Деятельность ивана федорова

О роли Ивана Федорова и его преемников в формировании и развитии восточнославянского книгопечатания. Деятельность Ивана Федорова в Москве и в Заблудово. Книгопечатание во Львове. Острожская типография. Возвращение во Львов. Преемники Ивана Федорова.

Введение.

Интерес к истокам типографского дела пробудился в далеком XVIIвеке. В самом начале столетия неизвестный нам по имени автор так называемого Пискаревского летописца поведал о широком развитии книгопечатания при царях Фёдоре и Борисе. В послесловии к богословской книге Трефолгион, вышедшей с Московского Печатного двора в 1638 году, рассказано об основании типографии в Москве. Здесь были впервые названы имена первопечатников - Ивана Федорова и Петра Мстиславца.

Имя Ивана Федорова хорошо известно как в нашей стране, так и за её пределами. Уже исследователями второй половины XX века были открыты новые, ранее не известные стороны деятельности первопечатника. Раньше его считали не больше, чем ремесленником, мастером, теперь в нём видят писателя, художника, просветителя, педагога, наконец – политического деятеля.

Появление типографского станка – важная веха в истории культуры. До изобретения книгопечатания, по словам академика В. И. Вернадского, «человеческая личность не имела никакой возможности предохранить, хотя бы несколько, свою мысль от исчезновения, распространить её широко, переждать неблагоприятное время и сохранить её до лучших времен. Вечно и постоянно всё создавалось и вновь разрушалось тлетворным влиянием всеразрушающего времени» [ 2,с. 79]. С изобретением печатного станка устное слово, будучи записано, а затем воспроизведено в десятках, сотнях и тысячах оттисков, становится активным средством воздействия на массы, орудием просвещения и воспитания, инструментом распространения знаний.

Поскольку изобретением Ивана Федорова люди пользуются до сих пор, тема реферата остается актуальной и в наше время. Целью данной работы является выявление роли Ивана Федорова и его преемников в формировании и развитии восточнославянского книгопечатания.


1. Деятельность Ивана Федорова в Москве.

Старопечатные издания – начало могучего книжного океана наших дней. Среди них – фолианты в роскошных переплётах и изящные книжки – малютки, скромные учебники грамоты и листовки – однодневки, учёные трактаты и иллюстрированные «книги бедняков». Сейчас они – памятники былых времён, но не столь уж давно книга, изготовленная типографским способом, являлась новейшим техническим достижением. Впитав и обобщив многовековой опыт рукописной книжности, книгопечатание с первых десятилетий своего существования стало важным фактором развития культуры, мощным орудием идеологической борьбы. Не удивительно, что старопечатные книги помогают ныне исследователям лучше понять сложность и многообразие культурной жизни прошлых столетий, связи и взаимоотношения разных эпох и стран. Возникновение книгопечатания восточнославянских народов неразрывно связано с именем Ивана Федорова

[ 3, с. 10-11].

О детских и юношеских годах жизни Ивана Федорова не сохранилось. Известно лишь из послесловия к Апостолу, что он был дьяконом церкви Николы Гостунского в Московском Кремле. Нет сведений, где и кого обучался русский первопечатник типографскому искусству. Возможно, он работал в анонимной типографии. Об этом говорит сходство некоторых полиграфических приёмов, использованных в московских безвыходных изданиях и в книгах, выпущенных в Москве Иваном Федоровым [ 1, с.26].

Старые русские историки считали Ивана Федорова не более чем ремесленником, послушным исполнителем воли «просвещенных людей» - царя Ивана VI и митрополита Макария, задумавших приобщить Россию к печатному слову. Историки установили, что мастера, стоявшие у истоков книгопечатания, знакомившие с типографским делом разные страны и народы были высокообразованными людьми, зачастую имевшими университетское образование. Сохранилась книга Краковского университета, в которой записывали имена лиц, удостоенных учёных степеней. Здесь можно найти имя «Ивана сына Федора Москвитина». Немировский Е. Л.не исключает, что это – будущий московский первопечатник [ 4, с. 121-122].

Единственные документы из которых мы узнаем о деятельности Ивана Федорова в Москве ,послесловия к московскому и львовскому изданиям Апостола [1,с. 26] .В Апостоле , напечатанном Иванов Федоровым и Петром Мстиславцем,- можно прочитать : « По велению благочестивого царя и великого князя Ивана Васильевича всея Руси и по благословению преосвященного Макария митрополита начали изыскивать мастерства печатных книг, в год 61-й восьмой тысячи в 30-й год царствования его благоверный царь повелел устроить на средства своей царской казны дом, где производить печатное дело». Это – первое ,ставшее знаменитым , свидетельстве о начале русского книгопечатания.

Трудами советских истериков, исследователей архивов и книгохранилищ было неопровержимо доказано , что в это десятилетие между началом «изысканий» мастерства печатания книг и выходом в свет законченного прекрасного издания - Апостола Ивана Федорова – было напечатано в Москве несколько книг . Нет никаких данных о том , кто из напечатал , когда они вышли в свет и в науке за ними закрепился термин « безвыходных» изданий ,книг ,не имеющих выходных данных. Поскольку не указано, в какой типографии они были изготовлены, называют их также «анонимными» изданиями. Вместе с тем сейчас уже ни у кого нет сомнений, что напечатаны они была именно в Москве. Заметна их близость к московским рукописным книгам и к более поздним неоспоримым московским изданиям Ивана Федорова и его учеников; общими оказываются у них оформительский приемы.

Иван Федоров остается лучшим из наших первопечатников. Поскольку несколько книг, предшествовавших его Апостолу, не имеют выходных данных. В. Капустин оставляет их как бы в предыстории начала книгоиздательства на Руси. Общественною, авторизованную ,сознательно изданною книгой – для того времени и для Москвы – является только Апостол. Иван Федоров – первых кто, поднимается над уровнем «простого» ремесленника ,печатника – исполнителя. Он был не только «мастер», притом «хитрый» ( т.е. искусный ), как его называли современники и люди близких ему поколений. Иван Федоров, по мнению И.В. Капустина ,был великим новатором и вместе с тем – живым человеком с присущими людям порывами

Научиться своему мастерству он должен же был у кого- либо! В старое время высказывались даже мысли о том, будто он ездил учиться в Германию. Мифических иностранцев объявляли учителями Ивана Федорова те, кто не верил в мастерство русских умельцев. Объявляли «учителем» Ивана Федорова Петра Мстиславца на том основании, что ,происходя из города Мстиславля ,будучи ,вероятно ,белорусом, он мог получить там какие-либо навыки от самого Скорины , - если бы только великий белорусский просветитель не напечатал свою последнюю книгу в 1525 году, за 40 лет до деятельности Ивана Федорова с Петром Мстиславцем , которого всегда называют на втором месте после Федорова, именуя его « клевретом», помощником последнего [ 6 ,с.1-2].

Иван Федоров выработал новую технику набора, трудоемкую, но оригинальную. Все надстрочные знаки отливались отдельно от литер. Сами же литеры изготовлялись различных величин. При наборе с литерами меньшей высоты между строками образовывались пустоты, которые заполнялись надстрочными знаками или пробельным материалом. В книгах напечатанных Иваном Федоровым, случайные оттиски пробельного материала уже не встречаются, что свидетельствует о возросшем умении и мастерства набора и печати. Широко применяет прием слепого тиснения

Иван Федоров : в Апостоле 1564 года не менее 25 полос. Порою концевая полоса заполнена стоками точек , литерами , в совокупности образующими причудливые узоры , ромбы, прямоугольники, цепочки из расположенных в шахматном порядке знаков. Слепое тиснение используется как своеобразное художественное убранство книги. Много разногласий вызвал вопрос по существу художественно-исторический и общекультурный – о происхождении стиля убранства ранней московской книги, того , что часто называют старопечатным орнаментом. И.В. Капустин обращает внимание на то , что он эволюционирует от книги к книге и наконец торжествует в замечательной системе декораций Апостола Ивана Федорова, в книге ,которая во всем представляется стоящей на высоте , до какой не дано было подняться всей её предыстории [ 6 ,с. 5] .

Апостол печатался целый год – с 19 апреля 1563 года по 1 марта 1564 года . Это - выдающееся произведение русского первопечатного искусства , по техники печати ,качеству набора и оформлению Апостол намного выше анонимных изданий. Книга напечатана черной и красной краской. Технология двухцветной печати напоминает приемы анонимной типографии. Но Федоров вносит и новое. Он впервые применяет у нас двухпрокатную печать с одной формы. Использует он метод двухпрокатной печати с двух наборных форм ,как это делалось во всех европейских типографиях.

Московский Апостол снабжен большой фронтисписной гравюрой , изображающей евангелиста Луку [ 1 ,с.27] . Иван Федоров использовал для большой гравюры Апостола рамку из издания Библии на чешском языке 1540 года, напечатанную с немецкой гравюры из более раннего издания . А последняя сама была вариацией итальянских и южно-французских мотивов. Лучшей , по истине поразительной книгою московской печати был и остался на долгое время Апостол Ивана Федорова 1564 года, новаторская , смелая , необычная книга , одна из таких которые, как считает И.В. Капустин, делают эпоху в истории культуры. Смысл издания Апостола в том новом , что было внесено его создателем : в том что он снабжен замечательным рассказом , послесловием Ивана Федорова , никак не богослужебным ; в том , что его украшает вначале большая гравюра ,которая впервые в нашем книжном искусстве определенно и точно использует для своих целей иноземный оригинал в стиле Возрождения ; в том , что весь Апостол снабжен десятками крупных заставок ,мастерски гравированных на дереве, в таком числе и качестве, которого не достигал старопечатный стиль ; в его новой печатной техники ; в том , что Иван Федоров подверг редактурному пересмотру текст Апостола ,заменяя малопонятные старославянские выражения близкими к народному языку [источник 6, стр.6].

Деятельность Ивана Федорова продолжалась еще год. В 1565 году быстро, один за другим, он вместе с Петром Мстиславцем выпускает два Часовника, впервые создавая в Москве новый тип малоформатного печатного сборника общеупотребительных молитв, книжки, по всей вероятности, бывшей также и учебною [ 6, с. 6]. Учебный характер и небольшой формат объясняют исключительную редкость этого издания. Книга быстро зачитывалась и ветшала[1, с.27].

В послесловии к Часовнику говорится, что напечатан он «подвигом и прилежанием, трудами и изысканием Ивана Федорова да Петра Мстиславца». Очевидно, не только исполнение, но и инициатива издания была в их руках; два издания Часовника отличаются различною редакцией текста. Иван Федоров все время шел к живой речи, к общепонятности языка, по мнению И.В. Капустина, следует признать, что Иван Федоров завоевал место в истории русского искусства как замечательный мастер книжной гравюры. Он как художник – это мастер, знающий и понимающий достижения искусства Возрождения и помнящий вместе с тем в первую очередь практику замечательных художников русской рукописной книги.

Его старопечатный стиль – энергичная пластическая лепка листьев и ветвей. Он соединяет эффекты черного и белого, линии и фона. В этом его новаторство. Он отчетливо сознает и воплощает специфику гравюры на дереве, ксилографии. Функции заставок, или фигурных наборных окончаний старой книги, когда спусковая полоса оканчивалась как треугольник, обращенный вершиной книзу, были художественно – декоративными и имели практически – общественное значение, помогая процессам чтения, раздельного восприятия частей, на которые делилась книга. Шрифт Ивана Федорова тесно связан по рисунку со шрифтами безвыходных книг. Но он имеет и свои особенности. Букву “ Ж ”, например, Федоров вырезает и отливает со своеобразно нависающим слева верхним завитком. Его шрифт чуть наклонный, буквы как бы упруго гнутые, хорошо читаются [ 6, с. 6].

Вскоре после издания Часовника Иван Федоров и Петр Мстиславец вынуждены были покинуть Москву. Известно, что Иван Федоров подвергся в Москве гонениям за свою деятельность. Упоминание в послесловии к львовскому Апостолу о «многих обвинениях в ереси», заставляет предположить, что одной из главных причин преследования Ивана Федорова и Петра Мстиславца было их критическое отношение к тексту печатаемых ими богослужебных книг, их «вольнодумство» [1, с. 28].

2.Иван Федоров в Заблудово.

Покинув Москву, Иван Федоров и Петр Мстиславец отправились в Литву. Они остановились в имении Заблудово,к западу от Белостока, принадлежавшем гетману Григорию Александровичу Ходкевичу,

Белорусско-литовскому магнату, но русской ориентации. Ходкевич предложил Ивану Федорову печатать русские православные книги с целью сохранения национальной самобытности русско-белорусского населения, боровшегося против насильственного ополячивания и католицизма, за свой родной язык и национальное достоинство.

Первой книгой, напечатанной московским мастерами в Заблудово, было Евангелие Учительное, вышедшее в свет 17 марта 1569 года. Это был сборник «бесед» с толкованием евангельских текстов. Эта книга уже значительно отличалась по оформлению от московских изданий. В ней имеется титульный лист и предисловие, написанное Ходкевичем. Шрифты и заставки те же, что и в московских изданиях. После отпечатания Евангелия Мстиславец расстался с Иваном Федоровым и перебрался в Вильнюс. Причины, побудившие его к отъезду, не известны. В Вильнюсе Петр продолжал печатать книги.

Вторым заблудовским изданием была Псалтырь с Часословцем, печатавшаяся с 26 сентября 1569 года по 23 февраля 1570 года. Это-одно из лучших изданий Ивана Федорова, напечатанное уже им самим без помощи Мстиславца.

В 1569 году произошло объединение Литвы и Польши, и гетман Ходкевич отказался от продолжения политической борьбы и предложил Ивану Федорову заняться сельским хозяйством в подаренном ему имении [ 6, с. 28-29] . Но заманчивое предложение не прельстило московского книгопечатника, и он сказал гетману: «Не пристало мне в пахании и в сеянии семян жизнь свою коротать. Вместо сохи у меня ремесло художественное, вместо семян житных- духовные семена подлежит мне по вселенной рассеивать.»[ 4, с. 123].

3. Книгопечатание во Львове.

Иван Федоров глубоко верил в свое призвание и высоко ценил искусство книгопечатания как могучее средство просвещения и общественной деятельности. Он покинул Заблудово и в конце 1572 года перебрался в Львов. С большим трудом собрал Иван Федоров необходимую сумму для приобретения типографии. Она была оборудована в предместье Львова, называемом Подзамчье. Печатнику помогали его сын Иван, который был переплетчиком, и подмастерье Гринь[ 1, с.29] .

15 февраля 1574 года Иван Федоров выпустил во Львове новое издание Апостола. В нем помещено исключительно содержательное послесловие. Здесь он прямо говорит о себе не как простой типограф, исполнитель заказа, а как инициатор издательского дела. И.В. Капустин утверждает, что нет сомнений: в Львове, в среде горожан, пользовавшихся правами и объединенных в корпорации и братства, Федоров чувствовал себя свободнее и вел себя активнее, чем в Москве эпохи Ивана Грозного. Иван Федоров входит в украинскую культурную общественность. В убранстве Апостола 1574года принимает участие местный мастер гравюры, подписавшийся буквами W.S. [ 6, с. 20].

В 1954-1955 года стало известно, что во Львове первопечатник выпустил одно из самых замечательных своих изданий – «Азбуку» [ 1,с.29] . Это первая российская печатная учебная книга, изданная более 400 лет назад выдающимся московским печатником-просветителем Иваном Федоровым. Единственный известный ныне экземпляр этой Азбуки находится в библиотеке Гарвардского университета (США). К сожалению, в книге нет заглавия и титульного листа. В связи с этим нельзя определенно сказать, как она называлась. В работах , посвященных книге Ивана Федорова , нет ни единого мнения о её названии, но чаще всего употребляется название Азбука. Учебное пособие, созданное Федоровым, представляет собой книгу , составленную из пяти восьмилистовых тетрадей, т.е. в ней сорок листов, или восемьдесят страниц, в странице по пятнадцать строк. Два страницы ( обороты четвертого и сорокового листов) пустые. В книге отсутствуют нумерация страниц и ныне принятая сигнатура листов. Азбука скромно оформлена пятью заставами и тремя концовками. Заставки варьируют характерный для других изданий

Федорова мотив листьев с цветками , бутонами , маковыми головками и шишками. Концовки представляют собой готический плетенки , одна из них дополнена элементом растительности. Завершают Азбуку две гравюры : на одной - герб города Львова ,на другой - типографский знак первопечатника. Иван Федоров, положив основу книги распространенный в то время буквослагательный метод, начинающийся с заучивания букв славянского алфавита и с усвоения двух-и трехбуквенных слогов. Первая часть книги - азбука – включает в себя также и материалы по грамматике .Во второй части приводятся тексты для закрепления и развития навыков письма и чтения. Азбука Ивана Федорова открывает историю российских печатных книг для обучения письму и чтению.[ 5,с.17-20 ] .

4.Иван Федоров в Остроге.

Во Львове Иван Федоров испытывал тяжелые финансовые затруднения. В это время он получает предложение устроить типографию в имении князя Константина Острожского . В 1575 -1576 году Иван Федоров исполнял по назначению князя Острожского обязанности управителя Дерманского монастыря. В эти годы в типографии он не работал.[ 1,с.30] .

Княжескую резиденцию в Остроге современники считали центром просвещения. Там было много греческих ученых , целая улица называлась «Греческой». Стояла настоятельная задача - оборудовать типографию для напечатания Библии , огромнейшей книги , требовавшей мелкого шрифта [ 6,с.20] . Пока шла подготовка к изданию Библии , Иван Федоров выпустил в свет две книги в небольшом изящном формате. В 1580 году –

«Новый завет с Псалтырью» и « Книжку собрания вещей нужнейших».

«Книжка» - первый в истории отечественной библиографии алфавитно-предметный указатель и одновременно первый в истории нашей словесности сборник афоризмов [ 4,с.124] . Так же в Остроге было отпечатано новое издание Азбуки и два букваря. Азбука напечатана 18 июня 1578 года. Книга напечатана шестью разными шрифтами, в том числе двумя греческими. На обороте титульного листа - герб князя Острожского. Имеется и типографский знак Ивана Федорова . На титульном листе название и объяснение цели издания [ 1,с.30]. Принципы построения , текст и набор Азбуки ,изданной в Остроге ,повторяют львовскую Азбуку 1575 года . Отличием же острожской Азбуки от львовской является включение Иваном Федоровым в книгу замечательного памятника славянской литературы, созданного в IX веке Черноризцем Храбром. Кроме того , в ней убраны нумерация параграфов и кирилловские числа в конце страниц [ 5,с. 21].

5 мая 1581 года из Острожской типографии Ивана Федорова вышла (без указания имени печатника) « Хронология» белорусского поэта – кальвиниста Андрея Рымши. Это однолистка большого формата; на двух страницах напечатаны двустишия на каждый месяц года - своеобразный стихотворный календарь [ 1, с.30] .

Подлинным шедевром типографского искусства Ивана Федорова явилось знаменитая Острожская Библия. Хотя существуют два варианта титульных листов с выходными данными – на одном указана дата 12 июля 1580 года , на другом – 12 августа 1581 года, все же , как предполагают специалисты , было выпущено лишь одно издание Библии. Различие выходных данных объясняется сложностью работы – многократными исправлениями, повторным редактированием, нарушением последовательности в наборе и напечатании отдельных частей [1,с.31] .Для Библии Иван Федоров взял украинский полуустав, стоявший на грани перехода в скоропись. В Остроге Федоров создал не менее пяти шрифтов. Нарисовать все литеры пяти шрифтов – большая работа, как и изготовление пунсонов , отбивка матриц , отливка самих шрифтов, надо было изготовить гравюры вязи для названия книг Библии , вырезать доски для инициалов. Некоторые из последних имеют большое число вариантов.

Из заставок Апостола в Библии использовании только одна, ее пришлось из прямоугольной ,путем наращивания внизу и по бокам, превратить в «покоеобразную». Ею открывается первая книга Библии - «Книга Бытия». Новых заставок было вырезано 15, концовок – 12 . Кроме того, был вырезан герб Острожского и типографский знак самого печатника. Для книги Нового завета, печатаемой одновременно, были вырезаны рамка титульного листа, шесть заставок, девять инициалов, герб Острожского и несколько концовок.

Подготовка текста и редактирования вскрыли массу неисправностей в присланной из Москвы рукописи Библии; были привлечены другие тексты библейских книг. Были от отправлены уполномоченные в различные страны, к патриарху Константинопольскому и даже в « римская пределы», чтобы они разыскали так и привезли оттуда « зводов добре неправленых». Можно считать, что среди этих уполномоченных находился и Иван Федоров. Думают, что он принимал участие и в редактировании текстов, полученных со стороны [ 6,с.21].

Острожская Библия поражает своим объемом. В ней 628 листов или 1256 страниц, отпечатанных в два столбца красивой, убористой печатью шестью различными шрифтами. Много мастерски выполненных заставок и заглавных букв. Титульный лист Библии обрамляет рамка, в которую в московском Апостоле было заключено изображение Луки. Книга снабжена гербом князя Острожского и типографским знаком Ивана Федорова. В предисловии от имени князя Острожского говорится о связи начатого в Остроге дела с Москвой, со всем историческим прошлым русского народа.

Тираж книги приблизительно 1000-1200 экземпляров. Сохранилось до нашего времени около 250 экземпляров. И это понятно – книга большого объема и формата, обращались с ней весьма бережно. Все же большая часть тиража – около 1000 экземпляров - не дошла до нас. Редкость книги отмечалась уже в XVII веке в предисловии к Московской Библии 1663 года [ 1, с.31].

Со стороны типографской Острожская Библия безукоризненна. Это первая Библия, напечатанная кириллическим шрифтом. Она «послужила оригиналом и образцом для дальнейших русских изданий Библии». Доски инициалов вместе с одной из федоровских типографий приобрело львовской братство, и оттиска с них встречаются в его изданиях и в XVIII веке. Рисунок рамки Острожской Библии был скопирован для двух литовских «постилл» и одной польской.

Тираж Библии по тем временам был велик. После её напечатания Острожский прислал её Ивану Грозному, очевидно, не в единственном числе, Грозный смог подарить экземпляр англичанину, находившемуся тогда в Москве. Уезжая из Острога, Иван Федоров вывез с собой 4 Библий [ 6, с.21].


5. Возвращение Ивана Федорова во Львов.

После напечатания Библии между Иваном Федоровым и Острожским произошел разрыв. Случилось это, по мнению И.В.Капустина, после 1582 года. Федоров возвращается во Львов. Острожский же накладывает арест на имущество Федорова, сняв его только более чем через полтора года после смерти первопечатника. Часть инвентаря Федорова, вывезенного им еще из Москвы и Заблудова, осталось с Остроге: много книжных украшений в Острожской «Книге о постничестве» 1594 года и дерманском Октоихе 1604 года оттиснуты с московских и заблудовских досок. Возвратившись во Львов, Федоров лихорадочно ищет средства для устройства новой друкарни :

продает какие-то шкурки, обязуется отлить пушку, берет взаймы деньги, заказывает бумагу, заключает условие с Гринем, начинает печатать какую-то книгу. После его смерти нашли её набор; названия книги документ неприводим. Как все выдающиеся люди Ренессанса, Иван Федоров был знатоком в целом ряде областей: энтузиаст, создавший шедевры книжного мастерства, литературно образованный человек, художник, гравер и прежде всего просветитель в самом высоком значении этого слова. «Гуманистически просвещенным ученым» называет его академик Р.Ю.Виппер. В разгаре созидательной работы по устройству пятой типографии Ивана Федорова настигла смерть [ 1, с. 22]. Похоронили первопечатника в Онуфриевском монастыре и над могилой положили плиту с надписью «Друкарь книг, пред тем не виданных» [ 4,с.125].

6.Преемники Ивана Федорова

В Москве

После отъезда Ивана Федорова и Петра Мстиславца в Литву книгопечатание в Москве не прекратилось. Продолжили дело Ивана Федорова его ученики - Андроник Тимофеев Невежа и Никифор Тарасиев.

В 1567-1568 годах в Москве ими была оборудована типография из которой в 1568 году вышло первое «послефедорское» русской издание Псалтыри. В оформлении книги , весьма ощутимо влияние орнаментики Ивана Федорова, но появляются и новые черты, в частности большая декоративность и рельефность инициалов.

При пожаре Москвы 1571 года сгорел Печатный двор .Иван Грозный поручил Андронику Невеже устроить типографию в Александровской слободе. Здесь в 1577 году вышло еще одно издание Псалтыри ,с точки зрения полиграфической и оформительской менее интересное ,чем московское. В Александровской слободе ,по сведениям, приводимым известным русским библиографом XVIII века Д.Е. Селиновым – Рудневым , печатались светские книги. Он упоминает ,в частности, две книги о внешней политике Ивана Грозного, до нас , к сожалению, не дошедшие.

После 12-летнего перерыва, в 1589 году, в Москве Андроник Невежа выпускает Триодь постную. Андроник Невежа руководил московской типографией до 1602 года. Затем во главе её становится его сын Иван Андроников Невежа [ 1,с.31].

В Львове

Начало работы Ивана Федорова на Украине именно здесь, по мнению И.В.Капустина , – естественно, как и то, что во Львове его дело получило продолжение и развитие. После смерти Ивана Федорова часть его типографского оборудования перешла в руки Сачко Сеньковича и Сенько Корунки. Они пытались заняться книгопечатанием ( в источниках их именуют «друкарями»),однако вскоре продали шрифты и оборудование виленскому печатнику Кузьме Мамоничу. Другая часть оборудования Федорова, оставшаяся во Львове, была выкуплена членами львовского братства из рук ростовщиков , к которым имущество первопечатника попало в качестве залога. Позже путем сделка между кредиторами Федорова права на всю типографию перешли к одному из них , у которого уже «усе варстаты» были куплены «панами мещанами»(т.е. горожанами) «за тую ж суму , яко и заведены были , за полторы тысячи золотых».Мероприятия Львовских горожан по выкупу типографии Федорова были связаны «с реформой» их общественно-политической организации – львовского успенского братства.

Первый документ о выкупе типографии Федорова – это послание львовского епископа Гедеона Балабана 8 ноября 1585 года, когда завершалась подготовка братства, призвавшего к жизни прочную братскую организацию. Выкуп типографии Федорова ,сбор пожертвований среди широких слоев населения на эту цель, - все это показало львовским горожанам возможность иметь сплоченную организацию. С середины 80-х годов XVI века львовское братство развертывает активную деятельность в защиту национальных прав украинского населения, против политической и культурной экспансии католицизма. Оно занялось созданием школы высшего типа. Типография была нужна, чтобы печатать учебные пособия. Братская школа привлекала образованных людей, используя их в качестве редакторов , корректоров, переводчиков , авторов книг.

Типография братства начала действовать во второй половите 80-х годов XVI века, Были пущены в ход «варстаты» Федорова , но и изготовлено новое оборудование. В 1589 году горожанин Лесько Малейкий завещал братству часть металлических изделий из своего дома для отливки шрифтов.

Первые сохранившиеся издания «друкарни братской» помечены январем 1591 года, Это грамоты константинопольского патриарха Иеремии и Братского собора 1590года, отпечатанные симметрично на двух половинках одного листа, и «Просфонима» , брошюра с текстом виршей , декламировавшихся учениками львовской школы в честь посещения братства киевским митрополитом. В том же 1591 году вышел «Адельфотис» («Учение детям»), «Грамматика доброглаголиваго еллинославенского языка».Первая постоянная украинская типография действовала вплоть до упразднения Львовского братства австрийскими властями в 1787 году.

В XVII – XVIII веках братство сумело привлечь для работы в своей типографии многих «мастеров друкарского искусства». В первой половине XVII века типографией заведовали в разное время монах П. Кулич ,знаменитый украинский лексикограф Памво Берында, И. Кунотович , М. Слёзка. Возможно , что с братством был связан также С. Буязына , который в 1602-1602 годах печатал в типографии Г.Балабана в Стрятине , позже жил во Львове. Во второй половине XVIIвека в типографии братстве работали Д.Кульчицкий и его жена , «друкарка Дмитрова», С. Половецкий , С. Ставницкий, в 1694-1730 годах сын последнего , Василий.

В разные периоды тематика изданий братской типографии была различной. В первые годы существования братской типографии она обслуживала общественно-политическую и просветительную деятельность братства. Она начала свою деятельность с издания книги светского содержания. Первое издание братства – Греко-славянская грамматика 1591 года, составленная учениками братской школы, была грамматикой греческого и церковнославянского языка и сыграла важную роль в развитии филологической науки восточнославянских народов. Из тринадцати сохранившихся изданий , вышедших из братской типографии за первое 25-летие её существования (1591-1616), только два богослужебных – те , которые использовались в школе для обучения детей грамоте (Часослов в 8-ю долю листа и Псалтырь). Было издано три книги богословского характера : полемический трактат Мелетия Пигаса и два произведения византийского происхождения – «О священстве» и «О воспитании чад»,приписываемые Иоанну Златоусту.

Издание братством богословских книг следует связывать и с реформационными тенденциями в братском движении конца XVI- начала XVIIв. В конфликте с епископом Г. Балабаном львовское братство настаивало на праве мирян читать и комментировать писание и богословские книги, епископ же стремился помешать распространению среди «простонародья» произведений «отцов» церкви, «говоря яко благословенна всякая душе проста ,многие же книги в неистовство влагают».

Братство печатало различные документы – грамоты церковной иерархии и собственные послания; сохранилась только часть таких изданий. Интересна грамота , заготовленная в 1608 году для сборщиков пожертвований в пользу братства. Яркими красками изображая угнетенное положение украинского народа во Львове, братство излагало свою программу культурно-просветительской деятельности , доказывало необходимость поддержки типографии и школы.

В первой половине XVII века братская типография опубликовала серию школьных декламаций , отличавшихся большей или меньшей степенью драматизации («Просфонима»,1591г, «Вирши» Берынды,161г, «Христис Пасхон» Скульского,1630г , «Розмышляне» И. Волковича , 1631г). Если допустить , что «стены львовского братства и его школы были колыбелью старинной украинской драмы» , то братский типографии принадлежит часть публикаций произведений , расцениваемых как зачатки украинской драматургии.

Братство издавало также панегирики , являвшиеся характерными для той эпохи литературным жанром. Начиная с 1630 года , направление братского издательства изменилось. В 1630-1648 годах оно уделяло основанное внимание подготовке к печати изданий главных богослужебных книг. С середины XVII столетия братство издает почти исключительно богослужебные книги более чем 15 наименований , причем ряд книг в разных вариантах.

Большое место среди изданий занимали книги малого формата, напечатанные мелким шрифтом , предназначенные для самостоятельного чтения. Часто издавались сокращенные часословы малого формата.

Во второй половине XVII века и первой половине XVIII века большинство литургических книг были механической перепечаткой старых изданий, как это оговаривалось в контрактах с друкарями. Конечно , и в то время сохранялась традиция прибавлять некоторые светский элементы к литургическим книгам , в первую очередь посвящения разным влиятельным

лицам и стихотворные надписи к их гербам. Во многих изданиях даны «эпиграммы» на герб львовского братства . Они повторяют в разных вариантах мысль о том , что гербом братства является лев . предоставленный

ему галицко-волынскими князьями , и «вежа» символизирующая стойкость братства в борьбе с трудностями. Важной частью литературных изданий являются также предисловия и послесловия. На фоне литургической литературы , выпускавшейся братством во второй половине XVII - первой половине XVIII веков , исключением остаются издания букварей. Наверное , братство издавало буквари и ранее , но они до нас не дошли. Издания букварей достигли крупных тиражей. Букварь 1662 года имеет тираж 600 экземпляров , Букварь 1692 года – 1787 экземпляров , Буквари 1698-1722 годов издавались тиражами в 5900 – 7000 экземпляров [ 6,с. 23-25].

В Остроге

После ухода из Острога Ивана Федорова книгопечатание в Острожской типографии через два-три года возобновилось и с перерывами продолжалось до 1612 года . Книги ,напечатанные здесь, делятся на два группы : это или церковные, или полемические, в которых давался отпор католикам , стремившимся навязать украинцам и белорусам унию с католическим Ватиканом.

В изданиях 80-х годов рассматривается вопрос о календарных системах , причем защищается старая. Этому посвящены первая книга после Библии , напечатанная около 1584 года - «Послания константинопольского патриарха Иеремии», и сочинение Г. Смотрицкого «Календарь римски новы», вышедшее в Остроге в 1587 году.

«Книга о постничестве» Василия Великого вышла в 1594 году , это фолиант , имеющий 603 листа , напечатанный крупным шрифтом. Из 5 его заставок 4 оттиснуты с досок Евангелия Мстислава ; с досок того же

Евангелия оттиснуты инициалы «В» и «П». В «Книге о постничестве» есть 4 книжных украшения , восходящих к Ивану Федорову , есть вязь. В 1595году или 1596году из Острожской типографии вышел «Маргарти» Иоанна

Златоуста , в 4-ю долю листа. Тем же шрифтом напечатаны и другие книги. На титульном листе , в послесловии и других местах – Федоровский доострожский шрифт; семь заставок , оттиснутых с четырех досок ; плетеный инициал «П» и московская , та же , что и в «Книге о постничестве» , концовка, повторенная дважды . В «Книжице,., о единой … вере» 1598 года ,написанное клириком Острожским Василием ,только одна заставка ,оттиснутая , очевидно , с той же доски , что и в федоровском Часовнике 1565 года. Напечатана «Книжица» тем же шрифтом , что и «Маргарит»

После ухода Ивана Федорова из острога типография все более и более клонилась к упадку. Книг было издано мало , по объему это скорее брошюры. Оформление их носит случайный характер. Шрифтовое хозяйство бедно. Шрифтов порой не хватало для набора очередной книги. В конце 1596 года типография обращается с просьбой одолжить шрифты к львовским мещанам , хотя князь Острожский был богатейшим магнатом. Примерно 20 книг, которые вышли почти за 30 лет деятельности типографии,- это немного

И все же книги , в ней напечатанные , сослужили свою службу , воспитывая национальное самосознание украинцев и белорусов.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ