регистрация / вход

Общие условия возмещения имущественного вреда

Институт права, социального управления и безопасности Юридический факультет Курсовая работа по гражданскому праву на тему: Общие условия возмещения имущественного вреда.

Институт права, социального управления и безопасности

Юридический факультет

Курсовая работа

по гражданскому праву

на тему:

Общие условия
возмещения имущественного вреда.

Выполнила:

студентка ДО группы 12-36

Утробина С. С.

Ижевск 1999 г.


План.

Введение.

Глава 1. Понятие и значение вреда как условия возникновения деликтной ответственности.

Глава 2. Противоправное поведение как условие деликтной ОТВЕТСТВЕННОСТИ.

Глава 3. Понятие и границы юридически значимой причинной связи.

Глава 4. Вина и случай в деликтных обязательствах. Непреодолимая сила как предел ответственности владельца источника повышенной опасности.

Заключение.

Список использованной литературы:

Нормативный материал и судебная практика:

Введение.

Трудно назвать проблему, которая вызвала бы более оживленную и бурную дискуссию в цивилистической науке, чем вопрос об основаниях и условиях гражданско-правовой ответственности вообще, деликтной ответственности в частности.

Следует отметить прежде всего что в юридической литературе, посвященной деликтной ответственности, понятия “основание” и “условие” нередко смешиваются и употребляются как тождественные. Между тем эти понятия имеют различие не только смысловое, но и юридическое.

Основание – это то, что порождает какое-либо явление, фундамент, на который последнее опирается и который определяет его природу.

Условия – те признаки, которые характеризуют основание и без наличия которых явление не может возникнуть.

Таким образом, основание – это юридический факт, порождающий возникновение, определенных правоотношений, их изменение или прекращение или то, из чего возникает обязанность причинителя вреда. Условия – те признаки, которые характеризуют этот факт в целом или отдельные его стороны.

В деликтных обязательствах таким юридическим фактом (основанием), порождающим обязанность по возмещению вреда, является деяние, причиняющее вред – правонарушение.

Что же касается условий или нормативных требований, которым должен отвечать этот факт, то закон определяет их различно. В одних случаях для возникновения ответственности необходимо наличие вины, в других – ответственность наступает независимо от вины и даже без вины. В третьих – учитывается специфика деятельности, при осуществлении которой причиняется вред. В четвертых – кроме учета характера деятельности необходимо наличие еще специального закона, предусматривающего ответственность за причинение вреда и т.д.

С учетом значения для возложения гражданско-правовой ответственности за причинение вреда все эти условия могут быть разбиты на две большие группы – общие и специальные.

Общие условия ответственности определены в ст. 1064 ГК РФ. К ним относятся:

a)наступление вреда;

b)противоправность поведения причинителя вреда;

c)наличие причинной связи между противоправным поведением и наступившим результатом (вредом);

d)вина правонарушителя.

Перечисленные условия признаются общими потому, что для возникновения деликтного обязательства их наличие необходимо во всех случаях, если иное не установлено законом.

Если же закон изменяет, ограничивает или расширяет круг условий, необходимых для возникновения ответственности за причиненный вред, то говорят о специальных условиях ответственности. Специальные условия характеризуют особенности тех или иных правонарушений. Эти условия могут определяться характером деятельности, при осуществлении которой причиняется вред. В одних случаях эта деятельность представляет повышенную опасность для окружающих, а потому вызывает необходимость в повышенной охране интересов тех, кто может пострадать от нее. В других случаях сама специфика деятельности исключает возможность возложения ответственности за причиненный вред на общих основаниях и требует учета характера функции, выполняемых причинителем вреда и особенности его правового положения (например, ответственность за вред, причиненный гражданину действиями органов дознания, следствия, прокуратуры и суда – ст. 1070 ГК РФ).

Иногда для возложения ответственности за причиненный вред на основе общих или специальных правил, закон учитывает наличие или отсутствие определенных правоотношений между потерпевшим и ответчиком, а также условия, при которых причиняется вред (ответственность страхователя за вред причиненный застрахованному им лицу).

Если закон не предусматривает необходимости учета специальных условий для возложения на правонарушителя обязанности по возмещению вреда, то ответственность наступает при наличии общих условиях. В данной курсовой работе я попытаюсь поподробнее (насколько это удастся), раскрыть каждое из общих условий, таких как вред, противоправность, причинная связь и вина, а также немного коснуться вопроса об ответственности за случайное причинение вреда.

Глава 1.
Понятие и значение вреда
как условия возникновения деликтной ответственности.

Среди общих условий деликтной ответственности на первое место выдвигается вред, поскольку при его отсутствии, несмотря на наличие противоправного и виновного поведения правонарушителя, деликтное обязательство не возникает. Нет вреда – нечего и возмещать.

Вред с учетом конкретных обстоятельств может выражаться как в уничтожении, повреждении имущества, в причинении увечья или смерти в душевных, нравственных страданиях лица и т.д.

понятие вреда анализируется обычно при рассмотрении таких правовых категорий, как правонарушение и ответственность. Всякое правонарушение вредно, поскольку объектом посягательства выступают общественные отношения[1] . Оно причиняет вред так, как вносит дезорганизацию общественный отношений[2] . В этом смысле вред представляет собой социальную категорию.

Общественные отношения урегулированные нормами права приобретают характер правоотношений. А поскольку правонарушение посягает на эти правоотношения, нормы права их урегулировавшие субъективные права и правопорядок в целом, то с этой точки зрения вред характеризуется как юридическая категория.

Посягательство на субъективные права влечет умаление фактического объекта правонарушения - имущественных и неимущественных благ[3] . Поэтому фактический вред определяется как умаление того или иного личного или имущественного блага[4] .

Возникновение вреда возможно только в социально-юридическом смысле. В этом случае гражданско-правовая ответственность не наступает. Кроме того, умаление благ может быть вызвано не только в результате действий правонарушителя, но и других факторов, в том числе правомерных действий, действия самого правообладателя или непреодолимой силы. В таких ситуациях вопрос о возмещении имущественного вреда решается с учетом конкретных обстоятельств и требований законодательства. Так при причинении вреда действием непреодолимой силы, риск случайной гибели несет собственник (ст. 211 ГК РФ).

Таким образом, в качестве условия возникновения рассматриваемого обязательства вред – это не само нарушение права или блага, а последствия такого нарушения. Если говорить о возмещении имущественного вреда, то это имущественные последствия, которые вне экономического содержания не имеют юридического значения. Итак, имущественный вред – это экономические последствия правонарушения, имеющие стоимостную форму[5] . В нормативных актах и в литературе наряду с термином “вред” употребляется также термин “ущерб” и “убытки”. Термины “вред” и “ущерб” употребляются как правило в качестве синонимов в смысле умаления охраняемых законом благ. Существует также такая точка зрения, что ущерб - это натурально-вещественная форма выражения вреда, которой соответствует и один из установленных в законе способов его возмещения - возмещение в натуре (представление вещи того же рода и качества или исправление поврежденной вещи и т.п.)[6] .

Под убытками же понимается денежная оценка того вреда, который причинен деликвентом[7] .

При причинении вреда имуществу сомнений как правило не возникает. В каждом случае в зависимости от того, какое имущество и в какой форме пострадало, будет меняться и характер вреда.

В общих чертах, для всех случаев причинения вреда в его состав входят расходы, которые лицо, чье право нарушено , произвело или должно будет произвести для его восстановления, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Расходы могут составлять, например, стоимость восстановительного ремонта, замена запчастей, комплектующих и т.д. При этом речь идет только о необходимых расходах.

К утрате имущества относится не только физическое уничтожение вещи, но и выбытие их из хозяйственного оборота. В этом случае имущество продолжает существовать, но не может использоваться в последующем по назначению.

При повреждении имущество может прийти в полную непригодность, что приравнивается к его утрате либо получить дефекты, связанные с ухудшением его потребительских качеств, внешнего вида и снижением стоимости.

При определении упущенной выгоды следует помнить, что в этом случае имущество не увеличилось, хотя и могло увеличиться, если бы не правонарушение, то есть к упущенной выгоде можно отнести все доходы, которые получило бы лицо, если бы причинитель вреда не совершил бы противоправной акции в отношении потерпевшего.

Однако имущественный вред может быть следствием ущемления (нарушения) неимущественных благ, например, причинение вреда жизни и здоровью гражданина. Возникает вопрос: в чем же конкретно в данном случае может выражаться имущественный вред. Очевидно, что жизнь или здоровье человека не подлежат денежной или иной имущественной оценке. Нельзя однако не учитывать, что состоянием здоровья человека обусловлена его способность к труду (трудоспособность), а, следовательно, и возможность материального (имущественного) обеспечения, удовлетворение своих потребностей. Снижение этой способности обычно влечет и ухудшение имущественного положения гражданина в силу того, что он временно, либо даже постоянно не может работать как раньше: с той же нагрузкой, в той же должности и т.п.

Кроме того определенные материальные затраты гражданин может понести для восстановления своего здоровья.

Глава 2.
Противоправное поведение
как условие деликтной ответственности.

Возложение обязанности возместить вред может иметь место лишь при том непременном условии, если вред вызван противоправным поведением. Вред, причиненный правомерными действиями подлежит возмещению лишь в случаях, указанных в законе (ч. 3 ст. 1064 ГК РФ).

Гражданское законодательство не дает понятия противоправного поведения, как не содержит и перечня действия, которые признаются таковыми.

Противоправность поведения выражается прежде всего в фактическом противоречии поведения лица действующему законодательству (сюда включаются и подзаконные акты) или общим началам законодательства, то есть его принципам[8] .

Обязательства из причинения вреда опираются на принцип генерального деликта, что означает общий запрет причинять вред имуществу и личности кого-либо. В соответствии с ним всякое причинение вреда другому противоправно. Поэтому для освобождения от обязанности возместить вред причинитель в каждом конкретном случае должен доказать правомерность своего поведения.

Поскольку нормы права закрепляют и регулируют определенные общественные отношения и субъективные права их участников, нарушение нормы права всегда означает нарушение регулируемого ею общественного отношения. Вместе с тем при гражданском правонарушении нарушение всегда связано с нарушением субъективного (в рассматриваемом случае – абсолютного) права граждан или организаций. Следовательно, всякое нарушение чужого субъективного права, повлекшее причинение вреда, признается противоправным, если законом не предусмотрено иное.

К числу таких случаев относится причинение вреда в условиях необходимой обороны, крайней необходимости, при наличии просьбы или согласия потерпевшего и т.д.

Противоправность поведения причинителя вреда в условиях необходимой обороны исключается, поскольку его действия направлены на защиту охраняемых законом интересов от посягательства на них. Причинение вреда в этом случае обусловленно тем, что потерпевший своими неправомерными действиями сам создает возможность причинения ему вреда, а причинение вреда является в таком случае дозволенным средством защиты охраняемого правом блага.

Статья 1066 ГК РФ, устанавливающая освобождение от обязанности возместить вред, причиненный в состоянии необходимой обороны если при этом не превышены ее пределы, не содержит понятия самой необходимой обороны, как это делает УК РФ. Поэтому в данном случае следует руководствоваться ст. 37 УК РФ, которая определяет необходимую оборону как защиту личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно-опасного посягательства.

Право на необходимую оборону и, следовательно, на возможность причинения вреда в этих условиях возникает лишь тогда, когда посягательство на защищаемые права является наличным. Если же опасность посягательства только предполагается или уже прошла, причинение вреда будет неправомерным. Но вред причиненный в состоянии необходимой обороны, не подлежит возмещению лишь при условии, что он причинен самому посягавшему на защищаемые интересы. Если в связи с необходимой обороной вред причинен третьим лицам, он подлежит возмещению на общих основаниях.

При превышении же пределов необходимой обороны причинитель обязывается к возмещению вреда в полном объеме или частично с учетом вины потерпевшего.

Причинение вреда в состоянии крайней необходимости также является правомерным, хотя и не всегда исключает возложение обязанности возместить его на лицо, действовавшее в состоянии крайней необходимости. Под крайней необходимостью понимается, согласно ст. 1067 ГК РФ, устранение опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами. Понятие крайней необходимости используется в праве для обозначения ситуации, оказавшись в которой лицо вынуждено для спасения одного блага пожертвовать другим.

Для признания опасной ситуации крайней необходимостью в правовом смысле этого понятия необходимо чтобы приносимое в жертву благо было менее ценным, чем спасаемое благо и чтобы отсутствовала возможность устранения опасности какими бы то не было другими средствами, то есть не было другого выхода в сложившихся обстоятельствах.

Статья 1067 ГК РФ предусматривает, что вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, должен быть возмещен лицом, причинившим вред. Связано это с тем, что потерпевший не совершает противоправных действий, он оказывается жертвой стечения обстоятельств, носящих случайный характер. Однако суд, учитывая конкретные обстоятельства, при которых был причинен такой вред, может возложить обязанность его возмещения на третье лицо, в интересах которого действовал причинитель вреда или освободить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и лицо, причинившее вред (ст. 1067 ГК РФ).

Обязанность полного или частичного возмещения, возлагаемая на причинителя вреда и третье лицо одновременно, должна быть определена судом по принципу долевой ответственности, исходя из фактических обстоятельств дела.

Правомерным считается и причинение вреда при осуществлении права или исполнении обязанности (например, уничтожение заболевших животных с целью предотвращения эпизоотии или причинение вреда уничтожением насаждением и посевов при изъятии земельного участка для государственных нужд и т.д.). Если, однако, осуществление права связано со специальным намерением причинить кому-то вред, то такое поведение будет противоправным (ст. 10 ГК РФ).

Кроме того, можно назвать причинение вреда в условиях правомерного риска, когда потерпевший дает согласие на совершение действий, в результате которых ему может быть причинен вред. Например, согласие работника на выполнение опасных работ в рамках трудовых правоотношений (испытатели самолетов, автомашин, мотоциклов и т.п.). Но если в указанных условиях причинение вреда произойдет вследствие нарушения норм и правил, то ответственность будет определяться общими положениями.

Аналогичный характер носит согласие больного или его родственников на проведение операции ли применения новых препаратов к методов лечения, которые не исключают возможности неблагоприятного исхода.

Противоправным может быть как действие, так и бездействие (упущение). Противоправный характер действия, которым причинен вред, обычно сомнений не вызывает, это, как правило, те случаи, когда соответствующее действие образует состав уголовного или административного правонарушения или проступка и запрещение подобных действий прямо предусмотрено законом. Но даже если такого указания в законе нет, любое действие, нарушающее общие предписания закона не причинять другому вред, должно быть признано противоправным. Противоправность бездействий нередко вызывает сомнение при разрешении конкретных дел. Для правильного их разрешения следует иметь в виду, что ответственность за бездействие может быть возложена лишь тогда, когда лицо было обязано совершить определенное действие, но не совершило его. В этом случае противоправный характер бездействия определяется неисполнением возложенной на это лицо обязанности.

Обязанность совершения определенных действий, нарушением которой причиняется вред, должна быть основана на законе. К тому же несовершение действий только тогда является правонарушением, когда само их совершение находилось в свободной воле лица. Поэтому, если лицо объективно было лишено возможности совершить такие действия, он не должно нести ответственности за такой вредоносной результат, ибо лицо не может отвечать за последствия, устранение которых было вне пределов его возможностей.

Глава 3.
Понятие и границы
юридически значимой причинной связи.

Причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом является обязательным условием наступления деликтной ответственности. Как одно из объективных условий ответственности причинная связь выполняет функцию определителя объективно мыслимой границы ответственности за вредные последствия противоправного поведения. Кроме того, в специальных случаях деликтной ответственности возникает необходимость установления не одного, а двух или более рядов (звеньев) причинной связи. Так, при причинении увечья необходимо установить наличие причинной связи:

a)между противоправным поведением;

b)между увечьем и утратой потерпевшим трудоспособности.

Для возложения ответственности за причинение вреда источником повышенной опасности необходимо установить наличие причинной связи:

a)между осуществляемой владельцем источника повышенной ответственности деятельностью, представляющей повышенную опасность для окружающих и наступившим вредом;

b)между поведением лица непосредственно обслуживающим источник повышенной опасности и наступившим вредом;

c)между воздействием вредоносно-повышенных свойств источника повышенной опасности и вредом, то есть вред должен быть вызван именно теми свойствами материального объекта, которые позволяют отнести его к числу источников повышенной опасности.

Причинитель вреда отвечает не за любой, а только за причиненный им вред, отсутствие причинной связи исключает ответственность причинителя, так как означает, что вред явился следствием не его противоправного поведения, а вызван действием иных причин.

Причинная связь – это объективно существующая связь между явлениями. Задача каждой отраслевой науки состоит в выработке с учетом специфики изучаемых явлений приемов (способов) выделения причинно-следственных связей, необходимых и достаточных для привлечения нарушителя к ответственности.

Однако правильные выводы об особенностях проявления причинной вязи в правовых отношениях можно сделать только опираясь на следующие отправные положения учения о причинности:

1.Причинная связь имеется там, где существует временная последовательность явлений. Причина всегда предшествует результату, а результат есть лишь то изменение во внешнем мире, которое производится действием причины. От причины к следствию – таков непрерывный путь развития любой причинной связи. От результата к причине – таков путь выявления причин уже наступившего результата.

2.Причина с необходимостью порождает свое следствие. Связь между причиной и следствием является всегда необходимой. Причинная связь между фактами действительности отличается от других форм связей свойствами конкретности, постоянности и однозначности. Конкретность причинной связи требует установления подлинного причиняющего воздействия каждого обстоятельства в реальных условиях совершенного правонарушения.

3.“... причина и следствие суть представления, которые имеют значение, как таковые, только в применении к данному отдельному случаю”[9] . Поэтому необходимо выделить отдельные явления из общей системы взаимодействия (взаимосвязей): одно как причину, а другое как следствие.

4.При выделении причинных связей в общественных (в том числе и правовых) отношениях необходимо проводить различие между общественными и естественными рядами причинности, то есть различать юридически значимую причину, которой всегда является поведение человека, и естественную связь событий, конкретно связанную с результатом. Так, порча картофеля в процессе перевозки есть результат не только нарушения правил его погрузки и теплового режима в процессе перевозки, но также естественных процессов разложения органических веществ.

При постановке об ответственности естественная цепь обстоятельств в каждом конкретном случае должна изучаться с точки зрения того, какое место занимает в ней поведение человека.

В юридической науке разработано несколько теорий причинной связи: необходимого условия реальной возможности вмешательства, непосредственного причинителя, необходимой и случайной причинной связи, возможного и действительного причинения и др. Рассмотрим некоторые из них.

В соответствии с теорией необходимого условия причиной вредоносного результата может служить любое обстоятельство, при отсутствии которого результат не наступил бы. Это ведет к ответственности за самые отдаленные от исследуемого случая события, так как цепь причинно-следственных связей, руководствуясь данной теорией можно продолжать до бесконечности.

В соответствии с теорией действительности и возможности одни факты создают лишь возможность наступления вредоносного результата, а другие – превращают эту возможность в действительность. Те факты, которые превращают возможность в действительность, всегда находятся в причинной связи с результатом противоправного деяния. Те же факты, которые создают лишь возможность наступления результата, могут как находиться, так и не находиться в юридически значимой причинной связи с указанным результатом. Если поведением лица создается конкретная возможность, то налицо причинная связь, достаточная для возложения ответственности. Когда же поведением лица создается лишь абстрактная возможность наступления противоправного результата, ответственность исключается ввиду отсутствия юридически значимой причинной связи. Под конкретной понимается такая возможность, которая превращается в действительность объективно повторяющимся в данной обстановке обстоятельствами. Абстрактная же возможность превращается в действительность объективно, не повторяющимися в данной обстановке обстоятельствами[10] . Между тем, если возможность превращается в действительность объективно повторяющимися в данных условиях обстоятельствами, то тот, кто создал такую возможность, мог и должен был предвидеть наступление противоправного результата, и наоборот. Поэтому в данной теории критерий, посредством которого выявляется юридически значимая связь, фактически зависит от такого субъективного условия, как вина.

Такой же недостаток присущ и теории необходимой и случайной причинной связи. Авторы этой теории полагают, что для наступления ответственности требуется необходимая причинная связь между противоправным поведением и наступившим результатом. Случайная же причинная связь не дает оснований для привлечения к ответственности за наступивший результат[11] . Нужно отметить, что необходимость и случайность не всегда образуют такую форму взаимосвязи как причинность. Более того, в строго философском значении причинности вообще нельзя говорить о случайных причинных связях.

В цивилистической науке распространенной является теория, построенная на отграничении прямой и косвенной причинной связи. Юридически значимой признается только прямая причинная связь, которая характеризуется тем, что результат (следствие) возникает непосредственно, прямо из поведения причинителя в сочетании с объективными закономерностями и условиями, сложившихся до совершения действия. Косвенная причина может приобретать юридическое значение лишь в случае, когда причинителем были созданы специфические особенности обстановки, выражающиеся в определенных отклонениях от нормальных условий, способствующих наступлению отрицательного результата[12] .

Можно отметить, что ни одна из этих теорий не дает “точной формулы” для установления судом юридически значимой причинной связи в многообразных конкретных делах. Иногда причинная связь столь очевидна, что ее установление не представляет никакой трудности. Например, когда вред здоровью причинен в результате дорожно-транспортного происшествия. Труднее определить наличие причинной связи в случаях, когда результат не следует непосредственного за противоправным действием или когда вред вызван действием не одного какого-либо лица, а целого ряда факторов и обстоятельств, которые усложняют ситуацию.

С учетом сложности выделения причинной связи по ряду дел назначаются экспертизу (судебно-медицинская, судебно-техническая, судебно-товароведческая и др.). Как правило, экспертное заключение носит категорический характер. Однако в отдельных случаях эксперты могут констатировать только определенную степень вероятности наличия или отсутствия причинной связи.

Вероятностные экспертные заключения не могут иметь достаточной доказательственной силы. Суд оценивает их в совокупности с другими доказательствами по делу. При необходимости он должен назначить повторную экспертизу.

Глава 4.
Вина и случай в деликтных обязательствах. Непреодолимая сила как предел ответственности владельца источника повышенной опасности.

По общему правилу, деликтная ответственность наступает за виновное причинение вреда. Ч. 2 ст. 1064 ГК РФ устанавливает, что лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Ответственность за случай, наступающая независимо от вины причинителя, допускается законом лишь в виде исключения. Это объясняется тем, что именно в вине проявляется личная позиция правонарушителя, его субъективное отношение к своему поведению и его последствиям. Как субъективное условие гражданско-правовой ответственности представляет собой психическое отношение лица к своему противоправному поведению и его результатам. Для признания лица виновным необходимо осознание им того, что его поведение нарушает охраняемые законом интересы других лиц, то есть осознание общественно вредного своего поведения и могущих наступить в связи с ним результатов. В вине, таким образом воплощается позиция правонарушителя, свидетельствующая о его негативном, отрицательном отношении к ущемляемым правонарушением личным или общественным интересам.

Вина выражается в форме умысла или неосторожности.

Важная особенность вины, как условия деликтной ответственности состоит в том, что ни форма вины, ни ее тяжесть (степень) по общему правилу, на размер ответственности и квалификацию не влияют, кроме случаев специально указанных в законе, например, при учете вины потерпевшего. Поэтому вина в гражданском праве не является мерой ответственности. В любом случае, был ли причинен вред умышленно или по неосторожности, причинитель обязан полностью его возместить. Этим объясняется отказ в гражданском законодательстве (в отличие, например, от уголовного) от четырехзвенного деления вины с размежеванием умысла прямого (знал и желал) и косвенного (знал, не желал, но допускал или относился безразлично), неосторожности в форме преступного легкомыслия (знал, не желал, но надеялся предотвратить) и небрежности (не знал, не желал, но мог и должен был знать).

Гражданский закон различает умысел в целом и неосторожность грубую и простую. Умысел выражается в предвидении вредного результата противоправного поведения и желания или осознанном допущении его наступления. Для умышленной вины как условия деликтной ответственности основное значение имеет элемент намеренности совершения противоправного действия или бездействия.

Неосторожность выражается в таком отношении лица к своим поступкам, которое характеризуется нарушением должной внимательности. Заботливости, предусмотрительности, определяемого характером соответствующего вида деятельности и особенностями осуществляющего ее субъекта. Во вне неосторожность проявляется как нарушение причинителем вреда требований, соблюдение которых было необходимо в данной ситуации. Например, нарушение правил дорожного движения, повлекшее за собой столкновение транспортных средств.

Неосторожность – понятие, противоположное осторожности, означающее отсутствие требуемых в данных условиях внимательности, предусмотрительности, заботливости и т.д. Вместе с тем нельзя неосторожную вину превращать в фактическую ошибку, какой она представляет, если отвлечься от внутреннего (психического) отношения лица к совершаемым им действиям и их последствиям и их последствиям. Субъективная характеристика неосторожно вины выражается в недостаточной интеллектуальной и волевой активности субъекта, приведших к несчастному случаю, хотя он мог и должен был проявить необходимые усилия для его предотвращения или недопущения фактического причинения вреда другому лицу.

При характеристике неосторожной вины, а также разграничении простой и грубой неосторожности возможен двоякий подход: либо для этого используются объективные, то есть определяемые обстановкой и независящие от субъективных качеств причинителя вреда критерии оценки, предъявляемых к нему требований, либо учитываются все (как объективные, так и субъективные обстоятельства дела).

Для судебно-арбитражной практики характерен конкретный подход в определении неосторожной вины, выражающийся в учете как характера деятельности, конкретной обстановки причинения вреда, так и индивидуальных особенностях самого причинителя.

Разграничение между простой и грубой неосторожностью может быть проведено с учетом как объективных, так и субъективных факторов. При грубой неосторожности нарушаются обычные (очевидные для всех) элементарные требования, предъявляемые к лицу, осуществляющему определенную деятельность. Допустивший грубую неосторожность нарушитель либо предвидит вредный возможный результат, но рассчитывает его предотвратить, либо, хотя и не предвидит, но в общем-то осознает, что совершаемые действия могут вызвать подобный результат.

Лицо, допустившее простую неосторожность, соблюдает элементарные требования предусмотрительности. Однако это оказывается недостаточным, так как характер деятельности и конкретная обстановка требуют от него проявления большей внимательности и осмотрительности. Например, водитель автомашины допускает простую неосторожность, двигаясь со скоростью, не превышающую допустимых пределов, но в данных конкретных условиях не обеспечивающей безопасности движения.

Таким образом, критерием разграничения простой и грубой неосторожности является различная степень предвидения вредных последствий в сочетании с различной степенью обязанностей такого предвидения. Если лицо не соблюдает требования, которые к нему предъявляются, как к определенной индивидуальности, то оно допускает простую неосторожность. При несоблюдении не только этих требований, но и минимальных элементарных, понятных каждому требований, неосторожность считается грубой.

Виновное причинение вреда также может иметь место и в деятельности юридических лиц. Вина последних не может проявляться иначе, как только через виновное поведение работников соответствующей организации при исполнении или трудовых (служебных) обязанностей. Это объясняется тем, что деятельность организаций всегда проявляется в форме индивидуальных или коллективных действий ее работников (членов). Выполняя свои служебные обязанности, работники тем самым выполняют функции данной организации. Следовательно, перед третьими лицами деятельность организации выступает как обезличенная деятельность ее работников. И, наоборот, служебная деятельность ее работников выступает как деятельность самой организации, рабочими, служащими или членами которой они являются. В связи с этим ГК РФ устанавливает в статье 1068, что юридическое лицо, либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. При этом определяется, что работником признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ. Хозяйственные товарищества и производственные кооперативы, возмещают вред, причиненный их участниками (членами) при осуществлении последними предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива. В тех же случаях, когда действия работника не носят служебного характера и, следовательно, не могут рассматриваться как действия самой организации, он непосредственно и отвечает перед потерпевшим на общих основаниях.

Вопрос о содержании вины юридического лица, как необходимого условия ответственности за вред, причиненный служебными действиями его работников, вызывает в юридической литературе споры. Большинство авторов, касавшихся этой проблемы, исходят из того, что действия любого работника, связанные с осуществлением служебных прав и обязанностей – это действия самой организации, а вина конкретного работника есть вина самой организации, и, следовательно, ответственность организации в этом случае является ответственностью за свои действия и за свою вину.

Иное мнение было высказано Г. К. Матвеевым, который считает, что вина предприятий, учреждений, организаций качественно отлична от индивидуальных провинностей работников (членов), образующих данное юридическое лицо. Эта особая вина коллектива, психологическим содержанием которой служит порочная воля (и осознание) участников этого коллектива или даже всего коллектива[13] . Обосновывая это положение, Г. К. Матвеев указывает на различия, существующие между индивидуальной и коллективной волей. “Подобно тому, как коллективная воля и деятельность коллектива не сводимы к совокупности индивидуальных усилий, а являют собой новое качество, так и вина юридического лица отлична от своих слагаемых. Провинности отдельных работников трансформируются здесь в новом виде - в вине коллектива как такового”, – вот основной тезис, на который опирается автор при обосновании качественного отличия вины организации от вины конкретных ее работников[14] .

Нельзя не согласиться с тем, что воля коллектива отличаются от воли образующих его индивидуумов, подобно тому, как любое вещество отлично от элементов, его составляющих. Все дело, однако, в том, о какой коллективной воле и каком проявлении идет речь. Одно дело, когда перед нами правомерная целенаправленная деятельность организации, осуществление которой немыслимо при отсутствии коллективной воли, другое - противоправный поступок, который всегда является отклонением от нормы поведения.

Воля коллектива людей, чтобы стать их коллективной волей, должна быть согласована в своем единстве либо путем выражения своей воли всеми (или, по крайней мере, большинством) участниками этого коллектива, либо на основе действий их представителей. Именно потому, что правонарушения и причиненный ими вред являются результатом ненадлежащего осуществления своей деятельности (воплощенные в служебных действиях его работников) последнее за них и отвечает. Однако нельзя отвергать признание вины конкретного работника допустившего правонарушение при исполнении служебных обязанностей. И хотя за действия своих работников отвечает юридическое лицо, последнее в свою очередь имеет право регресса.

Хотя, как уже было сказано раньше, ответственность в гражданском праве наступает независимо от формы вины, однако, в некоторых случаях прямо предусмотренных законом или договором, форма вины может повлиять на размер гражданско-правовой ответственности. Один из таких случаев составляет так называемая смешанная вина.

Смешанная вина характеризуется следующими моментами:

a)вред наступает в результате виновного поведения не только причинителя, но и потерпевшего;

b)вред сосредотачивается в имущественной сфере только потерпевшего;

c)вред представляет собой единое целое, когда невозможно определить, в какой части.

Поскольку при смешанной вине невозможно определить, какая часть убытков вызвана поведением причинителя вреда, а какая - поведением потерпевшего, единственным критерием, которым можно руководствоваться в таких случаях при распределении между ними убытков, может служить степень вины этих лиц.

Ст. 1083 ГК РФ устанавливает, что вред, возникший вследствие умысла потерпевшего возмещению не подлежит. Если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения вреда должен быть уменьшен. При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано. Однако в этом случае нужно учитывать характер вреда, так, при причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается. При этом вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов, при возмещении вреда в связи со смертью кормильца, а также при возмещении расходов на погребение.

Смешанную вину необходимо отличать от совместного причинения вреда. Совместное причинение вреда характеризуется следующими признаками:

a)вред причинен противоправными действиями двух или более лиц;

b)вред представляет единое целое, и невозможно установить, какая часть этих убытков причинена каждым из этих двух или более лиц;

c)совместные причинители несут солидарную ответственность перед потерпевшим;

d)отсутствует вина потерпевшего.

В соответствии с ч. 2 ст. 1064 ГК РФ отсутствие вины доказывается лицом, причинившим вред. Это означает, что в гражданском праве, в отличие от уголовного, действует презумпция виновности правонарушителя. Последний считается виновным до тех пор, пока не докажет свою невиновность.

В гражданском праве особым образом решается вопрос о вине родителей за действия их малолетних детей. По общему правилу субъектом ответственности является лицо, причинившее вред. Одним из исключений из этого правила, когда непосредственный причинитель вреда и субъект ответственности не совпадает в одном лице, является положение, предусмотренное ст. 1073 ГК РФ, в соответствии с которым за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим 14 лет, отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине. Под виной родителей (усыновителей) или опекунов в данном случае понимается как неосуществление должного надзора за несовершеннолетними, так и безответственное отношение к их воспитанию или неправомерное использование своих прав по отношению к детям, результатом которого явилось неправильное поведение детей, повлекшее вред (попустительство или поощрение озорства, хулиганских действий, безнадзорность детей, отсутствие к ним внимания и т.п.) (п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ “О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья”, № 3 от 28 апреля 1994 г.).

Действующему законодательству известны и отступления от принципа вины (п. 4 ст. 1073; п. 3 ст. 1076; п. 1 ст. 1078 и ст. 1079 ГК РФ; ст. 54 Закона РФ “Об атомной энергии”;
ст. 88 Закона РСФСР от 19 декабря 1991 г. “Об охране окружающей природной среды” и ряд других), когда ответственность возлагается и за случайное причинение вреда, то есть независимо от вины причинителя.

Случай, как противоположность вины характеризует такое психическое отношение субъекта к своим действиям, при котором он не знал и не должен был знать о возможности наступления вредных последствий[15] . Большинство цивилистов квалифицируют гражданско-правовой случай как понятие, характеризующее субъективную сторону правонарушения[16] . Однако отдельные авторы смешивают случай (казус) с диалектической случайностью. Например, М. Шаргородский под правовым случаем понимает отсутствие причинной обусловленности между деянием лица и вредом[17] . Однако следует учесть, что задачей гражданско-правовой науки - выявить на основе общего философского понятия специфику гражданско-правового случая и дифференцировать его проявления, различая случай простой и квалифицированный, то есть характеризуемый чрезвычайными моментами (например, стихийные бедствия)[18] .

Таким образом, существующие в философском понимании случайности можно разделить на внешние и внутренние, ибо внутренним философским случайностям соответствует правовой случай, а внешним – непреодолимая сила.

Наиболее характерным примером ответственности является ответственность владельца источника повышенной опасности (ст. 1079 ГК РФ), который освобождается от обязанности возместить вред только если докажет, что вред явился следствием непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

В цивилистической литературе много внимания уделялось исследованию причин расширению ответственности владельца источника повышенной опасности до пределов непреодолимой силы.

Так М. М. Агарков выдвинул “теорию бдительности”, указывая, что повышенная ответственность является стимулятором для повышенной бдительности владельца источника повышенной опасности[19] . С этой теорией перекликается “теория стимулирования”, согласно которой возложение на владельца источника повышенной опасности обязанности возместить случайно причиненный им ущерб основано на стимулировании его к изысканию новых средств техники безопасности в целях полного исключения всякой возможности несчастных случаев[20] . Выдвигается также “теория риска”, в соответствии с которой основанием юридической обязанности владельца источника повышенной опасности возместить вред является риск принятия на себя отрицательных случайных последствий, вероятность наступления которых при эксплуатации источника владелец осознает и допускает[21] .

Поскольку пределом ответственности владельца источника повышенной опасности является непреодолимая сила, возникает необходимость разграничения ее и правового случая, за который ответственность наступает.

Непреодолимая сила – такое чрезвычайное, внешнее по отношению к деятельности причинителя вреда, природное или общественное событие, которое воздействуя на деятельность невиновного правонарушителя, вызывает вредные последствия, непредотвратимые не только для данного причинителя вреда, но и для других лиц, однотипных по роду и условиям деятельности[22] .

В юридической литературе предложены различные критерии отграничения непреодолимой силы от простого случая. Если суммировать признаки непреодолимой силы, предложенные в литературе и получившие отражение в законодательном определении этого понятия (ст. 202 ГК РФ), то ее характеристика выражается в основном в трех моментах: чрезвычайности, относительности и объективной непредотвратимости.

Непреодолимая сила – понятие специфически правовое. То или иное разрушительное (вредоносное) событие естественного (ураган, наводнение, оползень и т.д.) или общественного (эпидемии, военные действия) характера приобретают качество непреодолимой силы лишь в связи с таким воздействием на деятельность людей, которое они не могут предвидеть, либо хотя и предвидят, но не могут предотвратить наступления вызываемых им вредных последствий. В то же время не каждое событие само по себе может быть отнесено к разряду явлений непреодолимой силы.

С непреодолимой силой связывается представление не об ординарном, обычном событии (например, изменение погоды в связи со сменой времени года), а об обстоятельстве чрезвычайному как по источнику возникновении, так и по силе своего воздействия. Например, по одному из дел Верховный Суд СССР указывал на необходимость различать обычные, и вполне естественные трудности, вызванные войной, например, мобилизацию, от таких обстоятельств военного времени как военные действия на территории лова рыбы, гибель орудий лова в результате военных действий и другие, которые как непреодолимая сила должны служить основанием для освобождения от ответственности за невыполнение договора поставки рыбы[23] .

Другим объективным признаком, характеризующим сами явления непреодолимой силы и общими для всех них служит внешний характер воздействия непреодолимой силы на деятельность по эксплуатации источников повышенной опасности. Поэтому если вред вызывается внутренними вредоносными свойствами источника повышенной опасности. То он рассматривается как проявление той повышенной опасности для окружающих, за которую и установлена повышенная ответственность владельца источника.

Относимость непреодолимой силы предполагает оценку реально сложившейся конкретной обстановки. То, что в одном месте является преодолимым, в другом может стать непреодолимым.

Непреодолимая сила служит обстоятельством освобождения от ответственности в силу чрезвычайного характера события, которое нельзя предвидеть или невозможно предотвратить наступление его вредоносных последствия. Поэтому она является пределом, ограничивающим ответственность владельца источника повышенной опасности.

Заключение.

Тема “ответственность, возникающая из деликтных обязательств” является одной из наиболее сложных и важных в гражданском праве. Эти сложности обусловлены тем, что:

a)она охватывает большой круг вопросов, разрешение которых отличается существенными особенностями по сравнению с тем, как они решаются в области ответственности в следствие неисполнения или ненадлежащего исполнения договорных обязательств;

b)в ней концентрируются наиболее сложные проблемы не только цивилистической, но и других отраслевых юридических дисциплин (например, состав правонарушения, основание и условия ответственности, необходимая оборона и крайняя необходимость);

c)изучение ряда вопросов (как, например, вины и причинной связи), требует определенной подготовки в области теории познания и ознакомления с рядом философских категорий и понятий.

Вместе с тем деликтная ответственность принадлежит к числу тех правовых институтов, в которых сложные теоретические проблемы имеют прямой выход в практику: от их решения непосредственно зависит охрана жизненных интересов многих граждан и организаций.

Кроме того, в связи с принятием нового Гражданского кодекса, данная тема претерпела некоторые изменения, увеличилось число норм, регулирующих деликтную ответственность, хотя и сохранились некоторые противоречия между рядом нормативно-правовых актов.

Все это обуславливает необходимость уделения внимания этой теме, дальнейшей ее разработки и исследований.

Список использованной литературы:

1.Васьки В. В. “Возмещение убытков предприятиям”. Москва, 1979 г.

2.Гражданское право, часть 1 / Под редакцией Калпина А. Г., Масляева А. И. Москва, 1997 г.

3.Гражданское право, часть 1 / Под редакцией Сергеева А. П., Толстого Ю. К. Москва, 1996 г.

4.Гражданское право, часть 2 / Под редакцией Сергеева А. П., Толстого Ю. К. Москва, 1997 г.

5.Донцов С. Е., Глянцев В. В. “Возмещение вреда по советскому законодательству”. Москва, 1990 г.

6.Как возместить убытки. Москва, 1991 г.

7.Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части 2 / Под редакцией Садикова Д. Н. Москва, 1997 г.

8.Коршунов Ю. “Правила возмещения вреда, причиненного при исполнении трудовых обязанностей” \\ Хозяйство и право, № 5, 6, 1996 г.

9.Матвеев Г. К. “Основания гражданско-правовой ответственности”. Москва, 1970 г.

10.Новицкий И. Б., Лунц Л. А. “Общее учение об обязательстве”. Москва, 1950 г.

11.Павлодский Е. Л. “Случай и непреодолимая сила в гражданской праве”. Москва, 1978 г.

12.Смирнов В. Т., Собчак А. Л. “Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве”. Ленинград, 1983 г.

13.Шиминова М. Я. “Компенсация вреда гражданам”. Москва, 1979 г.

14.Ярошенко К. Б. “Специальные случаи ответственности за причинение вреда”. Москва, 1977 г.

Нормативный материал и судебная практика:

1.Гражданский кодекс РФ.

2.Уголовный кодекс РФ.

3.Закон от 19 декабря 1991 г. “Об охране окружающей природной Среды”.

4.Закон “Об атомной энергии”.

5.Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболевание или иным повреждением здоровья, связанных с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденные Постановлением Верховного Совета РФ от 24 декабря 1992 г.

6.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. № 3 “О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья”.


[1] Малеин И. С. “Возмещение вреда, причиненного личности”. Москва, 1965 г. Стр. 5.

[2] Алексеев С. С. Общая теория социалистического права. Москва, 1964 г.
Стр. 210.

[3] Слесарев В. А. “Вред как результат гражданского правонарушения”. \\ Советское государство и право”, 1976 г., № 3, стр. 114.

[4] Шиминова М. Я. “Компенсация вреда гражданам”. Москва, 1979 г. Стр. 34.

[5] Гражданское право. Часть 1. / Под редакцией Калпина А. Г., Масляева А. И. Москва, 1997 г.

[6] Смирнов В. Т., Собчак А. Л. “Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве”. Ленинград, 1983 г. Стр. 58.

[7] Новицкий И. Б., Лунц Л. А. “Общее учение об обязательстве”. Москва,
1950 г. Стр. 365).

[8] Донцов С. Е., Глянцев В. В. “Возмещение вреда по советскому законодательству. Москва, 1989 г. Стр. 20.

[9] Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е издание, т. 20. Стр. 22.

[10] Иоффе О. С. Обязательственное право. Москва, 1975 г. Стр. 113-128.

[11] См., например, Новицкий И. Б., Лунц Л. А. “Общее учение об обязательстве”. Москва, 1950 г. Стр. 307-319.

[12] Новицкий И. Б., Лунц Л. А. “Общее учение об обязательстве”. Москва, 1950 г. Стр. 305-306.

[13] Матвеев Г. К. Основания гражданско-правовой ответственности. Москва, 1970 г. Стр. 236, 241.

[14] Матвеев Г. К. Основания гражданско-правовой ответственности. Москва, 1970 г. Стр. 236.

[15] Павлодский Е. А. “Случай и непреодолимая сила в гражданском праве”. Москва, 1978 г. Стр. 30).

[16] см. Новицкий И. Б., Лунц Л. А. Указ. соч., стр. 320; Матвеев Г. К. “Вина в гражданском советском праве”. Киев, 1995 г. Стр. 275.

[17] Шаргородский М. П. “Причинная связь в угловном праве” - Ученые труды ВНЮН. Выпуска X, 1947 г. Стр. 190.

[18] Каминская П. Д. Основания ответственности по договорным обязательствам - Вопросы гражданского права. Москва, 1957 г.
Стр. 125.

[19] Гражданское право, 1944 г., т. 1, стр. 341.

[20] Иоффе О. С. Ответственность по советскому гражданскому праву. ЛГУ, 1955 г. Стр. 13.

[21] Братусь С. Н. “Спорные вопросы теории юридической ответсвенности”. \\ Советское государство и право, 1972 г., № 4, стр. 34.

[22] Павлодский Е. Л. “Случай и непреодолимая сила в гражданском праве”. Москва, 1978 г. Стр. 102.

[23] Судебная практика Верховного Суда СССР, 1942 г., вып. 2, стр. 34.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий