регистрация / вход

Возмездное оказание услуг

ЦЕНТРОСОЮЗ РФ СИБИРСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОЙ КООПЕРАЦИИ Кафедра гражданско-правовых наук КУРСОВАЯ РАБОТА ПО ГРАЖАНСКОМУ ПРАВУ НА ТЕМУ: ВОЗМЕЗДНОЕ ОКАЗАНИЕ УСЛУГ

ЦЕНТРОСОЮЗ РФ

СИБИРСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОЙ КООПЕРАЦИИ

Кафедра гражданско-правовых наук

КУРСОВАЯ РАБОТА

ПО ГРАЖАНСКОМУ ПРАВУ

НА ТЕМУ:

ВОЗМЕЗДНОЕ ОКАЗАНИЕ УСЛУГ

Выполнил:

Проверил:

Новосибирск 2001

СОДЕРЖАНИЕ

I. Введение………………………………………………………………………………….3

II. Понятие услуги………………………………………………………………………..…5

1. Услуга как экономическая и правовая категория…………………………………5

а) Услуга как экономическая категория……………………………………………5

б) Услуга как правовая категория…………………………………………………..9

2. Правовой режим реализации услуг……………………………………………….14

III. Понятие обязательства по оказанию услуг в советском гражданском праве………17

1. Субъект обязательства по оказанию услуг……………………………………….17

2. Объект обязательства по оказанию услуг………………………………………...20

3. Содержание обязательства по оказанию услуг…………………………………..23

IV. Договор возмездного оказания услуг по действующему законодательству………..31

V. Судебная практика Верховного суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ…...…34

VI. Заключение……………………………………………………………………………...38

VII. Список использованной литературы…………………………………………………..39

ВВЕДЕНИЕ

Заметное место в обязательственных отношениях, являющихся неотъемлемой частью предмета гражданско-правового регулирования, занимают услуги. Их роль существенно возрастает в современных условиях перехода к рыночной экономике, когда во всё большей степени гражданский оборот, развитие предпринимательской деятельности и конкуренции опирается на товарно-денежные связи и действие закона стоимости.

Округлённая ранее ведомственными препонами, эта область стала доступна гражданско-правовому регулированию.

Правовой режим хозяйствования при оказании услуг в рамках гражданского оборота распределяется на взаимоотношения хозяйственного субъекта с законом, государством и деловыми партнёрами.

Отношения с потребителем реализуются производством товаров, работ, услуг при условии соблюдения хозяйственно-правовых требований к осуществлению этой деятельности. Пограничный характер хозяйственно-правового регулирования на стыке гражданско-правового и административного регламента деятельности хозяйственного субъекта требует ограничения и баланса меры свободы и меры принуждения властными полномочиями государства.

Сфера услуг, как показывает практика, является одной из самых перспективных, быстроразвивающихся отраслей экономики. Она охватывает широкое поле деятельности - от торговли и транспорта до финансирования, страхования и посредничества. Гостиницы и рестораны, прачечные и парикмахерские, учебные, спортивные заведения, туристические фирмы и т.д., относятся к сфере услуг. Практически все организации в той или иной форме оказывают услуги. По мере усложнения производства и насыщения рынка товарами растёт спрос на услуги. Сфера услуг опережает производственную сферу по темпам роста и по появлению новых видов услуг, по её приспособлению и потребностям рынка и потребителей.

Обязательства по оказанию услуг - новый для нашего законодательства институт. О возмездном оказании услуг мы можем рассмотреть:

1) Понятие услуги вообще, ведь сфера действия обязательства по оказанию услуг зависит от того, какое содержание вкладывается в понятие услуги. В этом смысле услугу можно рассмотреть как экономическую и правовую категорию, увидеть, что вкладывают в это понятие различные авторы;

2) Также можно рассмотреть правовой режим реализации услуги, т.е. посмотреть, как услуги применяются на практике;

3) Дальше можно перейти уже к понятию обязательства по оказанию услуг, узнать, как оно понималось в советском гражданском праве, что включалось в состав обязательства, в частности, его субъект, объект и само его содержание;

4) Ну, и, наконец, рассмотреть договор возмездного оказания услуг, как он отражён в действующем законодательстве;

5) И можно ещё увидеть, как возмездное оказание услуг отражается в судебной практике ВС РФ и ВАС РФ.

Хотя понятие возмездного оказания услуг понимается в литературе неоднозначно, услуги наряду с работами рассматриваются в качестве товара, т.е. продукта деятельности, предназначенного для свободного эквивалентного обмена произведёнными благами. В период перехода к товарно-денежному рыночному хозяйству резко повышается необходимость использования договорной формы организации хозяйственных связей самостоятельных субъектов в самых различных областях отношений.

Подобный подход в трудах по экономике и юриспруденции традиционно связывается с квалификацией услуг как особой потребительной стоимости. При этом обычно ссылаются на К. Маркса, который, исходя из такого понимания услуги, писал, что «труд оказывает услуги не в качестве вещи, а в качестве деятельности».[1] Воспроизводя данное положение, некоторые авторы безосновательно суживают сферу использования услуг, в которую, по их мнению, входят только те экономические отношения, когда граждане для удовлетворения своих потребностей получают особую потребительную стоимость в виде деятельности обслуживающей организации.[2]

Ошибочность данного мнения обнаруживается не только при выявлении истинного субъектного состава отношений по оказанию услуг, но и при анализе содержания основных актов, регламентирующих связи по оказанию услуг.

Представляет несомненный теоретический и практический интерес высказываемый в последнее время взгляд на услугу как разновидность действия и объект гражданского права. Она выражается в определённом полезном результате, созданном трудом юридического или физического лица.[3] . Услуги различны по характеру и юридическим последствиям. Одни воплощаются в материальных предметах (ремонт радиоаппаратуры и т.п.), другие не выражаются в овеществлённом результате (перевозка пассажиров и багажа транспортными предприятиями). Квалификация услуги как разновидности действия и последующий материал сосредоточена в особом параграфе «Действия и услуги как объекта гражданских прав». В нём допущено явное противопоставление этих понятий, что может поставить под сомнение незыблемость данной позиции.

ПОНЯТИЕ УСЛУГИ

УСЛУГА КАК ЭКОНОМИЧЕСКАЯ И ПРАВОВАЯ КАТЕГОРИЯ

Услуга как экономическая категория

Услуги, как и вещи, представляют собой результат деятельности человека по созданию благ, средств удовлетворения своих жизненных потребностей и в качестве таковых обладают общей содержательной основой. Экономическое содержание - потребительская стоимость, - как вещей, так и услуг, заключается в способности удовлетворения потребностей людей. Следовательно, сущностные характеристики вещей и услуг с точки зрения экономического содержания совпадают.

Различия между вещами и услугами следует искать не в экономическом содержании, а в их физической форме.[4] Физическая форма услуги характеризуется тем, что она (услуга) представляет собой деятельность, не имеющую овеществлённого, материального результата, но создающего определённый полезный эффект.

Услуга в понимании К. Маркса представляет собой особую потребительную стоимость труда, который оказывает услуги не в качестве вещи, а в качестве деятельности.[5] Деятельность рассматривается здесь как антипод вещи, т.е. имеется в виду не любая деятельность, а лишь та, которая не получает овеществлённого выражения - нематериальное благо.

Материальные и нематериальные блага, с точки зрения юридической науки, тождественны материальным и духовным ценностям.

В экономической науке в понятия материальные и нематериальные блага вкладывается качественно иное содержание. В экономическом понимании материальное тождественно вещному.[6] Следовательно, под материальными благами экономисты понимают лишь такие объекты, которые обладают вещной формой выражения, а объекты, не получающие неовеществлённой формы, являются нематериальными благами.

Соответственно этому, в экономической литературе понятие услуги и нематериального блага отождествляют и определяют как «процесс полезных изменений свойств вещи, личности или общественных отношений».[7]

Таким образом, нематериальность услуги закономерно вытекает из присущего экономической науке понимания материального.[8] С точки зрения философского понимания, услуга всегда имеет тот или иной материальный носитель - субъекта, оказывающего услугу. Если бы исполнитель услуги не осуществлял какой-либо деятельности в материально воспринимаемой форме, то получатель услуги не смог бы её потребить. Так, нельзя осуществить перевозку без транспортных средств.

В уже приведённом высказывании К. Маркс употребляет термин «услуга» для обозначения, во-первых, процесса создания продукта: труд «… оказывает услуги…» и, во-вторых, формы самого продукта: «… в качестве деятельности». Особенность услуги заключается в том, что результат труда неотделим от процесса его создания. Иными словами, труд создаёт некоторый полезный эффект, потребляемый человеком, и, в то же время, является носителем этого эффекта, физической формой его бытия.[9]

Услуга не может существовать вне своего носителя. Однако физическая неотделимость процесса создания продукта труда и самого продукта - услуги не препятствует их раздельному научному анализу, тем более, что экономическое содержание процесса производства услуги и продукта-услуги различны.

Первая сторона явления (процесс труда) выражается в категории «обслуживание», вторая (продукт труда) - в категории «услуга».[10]

Двойственность понимания К. Марксом услуги вытекает и из следующего высказывания: «Известного рода услуги … воплощаются в товарах, другие же услуги, напротив, не оставляют осязательных результатов, существующих отдельно от исполнителей этих услуг, иначе говоря, результат их не есть пригодный для продажи товар».[11]

Когда Маркс говорит об услугах, которые воплощаются в товарах, он имеет в виду услугу как процесс труда, во втором случае услуга как процесс труда, не получая овеществлённой формы, является одновременно и продуктом труда.

С иных позиций оценивает приведённое высказывание М.К. Сулейменов. По его мнению, воплощение услуг в товарах и рассмотрение услуги как полезной деятельности, но не вещи - это разные аспекты вопроса. Услуга, рассматриваемая в последнем значении, - это услуга в широком смысле слова. Она выступает не как экономическое отношение, а как отношение человека к природе, момент производительных сил.[12]

Следуя взглядам М.К. Сулейменова, следовало бы признать, что в таких отношениях, как репетиторство, медицинское обслуживание, ведение дел других лиц отсутствует экономическое содержание, поскольку при оказании подобного рода услуг в товарах ничего не воплощается. Услуга как процесс труда и услуга-продукт труда действительно могут быть представлены как разноаспектные, но при этом следует чётко представлять, что услуга как процесс труда - это действительно услуга в более широком смысле, ибо её результат может быть воплощён в товарах-вещах, и в иной (не вещной) форме выражения, результат которой К. Маркс определил как «не есть пригодный для продажи товар». Таким образом, услуги могут воплощаться как в вещах, так и в иной (не вещной) форме, которую мы называем услугой как продуктом труда.

Нуждается в пояснении указание К. Маркса на то, что услуга «не есть пригодный для продажи товар». Товар - это единство меновой и потребительной стоимости. Применительно к услугам К. Маркс неоднократно подчёркивал наличие полезного эффекта, т.е. потребительной стоимости услуги. В отношении же меновой стоимости услуги подобных высказываний нет.

В экономической литературе нет единого мнения о наличии меновой стоимости услуги. Большинство авторов считает, что отсутствие предметного, материального воплощения означает и отсутствие меновой стоимости.[13]

Другие экономисты, анализируя признаки стоимостного характера товара, выявленные К. Марксом, убедительно доказывают, что «услуги, подобно материальным благам в своём общественным отношениям к другим товарам выступают как некоторое количество человеческого труда».[14]

Следовательно, услуга обладает стоимостью, которая складывается из трудовых затрат при производстве самих услуг, а также необходимых материальных средств производства. Деятельность, создающая услуги (процесс труда), сама по себе стоимостью не обладает, как не обладает меновой стоимостью любой живой труд. Услуга же, как продукт, имеющий физическую форму труда, обладает меновой стоимостью. Поэтому свойствами товара обладает только услуга как продукт труда.

К. Маркс имеет в виду не то, что услуга не является товаром, напротив, он указывает, что она «не есть пригодный для продажи» товар, товар особого рода. И это не удивительно. Рассматривая товар как продукт труда, специально произведённый для продажи, К. Маркс не мог с тех же позиций подойти к определению товарного характера нематериальный услуг.

Различие между вещами и услугами заключается в том, на удовлетворение какого интереса направлена деятельность производителя этого продукта. Исходным пунктом движения любого вида труда является потребность в нём, реализуемая в способности этого конкретного вида труда удовлетворить ту или иную потребность человека. Возникает и реализуется эта потребность по-разному, что и находит отражение в различных экономических формах труда, удовлетворяющих потребности человека неодинаковыми способами.[15]

Товар производится обезличенно, услуга же всегда имеет непосредственно индивидуальное назначение, она направлена на удовлетворение потребности конкретного гражданина - индивидуального заказчика, а производство товаров - на удовлетворение потребностей всего общества посредством какого-то гражданина. Общественная потребность в производстве тех или иных товаров складывается под воздействием большого количества факторов: естественных потребностей человека в жилье, пище, одежде; процесса разделения труда, исторического опыта развития, уровня развития производительных сил, целенаправленной деятельности государственных и общественных организаций, направлений моды и т.п. Индивидуальная же потребность конкретного гражданина выражается в заказе, который и предопределяет обмен труда исполнителя на деньги.[16]

Таким образом, особенность услуги как товара заключается в том, что её производству обязательно предшествует заказ индивидуального конкретного потребителя, процесс оказания услуги неотделим от производителя услуги, потребление услуги совпадает с процессом её производства.

Сказанное позволяет сделать вывод, что услуга является элементом имущественного отношения, поскольку, как и вещь, представляет собой определённую форму продукта труда и обладает всеми свойствами товара.

В предшествовавшем изложении категория «услуга» рассматривалась как единство процесса и продукта труда. Однако категории экономической науки являются отражением общественных отношений[17] , т.е. в экономической категории должны отражаться отношения между людьми. В этом смысле услуга как политико-экономическая категория «отражает отношения по поводу использования людьми потребительной стоимости труда, по поводу непосредственного воздействия этого труда на человека».[18] Структура указанного общественного отношения выглядит следующим образом: субъектами отношений выступают, с одной стороны, лицо, которому услуга оказывается, с другой, лицо, оказывающее услугу. Содержанием общественного отношения является деятельность людей - процесс оказания услуги, который обозначается термином «обслуживание». Объектом отношения - продуктом, по поводу которого складывается общественное отношение, является услуга как «экономическая форма труда, который потребляется в качестве деятельности».[19]

Наиболее общие и существенные свойства экономического отношения услуги отражаются в понятии услуги как единство процесса и продукта труда. Субъекты же присущи любому общественному отношению и не в них заключаются наиболее общие и специфические свойства такого явления как услуга. Поэтому под экономической категорией услуги мы будем понимать услугу как единство процесса и продукта труда (т.е. все явления услуги в целом), помня, что явление услуги существует лишь в отношениях между людьми, и что люди - субъекты отношения - суть элементы экономического отношения услуги.

В зависимости от формы продукта труда К. Маркс различал два рода услуг: материальные и нематериальные.

Материальной является услуга, при производстве которой труд, потребляемый в качестве деятельности, одновременно материализуется в своём предмете, т.е. при производстве этой услуги создаётся новая вещь. Если же труд не материализуется в своём предмете, а производит в нём или с ним материальные изменения иным способом, мы также имеем дело с материальными услугами, но иного рода.[20] К ним можно отнести деятельность транспорта, работы по восстановлению потребительной стоимости (ремонт, химчистка, стирка и т.п.).

Кроме того, особенностью материальных услуг первого вида является то, что деятельность лица, оказывающего услугу и создающего новую вещь, направлена на предметы природы. Материальные услуги второго рода могут быть направлены как на изменение предметов природы, существующих вещей, так и на самого человека (личные услуги). Указанная особенность обусловливает и различия в форме продуктов труда. Так, продукт услуги, которая направлена на изменение объектов природы, производя в них или с ними материальные изменения, выражается в овеществлённой форме. Подобные материальные изменения отражаются на меновой стоимости - она возрастает на сумму, равную стоимости оказанной услуги.

Продукт же личных материальных услуг может быть материализован лишь в самом человеке. Однако, хотя отрицать такую материализацию, с точки зрения философии, нельзя, любые изменения, которые происходят с человеком при оказании таких услуг, не могут получить овеществлённого выражения и, конечно, не происходит сложение меновых стоимостей, как это имеет место, например, в транспортной деятельности. То, что объектом воздействия услуги выступает сам человек, сближает личные материальные услуги и услуги, продукты которых существуют лишь в физической форме труда - нематериальные услуги. Различие между этими видами услуг подмечено К. Марксом, который указывал, что по самой «экономической природе услуги её результат не может быть гарантирован исполнителем услуги».[21]

Следовательно, особенность продукта личных материальных услуг заключается в том, что, получая специфическое материальное выражение в личности человека, предполагаемый результат всегда может быть гарантирован исполнителем услуги. К личным материальным услугам следует отнести перевозку пассажиров, услуги парикмахерских и некоторые иные виды услуг.

Нематериальная услуга представляет собой единство процесса и продукта труда, которое обусловлено тем, что продукт нематериальной услуги существует лишь в физической форме продукта труда, оказывающего услугу. В отличие от материальных услуг, продукты нематериальных услуг не воплощаются в какой-либо вещественной форме. Материальная же услуга подобного рода единством процесса и продукта труда не обладает, ибо процесс создания материальной услуги имеет физическую форму труда, а продукт материальной услуги существует в овеществлённой форме.

Среди нематериальных услуг можно выделить личные услуги и услуги, направленные на изменение общественных отношений.[22] К первой группе относят все услуги по совершенствованию и восстановлению качеств личности (услуги системы образования, культуры, здравоохранения и других учреждений социально-культурного и просветительского характера). Ко второй группе - услуги финансово-кредитных учреждений, органов государственного управления, охраны общественного порядка, обороны и т.п.[23] Различия в форме продуктов нематериальных услуг настолько незначительны, что позволяют говорить о единстве формы продуктов нематериальных услуг.

Классификация услуг, в основу которой положены различия в форме продуктов труда, служит отражением дифференциации услуг в зависимости от предмета приложения труда. По этому признаку (объекту их приложения) все услуги могут быть дифференцированы на три группы:

- услуги, направленные на изменение объектов природы, вещей;

- услуги, направленные на самого человека;

- услуги, направленные на изменение общественных отношений.

Соотношение этих двух классификаций показано на схеме:

МАТЕРИАЛЬНЫЕ УСЛУГИ НЕМАТЕРИАЛЬНЫЕ УСЛУГИ


Первого рода Второго рода


Направленные на Направленные на Направленные на

изменение объектов самого человека изменение общес-

природы, вещей твенных отношений

Таким образом, услуга как экономическая категория представляет собой единство процесса и продукта труда, характеризующееся совпадением процесса создания и потребления услуги (материальные услуги), а также единством физической формы процесса и продукта труда по созданию услуги (нематериальные услуги).

Услуга как правовая категория

Общественные, в том числе экономические, отношения в классовом обществе подвергаются правовому регулированию. Устанавливая дозволения, предписания и запреты, наделяя субъектов общественных отношений субъективными правами и обязанностями, право придаёт развитию указанных отношений определённую направленность. Общественное отношение, выступающее предметом правового регулирования, - единичное отношение с волевой направленностью его субъектов.

Воздействие права на общественное отношение заключается в придании ему (общественному отношению) правовой формы, в результате чего общественное отношение становится правоотношением. При этом, однако, общественное отношение не меняет своего содержания.

В литературе наиболее распространена точка зрения, согласно которой правоотношение представляет собой урегулированное нормой права общественное отношение.[24] При этом общественное отношение образует содержание того явления, которое облекается в правовую форму. Согласно этой позиции соотношение формы и содержания должно быть таково, чтобы в определённую форму облекалось бы всё содержание соответствующего явления. Поскольку явление есть единство формы и содержания, необходимо, чтобы форма пронизывала всю ткань данного явления.[25] В этом и состоит существенный недостаток данной точки зрения.

На самом деле правовая форма придаётся не всему общественному отношению, не элементам общественного отношения в целом, а лишь отдельным, наиболее значимым моментам элементов общественного отношения.

Объектом общественного отношения может выступать любой результат деятельности людей, а в ряде случаев и сама деятельность, т.е. всё то, что может удовлетворять потребности человека. В результате правового урегулирования фактическое волевое общественное отношение выступает в правовой форме, а его объект в качестве объекта правоотношения. Юридическое содержание правоотношения образуют права и обязанности субъектов. Основа же его, субстанция - субъекты, их поведение и объект - дана самим общественным отношением.[26] Право не может воздействовать на материальные и духовные блага непосредственно. Но, регулируя поведение людей по поводу какого-либо объекта, необходимо учитывать определённые качества объектов. Так, цена вещей, возможность или невозможность их многократного использования, общественная значимость (земля, леса, недра, воды…), общественная опасность (яды, наркотики, оружие) и многие другие признаки, будучи закреплёнными в законе, обусловливают поведение субъектов. Ведь объектом правоотношения может выступать не всякий предмет реальной действительности, а лишь такой, взаимодействие субъектов с которым, в силу особых свойств этого предмета небезразлично государству, а поэтому регулируется им, в результате чего и реализуется не как простое общественное отношение, а в форме правового отношения.[27] Такой предмет может одновременно выступать в качестве объекта различных общественных отношений как правовых, так и неправовых. Здесь всё зависит от того, как происходит взаимодействие, с какой стороны предмета взаимодействуют субъекты.[28] Иначе говоря, именно та сторона явления, выступающего объектом общественного отношения, которая непосредственно направлена на удовлетворение выраженной потребности человека, и выступает объектом правового отношения. Выделение той или другой стороны предмета осуществляется путём обособления различных признаков, характеризующих предмет в общественном отношении, т.е. это в известном смысле социальные характеристики вещей. Совокупность таких признаков, т.е. определённая сторона явления, будучи закреплённой в законе, и представляет собой объект правоотношения.

Экономическое отношение услуги выступает предметом правового регулирования. Объектом этого отношения выступает услуга, двойственность экономического содержания которой определяет и особенности правового регулирования. Из двойственного характера услуги как экономической категории и учёта того, что правом опосредуется не всё общественное отношение, а лишь определённые стороны элементов общественного отношения, складывается и правовое понимание категории «услуга». В отличие от услуги как экономической категории, охватывающей и процесс, и продукт труда, услуга как правовая категория охватывает только одну из сторон этого сложного явления, т.е. либо процесс либо продукт труда.

Услугой в юридическом смысле является та или другая сторона экономического содержания услуги: либо продукт труда, либо процесс труда. Понятие услуги как экономической категории определяется при определении предмета правового регулирования, а как правовой категории - при определении объекта правоотношения.

Услуга как процесс труда (обслуживание) выступает как объект трудовых правоотношений, под которым понимается выполнение рабочим и служащим определённой трудовой функции, характеризуемой специальностью, квалификацией и должностью.[29]

Услуга как продукт труда выступает объектом гражданских правоотношений, под которым понимается определённое благо - результат деятельности, обладающий свойствами товара.[30]

Поскольку услуга представляет собой сложное явление, обе стороны которого могут быть вычленены лишь при научном анализе, мыслимо предположение, что одно и то же общественное отношение регулируется нормами различной отраслевой принадлежности. Однако коллизия норм трудового и гражданского права в реальной действительности не возникает именно потому, что нормы права регулируют не всё общественное отношение в целом. Нормы различных отраслей права воздействуют на те стороны элементов общественного отношения, которые имеют значение для той или иной отрасли права. Применительно к объекту гражданского правоотношения существенна лишь та сторона явления, которая характеризует услугу как особую форму товара, как единство меновой и потребительной стоимости. Будучи товаром, услуга удовлетворяет интерес потребителя. Для трудового же права, наоборот, значимо лишь то, что услуга есть процесс труда. Продукт данной деятельности в трудовых правоотношениях не имеет значения, поскольку предприятие заинтересовано в производстве услуг, т.е. в том, чтобы работник тратил на производство услуги минимально необходимое рабочее время.

В то же время для правового регулирования отношений услуги характерна правовая регламентация не только той стороны явления, которая выступает объектом правоотношения, но всего явления услуги в целом. Это обусловлено неразрывностью процесса и продукта труда, с одной стороны, и тем, что процесс создания услуги и её продукт существуют в физической форме труда, с другой. Хотя объектом гражданских правоотношений услуга выступает только в качестве продукта труда, для гражданского права небезразличен и процесс создания услуги - он получает правовую регламентацию в содержании гражданского правоотношения. То же можно сказать и об отношениях, объектом которых выступает производство услуги. Надлежащее правовое регулирование последних предполагает правовую регламентацию и продукта услуги в рамках трудового правоотношения.

Сказанное не означат, что услуга как правовая категория не имеет познавательного и практического значения. С понятием объекта общественного отношения мы связываем то явление, которое способно удовлетворять потребности человека, и в зависимости от того, какая именно потребность в данном отношении удовлетворяется, может изменяться и объект общественного отношения. Это, в свою очередь, предопределяет и форму правового регулирования. Поэтому выделение той или иной стороны явления в процессе правового регулирования обусловлено потребностями и интересами человека, а регламентация остальных сторон услуги - объективными свойствами самих объектов (физическая форма) либо особенностями общественного отношения.

Таким образом, правовое регулирование отношений по оказанию услуг позволяет взглянуть на проблему комплексного правового регулирования со стороны не только взаимодействия различных отраслей права, но и взаимодополняющего действия норм одной отрасли права.

Наиболее эффективное правовое регулирование экономического отношения по оказанию услуг в рамках одной отрасли права достигается в том случае, когда в правовую форму облекается не только та сторона услуги, которая выступает в качестве объекта правоотношения, но и та, которая объективно требует правовой формы вследствие особенностей общественного отношения. То есть когда законодатель учитывает особенности объектов отрасли права или содержания отношения во взаимосвязи со всеми элементами общественного отношения.

Однако такой комплексный подход может оказаться неэффективным в рамках одной отрасли права. В этом случае, для большей эффективности правового регулирования, необходима кооперация норм различной отраслевой принадлежности. И дело здесь не только в объединении их в едином нормативном акте - необходима единая направленность на достижение целей правового регулирования, взаимообусловленность и взаимосвязанность норм различной отраслевой принадлежности. Например, отношения по розничной купле-продаже не охватывают правовым регулированием отношения между покупателем и продавцом магазина. Поскольку объектом отношения выступает магазин (организация, обладающая правами юридического лица), то и регламентировать надлежащим образом процесс обслуживания покупателя нормами гражданского права не представляется возможным. Однако такая регламентация возможна в рамках трудового правоотношения между продавцом и магазином. Если процесс обслуживания будет надлежащим образом урегулирован в рамках трудового правоотношения, меньше проблем будет возникать в отношениях между продавцом и покупателем. Эту цепочку рассуждений можно продолжить, например, взглянув на проблему обеспечения магазинов товарами и т.п. Взаимосвязанность общественной деятельности предопределяет и взаимосвязанность процесса правового регулирования этой деятельности. Именно этим и объясняется ориентация производства, а, следовательно, и трудовых отношений на конечные результаты труда, которая обусловлена не столько внутренним содержанием отношений, сколько комплексным правовым регулированием процесса удовлетворения потребностей человека.

Таким образом, комплексное правовое регулирование имеет как бы два уровня: внешний - комплексное правовое регулирование отношений с помощью норм различных отраслей права, и внутренний - комплексное регулирование в рамках единой отрасли права. Если первый уровень характерен для регулирования отношений производства и экономического оборота материальных благ, то второй - в основном для регулирования отношений по оказанию услуг. Сочетание обоих уровней обеспечивает наибольший эффект в правовом регулировании отношений по оказанию услуг.[31]

Сложность проблемы разграничения норм трудового и гражданского права в регулировании отношений по оказанию услуг наиболее рельефно проявляется в случаях, когда услуга оказывается гражданином, а не предприятием. Так, при оказании услуги предприятием имеется три субъекта: потребитель услуги, работник, оказывающий услугу и предприятие, с которым работник состоит в трудовых отношениях. При этом субъектами трудового правоотношения являются работник и предприятие, а гражданского - предприятие и потребитель, т.е. можно разграничить правоотношения и по субъектам. Когда же услугу оказывает гражданин, мы имеем дело только с двумя субъектами: лицом, оказывающим услугу, и её потребителем. Отношения в последнем случае следует различать по признаку, раскрывающему сущность явления - объекту. Однако объект как трудовых, так и гражданских правоотношений, облекающих в правовую форму экономические отношения по оказанию услуг, существует лишь в физической форме труда. Необходимо выявить, когда под физической формой труда мы понимаем одну сторону явления - процесс оказания услуги, а когда другую - продукт. На поверхности явления это различие будет выражаться в характере отношений. Так, если объектом правоотношения является процесс труда, то услугополучателя будет интересовать выполнение услугодателем определённой трудовой функции в течение определённого периода времени, а если объектом является услуга как продукт труда, то услугополучателя интересует выполнение услугодателем конкретного задания. Таким образом, на поверхности явления услуга как процесс труда характеризуется длящимся характером отношений, а услуга - продукт труда - носит разовый характер. Поэтому для разграничения трудовых и гражданских правоотношений следует принять во внимание характер отношений - длящийся или разовый: если гражданин приглашается для оказания услуг в течение определённого периода (неделя, месяц, год), то оговаривается выполнение им определённой трудовой функции (домработница, шофёр, няня…), если же речь о выполнении разового, конкретного задания (обслужить больного, погулять с ребёнком…), то имеют место гражданские правоотношения.[32]

Кроме того, следует отличать от трудовых и гражданские отношения длящегося характера: услуги домашнего врача, адвоката и т.п. Особенность этих отношений заключается в том, что между врачом или адвокатом, с одной стороны, и лицами, которые пользуются его услугами, с другой, существует принципиальная договорённость о том, что в случае необходимости требуемые услуги будут оказаны именно этим врачом или адвокатом. Если такая договорённость носит имущественный характер, то между сторонами имеется трудовой договор, и оплата должна производится не за конкретно выполненную работу, а за тот период времени, в течение которого стороны связаны договором. Однако в большинстве случаев граждане предпочитают обращаться к услугам врача или адвоката лишь в случае необходимости и, соответственно, оплачивать выполнение конкретного поручения по ведению дела в суде, лечению больного. В остальное же время между сторонами существует определённая связь, не носящая имущественного, а, следовательно, и гражданско-правового характера.

Для разграничения трудовых и гражданских правоотношений многие авторы предлагают использовать также такой признак как включение работника в коллектив предприятия и подчинение его внутреннему трудовому распорядку либо регистрацию трудового договора в профсоюзных органах, когда в качестве работодателя выступает гражданин. Однако это внешние признаки, определяемые, в конечном счёте, особенностями объектов правоотношений.

Таким образом, нематериальные услуги, в зависимости от того, какая потребность удовлетворяется, могут быть предметом правового регулирования как трудового, так и гражданского права. Объектом правоотношения выступает одна из сторон услуги как экономической категории. Под услугой как правовой категорией и следует понимать одну из сторон экономического понятия услуги. Если объектом правоотношения является процесс обслуживания, правовое регулирование осуществляется нормами трудового права, если услуга как продукт труда - нормами гражданского права.

ПРАВОВОЙ РЕЖИМ РЕАЛИЗАЦИИ УСЛУГ

К услугам порой относят все виды полезной деятельности, не создающие материальных ценностей. Отличительной чертой деятельности в сфере услуг является не осязаемый реально характер производимого в этой области продукта. Назначение услуг определяет их многообразие. Они могут быть предназначены для личного потребления, другие могут носить характер некоторого воспроизводства.

Услуги, оказываемые хозяйствующими субъектами друг другу, отличаются от реализуемых в потребительских целях, поскольку первые переносятся на себестоимость товара, работы, услуги, реализуемых впоследствии потребителю (юридические, консультационные), а вторые (медицинские, например) не участвуют в приращении капитала

. Услугам, как и физическим товарам, присущи покупательные риски. Однако некоторые услуги (медицинские, юридические) в отличие от производства вещественных продуктов, не сопровождаются предоставлением каких-либо гарантий. Неосязаемость таких услуг нередко и после их поручения, создаёт проблему доверия потребителя производителю услуг. Риск покупателя в сделках купли-продажи услуг существенно выше, чем при продаже товаров, и оценить его сложнее. Определение и изменение качества услуг, как правило, затруднено.

Услуга не существует до её предоставления. Это делает невозможным сравнение и оценку услуги до её получения. Сравнивать можно только выгоды ожидаемые и получаемые. Требования потребителя профессиональных услуг могут быть завышенными. Получая услугу, он рассчитывает на такой результат, который порой недостижим или достижим частично. Такие неподтвердившиеся ожидания часто оборачиваются стремлением вернуть внесённую плату за оказанную услугу, порождают необоснованные претензии.

В конечном счёте, оказанная услуга обеспечивается вложенным профессиональным трудом, направленным на определённый результат с намерением его достичь.

Профессиональная услуга - это сделка, фактическая завершённость которой овеществлена вложенным трудом. Потребитель получает то, что предоставляет, может и должен предоставить для его блага производитель профессиональных услуг по условиям сделки. И поскольку сам результат находится за пределами сделки, то справедливо ожидать от производителя профессиональных услуг, чтобы по её условиям, согласно ст. 401 ГК, он принял все необходимые меры для надлежащего исполнения обязательства.

Проблемой является установление того, на что рассчитывает потребитель профессиональных услуг, что должен был осуществить их производитель, как он поступил, чего достиг по сравнению с тем, чего должен был достигнуть, как отразились на потребителе профессиональных услуг, посягнули на его права и законные интересы действия их производителя и в чём это выразилось.

Результат, невзирая на завершённость профессиональной услуги, может быть полным и неполным, или отсутствовать вовсе. Возможны ситуации, когда предприняты ненадлежащие профессиональные действия, осуществлены не должным образом, не в должном объёме, либо не в должный срок, и с не должным результатом, - тогда такая услуга (бесполезная или некачественная) является ненадлежащей и, следовательно, оспоримой.

Предоставление ненадлежащей и непредоставление надлежащей услуги, как правило, влечёт за собой прямой материальный ущерб для потребителя. Убытки требуют компенсации, и потребитель при обнаружении недостатков оказанной услуги вправе по своему выбору потребовать безвозмездного устранения недостатков оказанной услуги и соответствующего уменьшения расходов, понесённых им оп устранению недостатков оказанной услуги своими силами и третьими лицами, полного возмещения убытков, причинённых ему в связи с недостатками оказанной услуги.

Ненаступление ожидаемого потребителем результата не является непременным свидетельством допущенного при оказании услуги недостатка, а, следовательно, не подлежит обязательному возмещению материальный ущерб, убытки. Результат услуги - категория договорная, и в отношении его наступления при соблюдении сторонами ряда существенных условий достигается предшествующее началу оказания услуги соглашение. В содержание такого соглашения всегда включается обязательность надлежащего исполнения услуги, но не всегда - обязательность наступления ожидаемого результата, если он зависит от каких-либо условий благоприятствования, недоступных точному прогнозированию.

Непредоставление надлежащей информации по существу оказываемой услуги обременяет ответственность хозяйствующего субъекта как по договорным обязательствам, так и по обязательствам из причинения вреда. Если предоставленная информация была усвоена потребителем надлежащим образом, но впоследствии обнаружилась её недостаточность для принятия полноценного решения, то подобная неинформированность является существенным недостатком услуги, и поэтому предполагает возмещение убытков в соответствии с действующим законодательством. И наоборот, если добросовестно предоставленная информация была несоответствующим образом произвольно истолкована потребителем, то вина производителя услуг отсутствует.

Изъян информированности сделки по оказанию услуг по оказанию услуг делает её недействительной по основаниям порока воли. Несоответствие волеизъявления подлинной воле относится к сделкам, совершённым под влиянием заблуждения, которое имеет существенное значение. Имеется в виду заблуждение относительно природы сделки или таких качеств её предмета, которые значительно снижают возможность его использования по назначению. Заблуждение в мотивах сделки не имеет существенного значения. Последствием такого рода сделки служит двусторонняя реституция (ст. 167 ГК). Но по сделке, содержанием которой является услуга, если она выполнена и завершена, возвратить её обратно производителю невозможно. Здесь возможен такой механизм: если будет доказана вина ответчика в заблуждении, истец вправе требовать от ответчика возмещения ему реального ущерба, если же это не удалось установить, закон принимает сторону ответчика (ст. 178 ГК).

Соответственно признав сделку недействительной, суд возлагает на истца обязанность возместить ответчику причинённый реальный ущерб даже в случае, когда заблуждение возникло по не зависящим от истца обстоятельствам.

ГК РФ уделяет услугам как самостоятельному объекту гражданского права значительное место. Возмездным началам оказания услуг посвящена глава 39 ГК. Правовое регулирование возмездного оказания услуг помимо специальных норм главы 39 ГК осуществляют также обязательные нормы кодекса о подряде, о бытовом подряде, если это не противоречит нормам названной главы или положениям договора об услуге (ст. 783 ГК).

Следует отметить, что ГК регулирует совсем немногие проблемы возмездного оказания услуг (оплата услуг и условия одностороннего отказа от исполнения договора). Другие условия договора возмездного оказания услуг определяется в соответствии с правилами ГК о подряде, а по иным договорам о безвозмездных услугах - положениями этих договоров (перевозки, жилищно-коммунальных услуг и т.д.).

По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершение определённого действия или осуществление определённой деятельности), а заказчик обязуется оплатить эти услуги (ст. 799 ГК). По некоторым признакам этот договор схож с другими, например с договором подряда, по которому исполнитель (подрядчик) также обязуется за плату выполнить определённую работу по заданию заказчика. Однако здесь результат работы должен иметь материальную форму. От договора поручения договор возмездного оказания услуг отличается тем, что при первом исполнитель (поверенный) действует не самостоятельно, а от имени и за счёт заказчика (доверителя) и совершает юридические действия, в результате которых права и обязанности возникают у последнего.

В отличие от договоров купли-продажи и подряда, имеющих специальное регулирование отношений с участием гражданина-потребителя, договор возмездного оказания услуг является по субъектному составу отсылочным и общим положением о том же подряде (ст. 783 ГК).

Сроки и порядок оплаты услуг определяются договором оказания возмездной услуги (ст. 781 ГК). В случае невозможности исполнения по вине заказчика услуга подлежит оплате в полном объёме, если иное не предусмотрено законом или договором. Если же обе стороны не несут ответственности за невозможность исполнения договора, заказчик возмещает исполнителю фактически понесённые им расходы, если иное не предусмотрено законом или договором. Заметим, что для сторон существуют принципиально разные условия освобождения от ответственности: если для заказчика (потребителя) это отсутствие вины, то для исполнителя - это только действие непреодолимой силы.

Односторонний отказ от исполнения договора оказания возмездной услуги допускается лишь в случаях, предусмотренных законом (ст. 782 ГК). Заказчик вправе отказаться от исполнения договора при условии оплаты исполнителю фактически понесённых им расходов, а исполнитель - при условии полного возмещения заказчику убытков.

Потребитель услуги может также расторгнуть договор и без предусмотренных законом оснований в любое время. При этом он должен уплатить исполнителю часть цены, пропорциональную части выполненной работы (оказанной услуги), до получения извещения о расторжении договора, а также возместить исполнителю убытки, причинённые его расторжением в пределах разницы между частью цены, выплачиваемой за выполненную работу, и ценой всей выполненной работы (ст. 32 Закона о защите прав потребителей).

Согласно ст. 450 ГК, изменение или расторжение рассматриваемого договора допустимо по соглашению сторон, по требованию одной из сторон при существенном нарушении условий договора другой, в иных случаях, предусмотренных законом или договором. Односторонний отказ от исполнения договора (полностью или частично), когда он допустим, считается изменением или расторжением договора соответственно.

Контрагент рассматриваемого договора вправе его расторгнуть по указанному выше основанию, направив извещение об этом другой стороне. В этом случае договор считается расторгнутым с момента получения стороной извещения. Наконец, договор может быть изменён в судебном порядке по требованию заинтересованной стороны.

ПОНЯТИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПО ОКАЗАНИЮ УСЛУГ

В СОВЕТСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

СУБЪЕКТЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПО ОКАЗАНИЮ УСЛУГ

Участниками обязательственных отношений по оказанию услуг выступают услугополучатель (кредитор) и услугодатель (должник). Экономические отношения по оказанию услуг могут складываться между гражданами, между гражданами и юридическими лицами, а также между организациями.

Запрещается гражданам, организация зрелищных мероприятий, что позволяет утверждать, что оказание услуг эстетического характера гражданами запрещено, поскольку оно не может быть осуществлено без организации зрелищных мероприятий.

Для осуществления услуг связи необходимо наличие определённой техники, каналов связи, которые не могут находиться в собственности или владении граждан. Следовательно, оказание услуг связи также не может осуществляться гражданином.

Посреднические услуги в соответствии с гражданским законодательством могут осуществляться гражданином. Оказание информационных услуг не противоречит общим началам гражданского законодательства и в тех случаях, когда для оказания информационных услуг не требуется обладание специальной техникой и распространение информации не содержит государственную или служебную тайну, информационные услуги могут оказывать и граждане.

Нельзя согласиться и с выводом о политико-правовом характере деятельности лиц, оказывающих юридические услуги. Политико-правовой характер свойствен лишь такой деятельности, которая осуществляется от имени и в интересах всего общества, например, правотворчество, отправление правосудия, надзор за законностью и т.д. Оказание же услуг гражданам и организациям, хотя и носит правовой характер, связано с удовлетворением их социально-экономических и иных личных потребностей. Деятельность гражданина, оказывающего юридические услуги осуществляется не в интересах всего общества, а в интересах конкретного гражданина или организации. Помощь в реализации и защите каких-либо субъективных прав, принадлежащих другим гражданам либо организациям, едва ли можно рассматривать как деятельность, носящую политико-правовой характер.

Таким образом, гражданин не может выступать в качестве услугодателя только в отношениях по оказанию эстетических услуг и услуг связи. Оказание услуг по обучению, посреднических, юридических, медицинских, информационных, а также других видов услуг, в отношении занятия которыми в законодательстве не содержится запрета, может осуществляться и гражданином.

Требования к гражданам, оказывающим услуги, могут различаться в зависимости от того, оказывает ли гражданин услуги в порядке осуществления предпринимательской деятельности или нет.

Если деятельность гражданина по оказанию услуг носит разовый характер, либо незначительна по объёму и оплате труда, то регулируются общими установлениями гражданского законодательства. Следовательно, оказание услуг может быть либо одноразовым в течение календарного года, либо носить более частный характер, если сумма получаемого при это дохода незначительна. Размер вознаграждения при оказании услуги не более одного раза в течение календарного года может быть как значительным, так и незначительным, в зависимости от вида оказываемой услуги, по крайней мере, предельный размер вознаграждения за разовую услугу законом не лимитирован. Представляется, что систематическое оказание услуг за незначительное вознаграждение должно охватываться действием Закона лишь в том случае, если в течение определённого периода времени, например, месяца, года, общая сумма получаемого гражданином дохода превышает необлагаемый налогом минимальный размер оплаты труда.

В соответствии с законом (ст.23, 49 ГК) предприятие и индивидуальный предприниматель могут заниматься отдельными видами деятельности, перечень которых устанавливается законами и иными нормативными актами РФ, только на основании специального разрешения-лицензии. Право предприятия (предпринимателя) осуществлять деятельность, на занятие которой необходимо разрешение, возникает с момента получения лицензии или с указанного в ней срока и прекращается по истечении срока действия лицензии, если иное не установлено законом или иными правовыми актами.

Практика лицензирования последнего времени показала необходимость изменение нормативного регулирования реализации услуг. И такие изменения происходят. Если до 1995 года лицензирование значительного количества видов деятельности возлагалось на органы субъектов РФ, и при этом некоторые виды деятельности не лицензировались, хотя такая необходимость существовала, то с момента принятия Правительством РФ постановления №1418 наметилось проведение единой государственной политики в области лицензирования. Этим постановлением утверждены Порядок ведения лицензионной деятельности и Перечень лицензионных видов деятельности и органов, уполномоченных осуществлять такую деятельность.

Новый порядок лицензирования, в отличие от существовавшего ранее, установил минимальный срок действия лицензии в три года (ранее - один год), впервые определил сроки рассмотрения заявки на выдачу лицензии (30 дней по общему правилу), предусмотрел механизм обжалования отказа в выдаче лицензии, повысил значимость бланков лицензий по степени защищённости и способу отчётности до уровня ценной бумаги на предъявителя.

Некоторые изменения порядка лицензирования значительно облегчили положение мелких предпринимателей - нет необходимости получать лицензии на розничную торговлю (за исключением торговли крупными транспортными средствами), на реализацию бытовых услуг. Многие органы, осуществлявшие лицензирование, но не указанные в упомянутом постановлении, утратили право ведения лицензионной деятельности. Положения рассматриваемого постановления Правительства РФ, так или иначе, коснулись порядка применения многих нормативных актов в области лицензирования.

В Москве есть некоторые особенности в лицензировании, привнесённые городским законодательством, не противоречащие, однако, законодательству федеральному. Головной организацией в этом деле является лицензионная палата, включающая в себя центры лицензирования по видам деятельности. В некоторых центрах имеются территориальные агентства, находящиеся в каждой префектуре, которые и занимаются непосредственно лицензированием, а центры больше занимаются нормотворческой деятельностью, однако лицензируют вместе с тем наиболее значимые виды деятельности (ювелирную, автомобильную и др.).

Некоторые центры лицензирования самостоятельны и не подчинены палате - это центры, занимающиеся особыми видами деятельности: оружие, самооборона, частная детективная, охранная и противопожарная службы, медицина.

По некоторым видам деятельности в Москве установлены льготы по лицензионным сборам для предприятий и индивидуальных предпринимателей, выполняющих муниципальные заказы и работающих в социальной сфере.

Наряду с указанными требованиями, оказание платных услуг в социально-культурной сфере разрешается только гражданам, имеющим необходимую подготовку, а в случаях, предусмотренных законодательством и соответствующее образование. Требование Закона о наличии у услугодателя необходимой подготовки не вызывает возражений, однако непонятно, почему оно адресовано только лицам, оказывающим услуги в социально-культурной сфере. Под необходимой подготовкой здесь, видимо, следует понимать наличие у гражданина соответствующих навыков, приёмов работы, которые позволяли бы ему обеспечивать надлежащее качество производимых товаров и оказываемых услуг. Иной подход к определению этого понятия, например, включение в него указания на наличие специального образования, документа на право работать по данной специальности и т.п., противоречил бы положениям закона о том, что граждане обязаны иметь соответствующее образование лишь в случаях специально предусмотренных законом. Представляется, что необходимой подготовкой в изложенном понимании должен обладать каждый гражданин, изъявивший желание заниматься индивидуальной предпринимательской деятельностью, независимо от того, в какой сфере он предполагает работать.

Наличие образования должно служить достаточной гарантией высокого качества предоставляемых услуг. Однако само по себе наличие диплома, а тем более незаконченного высшего образования, гарантировать успех обучения не может, так как для осуществления такой деятельности необходимы подлинные знания.

Таким образом, осуществлять индивидуальную трудовую деятельность могут граждане, обладающие необходимыми навыками и приёмами работы, а в предусмотренных законодательством случаях, и имеющие соответствующее образование.

Участие юридических лиц в обязательстве по оказанию услуг ограничено двумя обстоятельствами.

Первое вытекает из существа обязательства: если услуга носит личный характер, то выступление организации в качестве непосредственного потребителя услуги невозможно. Так, услуги медицинского, зрелищного характера, репетиторство предполагают воздействие непосредственно на человека, его тело, интеллект и т.д. По самой природе услуги её нельзя производить впрок, накапливать, поэтому в перечисленных случаях конкретным услугополучателем всегда выступает гражданин. Однако следует выделить те случаи, когда обязанность по оплате услуг, предоставляемых гражданину, берёт на себя организация, с которой гражданин состоит в трудовых отношениях либо отношениях членства.

Второе ограничение связано с выступлением организаций (юридических лиц) в качестве услугодателя и вытекает из принципа специальной правоспособности юридических лиц.

Принцип специальной правоспособности юридических лиц применительно к отношениям по оказанию услуг более жёстко действует в отношении государственных учреждений, кооперативных и общественных предприятий и организаций. Так, не допускается оказание услуг по обучению иностранным языкам кооперативом по строительству гаражей, в уставе которого такой вид деятельности как репетиторство не упомянут. Недопустимо оказание платных услуг гражданам судом, прокуратурой, поликлиникой, больницей или иными учреждениями, основной целью которых является оказание бесплатных услуг либо защита прав и интересов граждан. Следовательно, оказание услуг государственными учреждениями, кооперативными и общественными организациями может осуществляться только в случаях, прямо предусмотренных в уставе или положении, т.е. в строгом соответствии с принципом их специальной правоспособности. Однако специальная правоспособность стала приобретать универсальный характер. Существуют запреты, например, на производство и сбыт наркотических, ядовитых веществ.

Итак, субъектами обязательства по оказанию услуг могут быть граждане и юридические лица. Общее правило о субъекте обязательства по оказанию услуг следует сформулировать следующим образом: «Субъектами обязательства по оказанию услуг могут выступать граждане и юридические лица, если иное не предусмотрено законом и не вытекает из существа обязательства».

ОБЪЕКТ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПО ОКАЗАНИЮ УСЛУГ

Объектом обязательства по оказанию услуг является услуга как гражданско-правовая категория, т.е. услуга как продукт труда, не имеющий овеществлённой формы выражения.

Гражданско-правовое регулирование экономических отношений по оказанию услуг достигается с помощью различного рода обязательственных отношений. Выбор конкретной разновидности обязательства зависит от вида услуги. Так, экономические отношения по оказанию материальных услуг регулируются обязательствами подрядного типа, в результате исполнения которых достигается создание овеществлённого результата. Поскольку интерес потребителя удовлетворяет не процесс оказания услуги (обслуживание), а результат этой деятельности, то и объектом гражданских правоотношений выступает овеществлённый результат. Он может выражаться в создании новой вещи, а также в совершении каких-либо операций с существующими вещами.[33]

Когда овеществлённый результат выражается в создании новой вещи, объектом правоотношения выступает именно данная вещь. Понятие результата здесь конкретизируется настолько, что объект экономического отношения - услуга, в правоотношении трансформируется в объект вещь. Иными словами, именно вещь как конечный результат удовлетворяет интерес потребителя, что и учитывается при выборе формы правового опосредования отношений по оказанию материальных услуг первого вида. Так, А.Е. Шерстобитов отмечает, что передача информации в том случае, когда её носитель имеет вещный характер, по существу представляет собой передачу вещи, обладающей специфическим свойством носителя информации.[34]

При оказании материальных услуг второго вида создания новой вещи не происходит, здесь результат выражается в каких-либо изменениях существующих благ: сохранение или восстановление потребительских свойств вещей, пространственное их перемещение и т.п. Особенностью указанных отношений является то, что выделить результат деятельности в виде отдельно существующего предмета невозможно, он материализуется в вещах и неотделим от них. Как уже отмечалось, к материальным услугам второго вида относятся не только услуги, направленные на изменение и создание вещей, но и услуги, объектом воздействия которых выступает человек, т.е. личные материальные услуги. Они также облекаются в гражданско-правовую форму обязательства по выполнению работ. В связи с тем, что объектом воздействия услуги выступает человек, определённые требования предъявляются к процессу оказания услуги (соблюдение санитарных норм, комфортность, безопасность и т.п.), что воплощается в возложении на исполнителя услуги дополнительных обязанностей и предоставлении услугополучателю права требовать их выполнения.

Услуга как объект гражданско-правовых договорных обязательств специально исследована Е.Д. Шешениным. Автор выделяет ряд признаков услуги как предмета договорного обязательства: а) услуга - это деятельность лица (юридического или физического), оказывающего услугу; б) оказание услуги не создаёт вещественного результата; в) полезный эффект услуги (деятельность) потребляется в процессе предоставления услуги, а потребительная стоимость исчезает.[35]

Е.Д. Шешенин исходит из разграничения понятий объект и предмет обязательства. Предмет договора услуг - действия в виде услуги как деятельность юридического лица либо лица, занимающегося предпринимательской деятельностью, полезный эффект которой не имеет овеществлённого результата. Объектом же обязательства автор считает благо, вещи, с которыми связаны действия должника. Так, предметом обязательства по перевозке автор считает транспортные услуги, а грузы и багаж - лишь объект обязательства по перевозке (объект деятельности по перемещению), предмет договора хранения - услуги по сохранению имущества, а объект - сохраняемое имущество.[36]

Соглашаясь с характеристикой услуги как предмета гражданско-правового обязательства, следует обратить внимание на то, что разграничение понятий объект и предмет обязательства применительно к обязательству по оказанию услуг неосновательно. Понятием «действий в виде услуги» охватывается услуга и как процесс и как продукт труда, т.е. автор использует именно экономическое понятие услуги. Вследствие этого невозможно отграничить договоры подрядного типа от договоров по оказанию услуг. Предметом и первых и вторых выступают действия в виде услуги, а объектом - «вещественный результат или результат духовного творчества»[37] либо сами вещи.

Экономическое понятие услуги, как справедливо замечает Е.Д. Шешенин, шире юридического понятия услуги как предмета договорного обязательства по оказанию услуг, последний ограничивается такой деятельностью, которая не производит вещественные потребительные стоимости. Отсутствие вещественного результата в обязательствах по оказанию услуг, видимо, и обусловило трактовку Е.Д. Шешениным услуги как объекта-действия. Выше показано, что результат в отношениях по оказанию услуг не отсутствует и он имеет свой материальный носитель, но не вещный. Поэтому нельзя согласиться с утверждением автора, будто в правоотношении, опосредующем общественное отношение по оказанию услуг, предметом договора может быть не результат деятельности, а только сама деятельность (действие).[38] Именно результат деятельности, который представляет собой особую форму продукта труда, является объектом указанного правоотношения.

По мнению Е.Д. Шешенина, к обязательствам по оказанию услуг относятся перевозка, хранение, поручение, экспедиция, комиссия и договор услуг.

Объектом обязательства по оказанию услуг - услугой в юридическом смысле - может быть и «деятельность юридического лица».[39] Однако деятельность не каждого юридического лица имеет своим предметом услугу как гражданско-правовую категорию. Так, деятельность юридических лиц, которая связана с производством нематериальных услуг, например, музыкальных школ, «как таковая» не является объектом гражданско-правового обязательства. Эта деятельность представляет собой совокупность услуг, оказываемых работниками организации конкретным потребителям. Поэтому однородной деятельности, которая бы удовлетворяла конкретного потребителя как таковая, эти организации не осуществляют. Объектом обязательства здесь выступают те услуги, которые они производят.

Деятельность же таких организаций как музеи, выставочные залы может рассматриваться в качестве самостоятельного объекта обязательства по оказанию услуг. Она обладает такой степенью однородности, что каждый конкретный услугополучатель заключает договор и получает услугу именно от деятельности всей организации в целом, а не какого-либо из её работников. Полезный эффект этой деятельности связан с ознакомлением с фондами музея, экспонатами и т.д. Услуги экскурсовода в таких организациях, если их стоимость не включается в стоимость входного билета, могут выступать объектом самостоятельного обязательства. В последнем случае между музеем либо иной организацией, осуществляющей подобный вид деятельности, и посетителем возникает обязательство по предоставлению услуг экскурсовода и услуг по ознакомлению с фондами музея. Если же за оказание услуг экскурсовода не предусмотрено самостоятельное вознаграждение, то интересы посетителя удовлетворяются деятельностью всей организации в целом.

По мнению ряда авторов, характерной чертой услуги как объекта гражданско-правового обязательства является её направленность на предоставление удобств услугополучателю, которые выражаются в экономии времени, материальных, трудовых затрат и т.п.[40] Предметом договора они считают «полезный эффект в виде удобств для контрагента».[41] Прежде всего неверно отождествление полезного эффекта услуги и удобств (экономии времени, материальных затрат и т.п.). Понятие полезного эффекта охватывает не только удобства в виде экономии, но и ряд иных эффектов, например, «услуга, оказываемая мне певцом, удовлетворяет мою эстетическую потребность».[42]

Полезный эффект услуги представляет собой не что иное, как особую потребительную стоимость, т.е. способность удовлетворять потребности людей. Граждане, вступая в отношения по оказанию услуг, преследуют прежде всего цель удовлетворения своих материальных и духовных потребностей, а будут ли их потребности удовлетворены с «экономией времени, материальных и трудовых затрат» или без таковой, не оказывает никакого влияния на характер отношений между услугополучателем и услугодателем. Эта «экономия» существенна для отношений между предприятием сферы обслуживания и работником, непосредственно оказывающим услуги населению, ибо прибыль предприятия зависит от того, как экономно работник будет расходовать своё рабочее время.

Некоторые учёные, используя экономическое понятие услуги, стают договор услуг более общим по отношению к договору подряда. Так, М.И. Брагинский считает, что объём понятия «услуга» искусственно сужается, если из договоров услуг выделяются в самостоятельный вид договоры по производству работ.[43]

И договор подряда, и договор услуг опосредуют экономические отношения по оказанию услуг. Однако особенности объекта правоотношения обусловливают особенности правового регулирования. Что и приводит к существованию двух типов обязательств. Экономическое понятие услуги не может рассматриваться в качестве объекта гражданско-правового обязательства вследствие неоднородности продуктов услуг. Учёт особенностей продуктов услуг приводит к формулированию правового понятия услуги, объём которого у же экономического понятия услуги. Поэтому, когда М.И. Брагинский утверждает, что объём понятия «услуга» искусственно сужается, он использует не правовое, а экономическое понятие услуги.

Из рассмотренных особенностей услуги наиболее существенным признаком, позволяющим отграничить услугу от иных объектов обязательств, является отсутствие в деятельности услугодателя овеществлённого результата. Этот признак выявляет специфику деятельности услугодателя, направленной на изменение общественных отношений. Отграничивающим признаком деятельности услугодателя, направленной непосредственно на человека, является невозможность для услугодателя гарантировать достижение предполагаемого результата услуги. С точки зрения легального определения объекта обязательства по оказанию услуг, целесообразно было бы отразить в законе оба признака, однако их закрепление может быть достигнуто различными способами. Первый признак - отсутствие овеществлённого результата - следует закрепить в норме, посвящённой объекту обязательства по оказанию услуг. Второй признак - невозможность гарантировать достижение результата - нет необходимости закреплять в главе, посвящённой обязательстве по оказанию услуг. Наличие этого признака будет вытекать из указания на безусловное достижение результата в главах, посвящённых регулированию отношений подряда и иных отношений по выполнению работ, и из отсутствия такого указания в главе об обязательстве по оказанию услуг. Иными словами, невозможность гарантировать результат деятельности по оказанию услуг будет закреплена в законе путём «квалифицированного умолчания законодателя». Такое решение позволит избежать излишней детализации гражданского законодательства и оставит большой простор использованию принципа диспозитивности.

Таким образом, нормативное определение объекта обязательства по оказанию услуг можно сформулировать следующим образом: «Услугой является деятельность гражданина или организации, потребляемая в процессе её существования, продукт которой не имеет овеществлённого выражения». Сходное определение услуги приводит и Е.Д. Шешенин.[44]

СОДЕРЖАНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПО ОКАЗАНИЮ УСЛУГ

Содержанием обязательства являются права и обязанности сторон - кредитора и должника. Основная обязанность должника - это обязанность по передаче кредитору объекта обязательства. Ей корреспондирует право кредитора. В обязательстве по оказанию услуг содержание обязательства составляет обязанность должника оказать услугу и право кредитора требовать её предоставления.

Чтобы обязанность оказать услугу была исполнена надлежащим образом, необходимы определённые условия, которые должны найти отражение в договоре.

Прежде всего, необходимо определить, какая именно услуга должна быть оказана, т.е. в каждом конкретном случае конкретизировать объект обязательства. Под конкретизацией услуги здесь понимается качественная характеристика услуги как продукта труда. Условие о качестве является одним из обязательных в содержании обязательства по оказанию услуг.

Проблема правового регулирования качества услуги недостаточно исследована в цивилистической литературе, отсутствует и нормативное определение понятия «качество услуги». Экономическое понятие качества, которое характеризует степень удовлетворения конкретной потребности в процессе использования полезных свойств данной потребительной стоимости,[45] конкретизируется посредством правовых норм, в которых устанавливается, каким именно показателям должна соответствовать данная продукция, какими свойствами она должна обладать, чтобы удовлетворить потребности общества.[46]

В экономической литературе понятие качества услуги в основном анализируется в контексте качества отрасли бытового обслуживания. Исходя из этого, по мнению некоторых учёных, под качеством услуги следует понимать соответствие отремонтированных или изготовленных изделий стандартам, техническим условиям и другой нормативно-технической документации, а также индивидуальным запросам заказчиков при определённых затратах средств и труда.[47] . Приведённое определение в большей степени ориентировано на материальные услуги, оценка качества которых во многом совпадает с оценкой качества вещей. Применительно же к нематериальной услуге указание на соответствие качества услуги ГОСТу, ТУ или иной нормативно-технической документации не даёт должной определённости, поскольку стандарты, технические условия на материальные услуги, оказываемые населению предприятиями бытового обслуживания, отсутствуют.

В связи с тем, что каждый заказчик оценивает услугу, прежде всего, с позиций её соответствия своим личным требованиям (с этой точки зрения его оценка является обобщающей, она охватывает многие стороны работы предприятий и качества услуги и особенно хорошо характеризует труд работников сервиса в качестве деятельности), необходимо учесть мнение определённых групп потребителей и найти оптимальное для данного места и времени качество бытового обслуживания.[48] Приведённый вывод позволяет определить факторы, влияющие на качество услуги. К ним относятся: уровень организации производства, уровень организации труда, профессиональная подготовка и качество труда исполнителей услуги, а также качество исполнения услуги и качество модели (образца).[49] Последние два фактора являются определяющими. Следовательно, чтобы нормативно урегулировать требования к качеству услуги, в законодательстве следует отразить: а) требования к качеству модели (образца), для чего необходимы подробные положения об услугах, которые явились бы своеобразным эталоном, позволяющим услугополучателю оценить, соответствует ли указанная услуга этому положению или нет; б) требования к качеству исполнения услуги. Реализации этого требования способствует установление различных категорий услуг, при разработке которых следует учесть исполнительское мастерство, например, музыкантов, сложность программы, необходимость взаимодействия с другими исполнителями и т.д. Субъективность оценки услугополучателя, особенно проявляющаяся при оказании нематериальных услуг, в сочетании с объективным критерием, которым могла бы стать установленная категория услуги, даст возможность оценить истинное качество оказанной услуги.

Следует подчеркнуть необходимость сочетания обоих критериев. Каждый из них в отдельности даёт однобокое представление и отражает интересы только одной стороны в обязательстве. Гиперболизация одного из признаков приводит к ущемлению интересов контрагента. Например, установление разрядности ателье индивидуального пошива одежды было направлено на повышение качества изделий. При этом предполагалось, что ателье более высокого разряда будут шить изделия высокой сложности, модного стиля и т.п. Разумеется, оплата пошива также зависела от разрядности ателье. На практике же оказалось, что для заказчика разрядность приводит только к необходимости - при одинаковом уровне качества - оплачивать услуги ателье в повышенном размере.

Нельзя рассчитывать и только на оценку услугополучателя, поскольку неудовлетворённость потребности может быть вызвана обстоятельствами, не зависящими от услугодателя.

Кроме того, необходимо соблюсти интересы конкретных потребителей услуг, предоставив им право в договоре устанавливать дополнительные требования к качеству любого из элементов услуги. Таким образом, правило о качестве услуг следует сформулировать следующим образом: «Качество услуги должно соответствовать условиям договора, положения или обычно предъявляемым требованиям».

Критерий определения качества работ и услуг практически одинаков. Существующие различия отражают лишь специфику отношений, возникающих при выполнении работ и оказании услуг, а также их разнообразие, исключающее в определённых моментах унифицированный подход. При обнаружении недостатков в реализованной услуге (выполненной работе) потребитель вправе потребовать по своему выбору безвозмездного устранения недостатков, или соответствующего уменьшения вознаграждения за оказанную услугу, или дублирования услуги, если это возможно, или возмещения расходов, связанных с исполнением этой же услуги третьим лицом. Исполнитель обязан выполнить эти требования в десятидневный срок со дня их предъявления, за исключением требования о повторном оказании услуги, которое подлежит удовлетворению в срок, установленный для срочного оказания услуги, а если таковой не установлен - в срок, предусмотренный договором об оказании услуги, который был ненадлежаще исполнен.

Качество услуги по договору о её возмездном оказании Гражданским кодексом специально не регулируется по причине её (услуги) неовеществлённого содержания. Вместе с тем, по мнению законодателя (ст. 702, 730, 783 ГК), качество оказываемой потребителю услуги должно регулироваться в соответствии с Законом о защите прав потребителей и иными правовыми актами, принятыми в соответствии с ним. Однако и этот закон не содержит конкретных критериев, применимых для оценки качества услуги, формулируя их (критерии) применительно к качеству выполнения работ. Качество некоторых услуг определяется и такими понятиями, как «категория», «класс», «разряд» и т.п., отражающими категорию обслуживания.

Действующая в России Государственная система стандартизации предусматривает возможность определения требований к качеству услуг в государственных стандартах. Эти требования, имеющие различную юридическую силу, относятся главным образом к безопасности услуг. Другие нормы качества услуг содержат в основном потребительские показатели и носят рекомендательный характер. Закон исходит из констатации того обстоятельства, что безопасность услуги должна быть обеспечена безусловно. Однако, в отличие от работ, срок обеспечения безопасности услуг не установлен. Умалчивает закон и о сроках имущественной ответственности за вред, причинённый вследствие недостатков услуги.

Закон о защите прав потребителей, определяя порядок и формы правового регулирования вопросов безопасности услуг (работ), устанавливает вместе с тем их обязательную сертификацию на соответствие требованиям безопасности. Эта проблема достаточно просто решается в отношении услуг материального характера, которые можно подвергнуть инспекционному контролю в процессе оказания услуги по уровню стабильности и конечному результату. Другое дело - услуги нематериальные, уровень и безопасность которых можно проконтролировать лишь методом социологической оценки.

Однако органы, призванные устанавливать обязательные требования к безопасности услуг и вместе с тем осуществлять контроль за их безопасностью в системе государственных институтов, имеются и наделены достаточно конкретной компетенцией в этом направлении.

Такими органами, в частности, являются Госстандарт России, Госкомитет санитарно-эпидемиологического надзора, Министерство охраны окружающей среды и природных ресурсов и другие органы государственного управления. Особое положение здесь занимает Госстандарт, осуществляющий инспекционный контроль за сертификацией услуг и работ. Такой контроль проводится в течение всего срока действия сертификата и лицензии, но не реже одного раза в год, в форме периодических или внеплановых проверок. Критерием для определения сроков и периодичности проведения этих проверок является степень потенциальной опасности услуг. Основанием для внезапных проверок служит поступление информации о качестве услуг от потребителей или соответствующих органов, осуществляющих контроль за безопасностью работ и услуг. Результаты инспекционного контроля оформляются актом, в котором отражены вся деятельность предприятия, его потенциальные возможности реализации услуг в соответствии с сертификатом и заключение о возможности сохранения этого сертификата. Акт хранится в органах по сертификации, а его копия выдаётся тем организациям, которые принимали участие в проверке предприятия. Принятие решения о приостановлении действия сертификата и лицензии наступает в том случае, если корректирующие мероприятия не имели успеха. Корректирующие мероприятия - это меры, согласованные с органом, выдавшим сертификат, направленные на устранение причин несоответствия. Отмена действия сертификата вступает в силу с момента исключения его из Государственного реестра (более подробно см. п. 3.8.1 «Порядка проведения сертификации в РФ» от 21 сентября 1994 г. №14).

Сертификация систем безопасности и качества организуется и производится для создания уверенности у потребителя услуг (продукции) и других заинтересованных сторон в возможности предприятий и предпринимателей обеспечить потребителей услугами, соответствующим существующим требованиям.

Защиту потребителей услуг осуществляют уже названные органы, а также Федеральный антимонопольный комитет (ГКАП РФ и его территориальные органы), которые:

- направляют предписания исполнителям о прекращении нарушений прав потребителей;

- направляют материалы о нарушении прав потребителей в орган, выдавший лицензию на осуществление соответствующего вида деятельности, для решения вопроса о приостановлении действия данной лицензии или её досрочном аннулировании;

- направляют в органы прокуратуры, другие правоохранительные органы по подведомственности материалы для решения вопросов о возбуждении уголовных дел по признакам преступлений, связанных с нарушением предусмотренных законом прав потребителей;

- дают официальные разъяснения по вопросам применения иных правовых актов РФ, регулирующих отношения в области защиты прав потребителей;

- заключают соглашения с исполнителями о соблюдении ими правил и обычаев делового оборота в интересах потребителей;

- обращаются в суд в защиту прав потребителей.

Санкции, налагаемые Федеральным антимонопольным органом (его территориальными органами), федеральным органом по стандартизации, метрологии и сертификации (его территориальными органами) и другими федеральными органами исполнительной власти (их территориальными органами), осуществляющими контроль за качеством и безопасностью услуг (работ):

- уклонение от исполнения или несвоевременное исполнение законных предписаний о прекращении нарушений прав потребителей - штраф до 5 тыс. минимальных размеров оплаты труда (МРОТ);

- уклонение от исполнения или несвоевременное исполнение их законных предписаний исполнителем - штраф до 5 тыс. МРОТ;

- причинение ущерба потребителям услугами, не отвечающими требованиям, предъявляемым к их безопасности, - штраф до 5 тыс. МРОТ;

- выполнение работ, оказание услуг без сертификатов, подтверждающих соответствие работ, услуг обязательным требованиям стандартов, - штраф в размере стоимости выполненных работ, оказанных услуг;

- нарушение правил обязательной сертификации работ, услуг органами по сертификации, а также предоставление недостоверных результатов испытаний работ, услуг испытательными лабораториями (центрами) при их обязательной сертификации - штраф в размере двукратной стоимости соответствующих работ, услуг.

Штраф взыскивается в безакцептном порядке в 30-дневный срок со дня получения соответствующих решений о наложении штрафов, а для индивидуальных предпринимателей арбитражный суд может принять решение об уплате соответствующих сумм штрафов, а также пени в размере одного процента налагаемой суммы штрафа или его неуплаченной части за каждый день просрочки.

Другим условием, конкретизирующим обязанность услугодателя оказать услугу, является соглашение о сроке. Применительно к обязательству по оказанию услуг следует различать, во-первых, период времени, в течение которого услуга будет оказываться, и, во-вторых, момент начала оказания услуги.

Поскольку нематериальные услуги могут существовать лишь в физической форме труда, необходимо точно установить, когда услугодатель должен осуществлять свою деятельность, а услугополучатель воспринимать её полезный эффект. При этом имеет значение не только календарная дата, но и час, минута. Так, если зрелищная организация ограничится указанием только календарной датой концерта, многие зрители не смогут получить услугу, поскольку придут либо до, либо после концерта. Точное определение момента оказания услуги, характеризуемое календарной датой, часами и минутами – обязательное условие для надлежащего исполнения обязанности по оказанию услуги. В зависимости от вида деятельности условие о моменте оказания услуги может варьироваться. Например, если деятельность услугодателя направлена на оказание услуг одновременно нескольким услугополучателям, то необходимо точное определение времени с указанием даты и часа оказания услуги. Если услуга адресована индивидуальному услугополучателю, то допустимо соглашение об установлении промежутка времени, в течение которого услугодатель приступит к оказанию услуги. Наконец, начало оказания услуги может быть определено моментом востребования, например, услуги музеев, картинных галерей, услуги связи, информационные и другие услуги. Сказанное означает, что момент оказания услуги обязательно должен быть оговорен при заключении договора. Обязанность по оказанию услуги должна быть исполнена в срок, указанный в договоре. Если срок исполнения обязанности по оказанию услуги определён моментом востребования, кредитор вправе потребовать исполнения в любое время, а должник обязан оказать услугу в срок, указанный кредитором.

Досрочное исполнение обязанности по оказанию услуг не допускается.

Другая сторона соглашения о сроке - период, в течение которого услуга оказывается, - имеет значение в первую очередь для тех видов услуг, которые не могут быть предоставлены за один раз. Так, репетиторство, медицинские услуги большей частью представляют собой длительный процесс, осуществляемый в результате нескольких посещений, что зависит от необходимости контроля за усвоением знаний, ходом лечения, а также многих других факторов. Таким образом, необходимым условием выступает определение периодичности посещений: раз в неделю, каждый день и пр.

Кроме того, существенное значение имеет и собственно время оказания услуги, под которым понимается период времени, необходимый для удовлетворения интереса услугополучателя. Периоды могут различаться в зависимости от вида услуги. Если услуга носит разовый характер, то тот период времени, в течение которого услуга оказывается, является необходимым. Оплата разовой услуги не зависит от длительности оказания услуги. Если же услуга связана с неоднократностью посещений, как, например, обучение, необходимо определить суммарный период предоставления услуги (например, программа обучения иностранному языку рассчитана на 50 часов, курс массажа - 15 часов), а также предусмотреть длительность одноразового посещения. В этом случае оплата определяется за весь период, а затем определяется стоимость одного часа предоставления услуги.

Таким образом, необходимыми условиями договора на оказание услуг являются соглашение о моменте начала оказания услуги, и определение периода времени, в течение которого услуга должна быть предоставлена.

Нарушение условий оказания услуг в части сроков их исполнения связано обычно с её несвоевременным началом реализации услуги, явно медленным её исполнением, нарушение обусловленного конечного срока. При возникновении таких ситуаций потребитель вправе по своему выбору назначить исполнителю новые сроки, перепоручить за счёт исполнителя реализацию услуги другому лицу, потребовать снижения платы за услугу. Если первоначальные сроки исполнения услуги определяются правовыми нормами или договором, то новые назначаются потребителем в одностороннем порядке и являются для исполнителя обязательными, что обеспечивается в случае их нарушения, возможным наступлением для исполнителя штрафных санкций (неустойка в размере 3% от стоимости услуги за каждый день просрочки, но не более одной стоимости услуги (заказа)).

Важным условием является также место исполнения обязанности по оказанию услуги. Услуга может быть предоставлена в месте нахождения либо услугодателя, либо услугополучателя, либо в ином месте, определяемом соглашением сторон. Выбор места исполнения должен быть осуществлён при заключении договора. Если по характеру услуги она должна быть оказана в помещении, следует при заключении договора оговорить, кто именно предоставляет помещение, а также требования к помещению. Например, медицинские услуги могут оказываться лишь в специально предназначенном для этого помещении услугодателя либо на дому у услугополучателя.

Большинство личных услуг предполагает использование определённого оборудования, мебели, посуды и т.п. Так, предоставление услуг по обучению предполагает наличие письменных столов, стульев, соответствующего освещения, бумаги; услуги средств связи - телефонных аппаратов, каналов связи и т.п. Обязанность по предоставлению необходимых для оказания услуги предметов, за исключением специального оборудования, следует возложить на лицо, предоставляющее помещение, если иное не предоставлено договором.

Если место исполнения обязательства не определено договором, применяется общее правило: обязательство по оказанию услуг должно быть исполнено в месте жительства должника, а если должником является юридическое лицо - в месте его нахождения.

Основной обязанностью услугополучателя является уплата вознаграждения за оказанную услугу. Вознаграждение - единственный в обязательстве по оказанию услуг овеществлённый предмет, который позволяет судить о наличии гражданско-правовых обязательственных отношений. Дело в том, что отношения по оказанию услуг могут возникать как в сфере товарно-денежного обращения, так и вне её. Гражданско-правовое обязательство же может регулировать лишь те отношения по оказанию услуг, которые имеют товарно-денежный характер. Особенности услуги как товара заключаются в том, что она направлена на удовлетворение индивидуальной потребности, во-первых, и обладает неовеществлённой формой выражения, во-вторых. Указанные обстоятельства и обусловливают пределы существования товарно-денежных отношения по оказанию услуг.

Прежде всего, для завязки товарно-денежных отношений по оказанию услуг необходим заказ потребителя - услугополучателя, в котором должно быть выражено намерение вступить именно в товарно-денежные, а не какие-либо иные отношения. Это намерение выражается в принятии на себя обязанности оплатить оказанную услугу либо предоставить иное встречное удовлетворение. Возмездный характер оказания услуги должен быть выявлен именно при завязке отношений, ибо услуга, которая «не есть пригодный для продажи товар», не может «ждать» своего потребителя неопределённое время, её потребительная стоимость прекращает своё существование сразу после её оказания, а, следовательно, товара-услуги не будет существовать после прекращения деятельности услугодателя.

Известную сложность в связи со сказанным вызывает вопрос о гражданско-правовом регулировании безвозмездных отношений по оказанию услуг.

В литературе высказано мнение, что «отношения по безвозмездным договорам находятся в сфере действия норм гражданского права, так как они обусловливают переход имущественных ценностей или оказание услуг, которые, будучи объектами соответствующих возмездных отношений, принимают форму товара».[50] Иными словами, отношения по безвозмездной передаче вещей или предоставлению услуг регулируются нормами гражданского права лишь в том случае, если объекты аналогичных отношений могут передаваться и по возмездным сделкам. Следовательно, вопрос о гражданско-правовом регулировании безвозмездных отношений, по мнению В.Г. Вердникова и А.Ю. Кабалкина, зависит от того, могут ли те же объекты, которые передаются по безвозмездным сделкам, передаваться и по возмездным сделкам. К числу таких безвозмездных отношений указанные авторы относят дарение, беспроцентный заём, безвозмездное пользование имуществом, безвозмездное поручение, безвозмездное хранение, наследование.[51]

Однако применение аналогии для решения вопроса о том, почему безвозмездные отношения облекаются в гражданско-правовую форму, едва ли оправдано. Можно привести достаточно примеров обратного характера, когда отношения облекаются в гражданско-правовую форму именно в связи с тем, что они носят возмездный характер. Например, медицинское обслуживание хозрасчётными лечебными учреждениями, платные курсы иностранных языков, машинописи и т.п. По-видимому, объяснение необходимо искать в сущности отношений, что и делают другие авторы. С.Н. Братусь объясняет включение безвозмездных имущественных отношений в предмет гражданского права тем, что в «современных условиях они также связаны со стоимостными денежными отношениями: перешедшее в безвозмездное пользование или на праве собственности имущество имеет денежную оценку и в отношении значительного круга материальных благ является потенциальным товаром».[52] Как видно, объяснение С.Н. Братуся применимо лишь к таким безвозмездным отношениям, объектом которых выступают вещи. Утверждать же, что и безвозмездные услуги являются потенциальным товаром, нельзя, поскольку живой труд существует только в момент деятельности услугодателя. Следовательно, необходимо другое объяснение гражданско-правового регулирования безвозмездных отношений по оказанию услуг.

Возможны, однако, случаи, когда услуги, обычно оказываемые в товарно-денежной форме, предоставляются безвозмездно. Например, гражданин, занимающийся индивидуальной трудовой деятельностью, отказывается от вознаграждения, либо врач платной поликлиники посчитает консультацию, не стоящей вознаграждения. Эти отношения, не имея товарно-денежного характера, гражданско-правовому регулированию не подвергаются. Если же оказанию услуги предшествовал заказ, вызов врача из платной поликлиники, а впоследствии врач от вознаграждения отказался, отношения, первоначально облечённые в гражданско-правовую форму, в дальнейшем перестали быть таковыми и вышли из сферы правового регулирования. Таким образом, конституирующим признаком обязательства по оказанию услуг является обязанность услугополучателя оплатить оказанную услугу.

Отсутствие вещественной формы при оказании нематериальных услуг придаёт обязанности услугополучателя оплатить услугу доказательственное значение. Ведь в случае спора доказать факт предоставления нематериальной услуги довольно сложно. Уплата вознаграждения придаёт отношениям определённую стабильность и облегчает их доказывание. В связи с этим возникает вопрос: когда должна производиться оплата услуги - до или после её предоставления? Каждый из вариантов имеет свои положительные и отрицательные стороны.

Предварительная оплата услуги гарантирует услугодателю получение вознаграждения, делает отношения по оказанию услуг более устойчивыми, поскольку расторжение договора может быть связано с возвратом денежной суммы. Однако при предварительной оплате страдают интересы услугополучателя - у него зачастую отсутствуют действенные средства для активизации деятельности услугодателя, возможность влиять на качество оказываемой услуги, вплоть до того, что услуга может быть предоставлена не в полном объёме.

Иное дело - последующая оплата оказанной услуги. Здесь позиции диаметрально противоположны - максимальная защита интересов услугополучателя и слабая защищённость интересов услугодателя. Получение услугодателем вознаграждения ставится в полную зависимость от субъективных оценок услугополучателя, а если речь идёт о нематериальных услугах, результат которых не может быть гарантирован, то реализация права услугодателя на получение вознаграждения становится чрезвычайно затруднительной. Доказывать заключение договора можно и свидетельскими показаниями, поскольку сумма вознаграждения обычно не превышает 100 рублей, однако оказание многих видов услуг связано с соблюдением тайны, профессиональной этики, что практически исключает наличие свидетелей.

Цена услуги зависит от нескольких факторов. Основное значение придаётся потребительной стоимости услуги, т.е. размер вознаграждения зависит от того, какая именно потребность удовлетворяется. Например, цена услуги адвоката, защищающего имущественные интересы клиента, может определяться в процентном отношении к стоимости имущества, являющегося предметом спора, цена информационной услуги может зависеть от прибыли, которая должна быть получена благодаря использованию предоставляемой информации. Однако использование только потребительной стоимости в условиях дефицита услуг приводит к необоснованному увеличению размера вознаграждения. Несоразмерность деятельности услугодателя и выгоды, которую может получить услугополучатель в результате оказания услуги, может привести к извлечению нетрудовых доходов, когда размер вознаграждения во много раз превысит трудовые затраты услугодателя. Следовательно, необходимы пределы вознаграждения, однако устанавливать их в нормативном порядке нецелесообразно. Регулирование размера вознаграждения должно осуществляться экономическими методами. По мере насыщения рынка услугами, роста конкуренции между услугодателями, с одной стороны, и повышения культуры и грамотности населения, с другой, цены на услуги будут постепенно снижаться. Так, правовая неграмотность населения вызвала существенный рост цен на юридические услуги.

Другим фактором, влияющим на определение размера вознаграждения, являются затраты, понесённые услугодателем при оказании услуги. Кроме затрат собственного труда при оказании услуг могут использоваться различные вещи как потребляемые, так и непотребляемые. Использование потребляемых вещей должно оплачиваться услугополучателем в полном размере, непотребляемых - в размере амортизации вещи, происшедшей при оказании услуги. Так, использование массажистом мазей, других лекарственных средств оплачивается в размере фактически произведённых затрат, а использование приборов, например, электромассажёра - в размере амортизации.

Цена услуг может определяться тремя основными способами:

- путём установления твёрдой суммы вознаграждения за оказываемую услугу,

- путём установления суммы вознаграждения за единицу времени (почасовая оплата),

- в процентном отношении к прибыли, получаемой услугополучателем в результате оказания услуги.

Выбор способа исчисления вознаграждения зависит от вида услуги, а также от желания сторон. При заключении договора стороны должны прийти к соглашению о способе исчисления вознаграждения и его размере.

Кроме того, указанные способы определения цены могут дифференцироваться в зависимости от уровня подготовки (квалификации) услугодателя, сложности услуги, периода времени и других условий.

ДОГОВОР ВОЗМЕЗДНОГО ОКАЗАНИЯ УСЛУГ

ПО ДЕЙСТВУЮЩЕМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ

Главы или статьи именно с таким названием не было в ГК РСФСР 1964 г., поскольку правоотношения по возмездному оказанию услуг регламентировались ведомственными нормативными актами либо вообще не регулировались. И тогда участники гражданского оборота, прибегая к аналогии права (закона), руководствовались обычно сходными правоотношениями.

Уже в части первой ГК РФ оговаривалось введение самостоятельного института возмездного оказания услуг. Это свидетельство того, что законодатель предвидел заранее ситуацию о необходимости выделения этой группы правоотношений в отдельный комплекс правовых норм. Видимо, поэтому ст. 128 части первой ГК рассматривает услуги в виде определённого самостоятельного объекта права.

Что же такое возмездное оказание услуг? Кодекс даёт этому виду услуг следующее определение: «По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определённые действия или осуществлять определённую деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги» (п.1 ст. 779 ГК).

Следовательно, речь идёт об услугах по совершению каких-то действий или осуществлению определённой деятельности. Причём, как действия, так и деятельность могут как сопровождаться соответствующим материальным результатом, так и необязательно.

Кто же выступает в качестве субъектов договора по оказанию услуг? В качестве таковых Кодекс называет «исполнителя» и «заказчика», подразумевая под ними не только юридических лиц, но и граждан. Это умозаключение однозначно, ибо п. 1 ст. 779 ГК не содержит никаких ограничений относительно участников данного договора. Это общая норма гражданского права. Однако следует учитывать и специальные правила, предусмотренные в отсылочной норме законодательного или нормативного акта. Так, например, только юридическое лицо может оказывать услуги по телефонной связи, причём, по соответствующей лицензии. Такую лицензию во многих случаях должны иметь и физические лица на занятия в определённой области: медицина, аудит, ветеринария и т.д.

Из пункта 2 ст. 779 ГК РФ следует, что правила главы 39 ГК РФ распространяются на договоры оказания услуг связи, медицинских, ветеринарных, аудиторских, информационных, услуг по обучению и т.д., за исключением оказываемых по договорам, предусмотренных главами 37, 38, 40, 41, 44, 45, 46, 47, 49, 51, 53 ГК РФ.

Длинный перечень возможных договоров по оказанию услуг разработчики кодекса завершают в конце словом «и иным», тем самым давая понять, что подобных договоров существует большое многообразие.

В соответствии с общим правилом договор по оказанию услуг является публичным договором: то есть услуга должна оказываться всякому, кто обратиться в коммерческую организацию. Это соответствует требованиям ст. 426 ГК РФ. Помимо всего, договоры возмездного оказания услуг считаются договорами присоединения, ибо заказчик (как правило, гражданин) подписывает заранее подготовленный исполнителем стандартный договор или (приобретая соответствующую путёвку, билет) обычно именно «присоединяется» и определяет группу туристов, экскурсантов. Это отвечает нормам ст. 428 ГК.

В главе 39 Кодекса есть ст. 780: «Если иное не предусмотрено договором возмездного оказания услуг, исполнитель обязан оказать услугу лично».

Из неё вытекает: во-первых, исполнитель не только должен, но и обязан оказать услугу лично; во-вторых, никакое другое лицо, кроме исполнителя не вправе оказать услугу заказчику, если иное не предусмотрено в тексте заключённого договора, и, в-третьих, ст. 780 ГК РФ является исключением из общего правила об исполнении обязательства, в силу которого исполнение обязательства может быть возложено должником на третье лицо, если из закона, иных правовых актов, условия обязательства или его существа не вытекает обязанность должника исполнять обязательство лично (п. 1 ст. 313 ГК).

Отсюда следует вывод: законодатель исходит из приоритета преимущественного права заказчика как клиента. Поэтому, если по договору предусмотрено возмездное оказание услуг самим исполнителем, он не вправе передавать свои права, а равно и обязанности по оказанию дополнительных услуг другому лицу, в том числе и передоверять их. Наиболее расширенный и бланкетный характер носят нормы ст. 781 ГК об оплате услуг. В соответствии с ней заказчик оплачивает услуги так, как об этом сказано в договоре. Однако существуют и нормативные и положения об оплате за оказание услуг. В соответствии с ними вся оплата подразделяется на предварительную, оплату сразу после получения товаров (при самообслуживании)[53] , и оплату после оказания услуг, причём, через несколько дней.[54] Существуют услуги, где условия их оплаты определяются соответствующим государственным, местным или муниципальным органом (услуги бань, фотоателье).

Ст. 782 ГК РФ об одностороннем отказе от исполнения договора возмездного оказания услуг закрепляет основные принципы гражданского законодательства:

- о равноправии участников гражданского оборота (ст. 1 ГК РФ);

- о равной ответственности контрагентов договорного обязательства как обычая делового оборота (ст. 5 ГК РФ), за определёнными изъятиями.

Можно отметить, что п. 2 ст. 782 ГК лишён практической направленности. Так, отказ исполнителя от возмездного оказания услуг не содержит никаких исключений из этого правила. При условии оказания услуг предпринимательской структурой такой договор должен признаваться публичным. Его строго обязательный характер (ст. 426 ГК) свидетельствует о том, что всякий отказ от выполнения услуги лишён для исполнителя как должника какого-либо смысла. Это вытекает из сущности данного правоотношения: при необоснованном отказе в заключении публичного договора должно применяться правило п. 4 ст. 445 ГК, предусматривающее понуждение к заключению подобного договора и компенсации потерпевшему убытков по правилам ст. ст. 15, 393 ГК. Отсюда следует, что исполнитель, отказавшийся от исполнения договора о возмездному оказанию услуг, кроме убытков, ничего не имеет и по первому требованию заказчика обязан немедленно вновь заключить данный договор. Следовательно, необоснованный отказ исполнителя от выполнения указанных услуг является для него абсурдным. Таким образом, п. 2 ст. 782 ГК нуждается в уточнении или изменении, ибо находится в противоречии с общими нормами обязательственного права по заключению публичных договоров: ст. 426 и п. 4 ст. 445 ГК.

И ещё один нюанс ст. 782 ГК, о котором не говорится в тексте. Это вопрос времени, в течение которого контрагенты могут отказаться от исполнения договора. Можно предположить, что отказ от исполнения носит многовариантный характер: до начала по оказанию услуг, в момент их оказания. Практически любая сторона может отказаться от исполнения договора подобного рода в любое время, а теоретически и после оказания услуги, однако при этом контрагент обязан возместить потерпевшей стороне все убытки.

К договору возмездного оказания услуг применяются общие положения о подряде (ст. ст. 702-729 ГК) и положения о бытовом подряде (ст. ст. 730-739 ГК).

Вышеуказанные нормы права о подряде применяются к договору о возмездном оказании услуг лишь в случаях, если это не противоречит ст. 779-782 ГК, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг.

Под «особенностями предмета договора» в правоотношениях по возмездному оказанию услуг следует понимать услуги, оказываемые как гражданам («Закон о защите прав потребителей»), так и юридическим лицам. Это означает, что помимо норм об общих положениях о подряде и бытовом подряде, применяются другие законы, правовые акты.

Например, услуги связи регламентируются Законом РФ от 16.02.95 г. «О связи».

Следует знать, что к услугам, не имеющим материального результата, неприменимы положения о сроках обнаружения недостатков (ст. 724 ГК), в том числе о гарантийных сроках (п. 3 ст. 724 ГК РФ).

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ

И ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РФ

Практика Верховного суда РФ

На основании распоряжения директора Перовского техцентра «Орбита-сервис» от 12 февраля 1992 г. в связи с либерализацией цен и необходимостью пересмотра прейскуранта были расторгнуты договоры на абонементное обслуживание телевизоров чёрно-белого изображения всех марок, некоторых марок телевизоров цветного изображения, а также постановлено взимать с владельцев телевизоров стоимость заменённых деталей и доставки телевизоров в мастерскую для ремонта.

Перовский районный народный суд Москвы при рассмотрении споров, возникших в связи с расторжением договоров на абонементное обслуживание телевизоров, удовлетворил требования истцов о взыскании с ответчика - Перовского техцентра «Орбита-сервис» стоимости ремонта телевизоров, а также стоимости их доставки в мастерскую, признавая необоснованным одностороннее расторжение по основаниям, изложенным в распоряжении. При этом суд исходил из обязанностей ответчика, предусмотренных условиями договора на абонементное обслуживание, которым была предусмотрена твёрдая смета на выполнение ремонтных работ. (извлечение из Обзора Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ «Некоторые вопросы практики применения Закона РФ «О защите прав потребителей» (по материалам практики судов г. Москвы)» - Бюллетень ВС РФ, 1993, №9).

Решением Таганского районного суда г. Москвы от 30 ноября 1992 г. удовлетворён иск К. к фабрике-химчистке №21 о возмещении ущерба, причинённого утратой плаща, сданного в чистку. В пользу истца взыскана стоимость утраченного плаща.

Разрешая данное дело, суд руководствовался ч. 1 ст. 425 ГК РСФСР 1964 г. и в решении указал, что фабрика обязана была принять все меры для сохранения имущества. Факт пропажи плаща установлен, поэтому ответчик, не принявший мер для его сохранности, должен возместить ущерб в размере стоимости пропавшего имущества.

Однако применение норм, регулирующих отношения по договору хранения, повлекло вынесение необоснованного решения. Как видно из материалов дела, истец 9 июня 1992 г. сдал в химчистку плащ по квитанции, уплатив за работу 56 руб. Эти правоотношения сторон представляют собой договор бытового заказа и возникли после введения в действие Закона о защите прав потребителей.

Согласно ст. 35 Закона, если работа выполняется полностью или частично из материала (с вещью) потребителя, исполнитель отвечает за сохранность этого материала (вещи), правильное его использование.

В случае полной или частичной утраты (повреждения) материала (вещи), принятого от потребителя, исполнитель обязан в трёхдневный срок заменить его однородным материалом (вещью) аналогичного качества, а при отсутствии таковых - возместить потребителю двукратную стоимость утраченного (повреждённого) материала (вещи), а также расходы, понесённые потребителем. С учётом изложенного суду пори разрешении данного спора надлежало руководствоваться не нормами, регулирующими отношения по договору хранения, а Законом о защите прав потребителей, исходя их характера правоотношений, возникших между сторонами. (извлечение из Обзора Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ «Некоторые вопросы практики применения Закона РФ «О защите прав потребителей» (по материалам практики судов г. Москвы)» - Бюллетень ВС РФ, 1993, №9).

Практика Высшего арбитражного суда РФ

Антимонопольный орган вправе направить рекламораспространителю предписание о прекращении рекламы лицензируемой деятельности без указания номера лицензии и органа, её выдавшего.

Организация-рекламораспространитель (рекламная газета) опубликовала ряд объявлений типа «ветеринарные услуги, тел. …», «ветеринарная помощь, тел. …» без сообщения об органе, выдавшем лицензии рекламодателям, и номера лицензии.

Антимонопольный орган признал действия рекламораспространителя нарушением пункта 3 статьи 5 и статьи 22 Федерального закона от 18 июля 1995 г. № 108-ФЗ «О рекламе» и направил ему предписание о прекращении нарушения.

Рекламораспространитель обратился в арбитражный суд с требованием о признании предписание недействительным. При этом рекламораспространитель ссылался на то, что упомянутые объявления не содержат указаний на предпринимательский характер рекламируемых услуг, приняты в виде авторских текстов от физических лиц, которые и должны нести ответственность за ненадлежащую рекламу на основании пункта 1 статьи 30 Закона.

Отклоняя заявленное требование, суд правомерно исходил из следующего.

Рекламные объявления такого типа представляют собой сообщения о фактах, имеющие информационный характер, и в соответствии со статьёй 8 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» (в редакции ФЗ РФ от 19 июля 1995 г. №110-ФЗ) объектами авторского права не являются.

Объявления рекламодателей - физических лиц публиковались рекламораспространителем за плату, предназначались для неопределённого круга лиц, по своему смыслу и характеру разовым предложением не исчерпывались и сведений об оказании ветеринарных услуг в благотворительных целях не содержали.

В соответствии с пунктом 3 статьи 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное.

Оказание ветеринарных услуг в силу статьи 779 ГК РФ является разновидностью договора возмездного оказания услуг.

При таких обстоятельствах у рекламораспространителя не было оснований считать, что ему для публикации передана реклама, не связанная с предпринимательской деятельностью, на которую Закон о рекламе в силу пункта 5 статьи 1 не распространяется.

Согласно пункту 2 статьи 22 Закона, если деятельность рекламодателя подлежит лицензированию, то при рекламе соответствующего товара, а также при рекламе самого рекламодателя последний обязан предоставлять, а рекламопроизводитель и рекламораспространитель обязаны требовать предъявления соответствующей лицензии или её надлежащей копии.

Данные требования установлены в целях предотвращения ненадлежащей рекламы.

В момент распространения рекламы оказание ветеринарных услуг являлось лицензируемым видом деятельности.

В соответствии с пунктом 3 статьи 5 Закона о рекламе не допускается реклама товаров, реклама о самом рекламодателе в случаях, когда осуществляемая им деятельность требует специального разрешения (лицензии), но такое разрешение (лицензия) не получено.

Если деятельность рекламодателя подлежит лицензированию, в рекламе должны быть указаны номер лицензии, а также наименование органа, выдавшего эту лицензию.

Эти требования к рекламе являются обязательными для рекламодателя, рекламопроизводителя и рекламораспространителя.

На основании статьи 30 Закона о рекламе рекламодатель несёт ответственность за нарушение законодательства о рекламе в части её содержания, если не доказано, что указанное нарушение произошло по вине рекламораспространителя или рекламопроизводителя.

В данном случае нарушение установленных Законом требований к рекламе было очевидным для рекламораспространителя, оказывающего услуги в качестве такового на постоянной основе. Публикация ненадлежащей по содержанию рекламы произошла по его вине.

При таких обстоятельствах антимонопольный орган вправе применить меры административного воздействия к рекламодателю, и к рекламораспространителю (п. 10 приложения к письму Президиума ВАС РФ от 25 декабря 1998 г. №37 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением законодательства о рекламе»).

Существенное искажение наименование спонсора не может считаться надлежащей рекламной информацией о спонсоре.

Организатор зрелищного мероприятия обратился в арбитражный суд с иском о взыскании со спонсора суммы неперечисленного спонсорского взноса и договорной неустойки за просрочку его уплаты.

Арбитражный суд оценил отношения сторон как договор возмездного оказания услуг, признал рекламные обязательства истца выполненными и иск удовлетворил.

Между тем при вынесении решения не было учтено следующее.

По условиям договора об оказании спонсорской поддержки спонсор должен был перечислить определённую сумму денежных средств и предоставить на время мероприятия имущество, а организатор мероприятия обязался оказать спонсору ряд рекламных услуг, в число которых входило распространение информации о финансовой поддержке в буклетах, иной документации, наружной рекламе и средствах массовой информации.

В соответствии со статьёй 19 Закона о рекламе под спонсорством понимается осуществление юридическим или физическим лицом (спонсором) вклада (в виде предоставления имущества, результатов интеллектуальной деятельности, оказания услуг, проведения работ) в деятельности другого юридического или физического лица (спонсируемого), на условиях распространения рекламы о спонсоре, его товарах.

На основании пункта 1 статьи 54 ГК РФ указание на организационно-правовую форму юридического лица является частью его наименования.

Спонсором по договору выступало товарищество с ограниченной ответственностью, производственное творческое объединение «Х», зарегистрированное в городе Н., а в газетных публикациях, пресс-релизе мероприятия спонсором указывалось производственно-техническое объединение либо фирма «Х» с упоминанием фамилии руководителя организации-спонсора и места её регистрации или без упоминания этих сведений.

Ответчик предоставил суду данные о регистрации на соответствующей территории десяти юридических лиц различных организационно-правовых форм с наименованием «Х».

Таким образом, распространённые организатором сведения явно не позволяли определить действительного спонсора мероприятия. Считать такие публикации рекламой спонсора у суда оснований не было.

Срок передачи денежного взноса спонсора истекал за один день до начала мероприятия. К этому моменту недостоверная реклама в печатных изданиях уже была опубликована.

Исходя из содержания договора об оказании спонсорской поддержке, заключённого сторонами, обязательства последних являлись встречными и подчинялись правилам статьи 328 ГК РФ.

Поскольку предоставление спонсорского взноса было обусловлено объёмом рекламных услуг, часть из которых не была оказана, размер задолженности и ответственности спонсора суду следовало определять с учётом этих обстоятельств.

В связи с этим апелляционная инстанция решение отменила и в удовлетворении требований отказала (п. 22 приложения к письму Президиума ВАС РФ от 25 декабря 1998 г. №37 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением законодательства о рекламе»).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Обязательства по оказанию услуг - новый для нашего законодательства институт, хотя отдельные виды услуг в той или иной форме встречались и раньше.

Нормы об обязательствах по оказанию услуг со временем, видимо, станут играть роль общих положений для всех обязательств по оказанию услуг. В настоящее же время законодатель, во избежание коллизии правовых норм и руководствуясь принципом законодательной экономии, установил правило о неприменении норм главы 39 ГК РФ ко всем обязательствам по оказанию услуг, самостоятельно урегулированным в ГК. Так, из сферы действия главы 39 ГК исключены такие обязательства по оказанию услуг, как поручение и комиссия.

В то же время среди обязательств, на которые действие главы 39 ГК не распространяется, упоминаются и такие, которые к обязательствам по оказанию услуг вообще не относятся. Таковы банковский вклад и банковский счёт, а также обязательства по счетам.

Таким образом, самый перечень, на которые не распространяется действие главы 39, поскольку в него попали как обязательства по оказанию услуг, так и обязательства, не являющиеся таковыми, свидетельствует о том, что позиция законодателя в определении границ обязательств по оказанию услуг и оптимальных форм их правового урегулирования ещё не устоялось.

В целях законодательной экономии закон допускает применение к регулированию отношений по возмездному оказанию услуг норм общих положений о подряде. Если это не противоречит ст. 779-782 ГК, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг (ст. 783 ГК). Допустимость применения общих положений о подряде основывается на общей экономической сущности обязательств подрядного типа и по оказанию услуг. Именно особенности предмета обязательства возмездного оказания услуг и обусловливают его выделение в самостоятельный вид гражданско-правовых обязательств.

Существуют законы, которые нуждаются в совершенствовании формулировок. В их числе - Закон о защите прав потребителей. Как сказано в его преамбуле, потребитель - это гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести, заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд. Данное положение должно быть отражено в наименовании Закона (Закон о защите прав граждан-потребителей), поскольку в нормативных актах, например, в Законе РФ о сертификации продукции и услуг от 10 июня 1993 г. понятие «потребитель» используется и применительно к юридическим лицам.

Неудачен здесь и термин «защита», так как содержание закона выходит далеко за её пределы. Об этом убедительно свидетельствует содержание первых трёх разделов. Только раздел IV отведён государственной и общественной защите прав потребителей.

В специальной монографии обоснованно отмечается, что по своему объёму понятие «охрана» гораздо полнее понятия «защита». Охрана обнимает и систему средств гражданско-правовой защиты прав потребителей.[55]

Кроме того, для регулирования отдельных видов услуг применяются специальные нормативные акты, принимаемые, как правило, на уровне Правительства РФ. Примером могут служить Правила предоставления гостиничных услуг в РФ, утверждённые постановлением Правительства от 15.06.94 г., Правила предоставления услуг местными телефонными сетями, утверждённые постановлением Правительства РФ о 24.05.94 г., и ряд иных.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алымов А.И., Кочерга А.Н., Богаенков В. Сфера обслуживания населения. Киев, 1980.

2. Баринов Н.А. Права граждан по договору бытового заказа и их защита. Саратов, 1973.

3. Баркан Н.А., Ядгаров Я.С. Качество услуг и культура обслуживания населения. М., 1984.

4. Бороздин Ю.В. Стоимостные отношения в социалистической экономике. М., 1988.

5. Брагинский М.И. Общее учение о хозяйственных договорах. Минск, 1967.

6. Горанин А.И. Вопросы качества бытовых услуг. М., 1975.

7. Гражданский кодекс Российской Федерации. Части первая, вторая. М., 1996.

8. Гражданское право. Т. 1. М., 1993.

9. Грушевая Е.П. Обязательства по предоставлению услуг в хозяйственных отношениях//Правоведение. 1982. №1.

10. Дудин А.П. Объект правоотношения (вопросы теории). Саратов, 1980.

11. Егоров Н.Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений: единство и дифференциация. Л., 1988.

12. Колмыков Ю.Х. К понятию обязательства по оказанию услуг в гражданском праве//Советское государство и право. 1966. №5.

13. Комментарий к ГК РСФСР/Под ред. С.Н. Братуся, О.Н. Садикова. М., 1982.

14. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 26 ч. 1, Т. 27.

15. Масевич М.Г., Покровский Б.В., Сулейменов М.К. Правовые формы хозяйственного расчёта производственных объединений и предприятий. Алма-ата, 1975.

16. Непроизводственная сфера СССР/Под ред. М.В. Солодкова. М., 1981.

17. Огрызков В.М. Основы правового регулирования качества продукции. М., 1976.

18. Плоом Э.Л. Некоторые теоретические проблемы сущности бытового обслуживания/Уч. зап. Тартуского гос. ун-та. Труды по правоведению. Вып. 823. Тарту, 1988.

19. правила бытового обслуживания населения в РФ. Утв. пост. СМ РФ от 8.06.93 г. (СА РФ, 1993, №25, с. 2363).

20. Правила предоставления услуг междугородней и международной телефонной связи. Утв. пост. СМ РФ от 22.09.93 г. (СА РФ, 1993, №49, с. 3752).

21. Романова Е.Н. Гражданско-правовое содержание услуг//Уч. зап. Кабардино-Балкарского НИИ. Нальчик, 1974.

22. Советское гражданское право: Учебник. В 2 ч./Под ред. В.А. Рясенцева. Ч. 1. М., 1986.

23. Советское и иностранное гражданское право: проблемы взаимодействия и развития/Под ред. В.П. Мозолина. М., 1989.

24. Советское трудовое право: Учебник/Под ред. А.С. Пашкова, О.В. Смирнова. М., 1988.

25. Солодков М.В., Полякова Т.Д., Овсянников Л.Н. Теоретические проблемы услуг и непроизводственной сферы при социализме. М., 1972.

26. Тыкоцкий Л.И. Производительный труд и услуги. Вопросы теории. Вильнюс, 1973.

27. Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974.

28. Шерстобитов А.Е. Гражданско-правовое регулирование обязательства по передаче информации: Автореф. канд. дис. М., 1980.

29. Шерстобитов А.Е. Гражданско-правовые вопросы охраны прав потребителей. М., 1993.

30. Шешенин Е.Д. Предмет обязательства по оказанию услуг//Сб. уч. тр. Свердловского юрид. ин-та. Вып. 3. Свердловск, 1964.


[1] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 26. Ч. 1. С. 413.

[2] Егоров Н.Д. гражданско-правовое регулирование общественных отношений: единство и дифференциация. Л., 1988. С. 105.

[3] Гражданское право. Т. 1. М., 1993. С. 121.

[4] Тыкоцкий Л.И. Производительный труд и услуги. Вопросы теории. Вильнюс, 1973. С. 42.

[5] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 26. Ч. 1. С. 413.

[6] Тыкоцкий Л.И. Указ. соч. С. 43.

[7] Непроизводственная сфера СССР/Под ред. М.В. Солодкова. М., 1981. С. 37.

[8] Чтобы не смешивать юридическое и экономическое содержание понятия нематериального блага, в дальнейшем термин «нематериальное благо» применительно к услуге не используется.

[9] Тыкоцкий Л.И. Указ. соч. С. 46.

[10] Тыкоцкий Л.И. Указ. соч. С. 46.

[11] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 26. Ч. 1. С. 414.

[12] Масевич М.Г., Покровский Б.В., Сулейменов М.К. Правовые формы хозяйственного расчёта производственных объединений и предприятий. Алма-Ата, 1979. С. 223.

[13] Солодков М.В., Полякова Т.Д., Овсянников Л.Н. Теоретические проблемы услуг и непроизводственной сферы при социализме. М., 1972. С. 31, Алымов А.И., Кочерга А.Н., Богаенко В. Сфера обслуживания населения. Киев, 1980. С. 65.

[14] Тыкоцкий Л.И. Указ. соч. С. 61.

[15] Солодков М.В., Полякова Т.Д., Овсянников Л.Н. Указ. соч. С. 111.

[16] Плоом Э.Л. Некоторые теоретические проблемы сущности бытового обслуживания/Уч. зап. Тартуского гос. ун-та. Труды по правоведению. Вып. 823. Тарту, 1988. С. 92.

[17] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 27. С. 409.

[18] Солодков М.В., Полякова Т.Д., Овсянников Л.Н. Указ. соч. С. 44.

[19] Там же. С. 107.

[20] Там же. С. 133.

[21] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 26. Ч. 1. С. 415.

[22] Сфера обслуживания населения: региональные проблемы. С. 68.

[23] Такая классификация в известной мере условна, поскольку сам человек, будучи средоточием общественных отношений, выступает в качестве элемента последних.

[24] См.: Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 7.

[25] Там же. С. 83.

[26] Дулин А.П. Объект правоотношения (вопросы теории). Саратов, 1980. С. 63.

[27] Дулин А.П. Указ. соч. С. 61, 63.

[28] Там же. С. 34.

[29] Советское трудовое право: Учебник/Под ред. А.С. Пашкова, О.В. Смирнова. М., 1988. С. 7, 181.

[30] В литературе нет единства мнений о понятии объекта гражданских правоотношений. В легальном определении предмета гражданского права в части имущественных отношений подчёркивается, что имущественные отношения обусловлены «использованием товарно-денежной формы» (Преамбула Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик). Само указание на товарно-денежную форму даёт основание для вывода, что объектом отношений, составляющих предмет гражданского права, является товар. Только товарные отношения могут выступать в стоимостной форме, поскольку именно товар характеризуется такими признаками, как меновая и потребительная стоимость.

[31] Существование двух уровней комплексного правового регулирования отмечают и учёные Венгрии. См.: Советское и иностранное гражданское право (Проблемы взаимодействия и развития)/Под ред. В.П. Мозолина. М., 1989. С. 62.

[32] Советское трудовое право: Учебник/Под ред. А.С. Пашкова, О.В. Смирнова. М., 1988. С. 183.

[33] Баринов Н.А. Права граждан по договору бытового заказа и их защита. Саратов, 1973. С. 23.

[34] Шерстобитов А.Е. Гражданско-правовое регулирование обязательства по передаче информации: Автореф. канд. дис. М., 1980. С. 17.

[35] Шешенин Е.Д. Предмет обязательства по оказанию услуг//Сб. уч. тр. Свердловского юрид. ин-та. Вып. 3. Свердловск, 1964. С. 151 и сл.

[36] Там же. С. 182-183.

[37] Там же. С. 182.

[38] Там же. С. 186.

[39] Шешенин Е.Д. Предмет обязательства по оказанию услуг. С. 187.

[40] Грушевая Е.П. Обязательства по предоставлению услуг в хозяйственных отношениях//Правоведение. 1982. №1. С. 84; Калмыков Ю.Х. К понятию обязательства по оказанию услуг в гражданском праве//Советское государство и право. 1966. №5. С. 117; Романова Е.Н. Гражданско-правовое содержание услуг//Уч. зап. Кабардино-Балкарского НИИ. Нальчик, 1974. Т. 26. С. 213.

[41] Романова Е.Н. Указ. соч. С. 213.

[42] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 26. Ч. 1. С. 414.

[43] Брагинский М.И. Общее учение о хозяйственных договорах. Минск, 1976. С. 34.

[44] Шешенин Е.Д. О нормативном регулировании отношений по оказанию услуг. С. 93

[45] Бороздин Ю.В. Стоимостные отношения в социалистической экономике. М., 1988. С. 70.

[46] Огрызков В.М. Основы правового регулирования качества продукции. М., 1976. С. 23.

[47] Баркан Н.А., Ядгаров Я.С. Качество услуг и культура обслуживания населения. М., 1984. С. 6.

[48] Горанин А.И. Вопросы качества бытовых услуг. М., 1975. С. 19.

[49] Баркан Н.А., Ядгаров Я.С. Указ. соч. С. 10.

[50] Вердников В.Г., Кабалкин А.Ю. Указ соч. С. 13.

[51] Там же. С. 12; Советское гражданское право: Учебник. В 2 ч. /Под ред. В.А. Рясенцева. Ч. 1. М., 1986. С. 12.

[52] Комментарий к гражданскому кодексу РСФСР/Под ред. С.Н. Братуся, С.Н. Садикова. М., 1982. С. 10.

[53] Правила бытового обслуживания населения в РФ. Утв. Пост. СМ от 8.06.93 г. (СА РФ, 1993, № 25. С. 2363).

[54] Правила предоставления услуг междугородней и международной телефонной связи. Утв. Пост. СМ РФ от 22.09.93 г. (СА РФ, 1993, № 49, С. 3752).

[55] Шерстобитов А.Е. Гражданско-правовые вопросы охраны прав потребителей. М., 1993. С. 36.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему