Понятие и виды принудительных мер медицинского характера

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ КУЗБАССКИЙ ИНСТИТУТ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

КУЗБАССКИЙ ИНСТИТУТ

ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ

Кафедра государственно-правовых дисциплин

Курсовая работа

по дисциплине: УГОЛОВНОЕ ПРАВО

Тема: Понятие и виды принудительных мер медицинского характера

Выполнил: Лях Елена Александровна

(Ф.И.О.)

4 курс, 573 группа, №172/07

(курс, № группы, № зач. кн.)

Научный руководитель________________________

(ученая степень, ученое звание, должность)

__________________________

(Ф.И.О.)

Дата защиты: «___»___________201__г.

Оценка: ________________

___________________________

(Подпись научного руководителя)

г. Новокузнецк – 2011г.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………...…3

1. ИСТОРИЯ И ПОНЯТИЕ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА…………………………………………………………………………5

1.1 Развитие российского законодательства о принудительных мерах медицинского характера…………………………………………………………….5

1.2 Понятие, виды и правовая природа принудительных мер медицинского характера………………………………………………………………………..……8

2. ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА О ПРИМЕНЕНИИ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА………………...13

2.1 Цели принудительных мер медицинского характера ……………………….18

2.2 Обстоятельства, подлежащие доказыванию …………………………………18

3. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК ПРИМЕНЕНИЯ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА………………………………………………...21

3.1. Производство предварительного расследования……………………………21

3.2. Рассмотрение дела в судебном заседании……………………………………24

3.3. Прекращение, изменение и продление применения принудительной меры медицинского характера……………………………………………………….......25

3.4 Проблемы правового регулирования исполнения принудительных мер медицинского характера…………………………………………………………...27

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………………..27

БИБДИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК……………………………………………..34


ВВЕДЕНИЕ

Право граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь, свободу и личную неприкосновенность, защиту своих прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом, обеспечивается конституционными положениями, которые имеют и непосредственное действие.

Реализации прав и законных интересов лица, нуждающегося в применении принудительных мер медицинского характера, служат уголовно-процессуальные нормы, которые закрепляют порядок производства по такой категории дел, права и обязанности участников уголовного процесса.

Актуальность темы курсовой работы состоит в том, что среди вопросов процессуального порядка применения принудительных мер медицинского характера основным является вопрос о правовом положении лиц, совершивших общественно опасные деяния, предусмотренные статьями Особенной части УК РФ, в состоянии невменяемости и лиц, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания. Создание целостной концепции принудительных мер медицинского характера – одна из наиболее актуальных и далеко не решенных проблем в области правовой науки и юридической практики.

Особенности производства по применению принудительных мер медицинского характера существуют в рамках единого порядка уголовного судопроизводства и их введение продиктовано необходимостью учета специфики рассматриваемого субъекта уголовно-процессуальных отношений в целях обеспечения защиты его прав и законных интересов.

Условия и порядок исполнения принудительных мер медицинского характера определяются уголовно-исполнительным законодательством, Законом РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" от 2 июля 1992 г., ведомственными актами органов здравоохранения.

Объектом исследования в курсовой работе выступают общественные отношения в сфере применения законодательства о принудительных мерах медицинского характера.

Предмет исследования - уголовно-правовые нормы, предусмотренные ст.ст. 19 - 23, 97 - 104 УК РФ и практика их применения.

В связи с тем, что в стране проводится уголовно-правовая реформа, в научный оборот введен большой объем нового материала, который требует обобщающего анализа именно с современных позиций системного использования положений юридической науки. Это определяет своевременность и актуальность исследования.

Цель курсовой работы – изучение порядка применения принудительных мер медицинского характера, имеющих фундаментальное значение в реализации принципов законности, справедливости и гуманизма, для повышения эффективности в профилактике общественно опасных деяний и преступности на теоретическом, законодательном и правоприменительном уровнях.

Основной целью курсовой работы является исследование вопросов производства о применении мер медицинского характера.

В соответствии с данной целью в исследовании были поставлены следующие задачи:

1. Дать определение истории развитию законодательства, понятию принудительных мер медицинского характера и рассмотреть их виды.

2. Охарактеризовать основания для производства о применении принудительных мер медицинского характера и обстоятельства, подлежащие доказыванию.

3. Раскрыть процессуальный порядок применения принудительных мер медицинского характера.

Нормативную базу курсовой работы составляет конституционное и отраслевое законодательство – уголовное, уголовно-исполнительное, а также законодательство о здравоохранении.

1. ИСТОРИЯ И ПОНЯТИЕ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА

1.1 Развитие российского законодательства о принудительных мерах медицинского характера

Первые упоминания о душевнобольных в русском законодательстве относятся к XII в. В Судном законе князя Владимира Мономаха в главе «О завещании» содержалось указание об исключении «бесных» из числа свидетелей. Соборное уложение 1649 г. и Новоуказные статьи о татьбах, разбойных и убийственных делах 1669 г. освобождали психически больных от ответственности за убийство, но лечение таких лиц законодательством не предусматривалось[1] .

Русская судебная хроника XVIII в. знает целый ряд случаев осуждения заведомо душевнобольных на смертную казнь, пожизненное или длительное тюремное заключение[2] . Монастырские больницы предназначались преимущественно для душевнобольных преступников, занимавших высокое положение в обществе. В связи с обременительностью содержания большого количества душевнобольных в начале XVIII века Святейший синод всячески пытался отказать светской власти в содержании душевнобольных при монастырях[3] .

На Руси чаще всего душевнобольные, совершившие те или иные правонарушения, помещались в принудительном порядке в монастыри. Опасных душевнобольных заковывали при этом в кандалы и цепи. Такое положение существовало до 1776 г., когда Екатерина II специальным указом предписала содержать душевнобольных преступников в Суздальском монастыре нескованными и обращаться с ними «с возможною по человечеству умеренностью». Обращение с душевнобольными лицами, даже не совершившими никаких правонарушений, в «сумасшедших домах» царской России еще спустя столетие после этого указа отличалось жестокостью и было направлено не столько на их лечение, сколько на усмирение[4] .

В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. содержалось достаточно широкое определение понятия невменяемости[5] .

Шаг вперед в развитии понятия невменяемости как обстоятельства, исключающего возможность привлечения к уголовной ответственности, сделало Уголовное уложение 1903 г[6] .

Уголовное законодательство России советского периода исключало возможность наказания лиц, совершивших общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, и уделяло внимание их принудительному лечению. Например, Руководящие начала по уголовному праву РСФСР 1919 г. предлагали применять к таким лицам лишь принудительные меры и меры предосторожности. Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. предусматривал принудительное лечение как меру социальной защиты, применяемую по приговору суда. Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. к мерам медицинского характера относил принудительное лечение и помещение в лечебное заведение, соединенное с изоляцией. В отличие от дореволюционного законодательства принудительное лечение регулировалось инструкциями НКЮ (1935) и Минздрава (1954).

Более подробно принудительные меры медицинского характера были регламентированы в УК и УПК РСФСР 1960 г. Здесь впервые определялись виды принудительных мер медицинского характера и условия их применения. Кроме того, УК РСФСР 1960 г. устанавливал порядок назначения, изменения и прекращения принудительного лечения.

В системе мер уголовно-правового воздействия центральное место занимают уголовная ответственность и наказание, основанием для реализации которых является факт совершения преступления, а целями – исправление виновного, общая и специальная превенция. Законодательство содержит и другие уголовно-правовые институты, которые применяются к лицам, совершившим преступления. Речь идет о принудительных мерах медицинского и воспитательного характера, юридическая природа которых исследована недостаточно полно[7] .

В связи с Заключением Комитета Конституционного надзора СССР от 25 октября 1990 г. возникает вопрос, правомерен ли действующий порядок принудительного лечении лиц, совершивших преступления. Уголовный закон не требует от суда установления причинной обусловленности между заболеванием виновного и совершенным преступлением. Обращает на себя внимание и то, что полный перечень видов принудительного лечения, применяемых к осужденным, фактически не охватывался ст. 62 УК РСФСР.

Юридическая природа этой меры, влекущей уголовно-правовые последствия (неприменение ст. 24, 53 УК РСФСР), настоятельно требовал специальной процессуальной формы реализации. Принудительное лечение от венерической болезни (как и от алкоголизма или наркомании) по отношению к лицам, осужденным за преступления, также должно назначаться специальным судебным определением[8] .

«Указание на юридическую принадлежность таких мер является явно недостаточным, так как для правоприменителя в лице судебных правоохранительных органов и медицинских учреждений важна их отраслевая принадлежность, знание которой позволяет обратиться к соответствующим нормам УК РФ, УПК РФ, УИП РФ и других федеральных законов»[9] .

1.2 Понятие, виды и правовая природа принудительных мер медицинского характера

Принудительные меры медицинского характера - это предусмотренные уголовным законом меры, которые представляют собой осуществляемое помимо воли заинтересованного лица психиатрическое лечение, назначаемое судом на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы лицам, страдающим психическими расстройствами. Они заключаются в оказании ему медицинской помощи с целью его излечения, или улучшения его психического состояния, а также предупреждения совершения им новых общественно опасных деяний.[10]

Под принудительными мерами медицинского характера следует понимать «предусмотренные уголовным законом меры, применяемые к страдающим психическими заболеваниями лицам, совершившим общественно опасное деяние или преступление, с целью излечения или улучшения их психического состояния, а также предупреждения антиобщественного поведения»[11] .

Справедливо подчеркивается, что, «хотя юридический аспект в принудительных мерах медицинского характера преобладает, они по своей сути остаются медицинскими и целей уголовного наказания не преследуют»[12] .

В постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера должны быть изложены указанные в ст. 434 УПК РФ обстоятельства, подлежащие доказыванию (БВС РФ. 2003. N 8. С. 9)[13] .

Следует отметить, что в юридической литературе выделяют два критерия принудительных мер медицинского характера: юридический и медицинский. К юридическому критерию относят основания, цели, виды, порядок назначения, продления, изменения, прекращения этих мер судом в рамках уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного законодательства. К медицинскому - само содержание этих мер, определяемое врачами-психиатрами[14] .

В соответствии со статьёй 97 УК РФ принудительные меры медицинского характера назначаются судом. Суды, решая вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, должны исходить не только из оценки психического состояния лица в момент совершения общественно опасного деяния, но и уметь прогнозировать его поведение с точки зрения потенциальной общественной опасности (или отсутствия таковой).

Несмотря на то, что принудительные меры медицинского характера являются разновидностью мер государственного принуждения и назначаются судом, к мерам уголовного наказания они не относятся, поскольку применяются на основании определения суда, а не приговора, не содержат элемента кары, не выражают отрицательной оценки от имени государства общественно опасных действий лиц, страдающих психическими расстройствами, не направлены на исправление указанных лиц и восстановление социальной справедливости, длительность их применения зависит от состояния больного, они не влекут судимости.

Рассматриваемый правовой институт не входит в содержание уголовной ответственности. Несмотря на принудительные свойства, меры медицинского характера являются способами лечения, а не наказанием и заключаются в оказании лицу, совершившему общественно опасное деяние, врачебной помощи.

Критерием выбора судом вида принудительной меры медицинского характера является психическое состояние больного, определяющее его опасность для себя или других лиц, возможность повторного совершения общественно опасных поступков.

Уголовный Кодекс РФ называет следующие четыре вида принудительных мер медицинского характера (ст. 99):

1) амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;

2) принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;

3) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;

4) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Названные в законе три вида психиатрических стационаров различаются с учетом критериев обеспечения безопасности помещенных туда лиц и других лиц, находящихся на лечении в психиатрическом стационаре, при различиях в режиме содержания, степени интенсивности наблюдения за этими лицами[15] .

Критерием назначения судом конкретного вида принудительного лечения служит прежде всего психическое состояние лица, степень его опасности для себя, окружающих, возможность совершения иного общественно опасного деяния.

Госпитализация в психиатрический стационар в недобровольном порядке - один из видов психиатрической помощи, оказываемой лицам, страдающим психическими расстройствами. Учитывая принудительный характер этой меры, названный Закон в целях защиты прав таких лиц от злоупотребления властью и произвола устанавливает, что ее применение возможно только по указанным в нем медико-социальным показаниям и при

условии обязательного судебного контроля (ст. ст. 29, 32 - 35 Закона о психиатрической помощи)[16] .

Наряду с психическим состоянием лица, характером совершенного им общественно опасного деяния нельзя не учитывать принцип необходимости и достаточности принудительной меры для эффективности достижения целей применения этих мер[17] . Лечение определяется состоянием больного, диагнозом заболевания, а не видом принудительных мер медицинского характера.

Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение - мера медицинского характера, соединенная с исполнением наказания (ст. 104 УК); она имеет существенные отличия от применения ее в отношении лиц, освобожденных от уголовной ответственности в связи с тяжелыми психическими расстройствами. Исполнение этой меры возлагается на администрацию и медицинскую службу исправительной колонии в случае отбывания наказания в виде лишения свободы, в связи с чем в штате этих учреждений необходимы психиатры, наркологи. Если лицу назначено наказание, не связанное с лишением свободы, то исполнение этой меры возлагается на учреждение здравоохранения[18] .

Практика показывает, что улучшение психического состояния психически больного позволяет врачам-психиатрам в заключение ставить вопрос о переводе этого лица из стационара специализированного типа в стационар общего типа, а возможно, и использовании перехода к амбулаторному принудительному наблюдению и лечению; а при ухудшении психического состояния - наоборот[19] .

Таким образом, мы приходим к выводу о том, что основаниями назначения принудительных мер медицинского характера является совершение лицом деяния, запрещенного уголовным законом, наличие у него психического расстройства, исключающего или ограничивающего вменяемость, а также опасность такого субъекта для окружающих или самого себя[20] .

Назначая принудительные меры медицинского характера в отношении лиц, признанных невменяемыми, суд не определяет их продолжительности, которая не зависит от сроков наказания, предусмотренных законом за совершенное общественно опасное деяние. «Не являясь мерой наказания, принудительное лечение не ограничивается в приговоре каким-либо определенным сроком, поскольку невозможно заранее установить, какую продолжительность займет такое лечение»[21] . На этом основании рассматриваемые меры уголовно-правового принуждения осуществляются до полного излечения лица или стойкого улучшения его состояния.

И в заключение: по правовой природе принудительные меры медицинского характера являются уголовно-правовыми мерами безопасности, сущность которых заключается в принудительном лечении лиц, совершивших уголовно-противоправные деяния и представляющих по своему психическому состоянию опасность для общества.


2. ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА О ПРИМЕНЕНИИ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА.

2.1 Цели принудительных мер медицинского характера

Решение вопроса о применении вида принудительных мер медицинского характера относится к компетенции суда (БВС РФ. 2000. N 11. С. 14)[22] . УК РФ в ст. 2 устанавливает, что за совершение преступлений применяется не только наказание, но также иные меры уголовно-правового характера. К сожалению, законодатель не раскрывает содержание понятия «иные меры уголовно-правового характера», равно как и не указывает, какие это меры и каким образом они соотносятся с уголовным наказанием.

Поскольку уголовная ответственность реализуется посредством тех или иных мер принуждения, в юридической литературе справедливо отмечается, что с помощью данного термина «обозначают собственно уголовную ответственность, различные формы ее реализации»[23] . Следует отметить, что данная позиция является спорной и разделяется не всеми авторами, но тем не менее определенные основания в уголовном законодательстве имеет.

К целям применения принудительных мер следует относить:

1) излечение или такое улучшение состояния больного, при котором он перестает представлять общественную опасность;

2) обеспечение безопасности больного для самого себя;

3) предупреждение совершения лицом нового общественно опасного деяния или преступления, как во время лечения, так и после его завершения;

4) проведение мер социальной реабилитации (выработка у больных навыков для жизни в обществе) в той мере, в какой это возможно в условиях медицинских учреждений, осуществляющих принудительное лечение.

Принудительные меры медицинского характера в соответствии со ст. 97 УК РФ могут быть назначены трем категориям лиц, которые условно можно объединить в две группы:

1) Лица, совершившие деяния в состоянии невменяемости, и лица, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания;

2) Лица, совершившие преступление и страдающие психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

Впервые УК РФ закрепляет цели принудительных мер медицинского характера. В соответствии со ст. 98 к ним относятся: излечение лиц или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК. Исходя из содержания данной статьи эти цели можно разделить на медицинские и правовые (юридические)[24] . Цель медицинского характера определяется альтернативно: «излечение» либо «улучшение психического состояния» психически больных лиц. Целью правового характера является предупреждение совершения ими новых общественно опасных деяний[25] .

Очевидна иерархия указанных целей: медицинские цели являются ближайшими задачами, а правовые - перспективными. Подобное разграничение целей имеет важное методологическое значение, необходимое для более глубокого уяснения социального назначения института принудительных мер медицинского характера. Реализованные медицинские цели служат средством достижения правовых целей.

Несмотря на нормативное закрепление целей принудительных мер медицинского характера в УК РФ, в науке уголовного права в настоящее время нет единства мнений относительно целей этих мер.

В юридической литературе отмечается, что перечень целей, закрепленный в ст. 98 УК РФ, является неполным. В учебниках по судебной психиатрии указывается, что принудительные меры медицинского характера, с одной стороны, направлены на лечение психически больных, а с другой - имеют цель защитить общество от общественно опасных действий, совершаемых этими лицами по болезненным мотивам[26] .

Рядом ученых высказывается предложение отнести к целям принудительных мер медицинского характера «проведение мер социальной реабилитации» (выработка у больных навыков жизни в обществе) в той мере, в какой это возможно в условиях медицинских учреждений, осуществляющих принудительное лечение[27] . Предлагается выделять и такую цель, как «обеспечение безопасности больного для самого себя»[28] и «обеспечение безопасности общества»[29] .

На наш взгляд, представляется необходимым разграничение принудительных мер медицинского характера, применяемых самостоятельно и совместно с наказанием, преследующих несколько различные цели в аспекте их соотношения с целями уголовной ответственности.

Цели принудительных мер медицинского характера, не соединенных с наказанием, являются по своему содержанию исключительно лечебными, имеют самостоятельное значение и не соотносятся с целями уголовной ответственности. Представляется, что целями принудительных мер медицинского характера, не соединенных с наказанием, являются излечение лиц или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых общественно опасных деяний. Как видно, ст. 98 УК РФ отражает именно эти цели[30] .

Определяя цели принудительных мер медицинского характера, соединенных с наказанием, следует учитывать, что они являются «этапом» в достижении целей уголовной ответственности. Таким образом, при достижении целей уголовной ответственности наказание является основным, а принудительные меры медицинского характера - дополнительным средством ее реализации. Признавая, что наказание направлено на достижение единственной цели - предупреждение преступлений, представляется, что целями принудительных мер медицинского характера являются излечение лиц или улучшение их психического состояния. Выделение цели предупреждения преступлений в отношении принудительных мер медицинского характера является излишним. «Принудительные меры медицинского характера, применяемые к лицам, страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, способствуют и достижению целей уголовного наказания»[31] .

Поскольку указанные меры всегда применяются в совокупности с наказанием, достаточным является указание на цель предупреждения применительно к наказанию. Обоснованно указывается, что «достижение цели предупреждения новых преступлений со стороны лиц, совершивших преступление и страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, в большей мере применимо к наказанию, которое им может быть назначено наряду с применением принудительных мер медицинского характера»[32] .

Излечение означает выздоровление лица, то есть полное исчезновение психического расстройства. Это так называемая программа-максимум, чего можно добиться с помощью принудительных мер медицинского характера. Справедливо отмечается, что термин «излечение» следует понимать более широко, чем выздоровление, так как понятие «принудительное лечение» включает в себя не только лечение как таковое, но и содержание в стационаре с определенным режимом, соответствующим характеру психического заболевания и степени общественной опасности лица[33] . При этом больное лицо неспособно воспринимать реализуемое в отношении его воздействие вследствие утраты обратной связи[34] .

Поскольку в результате лечения далеко не всегда удается достигнуть выздоровления или полного исчезновения психического расстройства, обоснованным является выделение такой цели, как улучшение психического состояния, под которым понимается своего рода «программа-минимум» при проведении лечебных мероприятий[35] . В этом случае психическое состояние лица изменяется таким образом, что оно становится неопасным для себя и общества, хотя и продолжает страдать тем или иным психическим расстройством.

Цель предупреждения совершения новых общественно опасных деяний психически больными лицами не тождественна цели предупреждения совершения преступлений, имеющейся у наказания. Это связано с тем, что цель предупреждения преступлений адресована, с одной стороны, лицам, уже совершившим преступление (частная превенция), а с другой - неопределенному кругу лиц, которые могут совершить преступление (общая превенция). В обоих случаях предупредительная функция наказания направлена на всех вменяемых лиц, которые могут осознавать фактический характер своих действий (бездействия) и руководить ими. Что касается цели предупреждения в отношении психически больных лиц, перечисленных в ч. 1 ст. 97 Уголовного кодекса РФ, то ее содержание не осознается невменяемыми лицами, в отношении которых самостоятельно применяется принудительная медицинская мера, не соединенная с наказанием. В данном случае правовая цель частного предупреждения общественно опасных деяний достигается в зависимости от достижения медицинских целей излечения или улучшения психического состояния. Что же касается цели общего предупреждения, то законодатель обоснованно не включает ее в перечень целей принудительных мер медицинского характера, поскольку, применяя эти принудительные меры, объективно невозможно удержать других психически больных лиц от совершения общественно опасных деяний[36] .

Предупреждение новых общественно опасных деяний не следует понимать слишком узко. С одной стороны, это достижение такого состояния больного, при котором значительно снижается или исчезает вероятность совершения после отмены принудительной меры новых деяний, предусмотренных Особенной частью УК РФ, а с другой - это и предупреждение возможности совершения таких деяний в настоящее время. Причем подчеркивается, что последняя задача иногда приобретает самостоятельное значение и решающую роль при выборе той или иной принудительной медицинской меры (средства достижения указанной цели)[37] .

2.2 Обстоятельства, подлежащие доказыванию

В соответствии со ст.150 УПК Российской Федерации по уголовным делам о преступлениях, перечисленных в ч.3 указанной статьи производится дознание, по остальным делам - предварительное следствие. При необходимости применения принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, указанных в ч.1 ст.433 УПК производство предварительного следствия обязательно.

При производстве предварительного следствия по делу о применении принудительных мер медицинского характера, как и по любому другому делу, подлежит доказыванию время, место, способ и другие обстоятельства совершенного деяния; совершено ли деяние, запрещенное законом, данным лицом; характер и размер вреда, причиненного деянием. При этом указанные обстоятельства могут устанавливаться только с помощью доказательств, признанных таковыми уголовно-процессуальным законом (ст.74 УПК).

Органами предварительного расследования могут производиться допросы свидетелей, потерпевших, у подозреваемого в совершении деяния лица может изыматься одежда, в отношении него может быть произведено медицинское освидетельствование, назначена судебно-медицинская экспертиза и т.д.

Обстоятельства, подлежащие доказыванию, перечисленные в п.4 и 5 ч.2 статьи 434, являются специфичными. Они характерны только для решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера. Наличие у лица психического расстройства в прошлом, в момент совершения деяния, во время производства по делу или в период исполнения приговора, степень и характер психического расстройства, насколько оно опасно для самого лица и других лиц либо возможности причинения иного существенного вреда, может быть установлено только при наличии специальных познаний и исследовании этих вопросов экспертами-психиатрами.

Обязательным условием предварительного расследования является проведение судебно-психиатрической экспертизы лицу, совершившему общественно опасное деяние. Выводы экспертов-психиатров имеют большое значение для дальнейшего определения судьбы дела и лица, в отношении которого экспертиза проводится, поэтому, если следователь признает необходимым назначение судебно-психиатрической экспертизы, а назначение экспертизы является обязательным для установления психического состояния подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве (п.3 ст.196 УПК), он выносит постановление в порядке, предусмотренном ст.195 УПК РФ.

В постановлении ставятся вопросы, связанные с наличием у лица психического расстройства и степенью его опасности для общества. Следует отметить, что судебно-психиатрическая экспертиза, как правило, назначается после проведения достаточных следственных действий, которые давали бы право следователю усомниться во вменяемости лица или его способности самостоятельно защищать свои права (например, неадекватность действий, странность в рассуждениях, сведения о психическом заболевании, полученные от свидетелей, родственников и т.д.).[38]

При установлении факта психического заболевания у лица, к которому в качестве меры пресечения применено содержание под стражей, по ходатайству следователя с согласия руководителя следственного органа, а также дознавателя с согласия прокурора суд в порядке, установленном статьей 108 УПК, принимает решение о переводе данного лица в психиатрический стационар. [39]

В постановлении о возбуждении ходатайства должны быть изложены мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость помещения лица в психиатрический стационар. К постановлению должны быть приложены материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства (заключение экспертов, медицинские документы, свидетельствующие о наличии у лица психического заболевания и т.п.). Представляется, что такое ходатайство должно быть рассмотрено до назначения следователем судебно-психиатрической экспертизы или одновременно с этим вопросом.

3. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК ПРИМЕНЕНИЯ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА

3.1 Производство предварительного расследования

Выделение уголовного дела. Если в ходе предварительного расследования по уголовному делу о преступлении, совершенном в соучастии, будет установлено, что кто-либо из соучастников совершил деяние в состоянии невменяемости или у кого-либо из соучастников психическое расстройство наступило после совершения преступления, то уголовное дело в отношении его может быть выделено в отдельное производство в порядке, установленном статьей 154 УПК. [40]

Необходимость выделения уголовного дела в отдельное производство может быть вызвана тем, что в отношении невменяемого необходимо проведение стационарной судебно-психиатрической экспертизы в условиях Государственного центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского, что связано с длительными сроками проведения такой экспертизы, выходящими за рамки сроков расследования и содержания под стражей других соучастников совершенного преступления. Это может быть связано и с длительным лечением лица, у которого возникло психическое расстройство после совершения преступления, но в ходе предварительного расследования.

Участие законного представителя.В соответствии с п.4 и 12 ст.5 УПК РФ законными представителями лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, могут быть признаны супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушка, бабушка, внуки, опекуны и попечители, представители учреждений и организаций, на попечении которых находится невменяемый. Законным представителем может быть признано и близкое лицо, которое признается таковым в силу п.3 ст.5 УПК РФ (например, лицо, состоящее длительное время с невменяемым в гражданском браке).

Привлечение законного представителя к участию в уголовном деле оформляется постановлением следователя либо суда.[41] Ему разъясняются его права, о чем составляется протокол.

Законный представитель на протяжении всего предварительного расследования и при рассмотрении дела в суде во всех судебных инстанциях представляет законные интересы лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, и защищает его права.

Участие защитника.В соответствии с п.3 ч.1 ст.51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве является обязательным, если лицо в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту. Полномочия защитника предусмотрены ст.53 УПК РФ. По общему правилу защитник допускается к участию в уголовном деле с того момента, который указан в ч.3 ст.49 УПК.

При производстве дела о применении принудительных мер медицинского характера обязательное участие защитника предусмотрено с момента вынесения постановления о назначении в отношении лица судебно-психиатрической экспертизы, при условии, что защитник ранее не принимал участия в деле.

Если защитник не приглашен законным представителем, то следователь или прокурор обязаны обеспечить участие защиты в уголовном судопроизводстве, а защитник в лице адвоката, в свою очередь, не вправе отказаться от принятой на себя защиты.[42]

Окончание предварительного следствия. В соответствии со ст. 439 УПК по окончании предварительного следствия следователь выносит постановление: - о прекращении уголовного дела - по основаниям, предусмотренным статьями 24 и 27 УПК, а также в случаях, когда характер совершенного деяния и психическое расстройство лица не связаны с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда; - о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера.

Первый вариант постановления возможен при наличии оснований прекращения уголовного дела, указанных в ст.24 УПК (отсутствие события преступления; отсутствие в деянии состава преступления; истечение сроков давности уголовного преследования; смерть лица, в отношении которого велось производство о применении принудительных мер медицинского характера, если нет необходимости в реабилитации умершего; отсутствие заявления потерпевшего, если дело может быть возбуждено не иначе, как по его заявлению; отсутствие согласия суда на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемого лица, указанного в п.1-5, 9 и 10 ч.1 ст.448 УПК РФ). При наличии оснований прекращения уголовного преследования, указанных в ст.27 УПК (непричастность лица к совершению преступного деяния; п.1-6 ч.1 ст.24 УПК; принятие акта об амнистии; наличие постановления о прекращении уголовного дела или применения принудительных мер медицинского характера).

Второй вариант постановления должен быть основан на выводах следствия о необходимости принудительного лечения лица в условиях психиатрического стационара в связи с тем, что само лицо самостоятельно лечиться не может в силу того, что не осознает фактического характера и общественной опасности своих действий и не может руководить ими и такое состояние лица возникло вследствие хронического или временного психического расстройства, слабоумия либо болезненного состояния психики.[43]

Постановление следователя должно быть направлено прокурору, который после изучения материалов дела окончательно принимает одно из трех решений: - об утверждении постановления и направлении дела в суд; - о возвращении дела следователю для производства дополнительного расследования; - о прекращении дела.

В любом случае копии постановления, утвержденного прокурором, и направленного в суд или постановления о прекращении уголовного дела должны быть вручены защитнику и законному представителю.

3.2 Рассмотрение дела в судебном заседании

Изучение материалов уголовного дела, поступившего к судье, происходит в обычном порядке, так же, как и назначение его к рассмотрению в судебном заседании. Судья может принять решение или о направлении дела по подсудности, или назначить предварительное слушание, или назначить судебное заседание[44] .

Решение должно быть принято в форме постановления. Судья проверяет соблюдение органами следствия условий проведения предварительного расследования, наличие оснований для производства о применении принудительных мер медицинского характера, соблюдение законности участия в деле законного представителя и защитника. После этого решает все организационные вопросы, предусмотренные ст.231-233 УПК.

Дела о применении принудительных мер медицинского характера рассматриваются составом суда, установленным ст.30 УПК РФ (коллегиально или судьей единолично.). Следует обратить внимание на то, что дело для рассмотрения передается в районный суд, несмотря на то, что деяние может подпадать под действие статей УК РФ, подсудных мировому судье.

При рассмотрении дела в судебном заседании должны соблюдаться все общие условия судебного разбирательства и подготовительной части судебного заседания. Особенностью судебного следствия является то, что оно начинается с изложения прокурором (а не государственным обвинителем) доводов о необходимости применения к лицу принудительных мер медицинского характера. Далее исследуются доказательства в порядке, установленном ст.274 УПК. В силу сложившейся судебной практики при рассмотрении дела лицо, совершившее преступное деяние, в судебном заседании не допрашивается. Это связано с психическим состоянием больного, который, как правило, в момент рассмотрения дела в суде еще находится в реактивном состоянии и не может отдавать отчет своим действиям.

Вместе с тем закон не запрещает суду произвести его допрос, если это возможно сделать по его психическому состоянию. В любом случае показаниям указанного лица должна быть дана соответствующая оценка с учетом совокупности всех доказательств, имеющихся по делу.

Для принятия справедливого и объективного решения в ходе судебного следствия суд должен разрешить два главных вопроса: имело ли место деяние, запрещенное уголовным законом и совершило ли деяние лицо, в отношении которого рассматривается уголовное дело. Если хотя бы на один из указанных вопросов будет получен отрицательный ответ, не имеет смысла исследовать другие вопросы, указанные в ст.442 УПК.

Суд может вынести постановление и об отказе в применении принудительных мер медицинского характера, если придет к выводу о том, что лицо не представляет опасности по своему психическому состоянию или им совершено деяние небольшой тяжести

Если в судебном заседании психическое заболевание лица не будет установлено или будет установлено, что имеющееся у него заболевание не является препятствием для применения уголовного наказания (установлено психическое расстройство, не исключающее вменяемости), суд может возвратить дело прокурору по основаниям, предусмотренным п.3 ч.1 ст.237 УПК и обязать его в течение пяти суток обеспечить устранение допущенных нарушений.

3.3 Прекращение, изменение и продление применения принудительной меры медицинского характера

Уголовным законом предусмотрено освидетельствование лица, к которому применяется принудительная мера медицинского характера не реже одного раза в шесть месяцев (ст.102 УК РФ). Такое освидетельствование необходимо для решения вопроса о возможности внесения представления в суд о прекращении применения или изменения такой меры. В части 1 ст.445 УПК указано, что с ходатайством об освидетельствовании может обратиться законный представитель и защитник лица, признанного невменяемым. [45]

В соответствии с заявленным ходатайством больному проводится медицинское освидетельствование, по итогам которого администрация психиатрического стационара ходатайствует перед судом о прекращении либо изменении или продлении применения принудительной меры медицинского характера на следующие шесть месяцев. Если в администрацию психиатрического стационара не поступило ходатайства указанных в ч.1 ст.445 УПК лиц, администрация стационара по своей инициативе проводит такое освидетельствование. В любом случае оно должно проводиться не реже одного раза в шесть месяцев.

Вместе с тем Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод" от 30 марта 2001 года внесены изменения в ст.102 УК РФ. Согласно этим изменениям, освидетельствование лица, которому применена принудительная мера медицинского характера, может быть проведено по инициативе лечащего врача, если он пришел к выводу о необходимости изменения принудительной меры медицинского характера либо прекращения ее применения, а также по ходатайству самого лица, его законного представителя и (или) близкого родственника. Такое ходатайство подается через администрацию психиатрического стационара, вне зависимости от времени последнего освидетельствования (ч.2 ст.102 УК РФ).

Это положение закона также должно выполняться также в рамках ст.445 УПК РФ, поскольку оно направлено на соблюдение прав человека и его основных свобод, а также его законных интересов. Ходатайство самого лица, к которому применена принудительная мера медицинского характера, может быть рассмотрено только в том случае, когда лечащий врач и администрация психиатрического стационара дадут заключение о ремиссионном характере его заболевания и поведения.

Решение суда принимается в виде постановления, которое выносится в совещательной комнате. Оно должно быть мотивированным, и в нем должны быть приведены доводы, которые были положены в основу удовлетворения ходатайства, либо изложены основания, которые послужили поводом к отказу в удовлетворении ходатайства.

Основанием к прекращению применения принудительной меры медицинского характера является медицинское заключение, согласно которому лицо признано выздоровевшим.

Независимо от того, избиралась ли лицу мера пресечения в виде содержания под стражей или нет, время нахождения в психиатрическом стационаре должно быть ему зачтено в срок отбывания наказания при назначении такового при рассмотрении дела в суде и постановлении по делу обвинительного приговора. При этом суд должен учесть, что одному дню пребывания в психиатрическом стационаре соответствует один день лишения свободы. Если лицу при постановлении приговора будет определен иной вид наказания чем лишение свободы, то зачет времени нахождения в психиатрическом стационаре должен быть произведен по правилам, установленным ст.72 УК РФ.[46]

3.4. Проблемы правового регулирования исполнения принудительных мер медицинского характера

В настоящее время почти полностью отсутствует правовое регулирование процесса исполнения принудительных мер медицинского характера.

Их применение складывается из двух составных частей: назначения и исполнения. Процедура назначения регламентирована нормами гл. 51 УПК. Завершается эта процедура вступлением в силу постановления суда о применении к лицу принудительной меры медицинского характера определенного вида (ст. 443 УПК РФ). Сами виды принудительных медицинских мер, равно как основания и цели их применения, а также контингент лиц, к которым они применяются, определены в гл. 15 УК РФ.

Исполнение принудительных мер медицинского характера начинается с доставки и приема лица в стационарное психиатрическое учреждение (или с момента начала амбулаторного наблюдения и лечения), а завершается вступлением в силу решения суда об их отмене (ст. 102 УК РФ; ст. 445 УПК РФ).

По своему содержанию сфера исполнения принудительного лечения сложна и разнообразна. Она охватывает кроме собственно лечебной работы также организацию периодических врачебных освидетельствований для постановки перед судом вопроса о продлении назначенной меры или изменении ее вида; организацию системы безопасности психиатрических стационаров, осуществляющих принудительное лечение; систему документации, необходимой для надлежащего осуществления принудительного лечения, и др.[47] .

Из всех аспектов рассматриваемой деятельности более или менее удовлетворительно урегулирован законом лишь один - относящийся к основаниям и порядку продления, изменения и отмены принудительных медицинских мер (ст. 102 УК РФ и ст. 445 УПК РФ); прочие ее аспекты были и остаются практически без законодательной регламентации[48] .

Сложившаяся ситуация выглядит тем более странно, что действующий УК содержит, казалось бы, вполне четкие указания по этому вопросу. Так, согласно ч. 3 ст. 97 УК РФ, «порядок исполнения принудительных мер медицинского характера определяется уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации и иными федеральными законами». Союз «и» указывает на то, что регламентация порядка исполнения принудительных медицинских мер именно уголовно-исполнительным законодательством обязательна[49] .

Иное законодательство, например законодательство о здравоохранении, может регулировать данную сферу правоотношений лишь наряду с уголовно-исполнительным (но никак не вместо него). Таким образом, согласно концепции, изложенной в приведенной норме УК РФ, уголовно-исполнительная деятельность не ограничивается только исполнением обвинительных приговоров, по которым осужденные отбывают наказание. Она включает в себя также исполнение постановлений суда о применении принудительных мер медицинского характера[50] .

При разработке УК РФ предполагалось, что принудительные медицинские меры должны регламентироваться тремя кодексами - УК РФ, УПК РФ и УИК РФ. При этом Уголовный кодекс содержит понятие принудительных мер медицинского характера, устанавливает их виды, основания назначения и отмены и пр. Уголовно-процессуальный кодекс регулирует порядок (процедуру) производства по применению (продлению, изменению, прекращению) принудительных медицинских мер, определяя особенности предварительного следствия, судебного разбирательства, сроки рассмотрения таких дел и пр. Указанные задачи решаются действующими УК РФ и УПК РФ, в которых есть соответствующие главы: гл. 15 УК РФ («Принудительные меры медицинского характера») и гл. 51 УПК РФ («Производство о применении принудительных мер медицинского характера»). По логике, заложенной в упоминавшейся норме ч. 3 ст. 97 УК РФ, основные вопросы исполнения принудительного лечения следовало урегулировать Уголовно-исполнительным кодексом, где им можно было посвятить самостоятельную главу или раздел.

Немаловажно отметить, что в рамках рассматриваемой концепции регулированию нормами УИК РФ подлежали не только принудительные меры медицинского характера, соединенные с исполнением наказания (принудительное лечение «ограниченно вменяемых» осужденных на основании ч. 2 ст. 22 УК РФ), но все принудительные медицинские меры, установленные гл. 15 УК РФ. Включая и те, что применяются к невменяемым (ст. 21 УК РФ) и к лицам, заболевшим тяжелым психическим расстройством после совершения преступления (ст. 81 УК РФ).

Таким образом, пробел в нормативно-правовом регулировании этой весьма обширной сферы правоотношений по-прежнему остается не восполненным.

В итоге в настоящее время значительная часть вопросов, касающихся исполнения принудительных медицинских мер, не может решаться с опорой на действующее законодательство. В их числе оказались многие вопросы доставки больных в психиатрические учреждения, осуществляющие принудительные медицинские меры; ряд вопросов документирования и документооборота; правового положения лиц, бежавших или уклоняющихся от принудительного лечения.

Возможно, сложившееся положение отчасти объясняется тем, что многие юристы смотрят на исполнение принудительного лечения как на сугубо медицинскую деятельность. При этом ее суть они сводят к ответу на вопрос, какими медицинскими методами и средствами необходимо лечить больных и как лучше организовать лечебный процесс. Если же какие-то аспекты названной деятельности требуют законодательного регулирования, то это, по мнению сторонников рассматриваемой точки зрения, должно быть действующее медицинское законодательство.

Обратившись к нему, мы обнаруживаем следующее. Закон РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» содержит ст. 13 («Принудительные меры медицинского характера»)[51] . Статья носит бланкетный характер; в ней говорится, что указанные медицинские меры применяются по основаниям и в порядке, установленным УК и УПК. При этом не упомянут УИК, но только потому, что ко времени принятия Закона о психиатрической помощи (1992 г.) такого кодекса в России не было.

Еще один медицинский закон - Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан (1993 г.) - ограничивается упоминанием, по которому основания и порядок применения принудительных мер медицинского характера устанавливаются «законодательством Российской Федерации» (ч. 5 ст. 34). Следовательно, действующее медицинское законодательство не касается вопросов принудительного лечения[52] .


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Цель курсового исследования достигнута путём реализации поставленных задач. В результате проведённого исследования по теме «Понятие и виды принудительных мер медицинского характера» можно сделать ряд выводов:

Принудительные меры медицинского характера направлены на защиту как интересов лиц, страдающих психическими расстройствами и совершивших преступление или общественно опасное деяние, излечение таких лиц или как программу-минимум - улучшение их психического состояния и социальную адаптацию, так и интересов общества - предупреждение возможных общественно опасных действий с их стороны в будущем. Принудительные меры медицинского характера относятся к иным мерам уголовно-правового характера за совершение преступного деяния.

Субъектом применения таких мер является физическое лицо, достигшее возраста уголовно-правового воздействия, однако это лицо является невменяемым в силу имеющегося у него психического заболевания. Это физическое лицо является специальным субъектом, к которому и применяются специальные меры уголовно-правового воздействия в силу общественной опасности совершенного им деяния, которое объясняется характером имеющегося у него психического заболевания.

Назначение принудительных мер медицинского характера является исключительной компетенцией суда, и заключение экспертов-психиатров оценивается в совокупности со всеми обстоятельствами дела.

Возникающие время от времени острые проблемы в РФ пытаются решать путем принятия федеральных законов, посвященных отдельным аспектам исполнения принудительных медицинских мер. Думается, это неверный путь. Если следовать подобной логике, то придется принимать отдельные законы по вопросам доставки лиц, подлежащих принудительному лечению, в психиатрические учреждения, по вопросам документации (о которых частично уже говорилось), по вопросам выписки и т.п.

Иногда предлагается действовать другим способом, внося по мере необходимости изменения в уже действующие законодательные акты. Имеются иные разрозненные нормы, посвященные частным вопросам осуществления принудительного лечения[53] . Положительно оценивая содержание этих норм, нельзя не отметить, что их включение в текст Закона о психиатрической помощи носит в известной степени вынужденный характер и связано во многом с тем, что иначе при отсутствии законодательства об исполнении принудительного лечения ряд принципиально важных вопросов оказался бы вовсе юридически неурегулированным.

В нынешних условиях большинством юристов и медиков отнесение принудительного лечения к уголовно-исполнительной системе, скорее всего, было бы воспринято как нонсенс, как попытка превратить лечебные учреждения в «тюремные». Поэтому более приемлемым представляется принятие специального закона об исполнении принудительных мер медицинского характера[54] .

Принятие федерального закона об исполнении принудительных мер медицинского характера - необходимая, но еще не вполне достаточная мера. В правовой регламентации ныне нуждаются слишком многочисленные и разнообразные вопросы, подчас несопоставимые между собой по значимости и масштабу. Не все из них целесообразно регулировать законодательным актом. Однако в самом законе следует указать, какие вопросы из области исполнения принудительных мер медицинского характера (не вошедшие в закон) подлежат регулированию подзаконными нормативными документами. Все эти документы желательно готовить одновременно и принимать в едином пакете.


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Российская Федерация. Конституция (1993). Конституция Российской Федерации Текст.: офиц. текст. - М.: Маркетинг, 2001.-39 с.

2. Комментарий к Конституции Российской Федерации/под общ. ред. Л.В. Лазарева. 3-е изд. М., 2009. С. 295-299.

3. Уголовный кодекс РФ Текст. Текст с изменениями и дополнениями на 04.10.2010 N 270-ФЗ.- М.: Издательство «Омега-Л», 2010. - 192 с.

4. Уголовно-процессуальный кодекс РФ: Текст с изменениями и дополнениями на 22.07.2010 N 155-ФЗ. - М.: Эксмо, 2010. -288 с.

5. Уголовно-исполнительный кодекс РФ Текст.: Текст с изменениями и дополнениями на 01.07.2010 N 132-ФЗ. - М.: Эксмо, 2010.- 132 с.

6.Боровиков В. Б., Галахова А.В., Демидов В.В. Вопросы уголовного права и уголовного процесса в практике Верховного Суда Российской Федерации: Сборник материалов судебной практики – М. «Норма», 2008 г. 166 с.

7. Боровиков В.Б., Владимиров В.А., Никулин С.И. Уголовно-правовая борьба органов внутренних дел с пьянством и алкоголизмом. М.: Юрлитиздат, 1988. 312 с..

8. Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). – М.: ООО «ВИТРЭМ», 2009. 412 с.

9. Безлепкин Б.Т. Настольная книга судьи по уголовному процессу. 2-издание. - М.: Издательство «Проспект», 2009. - 185 с.

10. Бубнова Т.А. О проблеме исполнения наказаний в отношении осужденных к лишению свободы, страдающих психическими расстройствами // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2007. № 1. 347 с.

11. Борбат А.В., Завидов Б.Д. Производство о применении принудительных мер медицинского характера (комментарий к главе 51 УПК РФ) // Российская юстиция. 2005. № 11. 188 с.

12. Достовалов С. Цели применения принудительных мер медицинского характера // Законность. 2000. № 1. 217 с.

13. Егоров В.С. Правовая природа принудительных мер медицинского характера // Медицинское право. 2005. № 4. 98 с.

14. Звечаровский И.Э. Меры уголовно-правового характера: понятие, система, виды // Законность. 2007. № 3. 78 с.

15. Ким С.Н. Судебная практика по делам о недобровольном помещении лиц в психиатрические стационары // Медицинское право. 2006. № 2. 113 с.

16. Морщакова Т.Г. Российское правосудие в контексте судебной реформы Текст..- М.: Р. Валент, 2009.-264 с.

17. Меджидова А.Б. Принудительные меры медицинского характера // Российская юстиция. 2007. № 1. С. 22.

Назаренко Г.В. Принудительные меры медицинского характера в уголовном праве: Учебное пособие для юридических вузов и факультетов. М., Ось-89. 2008. - 118 с.

18. Рождествина А.А. Комментарий к Закону РФ от 2 июля 1992 г. № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (постатейный) М.: Проспект, 2007. 217 с.

19. Спасенников Б.А. Принудительные меры медицинского характера. СПб.: Юридический центр Пресс, 2007. 338 с.

20. Спасенников Б. Против алкоголизма - без принудительных мер // Российская юстиция. 2003. № 11. С. 21.

21. Чучаев А.И. Цели принудительных мер медицинского характера // Проблемы правового регулирования в современных условиях: Материалы научно-практической конференции УдГУ. Ижевск., 1997. С. 74.

22. Шевчук А.Н. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. – М.: Издательство «Экзамен XXI», 2007

23. Шишков С.Н. Исполнение принудительных мер медицинского характера как составная часть уголовно-исполнительной деятельности // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 2007. № 11. 219 с.

24. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (под общ. ред. В.М. Лебедева; науч. ред. В.П. Божьев) Текст.: 3-е изд., перераб. и доп. - М.: "Юрайт-Издат", 2007.

25. Судебное производство в уголовном процессе Российской Федерации. Практическое пособие по применению Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации / В.В. Дорошков, В.А. Давыдов, В.П. Степалин, А.С. Червоткин; под общ. ред. А.И. Карпова. - М.: Юрайт-Издат, 2010. - 736 с.

26. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.И. Радченко. М.: Юстицинформ, 2003. 692 с.

27. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской федерации. / Под ред. А.Я. Сухарева-М.: Издательство „Норма“ , 2004.

28. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Изд – ая группа ИНФРА. М – НОРМА, 2008. – 212 с.

29. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. А.В. Наумова. М.: Эксмо, 2004. С. 243.

30. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (издание третье, переработанное и дополненное) / Под ред. А.А. Чекалина, В.Т. Томина, В.В. Сверчкова. М.: Юрайт-Издат, 2006. С. 118.

31. Научно-практический комментарий Уголовный кодекс Российской Федерации. / Отв. ред. В.М. Лебедев. М.: Норма, 2007. С. 225.

32. Комментарий к Закону РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», ГК РФ и УК РФ (В части, касающейся лиц с психическими расстройствами) (постатейный) (издание второе, исправленное и дополненное) Законодательство Российской Федерации в области психиатрии. / Под ред. Т.Б. Дмитриевой. М.: Спарк, 2002. С. 78.

ПРИЛОЖЕНИЕ № 1


Схема - ПОНЯТИЕ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО


[1] Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 9. / Под ред. О.И. Чистякова. – М.: Юридическая литература, 1986. С. 96.

[2] Там же. С. 97.

[3] Спасенников Б.А. Принудительные меры медицинского характера. СПб.: Юридический центр Пресс, 2007. С. 338.

[4] Курс советского уголовного права. / Под ред. А.А. Пионтковского. М.: Юрлитиздат, 1970. Т. II. С. 245-246.

[5] Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 9. С. 111.

[6] Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 9. С. 176.

[7] Егоров В.С. Правовая природа принудительных мер медицинского характера // Медицинское право. 2005. № 4. С. 16.

[8] Спасенников Б. Против алкоголизма - без принудительных мер // Российская юстиция. 2003. № 11. С. 21.

[9] Назаренко Г.В. Принудительные меры медицинского характера в уголовном праве: Учебное пособие для юридических вузов и факультетов. М.: Ось-89, 2008. С. 13.

10 Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Изд – ая группа ИНФРА. М – НОРМА, 2008.

[11] Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. А.И. Рарога М.: Юристъ, 2004. С. 306.

[12] Курс уголовного права. Общая часть: Учебник для вузов / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М.: БЕК, 2006. Т. 2. С. 325.

[13] Боровиков В. Б., Галахова А.В., Демидов В.В. Вопросы уголовного права и уголовного процесса в практике Верховного Суда Российской Федерации: Сборник материалов судебной практики – М. «Норма», 2008 г. 166 с.

[14] Там же. С. 493.

[15] Ким С.Н. Судебная практика по делам о недобровольном помещении лиц в психиатрические стационары // Медицинское право. 2006. № 2. С. 20.

[16] Судебное производство в уголовном процессе Российской Федерации. Практическое пособие по применению Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации / В.В. Дорошков, В.А. Давыдов, В.П. Степалин, А.С. Червоткин; под общ. ред. А.И. Карпова. - М.: Юрайт-Издат, 2010. - 736 с.

[17] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общей ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М.: Инфра-М-Норма, 2009. С. 282

[18] Бубнова Т.А. О проблеме исполнения наказаний в отношении осужденных к лишению свободы, страдающих психическими расстройствами // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2007. № 1. С. 19.

[19] Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: учебник (издание исправленное и дополненное) / Под ред. Иногамовой-Хегай Л.В., Рарога А.И., Чучаева А.И. М., Контракт. 2006. С. 431.

[20] Аргунова Ю. Применение нормы об ограниченной вменяемости // Российская юстиция. 1999. № 7. С. 17.

[21] Боровиков В.Б., Владимиров В.А., Никулин С.И. Уголовно-правовая борьба органов внутренних дел с пьянством и алкоголизмом. М.: Юрлитиздат, 1988. С. 23.

[22] Боровиков В. Б., Галахова А.В., Демидов В.В. Вопросы уголовного права и уголовного процесса в практике Верховного Суда Российской Федерации: Сборник материалов судебной практики – М. «Норма», 2008 г. 166 с.

[23] Звечаровский И.Э. Меры уголовно-правового характера: понятие, система, виды // Законность. 2007. № 3. С.36.

[24] Уголовный кодекс Российской Федерации. Научно-практический комментарий / Отв. ред. В.М. Лебедев. М.: Норма, 2007. С. 225.

[25] Назаренко Г.В. Принудительные меры медицинского характера в уголовном праве: Учебное пособие для юридических вузов и факультетов. М., Ось-89. 2008. - 118 с. С. 14.

[26] Судебная психиатрия: Учебник / Под ред. Г.В. Морозова. Изд. 4-е. М.: Наука, 1986. С. 61.

[27] Достовалов С. Цели применения принудительных мер медицинского характера // Законность. 2000. № 1. С.50.

[28] Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. А.В. Наумова. М.: Эксмо, 2004. С. 243.

[29] Горобцов В.И. Указ. соч. С. 22.

[30] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (издание третье, переработанное и дополненное) / Под ред. А.А. Чекалина, В.Т. Томина, В.В. Сверчкова. М.: Юрайт-Издат, 2006. С. 118.

[31] Чучаев А.И. Цели принудительных мер медицинского характера // Проблемы правового регулирования в современных условиях: Материалы научно-практической конференции УдГУ. Ижевск., 1997. С. 74.

[32] Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. А.И. Рарога М.: Юристъ, 2004. С. 499.

[33] Назаренко Г.В. Указ. соч. С. 14.

[34] Горобцов В.И. Указ. соч. С. 21.

[35] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общей ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М.: Инфра-М-Норма, 2000. С. 205.

[36] Уголовное право России. Часть общая: учебник для вузов (издание второе, переработанное и дополненное) / Под ред. Л.Л. Кругликова. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 562.

[37] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общей ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М.: Инфра-М-Норма, 2000. С. 205.

[38] Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.И. Радченко. М.: Юстицинформ, 2003. С. 678-680.

[39] УПК в ред. Федерального закона от 5 июня 2007 года N 87-ФЗ.

[40] Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). – М.: ООО «ВИТРЭМ», 2009. 412 с.

[41] УПК в ред. Федерального закона от 5 июня 2007 года N 87-ФЗ.

[42] Александров А., Стуликов А. Участие защитника в предварительном расследовании. //"Российская юстиция". - 2001.-№ 11. – С. 11-13.

[43] Калиновский К. Б., Смирнов А. В. Уголовный процесс. - СПб.: Питер, 2003.

[44] Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской федерации. / Под ред. А.Я. Сухарева-М.: Издательство „Норма“ , 2004.

[45] Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. – СПб.: Питер, 2003.

[46] Шевчук А.Н. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. – М.: Издательство «Экзамен XXI», 2007

[47] Шишков С. Исполнение принудительных мер медицинского характера (проблемы правового регулирования) // Законность. 2007. № 6. С. 22.

[48] Борбат А.В., Завидов Б.Д. Производство о применении принудительных мер медицинского характера (комментарий к главе 51 УПК РФ) // Российская юстиция. 2005. № 11. С. 21.

[49] Сверчков В. Принудительные меры медицинского характера // Законность. 2000. № 7. С. 16.

[50] Меджидова А.Б. Принудительные меры медицинского характера // Российская юстиция. 2007. № 1. С. 22.

[51] Рождествина А.А. Комментарий к Закону РФ от 2 июля 1992 г. № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (постатейный) М.: Проспект, 2007. С. 38.

[52] Рождествина А.А. Указ. соч. С. 58.

[53] Законодательство Российской Федерации в области психиатрии. Комментарий к Закону РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», ГК РФ и УК РФ (В части, касающейся лиц с психическими расстройствами) (постатейный) (издание второе, исправленное и дополненное) / Под ред. Т.Б. Дмитриевой. М.: Спарк, 2002. С. 78.

[54] Шишков С.Н. Исполнение принудительных мер медицинского характера как составная часть уголовно-исполнительной деятельности // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 2007. № 11. С. 115-119.