регистрация /  вход

Ноосферное будущее (стр. 1 из 6)

Мы проектируем ноосферное будущее

Абстрагируясь от сферы причин явлений, меняющих условия жизни человечества сегодня, можно констатировать, что мы вступили в новые условия бытия, когда окружающая среда уже не пассивна, как прежде, но проявляет возрастающую активность, вступая во все более активное взаимодействие с человеком и человечеством. Эти условия толкают нас на пересмотр собственной концепции бытия и самих себя, решительно открывая путь для саморазвития. В прежних условиях, когда окружающая среда была пассивным объектом, когда отношения с ней человека носили лишь односторонний характер и она полностью подчинялась его воле, когда живое пространство природы являлось лишь территорией для социальных и техногенных экспериментов, - когда человек в природе ни за что не отвечал, способность к существованию человека определялась лишь его активностью как живого существа. Так, на передовые позиции закономерно выходили те, чья активность в наименьшей степени была обусловлена нравственностью, которая ими лишь подгонялась под себя, превращаясь в извращенную мораль для всех. Достигали успеха те, кто дальше всех шел по пути безнравственности или решительно пресекал ее, становясь для всех фактором осознания своих нравственных начал. Жизнь, когда твоя принадлежность человеческой природе является недостатком, сегодня на Земле подходит к концу - вот какой вывод напрашивается при попытке охвата всей целостной картины событий сегодняшнего дня. Сегодня человек становится активным творцом жизни, ее волевым субъектом. Он занимает свое место в природе и находится в полшаге от того, чтобы, наконец, познать свою сущность и стать самим собой, завершив формирование матрицы жизни, содержащейся в нем. Чтобы стать гарантом сохранения природы, Земли и самого себя.

Человеческое лицо ноосферы

Понятие ноосферы сегодня имеет множество толкований - это и сфера накопленного опыта человечества, это и сфера всех мыслей, когда-либо посещавших сознание людей. Все они происходят из определения, широко введенного В.И. Вернадским - сфера разума. Сегодня мы подходим к пониманию того, что это определение нуждается в уточнении и расширении своего смысла, а также в определении и введении понятия квазиноосферных знаний. К этому нас сподвигает, прежде всего, опыт, реальность которого несомненна, но не может быть выражена словами, либо его вербальное выражение выглядит слишком абстрактным и сомнительным, то есть бездоказательным. Нельзя также не сказать об опыте, сложностей в словесной передаче которого хоть и не возникает, но его ценностная составляющая ярко выражено отрицательна. Как правило, это опыт, почерпнутый за гранью морали, то есть самим своим таким происхождением прежде всего обрушивает рамки нравственности, чем просто вырождает понятие ноосферы.

Таким образом, детализация смысла ноосферы должна быть связана с понятием "человек", с насущной необходимостью его введения сегодня и, соответственно, пересмотром рассматриваемого понятия, как производной от человеческого бытия. Точнее - с расширением представлений о человеческом опыте, о путях его приобретения, способах передачи и воспроизведения, а также определением критериев его ценности с учетом новейших научных данных.

За всю историю нашей цивилизации созданы сотни картин мира, тысячи научных парадигм и бесчисленное число идеологий. Рост их количества за последние века проявил свой экспоненциальный характер и на сегодня приблизился к критическому значению, когда все более осязаемо возникает угроза окончательного ненахождения общего языка между людьми. Ведь каждая из них представляет собой абсолютно законченный, самодостаточный мир со своей терминологией и способом отображения бытия, фактически отражающим лишь узкий круг предпочтений какой-либо из социокультурных групп. Со временем каждая из них все более детально обнаруживает свою состоятельность и реальность, и они становятся все более невосприимчивы, невидимы друг для друга, подобно расходящимся прямым. Подобно абсолютно разным, непересекающимся мирам, претендующим расколоть объективно единую и целостную реальность - наш мир, в котором мы живем, даже не подозревая о его этой параллельной многомерности.

Однако эта претензия на раскол становится все более реальной, поскольку предстоящий исторический выбор предопределит не только направление развития науки и технологий, но и нашего сознания, нашей культуры. Расходящийся интеграл познания, формируемый расползающейся по швам современной частью ноосферы, как минимум, грозит "списать" и предать забвению значительную часть накопленных человечеством знаний как результат инерционного преобладания какого-нибудь лишь одного из них. Реальность такого исхода заставляет нас по-новому взглянуть на весь опыт человечества, находящийся сегодня под угрозой своего обнуления, и найти такую позицию, с которой его ценность соответствовала таковой, установленной эмпирическим, прикладным путем. Тем же, эмпирическим путем, становится очевидно, что исходной точкой в определении этой позиции должен стать сам человек, просто как единый автор этих ортогональных виртуальных миров - как нечто, единственно надежно связывающее их собой. Как нечто единственное, что способно мыслить об их объединении, как залоге собственного самосохранения. Как ось единой матрицы бытия, ячейки которой жаждут своего заполнения столь разнородным знанием.

Какова причина расходимости интеграла человеческого познания? Почему углубляясь, казалось бы, в аспекты единого мира, каждый из исследователей находит лишь свою, собственную суть, - вот тот вопрос, ответ на который, скорее всего, прольет свет на характер искомой позиции единства.

Углубляясь в историю науки, анализируя ее подход, необходимо учитывать ее социальное происхождение. Необходимо помнить о том, что наука - это, прежде всего, социальный заказ, а значит она обусловлена, отягощена задачами и нуждами общества. То есть не может быть истинно объективной - наука предвзята и в социальной предвзятости своей склонна рассматривать мир как нечто законченное, состоявшееся, остановившееся в своем развитии, освоение чего требует от науки общество. В поисках объяснения неуклонного расхождения интеграла познания мы оказываемся вынуждены бескомпромиссно отвергнуть идею о законченности мира. Оно заставляет нас более глубоко осознать процесс эволюции мира, его непрерывного развития и увеличения его мерности.

В этой связи ситуацию, в которой находятся искатели истины, вполне можно уподобить сцене, когда у Творца спрашивают: "Как устроен мир?" - А Он отвечает: "А как бы вы хотели, чтобы он был устроен?.." В неготовности к этому вопросу, в моем представлении, и состоит суть современного научного кризиса. Отягощенное социальным началом человечество не способно помыслить о той творческой свободе, которая предложена человеку его собственной природой, а любые суперсовременные технологии, способные дать решение любой задачи, все же, неспособны принимать решение за самого человека, их создателя.

Если принять концепцию о том, что человек - это венец творения, то это должно означать и то, что человек является подведением некоего итога процесса творения, воплощением интегральной суммы бытия. А коль так, то научный подход, в рамках которого превалирует движение вовне, наружу, от себя, открыто утопичен. Хотя бы потому, что претендует остановить время, то есть саму жизнь этим абстрагированием от самого себя, могущего свидетельствовать их течение. И не говоря уже о том, что путей вовне, путей от образования, также как и путей к себе, путей самопознания - бесчисленное множество, что каждый из них неповторим, но лишь у путей к себе - единая цель.

Проблески Ноосферной цивилизации

Ярчайшим событием в данном контексте, пожалуй, впервые столь полно охватившем ключевые вопросы дальнейшего развития цивилизации, стала прошедшая недавно в Москве первая международная научно-социальная конференция с характерным названием - "Перспективы сохранения и развития единой цивилизации планеты. Культура. Экология. Космос". Она состояла из семи секций, каждая из которых, вполне тянула на отдельную конференцию. При подготовке форума работал экспертный совет, отбиравший самые интересные, самые глубокие доклады. Достаточно сказать, что из числа представленных, в состав конференции было включено лишь около половины. Пожалуй, впервые конференция собрала людей не по принципу принадлежности к тому или иному течению мысли, но по единству конечной цели, важность которой на сегодня мало у кого не вызывает сомнения. Здесь были и умудренные профессора, и молодые ученые, и религиозные деятели, и люди творчества, и государственные мужи, и даже те, кого принято называть экстрасенсами. Сегодня пришла пора признать, что существенность эзотерики заключена в идее самопознания, без которой она немыслима. Эзотерика содержит в себе идею бесконечности природы человека, что является мощным сдерживающим фактором ее деградации.

Все участники были объединены единым стремлением, единой заботой, жизненная актуальность которой отодвигала на второй план личную историю каждого и заставляла со всей открытостью и чистотой говорить о своем опыте, о своем знании и достижениях. Этому не мог не способствовать и тот факт, что конференция проходила в весьма неслучайном месте - в музее Истории Земли имени В.И. Вернадского.

Как один из организаторов, в период подготовки конференции я с умилением наблюдал, как в оргкомитет каждый день приходили совершенно разные во всем люди и начинали примерно одинаково: "Я к вам пришел, потому что только я один знаю, как сохранить цивилизацию!" Теперь, по прошествии конференции, я понял о, пожалуй, никак не ожидаемом изначально ее итоге. А он таков: каждый, посвятивший себя глобальным вопросам бытия, неосознанно нуждается в таких же, как он - в такой же широте ценностного спектра, в таком же ноосферном мировоззрении у его окружающих, как и у него. Он нуждается в них, как могущих обогатить его представления, наполнить жизнью его картину мира, просто оценить по достоинству. Он кричит о своей уникальности, чтобы обратить на себя внимание - чтобы донести до окружающих, что он нетривиален, что его заботы касаются всех. Мерность представлений каждого из участников конференции была увеличена во много раз! Каждый участвующий понял, что никто не намерен отбирать у него его "научный" хлеб, но готов с энтузиазмом делиться своими открытиями. Расходящийся же интеграл познания при единстве устремлений оказался ничем иным, как естественным проявлением безграничной свободы человеческой мысли. Стало очевидно, что наука, напрочь лишенная гуманистического аспекта, никак не может быть основой какой-либо идеологии и подавно - единой цивилизации, поскольку жестко ее детерминирует. Что при единстве целей отступают любые проблемы и находятся подчас невероятные решения. В этом смысле предсказуемым итогом конференции стала единогласная поддержка проекта Единой Ноосферной Духовно-экологической Конституции Человечества. Видные представители научных, творческих, религиозных, политических и эзотерических кругов сошлись в едином мнении о необходимости, наконец, поставить во главу угла развития цивилизации Человека, ее скромного автора.