регистрация / вход

Позитивная и ретроспективная юридическая ответственность

Юридическая ответственность – сложное, многоаспектное социально-правовое явление, о сущности, понятии и содержании которого в науке идут споры. За последние годы среди ученых наметилось стремление понимать юридическую ответственность широко — как осознание субъектом своего поведения в правовой сфере, его последствий, социальной значимости (чувство долга).

ПОЗИТИВНАЯ И РЕТРОСПЕКТИВНАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Юридическая ответственность – сложное, многоаспектное социально-правовое явление, о сущности, понятии и содержании которого в науке идут споры. За последние годы среди ученых наметилось стремление понимать юридическую ответственность широко — как осознание субъектом своего поведения в правовой сфере, его последствий, социальной значимости (чувство долга).

Такой подход послужил основанием для рассмотрения ответственности в двух аспектах: «позитивном» — перспективном (за будущие действия) и ретроспективном, т.е. традиционном (за действия, уже совершенные). Названные подходы имеют право на существование, поскольку отражают реальные общественные процессы в сфере правового регулирования. Действительно, нельзя не согласиться с тем, что быть ответственным — значит предвидеть последствия своих поступков, примерять их к действующим в обществе социальным, в том числе правовым нормам. Позитивная ответственность возникает у человека уже тогда, когда он приступает к исполнению своих обязанностей, а не только тогда, когда он их не выполняет или действует вопреки им.

По сути, позитивная ответственность отражает такой аспект социальных связей и отношений людей, которые характеризуют процесс осуществления предоставленных прав, исполнение возложенных обязанностей, основанный на выборе поведения и его оценке с учетом интересов общества.

Речь идет об ответственности, связанной с активной, инициативной, сознательной правомерной деятельностью субъектов, сопряженной с развертыванием демократии, переходом к рынку, созданием новых механизмов в экономике.

Отсюда, если позитивная юридическая ответственность выступает в качестве регулятора общественных отношений в настоящем и будущем, то ретроспективная юридическая ответственность главным образом обращена в прошлое, ибо наступает в результате нарушения долга, неисполнения юридической обязанности. Поскольку оба аспекта юридической ответственности диалектически взаимосвязаны и неотделимы друг от друга, то исключительно ретроспективный подход не может полностью раскрыть роль правовой ответственности и потому в качестве юридического следует рассматривать и перспективный аспект.

Иначе говоря, юридическая ответственность как форма социальной ответственности имеет различные стороны и формы проявления.

Позитивная ответственность сопряжена со свободой личности, т.е. возможностью выбрать свою линию поведения, самостоятельно определить направленность своих поступков в соответствии с принципом «Все, что не запрещено законом, то дозволено». Свобода и ответственность — неразрывные категории. В литературе справедливо ответственность понимается как условие подлинной свободы.

Неограниченная ничем свобода, свобода без ответственности превращается в свою противоположность, в произвол. Поэтому действительно свободный человек в целях достижения своей свободы должен постоянно сообразовывать свое поведение с общественными требованиями, т.е. действовать ответственно. Такой подход приводит к общепризнанному пониманию того, что свобода — это осознанная и ответственная деятельность, основанная на познании необходимости и свободном выборе.

Свободный выбор цели и средств ее достижения, свободно принятое решение действовать предполагают, таким образом, ответственность соответствующих субъектов.

Из этого следует, что осознание, правильное понимание гражданином, должностным лицом возложенных на него обязанностей, обусловливающих надлежащее отношение к обществу, другим лицам, составляет субъективную сторону рассматриваемого аспекта юридической ответственности. Что же касается объективной стороны, то она выражается в поведении, основанном на внутренних побудительных мотивах — чувстве долга, гражданственности.

Отсюда становится очевидным, что правовые нормы, включая понятия «ответственность», «ответствен», предполагают правомерное социально активное поведение соответствующих субъектов. Здесь уместно еще раз подчеркнуть, что юридическую ответственность нельзя представлять только как меру воздействия за правонарушение.

При таком подходе остаются в тени позитивные моменты перспективной (активной) юридической ответственности, т.е. элементы, которые способствуют сознательному и активному выбору субъектами правомерного поведения.

Вместе с тем, возникает необходимость уточнить или даже представить новое терминологическое обозначение «позитивной юридической ответственности», учитывая, что в последнее время термин «ответственность» используется и в некоторых новых контекстах и что любое правовое явление должно иметь свою понятийную индивидуальность.

Отмеченное обстоятельство согласуется с мнением о том, что при широкой трактовке юридической ответственности теряется юридическая ее специфика и возникает потребность в новом термине, содержание которого отражало бы самостоятельную инициативную деятельность в рамках правовых норм, преследующую достижение положительных социальных целей (ответственность за успех в работе и др.).

Б. Л. Назаров характеризует позитивный аспект ответственности "не последствиями нарушения порядка, а качеством стимулятора, необходимого, с точки зрения интересов общества и сограждан, поведения, исполнения долга, возложенных обязанностей, положительных социальных ролей".Несколько иначе рассматривает позитивную ответственность В.Н. Смирнов, считая, что реализация последней происходит не просто через исполнение возложенных на лицо обязанностей, а через их образцовое исполнение.

Известно, что юридическая ответственность базируется на таком главном свойстве права, как принудительность, что означает возможность государственного принуждения к исполнению юридических норм в случае их нарушения. В связи с этим возникли многочисленные споры в правовой литературе относительно того, каким образом и в какой мере возможна "принудительность" по реализации позитивной юридической ответственности. Раз этой "принудительности" нет, то, следовательно, как считают некоторые авторы, и позитивную ответственность нельзя признать правовой.

Совершенно справедливо, что возможность применения государственного принуждения возникает в связи с совершением правонарушения, однако обеспеченность принудительной силой государства - это признак, присущий праву вообще, а, следовательно, и каждой правовой норме в отдельности.

Деление правомерного поведения, прежде всего на социально-активное и нормальное (удовлетворяющее обычным требованиям) имеет принципиально важное значение, как в анализе позитивной правовой ответственности, так и в понимании юридической ответственности как единой категории, включающей также ретроспективный аспект. Дело в том, что позитивная ответственность, актуализируясь через указанных два вида правомерного поведения, соответственно имеет различную степень интенсивности, разную форму своего бытия.

С учетом сказанного представляется целесообразным позитивную ответственность рассматривать с двух сторон: умеренной, когда ответственность проявляется через нормальное правомерное поведение (исполнительство), и активной стороны, где она выражается через социально-активную деятельность (образцовую, примерную). Динамичной частью позитивной ответственности, ее движущим началом является только активная сторона этой ответственности.

Позитивная ответственность олицетворяет собой включенность субъекта в систему определенных социальных связей, которая требует активности совершения общественно полезных действий, заботы о достижении оптимальных результатов предпринятого дела.Естественно, что активная деятельность лица, направленная на достижение оптимальных результатов, не может быть иной, кроме как превосходящей обычные требования, т.е. должна быть образцовой, примерной, хорошей.

Правовые средства объективно не в состоянии обеспечить образцовое поведение под страхом наказания, напротив, такая угроза может лишь тормозить социальную активность личности. В связи с этим творческая работа вряд ли возможна лишь под угрозой санкций уже по той причине, что страх наказания неизбежно сковывает творческую инициативу. Роль позитивной юридической ответственности в ее активной форме как раз и заключается в том, чтобы стимулировать активную жизненную позицию личности через предоставление широкого круга прав.

Сторонники позиции, согласно которой юридической ответственностью является лишь ответственность ретроспективная, ссылаются на то, что позитивная ответственность в активном проявлении есть моральная ответственность, суть категория правосознания. И с ними нельзя не согласиться, если рассматривать активную позитивную ответственность только как обязанность, ибо последняя не обеспечивается государственным принуждением и, следовательно, в ней нет ничего правового.

До сих пор речь шла о позитивной юридической ответственности, существо которой заключается в нормальном или активном выполнении требований правовых норм. Очевидно, что невыполнение правовой обязанности, т.е. правонарушение, - это акт безответственного поведения. И, естественно, нарушение определенного порядка урегулированных правом общественных отношений должно быть устранено, и правопорядок восстановлен.

В данной ситуации, коль скоро имеет место факт правонарушения, возникает необходимость применения к субъекту, нарушившему нормативные предписания, ретроспективной ответственности. Эта ответственность неоднозначно понимается учеными-правоведами.

Наиболее распространенной является трактовка ретроспективной юридической ответственности как меры государственного принуждения, как реакции на совершенное правонарушение.

Так, согласно позиции И.С. Самощенко и М.Х. Фарукшина, юридическая ответственность есть, прежде всего, государственное принуждение к исполнению требований права, содержащее осуждение деяний правонарушителя государством и обществом. К этой концепции примыкает понимание ответственности как реализации санкций правовых норм.

Оригинальность концепции С.Н. Братуся заключается в том, что им обосновывается и защищается понимание юридической ответственности как состояния государственного (или общественного) в рамках, установленных законом, принуждения к исполнению нарушенной обязанности, как исполнения юридической обязанности под воздействием государственного принуждения.

С.С. Алексеев указывает, что в рамках понятия "юридическая ответственность" угол зрения перемещается с санкций как таковых на их несение, на обязанность претерпевания правонарушителем известных лишений, выражающих наступивший для него урон. Причем наиболее важная отличительная черта юридической ответственности - это претерпевание санкций, имеющих преимущественно штрафной характер.

Несмотря на некоторое незначительное различие, авторы указанных концепций почти во всем главном сходятся во мнениях. Так, все они единодушны в том, что юридическая ретроспективная ответственность сопряжена с применением санкции правовой нормы; то, что она является одной из форм мер принуждения; привлечение лица к юридической ответственности влечет за собой его государственное или общественное осуждение; юридическая ответственность возникает в связи с нарушением правовой обязанности; основанием юридической ответственности является правонарушение.

Отстаивая ту точку зрения, что вина является необходимым условием для возникновения ретроспективной юридической ответственности, не будем специально останавливаться на этой проблеме, так как она заслуживает особого рассмотрения. В свою очередь, касаясь вопроса о неблагоприятных последствиях, связанных с правонарушением, следует отметить, что некоторые авторы уже сам факт государственного принуждения, исполнение обязанностей под принуждением помимо воли правонарушителя, рассматривают одновременно и как лишение в определенной форме. У правонарушителя не возникает новых обязанностей, и он не теряет тех или иных прав, совсем не следует, что он не несет никаких лишений. Раз его принуждают к исполнению обязанностей, значит, с него предварительно спрашивают отчет о совершенном деянии, осуждают его за это деяние, если есть вина, заставляют выполнить правовую обязанность помимо его воли.

Однако с таким мнением едва ли можно согласиться без оговорок. Если стоять последовательно на точке зрения авторов, то можно прийти к выводу, что правонарушитель несет двойную ответственность: в результате государственного принуждения к исполнению обязанности и при ограничении прав или возложении на него дополнительной обязанности. Любая норма права обеспечивается государственным принуждением, однако отсюда не следует, что все нормы права представляют собой институт ответственности. В противном случае произошло бы отождествление правового регулирования в целом и ответственности как одного из институтов правового регулирования.

Следует согласится с тем, что "содержание ретроспективной ответственности показывает, что, в конечном счете, она представляет собой, с одной стороны, принуждение нарушителя определенным социальным образованием (обществом, классом, государством и т.д.) к соблюдению соответствующих интересам последнего социальных норм и, с другой стороны, подчинение нарушителя этому принуждению, претерпевание его".

Юридическая ответственность - один из основных институтов, опосредующих охранительную функцию права. Поэтому традиционно она рассматривалась как один из видов негативной реакции государства на правонарушение. В этих рамках разрабатывались различные подходы, которые, несмотря на их отличия, объединяло главное, а именно - признание ее ретроспективности, обязательной связи с предшествующим ей противоправным поведением.

Среди функций правовой ответственности прежде всего выделяют штрафную, карательную. Она выступает как реакция общества в лице государства на вред, причиненный правонарушителем. Прежде всего это наказание правонарушителя, которое есть не что иное, как средство самозащиты общества от нарушения условий его существования. Наказание — всегда причинение правонарушителю духовных, личных, материальных обременений. Оно реализуется либо путем изменения юридического статуса нарушителя через ограничение его прав и свобод, либо возложения на него дополнительных обязанностей.

Однако наказание правонарушителя не самоцель. Оно является также средством предупреждения (превенции) совершения новых правонарушений. Следовательно, юридическая ответственность осуществляет и превентивную (предупредительную) функцию. Реализуя наказание, государство воздействует на сознание правонарушителя. Это воздействие заключается в устрашении, доказательстве неизбежности наказания и тем самым в предупреждении новых правонарушений. Причем предупредительное воздействие оказывается не только на самого правонарушителя, но и на окружающих. Тем самым достигается так называемая общая превенция

При этом наказание направлено и на воспитание правонарушителя, то есть юридическая ответственность имеет также воспитательную функцию. Эффективная борьба с нарушителями, своевременное и неотвратимое наказание виновных создают у граждан представление о незыблемости существующего правопорядка, укрепляют веру в справедливость и мощь государственной власти, уверенность в том, что их права и интересы будут надежно защищены. Это в свою очередь способствует повышению политической и правовой культуры, ответственности и дисциплины граждан, активизации их политической и трудовой деятельности, а в конечном счете — укреплению законности и устойчивости правопорядка.

В значительном числе случаев меры юридической ответственности направлены не на формальное наказание виновного, а на то, чтобы обеспечить нарушенный интерес общества, управомоченного субъекта, восстановить нарушенные противоправным поведением общественные отношения. В этом случае правовая ответственность осуществляет правовосстановительную (компенсационную) функцию.

Таким образом, юридическая ответственность связана в основном с охранительной деятельностью государства, с охранительной функцией права. Но она выполняет и свойственную праву в целом организующую (регулятивную) роль. Уже сам факт существования и неотвратимости наказания обеспечивает организующие начала в деятельности общества.[2]

ЦЕЛИ И ФУНКЦИИ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Цели юридической ответственности — конкретное проявление общих целей права. В качестве таковых выступают закрепление, регулирование и охрана общественных отношений. Эти цели и обусловливают существование регулятивной и охранительной функций права.

Поскольку юридическая ответственность участвует в реализации охранительной функции, то и ее цель в общей форме можно определить как охрану существующего строя и общественного порядка. Ответственность же, применяемая к конкретному правонарушителю, имеет (наряду с охраной общественных отношений) более узкую цель — наказание виновного. При этом государство, осуществляя меру принуждения, преследует еще одну цель — предупреждение совершения правонарушений впредь (общая и специальная превенция)

Среди функций правовой ответственности прежде всего выделяют штрафную, карательную. Она выступает как реакция общества в лице государства на вред, причиненный правонарушителем. Прежде всего это наказание правонарушителя, которое есть не что иное, как средство самозащиты общества от нарушения условий его существования. Наказание — всегда причинение правонарушителю духовных, личных, материальных обременений. Оно реализуется либо путем изменения юридического статуса нарушителя через ограничение его прав и свобод, либо возложения на него дополнительных обязанностей.

Однако наказание правонарушителя не самоцель. Оно является также средством предупреждения (превенции) совершения новых правонарушений. Следовательно, юридическая ответственность осуществляет и превентивную (предупредительную) функцию. Реализуя наказание, государство воздействует на сознание правонарушителя. Это воздействие заключается в устрашении, доказательстве неизбежности наказания и тем самым в предупреждении новых правонарушений. Причем предупредительное воздействие оказывается не только на самого правонарушителя, но и на окружающих. Тем самым достигается так называемая общая превенция

При этом наказание направлено и на воспитание правонарушителя, то есть юридическая ответственность имеет также воспитательную функцию. Эффективная борьба с нарушителями, своевременное и неотвратимое наказание виновных создают у граждан представление о незыблемости существующего правопорядка, укрепляют веру в справедливость и мощь государственной власти, уверенность в том, что их права и интересы будут надежно защищены. Это в свою очередь способствует повышению политической и правовой культуры, ответственности и дисциплины граждан, активизации их политической и трудовой деятельности, а в конечном счете — укреплению законности и устойчивости правопорядка.

В значительном числе случаев меры юридической ответственности направлены не на формальное наказание виновного, а на то, чтобы обеспечить нарушенный интерес общества, восстановить нарушенные противоправным поведением общественные отношения. В этом случае правовая ответственность осуществляет правовосстановительную (компенсационную) функцию.

Таким образом, юридическая ответственность связана в основном с охранительной деятельностью государства, с охранительной функцией права. Но она выполняет и свойственную праву в целом организующую (регулятивную) роль. Уже сам факт существования и неотвратимости наказания обеспечивает организующие начала в деятельности общества.

ХАРАКТЕРИСТИКА ФОРМЫ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА

Статья 1 Конституции РФ провозгласила: «Российская Федерация - Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления». Конституционное закрепление Российской Федерации как федеративной демократической республики означает следующее.

Форма правления. Конституция делает четкий выбор из двух форм правления, известных современному государству, республики и монархии, в стране действует республиканская форма правления, что означает выборность главы государства. Все граждане России, согласно Конституции, имеют право участвовать в формировании законодательной власти РФ - Федерального Собрания, а также избрании главы государства - Президента РФ (ст. ст. 81, 96 Конституции).

Форма государственного устройства. В соответствии с Конституцией Российская Федерация есть федеративное государство, состоящее из субъектов Федерации, т.е. государственных образований, являющихся членами данного единого государства. Конституция закрепила следующие принципы федеративного устройства России: 1) суверенитет РФ; 2) верховенство федеральной Конституции и федеральных законов на всей территории РФ; 3) целостность и неприкосновенность территории РФ; 4) равноправие субъектов РФ, в частности, во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти; 5) единство российского гражданства; 6) наличие у субъектов РФ собственной правовой системы (конституции и законодательства – у республик, устава и законодательства – у краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов); 7) единство системы государственной власти; 8) разграничение предметов ведения и полномочий между федеральными органами власти и органами власти субъектов Федерации; 9) равноправие и самоопределение народов РФ.

Федеративное устройство Российской Федерации основано на ее государственной целостности. Каждый субъект РФ является частью Федерации, и поэтому принцип целостности и неприкосновенности территории РФ, установленный в ст. 4 Конституции, не может быть поставлен под сомнение в связи с федеративным устройством нашей страны.

Указание в Конституции на то, что федеративное устройство РФ основано на единстве системы государственной власти и разграничении предметов ведения и полномочий, означает, что в РФ ее субъекты имеют право на принадлежащее им и за ними закрепленные предметы ведения и полномочия. Их определение зависит от ряда факторов. Прежде всего, объем принадлежащих исключительно РФ предметов ведения и полномочий должен быть достаточным для обеспечения защиты интересов всего многонационального народа России. А они не могут быть защищены, если Федерация не обеспечит единого правового регулирования в сфере экономики, социального, культурного развития, если не будут гарантированы права и свободы человека и гражданина в рамках всего государства, не будет выработана единая политика в сфере межнациональных отношений. Необходимым условием для решения этих задач в масштабе всей Федерации является предоставление ей права устанавливать систему федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти, а также обеспечивать их эффективную деятельность.

Для повышения эффективности деятельности федеральных органов государственной власти на всей территории РФ и контроля над исполнением их решений, в РФ были образованы семь федеральных округов: 1) Центральный; 2) Северо-западный, 3) Южный; 4) Приволжский, 5) Уральский, 6) Сибирский и 7) Дальневосточный. В этих федеральных округах, для укрепления так называемой «вертикали власти» ответственную роль играют полномочные представители Президента РФ. В задачи полномочного представителя Президента РФ в федеральном округе входят: организация в федеральном округе работы по реализации органами государственной власти контроля над исполнением решений федеральных органов; представление Президенту РФ регулярных докладов об обеспечении национальной безопасности, а также о политическом, социальном и экономическом положении в федеральном округе. Полномочный представитель координирует деятельность федеральных органов в округе; организует их взаимодействие с органами власти субъектов Федерации; анализирует эффективность работы правоохранительных органов; осуществляет контроль над исполнением федеральных законов.

Масштабы нашей страны и разнообразие условий в ней столь велики, что управление ею только из единого центра не представляется возможным. Она занимает более 17 млн. кв. км, расположена в нескольких природных зонах с различными климатическими условиями. На ее территории проживает более 140 национальностей и народностей, находится более тысячи городов и несколько тысяч поселков. Поэтому важным фактором, оказывающим решающее воздействие на распределение предметов ведения между Федерацией и ее субъектами, является необходимость учета органами государственной власти и управления условий, в которых проживает население субъекта Федерации. В силу этого, например, именно субъектам Федерации принадлежит право устанавливать, причем самостоятельно, систему органов государственной власти. Эти органы должны лишь соответствовать основам конституционного строя РФ и общим принципам организации представительных и исполнительных органов государственной власти, устанавливаемым федеральным законом в интересах всего многонационального российского народа. Для того чтобы не допустить какого-либо нарушения законных прав и интересов РФ и ее многонационального народа, Конституция закрепила принцип, согласно которому законы и иные правовые акты субъектов РФ не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с полномочиями Федерации, причем в случае противоречий между ними действует федеральный закон.

Российское государство, в соответствии со статьей 5 Конституции РФ представляет собой федерацию, объединяющую 89 равноправных субъектов РФ: 21 республику, 6 краев, 49 областей, 2 города федерального значения, 1 автономную область, 10 автономных округов. Субъекты Федерации обладают своей территорией, которая является частью территории РФ. В них проживает более 140 наций и народов, исторически объединившихся на российской земле в многонациональный народ РФ. Субъекты РФ различаются между собой по величине территории, численности и плотности населения, его национальному составу, по уровню развития экономики в целом, наличию и развитию отдельных отраслей промышленности и сельского хозяйства, историческим традициям, национальной культуре всего или части населения. Однако, как следует из Конституции, эти и другие особенности не влияют на конституционно - правовой статус субъекта РФ.

Согласно положениям Конституции, республика - равноправный субъект Федерации, в том числе равноправный с другими ее субъектами во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти. Среди 89 субъектов РФ только республики признаются государствами, вместе с тем они не вправе нарушать государственную целостность России, не имеют права выхода из состава Федерации. Таким образом, республики, не являются независимыми государствами – в таком случае их союз был бы не федерацией, а конфедерацией, а сами они считались бы субъектами международного права. Но такое понимание противоречило бы ст. 4 Конституции, в которой установлено, что суверенитет РФ неделим (''распространяется на всю её территорию''), а значит, все субъекты Федерации, и прежде всего республики, не вправе выступать как субъекты международного права. В то же время каждая республика в составе РФ обладает некоторой международной правосубъективностью. Они является самостоятельными участниками ряда международных, прежде всего, внешнеэкономических отношений, если это не противоречит Конституции РФ, федеральным законам и Федеративному договору. Координация такого рода международных отношений осуществляется федеральными органами исполнительной власти, в частности, по линии МИД России.

Республики – субъекты Федерации являются национальными государствами, несмотря на многонациональный состав их населения. Каждая республика обладает собственной территорией, принимает конституцию, вправе устанавливать свои государственные языки, имеет свои предметы ведения и полномочия, сферу вопросов совместного ведения с РФ, образует собственные органы государственной власти, наделена правом издавать законы и иные правовые акты, заключать договоры и соглашения о разграничении предметов ведения и полномочий с федеральными органами государственной власти, ей гарантируется представительство в Совете Федерации Федерального Собрания, право законодательной инициативы в Государственной Думе, право вносить предложения о поправках и пересмотре положений Конституции, обращаться с запросами в Конституционный Суд РФ, выражать свое мнение по поводу кандидатур на должность прокурора республики.

Край, область, города федерального значения, автономная область, автономный округ имеют свой устав и законодательство. Вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий РФ по предметам совместного ведения РФ и ее субъектов край, область, автономный округ как самостоятельные и равноправные субъекты Федерации обладают всей полнотой государственной власти. Они вправе передавать осуществление части своих полномочий друг другу на добровольной основе, по договору между соответствующими органами государственной власти либо в иной форме, в том числе путем принятия закона края, области или автономного округа. В сфере совместного ведения РФ и ее субъектов полномочия органов государственной власти края, области на территории автономного округа осуществляются в рамках, определенных федеральным законом и договором между соответствующими органами государственной власти, которые обязаны принять все меры для достижения согласия. Отсутствие договора не может служить препятствием для распространения юрисдикции органов государственной власти края, области на автономный округ.

В условиях России, представляющей многонациональное государство, федеративная форма государственного устройства является наиболее плодотворной, так как только Федерация позволяет органично сочетать общие интересы всего многонационального народа России с интересами каждой республики и других субъектов Федерации.

Политический (государственный) режим - Российская Федерация - демократическое государство. Россиянам предоставляется возможность участвовать в делах государства и формировании его органов, а также предоставляются иные политические права. Закрепленные Конституцией формы государственной власти отражают опыт государственного строительства зарубежных стран, создают необходимые условия для реализации зафиксированных в Конституции политических, экономических и иных свобод россиян. Проведение принципа разделения властей в системе федеральных органов государственной власти создает устойчивый характер для демократических преобразований в РФ, делает невозможным сосредоточение власти в руках одного лица и введение тоталитарного режима.

Стратегическая задача политических сил, определяющих курс государства, состоит не в том, чтобы провозгласить в очередной раз, что мы выбираем - социализм или капитализм, а в четкой программе реализации идей построения демократического, правового, социального государства, закрепленных и конкретизированных в нормах действующей Конституции».

Принципиально важным является конституирование государства Российской Федерации в качестве правового. В современной политико-правовой доктрине правовым государством признается демократическое государство, в котором обеспечивается верховенство закона, последовательно проводится принцип разделения властей, а также признаются и гарантируются права и свободы каждого человека. Верховенство закона как необходимый принцип правового государства означает не только признание за Конституцией и иными законодательными актами высшей юридической силы, их способность устанавливать исходные, первичные нормы правового регулирования в обществе, но и безусловное подчинение всех членов общества и государства в целом действующему закону. В своей многогранной деятельности государство действует не по собственному усмотрению или по произволу, а в строго определенных рамках, установленных Конституцией и иными основополагающими нормативно - правовыми актами.

Другим непременным признаком правового государства является последовательное разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную. Все три ветви власти действуют самостоятельно и независимо друг от друга таким образом, чтобы не позволять ни одной из них доминировать над другими либо сосредоточить власть в руках одного должностного лица.

В правовом государстве признаются и гарантируются права и свободы человека, закрепленные общепризнанными нормами международного права, законами и иными нормативно - правовыми актами. Это свободы в сфере экономики, политики, культуры, науки, искусства, право на жизнь, достоинство личности, личную неприкосновенность и др. В конечном счете, каждый член общества в РФ обладает равными правами и свободами независимо от пола, расы, национальности, языка, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии и принадлежности к общественным объединениям и политическим партиям и других обстоятельств. При этом государство охраняет и защищает права личности, равно как и личность не нарушает действующих в обществе законов и не посягает на права и свободы других лиц.

Таким образом, из всего выше сказанного можно сделать вывод, что Российская Федерация - есть демократическое федеративное (конституционно-договорная, асимметричная федерация, образованная по национальному и территориальному признаку) правовое государство с республиканской (полупрезидентская республика) формой правления.

А) В зависимости от характера предусмотренных последствий санкции могут быть простыми (устанавливают один вид неблагоприятных последствий). Простые гипотезы содержат указание на одно условие действия нормы права., сложными (применяют несколько мер воздействия одновременно) и альтернативными (правоприменительному органу предоставлена возможность выбора одной из нескольких мер воздействия, указанных в норме).

Часть 2 статьи 107 Уголовного кодекса РФ, устанавливающая наказание за убийство двух или более лиц, совершенное в состоянии аффекта, в виде лишения свободы на срок до пяти лет, содержит простую санкцию.

Б) Коллизионная норма (лат. collisio - столкновение) - правило определения права, применимого для регулирования отношения, осложненного иностранным элементом.

Совокупность коллизионных норм часто именуется конфликтным или коллизионным правом применительно к международному частному праву.

Коллизионные нормы международного частного права представляют собой инструмент для определения конкретного национального правопорядка, который будет регулировать отношение по существу.

Например, при заключении договора аренды, французский арендодатель и российский арендатор не определили самостоятельно право, которое будет регулировать их отношения, вытекающие из этого договора (автономия воли). В случае возникновения спора, суд или иной правоприменительный орган, в условиях отсутствия материального международно-правового регулирования по этим вопросам, будет вынужден обратиться к коллизионным нормам, на основании которых он и определит будет применяться российское или французское право. А уже нормы российского либо французского права будут регулировать отношение по существу. Таким образом, коллизионные нормы сами по себе лишены регулятивного воздействия, их функция состоит в формировании коллизионного механизма регулирования.

Двусторонняя коллизионная норма предусматривает возможность применения права любого государства, в том случае, если оно подпадет под условия привязки. Примером двусторонней коллизионной нормы является правило ст. 1205 ГК РФ: Содержание права собственности и иных вещных прав на недвижимое и движимое имущество, их осуществление и защита определяются по праву страны, где это имущество находится. Односторонняя коллизионная норма содержит указание на право конкретного государства, которое будет регулировать отношение, указанное в объёме. Естественно, что этим правом будет являться право страны, к которой принадлежит эта коллизионная норма. Пример: К договорам в отношении находящихся на территории Российской Федерации земельных участков, участков недр и иного недвижимого имущества применяется российское право. (ст. 1213 ГК РФ).

В) Логическая норма - это выведенное логическим путем общее правило, которое воплощает органические связи между нормативными предписаниями и обладает полным набором свойств, раскрывающих их государственновластную, регулятивную природу.

Логическая норма обладает полной структурой, т.е. включает в себя все три элемента: и гипотезу, и диспозицию, и санкцию.
Логическая норма представляет собой классическую композицию нормативного материала. Это означает, что такое нормативное обобщение включает все основные свойства права, все основные способы воздействия на поведение людей. Предполагается, что для того, чтобы правило поведения (норма) действовало, нужно оговорить следующее: 1) что нужно делать, т.е. само правило поведения, 2) когда это нужно делать, т.е. условия выполнения правила поведения и 3) чем это обеспечено, т.е. последствия невыполнения правила. Вот эти моменты и оговаривает логическая норма. Логическая норма выводится путем анализа всего нормативного материала. Ее элементы "разбросаны" в различных предписаниях, статьях нормативного акта. Однако, чтобы право было действующим, эффективным регулятором общественных отношений необходимо, чтобы во всей совокупности нормативных актов можно было выявить все элементы логической нормы. При отсутствии какого-либо элемента норма права является недействующей, ее невозможно будет применить. Таким образом, логическая норма выявляет глубинные взаимосвязи нормативного материала, хотя она и не представлена в тексте нормативного акта в виде цельной единицы, фрагмента.
Структура логической нормы выражается формулой если - то - иначе, где если - это начало гипотезы нормы, то - это диспозиция нормы, а иначе - это начало санкции правовой нормы.

Сразу оговоримся, - эти слова не присутствуют в тексте нормативного акта, они мысленно, логически подставляются в текст статей, чтобы сформулировать логическую норму.

Примером логической нормы может служить следующее нормативное обобщение. Ст.63 Семейного Кодекса РФ говорит об обязанностях родителей. Логическая норма, соответствующая этому предписанию, может выглядеть следующим образом: если лица имеют детей, т.е. являются родителями, то они должны выполнять родительские обязанности (заботиться о здоровье, физическом, психическом, нравственном, духовном развитии своих детей, обеспечить получение детьми основного общего образования), иначе (в противном случае) они будут лишены родительских прав. Однако эти положения содержатся не в одной статье СК, а в нескольких, например, ст.63 (права и обязанности родителей), ст. 69 (лишение родительских прав) и последующих.

Другой пример. Ст. 560 ГК РФ говорит о форме договора продажи предприятия. Логической нормой, соответствующей данной статье, будет следующая: если заключается договор продажи предприятия, то он составляется в письменной форме в виде документа, подписанного сторонами с обязательным приложением документов согласно перечню, иначе (в противном случае) договор будет недействительным. Данные положения содержатся в нескольких предписаниях, которые составляют части 1-ю, 2-ю, 3-ю статьи 560 ГК РФ.

Г) По характеру изложения правовых норм в статьях нормативно-правового акта принято различать способы: прямой; отсылочный; бланкетный.

Бланкетный способ предполагает также неполное изложение правовой нормы в статье нормативно-правового акта, но при этом делается отсылка не к конкретной статье, а к другому нормативному акту, или к нескольким нормативным актам. «При таком способе в статье нормативно-правового акта устанавливается лишь ответственность за нарушение определенных правил. Однако самих правил, которые нарушены, в ней не содержится, и нет прямой отсылки к другой статье этого же закона.

В качестве особой разновидностью бланкетных уголовно-правовых норм выделяются бланкетные нормы, помещенные в примечание в статье УК РФ. Так, в статье 322 УК РФ «Незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации» примечание является бланкетным.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий