регистрация / вход

Групповое изнасилование

: ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ Изнасилование, предусмотренное ст.131 УК РФ 1996года1 относится к тяжким и особо тяжким преступлениям, посягающим на половую неприкосновенность и половую свободу личности. Об этом свидетельствуют максимальные сроки лишения свободы, предусмотренные частями 1, 2 и 3 этой статьи (соответственно шесть, десять и пятнадцать лет).

ГРУППОВОЕ ИЗНАСИЛОВАНИЕ: ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ

Изнасилование, предусмотренное ст.131 УК РФ 1996года1 относится к тяжким и особо тяжким преступлениям, посягающим на половую неприкосновенность и половую свободу личности. Об этом свидетельствуют максимальные сроки лишения свободы, предусмотренные частями 1, 2 и 3 этой статьи (соответственно шесть, десять и пятнадцать лет). Для квалификации данного преступления в составе группы (п."б" ч.2 ст.131), необходимо установить ряд обстоятельств.

К ним, в первую очередь, следует отнести общее определение понятия изнасилования, которое, согласно ч.1 ст.131 УК РФ представляет собой половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей. В принципе ч.1 ст.131 УК РФ воспроизводит диспозицию ч.1 ст.117 УК РСФСР 1960 года2 с той лишь разницей, что в новой норме появилась дополнительная фраза из четырех слов: "или к другим лицам". Это существенное дополнение свидетельствует, что совершение рассматриваемого деяния по действующему законодательству, в отличие от предыдущего, возможно в случаях применения насилия не только к потерпевшей, но и к иным лицам.

Точная квалификация изнасилования зависит от правильного толкования словосочетания "половое сношение". В период действия УК РСФСР возникали различные теоретические положения, расширяющие понятие "половое сношение". Отдельные ученые в результате этого допускали, что изнасилование может быть совершено как путем естественного, так и путем противоестественного полового сношения с женщиной.3 Различное толкование полового сношения содержалось и в судебной практике. Не было единства и в уголовном законодательстве союзных республик. УК УССР 1960 года в ст.118 предусматривала ответственность за насильственное удовлетворение половой страсти в извращенных формах, а УК РСФСР такой нормы не имел.

После принятия УК РФ, ст.132 которого устанавливает ответственность за иные насильственные действия сексуального характера, казалось бы, эти вопросы были решены окончательно и подобным дискуссиям положен конец. Однако и в настоящее время встречается мнение, что в ст. 131 УК РФ предусмотрено три вида половых сношений между мужчиной и женщиной - в естественной форме, оральный и анальный.4

Представляется, что такое утверждение не соответствует логическому закону тождества. Словосочетание "половое сношение" предполагает только естественную половую связь лиц мужского и женского пола, естественное совокупление мужчины с женщиной, которое способно вызвать у женщины состояние беременности. Данное толкование рассматриваемого деяния соответствует медицинскому и биологическому смыслу анализируемого термина. Устанавливая определение понятия "изнасилование", не следует отходить от его медицинского значения и вводить его новое, чисто уголовно-правовое значение, включающее случаи неестественного насильственного удовлетворения половых потребностей.5 Всякое иное насильственное удовлетворение половых потребностей, не связанное с естественным совокуплением лиц противоположного пола, следует отнести к преступлению, предусмотренному ст. 132 УК РФ, устанавливающей ответственность за насильственные действия сексуального характера. В их числе можно отметить: оральный секс, анальный секс, мужеложство и лесбиянство, совершенные с применением физического насилия, угрозы или с использованием беспомощного состояния потерпевшей (потерпевшего). В отличие от изнасилования, при совершении преступления, предусмотренного ст. 132 УК РФ, как в качестве потерпевших, так и в качестве субъектов могут выступить лица мужского и женского пола.

Важное значение для правильной квалификации групповых изнасилований имеет установление четких границ между действиями, образующими соисполнительство и пособничество в совершении групповых изнасилований. Пункт "б" ч.2 ст. 131 УК РФ предусматривает ответственность за изнасилование, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. Если деяние совершено организованной группой, вопрос о квалификации содеянного решается просто, поскольку выполнение любой согласованной роли (даже внешне напоминающих пособнические действия) по заданию группы образует соисполнительство. Более сложно решить этот вопрос в случаях наличия так называемой ситуативной группы (т.е. группы без предварительного сговора) и группы при наличии между её членами предварительного сговора. В отличие от организованной группы, в этих случаях для квалификации действий виновных по п."б" ч.2 ст.131 УК РФ необходимо установить наличие соисполнительства.

Пункт 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 года "О судебной практике по делам об изнасиловании" дает следующее разъяснение: "Квалификация изнасилования, как совершенного группой лиц, может иметь место в случае, когда лица, принимавшие участие в изнасиловании, действовали согласованно в отношении потерпевшей, причем как групповое изнасилование должны квалифицироваться не только действия лиц, совершивших насильственный половой акт, но и действия лиц, содействовавших им, путем применения физического или психического насилия к потерпевшей. При этом действия лиц, лично не совершавших насильственного полового акта, но путем применения насилия к потерпевшей содействовавших другим в её изнасиловании, должны квалифицироваться как соисполнительство в групповом изнасиловании".6

Сравнение статей 117 УК РСФСР и 131 УК РФ позволяет сделать вывод, что приведенный выше пункт постановления больше соответствует не действующему, а предыдущему уголовному законодательству, поскольку ст.131 УК РФ предусматривает применение насилия (физического или психического) как к потерпевшей, так и к другим лицам, в качестве которых могут быть и лица, способные защитить потерпевшую от насильников. В этой ситуации действия лиц, лично не совершивших насильственного полового акта и не применявших к потерпевшей физического или психического насилия, но содействовавших насильнику путем применения физического или психического насилия к другим лицам, также должны квалифицироваться как соисполнительство в изнасиловании. Представляется, что в данном случае распределение ролей имеет не юридическое, а лишь техническое значение.

Согласно теории уголовного права "групповым признается преступление, каждый участник которого умышленно, согласованно с другими, совместно, в полном объеме или частично осуществляет выполнение единого для всех участников преступления".7 А те лица, которые при изнасиловании применяют насилие или угрозу в отношении иных лиц, также частично выполняют действия исполнителей группового изнасилования. Такая квалификация группового изнасилования не противоречит ч.1 и ч.2 ст. 35 УК РФ, которые предусматривают совершение преступления группой лиц, а также группой лиц по предварительному сговору.

Правоприменительная практика не считает обязательным признаком группового изнасилования применение насилия только к одной какой-либо потерпевшей двумя или более соисполнителями. В пункте 9 вышеуказанного постановления Пленума Верховного Суда РФ говорится: "Изнасилование следует признавать совершенным группой лиц не только в тех случаях, когда виновные, действуя согласованно и применяя физическое насилие или угрозу в отношении нескольких женщин, затем совершают половой акт каждый с одной из них". В таких случаях не требуется для признания группового изнасилования оконченным преступлением, чтобы каждый виновный совершил насильственный половой акт с определенной потерпевшей. По делу, например, Каляева и Саркисяна было указано, что каждый из них применил насилие к отдельной потерпевшей, действуя согласованно. При этом Каляев успел совершить изнасилование, а Саркисян не смог, поскольку помешали посторонние, подошедшие на крики потерпевшей о помощи. Верховный Суд СССР признал это деяние изнасилованием, совершенным группой лиц.8 Умысел осужденных, направленный на изнасилование каждым из них одной потерпевшей, не является основанием для отрицания наличия в содеянном группового изнасилования, так как сопротивление потерпевших было преодолено виновными совместными и взаимно согласованными действиями.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что добровольный отказ от группового изнасилования возможен только до тех пор, пока не было совершено насильственного полового акта ни с одной потерпевшей. В противном случае может иметь место только деятельное раскаяние.

Действия участника группового изнасилования, согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ, подлежат квалификации по п. "б" ч. 2 ст. 131 УК РФ и в том случае, когда остальные участники преступления не были привлечены к уголовной ответственности, ввиду их невменяемости либо в силу ст. 20 УК РФ или по другим предусмотренным законом основаниям.

Это принципиальная позиция Верховного Суда РФ достаточно верно отражает повышенную опасность группового изнасилования. Отсутствие в подобных случаях соучастия в преступлении не свидетельствует о снижении опасности деяния, совершенного несколькими лицами. Опасность содеянного повышается в таких случаях за счет применения группового способа посягательства.

Одну из проблем квалификации групповых изнасилований представляют случаи, когда они содержат также признаки, предусмотренные ч.3 ст. 131 УК РФ. Традиционно судебная практика исходит из того, что особо квалифицированные составы автоматически включают все признаки квалифицированных составов, следовательно групповое изнасилование, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей или иное тяжкое последствие, должно быть квалифицировано только по ч.3 (пункты "а", "б") ст.131 УК РФ. Но здесь имеется одно возражение. В ч.3 ст.131 УК РФ употреблен термин "изнасилование" в отличие от ч. 3 ст. 132 УК РФ, где прямо говорится: "Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи". Следовательно, по смыслу закона ч.3 ст.132 УК РФ охватывает все квалифицирующие признаки, предусмотренные ч.2 этой статьи. Поэтому здесь групповой признак в дополнительной квалификации не нуждается. Практика, квалифицируя содеянное только по более строгой части статьи УК РФ, должна обратить внимание на формулировку соответствующей диспозиции.

Здесь можно отметить, что если изнасилование совершено группой лиц и оно повлекло последствия, предусмотренные ч. 3 ст. 131 УК РФ, деяние следует квалифицировать по ст. 34 и ч. 3 ст. 131 УК РФ, поскольку для правильной его юридической оценки одной констатации факта наличия группы в процессуальном документе недостаточно. Точность квалификации деяния требует отражения в обвинительном заключении и приговоре именно группового характера содеянного. Возможно, более правильным выходом из положения было бы изменение диспозиции ч. 3 ст.131 УК и сформулировать её следующим образом: "Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи" и далее по тексту закона. Представляется, что вопросы квалификации изнасилования и отграничения этого деяния от насильственных действий сексуального характера должны найти свое решение в новом постановлении Пленума Верховного Суда РФ, так как постановление, действующее в настоящее время намного отстает от норм УК РФ, устанавливающих ответственность за указанные деяния.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий