Уголовная политика России

Введение Теория уголовной политики опирается и взаимодействует с познаниями из области философии, политологии, социологии, психологии и других фундаментальных наук с позиций ее основных концептуальных параметров, с учетом достижений и открытий, осуществленных на рубеже нового тысячелетия. Вся история познания свидетельствует о наличии мощных потоков знаний, идей, образов, представлений от естественных наук к гуманитарным и от гуманитарных к естественным, о теснейшем взаимодействии между науками о природе и науками об обществе и человеке.

Введение

Теория уголовной политики опирается и взаимодействует с познаниями из области философии, политологии, социологии, психологии и других фундаментальных наук с позиций ее основных концептуальных параметров, с учетом достижений и открытий, осуществленных на рубеже нового тысячелетия. Вся история познания свидетельствует о наличии мощных потоков знаний, идей, образов, представлений от естественных наук к гуманитарным и от гуманитарных к естественным, о теснейшем взаимодействии между науками о природе и науками об обществе и человеке.

Разработаны новые и оригинальные идеи, учитывающие изменение роли государства в экономической и политической системах общества, в конституционном определении российского государства как социального.

Цивилизованность любого общества во многом предопределяется местом и ролью в нем права и правовой науки. Поэтому формирование социума, его нормальное функционирование и развитие невозможно без утверждения в практической деятельности людей научно обоснованных правовых начал управления социальными процессами. Это в полной мере относится и к теории уголовной политики, оказывающей базисное влияние на уголовное право и являющейся основанием для разработки стратегии и тактики обеспечения правопорядка и борьбы с преступностью.

В политическом отношении уголовная политика является составной частью политики государства, её относительно самостоятельным видом и направлением. И как часть политики государства она в силу специфики своего объекта социального управления, то есть преступности, оказывает прямое и мощное воздействие на политику государства в целом, вплоть до изменения сущности последней.

Таким образом, актуальность работы обусловлена значимостью рассматриваемой категории - уголовная политика - для общественной жизни, безопасности социальной системы, её жизнеспособности.

Цель работы: раскрыть сущность современной уголовной политики России.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи: рассмотреть понятие уголовной политики; охарактеризовать содержание современной уголовной политики; анализировать развитие уголовной политики России.

Методологической основой исследования явились труды российских и зарубежных ученых, статьи журналов, посвященные проблемам развития уголовной политики. Для решения задач, поставленных в работе, использованы сравнительный и системный анализ, классификации и другие общенаучные методы.

При выполнении работы был изучен ряд учебной и научной литературы, такой как «Современное уголовное право России: понятие, принципы, политика» под редакцией Звечаровского И.Э., «Криминопенология» под редакцией Старкова О.В. и др., а также статьи таких журналов как «Уголовное право», «Российский следователь» и др., нормативно-правовой основой стал Уголовный кодекс РФ.


1 .Понятие уголовной политики

Уголовное право представляет собой систему соответствующих юридических норм, уголовная же политика предстает перед нами в виде руководящих идей, которые определяют содержание уголовно-правовых норм и институтов, направление деятельности государственных структур и правоохранительных органов по борьбе с преступностью. Право - более консервативное и устойчивое явление. Уголовная политика более подвижна, она более чутко реагирует на изменившуюся обстановку (социально-экономическую, политическую, криминологическую и пр.) и нередко подвержена существенным изменениям при относительной стабильности уголовного законодательства.

Уголовное право является инструментом уголовной политики. Управление практическим применением норм уголовного права означает проведение в жизнь уголовной политики государства.

Попытки забвения важнейшей роли уголовной политики на нынешнем этапе развития российского общества и проведение только прикладных научных исследований, направленных на решение главным образом конкретных проблем правоохранительной деятельности, приводит к невозможности предвидения отдаленных последствий этих решений и прогнозирования развития как преступности в целом, так и системных обоснованных методов и способов борьбы с нею.

Современная наука характеризуется радикальным изменением самой системы научного познания. Размываются четкие границы между практической и познавательной деятельностью. В системе научного знания проходят интенсивные процессы дифференциации и интеграции знания, развиваются комплексные и междисциплинарные исследования, разрабатываются новые способы и методы познания, методологические установки, появляются новые элементы картины мира, выделяются более сложные типы объектов познания, характеризующиеся историзмом, универсальностью, сложностью организации, которые раньше не поддавались теоретическому моделированию.

Преступность продолжает изменяться качественно и количественно. Политические доводы также часто берут верх над здравым смыслом и логикой событий. Это признаки системного кризиса в России конца 90-х гг., и в частности системы борьбы с преступностью, многие из которых имеют место и в начале XXI в.

В своей работе по уголовной политике С.С. Босхолов в 1999 г. отмечал, что современный период характеризуется вступлением России в полосу системного кризиса, частью которого является кризис конституционно-правовой системы [2.4]. Суть этого кризиса в дезинтеграции конституционно-правовых институтов власти, которые оказываются подчас не в состоянии эффективно выполнять поставленные перед ними задачи. Реальной становится опасность сворачивания с более или менее демократического пути развития на авторитарный. Спустя пять лет это же кризисное состояние констатирует Э.Ф. Побегайло [3.3]. Теория уголовной политики призвана исследовать эти процессы, выявить закономерности и разработать эффективные методы "антикризисного" управления в данной сфере, а также предложить адекватную современным условиям модель обеспечения правопорядка и воздействия на преступность. Это требует уточнения понятийного аппарата и решения общих концептуальных вопросов.

В юридической литературе термин "уголовная политика" употребляется в разных контекстах, причем авторы вкладывают в него различное содержание, что часто приводит к подмене понятий. Известно, что широкая употребляемость термина отнюдь не говорит об адекватном его понимании.

Проблема уголовной политики является фундаментальной в теории отраслевых наук антикриминального цикла, в первую очередь уголовного права и криминологии. Анализ позиций ученых, высказанных ими в разное время, дает ни с чем не сравнимую возможность "погружения" в процесс формирования изучаемого понятия с учетом развития государственно-правовых явлений на протяжении достаточно длительного исторического периода. Это также свидетельствует об определенной научной состоятельности и самостоятельности ученых в условиях существовавшего на тот период политического режима.

Слово "политика" (politike) в переводе с греческого означает "искусство управления государством". Политика выражает функции государства по руководству той или иной сферой общественной жизни. Уголовная политика как одно из направлений социальной политики - это государственная политика в области борьбы с преступностью. Речь идет о направлении деятельности государства в этой специфической сфере, определении форм, задач, содержания деятельности государства и его органов по борьбе с преступностью и тесно связанными с нею другими формами антиобщественного поведения.

Относительно объема и содержания уголовной политики сегодня, как и раньше, существуют две основные позиции, связанные с пониманием уголовной политики.

Первая была сформулирована А.А. Герцензоном, считавшим, что изучаемым понятием охватывается все, что прямо или косвенно направлено на борьбу с преступностью[2.5]. Таким образом, трактуя данное понятие уголовной политики, он включал в ее сферу не только специальные меры (уголовно-правовые, уголовно-процессуальные, криминологические, уголовно-исполнительные, криминалистические), но и меры чисто социального характера (экономические, идеологические, медицинские и т.д.).

Кроме этого, была высказана и другая точка зрения, сторонники которой (С.В. Бородин, А.Э. Жалинский, Н.И. Загородников, И.А. Исмаилов, Н.И. Стручков) считают, что только специальные меры социального предупреждения преступности, которые основываются на уголовном, уголовно-процессуальном и исправительно-трудовом законодательстве с привлечением данных науки, включая криминологию и криминалистику, составляют это понятие. Представляется важным в этом контексте определение уголовной политики, предложенное Н.И. Загородниковым[3.2] и Н.А. Стручковым: "Уголовная политика представляет собой такое направление советской политики, в рамках которого формируются исходные требования борьбы с преступностью посредством разработки и осуществления широкого круга предупредительных мер, создания и применения правовых норм материального, процессуального и исполнительного уголовного права, устанавливающих криминализацию и пенализацию, а когда нужно, декриминализацию деяний, а также посредством определения круга допустимых в борьбе с преступностью мер государственного принуждения"[2.13]. Следует отметить, что основной акцент в этом определении сделан на исходных требованиях, т.е. принципах борьбы с преступностью, что представляется весьма важным.

Сходно, но с определенной спецификой определяет уголовную политику Н.А. Беляев [2.2]. По его мнению, уголовная политика осуществляется путем применения наказания или заменяющих наказание мер административного или общественного воздействия к лицам, совершившим преступные посягательства, а также путем предупреждения преступлений при помощи угрозы применения наказания.

Помимо приведенных выше формулировок в юридической литературе имеется множество различных определений уголовной политики. Так, например, по мнению И.А. Исмаилова, уголовную политику можно охарактеризовать как "направление деятельности государства, осуществляемой на уровне политического руководства, управления, принятия и реализации конкретных решений и имеющей основным назначением определение и проведение в жизнь задач, форм и содержания, целенаправленных мер борьбы с преступностью (воздействия на нее), организацию и обеспечение оптимального функционирования и развития этой системы на надлежащей идеологической, правовой, информационной, ресурсной базе и во взаимодействии с другими социальными системами" [2.7].

Представляют несомненный интерес определения, иллюстрирующие современный взгляд на проблему. С.С. Босхолов считает: "Под уголовной политикой следует понимать: 1) государственную политику (доктрину) борьбы с преступностью, выраженную в соответствующих директивных актах (законах, указах Президента, постановлениях правительства); 2) научную теорию и синтез соответствующих политических, социологических и правовых знаний; 3) особый вид социальной деятельности, направленной на активное, наступательное противодействие преступности и другим правонарушениям"[2.4]. В.П. Ревин подчеркивает: "Уголовная политика - это целенаправленная активная деятельность государства по защите общества от преступности, разработка и реализация оптимальной стратегии, призванной обеспечить достижение цели стабилизации и ограничения уровня преступности, создания предпосылок позитивных тенденций преступности"[2.2].

Определения уголовной политики, не включающие перечень отраслей антикриминального цикла, на наш взгляд, наиболее отражают сущность понятия, снижают излишнюю дискуссионность, хотя и носят более общий характер.

Обобщенно, в структурном плане уголовную политику определяет Я.Г. Стахов [2.12]. По его мнению, это государственная программа борьбы с преступностью и ее реализация в деятельности государственных и общественных организаций, а также сложное, многогранное социально-политическое.

Дефиниция, отражающая реалии современного правового государства, сформулирована И.Э. Звечаровским: "Уголовная политика - это выработанное государством и основанное на объективных законах развития общества направление деятельности специально уполномоченных на то государственных органов и организаций по охране прав и свобод человека и гражданина, общества и государства в целом от преступных посягательств путем применения наказания и других мер уголовно-правового характера к лицам, их совершившим, а также посредством предупреждения преступлений при помощи правового воспитания, угрозы применения уголовного наказания и мер профилактики индивидуального и специально-криминологического характера[2.6].

Это определение еще раз подтверждает, что содержание уголовной политики не исчерпывается только уголовным законодательством. Хотя именно уголовное законодательство выступает материально-правовым основанием, содержанием, диктующим соответствующую форму для уголовно-процессуальной политики.

Анализируя понятие уголовной политики, необходимо отметить главное - ее ведущую роль по отношению к материальным и процессуальным отраслям права антикриминального цикла, управление применением норм которых является одной из форм реализации уголовной политики.

В отраслевом контексте данные понятия направлены на то, чтобы выделить из правовой сущности уголовной политики как системы направления, обслуживаемые отдельными отраслями права и решающие задачи, которые ставятся соответствующими кодексами для применения своих норм и институтов.

Подводя итог вышеизложенному, можно сказать, что все авторы рассматривают уголовную политику как направление государственной деятельности, определяющее стратегию и тактику борьбы с преступностью на базе уголовного материального, процессуального и исполнительного права. Однако наряду с традиционными определяющими уголовной политики - деятельностью государства, профилактикой правонарушений, борьбой с преступностью, юридическими составляющими и ресоциализацией преступников - в настоящее время появились факторы, которые нельзя не учитывать при определении понятия, раскрытия содержания и сущности уголовной политики Российской Федерации.

Общепризнанными понятиями современной общественно-политической жизни являются: политика, внутренняя политика, внешняя политика и международная политика. В свою очередь, внутренняя (внутригосударственная, национальная) политика подразделяется на социальную, экономическую, экологическую и некоторые иные. Внутренняя политика - это направления деятельности государства и общества (как через государство, так и через иные политические и неполитические образования), связанные с решением задач, касающихся населения в целом, отдельных групп населения, государства в целом или его частей (субъектов федеративного государства). Иными словами, тот или иной вопрос является (становится) политическим, когда он затрагивает большие массы людей, страну, государство, части государства. Вопрос может быть политическим какое-то время, затем перестать быть таковым.

Правопорядок, борьба с преступностью, безопасность личности в зависимости от их состояния могут быть вопросами социальными (социальной политики) и могут быть вопросами внутригосударственной политики в целом, но во всех случаях они касаются всего общества и государства и требуют принятия специальных мер государственного и общественного характера, которые традиционно можно назвать уголовной политикой. Причем на нынешнем этапе состояния и развития российского общества и государства это элемент внутригосударственной политики в целом, что объясняется следующими общенациональными и общегосударственными обстоятельствами, а также активным включением России в антитеррористические усилия ООН и других организованных форм сообщества, в сферу международного сотрудничества по борьбе с транснациональными преступлениями.

1. В связи с появлением различных форм собственности в Российской Федерации (ст. 8 Конституции РФ, ст. 212 Гражданского кодекса РФ) и соответственно сокращением участия государства в производительных сферах (не всегда оправданное) возросла ответственность предпринимателей и иных собственников (особенно собственников (фактических и формальных) средств производства) за безопасность, сохранность и эффективность использования этой собственности. Переложить полностью на государство ответственность за собственность, за правопорядок (условие нормального всестороннего развития общества), за преступность, за безопасность личности невозможно и нецелесообразно. Следовательно, собственники должны принимать участие в выработке и проведении в жизнь уголовной политики. Естественно, не только предприниматели, объединенные в союзы, но и иные звенья политической системы российского общества, а также все субъекты развивающегося гражданского общества должны участвовать в ее разработке и проведении в жизнь. Государство определяет политико-правовую составляющую уголовной политики и обеспечивает через правоохранительные органы ее осуществление при поддержке участников всех организованных форм российского общества.

2. Российская Федерация находится в процессе становления как подлинно сложное - федеративное - государство. И федеральный центр, разрабатывая основы уголовной политики РФ, должен тщательно учитывать особенности положения дел в субъектах РФ - республиках, краях, областях, автономных округах и автономной области в сфере обеспечения правопорядка, борьбы с преступностью и безопасности личности.

3. Конец XX и начало XXI в. характеризуется увеличением числа и повышением степени общественной опасности ряда "новых" и "старых" преступлений - терроризма и международного терроризма, наркомафии и незаконного оборота наркотиков, различных форм организованной преступности и т.п. Причем в условиях существования оружия массового поражения эти общеуголовные деяния угрожают и покушаются не только на правопорядок и безопасность личности, но и на национальную безопасность конкретных государств и международную безопасность.

Ситуация в Чеченской Республике ярко показала, что бороться с террористической угрозой и актами международного терроризма, контрабандой оружия, бандитизмом в рамках "старой" уголовной политики весьма затруднительно. Российское Правительство, выполняя внутригосударственные и международные обязательства по обеспечению национального и международного правопорядка, пресечения преступности и охраны прав и свобод человека, уже не может действовать, опираясь лишь на органы уголовной юстиции.

При разработке и проведении в жизнь российской уголовной политики необходимо ориентироваться на взаимодействие и взаимное дополнение систем уголовной юстиции, правоохранительных органов системами национальной и международной безопасности. С одной стороны, важно, чтобы каждая система действовала в пределах, определенных законом, с другой - занимаясь специфическими вопросами, например, борьбы с терроризмом, они должны взаимодействовать. Хороший пример в российской практике - создание Федеральной антитеррористической комиссии, где представлены не только органы, обеспечивающие национальную безопасность, но и МВД России и другие структуры, занимающиеся борьбой с общеуголовной преступностью и обеспечением безопасности личности.

4. Центральной составляющей уголовной политики являются уголовно-правовая, уголовно-процессуальная и уголовно-исполнительная отрасли. Однако их создание и успешное функционирование (применение), выработка и осуществление государственных директив в сфере обеспечения правопорядка, борьбы с преступностью и обеспечения безопасности личности, разработка и организация предупреждения преступности и ресоциализация преступника должны строиться на полинормативной основе. Уголовная политика как часть внутригосударственной политики должна строиться и осуществляться на основе политических директив, норм права, морали (нравственности), религиозных норм, обычаев, а также корпоративных норм. Нельзя забывать и о положениях ч. 4 ст. 15 Конституции РФ: "Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора". Иными словами, при выработке уголовной политики необходимо учитывать и политические решения международных организаций типа ООН, СНГ и др., и программы борьбы с преступностью и терроризмом, и нормы и стандарты ООН в области уголовной юстиции.

Таким образом, обобщая все то, что было наработано советской и российской наукой, опираясь на реалии сегодняшнего дня в России и в мире, можно дать следующее определение понятия уголовной политики.

Уголовная политика - это система принципов, политических и политико-правовых предписаний, правовых и иных социальных норм антикриминального цикла, криминологических программ и программ ресоциализации преступника, выработанных на научной основе и осуществляемых государством совместно с субъектами российского гражданского общества по обеспечению правопорядка, предупреждения и борьбы с преступностью, безопасности личности, в необходимых случаях - национальной безопасности. Уголовная политика предопределяется национальными и международными условиями борьбы с преступностью и терроризмом; выражается в создании и осуществлении единой и разносторонней системы государственных директивных (политических) указаний, норм уголовного права, уголовно-процессуального права, уголовно-исполнительного права, норм ряда иных социальных предписаний; опирается на принципиальные основы предупреждения преступности, борьбы с ней на национальном и международном уровнях и обращения с правонарушителями.


2.Содержание уголовной политики

Уголовная политика формируется, определяется и изменяется сложным соотношением объективных и субъективных факторов общественного развития. Объективные и субъективные факторы общественного развития находятся в сложной взаимосвязи с уголовной политикой. Представляя собой единство и противоречие различных сторон общественной жизни, они, с одной стороны, находятся в единстве с уголовной политикой. С другой стороны, уголовная политика находится в противоречии, постоянном взаимодействии с объективными и субъективными факторами общественной жизни. Последние, вместе взятые, сами представляют собой процесс непрерывного взаимодействия, возникновения, развития и разрешения социальных противоречий. Уголовная политика является одной из форм их внешнего проявления.

Объективными факторами, определяющими преступность и уголовную политику,являются: 1. Исторический тип способа производства, производственных отношений, противоречия между производительными силами и производственными отношениями - базовые факторы, порождающие преступность и уголовную политику. 2. Политические отношения - главные объективные факторы, создающие потенциальную возможность преступности. 3. Правовые отношения и нормы как юридические формы реализации общественных и прежде всего производственных, политических и морально-этических отношений2 . 4. Другие виды социальных отношений - идеологические, морально-этические и иные социальные отношения, среди которых особое значение имеют нравственные межличностные отношения. Объективные факторы, определяющие преступность и уголовную политику, не ограничиваются только материальными элементами, а сочетаются с идеальными формами жизнедеятельности, которые выступают в качестве опосредованного её образца (модели). Генерируемые этими факторами социальные противоречия создают принципиальную возможность преступности, формирования и функционирования уголовной политики.

Основными субъективными факторами, определяющими преступность и уголовную политику,являются: интересы, потребности субъектов уголовной политики и субъектов правоотношений; личностные качества, психические процессы, свойства, состояния и образования общественно-политических и государственных лидеров, субъектов правоотношений; политические решения и действия субъектов уголовной политики; общественное сознание, его уровни и формы, включая правосознание, правовую психологию и правовую идеологию. Решающую роль в формировании антисоциальной психологии имеют социальные интересы, потребности, чувства, настроения, привычки. Ключевым субъективным фактором, определяющим преступность и уголовную политику, является идеология и её правовая форма - правовая идеология. Последняя в силу её сущности и социально незаменимых функций выступает необходимой теоретической базой, составной частью доктринальной стороны уголовной политики, правовой системы, права и законодательства.

Она служит обоснованием и формой реализации стратегии, тактики, направлений, форм, способов и средств уголовной политики. Конструктивная социальная роль идеологии реализуется только посредством её воздействия на социальную психологию, являющуюся первоосновой мотивации и направленности социального поведения.

Уголовная политика является внешней формой проявления социально-политических противоречий. Она порождена ими. И, будучи составной частью политики государства, её относительно самостоятельным видом и направлением, воплощает в себе единство и борьбу социально-политических элементов, её образующих. Противоположностями в уголовной политике являются все её системообразующие составляющие: политико-правовые отношения, юридические нормы, систематизированные идеи и взгляды, субъекты, их деятельность. Составляющие уголовной политики в пределах определённых исторических условий, конкретной социальной системы, взаимодействуя между собой, остаются относительно неизменными, они не меняют свою внутреннюю сущность. Относительность их устойчивости, стабильности означает, что в каждой из них происходят эволюционные, количественные изменения. Эти изменения в своей совокупности являются частными, поскольку главный внутренний элемент уголовной политики - её субъект с его интересами и целями - остается самим собой. Он в рамках данной социальной системы не меняется. Принципиально не меняются направления, формы, способы, средства, механизм уголовной политики[3.3].

Только кардинальная смена политической системы общества, исторического типа государства и его политики приводит к кардинальной смене противоречий данной системы и изменению сущности её уголовной политики. Противоречия социальной системы порождают и определяют противоречия уголовной политики. Система противоречий уголовной политики может быть представлена следующими их основными группами, отражающими многообразие и многоуровневость противоречий социальной системы. I группа - внутренние противоречия, характеризующие социальную сущность уголовной политики, её стратегию и целевые установки. II группа - противоречия, характеризующие механизм уголовной политики. III группа - противоречия, характеризующие непосредственную связь и зависимость уголовной политики от её социальных основ (экономики, политики, идеологии, культуры). Антагонистический характер противоречий общества, массовость порождённых ими преступлений, их протяжённость во времени и пространстве, социально значимый характер причиняемого вреда для общества, резко негативная морально-политическая оценка государством, преследование в соответствии с нормами уголовного закона, количественная и качественная определённость в данный исторический период -существенные составляющие преступности.

Уголовная политика является политико-правовой формой реакции государства на преступность, специфической формой признания и разрешения социальных противоречий и антагонизмов. Противоречия уголовной политики являются многоуровневыми, комплексными и включают противоречия, характеризующие её сущность, стратегию и целевые установки, механизм, внутреннюю связь и зависимость от социальных основ общества - экономики, политики, идеологии, культуры. Основным противоречием уголовной политики является противоречие между её доктрйральной и деятельно-практической сторонами, её теорией и практикой. Идеальные и материализованные элементы уголовной политики, составляющие её доктринальную и деятельно-практическую стороны, находятся в единстве и противостоянии, мера которого придаёт ей качественную определённость в рамках конкретного исторического периода развития данного общества.

Необходимость предупреждения преступности как стратегической цели уголовной политики обусловлена не только объективными экономическими, политическими и духовными факторами. Эта цель, имея субъективное идеальное начало, выступает идеальной формой духовного возвышения челрвека, человечества, данного общества. Она служит социальным идеалом, мотивом, внутренней движущей силой социализации, самовоспитаниясубъектов правоотношений, качественного изменения сущности последних. Кроме того, цель предупреждения преступности как таковая не есть строго ограниченный во времени и пространстве предел. Она представляет собой естественно-исторический процесс эволюционного и революционного развития общества. Указанная цель важна и для формирования и развития собственно уголовной политики, её понятия, направлений, форм и способов. Без признака предупреждения преступности понятие уголовной политики, её теория и практика теряют свою перспективу, превращают уголовную политику в некую застывшую, неразвивающуюся систему, исключающую своё саморазвитие. Мобилизующая, мотивационная, кумулятивная и прогностическая сущность и социальная роль цели предупреждения преступности как основы стратегии уголовной политики имеют решающее! значение для функционирования, развития и эффективности этой политики.

Совершенствование законодательства, правоохранительного механизма - ключевые содержательные направления функционирования, развития, системы, механизма уголовной политики. Приоритетный характер этих направлений определяется их сущностью, социальными функциями, местом в системе направлений развития уголовной политики. Совершенствование уголовного законодательства и правоохранительного механизма осуществляется как единый системный процесс их количественных и качественных изменений, обусловливающий возвышение уровня или меры их эффективности. Изменения объёма, структуры, характера, формы и функций правоотношений, юридических норм, государственно-правовых институтов, средств, методов и гарантий, образующих правоохранительный механизм, являются основой направлений функционирования и развития уголовной политики и достижения её целей. Направления уголовной политики многообразны, носят разноуровневый, иерархичный, системный характер в силу комплексности, сложности и структурности преступности и причин, ее порождающих. Они обусловлены конкретно-историческими экономическими, социально-политическими, духовными процессами данного общества, его противоречиями. Направления уголовной политики включают направления-принципы, направления развития уголовного и смежных с ним отраслей законодательства, а также направления совершенствования правоохранительного механизма.

Основополагающими направлениями развития уголовного законодательства являются: устранение противоречий в криминализации и декриминализации деяний, реконструкция ряда институтов и норм Общей и Особенной частей УК РФ, пересмотр системы и видов наказания. Важнейшими направлениями совершенствования правоохранительного механизма являются: расширение и активизация социализаторской, воспитательно-профилактической деятельности среди различных слоев и групп населения с акцентом на профилактику правонарушений несовершеннолетних; строительство и укрепление материальной базы правоохранительной деятельности, повышение её эффективности и профессионализма; координация усилий и взаимодействие государственных, общественных, предпринимательских структур и средств массовой информации в их деятельности по предупреждению и устранению причин и условий преступности; проведение иных организационных мер стабилизации криминогенной обстановки; разработка и реализация научно обоснованной и перспективной системы кадровой политики; организация системной научно-исследовательской работы по всем направлениям борьбы с преступностью и функционирования правоохранительного механизма[3.3].

3.Развитие уголовной политики

Уголовная политика полностью неадекватна криминальной ситуации, в которой оказалось российское общество. С 2002 г. (когда вступил в силу новый Уголовно-процессуальный кодекс РФ, установивший новый порядок учета преступлений) количество нераскрытых преступлений увеличилось на 79,4% (более чем на 734,5 тыс. преступлений). Новые правила, установленные УПК РФ, должны были работать, разумеется, на снижение преступности.

В течение последних трех лет в правоохранительных органах предпринимались серьезные меры по наведению порядка в учете и регистрации преступлений. Сразу после выхода приказа Генеральной прокуратуры РФ и МВД России «О мерах по укреплению законности при вынесении постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела» (в июне 2005 г.) был установлен рекорд месячной регистрации преступлений за 15 лет начиная с 1991 г. (32 167 преступлений).

Однако сомнительно, что можно объяснить рост числа преступлений на 1 млн. только мерами ужесточения регистрационной дисциплины. Основных факторов здесь три: общее нездоровье общества, кризис уголовной политики и улучшение системы учета и регистрации преступлений. Причем последний имеет наименьшую степень влияния.

Более того, можно утверждать, что в анализируемый период огромное число преступлений осталось не зарегистрированным в правоохранительных органах из-за странностей нового УПК РФ. В постановлении Конституционного суда РФ от 27 июня 2005 года признаны не соответствующими Конституции РФ положения ряда норм УПК РФ, приводившие к фактической безнаказанности значительного количества хулиганов, членов организованных преступных групп и экстремистских формирований. В такой ситуации латентная часть преступлений только увеличивалась.

Причины кризиса российской уголовной политики, как представляется, во многом определены преобладанием радикально-либерального подхода в проведении судебной реформы и последующих реформ уголовно-процессуального и уголовного законодательства. Российский либерализм, отвергающий эффективный социально-правовой контроль, на современном этапе оказался беспомощным в борьбе с преступностью.

Протест вызывает не либерализм как таковой, но радикализм в либерализме в его современном российском варианте. Действительно, кто в ХХI веке будет возражать против необходимости реализации такого принципа либерализма, как свободный рынок в качестве механизма индивидуальной и политической свободы, или против политического принципа разделения властей, ограничивающих коррупцию.

Радикализм в реализации либеральных принципов разрушает систему сложных взаимосвязей индивида, общества и государства и порождает радикальные антилиберальные тенденции в реагировании на преступность.

Социологические замеры показывают, что уголовная политика государства, осуществляемая с позиций репрессивности, для радикально настроенного общества недостаточно радикальна. Что касается радикально-либеральных тенденций, связанных с принятием нового УПК РФ и либерализацией УК РФ, то и они большинством населения отторгаются. Для значительной части наших граждан слова «посадим» и «расстреляем» звучат более убедительно, чем обещания «принять новые законы, которые будут либеральнее старых».

Насколько радикальны были сами реформы, настолько радикальна и степень их нынешнего отрицания населением. И это кажется естественным, если учитывать характер общества, возникшего в результате произошедших в стране перемен: можно утверждать, что организованная преступность стала одной из наиболее распространенных форм социальной организации в России.

Антимафиозный радикализм распространился в общественном сознании настолько, что жажда крови и стремление к радикальным карательным мерам охватили даже известных ученых. Можно говорить о возникновении нового вида радикализма – репрессивно-криминологического. Так, доктор юридических наук, профессор О.В. Старков говорит о необходимости «поголовного физического уничтожения в течение суток всех лидеров и авторитетов преступного мира».

Опасность репрессивно-криминологического радикализма намного выше, чем опасность радикализма бытового: первый имеет под собой «научное» обоснование. Его сторонники, однако, плохо представляют себе механизм практической реализации предлагаемой «войны» с организованной преступностью. По существу, предлагается использовать опыт латиноамериканских «эскадронов смерти». Но «поголовное физическое уничтожение» оперативно выявленных лидеров и рядовых бойцов преступных организаций предполагает понимание того, что, собственно, эти организации собою представляют. А более чем двадцатилетнее изучение феномена организованной преступности сначала в СССР, а затем и в пореформенной России так и не привело к созданию универсального понятийного инструментария, пригодного для практического использования. Уголовный кодекс Российской Федерации (1996) определяет понятие «организованная группа» в усеченном виде, а вводя понятие «преступная организация (сообщество)», совершенно не раскрывает его смысл. Российское законодательство не оговаривает, какие действия подпадают под понятие «коррупция».

Такая правовая неопределенность допускает весьма широкие трактовки данных понятий. Например, если объектом оперативной разработки или уголовного расследования становится губернатор или мэр, то преступное сообщество, по версии оперативников или следователей, может включать в себя всю администрацию области, края или города, а также взаимодействующих с ней предпринимателей и чиновников федерального и международного уровня.

То же самое – и в отношении предпринимательских структур. Расследованием уголовных дел в отношении «МОСТа», «СИБУРа», ЮКОСа, по существу, на практике реализована научная концепция противодействия предприятию как форме организованной преступности, применимая к большинству крупных отечественных бизнес-образований.

Таким образом, реализация радикальных концепций борьбы с «мафией» превратится в условиях несовершенного законодательства в «физическое уничтожение поголовно по спискам» всех тех, кто трудится в попавших под подозрение администрациях областей, краев и городов, в холдинговых компаниях, а в случае «разработки» руководителей и сотрудников оперативных подразделений – целиком всех этих подразделений.

По различным подсчетам, число лидеров и членов объединенных преступных группировок в России – от 10 тыс. до 6–7 млн. Работы для современных «эскадронов смерти» в любом случае больше, чем было у сотрудников НКВД в годы Большого террора. Только раньше были «враги народа», а теперь – «члены преступных сообществ».

Членов же «эскадронов смерти» сторонники радикально-репрессивного подхода видят в бойцах спецподразделений, участвовавших в чеченской кампании, и ветеранах-афганцах. Но среди этих людей, якобы не подверженных моральной деградации, достаточно тех, кто сам становился на криминальный путь, в том числе и под руководством мафиозных структур. Вспомним хотя бы жестокие криминальные разборки между руководителями фондов участников и инвалидов войны в Афганистане или серийные заказные убийства в Санкт-Петербурге, совершенные бывшими спецназовцами ГРУ.

Криминологи, призывающие шире использовать опыт обращения с преступниками, накопленный СССР, разрабатывают и другие меры борьбы.

Так, в коллективной монографии «Современные проблемы и стратегия борьбы с преступностью» предлагается восстановить институт ссылки и резко расширить «контингент потенциальных ссыльных». Нетрадиционность предложения заключается в том, что ссылка не всегда будет соединяться с обязательным трудом. Но чем в таком случае будут заниматься ссыльные, кроме преступной деятельности?

Следующее предложение более радикально. Оно касается реанимации института объявления вне закона с расстрелом осужденного преступника в течение 24 часов после удостоверения личности. Речь, по мнению авторов этого проекта, может идти лишь о преступлениях, наказуемых смертной казнью и пожизненным лишением свободы, причем подобные дела должны рассматриваться исключительно Верховным судом РФ. Далее следуют призывы скорректировать действующий УПК РФ путем расширения оснований для заочного рассмотрения дел.

Но если система заочного осуждения будет введена, дело состоит в розыске виновного. Зачем для этого объявлять его вне закона? А с предложением расстреливать виновного в течение 24 часов после идентификации вступает в противоречие тот факт, что смертная казнь у нас, как известно, не применяется. Суть предложения остается неясной[3.1].

Мотивация у тех, кто говорит о необходимости «уничтожать по спискам», и у тех, кто предлагает вносить изменения в действующий УПК РФ, одна и та же – внутренний протест против моратория на смертную казнь в условиях разгула терроризма, бандитизма и тяжких преступлений против личности. Действительно, нет никакой логики в том, что государство может убивать без приговора суда (при задержании преступника, при отражении нападения, при проведении контртеррористической операции и т.д.), когда даже тяжесть преступления не определена, а ликвидация проводится только по подозрению, – и не может делать этого по приговору суда в отношении лиц, совершивших особо тяжкие преступления, в виде исключительной меры наказания.

Если идти на радикальные меры, то надо отказываться от международных обязательств. Но это уже вопросы не уголовной, а большой политики. Одни международные обязательства связаны с мораторием на смертную казнь, другие – с реализацией комплекса антимафиозных и антитеррористических мер. Именно с их помощью победу в борьбе с мафией можно одержать и без применения радикальных средств. Действующее российское законодательство должно быть отремонтировано не в духе популистских лозунгов, а по международно-правовым чертежам. В первую очередь необходимо приведение его в соответствие с положениями конвенций ООН и Совета Европы, причем не только уголовного, уголовно-процессуального, оперативно-разыскного и административного характера. Например, в Конвенции ООН против коррупции содержатся в числе прочих требования к государствам-участникам принять надлежащие меры по обеспечению прозрачности и отчетности в управлении публичными финансами. Такие меры должны охватывать процедуры утверждения национального бюджета, своевременное предоставление отчетов о поступлениях и расходах, систему стандартов бухгалтерского учета и аудита и связанного с этим надзора.

Однако российский законодатель пошел вразрез с международно-правовыми стандартами, демонстрируя правовой изоляционизм. Трудно оценить иначе изменения в УК РФ, принятые в конце 2003 года, то есть тогда же, когда была подписана Конвенция ООН против коррупции. Одновременно с введением положений по либерализации уголовного законодательства был отменен такой институт наказания, как конфискация имущества. Она заменена на штрафы от 500 тысяч до 1 миллиона рублей[3.1].

Отмена положения УК о конфискации имущества нарушает обязательства России по международным договорам: в ратифицированной нашей страной Конвенции Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности под доходом понимается любая материальная выгода, полученная в результате совершения уголовных преступлений. В конвенциях ООН против транснациональной организованной преступности и коррупции термин «доходы от преступлений» означает любое имущество, приобретенное или полученное прямо или косвенно в результате совершения какого-либо преступления.

Внесенные в Уголовный кодекс поправки отбросили Россию на обочину международного сотрудничества в борьбе с организованной преступностью и коррупцией.

Восстановление положения о конфискации имущества в УК РФ – одна из ближайших задач российских правоведов, и не такая простая, как может показаться. Она требует пересмотра ряда идеологических установок, связанных с проведением экономических реформ в России.


Заключение

Уголовная политика - это система принципов, политических и политико-правовых предписаний, правовых и иных социальных норм антикриминального цикла, криминологических программ и программ ресоциализации преступника, выработанных на научной основе и осуществляемых государством совместно с субъектами российского гражданского общества по обеспечению правопорядка, предупреждения и борьбы с преступностью, безопасности личности, в необходимых случаях - национальной безопасности.

Уголовная политика предопределяется национальными и международными условиями борьбы с преступностью и терроризмом; выражается в создании и осуществлении единой и разносторонней системы государственных директивных (политических) указаний, норм уголовного права, уголовно-процессуального права, уголовно-исполнительного права, норм ряда иных социальных предписаний; опирается на принципиальные основы предупреждения преступности, борьбы с ней на национальном и международном уровнях и обращения с правонарушителями.

Основными субъективными факторами, определяющими преступность и уголовную политику,являются: интересы, потребности субъектов уголовной политики и субъектов правоотношений; личностные качества, психические процессы, свойства, состояния и образования общественно-политических и государственных лидеров, субъектов правоотношений; политические решения и действия субъектов уголовной политики; общественное сознание, его уровни и формы, включая правосознание, правовую психологию и правовую идеологию. Ключевым субъективным фактором, определяющим преступность и уголовную политику, является идеология и её правовая форма - правовая идеология. Последняя в силу её сущности и социально незаменимых функций выступает необходимой теоретической базой, составной частью доктринальной стороны уголовной политики, правовой системы, права и законодательства.

На современном этапе существенно изменилась юридическая база уголовной политики, ее главная часть - уголовное законодательство, во многом вобравшая в себя непоследовательность мировоззренческой и методологической основ права. С одной стороны, принятый в 1996 году Уголовный кодекс РФ устранил многие противоречия Уголовного кодекса РСФСР, провозгласил, казалось бы, демократические и гуманные социальные приоритеты - защиту прав и свобод личности. С другой стороны, УК РФ не пошёл дальше деклараций, оставив личность один на один с захлёстывающей общество преступностью.

Таким образом, основная задача правоведов – привести уголовно-правовые нормы в соответствие с международными нормами и принципами, ставящие перед собой главную цель – борьба с преступностью.


Список использованной литературы

1. Нормативно-правовые акты

1.1 Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 N 63-ФЗ

2. Учебники

1. Бабаев В. К. Правовые отношения. Общая теория права: Курс лекций. -Нижний Новгород, 1993. – 523 с.

2. Беляев Н.А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1986.- 325 с.

3. Бородин С.В. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. - М.: Наука, 1990. – 452 с.

4.Босхолов С.С. Основы уголовной политики: Конституционный, криминологический, уголовно-правовой и информационный аспекты.- М.: Учебно-консультационный центр "ЮрИнфоР", 1999. – 455 с.

5. Герцензон А.А. Уголовное право и социология. - М., 1970. – 458 с.

6. Звечаровский И.Э. Современное уголовное право России: понятие, принципы, политика. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. – 378 с.

7. Исмаилов И.А. Преступность и уголовная политика (актуальные проблемы организации борьбы с преступностью). - Баку, 1990. – 455 с.

8. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации /Под общей ред. С.И. Никулина. – М., 2000. – 562 с.

9. Преступность и политика / Под ред. Б. С. Никифорова. - М., 1972. – 569 с.

10. Российское уголовное право. Общая часть //Под общей ред. А.И. Рарога – М., 2001. – 525с.

11. Старков О.В. Криминопенология. - М., 2004. – 456 с.

12. Стахов Я.Г. Современная уголовная политика и совершенствование взаимодействия правоохранительных органов субъектов Российской Федерации при ее реализации: Монография. - М.: Академия управления МВД России, 2003. – 569 с.

13. Стручков Н.А. Исправительно-трудовая политика и ее роль в борьбе с преступностью. Саратов. - 1970. – 432 с.

14. Таганцев Н.С. Русское уголовное право: Лекции. Часть Общая. В 2 т. - М., 1994. -Т.2. – 346 с.

15. Уголовное право России: Учеб. для вузов: В 2 т. Т.1. Общая часть/ Отв.ред. А.Н.Игнатов, Ю.А. Красиков. - М.: НОРМА, 2000. – 432с.

3. Журналы

1. Жалинский А.Э. Содержание уголовной политики // Уголовная политика в борьбе с преступностью. - 1986. - № 7.

2. Загородников Н.И., Стручков Н.А. Направления изучения советского уголовного права // Советское государство и право.- 1981. - N 7..

3. Побегайло Э.Ф. Кризис современной российской уголовной политики // Уголовное право. - 2004. - N 3.

4. Российский следователь.- 2005.- N 6.