регистрация / вход

Банкротство коммерческих организаций как способ прекращения юридических лиц

СОВРЕМЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ ИНСТИТУТ КУРСОВАЯ РАБОТА по Гражданскому праву России Тема: ”Банкротство коммерческих организаций как способ прекращения юридических лиц”.

СОВРЕМЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ ИНСТИТУТ

КУРСОВАЯ РАБОТА

по Гражданскому праву России

Тема: ”Банкротство коммерческих организаций

как способ прекращения юридических лиц”.

ВЫПОЛНИЛ: студент 3-го курса ПРОВЕРИЛ:

группы Ю-6131

Левин Сергей Витальевич

г.Южно-Сахалинск , 1998 год.

1

О Г Л А В Л Е Н И Е.

1.ВВЕДЕНИЕ . 2

2.БАНКРОТСТВО В МИРОВОЙ ИСТОРИИ 3

И В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИИ.

3. ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН 4

«О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)».

4.СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ НОВОГО 8

ЗАКОНА «О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)».

5.ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 16

6.СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ. 18

2

В В Е Д Е Н И Е.

Гражданский кодекс Российской Федерации предусматривает три вида прекращения юридического лица без перехода его прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам:

1. по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами;

2.по решению суда;

3. в соответствии со ст.65 ГК РФ вследствие признания его несостоятель-

ным (банкротом).[1]

Юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, по решению суда может быть признано несостоятельным (банкротом), если оно не в состоянии удовлетворить требования кредиторов.

Основания признания судом юридического лица банкротом либо объявле-

ния им о своем банкротстве, а также порядок ликвидации такого юридического лица устанавливаются законом о несостоятельности (банкротстве).[2]

Законодательство о несостоятельности (банкротстве) представляет собой сложную систему правовых норм. Основанием правового регулирования несостоятельности (банкротства) являются положения Гражданского кодекса Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве). Но все же, в системе правового регулирования несостоятельности (банкротства) центральным нормативным правовым актом является Федеральный закон “ О несостоятель-

ности (банкротстве).

В январе 1998 года был опубликован новый Федеральный закон “О несос-

тоятельности (банкротстве)”, который вступил в силу с 1 марта 1998 года. Новый закон по некоторым позициям значительно отличается от старого и включает в себя целый ряд положений, являющихся новыми для российского законодательства. В нем обнаруживается стремление законодателей обеспечить по возможности исчерпывающее регулирование соответствующих отношений. Вместе с тем в ряде случаев это оказалось невозможным в силу специфики некоторых групп правоотношений, требующих излишне детальной регламентации, выходящей за рамки регулирования данного закона. В связи с этим в подобных ситуациях допускается принятие иных федеральных законов и других нормативных правовых актов.

3

Новый закон направлен, прежде всего, на то, чтобы решить вопрос выхода предприятия из кризиса путем замены неэффективных собственников. Механизм, заложенный в законе - а именно, продажа бизнеса должника, позволяет привлечь на предприятия на конкурсной основе инвесторов, которые, заплатив за него немалые деньги, были бы кровно заинтересованы в дальнейшем эффективном развитии производства.

БАНКРОТСТВО В МИРОВОЙ ИСТОРИИ

И В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИИ.

Напомню сначала об исторически складывающемся отношении к банкротству. Было время, когда право разрешало казнить несостоятель-

ного должника. Банкрота приравнивали к вору, надевали на него ошейник и помещали у позорного столба. Несостоятельность ассоциировалась с позором. Например, Наполеон сравнивал несостоятельного должника с капитаном, покинувшим корабль, а факт несостоятельности рассматривал как преступление. И пусть от законов XII таблиц, разрешавших кредитору разрубать несостоятельного должника на части, нас отделяют столетия, и внимание законодателя с тела неспособного платить должника перешло на его имущество, отношение к проблеме банкротства как наисерьезнейшей, наиострейшей, требующей гибкого, продуманного, эффективного правового регулирования, сохранилось и сегодня.

В дореволюционной России была создана целая система норм о банкротстве, которые образовали конкурсное право. Гражданско-правовое регулирование банкротства оказалось делом достаточно сложным. На обработку норм уходили без преувеличения столетия. Вехами развития конкурсного права явились «Банкротский Устав» от 15 декабря 1740г., «Устав о банкротах» от 19 декабря 1800 г., «Устав о торговой несостоятельности» от 23 июня 1832 г.[3]

Законодательство о банкротстве в России было трудно не только создавать, но и применять. По свидетельству известного российского цивилиста Г.Ф. Шершеневича, многие статьи были построены настолько сложно, что затрудняли не только торговых лиц, но и опытных юристов.

Изучение истории, обращение к российским традициям гражданско-правового регулирования банкротства представляется мне делом необходимым. Современный этап развития гражданского права, в том числе проблема гражданско-правового регулирования банкротства, -

4

это не что иное, как новый виток развития того механизма, который закладывался в России на протяжении XVIII и XIX столетий.

В январе текущего года юридическая общественность, российские предприниматели получили для изучения новый Закон «О несостоятельности (банкротстве)», с марта этот Закон вступил в силу и применяется на практике.

Первый проект федерального закона о несостоятельности (банкротстве) был разработан еще в 1992 году. Это была попытка синтезировать элементы законодательства стран развитого капитализма: США и европейских государств. Но в Америке и Европе (кроме Франции) разная направленность, если можно так сказать, дел о банкротстве: за океаном приоритет интересов должника; он, должник, часто и возбуждает дело о собственной несостоятельности. В большинстве европейских стран, напротив, приоритетными являются интересы кредиторов. Смешение систем, или, если хотите, принципов, в законе 1992 года ни к чему хорошему, ни привело. Закон так и остался бездейственным.

В 1995 году в первом чтении Госдумой был принят другой проект. В него было внесено более 600 поправок. Но продолжения эта работа не имела, до второго чтения дело не дошло. Во-первых, неожиданно появился альтернативный проект, а во-вторых, Дума приняла закон о банкротстве банков и иных кредитных учреждений.

Вся эта законодательная чехарда не способствовала нормальному течению дел. Поэтому и приходилось предпринимать чрезвычайные меры, которые уже по определению не способствуют обеспечению интересов участников рынка, вне зависимости от того, кто кредитор, а кто должник.[4]

Наконец-то в марте 1998 года вступил в силу новый закон «О несостоятельности (банкротстве)», который должен урегулировать эти отношения.

Новый Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» значительно отличается от действующего ранее «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» и включает в себя целый ряд положений, являющихся новыми для российского законодательства.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

«О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)».

5

Основанием правового регулирования несостоятельности (банкротства) являются положения Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс) о несостоятельности (банкротстве) индивидуальных предпринимателей (ст.25)[5] и юридических лиц (ст.65)[6] .

Круг содержащихся в Кодексе правовых норм, регулирующих несостоятельность (банкротство) участников имущественного оборота, не исчерпывается названными статьями. К числу таких норм, непосредственно регламентирующих эти правоотношения, должны быть отнесены положения о том, что в случаях, когда стоимость имущества юридического лица, являющегося коммерческой организацией (за исключением казенного предприятия) либо действующего в форме потребительского кооператива, благотворительного или иного фонда, недостаточна для удовлетворения требований кредиторов, оно может быть ликвидировано только в порядке, предусмотренном статьей 65 Кодекса, то есть путем признания его банкротом (п. 4 ст. 61).

Кроме того, многие нормы Кодекса, хоть и не затрагивающие непосредственно банкротства, имеют определяющее значение для решения целого ряда ключевых вопросов, возникающих в связи с несостоятельностью (банкротством) юридических лиц. Речь идет о положениях, регулирующих, например, организационно-правовые формы юридических лиц; право собственности и другие вещные права; обязательственные правоотношения; вопросы ответственности за нарушения обязательств; порядок заключения, изменения и расторжения договоров и другие.[7]

И все же законодатель, принимая Гражданский кодекс Российской Федерации, учитывал, что правовое регулирование правоотношений, возникающих при несостоятельности (банкротстве) субъектов гражданских правоотношений, невозможно без специального законодательства, детальнейшим образом регламентирующего все вопросы, связанные как с материально- правовыми, так и с процессуальными аспектами этих отношений. Данное обстоятельство послужило причиной включения в Кодекс общей отсылочной нормы к специальному законодательству (п.3 ст.65): «Основанием признания судом юридического лица банкротом либо объявления им о своем банкротстве, а также порядок ликвидации такого юридического лица устанавливаются законом о несостоятельности (банкротстве)».[8]

6

Таким образом, в системе правового регулирования несостоятельности (банкротства) участников имущественного оборота центральным нормативным правовым актом является Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве), при подготовке и принятии которого обнаружилось в целом стремление обеспечить по возможности исчерпывающее регулирование соответствующих отношений. Вместе с тем в ряде случаев это оказалось невозможным в силу специфики некоторых групп правоотношений, требующих излишне детальной регламентации, выходящей за рамки предмета регулирования данного закона. В связи с этим в подобных ситуациях допускается принятие иных федеральных законов и других нормативных правовых актов. Однако следует обратить внимание на то, что все указанные случаи, а также уровень соответствующего нормативного акта прямо обозначены в тексте Закона о банкротстве.

Предметом регулирования Закона о банкротстве признается весь комплекс отношений, возникающих в связи с неплатежеспособностью юридических лиц как участников имущественного оборота. Прежде всего, определяются критерии и внешние признаки несостоятельности (банкротства), которые для арбитражного суда, рассматривающего дело о банкротстве должника, являются основанием для применения к должнику соответствующих процедур, предусмотренных Законом о банкротстве: наблюдение, внешнее управление, конкурсное производство, либо добровольного объявления должником о своей несостоятельности (банкротстве) при соблюдении требований, предусмотренных Законом.

Специфической чертой предмета правового регулирования Закона о банкротстве является включение в него наряду с материально-правовыми большого числа норм, относящихся к процессуальному законодательству. Принимая во внимание значительное своеобразие такой категории дел, как дела о несостоятельности (банкротстве), законодатель включил в текст Закона о банкротстве большое число норм, регламентирующих порядок их разрешения арбитражным судом. Основная часть специальных правил, посвященных порядку рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве), сосредоточена в главе III Закона о банкротстве «Разбирательство дел о банкротстве в арбитражном суде» [9] . Однако круг процессуальных правил этим не исчерпывается, в тексте Закона, в других его главах, имеется немало иных процессуальных норм, регламентирующих действия арбитражного суда и

7

участников дела о банкротстве применительно к отдельным процедурам несостоятельности должника. Причем указанные процессуальные нормы применяются в приоритетном по отношению к правилам, помещенным в главе III Закона о банкротстве порядке.

Круг юридических лиц – должников, попадающих в сферу действия Закона о банкротстве, определен указанным Законом на основании п.1 ст. 65 Кодекса.[10]

Таким образом, в роли должника, в отношении которого может быть возбуждено производство по делу о несостоятельности (банкротстве), может выступать любая коммерческая организация, за исключением казенного предприятия.

Особым образом решается вопрос в отношении унитарных предприятий, не находящихся в государственной или муниципальной собственности. Унитарные предприятия, не основанные на государственной или муниципальной собственности, так же как и казенные предприятия, не могут быть признаны несостоятельными (банкротами). При недостаточности имущества у таких унитарных предприятий их кредиторы вправе предъявить свои требования к собственникам их имущества, несущим в этом случае субсидиарную ответственность по обязательствам предприятий.[11]

Из числа некоммерческих организаций несостоятельными (банкротами) могут быть признаны лишь те из них, которые имеют организационно-правовую форму потребительского кооператива либо благотворительного или иного фонда. Банкротство иных некоммерческих организаций исключается.

Существенными особенностями отличается правовое регулирование несостоятельности (банкротства) банков и иных кредитных организаций. Закон о банкротстве включает в себя лишь основные принципиальные положения о банкротстве этой категории должников, а в остальном отсылает к специальному закону – федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», нормы которого должны применяться в приоритетном порядке.[12]

Закон о банкротстве (пункты 5 – 7 ст. 1) определяет также соотношение содержащихся в нем норм и положений международного частного права.

8

Основополагающие принципы соотношения внутреннего законодательства и международного частного права установлены Конституцией Российской Федерации, согласно которой «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы».[13]

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

НОВОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА

«О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)»

Применение нового Закона о банкротстве порождает известные трудности. Во-первых, потому, что, как и его предшественники предыдущих столетий, он объемен и сложен по построению и формулировкам. По сравнению с Законом от 19 ноября 1992 года «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» объем его вырос более чем в три раза. Усложнился и расширился понятийный аппарат, внесено много уточнений процессуального характера, появилось много принципиально новых норм материального права. Во-вторых, трудности связаны с новым, глубинным содержанием нового Закона о банкротстве, поскольку он, по существу, вводит новую идеологию этого процесса. Новая редакция Закона отметает главный аргумент должника – «Я не плачу потому, что не заплатили мне». Законодатель не принимает во внимание дебиторскую задолженность перед должником.

В содержании нового Закона «О несостоятельности (банкротстве)» может быть выделено, по крайней мере, три следующие характеристики. Первая касается структуры и широты охвата. По структуре новый Закон стройнее и последовательнее прежнего. Нет сегодня тех смешений процессуальных и материальных норм, которые были характерны для Закона от 19.11.92 г. Например, нормы глав 1,2,4 направлены на урегулирование материально-правовых вопросов. Глава 3 «Разбирательство дел о банкротстве в арбитражном суде» целиком посвящается особенностям рассмотрения дел о банкротстве арбитражными судами. Здесь логически последовательно излагаются процессуальные правила, начиная с вопросов подведомственности и подсудности (ст. 29), кончая распределением судебных расходов (ст. 54).

9

Новый Закон в отдельных параграфах отразил процедуры банкротства для сельскохозяйственных организаций, страховых организаций, профессиональных участников рынка ценных бумаг и др.

Новый Закон в полной мере учитывает специфику отдельных категорий должников и предусматривает связанные с этим особенности применения к ним процедур банкротства.

Под градообразующими организациями в Законе понимаются юридические лица, численность работников которых с учетом членов их семей составляет не менее половины численности населения соответствующего населенного пункта (ст. 132).

Определяя особенности банкротства градообразующих предприятий, Закон учитывает возможные социальные последствия их ликвидации. Этим, в частности, продиктовано включение в число лиц, участвующих в деле о банкротстве градообразующей организации, соответствующего органа местного самоуправления. В таком же качестве арбитражным судом могут быть привлечены к участию в деле и федеральные органы исполнительной власти, и органы исполнительной власти субъекта РФ.

По ходатайству названых органов арбитражный суд сможет ввести внешнее управление в отношении должника – градообразующей организации даже в том случае, когда собрание кредиторов проголосует за признание должника банкротом и открытие конкурсного производства. Но тогда соответствующие органы должны будут дать поручительство по обязательствам должника и тем самым взять на себя обязанность нести субсидиарную ответственность перед его кредиторами.

Кроме того, по ходатайству названных органов внешнее управление может быть продлено арбитражным судом на срок не более года. Таким образом, общая продолжительность внешнего управления, а стало быть, и срок действия моратория на удовлетворение требований кредиторов может составить два с половиной года.

В процессе внешнего управления должником – градообразующей организацией может быть осуществлена продажа предприятия как единого имущественного комплекса, что позволит получить средства, необходимые для расчетов с кредиторами, не прибегая к ликвидации должника, а также сохранить рабочие места. Да и в случае признания градообразующей организации банкротом конкурсный управляющий для первых торгов должен будет предложить к продаже предприятие как единый имущественный комплекс. И только если на торгах не найдется покупатель, конкурсный управляющий получит возможность продавать отдельные активы предприятия.

10

Положения о банкротстве градообразующей организации применяются также и к иным организациям, численность работников которых превышает, пять тысяч человек.

Другая характеристика, о которой необходимо сказать, касается понятийного аппарата. Основные понятия содержит ст.2 нового Закона о банкротстве. Уточнения коснулись, например, арбитражного управляющего, который сегодня выступает в трех лицах: временного, внешнего и конкурсного (ст. 2). В уточненном варианте приводится определение самого банкротства, которое, безусловно, представляет интерес для научного анализа. Банкротство сегодня, с позиций законодателя, - это признанная арбитражным судом или объявленная должником неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Сама формулировка представляется более совершенной и отточенной по сравнению с той, которая содержалась в ст.1 Закона от 19.11.92 г. Кроме самого определения, новый Закон (ст. 3) содержит признаки банкротства. Здесь уточняется срок неисполнения должником обязательств, который составляет 3 месяца (с момента наступления даты исполнения). Еще один признак, имеющий содержательное значение, сформулирован в ст. 5. Он касается размеров задолженности. В соответствии с ним дело о банкротстве может быть возбуждено арбитражным судом, если требования к должнику – юридическому лицу составляют не менее 500 минимальных размеров оплаты труда. Таким образом, российский Закон кроме факта неплатежей и временного их отрезка устанавливает и минимальную задолженность. Аналогичный подход содержит законодательство Англии (там минимальная задолженность составляет 750 фунтов стерлингов), в отличие от права Франции, где достаточно формального признака несостоятельности – прекращения платежей. Думается, что отделение в тексте Закона понятий от признаков – не совсем удачный прием законодательной техники. Понятие традиционно выводится из признаков. Если обратиться к формулировкам российского дореволюционного права, то они явятся очевидным подтверждением этого пути. В них мы находим упоминание не только о факте неоплатных долгов, но и об их минимальной сумме, которая в начале XX столетия составляла 1500 рублей.[14]

11

Третий аспект, на котором хотелось бы остановиться, - это процедуры банкротства, или так называемый процессуальный плюрализм. Закон от 19.11.92г делил их на реорганизационные, ликвидационные и мировое соглашение. Реорганизация включала внешнее управление и санацию, а ликвидация предполагалась в процессе конкурсного производства. Новый Закон не употребляет терминов «реорганизация» и «ликвидация». Статья 23 выделяет четыре процедуры для юридических лиц: наблюдение, внешнее управление, конкурсное производство и мировое соглашение. Помимо процедуры конкурсного производства, применяемой при ликвидации должника – юридического лица, к нему могут быть применены и иные процедуры: наблюдение; внешнее управление; мировое соглашение. Последнее слово в выборе конкретной процедуры, применяемой к должнику, всегда остается за арбитражным судом.

Совершенно ново для российского законодательства наблюдение,

которое, вводится непосредственно с момента принятия арбитражным

судом заявления о банкротстве должника. Главная цель этой процедуры - обеспечить сохранность активов должников до вынесения арбитражным судом решения по существу дела. Выполнение этой задачи возлагается на временного управляющего, назначенного арбитражным судом. При этом руководитель должника не отстраняется от выполнения своих обязанностей, однако, определенные сделки, которые могут привести к отчуждению недвижимого и иного имущества (в зависимости от суммы сделки), он может совершать исключительно с согласия временного управляющего. Другая задача временного управляющего в период наблюдения – разобраться с финансовым состоянием должника и определить, имеется ли возможность восстановить его платежеспособность (при наличии признаков банкротства). Именно временный управляющий еще до принятия арбитражным судом решения по существу дела о банкротстве должен созвать собрание кредиторов, которое на основе информации временного управляющего о результатах анализа финансового состояния должника принимает одно из следующих решений: о введении внешнего управления и обращении в арбитражный суд с соответствующим ходатайством или об обращении в арбитражный суд с ходатайством о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства. Таким образом, принимая решение по делу о банкротстве должника, арбитражный суд может опираться на волю его.

12

кредиторов, которая в варианте с введением внешнего управления предопределяет решение арбитражного суда.

Законодательно определяются основные последствия введения наблюдения. Среди них назначение временного управляющего и ограничения органов управления должника на совершение сделок. Статья 58 устанавливает, что сделки, связанные с распоряжением недвижимостью, иным имуществом, балансовая стоимость которого составляет более 10% балансовой стоимости активов должника, а также связанные с получением и выдачей займов, уступкой прав требования, переводом долга, учреждением доверительного управления, должны совершаться исключительно с согласия временного управляющего.

Достаточно подробно регламентируется и осуществление внешнего управления (гл. 5), которое может быть установлено на срок до 12 месяцев с возможностью продления еще на полгода. Процедуру внешнего управления нельзя считать новой для нашего законодательства, но стоит отметить ее более детальное и тщательное регулирование.

Здесь руководитель должника отстраняется от должности и назначается внешний управляющий, вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов. В отношении действий по распоряжению имуществом вводятся еще более жесткие ограничения. Например, ст. 76 закрепляет, что крупные сделки (с недвижимостью и имуществом, превышающим по стоимости 20% активов должника, а также сделки, в которых имеется заинтересованность) должны заключаться внешним управляющим только с согласия собрания кредиторов или комитета кредиторов. Внешний управляющий в этот, так называемый период «подозрительности», наделяется правом возбуждения ходатайства в арбитражный суд о признании сделки должника недействительной, если эта сделка может причинить убытки или влечет предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими. Прежний Закон ограничивался нормой, в соответствии с которой «на период проведения внешнего управления имуществом должника вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов к должнику» (п.3 ст.12) и не связывал введение моратория с прекращением начисления на должника неустоек (штрафов, пеней) по денежным обязательствам и финансовых (экономических) санкций по обязательным платежам. В результате шансы на восстановление платежеспособности сводились к нулю, ибо весь период внешнего управления, а стало быть, и действия моратория над ним дамокловым мечом висел нарастающий, как снежный ком, груз неустоек и финансовых санкций. В этих условиях мораторий на старые долги

13

практически терял смысл. По новому Закону мораторий на удовлетворение требований кредиторов означает не только

приостановление исполнения судебных решений и иных исполнительных документов о взыскании с должника задолженности, возникшей по обязательствам, срок исполнения по которым наступил до введения внешнего управления.

В этот период не начисляются также неустойки (штрафы, пени) по этим обязательствам и финансовые (экономические) санкции по обязательным платежам. В целях компенсации потерь кредиторов и государства (по обязательным платежам) на все «замороженные» суммы должны начисляться лишь проценты по ставке рефинансирования Центрального банка РФ.

Осуществление процедуры внешнего управления возлагается на внешнего управляющего, кандидатура которого предлагается суду собранием кредиторов. Им может оказаться и временный управляющий, который был назначен арбитражным судом на период наблюдения. Мероприятия, направленные на восстановление платежеспособности должника осуществляются внешним управляющим, как и прежде, на основе плана внешнего управления, одобренного собранием кредиторов.

Думается, что новый Закон удачно воплотил здесь такую тенденцию развития гражданского законодательства, как усиление роли и значения средств и процедур, предназначенных не для ликвидации имущества должника, а для предоставления ему возможности поправить свои дела, в том числе путем реализации плана внешнего управления (ст. 82).

Следует отметить, что в законодательстве некоторых государств используется такой критерий, как неоплатность, требующий анализа баланса должника (например, по германскому законодательству критерием несостоятельности должника наряду с неплатежеспособностью признается и «сверхзадолженность», то есть недостаточность имущества должника для покрытия всех его обязательств), однако указанный критерий, как правило, применяется дополнительно к критерию неплатежеспособности (ликвидности) и служит главным образом основанием выбора процедуры, применяемой к неплатежеспособному должнику, - ликвидационной или реабилитационной.

По этому же пути пошел и новый российский Закон о несостоятельности (банкротстве): должник – юридическое лицо может быть признан банкротом в случае его неплатежеспособности, но наличие у него имущества, превышающего общую сумму кредиторской

14

задолженности, является свидетельством реальной возможности восстановить его платежеспособность и, следовательно, может служить

основанием для применения к должнику процедуры внешнего управления.[15]

Принятие судом решения о признании должника банкротом влечет открытие конкурсного производства.

Новый Закон подробно останавливается на процедуре конкурсного производства. В главе 6 «Конкурсное производство», во-первых, речь идет о сроке, (он не может превышать один год) и правовых последствиях открытия конкурсного производства. Так, согласно ст.98 с открытием конкурсного производства считается наступившим срок всех денежных обязательств, прекращается начисление неустоек и процентов, снимаются ограничения на коммерческую тайну, а также ранее наложенные аресты и т.п. Во-вторых, законодатель подробно определил полномочия конкурсного управляющего. В частности, последний наделяется функцией осуществления инвентаризации и оценки имущества должника. В данной главе речь идет о конкурсной массе, счетах должника в ходе конкурсного производства, очередности удовлетворения требований кредиторов и порядке продажи имущества должника.

Достаточно внимания новый Закон уделил и мировому соглашению. Ему посвящена глава 7, включающая 10 статей, подробно раскрывающих форму, содержание и правовые последствия заключенного мирового соглашения. На любой стадии рассмотрения арбитражным судом дела о банкротстве должник и кредиторы вправе заключить мировое соглашение. Заключение мирового соглашения, предусматривающего отсрочку или рассрочку исполнения обязательства, уступку прав требований должника, исполнение обязательств должника третьими лицами, скидку с долгов и т.п., вполне приемлемый способ окончания дела о банкротстве.[16] Однако действовавший ранее закон выдвигал практически непреодолимое препятствие для мирового соглашения: в течение двух недель после утверждения мирового соглашения арбитражным судом кредиторы должны были получить удовлетворение своих требований в размере не менее 35 процентов суммы долга.

15

Новый Закон снимает это и другие препятствия на пути достижения мирового соглашения, которое становится предметом свободного волеизъявления сторон. Единственное условие утверждения

арбитражным судом мирового соглашения – погашение должником задолженности перед кредиторами первой и второй очереди: по требованиям граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью; по расчетам по выплате выходных пособий и оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору, и по выплате вознаграждений по авторским договорам. Утверждение арбитражным судом мирового соглашения влечет прекращение производства по делу о банкротстве. Если мировое соглашение заключается на стадии конкурсного производства, принятое арбитражным судом решение о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства не подлежит исполнению.

Итак, при осуществлении практически всех процедур банкротства в качестве одного из главных действующих лиц выступает временный, внешний, конкурсный управляющий, объединяемый согласно Закону одним понятием – арбитражный управляющий.

В соответствии с Федеральным законом арбитражным управляющим может быть назначено физическое лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, обладающего специальными знаниями. Арбитражные управляющие действуют на основании лицензии, выдаваемой государственным органом РФ по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению. В случае банкротства по вопросам социального обеспечения управляющий приравнивается к руководителю организации-должника.

Чего же не хватает новому Закону? Как мне представляется, необходимо было предусмотреть личные неблагоприятные последствия для должника, связанные с открытием конкурсного производства. Это, в

частности, ограничение перемещений, ограничение действия норм, охраняющих неприкосновенность переписки. Так, нормативно возможно закрепить обязанность переадресовки всей корреспонденции, поступающей на имя несостоятельного должника, конкурсному управляющему. Законодательству зарубежных стран известны и другие неблагоприятные последствия для личности гражданина-банкрота. К ним относятся, в частности, запреты голосовать и избирать, быть избранным, носить оружие, выражать свою позицию при решении семейных вопросов.

Итак, новый Закон, касающийся важнейшей сферы гражданско-правового регулирования, начал действовать. Хочется верить, что у него

16

есть перспективы и он будет эффективнее, полезнее для российской

экономики, чем его предшественник.[17]

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

В заключении я бы хотел вернуться к названию моей курсовой работы: «Банкротство коммерческих организаций – как способ прекращения юридических лиц». Я работаю юристом на одном довольно крупном предприятии нашей области, и в последнее время по долгу своей службы мне не раз приходилось участвовать в арбитражных процессах о признании предприятий несостоятельными (банкротами). На мой взгляд, признание юридического лица несостоятельным (банкротом) – это один из самых лучших способов (хотя довольно долгий) для ликвидации юридического лица без ущерба для руководства этого предприятия, ведь ответственность за это никто не несет, ни арбитражный управляющий, ни бывшее руководство этого юридического лица. Руководство отстраняется и тем самым освобождается от ответственности.

Могу привести совсем свежий пример – ОАО «Сахалинлеспром» - в мае этого года было возбуждено дело о признании ОАО «Сахалинлеспром» несостоятельным (банкротом), было введено наблюдение в течение которого, как следует из Закона, руководство должника не имеет права без согласия временного управляющего совершать крупные сделки, а также сделки по продаже недвижимости. Но, тем не менее, бывшее руководство продало все целлюлозно-бумажные заводы, ликвидировало свои дочерние предприятия, само же ОАО «Сахалинлеспром» ничего не производит, а все основные фонды либо в залоге, либо в аренде с последующим выкупом, даже здание, в котором располагалось руководство ОАО «Сахалинлеспром» судебные исполнители, до начала процедуры банкротства, успели продать за долги, а это почти половина основных фондов. И, тем не менее, хотя по количеству голосов кредиторов перевес в сторону внешнего управления был небольшим, но суд принял решение все-таки ввести внешнее управление сроком на 1 год. Конечно бывшее руководство ОАО «Сахалинлеспром» действовало незаконно, и арбитражный управляющий подал заявление в арбитражный суд. Но пока суд да дело, суд, возможно, признает эти сделки не действительными, но ведь время идет, а решение суда будет обжаловано и эта тяжба может, продлится не один год. Срок

17

внешнего управления закончится и как кредиторы, так и федеральные органы останутся ни с чем.

И это не единственный пример такого разворовывания и уничтожения как крупных, так и мелких предприятий. Ведь сколько уж было в области примеров назначения оздоровительных процедур с помощью внешнего управления – и ни единого случая выздоровления. Одни летальные исходы. И никто за них еще не разу не ответил за содеянное, ибо арбитражные управляющие неподотчетны местным властям, их деяния сложно проконтролировать. И все это из-за несовершенства нашего законодательства. Ведь не зря у нас существует такая пословица: «Закон, что дышло, – куда повернешь туда и вышло». В этой связи непонятна позиция территориальных органов по финансовому оздоровлению, ведь это они по большей части подают заявления о признании предприятий несостоятельными (банкротами) (хотя они в первую очередь обязаны, заботится именно о нормальной деятельности предприятий) тем самым, отбирая у них последнюю надежду на улучшение их критического положения.

И в конце своего повествования, я бы хотел привести статистические данные, опубликованные в журнале «Российская юстиция» № 11 1998г «Работа арбитражных судов Российской Федерации в первом полугодии 1998 года»:

По заявлениям налоговых органов в отчетном периоде рассмотрено 25021 дело о ликвидации юридических лиц, что на 39,7% больше, чем в первом полугодии 1997 года.

В отчетном периоде почти в 2 раза увеличилось количество поступивших и принятых к производству заявлений о признании предприятий несостоятельными (банкротами).

Если в первом полугодии 1997 года поступило 2509 заявлений и признаны 1096 предприятий банкротами, то за отчетный период поступило 4972 заявления, при рассмотрении которых принято 1725 решений о признании должников банкротами.

По состоянию на 1 июля 1998 года в производстве арбитражных судов находилось 5539 дел о несостоятельности (банкротстве).[18]

18

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.

1.Гражданский кодекс Российской Федерации.

2.Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 10.12.97г № 6-ФЗ.

3.Конституция Российской федерации.

4. «Российская юстиция» № 10, 1998 год.

5. «Российская юстиция» № 11, 1998 год.

6. «Закон» № 6, 1998 год.

7. Вестник ВАС РФ № 4, 1998 год.

8. «Хозяйство и право» № 3, 1998 год.


[1] Гражданский кодекс Российской Федерации.

[2] Статья 65 ГК РФ.

[3] «Российская юстиция» № 10, 1998г.

[4] «Закон» № 6 1998 г.

[5] Гражданский кодекс Российской Федерации.

[6] Гражданский кодекс Российской Федерации.

[7] Вестник ВАС РФ № 4 1998г. В.В. Витрянский постатейный комментарий к Закону «О несостоятельности (банкротстве)».

[8] Гражданский кодекс РФ.

[9] Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве) от 10.12.97г № 6-ФЗ (СТ. 28 – 55).

[10] Гражданский кодекс РФ.

[11] Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» ст. 186.

[12] Комментарий к гл. VIII федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)», Вестник ВАС № 4 1998 г.

[13] Конституция Российской Федерации (ст.7).

[14] Российская юстиция № 10, 1998г., Л. Щенникова «Банкротство в гражданском праве России: традиции и перспективы».

[15] Хозяйство и право № 3 1998г В.Ветрянский «Новое законодательство о несостоятельности (банкротстве)

[16] Хозяйство и право № 3 1998г В.Ветрянский «Новое законодательство о несостоятельности (банкротстве)»

[17] Л.Щенникова банкротство в гражданском праве России: традиции и перспективы «Российская юстиция» № 10, 1998г.

[18] Российская юстиция №11 1998г «Работа арбитражных судов в первом полугодии 1998 года».

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий