Принудительные меры медицинского характера 6

ННГУ им. Н.И. Лобачевского Юридический факультет Кафедра уголовного права Контрольная работа по дисциплине Уголовное право тема: Принудительные меры медицинского характера.

ННГУ им. Н.И. Лобачевского

Юридический факультет

Кафедра уголовного права

Контрольная работа

по дисциплине

Уголовное право

тема: Принудительные меры медицинского характера.

Выполнила:

студентка 2-го курса

заочное отделение

юридического

факультета

группа 11-23

Скрипченко Д.О.

Проверила:

Колосова В.И.

2009 год.

План

1) Понятие, цели и виды применения принудительных мер медицинского характера………………………………………..3-11

2) Основания и порядок применения, изменения и отмены принудительных мер медицинского характера…………12-24

3) Заключение………………………………………………25-26

4) Задача………………………………………………………27

5) Список используемой литературы………………………28

Понятие, цели и виды применения мер медицинского характера.

При оценке степени общественной опасности любого преступления, совершенного психически здоровым человеком, учитывается как объективная сторона преступления (способ действия, время и место совершения преступления, причинная связь между действием или бездействием и наступившим преступным результатом), так и субъективная сторона (поведение обвиняемого, мотивы преступления, цель, отношение к содеянному).

Опасные действия, совершаемые психически больными, не могут быть поставлены в вину больному и потому не считаются преступлением. Психически больной в силу изменения его психической деятельности болезненно неправильно осмысливает цель своего поступка. Поэтому субъективная сторона правонарушения, совершенного невменяемым, в юридическом понимании не должна приниматься в расчет. Мотивы, побуждения и намерения больного при оценке его общественной опасности могут быть приняты во внимание только в психопатологическом аспекте, главным образом для оценки психического состояния больного и степени его опасности для окружающих как психически больного. В этих же целях необходимо учитывать объективную сторону деяния, так как последняя также позволяет установить степень общественной опасности психически больного человека. Во многих случаях психически больной представляет тем большую опасность, чем тяжелее совершенное им деяние.[1]

Лица, страдающие психическими расстройствами, являются самой уязвимой в правовом отношении категорией населения страны. Об этом говорится и в международных актах, где одним из показателей уровня социально-экономического развития, гуманизации и демократизации общества называется соблюдение и обеспечение прав человека в сфере психического здоровья.[2]

В Принципах защиты лиц с психическими заболеваниями и улучшения психиатрической помощи и Декларации о правах умственно отсталых лиц (приняты соответственно 18.02.1992 г. и 20.12.1971 г. Генеральной Ассамблеей ООН) предусмотрено, что каждый человек с психическим заболеванием должен иметь право пользоваться всеми гражданскими, политическими, экономическими, социальными и культурными правами, ограничения в осуществлении этих прав допускаются только в рамках закона и в случае необходимости защиты здоровья и безопасности самого лица, других лиц или в случаях защиты общественной безопасности, порядка, здоровья или нравственности.

Общее количество лиц с психическими расстройствами, совершающих преступления, ежегодно остается весьма значительным и в общей массе преступников составляет от 20 до 50-60%.[3]

В этой связи особую актуальность приобретают законность и обоснованность применения принудительного лечения, поскольку принуждение всегда связано с существенным ограничением прав человека. Поэтому важным является решение задачи обеспечения законности при осуществлении расследования и рассмотрения дел о применении принудительных мер медицинского характера, неуклонного соблюдения гарантий охраны прав личности при применении к ним принудительных мер.

Действующее уголовное законодательство не содержит определения понятия принудительных мер медицинского характера. Поэтому в правовой литературе даются различные его определения, которые с разной степенью полноты раскрывают существенные признаки принудительных мер медицинского характера, подчеркивая их юридическое и медицинское содержание.

Представляется неприемлемым определение принудительных мер медицинского характера как мер безопасности. Подобная терминология содержится в УК Республики Беларусь, где раздел IV, посвященный принудительным мерам медицинского характера, получил название «Принудительные меры безопасности и лечения».

Определение принудительных мер медицинского характера как социально-правовых и медико-реабилитационных мер безопасности имеет место и в монографии Р.И. Михеева, А.В. Беловодского и др.

Подобное определение весьма пространно и нечетко. «Меры безопасности» не являются уголовно-правовым понятием. Применение таких терминов противоречит ч. 2 ст. 2 УК РФ, где в качестве средств осуществления задач Уголовного кодекса РФ наряду с наказанием называются иные меры уголовно-правового характера. Принудительные меры медицинского характера именно к таким мерам и относятся.

Наконец, название принудительных мер медицинского характера мерами социальной безопасности приводит к расширению круга лиц, к которым возможно их применение, за счет ВИЧ-инфицированных, страдающих венерическими заболеваниями, больных открытой формой туберкулеза и т. д., к которым согласно ст. 18 УИК РФ применяется обязательное лечение. Эта позиция также противоречит уголовному законодательству.

Принудительные меры медицинского характера – это предусмотренные уголовным законом меры принудительного лечения, которые могут быть применены судом к лицам, совершившим общественно опасные деяния в состоянии невменяемости, либо заболевшим психическим расстройством после совершения преступления, либо страдающим психическим заболеванием, не исключающим вменяемость, и совершившим преступление, а также к алкоголикам и наркоманам, которые совершили преступление, в целях их излечения и предупреждения новых общественно опасных действий или преступлений.[4]

Принудительные меры медицинского характера не являются мерами уголовного наказания. Они не содержат элементов кары, не преследуют цели исправления и перевоспитания, поскольку применяются в отношении больных лиц, совершивших общественно опасные деяния. Они применяются, с одной стороны, в целях излечения этих лиц или такого улучшения их психического состояния, при котором они перестают представлять общественную опасность. С другой стороны, эти меры направлены на предупреждение совершения указанными лицами новых общественно опасных деяний.
Принудительный характер этих мер выражается в том, что они применяются независимо от желания больного и даже его близких родственников или законных представителей; связаны с определенными ограничениями личной свободы больного; назначаются только по определению суда.

Принудительные меры медицинского характера содержат в себе два критерия — юридический и медицинский.

По юридической природе это меры государственного принуждения. Они назначаются и применяются только судом независимо от воли и желания лица, влекут для него целый ряд ограничений.

К юридическому относятся основания, цели,, виды, порядок назначения, исполнения, продления, изменения и прекращения принудительных мер медицинского характера, которые регламентируются уголовным и уголовно-исполнительным законодательством.

Медицинский критерий определяется самим содержанием этих мер, задачами излечения нуждающихся в принудительном лечении лиц или улучшения их психического состояния, а также тем, что выводы о диагнозе психического расстройства, о наличии алкоголизма или наркомании, рекомендации по назначению и проведению лечения, профилактике психических расстройств и необходимых социально-реабилитационных мероприятий дают врачи-психиатры.

Таким образом, хотя юридический аспект в принудительных мерах медицинского характера преобладает, они по своей сути остаются медицинскими и целей уголовного наказания не преследуют.[5]

Как уже отмечалось, несмотря на то, что принудительные меры медицинского характера являются разновидностью мер государственного принуждения и назначаются судом, к мерам уголовного наказания они не относятся, поскольку применяются на основании определения суда, а не приговора, не содержат элемента кары, не выражают отрицательной оценки от имени государства общественно опасных действий лиц, страдающих психическими расстройствами, не направлены на исправление указанных лиц и восстановление социальной справедливости, длительность их применения зависит от состояния больного, они не влекут судимости.

Принудительные меры медицинского характера, применяемые к невменяемым, а также страдающим психическими расстройствами, делающими невозможным назначение или исполнение наказания, назначаются только в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц. Если они по своему психическому состоянию не представляют опасности, суд может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения вопроса о лечении этих лиц или направлении их в психоневрологические учреждения социального обеспечения.

Согласно статье 98 УК РФ целями применения принудительных мер медицинского характера являются излечение лиц, страдающих психическими расстройствами или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых общественно опасных деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ. И хотя эти цели в статье 98 УК РФ раскрыты довольно скупо, общие положения главы УК РФ о принудительных мерах позволяют сформулировать их более полно. К ним следует отнести:

1) излечение или такое улучшение состояния больного, при котором он перестает представлять общественную опасность;

2) предупреждение совершения им нового общественно опасного деяния или преступления как во время лечения, так и после его завершения;

3) обеспечение безопасности больного для самого себя;

4) проведение мер социальной реабилитации (выработка у больного навыков для жизни в обществе) в той мере, в какой это возможно в условиях медицинских учреждений, осуществляющих принудительное лечение.

В конечном счете достижение целей применения медицинских мер является средством реализации предупреждения общественно опасных деяний и преступлений со стороны лиц, направленных на принудительное лечение. В юридической литературе существует мнение, что при применении принудительных мер отношении лиц, признанных ограниченно вменяемыми, алкоголиков и наркоманов, которые отбывают наказание за совершенные преступления, целью этих мер является также способствование исправлению названных категорий преступников. [6]

В зависимости от степени общественной опасности психически больного к нему может быть применена одна из следующих мер, предусмотренных законом. Статья 99 УК РФ определяет следующие виды принудительных мер медицинского характера:

· Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра. Данное наблюдение и лечение применяется, если лицо по своему психическому состоянию не нуждается в помещении в психиатрический стационар;

· Принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа. Согласно ч.2 статьи 101, такое лечение может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию нуждается в стационарном лечении и наблюдении, но не требует интенсивного наблюдения;

· Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа. Согласно ч.3 статьи 101, данный вид лечения назначается лицу, которое по своему психическому состоянию требует постоянного наблюдения;

· Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением. Согласно ч.4 статьи 101 УК РФ оно может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию представляет особую опасность для себя или других лиц и требует постоянного и интенсивного наблюдения.

Соголасно ч.2 статьи 99 УК РФ лицам, осужденным за преступления, совершенные в состоянии вменяемости, но нуждающимся в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости, суд наряду с наказанием может назначить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Как уже отмечалось, применение принудительного лечения связано с ограничениями прав и свобод лиц, в отношении которых оно применяется. Они состоят прежде всего в помещении в лечебное заведение без согласия лица, которому оно назначено, а также без согласия его родственников. Лицам, которым назначено такое лечение, запрещается самостоятельно покидать психиатрический стационар, а иногда – отделение стационара или даже палату. Им не предоставляются отпуска, а в некоторых случаях могут быть запрещены свидания (например, в состоянии острого психоза).

В тоже время лица, находящиеся на принудительном лечении, сохраняют права, которые не связаны с ограничениями, вытекающими из психического состояния и определенного судом вида принудительного лечения. Если они обладают дееспособностью, у них имеются права, предусмотренные Гражданским кодексом РФ.

В соответствии со статьей 13 Закона РФ “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании” лица, помещенные в психиатрический стационар по решению суда о применении принудительных мер, пользуются правами, предусмотренными статьей 37 названного закона. Эти права определяют их правовой статус во время пребывания в стационаре. Они вправе: обращаться непосредственно к главному врачу или заведующему отделением по вопросам лечения, обследования, выписки и соблюдения их прав, подавать жалобы и заявления без цензуры; встречаться с адвокатом или священнослужителем наедине; исполнять религиозные каноны, иметь религиозную атрибутику и литературу; выписывать газеты и журналы; несовершеннолетние вправе получать образование по программе общеобразовательной школы; получать вознагражение за труд, если они работают. Эти права не могут быть ограничены. Пациенты также могут: вести переписку без цензуры; получать посылки, бандероли, денежные переводы; пользоваться телефоном, принимать посетителей; иметь предметы первой необходимости и носить свою одежду. Однако в интересах и здоровья и безопасности других лиц права, названные в последней групе, могут быть ограничены по рекомендации лечащего врача главным врачом или заведующим отделения.[7]

Основания и порядок применения, изменения и отмены принудительных мер медицинского характера.

Применение принудительных мер медицинского характера возможно при наличии к тому оснований и при выполнении условий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом.

Основаниями для применения принудительных мер медицинского характера служит совокупность следующих обстоятельств:

- совершение общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом;

- совершение этого деяния данным лицом;

- наличие у лица душевной болезни, лишающей его возможности отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими в момент совершения деяния или после его совершения;

- опасность данного лица для себя или других лиц (ст. 433 УПК).

При отсутствии хотя бы одного из перечисленных обстоятельств применение принудительных мер медицинского характера недопустимо. Следует различать юридическое и фактическое основание для применения принудительных мер медицинского характера. Юридическим основанием следует признать соответствующее постановление суда. Фактическое основание – это совокупность содержащихся в деле доказательств того, что лицо совершило общественно опасное деяние в состоянии невменяемости или после его совершения заболело психическим расстройством и представляет опасность для себя и других лиц.[8]

Неустановление в деянии лица признаков общественно опасности не дает основания для применения к нему принудительных мер медицинского характера. Если такое лицо по характеру заболевания нуждается в лечении, оно подлежит направлению в психиатрическую больницу по правилам недобровольной госпитализации, установленным Законом РФ «О психиатрической помощи и гарантии прав граждан при ее оказании» от 02.07.1992 года.

Одинаково неправомерно применение принудительных мер медицинского характера к лицу, которое хотя и совершило опасное деяние, но по своему психическому состоянию не способно причинить иной существенный вред, в том числе себе или другим лицам. В этом случае дело подлежит прекращению. Материалы же в отношении больного могут быть переданы местным органам здравоохранения для принятия мер к лечению на общих основаниях.
Поскольку принудительные меры медицинского характера являются мерами государственного принуждения в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния, их применение возможно только после производства предварительного следствия и судебного разбирательства.

Для применения принудительных мер необходимо установить, что лицо совершило деяние, предусмотренное УК РФ (ч.1 ст.97). Имеется ввиду общественно опасное деяние, которое хотя и предусмотрено в кодексе как преступление, однако не может быть признано таковым из-за отсутствия субъекта преступления, обязанного по закону нести уголовную ответственность. Иными словами, речь идет о совершении этого деяния в состоянии невменяемости ( пункт «а» ч. 1 ст. 97 УК РФ). В результате анализа экспертных материалов в ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. Сербского было установлено, что общественно опасные деяния, совершенные психически больными, по характеру мотивов делятся на несколько основных групп:

1) совершаемые под влиянием бредовых мотивов и галлюцинаций (чаще всего это наиболее опасные больные, например, до 70% обвиняемых, страдающих шизофренией, совершали убийства под влиянием бреда);

2) совершаемые психически больными и невменяемыми лицами по недомыслию (это, как правило, олигофрены, не способные правильно оценить реальные факты и события; для них характерны кражи и хулиганство);

3) совершаемые в результате ослабления контроля над своими инстинктивными влечениями (таких больных до 8%, их деяния большой частью связаны с неконтролируемыми сексуальными влечениями);

4) совершаемые в результате аффективных нарушений, характеризуемых эмоциональной тупостью (агрессивные действия, такие как убийства, причинение вреда здоровью, хулиганство и подобные; соответствующие лица составляют по численности вторую группу после лиц с бредовыми идеями);

5) совершаемые при истинном отсутствии мотивов в состоянии нарушенного сознания: сумеречное состояние при эпилепсии, патологическое опьянение, иные аналогичные состояния (например, убийство или иное деяние, совершенное импульсивно, иногда может оказаться единственным эпизодом в анамнезе этого человека).[9]

УК РФ 1996 года достаточно определенно сформулировал основания применения принудительных мер медицинского характера.

Согласно ст. 97 УК РФ такими основаниями являются: а) совершение деяния, предусмотренного Особенной частью УК и б) определенная категория лиц. К числу таких лиц относятся, во-первых, те, которые признаны невменяемыми. Эти лица в силу болезненного состояния психики не способны осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ст. 21 УК). Применение наказания к лицам, признанным невменяемыми, было бы несправедливым и нецелесообразным, так как своих целей — достижения социальной справедливости, исправления и специального предупреждения — наказание в данном случае не достигает. Судебная практика свидетельствует, что среди лиц, направляемых на принудительное лечение, невменяемые составляют подавляющее большинство.

Во-вторых, принудительные меры медицинского характера применяются к лицам, которые совершили преступление в состоянии вменяемости, а затем до суда, во время судебного разбирательства либо в период исполнения наказания заболели психическим расстройством, делающим невозможным назначение или исполнение в отношении них наказания.

Когда у лица после совершения им преступления наступило временное психическое расстройство, например, реактивное состояние в связи с расследованием уголовного дела и угрозой наказания, принудительная мера медицинского характера назначается до выхода лица из болезненного состояния, т. е. до восстановления способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими. При выздоровлении лица и прекращении применения принудительного лечения суд возобновляет приостановленное уголовное дело или принимает решение о продолжении исполнения неотбытой части наказания, к которому лицо ранее было приговорено.

В соответствии со ст. 103 УК РФ время, в течение которого к лицу применялось принудительное лечение в психиатрическом стационаре, засчитывается в срок наказания из расчета один день пребывания в стационаре за один день лишения свободы. К сожалению, вопрос о зачете пребывания в психиатрическом стационаре в срок наказания, не связанного с лишением свободы, в уголовном законодательстве не регламентирован.

В-третьих, принудительные меры медицинского характера применяются к лицам, совершившим преступление в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости (ст. 22 УК РФ). Такие лица подлежат уголовной ответственности и наказанию, однако их психическое состояние учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера. Принудительное наблюдение и лечение применяется к указанным лицам наряду с уголовным наказанием. Осужденным к лишению свободы — в местах лишения свободы, а осужденным к иным видам наказания в учреждениях органов здравоохранения, где им оказывается амбулаторная психиатрическая помощь.

Принудительные меры медицинского характера указанным категориям лиц назначаются только в случае, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц (ч. 2 ст. 97 УК РФ).

Применение принудительного лечения является правом суда, а не его безоговорочной обязанностью. Оно может применяться только в двух случаях: когда лицо, помимо совершения им общественно опасного деяния в связи с психическим расстройством, способно причинить еще и другой существенный вред (например, уничтожить имущество, поджечь дом, лишить жизни) или по своему состоянию и поведению представляет опасность для самого себя или других лиц (вспышки агрессивности, неуправляемость, бредовые состояния, расстройство влечений и т. п.). Таким образом, суды, решая вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, должны исходить не только из оценки психического состояния лица в момент совершения общественно опасного деяния, но и уметь прогнозировать его поведение с точки зрения потенциальной общественной опасности (или отсутствия таковой).

Если перечисленные выше лица по своему психическому состоянию не представляют опасности для себя или других лиц, суд может принять решение о нецелесообразности применения к ним принудительных мер медицинского характера и передать необходимые материалы о состоянии их здоровья в органы здравоохранения для решения вопроса о добровольном лечении таких лиц или помещении их в психоневрологические учреждения социального обеспечения в порядке, установленном законодательством РФ о здравоохранении (ч. 4 ст. 97 УК РФ).

Порядок исполнения принудительных мер медицинского характера определяется уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации и иными федеральными законами (ч. 3 ст. 97 УК РФ). Статья 18 УИК РФ Применение к осужденным мер медицинского характера говорит: «1.К осужденным к ограничению свободы, аресту, лишению свободы, страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, учреждениями, исполняющими указанные виды наказаний, по решению суда применяются принудительные меры медицинского характера. 2.Если во время отбывания указанных видов наказаний будет установлено, что осужденный страдает психическим расстройством, не исключающим вменяемости, которое связано с опасностью для себя и других лиц, администрация учреждения, исполняющего указанные виды наказаний, направляет в суд представление о применении к такому осужденному принудительных мер медицинского характера. 3. К осужденным к наказаниям, указанным в части первой настоящей статьи, больным алкоголизмом, наркоманией, токсикоманией, ВИЧ-инфицированным осужденным, а также осужденным, больным открытой формой туберкулеза или не прошедшим полного курса лечения венерического заболевания, учреждением, исполняющим указанные виды наказаний, по решению медицинской комиссии применяется обязательное лечение».

Принимая решение о применении принудительной меры медицинского характера, суд руководствуется обычно рекомендацией судебно-психиатрической экспертной или врачебно-психиатрической (для осужденных) комиссий, полномочных давать такие рекомендации. Указанные комиссии и суд при выборе конкретной меры медицинского характера исходят из оснований, приведенных в общей форме в ст. 100, 101 УК РФ.[10]

Решающая роль при этом принадлежит оценке общественной опасности лица по его психическому состоянию и с учетом характера совершенного деяния. Следует сказать, что при решении этого вопроса суд может и не согласиться с точкой зрения комиссии. С учетом мнения участников процесса суд может по-иному оценить характер и степень общественной опасности лица и применить (или не применить) ту или иную принудительную меру по своему усмотрению. Принимая такое решение, суд определяет только вид применяемой меры.

Вопрос о конкретном учреждении, в котором будет проводиться принудительное лечение, решается органами управления здравоохранением, как правило, в соответствии с местом жительства лица или его близких, а также с учетом местных условий и профилизации лечебных учреждений.

Срок применения принудительной меры также заранее не определяется,

поскольку невозможно предвидеть, сколько потребуется времени для излечения лица или такого изменения состояния, при котором оно перестанет представлять общественную опасность.

Для контроля за длительностью применения принудительных мер медицинского характера, а также внесения необходимых коррективов в их виды в учреждении, осуществляющем эти меры, создается специальная комиссия врачей-психиатров, которая не реже одного раза в шесть месяцев проводит освидетельствование больных, находящихся на принудительном лечении. В соответствии со ст. 102 УК РФ по представлению лечащего врача комиссия при наличии оснований (изменение психического состояния) может провести переосвидетельствование в любое время до истечения указанного срока.

В процессе исполнения принудительных мер возникают вопросы о прекращении принудительных мер. Эти вопросы по УК РФ (ст. 102) решает суд по представлению администрации учреждения, осуществляющего принудительное лечение, на основании заключения комиссии врачей-психиатров. В УК РФ эти вопросы урегулированы четко и последовательно в соответствии с «Принципами защиты лиц, страдающих психическим заболеванием, и улучшения здравоохранения в области психиатрии», утвержденными резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН № 46/119 от 17 декабря 1991 года. Не только назначение принудительных мер, но весь процесс их осуществления поставлен под контроль суда, куда администрация учреждения вносит свои предложения на основании заключения комиссии врачей-психиатров (ч.1 ст.102).

Установлено, что лицо, которому назначена принудительная мера, подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров не реже одного раза в шесть месяцев для решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении или изменении такой меры. При отсутствии оснований для изменения меры медицинского характера администрация учреждения, осуществляющих принудительное лечение, представляет в суд заключение для продления принудительного лечения. Первое продление принудительного лечения может быть произведено по истечении шести месяцев с момента начала исполнения принудительной меры, в последующем оно производится ежегодно (ч.2 ст.102).

Суд принимает решение об изменении или прекращении принудительной меры, в случаях такого изменения психического состояния лица, при котором отпадает необходимость в применении раннее назначенной меры либо возникает необходимость в назначении иной меры медицинского характера (ч.3 ст.102).

Принимая решение о прекращении принудительного лечения в

психиатрическом стационаре, суд вправе передать необходимые материалы в отношении лица находящегося на принудительном лечении, в органы здравоохранения для решения вопроса о его лечении или направлении в психоневрологическое учреждение социального обеспечения в порядке, установленным законодательством о здравоохранении (ч.4 ст. 102).

Если комиссия приходит к выводу о целесообразности прекращения принудительного лечения или изменения его вида, то ее заключение, составленное администрацией лечебного учреждения по утвержденной Минздравом форме, направляется в суд, назначивший принудительную меру, или в суд по месту нахождения больницы.

Поскольку основанием для применения принудительного лечения, как уже отмечалось, является не только факт совершения лицом общественно опасного деяния, но и обусловленная психическим расстройством опасность для себя или для других лиц (ч. 2 ст. 97 УК), основанием для прекращения применения принудительных мер является либо выздоровление лица , либо такое изменение его психического состояния, при котором отпадает эта опасность для себя и других.

Чаще всего приходится иметь дело со вторым вариантом. При этом необходимо иметь в виду, что исчезновение или снижение общественной опасности может наступить не только в случае улучшения психического состояния в чисто клиническом смысле, но иногда и в случае его качественного изменения, когда один психопатологический синдром сменяется другим, или даже вследствие ухудшения состояния. Например, при углублении слабоумия, при развитии апатико-абулического синдрома ("паралич" эмоций и воли), утяжелении физического состояния может исчезнуть и активность больного, имеющая антисоциальную направленность. Важно только убедиться в том, что изменение состояния носит стойкий характер и сиюминутное отсутствие опасных тенденций не обернется новым возрастанием антисоциальной активности после прекращения принудительного лечения.

Решение о замене одного вида принудительного лечения на другой принимается, когда общее основание для применения принудительных мер сохраняется, но их конкретный вид, назначенный ранее, не является больше оптимальным для данного пациента. Чаще всего принудительные меры медицинского характера изменяют в направлении снижения строгости наблюдения, что является результатом улучшения, достигнутого в ходе терапии. Например, принудительное лечение в психиатрическом стационаре заменяют на амбулаторное принудительное наблюдение и лечение. При таком ступенчатом, поэтапном подходе к отмене принудительных мер удается не только избежать ошибок, но и предупредить возможные обострения и декомпенсацию состояния больных, связанные со слишком резким переходом от строгого ограничительного режима с полным освобождением от бытовых забот к полной бесконтрольности и необходимости самообеспечения и самообслуживания.

Однако в некоторых случаях вид принудительного лечения изменяется и в противоположном направлении. Это обычно бывает связано или с непредвиденным ухудшением состояния пациента, сопровождающимся возрастанием его общественной опасности, или с обнаружением ранее не выявленных особенностей состояния и поведения, требующих более строгой меры. Встречаются больные, которым за время применения принудительных мер их вид изменяется неоднократно. В принципе такое явление, если оно оправдано особенностями течения заболевания или применяется в рамках разработанной для данного пациента лечебно-реабилитационной программы, следует оценить положительно.

Нередко бывает и так, что комиссия врачей-психиатров при очередном переосвидетельствовании пациента не находит в его состоянии существенных изменений. В таком случае комиссия приходит к заключению о необходимости продления принудительного лечения в том же виде, в каком оно и проводилось. До принятия нового Уголовного кодекса (1996 г.) такого решения комиссии было достаточно для продления принудительной меры. В результате встречались случаи, когда принудительное лечение без какого-либо вмешательства суда продлевалось на протяжении очень длительного времени, превышающего, например, 15 и даже 20 лет. Такое положение вошло в противоречие с общими тенденциями совершенствования психиатрической помощи в направлении ее гуманизации и защиты прав человека. Применение недобровольных мер психиатрической помощи, не связанных с уголовным процессом, требует теперь в соответствии с Законом РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» ежегодной санкции суда на продолжение госпитализации.

Аналогичный порядок введен новым Уголовным кодексом и в отношении принудительных мер медицинского характера. Согласно ст. 102 УК заключение комиссии о необходимости продолжения принудительной меры первый раз направляется в суд через шесть месяцев после ее назначения, а в дальнейшем это делается ежегодно.

Указанный порядок, безусловно, укрепляет правовые основы применения принудительных мер и позволяет больному и другим заинтересованным лицам обжаловать в судебном порядке решения о продлении принудительного лечения.

Особое место занимают принудительные меры медицинского характера, соединенные с исполнением наказания (ст. 104 УК РФ).

Принудительные меры медицинского характера, связанные с исполнением наказания, применяются к лицам:

· совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости,

· совершившим преступление и признанным нуждающимся в лечении от алкоголизма или наркомании.[11]

В соответствии с ч.1 статьи 104 УК РФ принудительное лечение указанных лиц осуществляется по месту отбывания лишения свободы, а в отношении к осужденным к иным видам наказания - в учреждениях органов здравоохранения, оказывающих амбулаторную психиатрическую помощь, Также амбулаторно принудительно лечат больных алкоголизмом и наркоманией.

Согласно ч.2 статьи 104 УК РФ в случае изменения психического состояния осужденного, требующего стационарного лечения, он помещается в психиатрический стационар или иное лечебное учреждение, если отбывание наказания не связано с лишением свободы. Если же лица отбывают лишение свободы, то они направляются на стационарное лечение в специальные больницы для осужденных.

Время пребывания в указанных учреждениях, согласно ч. 3 статьи 104 УК РФ, засчитывается в срок отбывания наказания.

Прекращение применения принудительной меры медицинского характера, соединенной с исполнением наказания, производится судом по представлению органа, исполняющего наказание, на основании заключения комиссии врачей-психиатров.

Следует сказать, что, хотя в ч. 2 ст. 97 УК РФ говорится, что порядок исполнения принудительных мер медицинского характера регулируется уголовно-исполнительным законодательством и иными федеральными законами, ни в Уголовно-исполнительном кодексе, ни в других законах РФ данная мера достаточно подробно не регламентирована. Между тем и в порядке исполнения данной меры, и в связанных с ней правовых вопросах много неясного и противоречивого, что делает проблему ее законодательной разработки весьма актуальной.

Осуществлять принудительное лечение на протяжении всего срока наказания, который может превышать 10 — 15 лет, клинически и организационно неоправданно.

Неясно также, кем может быть реализовано принуждение к лечению ряда психических расстройств, не исключающих вменяемости, и возможен ли эффект от такого принуждения, тем более что Закон РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» не позволяет применять недобровольные меры психиатрической помощи к лицам, психическое расстройство которых не является тяжелым.

Сказанное вызывает сомнение в том, что принудительные меры, соединенные с наказанием, во всех случаях могут быть исполнены надлежащим образом и принесут желаемый эффект.

Заключение.

В заключение моей работы выделим основные полученные данные.

Принудительное лечение – это особый вид государственного принуждения, особая мера социальной защиты общества от действий лиц, страдающих психическими расстройствами.
Основаниями для применения принудительных мер медицинского характера могут быть: совершение лицом деяния, предусмотренного особенной частью УК РФ в состоянии невменяемости; в случае последующего психического расстройства, лица, совершившего указанное деяние; совершившим преступление и страдающим психическим расстройством, не исключающими вменяемости; совершившим преступление и признанным нуждающимися в лечении от алкоголизма или наркомании.
Принудительное лечение применяется в целях: ограждения общества от повторных действий лица, страдающего психическим расстройством, обеспечения безопасности самих этих лиц, их излечение от психического заболевания и приспособление их к условиям общественной жизни.
Виды принудительных мер медицинского характера: амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра, принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего, специализированного типа или специализированного типа с интенсивным наблюдением.
У производства по применению принудительных мер медицинского характера имеется ряд особенностей в порядке предварительного следствия, в судебном разбирательстве по уголовному делу, в обжаловании и опротестовании определения суда, а также в возобновлении дела в отношении лица, к которому была применена принудительная мера медицинского характера.
Разрешение вопроса о применении судом принудительных мер медицинского характера имеет задачей охрану от подобного рода общественно опасных посягательств:
закрепленных в Конституции РФ общественного строя, его политической и экономической систем;
социально-экономических, политических и личных прав и свобод граждан, провозглашенных и гарантируемых Конституцией РФ и другими законодательными актами;
прав и законных интересов предприятий, учреждений, организаций.

Задача.

Семнадцатилетний Дуров совершил угон чужой автомашины, то есть преступление, предусмотренное ч.1 ст. 166 УК РФ. Год назад он привлекался к уголовной ответственности за такое же преступление, однако был освобожден от ответственности в стадии предварительного расследования путем прекращения уголовного дела с назначением ему принудительной меры воспитательного характера в виде передачи под надзор родителей (ст.90 УК РФ).

Может ли быть Дуров освобожден от уголовной ответственности за вновь совершенное преступление?

Решение:

Нет, освобождение от уголовной ответственности в данном случае не предусмотрено. Согласно ст. 20 Уголовного Кодекса РФ уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста, а раз Дуров ранее привлекался к уголовной ответственности, то в данной ситуации, при вынесении приговора факт совершения преступления год назад будет отягощающим вину обстоятельством.

Список использованной литературы.

1) Закон РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 02.07.1992 г.

2) Уголовный Кодекс Российской Федерации.

3) Уголовно-исполнительный Кодекс Российской Федерации.

4) Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации.

5) Антонян Ю.М. Бородин С.В. Преступное поведение и психические аномалии. М., 1998.

6) Боброва Н.Н. Махонько А.Р. Клинико-социальная характеристика психически больных, совершивших общественно опасные действия. Сборник научных трудов. М., 1987.

7) Горобцов В.И. Юридическая природа принудительных мер медицинского характера. Уголовно-правовые средства борьбы с преступностью. Омск. 1983.

8) Кузнецова Н.Ф. Новое Уголовное право России. Общая часть. М., 1996.

9) Наумов А.В. Уголовное право: курс лекций. М., 1996.

10) Рыжаков А.П. Производство по применению принудительных мер медицинского характера. М., 1997.

11) Шерстнева О.О. Уголовное право. Общая часть. М., 2007.

12) Защита прав человека в местах лишения свободы: Сборник нормативных актов и официальных документов. М., 2003.

13) Принудительные меры медицинского характера и наказание в отношении лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости. И.А. Семенцова. Журнал российского права № 11. 2001.


[1] Судебная психиатрия. Под ред. Г.В. Морозова, Д.Р. Лунца. М., 1971. стр. 91.

[2] Ст. 25, 29 Всеобщей декларации прав человека, ст. 7, 9, 10 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, ст. 5-8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 3, 5 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека и др. Защита прав человека в местах лишения свободы: сборник нормативных актов и официальных документов. М., 2003.

[3] Антонян Ю.М. Бородин С.В. Преступное поведение и психические аномалии. М.,1998. стр.6.

[4] Шерстнева О.О. Уголовное право. Общая часть. М., 2007. стр. 121.

[5] Наумов А.В. Уголовное право: курс лекций. М., 1996. стр. 186.

[6] Горобцов В.И. Юридическая природа принудительных мер медицинского характера. Уголовно-правовые средства борьбы с преступностью. Омск. 1983. стр. 38-39.

[7] Закон РФ от 02.07.1992 г. № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании» //Ведомости СНД и ВС РФ. 20.08.1992. № 33. Ст.1913.

[8] Рыжаков А.П. Производство по применению принудительных мер медицинского характера. М., 1997. стр. 58.

[9] Боброва Н.Н., Махонько А.Р. Клинико-социальная характеристика психически больных, совершивших общественно-опасные действия. Сборник научных трудов.М., 1987. стр. 24-40.

[10] Кузнецова Н.Ф. Новое Уголовное право России. Общая часть: учебное

пособие. М., 1996 г. стр. 23-25.

[11] Принудительные меры медицинского характера и наказание в отношении лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости. И.А. Семенцова, "Журнал российского права", № 11, ноябрь 2001 г.