регистрация / вход

Взаимодействие права и морали

Оглавление Введение. 3 Право и мораль как элементы системы нормативного регулирования. 5 Единство и различия права и морали. 9 Взаимодействие права и морали в современной России. 17

Оглавление

Введение. 3

Право и мораль как элементы системы нормативного регулирования. 5

Единство и различия права и морали. 9

Взаимодействие права и морали в современной России. 17

Заключение. 25

Библиография. 27

Введение

Проблема морали на протяжении уже многих веков интересовала философов различных направлений и школ. И каждый трактовал проблему морали по-разному.

В чем причина такого устойчивого интереса различных философов к этой проблеме, почему на протяжении веков проблема морали неизменно оставалась предметом философского осмысления многими людьми.

Во-первых, потому, что сама категория морали весьма необычна, она стоит особняком в ряду многочисленных других философских категорий. Ни одна другая категория философии не затрагивает так сильно личную, духовную сферу жизни человека, более того, ни одна из них не служит обозначением должного, идеального, эталонного в той степени, в которой это делает категория морали. Но понятия добра и идеала, в каждую эпоху оценивались по-разному, в них вкладывался разный смысл и разное содержание.

Вопросы идеального всегда вызывали у философов массу подходов, которые выделяли в связи с этим множество проблем. Но в данной работе я все-таки попытаюсь рассмотреть, что такое мораль как освоение мира, структуру нравственного сознания и исторические типы освоения морали.

Мораль является совокупностью норм, и регулирует межличностные отношения и отношения личности к обществу. Над нормами стоят нравственные принципы, нормы и определяются нравственными принципами.

Действия нравственных норм определяются не силой принуждения, но силой общественного мнения. Принциры и нормы нравственности поддерживаются общественным мнением путем нравственного осуждения, но это далеко не везде и не всегда. Поэтому разделяют мораль и нравственность с одной стороны и нормы нравственной жизни, нравы - с другой (существующие человеческие нравы, которые могут совпадать с моральными нормами, а могут и не совпадать).

Условием нравственного поведения является ответственность. Мораль может быть только там, где на человеке есть ответственность. Но на человека нельзя возлагать ответственность за жестко детерминированные (вынужденные) поступки, если они определяются объективным законом, необходимостью. Ответственность имеет своим условием свободу человека (свободу его воли, свободу выбора) и здесь возникает мораль.

Мораль - это культурное явление, а не природное связанное с объективными законами.

Целью данной работы является рассмотрение общих методологических аспектов соотношения права и морали, а также особенности их взаимодействия.

Право и мораль как элементы системы нормативного регулирования

Каждое исторически конкретное общество требует строго определенной меры социального регулирования общественных отношений.

Регулирование общественных отношений осуществляется путем реализации определенных социальных норм: норм права, норм морали, норм, установленных общественными организациями, норм обычаев, норм традиций, норм ритуалов и т.д.

В общем плане социальные нормы — это правила поведения общественного характера, регулирующие взаимоотношения людей и деятельность организаций в процессе их взаимодействия.

Как вид социальных норм, моральные установления характеризуются общими родовыми признаками и являются правилами поведения, определяющими отношение человека к человеку. Если действия человека не касаются других людей, его поведение с социальной точки зрения безразлично. Поэтому не все ученые считают нормы нравственности явлением исключительно социальным.

Нормы морали – правила поведения людей, которые устанавливаются в обществе в соответствии с моральными представлениями людей о добре и зле, справедливости и несправедливости, долге, чести, достоинства и охраняются силой общественного мнения или внутренним убеждением.[1]

Со времен Канта существует убеждение, что сфера нравственности охватывает сугубо внутренний мир человека, поэтому оценить поступок как нравственный или безнравственный можно лишь по отношению к лицу, которое его совершило. Человек как бы извлекает из себя нормы своего поведения, в себе, в глубине своей «души», дает оценку своим действиям. С данной точки зрения человек, взятый отдельно, вне его отношений к другим людям, может руководствоваться нравственными правилами.

Существует и компромиссная позиция в оценке нравственного регулирования, согласно которой нормы морали имеют двоякую природу: одни имеют в виду самого индивида , другие – отношение индивида к обществу. Отсюда деление этики на индивидуальную и социальную.

Наиболее распространенным и аргументированным является представление об абсолютном характере норм морали и отсутствии в них какого-либо индивидуального фактора. Существует точка зрения, что нравственность представляет не требования человека к самому себе, а требования общества к человеку. Не человек определяет, как он должен относиться к другому человеку, не отдельный индивид оценивает свое поведение как хорошее или плохое, а общество, которое может признать какой-либо поступок нравственно хорошим, хотя он не хорош для индивида, и оно же может считать поступок недостойным с нравственной стороны, хотя последний вполне одобряем с индивидуальной точки зрения.

С другой точки зрения, нравственные законы заложены в самой природе человека. Внешне они проявляются в зависимости от той или иной жизненной ситуации, в которой оказывается индивид.. Другие же категорически утверждают, что нормы нравственности – это требования, обращенные к человеку извне.

Видимо, нет оснований проводить водораздел между индивидуальным и социальным характером нравственных требований, поскольку в них органически переплетаются элементы того и другого. Ясно одно, что любая социальная норма имеет общий характер, и в этом смысле она адресуется не к конкретному индивиду, а ко всем или к большой группе индивидов. Моральные нормы регулируют не «внутренний» мир человека, а отношения между людьми. Однако не следует упускать из виду индивидуальные аспекты нравственных требований. В конечном счете их реализация зависит от нравственной зрелости человека, прочности его моральных воззрений, социальной ориентированности его индивидуальных интересов. И здесь первостепенную роль играют такие индивидуализированные моральные категории, как совесть, долг, которые направляют поведение человека в русло социальной нравственности. Внутреннее убеждение индивида в нравственности или безнравственности своего поступка в значительной мере определяет и его социальную значимость.

Элементами морального регулирования являются: идеал, выражающий представление общества, классов, социальной группы о нравственном совершенстве; система норм, соблюдение которых является необходимым условием функционирования общества, достижения им своих моральных ценностей; особые формы социального контроля, обеспечивающие реализацию моральных норм, в том числе общественное мнение.

Право же, хотя и принадлежит к области духовной жизни людей, представляет собой по основным своим характеристикам внешне объективированный иституционный социальный регулятор, который способен опосредовать самые разнообразные отношения, лишь бы они поддавались внешнему контролю и обеспечивались государственно-принудительными мерами, а также при помощи особых только ему присущих средств гарантирует организованность, упорядоченность общественных отношений в условиях цивилизации.[2]

Право в практической жизни людей – явление, относящееся к обыденным делам, к конфликтам, к согласованию сталкивающихся интересов. Выражается и реализуется оно в законах, правительственных постановлениях, судебных решениях, адвокатских документах и затрагивая текущие дела и заботы, связано главным образом с деятельностью законодателей, судей, нотариусов, следователей, других юристов.

Право строится и функционирует на основе определенных принципов, которые выражают его сущность и социальное назначение. В них отражаются главные свойства и особенности права, придающие ему качество государственного регулятора меры свободы и справедливости в общественных отношениях.

Право строится на следующих принципах: принцип демократизма в формировании и реализации права, принцип законности, принцип национального равноправия, принцип гуманизма, принцип равенства граждан перед законном, принцип взаимной ответственности государства и личности.

Таким образом право – это система нормативных установок, опирающихся на идеи человеческой справедливости и свободы, выраженных большей частью в законодательстве и регулирующих общественные отношения.

Единство и различия права и морали

Право и мораль – самостоятельные, суверенные нормативно-регулятивные институты, каждый из которых имеет свою особую ценность. Более того, по природе и происхождению они вообще находятся в различных плоскостях.[3]

Право и мораль имеют общие черты, свойства. Главные их общие черты проявляются в том, что они входят в содержание культуры общества, являются ценностными формами сознания, имеют нормативное содержание и служат регуляторами поведения людей. Право и мораль имеют общие социальные, экономические, политические условия жизни общества, служат общей цели согласованию интересов личности и общества, обеспечению и возвышению достоинства человека, поддержанию общественного порядка. Их единство, как и единство всех социальных норм цивилизованного общества, основывается на общности социально-экономических интересов, культуры общества, приверженности людей к идеалам свободы и справедливости.

Что же общего между правом и моралью? И те, и другие являются надстроечными явлениями над экономическим базисом и обществом; Имеют общую экономическую, социально-политическую и идеологическую основу; Им свойственна общая цель: утверждение общечеловеческих ценностей в обществе; Они состоят из общих правил поведения, выражающие определенную волю, т.е. направлены на установление и поддержание на необходимом уровне дисциплины и порядка в обществе; Имеют нормативный характер, и в тех, и в других присутствуют санкции, обеспечивающие негативные последствия для нарушителей нормы; Представляют собой средства активного воздействия на поведение людей.

Исследуя сущность морали, отмечают, что мораль возникает из социальной потребности в согласовании поведения индивида с интересами социального целого, в преодолении противоречия между интересами личности и общества. Мораль выступает как нормативное осознание такого рода противоречий, как ответ на эту социальную потребность. И право и мораль обладают способностью проникать в самые различные области общественной жизни. Ни право, ни мораль не ограничиваются обособленной сферой социальных отношений. Они связанны с поведением людей в широких областях их социального взаимодействия. Учитывая это, а также принимая во внимание «универсальность» морали, ее «вездесущий», «всепроникающий» характер, можно сделать вывод о том, что нельзя разграничивать право и мораль по предметным сферам их действия. Ведь право возникает и действует, прежде всего, в таких сферах как отношения собственности и политической власти. Однако они не обособлены от морали. В тоже время, действие права также выходит далеко за пределы указанных отношений.

Следовательно, право и мораль не имеют специфических предметно или пространственно обособленных сфер общественных отношений, а действуют в едином «поле» социальных связей. Отсюда общность, точное взаимодействие норм права и морали. Тесная связь права и морали, определяемая едиными сферами общественных отношений, не означает, что во всех исторических условиях они «работают» однонаправлено, взаимно дополняя друг друга. Реальная картина соотношения права и морали может быть выявлена лишь в результате конкретно-исторического анализа.

Известно, что в антагонических общественно-экономических формациях каждый класс имеет свою систему морали, определяемую условиями его жизни, в то время как система права всегда выражает интересы морали различных классов. Мораль господствующих классов поддерживает правовые нормы и принципы, а мораль угнетенных классов нейтральна к праву, она противоборствует закрепленным в праве социальным позициям господствующих классов, связанных, прежде всего с обладанием собственностью и политической властью.

Общность права и морали, порожденная едиными общественными отношениями, дополняются общностью их функционального значения, право и мораль формируют эталоны и стандарты, включаемые в ценностно-нормативную ориентацию общества. Предписания права и морали вырастают из деятельности людей, образуя «связный ряд общения», приобретающих в результате многократной повторяемости нормативный характер и выступающих регуляторами поведения людей. Общность права и морали (по Гегелю) определяется, прежде всего, общностью их субстанции свободы. С одной стороны, Гегель определяет посредством понятия свободы нравственность: «нравственность есть понятие свободы, ставшее наличным миром и природой самосознания[4] ». С другой стороны, право Гегель определяет как «наличное бытие свободной воли[5] »

Следует подчеркнуть, что все политические отношения всегда подлежат моральной оценке (политические акции государства, внутренняя и внешняя его политика, деятельность политических лидеров и т. п.). Таким образом, и правовая и моральная системы политически насыщены, и это объединяет их.

Выдающийся судебный деятель А. Ф. Кони большое внимание уделял проблеме внутреннего убеждения судьи. Судья, по убеждению А. Ф. Кони, должен напрягать все свои душевные силы для отыскания истины в деле. «В основе душевного приговора должна лежать не только логическая неизбежность, но и нравственная обязательность»[6] . По мнению Кони «совесть – это высочайшее проявление души. Правосудие не может быть отрешенно от справедливости»[7] .

Право во всех его проявлениях – как нормативная система, движение общественных отношений, правосудие должно быть пронизано нравственностью. Внутренняя моральность права – одно из важных условий его эффективности. Право вовсе не претендует на то, чтобы в системе социальных ценностей стоять выше нравственности. Однако, социальные схемы, отодвигающие право на задний план, делающие его чем-то второстепенным, в истории нашего общества пока ничего кроме вреда не приносили.

Правовая жизнь общества не может развиваться вне моральных категорий гуманизма и социальной справедливости, совести и чести, добра и человеческого достоинства, свободы и ответственности. Органически включенность этих нравственных идеалов и принципов в реальные правовые связи и отношения – свидетельство повышения идеалов и моральной ценности права. «Нравственное измерение» права – неотъемлемое условие его дальнейшего развития и совершенствования, усиление его личностной, гуманистической ориентации. Правовые и нравственные нормы имеют общее целевое назначение – воздействие на поведение людей. Вместе с тем, различные социальные регуляторы, каждый из которых обладает своей спецификой. Общее в праве и морали обусловлено еще и тем, что их нормы всегда являются фиксацией сущего и формулируют на его основе должное.

Право и мораль как социальные регуляторы неизменно имеют дело с проблемами свободной воли индивида и его ответственности за действия. Они обращены к разуму и воле человека, помогая ему адаптироваться в сложном и изменчивом мире общественных отношений. Свобода и ответственность – пружины исторической активности человека, способ его существования в правовых и нравственных отношениях.

Вместе с тем право и мораль выступают как мерила свободы индивида, определяют ее границы. Право является формально конкретно исторически обусловленной мерой свободы. Причем речь идет не об абстрактной свободе, а о тех ее масштабах, которые детерминированы конкретным способом производства, социальной структурой, культурным развитием общества. «Право по своей сущности и, следовательно, по своему понятию – это исторически определенная и объективно обусловленная форма свободы в реальных отношениях, мера этой свободы, формальная свобода».[8]

Гегель: «Право и мораль отличаются друг от друга. Нечто вполне позволительное с точки зрения права быть чем-то таким, что моралью запрещается. Право, например, мне разрешает распоряжаться своим имуществом, совершенно не определяя пределов этого распоряжения, и только мораль содержит определения, которые его ограничивают».[9]

Как отмечает Новгородцев «…в последнее время все чаще высказывается утверждение, что право есть минимум требований, предъявляемых обществом к лицу»[10] . Более важные для внешнего порядка юридические предписания охраняются более строгим контролем общественной власти, но по своему содержанию они представляются более ограниченными, чем нормы нравственные. Если прибавляют иногда к этому, что право есть минимум нравственных предписаний, или, как говорят иначе – этический минимум, то в этом нельзя не видеть известного недоразумения. Несомненно, что в области права могут относиться не только действия, безразличные с нравственной точки зрения, но даже и запрещаемые нравственностью. Право, никогда не может всецело проникнуться началами справедливости и любви. Но если оно вступает в известных случаях в противоречие с нравственными заветами, то его нельзя называть нравственным, даже и в минимальной степени. Это, конечно, не исключает того, что находится под влиянием нравственности и отчасти воплощает в себе ее требования.

Не будучи всецело нравственным, право дает известный простор личным интересам и стремлениям, даже в их эгоистическом и своекорыстном проявлении. Напротив, нравственность представляет собой более чистое воплощение альтруистических начал, и соответственно с этим ее требования имеют всеобъемлющий и безусловный характер.

Это проявляется по преимуществу в двух направлениях. Право, по сравнению с нравственностью, отличается точностью и ограниченностью своих предписаний. Подобно нравственности, оно ограничивает произвол отдельных лиц, налагая на них известные обязательства во избежание общих споров и столкновений. Но в то время как право ограничивает свои требования строго обозначенными пределами, устанавливая в каждом случае совершенно ясные и определенные предписания, нравственность, как мы понимаем ее в настоящее время, не составит каких-либо границ для своих предписаний. Требуя от нас служения людям, исполнения закона любви, нравственность не определяет подробно ни формы, ни пределов этого служения, предоставляя нам самим найти в каждом отдельном случае соответствующий способ выполнения нравственных заветов. Для достижения нравственного совершенства нет, и не может быть, никаких заранее установленных рамок; это область постоянного стремления к добру, высшая цель которого переходит за пределы всяких личных соображений и расчетов, чтобы торжествовать победу над эгоизмом и подвигах самозабвения и самопожертвования. По глубокому замечанию Канта, «моральное состояние человека, в котором он всегда должен находиться, есть добродетель, т.е. моральное настроение в борьбе, а не святость, в виде мнимого обладания полной чистотой настроений воли».[11] В отличие от этого право и для наиболее важных обязанностей, возлагаемых им на нас, - например, в области общественной, - всегда устанавливает сроки, размеры, формы. Вводя, таким образом, свои предписания в определенные границы. Эта ограниченность права, по сравнению с безграничностью морали, является первой чертой их различия, заставляющей характеризовать юридическую область как минимум общественных предписаний. Нравственность, не удовлетворяется, подобно праву, требованием внешних действий, но вменяет людям в обязанность также и добрые чувства, без которых исполнение заветов лишается истинной цены. Для права безразлично, например, уплачивается ли долг по чувству честности, или же из одной боязни законного преследования; но для нравственности это не безразлично: она осуждает те действия, которые имеют одну видимость добрых, а на самом деле подсказываются своекорыстными побуждениями. Если право и принимает во внимание внутренние мотивы, то не при исполнении, а при нарушении закона, там, где требуется определить виновность лица, что, конечно, не может быть сделано без освещения субъективной стороны правонарушения. Развитие жизни приводит к тому, что право и нравственность обособляются друг от друга, не утрачивая своей связи, но приобретая более самостоятельное значение. Новгородцев объясняет это тем, «…что в самих требованиях общества по отношению к исполнению своих предписаний заключается известная двойственность, рано или поздно приводящая в раздвоении этих предписаний на две самостоятельные области»[12] . Условия общественной жизни требуют, чтобы известные предписания исполнялись, во что бы то ни стало, все равно, соответствуют они или нет желаниям и мнениям отдельных лиц. Сожитие людей в обществе было бы немыслимо, если бы такие деяния, как воровство и убийство, ставились исключительно в зависимость от добровольного усмотрения отдельных лиц. Общество должно требовать обязательного исполнения норм, запрещающих подобные деяния, одинаково от всех своих членов, без различия их воззрений. С другой стороны, развитое нравственное сознание признает истинную цену лишь за таким исполнением моральных требований, которое сопровождается соответствующим внутренним настроением. «Одно внешнее исполнение без надлежащего нравственного чувства, с подобной точки зрения, не имеет никакого этического значения».[13]

Право очерчивает свободу внешних действий человека, оставаясь нейтральным по отношению к его внутренним мотивам. Иное дело мораль, она не только определяет границы внешней свободы, но и требует внутреннего самоопределения личности. В этом смысле мораль – неформальный определитель свободы.

Взаимодействие права и морали в современной России

Мораль и право тесно взаимосвязаны, более того, можно говорить о глубоком взаимопроникновении права и морали. Они взаимообусловливают дополняют и взаимообеспечивают друг друга в регулировании общественных отношений. Объективная обусловленность такого взаимодействия определяется тем, что правовые законы воплощают в себе принципы гуманизма, справедливости, равенства людей. Другими словами, законы правового государства воплощают в себе высшие моральные требования современного общества.

В регулировании общественных отношений право взаимодействует с моралью. При уяснении содержания правовых норм необходим не только их всесторонний анализ с учетом требований идей правосознания общества, но и выявление взаимосвязей норм права с принципами и нормами морали, с нравственным сознанием общества.

Применение норм права требует проникновения в нравственную оценку жизненных отношений, обстоятельства по конкретному, юридически значимому делу.[14] Анализ моральных отношений необходим при рассмотрении брачно-семейных, а также многих гражданских и уголовных дел.

Как форма общественного сознания, система отношений и норм - мораль зародилась раньше политической и правовой форм сознания, раньше государственной организации общества. Обычаи, мораль регулировали взаимоотношения людей в первобытнообщинном строе.

Нормы морали - продукт исторического развития человечества. Они сформировали в борьбе со злом, за утверждение добра, человеколюбия, справедливости, счастья людей. На развитие морали оказывают воздействие социально-политические отношения, другие формы общественного сознания. Моральные принципы и нормы в значительной мере определяются также социально-экономическими условиями жизни общества. В развитии человечества отмечается нравственный прогресс, возрастание нравственной культуры. Однако нравственное развитие человечества претерпевает определенные противоречия. Общечеловеческое в морали сталкивается с проявлениями группового морального сознания, происходит взаимодействие общечеловеческого и классового.

Значительное влияние на мораль, на утверждение общечеловеческих норм в ней оказывает религия. Общечеловеческое содержание нравственности обрело выражение в «золотом правиле»: «поступай по отношению к другим так, как ты хотел бы, чтобы они поступали по отношению к тебе». Принцип морали - это основные начала, исходные требования, охватывающие общественную и личную жизнь человека. Они конкретизируются в виде норм, регулирующих поведение людей в определенных жизненных ситуациях. Нормы морали тогда становятся действенной основой нравственного поведения человека, когда они утверждаются в его самосознании, приобретают качество убеждения, сливаются с его чувствами.

История развития цивилизации свидетельствует, что право и мораль как составные части культуры общества органически связаны друг с другом. Правовая система государственно-организованного общества закрепляет жизненно важные для всего общества требования морали, нравственную культуру населения страны, исходит из того, что нравственная основа права является важной составной величиной общей регулятивной потенции права, что право должно быть нравственным, законы должны быть справедливыми и гуманными.

Величайшую нравственную ценность представляют собой основные права человека - юридическое выражение его свободы и достоинства. Фактическая реализация этих прав является условием обретения человеческого счастья, ибо права человека по существу есть его устремление к счастью, признанное законом.

На тесную взаимосвязь права и морали указывают исторические памятники права Древнего мира, средних веков и нового времени. Об этом свидетельствует применение морально-этических понятий в оценке содержания законов, других источников права. Изречение древних «Jus est ars boni et aegui» - «право есть искусство добра и справедливости» раскрывает органическую связь права, юстиции и морали.

Связь права и морали находит выражение и в теории права, в интерпретации ряда юридических проблем. Например, имеющий давнюю историю вопрос о соотношении права и закона можно верно понять и решать, исходя из органической взаимосвязи права и морали.

В познании качества закона аксиологический подход предполагает в оценке содержания закона применение категорий справедливости, гуманности.[15] Закон может оказаться не соответствующим этим социально-философским и этическим категориям. В этом случае закон не может быть признан подлинным правом. Однако, различая право и закон, нельзя догматически противопоставлять их друг другу, следует исходить из презумпции: закон есть право. Это укрепляет престиж закона, правопорядок и общественную нравственность.

Таким образом право активно содействует утверждению прогрессивных моральных представлений в обществе. Нормы морали, в свою очередь, наполняют право глубоким нравственным содержанием, содействуя эффективности правового регулирования, одухотворяя действия и поступки участников правоотношений нравственными идеалами.[16]

На действие норм морали оказывают влияние весь уклад жизни общества, само социальное общение индивидов. Учреждения культуры воспитывают граждан в духе правового и нравственного сознания. Активную роль в воспитании нравственной культуры личности играет положительный пример сограждан, способствующий тому, что требования общественной морали становятся убеждением, составной частью самосознания, жизненной позиции человека. Вместе с ростом сознательности граждан возрастает эффективность правового регулирования общественных отношений, выполнение требований норм права воспринимается гражданами как долг перед обществом и государством, расширяется и углубляется взаимодействие права и морали.

Право в целом соответствует моральным взглядам, убеждениям народа. В жизненных обстоятельствах возникают определенные противоречия между правосознанием и моральным сознанием общества, отдельных социальных групп, «столкновения» между нормами морали и права. В том случае, когда нормы права приходят в противоречие с общественным мнением, требованиями нравственности, долгом компетентных государственных органов является принятие необходимых мер по совершенствованию правового регулирования.

Практика внутригосударственной и международной жизни свидетельствует, что между правом и моралью имеются противоречия в регулировании имущественных, семейных, трудовых, экологических, международных отношений. Противоречия между правосознанием и моральным представлением могут быть в определении преступления, административного проступка, мер уголовной, административной, имущественной ответственности. Ряд коллизионных вопросов в соотношении права и морали возникает чаще всего в регулировании трансплантации человеческих органов и тканей, операции искусственного оплодотворения и имплантации, осуществлении других медицинских операций и способов лечения.

Однако право и мораль хотя и являются двумя своеобразными, самостоятельными институтами социального регулирования общественных отношений, все же тесно взаимодействуют, но взаимодействуют именно как особые, суверенные явления, каждое из которых при опосредовании общественных отношений выполняет свои особые функции и имеет свою особую ценность.[17]

Рассматривая взаимоотношения права и морали, можно отметить, что все правовое подлежит моральным оценкам, и прежде всего классификации в категориях добра и зла. Такое оценочное отношение –одна из форм связи правовых и моральных систем. Мораль выступает одной из сторон правовых отношений, так как эти отношения затрагивают коренные интересы людей и подлежат не только юридическим но и моральным оценкам.[18]

Единство права и морали в цивилизованном обществе сводится к утверждению общечеловеческих ценностей. Они должны способствовать их становлению и упрочению. И хотя реализуется ими это по-разному (мораль убеждает, право же принуждает), тем не менее они преследуют общую цель.

Наиболее характерной чертой взаимодействия права и морали является их сближение, взаимопроникновение, усиление их согласованного воздействия на общество. В процессе совместного регулирования общественных отношений возникает качественно новое явление – морально-правовое воздействие. Право и мораль как составные части этого явления, в совокупности образуют реально существующую социальную ценность.

Отражение норм морали в нормативно-правовых актах является многоплановым и может рассматриваться на различных уровнях. В данной работе рассматриваются проблемы отражения норм морали только в нормативно-правовых актах высших органов государственной власти Российской Федерации.В научной и справочной литературе государственные органы понимаются неодинаково.

Например, в одних случаях под государственным органом понимается “учре­ждение, выполняющее определенные задачи в той или иной облас­ти общественной жизни (здравоохранения, образования и др.)”. В других случаях государственный орган рассматривается как “со­ставная часть механизма государства, имеющая в соответствии с законом собственную структуру, строго определенные полномочия по управлению конкретной сферой общественной жизни и органи­чески взаимодействующая с другими частями государственного механизма, образующими единое целое”. В третьих же случаях государственный орган трактуется как “определенным образом ор­ганизованная группа людей, действующая в соответствующей сфе­ре, в рамках своей компетенции и участвующая в реализации оп­ределенных государственных функций”[19] .

В Российской Федерации органы государственной власти подразделяются на федеральные органы государственной власти и органы государственной власти субъектов Российской Федерации..

Рассмотрение вопроса отражения норм морали в нормативных актах Федерального Собрания – парламента Российской Федерации является, на мой взгляд, наиболее важным. В России закон занимает ведущее место среди других источников права. Он наделён большей юридической силой по сравнению с другими нормативными актами, которые поэтому и называются подзаконными. Соответственно и нормы морали, закреплённые в законах, имеют особое значение.

Проблема соотношения права и морали имеет особое значение в связи с растущим признанием основных прав человека, ценности и достоинства человеческой личности.[20] Соответствующие современные требования в этом плане нашли своё надлежащее выражение в статье 2 и главе 2 Конституции РФ. В свою очередь конституционные нормы дублируются в российском законодательстве.

В соответствии со статьёй 7 федерального конституционного закона “О судебной системе Российской Федерации”[21] , все равны перед законом и судом. Суды не отдают предпочтения каким-либо органам, лицам, участвующим в процессе сторонам по признакам их государственной, социальной, половой, расовой, национальной, языковой или политической принадлежности либо в зависимости от их происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, места рождения, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а равно и по другим основаниям. Закреплённый в данной статье принцип равноправия касается всех сфер жизни. Он означает одинаковый подход, равную мерку при решении вопроса о правах и свободах, обязанности и ответственности всех людей, относящихся к той или иной категории, указанной в законе.

Принцип равноправия может распространяться и на объединения людей, например,общественные объединения независимо от их организационно-правовых форм равны перед законом.

Ряд правовых норм, обеспечивающих достоинство человека, закреплен в законодательстве о здравоохранении.

В законодательстве предусмотрены определённые механизмы защиты человека от проведения пыток, жестокого, бесчеловечного или унижающему его достоинство обращению и наказанию.

Нормы морали нашли своё отражение в нормативных актах, посвященных регламентированию деятельности правоохранительных структур. Государство гарантирует соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении органами федеральной службы безопасности своей деятельности.

Моральные нормы нашли отражение в требованиях, предъявляемых к государственным служащим.

В статье 9 Федерального закона “О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации”[22] предусмотрено, что члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы обязаны соблюдать этические нормы. Ответственность за нарушение членом Совета Федерации, депутатом Государственной Думы указанных норм устанавливается регламентами палат Федерального Собрания Российской Федерации. Статья 45 Регламента Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации[23] конкретизирует положения закона: выступающий в Государственной Думе не вправе нарушать правила депутатской этики – употреблять в своей речи грубые, оскорбительные выражения, наносящие ущерб чести и достоинству депутатов Государственной Думы и других лиц, допускать необоснованные обвинения в чей-либо адрес, использовать заведомо ложную информацию, призывать к незаконным действиям.

Различные уровни отражения морально-правовых норм в российском уголовном законодательстве. Именно уголовно-правовая регламентация людских поступков и уголовное преследование наиболее тесно связаны с моралью.

Большинство моральных норм законодательных актов развивают и конкретизируют нормы Российской Конституции. Право возводит в закон нормы морали и утверждает их как нормы права.

Заключение

Проделав эти исследования автор сделал следующие выводы:

С помощью права государство добивается утверждения в сознании граждан, всего населения общечеловеческих, прогрессивных норм морали, борется с несправедливостью, злом и пороками. Гражданское и уголовное судопроизводство призвано укреплять законность, воспитывать людей в духе уважения к праву, закону, справедливым и законным интересам личности и общества, государства.

Анализируя соотношение права и морали, можно заключить, что выполнение правовых норм в значительной мере обуславливаются тем, в какой мере они соответствуют требованиям морали. Нормы права не должны противоречить положительным устоям общества. Вместе с тем требования общественной морали непременно учитываются государственными органами при разработке нормативных актов государства.

Воздействуя на правовую жизнь общества, мораль способствует укреплению общественного порядка. Служебная функция морали во взаимодействии с правом выражается в том, что мораль возвышает качество правового и в целом всего общественного порядка. Это можно проследить на действии правового положения «Все, что не запрещено законом - разрешено» в регулировании общественного порядка. Реализацию этого принципа нельзя понимать абсолютно, в том смысле, что человек должен руководствоваться лишь названным принципом. В сознании индивида есть такие факторы, как ответственность, совесть, честь, достоинство, долг, которые проникают в правосознание лица, взаимодействуют с ним, корректируют его правовое поведение.

Право должно способствовать утверждению идеалов добра и справедливости в обществе. Судебные и другие правоприменительные органы обращаются при определении юридических мер к моральным нормам, а некоторые правовые нормы непосредственно закрепляют моральные нормы, усиливая их юридическими санкциями. Через право осуществляется охрана моральных норм и нравственных устоев.

Эффективность правовых норм, их исполнение во многом обусловливается тем, на сколько они соответствуют требованиям морали. Чтобы правовые нормы работали, они, по крайней мере, не должны противоречить правилам морали. Право в целом должно соответствовать моральным взглядам общества.

Всякое нарушение норм права является аморальным поступком, но не всякое нарушение моральных норм является противоправным деянием. В некоторых случаях право способствует избавлению общества от устаревших моральных догм.

Библиография

1. Агешин Ю. А. Политика, право, мораль. – М.: Юрид.лит.,1982. - 160с.

2. Алексеев С.С. Общая теория права. Курс в 2-х т. – М.: Юрид.лит.,1981-82. – 359с.

3. Алексеев С.С. Теория права. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: БЕК,1995. – 320с.

4. Алексеев С.С. Философия права. – М.: Норма,1999. – 329с

5. Букреев В. И. Римская И. Н. Этика права. – М.: Юрайт,2000. – 336с.

6. Венгеров А. В. Теория государства и права. Учебник для ВУЗов. – 3-е изд. – М.: Юриспруденция,2000. – 528с.

7. Гегель Г. В. Ф. Философия права. /Пер. с нем. Столпнера Б. Г., Левиной М. И. – М.: Мысль,1990. – 524с.

8. Кант И. Критика чистого разума /Под.ред. Торбова Ц. – 2-е изд., – София.,2000. –263с

9. Кант И. Сочинения в 6-и т. Т.4. – М.: Мысль,1965. – 1018с.

10. Комаров С. А. Общая теория государства и права. Учебник для ВУЗов. – 2-е изд., изм. и доп. – М.: ЮРАЙТ,1998. – 416с.

11. Комаров С. А. Малько А. В. Теория государства и права. Краткий учебник для ВУЗов. Учебно-методическое пособие. – М.: Норма,2001. – 448с.

12. Кони А. Ф. Избранные сочинения в 2-х т. – 2-е изд., доп. – М.: Юрид.лит.,1959. – 536,628с.

13. Лукашева, Е. А. Право, мораль, личность. /Отв. ред. В. М. Чхиквадзе. – М.: Наука,1986. – 263с.

14. Марченко М. Н. Проблемы теории государства и права. Учебное пособие. – М.: Юристъ,2001. – 656с.

15. Матузов Н. И. Малько А. В. Теория государства и права. Курс лекций. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ,2001. – 776с.

16. Новгородцев Н. И. Право и нравственность. //Правоведение. – Спб.,1995.№6 – 103-113с.

17. Спиридонов Л. И. Теория государства и права. Учебник. – М.: Проспект,2001. – 304с

18. Черданцев А. Ф. Теория государства и права. Учебник для ВУЗов. – М.: ЮРАЙТ-М,2001. – 432с.

19. Юридическая Энциклопедия. /Под ред.Тихомировой Л.В., Тихомирова М.Ю. – 5-е изд., перераб. и доп. – М.,2001. – 972с.


[1] Хропанюк В.Н. Теория государства и права. М: Интерстиль, 2000, С.197.

[2] См.: Алексеев С.С. Теория права. – М.: Издательство БЕК, 1994. С. 69.

[3] Алексеев С. С. Теория права. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: БЕК,1995. - с.135.

[4] Гегель Г.В.Ф. Философия права. /Пер. с нем. Столпнера Б. Г., Левиной М. И. – М.:Мысль,1990. - с.327-329.

[5] Гегель Г.В.Ф. Философия права. /Пер. с нем. Столпнера Б. Г., Левиной М. И. – М.:Мысль,1990. - с.327-329.

[6] Кони А. Ф. Избранные сочинения в 2-х т. – 2-е изд., доп. – М.: Юрид.лит.,1959. - с.95.

[7] Кони А. Ф. Избранные сочинения в 2-х т. – 2-е изд., доп. – М.: Юрид.лит.,1959. - с.71.

[8] Алексеев С. С. Философия права. - М.: Норма, 1999. - с.26.

[9] Гегель Г. В. Ф. Философия права. /Пер. с нем. Столпнера Б. Г., Левиной М. И. – М.: Мысль,1990.Т.2. – с.132.

[10] Новгородцев Н. И. Право и нравственность. //Правоведение. – М.,1995. – с.371

[11] Кант И. Сочинения в 6-и т. – М.: Мысль,1965.Т.4. – с.57.

[12] Новгородцев Н. И. Право и нравственность. //Правоведение. – М.,1995. – с.373.

[13] Кант И. Сочинения в 6-и т. – М.: Мысль,1965.Т.4. – с.64.

[14] Агешин Ю.А. Политика, мораль, право. М., 1982, С. 86.

[15] Агешин Ю.А. Политика, мораль, право. М., 1982, С. 75.

[16] См.: Хропанюк В.Н. Теория государства и права. М: Интерстиль, 2000. С.200-201.

[17] См.: Алексеев С.С. Теория права. – М.: Издательство БЕК, 1994. С. 69.

[18] Лукашева Е.А. Право.Мраль. Личность. – М.: «Наука», 1986. С.84.

[19] Общая теория государства и права. / Под ред. М.Н. Марченко. М., 1998.
Т. 1. С. 160.

[20] Общая теория права / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 1996. С. 109.

[21] Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ “О судебной системе Российской Федерации” // Российская газета. 6 января 1997 г.

[22] Федеральный закон от 5 июля 1999 г. № 133-ФЗ “О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” ” // Российская газета. 8 июля 1999 г.

[23] Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 22 января 1998 г. № 2134-II ГД “О Регламенте Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” // Собрание законодательства Российской Федерации. 16 февраля 1998 г. № 7. Ст. 801.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий