регистрация / вход

Легаты и фидеокимиссы

Римское наследственное право самым тесным образом было взаимосвязано с понятием римской семьи и институтами семейного права. Так как в течение своей жизни они вступали в многочисленные имущественные отношения, наследственное право развивалось как собрание правовых предписаний, регулирующих вопросы о том , что станет с правами и обязанностями какого-либо лица после его смерти.

Римское наследственное право самым тесным образом было взаимосвязано с понятием римской семьи и институтами семейного права. Так как в течение своей жизни они вступали в многочисленные имущественные отношения, наследственное право развивалось как собрание правовых предписаний, регулирующих вопросы о том , что станет с правами и обязанностями какого-либо лица после его смерти.

В римском праве наследственное право выступало как универсальное правопреемство и как сингулярное.

- универсальное наследственное правопреемство, когда наследник при вступлении в наследство приобретал единым актом все имущество наследодателя или определенную долю имущества как единое целое. При таком наследовании к наследнику переходили сразу права и обязанности ,входящие в состав наследства, а также права и обязанности о существовании которых наследники не знали. При универсальном правопреемстве наследники получали все выгоды, льготы, обременения, права и обязанности наследодателя, занимали тоже положение , что было у наследодателя к моменту его смерти;

-сингулярное правопреемство , когда наследникам представлялись только отдельные права и обязанности( легаты или завещательные отказы). В завещательных отказах наследодатели предоставляли единичные права, не возлагая на наследников ни прав, ни обязанностей. Лицо, в отношении которого был назначен легат, не становилось ответственным за долги наследодателя, а являлось преемником наследодателя в отдельном праве, но не в какой-либо доле наследства.

Наследником мог стать любое физическое лицо, жившее в момент смерти наследодателя. Исключение составляли потомки наследодателя, родившиеся после его смерти.

В римском праве существовало два основания наследования - завещание и закон (если завещание данным лицом не оставлено, либо оно признано недействительным, либо наследник, назначенный, в завещании не принял наследство) Характерной особенностью римского наследственного права была недопустимость сочетания двух названных оснований (завещания и закон) при наследовании одного и того же лица , т.е. было недопустимо , что бы одна часть наследства перешла к наследнику по завещанию, а другая часть того же наследства – к наследникам по закону (т.е. не может быть наследование в одной части имущества умершего лица по завещанию, а в другой части по закону)

Также в процессе наследования необходимо различать открытые наследства и вступление в наследство. Наследство открывается в момент смерти наследодателя. С открытием наследства для определенных лиц связано получение право приобрести наследство. Но эти лица еще не становятся в момент открытия наследства собственниками вещей, оставшихся после наследодателя, должниками по его обязательствам и т. д., - словом в момент открытия наследства наследственное имущество еще не переходит к наследникам. Переход прав происходит только в момент вступления в наследство, когда наследник выражает волю принять наследство.

Таким образом, можно сказать, что римская система наследования прошла долгий путь развития. И в результате этого сформировалось общее понятие наследства, и укрепились общие основания для его принятия.

Наследование- переход прав и обязанностей собственника в связи с его смертью к одному или нескольким другим лицам по закону или по завещанию. Положения о наследовании содержались в Законах XII таблиц, преторском праве, императорском законодательстве, в новеллах Юстиниана.

В развитии римского наследственного права можно проследить четыре этапа:

 наследственное право древнего цивильного права;

 наследование по преторскому эдикту;

 наследование по императорскому до-юстиниановскому законодательству;

 результат реформ Юстиниана, произведенных его новеллами.

На первом этапе система наследования старого цивильного права определялась положением законов XII таблиц . Законы XII таблиц знали два основания наследования: наследование по завещанию и наследование по закону, которое имело место, если наследодатель умирал, не оставив завещания. При отсутствии завещания имущество умершего переходило к наследникам по закону. Система наследования, существовавшая в эпоху Законов ХП таблиц, исходила из семейной общности имущества и агнатического родства (от лат. agnatus – родственник по отцу). Наследниками по закону могли быть только члены семьи (Рис.3) . Не признавались ими не эманципированные (освобождённые от власти римского главы семьи patria potestas, утратившие агнатскую связь), не другие когнаты (от лат. cognatus – кровный родственник; кровные родственники по мужской или женской линии, не находившиеся под властью главы данной семьи).

.Семья по законам XII таблиц.

Законы XII таблиц различали следующие три разряда наследников (Рис. 4):

Первый разряд составляли лица, непосредственно находившиеся во власти наследодателя и становившиеся с его смертью наследниками по закону. Это жена умершего, его дети, усыновленные и внуки от ранее умерших сыновей. Жена, дети и усыновленные делили имущество поровну. Если же в наследовании участвовали внуки от ранее умерших сыновей, то имущество делилось поколенно, и внуки наследовали по праву представления, т.е. получали все вместе долю наследства, которую получил бы их отец, если бы пережил наследодателя, а затем делили эту долю поровну между собой. Наследованию в этом случае придавался особый характер, так как наследники не столько становились обладателями нового для них имущества, сколько вступали в управление своим имуществом, принадлежавшим им вместе с главой семьи на праве семейной собственности.

Второй разряд , призываемый к наследованию при отсутствии первого, состоит из ближайших по степени восходящих родственников умершего. Это отец, мать, дед, бабушка умершего, а также его полнородные братья и сестры, и дети ранее умерших братьев и сестер. Наследники этого разряда должны делить наследство поровну, а дети ранее умерших братьев и сестер получают долю, которая причиталась бы их умершему родителю. Если наследуют одни восходящие наследники, это, как было указано выше, отец, мать, дед, бабушка, то наследство делится по линиям, т.е. одна половина идет восходящим родственникам с отцовской стороны, другая - восходящим с материнской стороны. Однако надо заметить, что женщины далее родной сестры к наследованию не призывались.

Третьим разрядом наследников были остальные родственники по порядку близости. Ближайшая степень устраняет дальнейшую.

При этом наследование по jus civile имеет ту особенность, что призываются к наследованию только те лица, которые оказываются ближайшими к умершему в момент его смерти. Если эти лица не принимают наследства или умирают до его принятия, то наследство не переходит к следующему по порядку, а считается выморочным, а потому в древнейшее время бесхозяйным. Выморочное имущество поступало к фиску, а иногда к монастырям, церкви и т.д.


Основной принцип наследования по законам XII таблиц.

Второй этап развития наследственного права был связан с реформами, осуществленными претором. Они шли следующим путем. Претор создал особый интердикт для ввода во владение наследственным имуществом. Первоначально этот интердикт давался лицам, которых претор, после суммарного рассмотрения их претензий, считал вероятными наследниками по цивильному праву. Это облегчало положение цивильных наследников, которые нередко были заинтересованы в изъятии наследственного имущества из рук посторонних лиц до разрешения спора о правах на наследство по существу. Претор действовал в этих случаях в целях содействия применению, развитию цивильного права. Тем самым он служил, разумеется, интересам имущих слоев населения, ибо наследниками, хотя бы и по завещанию, чаще всего были лица, связанные с наследодателем, обладателем наследственного имущества, кровною, или иною личною связью.

Однако скоро оказалось, что интересы господствующих классов в области наследования сложны и разнообразны, и в частности не всегда оказывалось приемлемым правило, в силу которого в тех случаях, когда ближайший наследник не принимал наследства, оно, не переходя к дальнейшему по порядку призвания к наследованию, становилось выморочным и в древнейшем праве бесхозяйным, а, следовательно, могло быть присвоено любым лицом. Для устранения этой последней возможности претор стал давать в таких случаях право наследования следующему по порядку родственнику.

Преторский эдикт устанавливал четыре разряда наследников (Рис.5.).

В первый разряд входили все дети умершего и лица, приравнивавшиеся к детям (эмансипированные), т.е. призываются к наследству дети и внук и, независимо от того, были они подвластны или нет. Призвание к наследованию эманципированных детей вызвало к жизни ряд специальных положений: эманципированные дети обязаны были при наследовании вносить в наследственную массу все свое имущество, которое и поступало в распределение между всеми наследниками в составе наследственной массы. Таким способом устранялась несправедливость, которую создавало бы уравнение в наследственных правах эманципированных детей, обладателей собственного имущества, с неэманципированными, весь продукт труда и все приобретения которых поступали при жизни главы семьи в состав имущества последнего, т.е. в состав наследственной массы.

В то же время призвание к наследованию эманципированных сыновей ухудшало положение детей этих сыновей: пока эманципированные не наследовали, внуки могли рассчитывать на наследство, теперь же их устранял от наследования их отец, как более близкий родственник. Между тем труд внуков также содействовал образованию имущества умершего. Ввиду этого Юлиан при пересмотре эдикта включил туда новое постановление - nova clausula luliani или edictum de coniungendis cum emancipato liberis, в силу которого эмансипированный сын обязан был разделить свою наследственную долю пополам со своими детьми.

Ко второму разряду относились наследники по старому цивильному праву, т.е. при отсутствии лиц, принадлежащих к первому разряду.

Третий разряд охватывал кровных родственников наследодателя вплоть до шестой степени родства (из седьмой только дети троюродных братьев и сестер). Боковые когнаты наследуют без ограничения прав женщин. Ближайшая степень родства устраняет дальнейшую, родственники одной степени делят наследство поровну. В этом разряде дети, законные и незаконные, наследуют после матери так же, как и мать после детей.

В четвертый разряд входил переживший супруг (муж после жены или жена после мужа) – при отсутствии родственников первых трех разрядов.

Наследование по закону могло наступить не только в том случае, если умерший не оставил завещания, но и в некоторых других случаях: если наследник, назначенный в завещании, умер раньше завещателя и если наследник отказался от принятия наследства.

Таким образом, преторская система наследования, отдавая предпочтение агнатическому родству, впервые признавала, однако, основанием наследования также и когнатическое родство. Кроме того, преторская система наследования в противоположность цивильной, как уже указано, исходила из последовательного призвания к наследованию одних степеней и разрядов наследников за другими.

Основной принцип наследования по преторскому эдикту.

Третий этап развития права наследования продолжал тенденции преторского права: постепенное вытеснение агнатического родства когнатическим в качестве основания наследования. Затем были расширены права детей на наследование после родственников с материнской стороны. Все эти наслоения на старые постановления, внося в наследственное право некоторые новые тенденции, соответствовавшие интересам развивавшегося оборота, в то же время чрезвычайно усложняли и запутывали его.

Развитие наследственного права завершено в новеллах Юстиниана (четвертый этап) в 543-548гг. - реформа наследования по закону и 542г.- так называемое необходимое наследование. Новеллой 118 (543г.) и несколько изменившей ее новеллой 127 (548г.).

Юстиниан своими новеллами упростил систему наследования по закону. К наследству стали привлекаться исключительно когнаты, причем без различия пола. В этот период различались (Рис.6):

1) все нисходящие наследники (сыновья, дочери, внуки от ранее умерших сыновей и дочерей и т. д.), при этом усыновленные дети наследовали наравне с родными детьми наследодателя. В тех случаях, когда внуки наследовали вместе с детьми, они все вместе получали долю, которую получил бы их умерший родитель, и делили ее поровну между собою;

2) восходящие родственники наследодателя (отец, мать, дед, бабка и т. д.), полнородные родные братья, сестры, дети умерших полнородных братьев и сестер. Наследники этого разряда делят наследство поровну, однако, дети ранее умерших братьев и сестер получают долю, которая причиталась бы их умершему родителю. Если наследуют одни восходящие, то одна половина идет восходящим с отцовской стороны, другая — восходящим с материнской стороны;

3) неполнородные братья и сестры , т. е. происходящие от одного с умершим отца, но от разных матерей или от одной матери, но от разных отцов, а также дети неполнородных братьев и сестер, получающие долю, которая причиталась бы их родителю;

4) все остальные боковые родственники наследодателя, причем независимо от степени их родства умершему. Наследство делится между наследниками в равных долях.

Часто в учебниках ошибочно указывается, что существовала и пятая очередь наследников - переживший супруг. Однако в «Новеллах», которыми было урегулировано наследование при Юстиниане, ничего о наследовании супругов не упоминается. Поэтому можно лишь допустить, что сохранялось правило преторского эдикта, о котором было сказано выше. Это означало, что муж после жены или жена после мужа могут наследовать только тогда, когда вообще нет родственников, даже самых отдаленных. Но бедная вдова, у которой не было ничего, в том числе приданного, могла получить наравне со всеми наследниками не более одной четвертой части наследства, и, во всяком случае, не более 100 фунтов золотом. Наследуя вместе со своими детьми от брака с умершим, она получала причитающуюся ей долю в узуфрукте.

Основной принцип наследования по законодательству Юстиниана.

Наследование по закону.

Термин «наследование по закону» следует воспринимать не в буквальном , а в понятийном смысле. Наследование по закону происходило всякий раз, когда из-за отсутствия завещания оно всецело определялось порядком, закрепленным в нормах действующего права. Наследование по закону было предопределено исключительно римским пониманием семьи. В интересах законного перехода наследства выделялись два типа родства: агнатическое и когнатическое.

Агнатическое родство устанавливалось в силу традиционных представлений о составе римской семьи: наследниками (agnati) в этом случае считались не только собственно кровные родственники, по мужской линии, но и пребывавшие под властью наследодателя как их домовладыки в составе большой семьи. Исторически агнатическое родство сформировалось первым и им определялось наследование в ранние периоды римского права преимущественно.

Когнатическое родство в интересах наследования устанавливалось в силу кровной семейной связи с наследодателем наследниками (cognati). Считались все непосредственные родственники без различия пола с соблюдением последовательности степеней и порядка рождения.

Найболее подробно наследование по закону, деление наследственной массы по степеням и линиям будет рассмотрено далее.

Наследование по завещанию.

Завещание являлось личным, формальным, торжественным волеизъявлением наследодателя о том, кому достанется и как распределиться его имущество в случае смерти. Это был односторонний акт наследодателя. Чтобы этот акт приобрел юридическую силу , он нуждался в определенном оформлении. Цивильное право допускало три способа составления завещаний:

- провозглашение завещателей своей предсмертной воли в куриатных колициях

- завещание воина, объявлявшееся в строю перед военным сражением

- завещание в виде манципации9 посредством меди и весов)

Древнейшая форма завещания состояла в том, что наследодатель, явившись в куриатное собрание, специально для этой цели созываемое два раза в год, устно и публично называл то лицо, которое хотел видеть своим наследником. Народное собрание могло одобрить решение наследодателя, но могло и не согласиться с ним. Следовательно, народное собрание не оставалось пассивным свидетелем. Его вмешательство являлось весьма внушительным. Председательствовал в собрании верховный понтифик. К этой форме завещания прибегали, скорее всего, тогда, когда хотели обойти порядок наследования, установленный законом. В частности при наличии подвластных. В дальнейшем обращение к народному собранию и утверждение на нем воли завещателя стало простой обрядностью.

Другой ранней формой завещания, порожденной военным бытом римского общества было завещание перед строем войска (inprocinctu). Неудобство перечисленных форм завещания, пусть даже простых, состояло в том, что народное собрание нельзя было созывать всякий раз, когда возникла потребность сделать завещание. Способ же inprocinctu был недоступен для лиц пожилых, уже не служивших в войске. По этой причине стали прибегать к третьей более гибкой , хотя и более сложной форме завещания. Акт назначения наследника стали совершать в семейном кругу, с применением обряда манципации. По словам Гая, кто не сделал своего завещания ни в колициях, ни перед строем, а между тем чувствовал приближение смерти, тот манципировал свою фамилию, т.е. имущество какому-нибудь своему другу и просил его сделать выдачи разным лицам после своей смерти. Это и было завещание «посредством меди и весов». Завещатель в присутствии пяти свидетелей (обязательно полноправных римских граждан) и весодержателя передавал свое имущество доверенному лицу, которое произносило формулу: «Я утверждаю, что твое имущество находится по твоему приказанию под моей охраной, и оно пусть будет мною куплено за эту медь в соответствии с твоим правом, завещать имущество в соответствии законно»

Вместе с этими словами доверенное лицо, ударив кусочком меди по чашке весов, передавало ее в качестве мнимой цены завещателю. Только такая торжественная форма создавала завещанию непререкаемость, бесспорность. Доверенное лицо- назовем его душеприказчиком- было обязано выполнить волю завещателя. Завещатель обращался к свидетелям с той же просьбой. В период империи появляется новая форма публичного завещания: занесение распоряжения завещателя в протокол суда или муниципального магистрата, передача в императорскую канцелярию письменного завещания на хранение. Наследник должен быть назначен лично завещателем, а не кем-нибудь другим, причем ясно и точно - это должно быть определенное лицо. Юридическое лицо не могло быть указано в качестве наследника.

В дальнейшем устное завещание было заменено обязательной письменной формой с приложением печатей завещателя и свидетелей (начиная с эпохи принципата, их должно быть не менее семи). Начиная с V века н.э. завещание должно быть обязательно подписано завещателем и всеми свидетелями. До этого завещание удостоверялось не подписью , а печатью завещателя и свидетелей. Завещание могло быть составлено при участии государственного органа путем занесения распоряжения завещателя в протокол суда и муниципального магистрата.

Некоторые формы имели свою специфику, а именно завещания слепых совершались с участием нотариуса. Особыми льготами пользовалось солдатское завещание, для него не было предписано никакой обязательной формы: « От обязанности соблюдать, при составлении завещаний вышеназванной формы освобождены императорскими указами воины, по причине чрезвычайной их неопытности, поэтому их завещание считается действительным в любом случае (книга 2 ст.109 Институции Гая). Кроме того, в VIвеке до н.э. в целях фискального контроля императором Августом была введена 5% пошлина с наследства, и предписывалось под угрозой штрафа в течение пятидневного срока после смерти завещателя предъявить завещание в магистратуру, где проходила торжественная процедура вскрытия завещания.

Право на завещание или завещательная способность (testamentfactio) было важным элементом общей гражданской правоспособности римлянина. Подразумевалось, что не все лица могут делать завещательные распоряжения, т.е. обладать активной завещательной способностью, и не все лица могут принимать наследство по завещанию, т.е. имеют пассивную завещательную способность. Первоначально активная завещательная способность была привилегией мужчин, которые обладали полной гражданской способностью в области имущественных отношений. С принятием ст.113 книги 2 Институции Гая право составлять завещание получили женщины: «…..женщины находились в лучших условиях, чем мужчины, и именно мужчины моложе 14 лет составлять завещание не могли, даже при участии опекуна, женщины же могли, ибо она достигнув 12 лет , приобретает право составления завещания с согласия опекуна». Лишались активной завещательной способности умалишенные, несовершеннолетние, расточители, а также все лица, состоящие под властью домовладыки, отступники от христианства, а также лица, осужденные за некоторые преступления. Кроме того, в период цивильного права завещательная свобода была недоступна перегринам (иностранным гражданам, не обладавшим правами римского гражданина).

Лицо, в пользу которого составлено завещание, должно обладать пассивной завещательной способностью, которая состояла в праве лица принять наследство. Вообще не имели пассивной правоспособности еретики и лица, осужденные за тяжкие уголовные преступления, ограничены были рабы и женщины. Женщин по закону Вокония, было запрещено назначать наследницами граждан. Некоторые лица, хотя и обладали пассивной завещательной способностью, но не могли получать наследство полностью или в части, если не отпадало обстоятельство, которое по закону признавалось препятствием для получения наследства. «Так холостые не могут принимать наследство и отказы, равным образом бездетные не могут приобретать более половины наследства и отказов…..». При этом бездетность являлась условной. Мужчина не считался бездетным, если у него был один ребенок. Женщину признавали бездетной, если у нее было трое детей. Пассивной завещательной способностью не обладали лица, которые в момент смерти завещателя еще не были зачаты, а также дети государственных преступников. Круг наследников был расширен после признания права наследования за юридическими лицами.


Принятие наследства и его последствия.

Право собственности на наследуемое имущество наследники приобретали не в момент открытия наследства, а после его принятия.

За время между открытием наследства и его принятием имущество, входящее в наследственную массу, называлось «лежачим наследством», т.к. наследственное имущество никому не принадлежало. В древнейшем римском праве такое имущество считалось бесхозяйным, поэтому любое лицо, захватив его и владев им год, становилось собственником.

Позже в классическом праве для устранения посягательств, лежачее наследство до принятия наследниками числилось за умершим, личность которого продолжалась в наследственном имуществе. Под открытием наследства понимается наступление фактов, ввиду которых принадлежавшее собственнику имущество становиться наследственным и может быть принято лицами, для которых оно в этом качестве предназначено. Нормы римского права связывали открытие наследства со смертью наследодателя. Однако переход прав происходит только в момент вступления в наследство, когда наследник выражает волю принять наследство. Принятие наследства является односторонним действием наследников.

Способы принятия наследства:

- прямое волеизъявление наследников

- фактическое поведение лица, которым оно подтверждает принятие наследства

В случае отказа от наследства или не желание его принимать и не желание связывать себя вытекающими из наследства обязательствами, от наследников первой очереди требовалось особое заявление об отказе.

С точки зрения требовательности в принятии наследства наследники подразделялись на две условные категории.

Свои домашние (suiheredes), или наследники по закону, считались вступившими в права наследства ipsojure, помимо их воли( поэтому их называли обязательными наследниками); сюда же, к числу необходимых на­следников относился и сословно неполноправный субъект, принадлежав­ший к числу подвластных. Для них требовалось особое заявление об отказе от наследства, если они не желали его принять или не желали связывать себя вытекающими из наследства обязательствами.

Все прочие наследники именовались внешними или посторонними наследниками ( heredesextranei), т.к. они находились вне подвластности наследодателя и не образовывали совместно с ним единой семьи. Поэтому они именовались добровольными наследниками. Все прочие имели «право на размышление» и должны были выразить, напротив, свое желание о принятии наследства специальным актом или подразумеваю­щими его действиями (торжественное объявление о принятии, действи­тельное вступление в управление, использование, совершение сделок с наследственным имуществом и т.п.). При этом отсутствие этих действий или заявлений говорило о переходе права на принятие наследства к следующему наследнику.

Срок для принятия наследства в римском праве не был установлен. Однако его принятие было регламентированной процедурой.


Иски о наследстве.

Надобность в судебной защите у наследника могла возникнуть или вследствие того, что кто-то не признавал тех прав, которые входили в состав наследства( например: определенное лицо отказывалось выдать наследнику Тиция вещь не потому что не признает его наследником Тиция , а потому, что отрицает право Тиция на саму вещь) , или же вследствие того, что кто-то своим поведением нарушал или не признавал права данного лица как наследника( например: оспаривал действительность завещания, из которого данное лицо выводит свое право наследования). В первом случае в распоряжении наследника имелись те же самые иски, какие были в распоряжении наследодателя(напрмер, если третье лицо задерживало у себя вещь из состава наследства, наследник мог предъявить виндикационный иск, который был бы в таком случае предъявлен наследодателем, если бы он был жив) Если право наследника нарушалось не тем, что признавались какие- либо права, входящие в состав наследства, а тем, что не признавалось данное лицо имеющим право на наследование , то наследнику предоставлялся цивильный иск об истребовании наследства(hereditatispetition), по своим условиям и последствиям аналогичный виндикационному иску. Добросовестный владелец наследства должен был по такому иску выдать истцу свое обогащение за счет наследства (на момент предъявления иска) за удержанием понесенных им издержек на наследственное имущество(безразлично , были ли издержки необходимыми , полезными или производились только для удовольствия данного лица). Недобросовестный владелец должен был выдать истцу всё полученное из наследства со всеми плодами и приращениями, нес ответственность за виновную (а с момента предъявления иска и за случайную) гибель или порчу полученных ценностей и мог удержать лишь сумму понесенных им издержек, необходимых и полезных, но и только лишь постольку, поскольку полезные издержки увеличивали ценность тех вещей, из которых они были произведены.

Преторский наследник(bonorumpossessor) получал для своей защиты интердикт( quorumbonorum) с помощью которого мог получать владение вещами, принадлежащими к составу наследства.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий