исходящим из данного принципа, явля­ется то, что никакие доказательства не имеют заранее установлен­ной силы. Этим самым законодатель исключает формальный (пер­сонифицированный) подход к оценке доказательств в отечествен­ном уголовном процессе.

Подводя итог данному вопросу необходимо отметить, что вместе с тем перечень принципов отечественного уголовного процесса этим далеко не исчерпывается. Анализ отдельных норм и институтов Конституции РФ и уголовно-процессуального законо­дательства России позволяет с полной уверенностью утверждать, что к основополагающим началам и идеям отечественного уголов­ного процесса следует отнести также: публичность (ст. 21 УПК); независимость судей и присяжных заседателей и подчинение их только закону (ст. 120 Конституции РФ, ст. 1 и 9 Закона РФ от 26 июня 1992 г. № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федера­ции»); гласность судебного разбирательства (ст. 123 Конституции РФ, ст. 241 УПК); осуществление правосудие на началах равенст­ва граждан перед законом и судом (ст. 19 Конституции РФ, ст. 244 УПК); непосредственность и устность разбирательства, неизмен­ность состава суда (ст. 240, 242 УПК).

Следует оговориться, что среди процессуалистов нет единого мнения о числе принципов, составляющих соответствующую систе­му, а поэтому приведенный перечень является условным.

Происходит это в большинстве своем из-за того, что ученые, как уже говорилось ранее, по-разному понимают сущность уголов­ного процесса, неодинаково трактуют понятие и содержание его ос­новных правовых положений (принципов), а также их системы.

Именно поэтому авторы, отстаивающие нормативно-правовой характер принципов уголовного процесса, указывают в своих ра­ботах, как правило, меньшее их количество, чем их оппоненты.

Другой причиной отсутствия единства в этом вопросе являются различные подходы процессуалистов в формулировке их наимено­ваний. Так, до принятия УПК РФ некоторые авторы в своих рабо­тах объединяли в единый принцип такие исходные положения, как неприкосновенность личности и неприкосновенность жилища, другие, наоборот, разъединяли непосредственность и устность раз­бирательства, неизменность состава суда в самостоятельные прин­ципы уголовного процесса и т.п. Именно поэтому одни авторы в своих работах указывали, что оптимальное число принципов оте­чественного уголовного судопроизводства составляет двадцать. Вторые полагали, что исходные положения уголовного процесса должны насчитывать четырнадцать принципов, третьи — предлагали тринадцать основополагающих начал. И, наконец, четвертые и в настоящее время насчитывают до двадцати двух принципов, функционирующих в уголовном процессе России.

Сказанное свидетельствует как об имевшем место в теории не­обоснованном расширении системы принципов уголовного судо­производства, так и о ее сужении. В настоящее время законодатель четко установил, что принципами уголовного судопроизводства яв­ляются именно те нормативные положения, которые установлены в гл. 2 УПК РФ.

3. ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ОТДЕЛЬНЫХ ПРИНЦИПОВ НА СУДЕБНЫХ СТАДИЯХ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

Судебная власть, как представляется, имеет наиболее сильные рычаги воздействия на отношение граждан к закону, на формирование их выбора вариантов правового или противоправного поведения. Церемонии осуществления правосудия, их гласность, строгость и торжественность, демонстрация судом и участниками разбирательства уважения к закону и его роли в обеспечении субъективных прав и интересов личности, реагирование суда на любые отступления от установленного правопорядка, выяснение по каждому рассматриваемому делу всех подлинных обстоятельств - это школа, которую проходят и участники судопроизводства, и причастные к процессу граждане.

Суд выясняет причины возникновения правового конфликта и способствовавшие преступлению и адекватно реагирует на них приговором, частными постановлениями (определениями). Это реализация судом его воспитательной и профилактической функции. Такая деятельность суда подтверждает дисциплинирующую и общепревентивную роль материального уголовного права.

Практические работники судебной системы слышат множество призывов о повышении авторитета судебной власти, тогда как фактически правовая и социальная роль правосудия заметно и необоснованно в настоящее время снижена. Недоумение и беспокойство вызывает освобождение суда от обязанности защиты публичных интересов и активных поисков истины при рассмотрении обстоятельств дела.

На это указывает урезание в новом УПК РФ задач уголовного судопроизводства: и освобождение суда от обязанностей доказывания, поисков истины, и освобождение суда от обязанности процессуального реагирования на преступления, ставшие известными в период осуществления правосудия. При принятии УПК РФ победил взгляд о том, что от суда нельзя требовать большего, чем разрешение конкретного правового конфликта. Рассматривая уголовное дело, суд находится в жестких границах. Социальная значимость уголовного дела за пределами интересов и полномочий суда.

В УПК РФ нет статьи о задачах судопроизводства. Появилась ст. 6 о его назначении, которое состоит в защите прав и интересов потерпевшего от преступления и "личности" от незаконного ограничения прав и необоснованного обвинения и осуждения. Какие-либо другие задачи перед правосудием не ставятся.

Фактически по-новому интерпретируется принцип публичности, т.е. обязанности определенного круга должностных лиц возбудить уголовное дело и обеспечить неотвратимость ответственности и наказания за преступление.

Установив в ходе судебного разбирательства, что имеются явные признаки совершенного преступления, которое не разбирается в рамках данного конкретного процесса, либо очевидны иные фигуранты, причастные к преступлениям, суд не может возбудить по новому обвинению уголовное дело и направить его по подследственности. Присутствующие граждане, очевидно, недоумевают, удивляются пассивности судебных органов. Раз суд на это никак не реагирует, значит, имеет место покровительство? Им невдомек, что суд не имеет права возбуждения уголовного дела (лишь в строго определенных случаях это право имеется у мировых судей).

В УПК РФ принцип публичности трансформировался в обязанность прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя в каждом случае обнаружения признаков преступления принять предусмотренные УПК РФ меры по установлению события преступления, изобличению виновных лиц. Но всегда ли они реализуют свою обязанность? Подчас при рассмотрении уголовных дел выявляются факты, когда теми или иными должностными лицами прокуратуры или следственных органов, дознания вынесены явно незаконные постановления о прекращении уголовных дел и преследования. В отношении отдельных фигурантов уголовные дела выделяются в отдельное производство и не всегда потом расследованные в отношении их уголовные дела поступают в суд на рассмотрение. Суд, являясь фактически последней инстанцией, не может влиять на данную незаконную ситуацию, не всегда может добиваться истины.

Соответственно этому сформулированы и задачи уголовного разбирательства, которые ст. 20 УПК РСФСР определялись ранее принципом объективности, полноты и всесторонности исследования обстоятельств дела и требованием возбуждения уголовного дела по новому обвинению либо в отношении нового лица, если таковые будут установлены в судебном разбирательстве (ст. ст. 255, 256 УПК РСФСР). Новый УПК не включает в себя принцип объективности, всесторонности и полноты исследования обстоятельств дела, а значит, освобождает суд от этой обязанности. Очевидно, что при этом исключается обязанность суда установления истины по делу, обязанность суда реагирования на выявленные в ходе судебного разбирательства новые эпизоды преступной деятельности подсудимого, либо его соучастников, либо иных лиц[25] .

Принцип состязательности оказался центральным практически во всех разработанных и принятых процессуальных кодексах. Создалось впечатление, что состязательность судопроизводства - одно из важнейших открытий периода судебно-правовой реформы, а уголовный процесс советского периода - сплошь инквизиция, поскольку ему чуждо понятие сторон и самой состязательности. При всех его недостатках это далеко не так. Состязательность включалась в число основополагающих принципов судопроизводства, и этому уделено внимание в многочисленных монографиях[26] . При этом подчеркивалось, что обвинение отделено от суда, обвиняемый пользуется правом на защиту, а суду «принадлежит руководство процессом, активное исследование обстоятельств дела и решение самого дела»[27] .

«Суд не может полностью положиться на активность участников судебного разбирательства, ибо она может быть недостаточной для установления истины по делу, но также направлена против истины. Суд самостоятельно исследует доказательства, главным образом потому, что именно он должен решить, имело ли место преступление, совершил ли его подсудимый, виновен ли он в совершении преступления, подлежит ли наказанию и какому. И следовательно, активность суда есть проявление принципа публичности»[28] .

Данное суждение полностью применимо и к нынешнему положению дел. Деятельность участников процесса носит одностороннюю направленность, так как преследует цель обеспечения их субъективных (либо представляемых) интересов и направлена на выяснение тех обстоятельств, которые отвечают этим интересам. Прокурор также действует односторонне, поскольку его задача в уголовном судопроизводстве (ч. 3 ст. 37 УПК РФ) - поддерживать государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность. Призыв же к обвинителю и защитнику быть объективными при поддержании обвинения и осуществлении защиты и не выходить за рамки закона в поисках средств защиты и обвинения вряд ли кем-то воспринимается серьезно. Подтверждением этому является возрастающее количество оправдательных приговоров. Даже в тех случаях, когда обвинение явно не подтверждено в судебном следствии, прокуроры, как правило, не отказываются от обвинения и настаивают на своей обвинительной позиции[29] .

Подчас в судебных заседаниях председательствующему судье приходится напрямую обращать внимание сторон на необходимость заявления тех или иных ходатайств участниками разбирательства. К примеру, на необходимость заявить ходатайство об исследовании показаний, данных обвиняемым на предварительном следствии, в силу наличия существенных противоречий с показаниями, данными суду, в особом порядке принятия судебного решения на желательность исследования данных, характеризующих личность виновного лица. Мотивами такого поведения судьи являются его ответственность и то, что именно ему необходимо принять окончательное решение по делу. Следует заметить, что работники прокуратур и адвокаты, проработав определенное время по новому УПК РФ, стали профессиональнее и умеют гибче пользоваться своими возможностями, закрепленными законом.

Состязательность - институт защиты частного права. Для обеспечения реальных возможностей сторон в частном споре и для защиты публичного права требуется активность суда - беспристрастная, объективная и безусловная. Но новый УПК РФ предельно упростил роль председательствующего в суде первой инстанции: он лишь обеспечивает соблюдение распорядка судебного заседания и принимает меры по обеспечению равноправия и состязательности сторон согласно ст. 243. Единственная норма УПК РФ, дающая судье инициативу, - это ч. 2 ст. 281. Ему разрешено законом по собственной инициативе огласить показания потерпевшего и свидетеля, данные на предварительном следствии, в случае смерти потерпевшего или свидетеля, тяжелой болезни, препятствующей их явке в суд, отказа свидетеля и потерпевшего, являющихся иностранцами, явиться по вызову в суд. Также судье позволяется лично огласить документы по ходатайству стороны (ч. 2 ст. 285 УПК РФ).

В то же время ст. 86 УПК РФ определяет, что собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом.

Каким же образом это осуществимо? В силу ст. 286 суд может истребовать документы, на основании постановления исследовать их и приобщить к материалам уголовного дела. Статьями 287 - 290 УПК РФ регламентируется порядок производства судом осмотра местности и помещения, следственного эксперимента, опознания, освидетельствования. Ни в одной из этих норм нет указания на то, что данные следственные действия могут производиться по инициативе суда. Следовательно, первоначально должно быть ходатайство одной из сторон на такие действия, оно должно быть разрешено в судебном заседании, и на основании постановления суда суд выполнит предписанные нормы.

Роль суда второй инстанции, проверяющего законность, обоснованность и справедливость судебного решения, также упрощена. Он проверяет дело только в отношении тех осужденных, которых касается жалоба, и лишь в той части, в которой решение суда первой инстанции обжалуется согласно ч. 2 ст. 360 УПК РФ. Ревизионный порядок кассационного пересмотра приговоров и определений, существовавший в ст. 332 УПК РСФСР, отменен. То есть на беззаконие и нарушение прав личности в пересматриваемом приговоре суд второй инстанции не может как-то отреагировать, если жалоба и представление этих вопросов не затрагивают.

Возникают вопросы, почему же всячески умаляется роль суда в доказывании, устраняя из УПК РФ любые намеки на поиск истины как необходимой цели судебного познания, являющейся залогом законных и справедливых решений? Реформаторы, принижая роль судебной власти в государстве и обществе, может быть, к этому и не стремились. Однако это формирует психологию профессиональной безответственности судей, нейтрализует высокие личные качества судей. Для устранения выявленных проблем требуется совершенствование законодательства[30] .

З а к л ю ч е ние

Таким образом, подводя итог работе можно сказать, что уголовно-процессуальное законодательство и регулируемая им уголовно-процессу­альная деятельность опираются на ряд коренных, руководящих положений, которые определяют характер всего уголовного процесса, играют в нем особую, главенст­вующую роль, причём теоретическое выделение и обоснование данных положений у большинства теоретиков уголовного процесса неоднозначно, что, в свою очередь, создаёт сложность как при изучении данной темы в рамках учебной дисциплины уголовного процесса, так и при написании курсовой работы по данной теме. Несмотря на вышеизложенное, можно сделать следующие выводы:

Основы уголовного процесса принято называть его принципами. Ясно, что принципы уголовного процесса того или иного государства отражают его экономику, политический строй, правовую систему в целом, исторические и национальные традиции, уровень культуры, господствующую идеологию и другие объективно существующие факторы.

По своему происхождению принципы уголовного процесса представляют собой идеи, взгляды о должном уголовно-процессуальном порядке, его основных чертах, отражающих представления о справедливом правосудии, о том, какими должны быть его основные устои. В идеале они должны адекватно отражать представления всего общества, народа о подлинном правосудии.

Принципы уголовного процесса должны обеспечить такое его построение, которое в максимальной степени способствовало бы выполнению его задач. Они, разумеется, должны быть согласованы между собой, образовывать единую логичную систему.

Таким образом, принципы уголовного процесса - это теоретически обоснованные основные правовые положения, идеи, нормы общего и руководящего значения, определяющие построение всех форм, институтов и обеспечивающие выполнение стоящих перед ним задач.

Принципы уголовного процесса составляют основу конкретного и детального правового регулирования всех форм, стадий и институтов уголовного процесса и уголовно-процессуальной деятельности. Ни одна процессуальная норма не должна им противоречить. При пробеле в законе, несогласованности различных правовых норм или затруднении в их применении суд, органы следствия, дознания и прокуратуры обязаны руководствоваться принципами уголовного процесса. Сама практическая деятельность по расследованию, разбирательству в судах и разрешению уголовных дел должна быть строго согласована с процессуальными принципами. Любое нарушение принципов влечёт негативные правовые последствия для нарушителей.

Завершая свою работу, хотелось бы отметить, что написание курсовой работы по данному вопросу дало мне возможность более детального и глубокого изучения принципов уголовного процесса и их реализации в уголовном судопроизводстве.

Список исп о льз у ем ой литературы:

1. Конституция Российской Федерации. М.1994г.

2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации У 26.-Новоссибирск: Сиб.унив.изд-во,2010.-544с.

3. Научно-практический комментарий к УПК РФ / Под общ. ред. В.М.Лебедева; Науч.ред. В.П.Божьев.М.:Спарк,2008.-1007стр.

4. Закон «О судебной системе Российской Федерации» от 31.12.96.

5. Закон «О статусе судей Российской Федерации» от 26. 06. 1992.в ред. от 21. 06. 1995.

6. Закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27. 04. 1993.

7. Закон «О судоустройстве РСФСР» от 08. 07. 1981 г. № 976 (в ред. Законов РФ от 29.05.92 N 2869-1, от 03.07.92 N 3200-1, от 16.07.93 N 5451-1, Федерального закона от 28.11.94 N 50-ФЗ).

8. Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации» № 13 от 24. 12. 1993.

9. Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации «О рассмотрении судами жалоб на неправильные действия, нарушающих права и свободы граждан» от 21. 12. 1993.

10. Определение Конституционного Суда РФ №108-0 от 6 марта 2003г.//Российская газета 27 мая 2003г. №99

11. Уголовный процесс \ Учебник под ред. П.А. Лупинская М., «Юристъ», 2009.

12. Уголовный процесс. – Учебник под ред. С.А. Колосовича, Е.А.Зайцевой. М.-2008г. 510 стр.

13. Уголовный процесс. – Учебник под ред. В.П. Божьего.М.: Спарк, 2008г. - 648стр.

14. Григорьева Н. «Принципы уголовного судопроизводства и доказательства». // Российская юстиция. 2009. N 8. С. 39.

15. Гриненко А.В. Принцип презумции невиновности и его реализация в досудебном производстве.М.2008.

16. Москалева Т. Н. «Честь и достоинство: как их защищать?». М., «Знание», 2007.

17. Смирнов В.П. «Противоборство сторон как сущность принципа состязательности уголовного судопроизводства». // Государство и право. 1998. N 3. С. 58-63.

18. Химичева Г. П. «Принципы уголовного судопроизводства».Учебное пособие. М., 2005.

19. Воскресенский В.П. Состязательность в уголовном процессе.//Законность.2004.№7

20. Божьев В.П. Предисловие к Научно-практическому комментарию к УПК РФ. // Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. - М, 2005. С. 68.

21. Карев Д.С. Сущность и задача уголовного процесса. Учебник " Уголовный процесс" М.1998г.с.304.

22. Летучих В.И. Конституционный принцип обжалования в досудебных ста­диях советского уголовного процесса. - Омск, 1981. С. 97.

23. Москвитина Т.А. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона и средства их выявления, устранения и предупреж­дения в уголовном процессе России. Автореф. дисс... канд. юрид. наук. — Ка­зань, 2005. С.132.


[1] Уголовный процесс. – Учебник под ред. С.А.Колосовича, Е.А.Зайцевой. М.-2003г. 510 стр.с.41

[2] Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. — СПб., 2002. С.8.

[3] Уголовный процесс. Учебник. //Под ред. К.Ф. Гуценко. -М., 2001. С. 23.

[4] Карев Д.С. Сущность и задача уголовного процесса. Учебник «Уголовный процесс» М.2004г.с.67.

[5] Уголовный процесс. Учебник. //Под ред. К.Ф. Гуценко. -М., 2005.-с.97.

[6] См.: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 5 марта 2004 г. № 1 // Рос. газета. 2004, 25 марта.

[7] Система — это такая совокупность ее составляющих, их групп, которые имеют определенные взаимосвязи между собой и со средой. (Подробнее см.: Штеренберг М.И. Проблема Берталанфи и определение жизни // Во­просы философии. 1996. № 2. С. 51—66.)

[8] См., например: Советский уголовный процесс: Учебник. 3-е изд., пере-раб. и доп. М., 1984. С. 34 — 36; Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общ. ред. проф. П.А. Лупинской. М., 1997. С. 94 и др.

[9] См., например: Вандышев В.В. Уголовный процесс: Конспект лек­ций. СПб., 2002. С. 27 и др.

[10] См., например: Демидов И.Ф. Принципы предварительного следст­вия // Руководство для следователей. М., 1998. С. 5-6 и др.

[11] См., например: Якупов Р.Х. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В.Н. Галузо. М., 1998. С. 81; Вандышев В.В. Уголовный про­цесс: Конспект лекций. СПб., 2002. С. 27 и др.

[12] См., например: Строгович М.С. Курс советского уголовного процес­са. Т. 1. М., 1968. С. 125—126; Алексеев С.С. Проблемы теории права. Свердловск, 1972. С. 105—106; Уголовный процесс: Учебник для юридиче­ских высших учебных заведений / Под общ. ред. В.И. Радченко. М., 2003.С. 45 и др.

[13] Алиев Т.Т., Громов Н.А. Основные начала уголовного судопроиз­водства. М., 2003. С. 13.

[14] См., например: Ларин А.М., Мельникова Э.Б., Савиц­кий В.М. Уголовный процесс России: Лекции-очерки. М., 1997. С. 2 — 3; Гри­не н к о А.В. Система принципов и цель производства по уголовному делу // Правоведение. 2000. № 6. С. 179 — 192; Химичева Г. П. Досудебное произ­водство по уголовным делам: Концепция совершенствования уголовно-процес­суальной деятельности. М., 2003. С. 64—65; Алиев Т.Т., Громов Н.А. Указ. раб. С. 11 и др.

[15] Уголовный процесс. – Учебник под ред. В.П.Божьего.М.: Спарк, 2002г. - 648стр.с.76

[16] Строгович М.С. Правовые гарантии законности в РФ. Госюриздат. М. с.64.

[17] Уголовно-процессуальное право: Учебник. // Под общ. ред. П.А. Лупин-
ской.-М, 1997. С. 42-44.

[18] Закон «О судебной системе Российской Федерации» от 31.12.96.

[19] Божьев В.П. Предисловие к Научно-практическому комментарию к УПК
РФ. // Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. - М, 2002. С. 8.

[20] Настольная книга прокурора. Коллектив авторов. // Под ред. СИ. Гераси­мова. -М., 2002. С. 319.

[21] Уголовный процесс. – Учебник под ред. С.А.Колосовича, Е.А.Зайцевой. М.-2003г. 510 стр.

[22] Москалева Т.Н. Честь и достоинство: как их защищать? М., «Знание» 1992. С20.

[23] См.: закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27 апр. 1993 г.; постановление Пленума Верховного суда РФ от 21 дек. 1993 г. «О рассмотрении судами жалоб на неправильные действия, нарушающих права и свободы граждан» // Российская юстиция.-1994.- № 3.-С. 51.- п. 1.

[24] Комментарий к УПК РФ. // Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. С. 84.

[25] Бойко А. Опасность негативного правотворчества - раздел 2 "Решения Конституционного Суда РФ как фактор дестабилизации уголовно-правовой системы" // Уголовное право. 2000. N 3. С. 92 - 98.

[26] Алексеев Н.Д., Данеев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерки развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1980. С. 40 - 42; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1968. С. 149 - 156; Курс советского гражданского процессуального права. М., 1981. С. 163 - 168; и др.

[27] Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1968. С. 149; Бойков А.Д., Каперца И.И. Курс советского уголовного процесса - общая часть. М., 1989. С. 163 - 168; и др.

[28] Там же. С. 173 (Демидов И.Ф. - автор раздела о принципах процесса).

[29] Уголовные дела N 1-11/2002 г.; 1-14/2002 г.; 1-424/2003 г. Архив Крымского районного суда Краснодарского края.

[30] Серощтан В.В. Российский судья 2006 № 7.